Читать онлайн Последний танец, автора - Гудж Элейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний танец - Гудж Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний танец - Гудж Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний танец - Гудж Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудж Элейн

Последний танец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Вечером того же дня Алекс резко затормозила у дома Лианн – через дорогу переходила утка с семейством. Три маленьких утенка с черными головками и шейками и мамаша не торопясь, вразвалочку пересекли проезжую часть и направились в сторону соляных топей, туда, где находились виноградники. Бесстрашные маленькие создания беспрепятственно проникли в то место, куда был воспрещен ход всем жителям.
Алекс улыбнулась: «Вот и доказательство того, что приз не всегда достается самому сильному и быстрому». Чаще всего выигрывают те, кто кажется слабым и беззащитным, как те друзья, которые улыбаются тебе в лицо, но норовят всадить нож в спину.
Припарковав автомобиль, она вышла. По земле стлался туман, переливаясь в лучах заходящего солнца. На этот раз Лианн не отвертеться – она скажет ей всю правду. «Я заставлю ее заплатить за то, что она сделала». Предстать перед судом в качестве свидетельницы – это долг Лианн перед ней и перед мамой. И Лианн сделает это – даже если Алекс придется притащить ее в суд силком.
Она понимала, что убедить Лианн будет непросто. Та всегда отличалась редкостным упрямством, и, приняв решение, ни за что не отступала от него. Алекс помнила, как Лианн однажды выставила кредитора, выбежала за ним на улицу, ругаясь, как матрос, и поливая его из шланга.
Теперь пришел черед Алекс встретиться с тем, от чего она до сих пор пыталась уклониться. И виновата в трагедии не ее мать и даже не Лианн. Отца погубила не простая случайность, а цепь ошибок и просчетов, что и привело к неминуемому взрыву.
Завтра Алекс приедет к маме, но не станет просить о прощении – она принесет с собой нечто вполне конкретное: свидетельство Лианн и ее обязательство предстать перед судом.
Подходя к двери и заметив «линкольн» Берил рядом с гаражом, Алекс похолодела. Что Берил здесь делает? Она почти никогда не навещала дочь. Неужели Берил наконец признала ее малыша? Вряд ли. Берил не станет гордиться таким внуком, как Тайлер.
Алекс поднялась на крыльцо. Зачем она сюда пожаловала, ради чего? Как только Лианн поймет, что от нее нужно, она прогонит Алекс, как того кредитора. А Берил ей поможет.
Когда Алекс остановилась у двери, сердце ее билось так гулко, что она готова была уйти, но все же заставила себя постучать. Необходимо встретиться с Лианн не только ради матери, но и ради себя: только Лианн может дать ей ответы на все вопросы.
Как долго она встречалась с отцом? Когда Берил узнала об их связи? Кто первым рассказал маме о его изменах – Берил? Лианн? Это случилось за несколько недель до годовщины свадьбы – достаточный срок для мамы, чтобы оправиться от шока и сделать то, что она сделала.
Может, и хорошо, что Берил здесь. Она ведь тоже причастна к трагедии. Отец отличался такой неразборчивостью, что спал с лучшей подругой Алекс и дочерью бывшей любовницы. Что ж, от фактов не отвертеться. Присутствие на суде Берил и Лианн заставит судью изменить решение. «Только бы мне удалось уговорить их».
Китти позвонила Алекс несколько минут назад и сообщила, что завтра мама приглашает их на ужин. Алекс решила воспользоваться этим и объясниться с матерью, но ей не хотелось являться к ней с пустыми руками.
Стоя на крыльце и ожидая, когда ей откроют дверь, Алекс жалела, что рядом нет Джима. Только он умел избавить ее от страхов и вселить в нее уверенность. Если бы Джим не приехал несколько дней назад, Алекс не пережила бы ту ночь.
Они просидели на кухне до утра, попивая чай и разговаривая. Алекс рассказала ему о своих финансовых бедах. Джим, ни в чем не упрекнув ее, предложил план выхода из создавшейся ситуации. У него самого таких денег нет, сказал он, зато есть знакомый администратор фирмы, которому Джим в свое время оказал услугу. Этот человек ссудит ей необходимую сумму под небольшие проценты.
Алекс приняла его помощь с затаенным стыдом и благодарностью. Она и в самом деле была благодарна этому мужчине, который не переставал любить ее, несмотря ни на что, и теперь не просто помогал, а советовал, как справиться с бедой.
И сейчас разве не за этим Алекс пришла сюда? Она должна спасти себя и маму. Если еще не поздно…
Алекс услышала, как звякнула дверная цепочка, затем дверь приоткрылась. Но в щелку выглянула не Лианн. На мгновение Алекс показалось, что это внезапно состарившееся лицо подруги – как портрет Дориана Грея. Почему она до сих пор не замечала поразительного сходства между Лианн и ее матерью?
«Может, я просто не хотела этого замечать?»
– Лианн нет дома. – Берил прищурила ярко накрашенные глаза. На Алекс пахнуло сигаретным дымом.
– А когда она вернется?
– С минуты на минуту. Но тебе незачем ее ждать. Она не хочет видеть тебя.
От немигающего змеиного взгляда Берил у Алекс по спине поползли мурашки.
– Тогда я оставлю ей записку. Можно войти? У меня нет ни бумаги, ни карандаша.
Она твердо решила дождаться Лианн, но Берил не должна об этом догадаться. Что-то заподозрив, Берил долго не открывала дверь. Наконец лицо, похожее на жуткую карнавальную маску, исчезло, снова звякнула цепочка, и дверь распахнулась.
Войдя, Алекс чуть не закашлялась от густого сигаретного дыма. Сколько она помнила, Берил всю жизнь пыталась бросить курить, но все попытки сводились только к уменьшению количества выкуренных пачек – с четырех до трех или двух. Кроме сигарет, она злоупотребляла и лекарствами. В детстве Алекс и Лианн частенько лазали в ее аптечку за пустыми пузырьками.
Войдя в полутемную гостиную, Берил присела на диван и протянула Алекс пачку сигарет, но, должно быть, вспомнив, что та не курит, пожала плечами и вынула одну для себя. Из кухни пробивался слабый свет.
– Мне нужен карандаш, – сказала Алекс.
Берил хрипло засмеялась и закашлялась, выпустив облачко дыма.
– Брось притворяться. Я знаю, зачем ты здесь. Пришло время платить по счетам, ведь так? – Она вперила в Алекс холодный немигающий взгляд. – Да, я знаю, кто-то должен отвечать. И отвечать придется не твоему папаше и не твоей матери… мы ведь знаем, что она была вынуждена убить его. Значит, отвечать будет Лианн.
Алекс опустилась в продавленное плюшевое кресло. Из комнаты Тайлера донесся капризный вопль. Алекс стало не по себе.
– Вы узнали обо всем за несколько недель до торжества? После того как Лианн нанесла визит моей матери? И поэтому рассказали ей про ваш роман с моим отцом? Вы понимали, что Лианн вас не послушает, и решили положить этому конец при помощи мамы?
Глаза Берил сверкнули.
– Лучше бы я сказала это много лет назад, после того как мы с Филом развелись. Если бы я сделала это, то, возможно, примирилась бы с тем, что пыталась забыть в течение тридцати пяти лет. – Она положила ногу на ногу и откинулась на спинку дивана, держа дымящуюся сигарету в тонких пальцах. Взгляд ее был устремлен вдаль, и Алекс казалось, будто Берил не столько предается воспоминаниям, сколько старается все забыть.
– Зачем же вы притворялись ее другом? – спросила Алекс. – На такую подлость не способна даже змея.
– Тебе трудно в это поверить, но Лидия действительно была моей подругой. – Берил мрачно усмехнулась. – Ты, наверное, спрашиваешь себя, что у нас было общего? Да, у нас разные интересы. Но мы обе имеем обыкновение закрывать глаза на правду – если что-нибудь не соответствует картинке, которую мы себе нарисовали, мы подгоняем действительность под свой вымышленный мирок.
– Но моя мама не спала с мужем своей лучшей подруги!
– Верно. – Берил затянулась, и ее ярко-алые губы скривились в усмешке. – Одно время мне хотелось, чтобы твоя мать завела роман на стороне. Бедная Лидия! Знаешь, в чем истинная трагедия? Она любила его – гораздо больше, чем он того заслуживал.
– А как же Лианн? Она ведь была уверена, что отец женится на ней. – Алекс ждала ответа затаив дыхание.
Берил покачала головой.
– То же самое он обещал и мне тридцать четыре года назад… перед тем как я обнаружила, что жду ребенка. Лианн.
Алекс вздрогнула. Напрасно она пришла сюда – надо бежать, и скорее! Прежде чем она услышит страшную правду…
«Чепуха!»
Это слово произносила мама, слыша то, что шло вразрез с ее мнением или убеждениями. И вместо того чтобы встать и уйти, Алекс решила выслушать все до конца – ради мамы.
– Зачем вы мне это говорите? – осведомилась она.
– А разве ты не за этим сюда пришла? Разве ты не хочешь узнать правду?
– Но как я могу вам верить? Вы же ненавидели моего отца!
– Да, ненавидела. Но когда-то я любила его. – Выражение лица Берил смягчилось.
– Но почему? – воскликнула Алекс. – Почему мама не развелась с ним? Почему убила его? Неужели только потому, что он изменил ей с ровесницей его дочери?
– Не просто с ровесницей, а с собственной дочерью. Берил прошипела эти страшные слова как змея. «Так это правда, – стучало у Алекс в голове. – И ты знаешь, что это правда. Ты знала это еще тогда, когда Лианн передала тебе мамины слова, но не хотела верить в это».
– Сначала сомневалась, – продолжала Берил. – Мы с Верном встречались в течение многих лет и проявляли осторожность, возможную в то время. Поняв, что беременна, я решила, что это ребенок мужа – мы с Филом были вместе единственный раз за месяц до этого. Сроки не сходились, но когда хочешь убедить себя, все кажется возможным. – Она стряхнула пепел в пепельницу, полную окурков, испачканных губной помадой. – Когда Лианн стала подрастать, я все чаще думала: «Она вылитый Берн». Но тут же убеждала себя в обратном, и все начиналось сначала. Я окончательно все поняла только после того, как родился Тайлер.
Алекс затошнило.
– Вы говорите, что… О Господи!
Бледное лицо Берил исказила гримаса ненависти – ненависти к себе.
– История повторилась. Что бы тебе ни говорила Лианн, она встречалась с Верноном в течение нескольких месяцев перед тем, как ее бросил муж.
Алекс закрыла лицо руками. Господи, бедная мама! Берил безжалостно продолжала:
– Когда Тайлеру поставили диагноз, не стоило никакого труда сопоставить факты. Я знала про Верна и Лианн. Она сама мне призналась – ведь ей надо было излить кому-то душу! А кто понял бы Лианн лучше меня? – Берил зловеще рассмеялась и снова закашлялась. – Лианн была настолько безрассудна, что все выложила твоей матери, хотя я и умоляла ее не делать этого. Тогда я пошла к Верну, но он лишь рассмеялся мне в лицо и назвал меня выжившей из ума старухой. Верн не поверил, что Лианн его дочь… как не поверил много лет назад, когда я впервые поделилась с ним своими подозрениями.
– Так это правда? – Алекс вскинула голову. – Он собирался бросить маму ради Лианн?
– Не знаю, – с сомнением сказала Берил. – И вряд ли мы когда-нибудь узнаем наверняка.
Внезапно Алекс все поняла, и туман рассеялся.
– Так это вы были у мамы до того, как к ней пришла Лианн? Вы решили положить этому конец и сделали все, чтобы представить эту связь не просто как очередное отцовское увлечение, а как страшный, отвратительный грех. И вы рассказали ей все.
Берил обратила к ней каменное лицо с ярко накрашенными губами.
– Да, я поведала Лидии все без утайки.
– Боже мой! Как она к этому отнеслась?
– Лидия ничего не сказала, только побелела как мел и молча указала мне на дверь. – Берил уронила голову на руки и всхлипнула. – Бедная, бедная Лидия!
– Если вы все это знали, то почему молчали? Ее же могут упрятать в тюрьму пожизненно!
Берил подняла на нее глаза с размазанной тушью.
– У меня не было другого выхода, разве ты не понимаешь? Если Лианн даст показания, как это отразится на ее судьбе? Узнав, что Тайлер – плод кровосмешения, люди поймут, что он такой от рождения, и жизнь Лианн превратится в кошмар. Вместо того чтобы ухаживать за ребенком-инвалидом, она сама будет сидеть в тюрьме.
– Значит, вам наплевать на всех остальных? – Алекс вскочила.
Берил взглянула на нее снизу вверх и усмехнулась.
– Думаешь, твоя мать придерживается другого мнения? Она ведь тоже могла все рассказать. Ты не спрашивала себя, почему Лидия молчит?
– Вы не вправе решать, что лучше для моей матери!
– Ты сама поступала точно так же и хранила его грязные тайны. – Берил смерила Алекс презрительным взглядом. – О, не изображай удивления. Я все про тебя знаю. Я часто видела вас вместе – вы напоминали заговорщиков. Берн посвящал тебя во все, а ты молчала. Но уверена, что про Лианн он не сказал тебе ни слова.
Алекс била нервная дрожь. Внезапно она поняла все, словно при вспышке молнии отчетливо увидела, как каждый из них сыграл свою роль и как отец манипулировал ими, используя только то, что ему было выгодно. Живой семейный организм напоминал растерзанный труп.
Алекс попятилась к двери.
– Я должна идти. – Больше ей незачем здесь оставаться. Лианн теперь может предстать только перед судом собственной совести.
Но, уже взявшись за ручку, Алекс вспомнила кое-что. Она остановилась и обернулась к Берил:
– Почему мама по-прежнему любила его? После всего, что произошло?
Берил затушила сигарету. Глаза ее лихорадочно блестели на помертвевшем лице. Тихо и удивленно она произнесла:
– Верн был не такой, как все. Подобного ему не было и не будет. И это самое ужасное, как ты не поймешь? Его невозможно забыть.


Алекс почти на ощупь пробиралась по тропинке к своему автомобилю, как вдруг из темноты вынырнули слепящие фары. Заслонившись рукой от яркого света, Алекс увидела машину Лианн. Та вышла, держа пакет с покупками, и медленно направилась к Алекс.
– Привет, Алекс!
– Привет.
– Тебе надо было сначала позвонить.
– Зачем? Чтобы ты меня не пустила?
Хриплый смех Лианн так живо напомнил Алекс ее мать, что она невольно поежилась.
– Да нет, почему же. – В тусклом свете фонарика, висевшего над крыльцом, лицо Лианн казалось бледным и усталым.
В субботу у нее был единственный выходной. Алекс вдруг стало жаль ее. То, что сделала Лианн, простить нельзя, но сейчас вся ненависть к ней сменилась состраданием. В глазах Лианн промелькнуло затравленное, испуганное выражение.
– Я все равно собиралась уходить, – сказала Алекс.
– Ты разговаривала с моей матерью? – насторожилась Лианн.
– Да. У нас была довольно продолжительная беседа. За все годы, что я ее знаю, мы впервые поговорили по душам.
– Да, мама такая – мне она и двух слов не сказала, пока я росла, а я ведь ее дочь. – Лианн притворно рассмеялась, но смех ее тут же угас.
«Она пытается все свести к шутке, но теперь ей это не удастся», – подумала Алекс.
– Берил помнит о том, что ты ее дочь, и ревностно блюдет твои интересы. – Алекс смерила ее ненавидящим взглядом.
– Знаю. – Лианн покраснела. – Алекс, а ты? Неужели ты хочешь заставить меня свидетельствовать в суде? Знай, я буду все отрицать, клянусь. Ведь иначе моя репутация, карьера – все погибнет. А Тайлер… – Глаза ее наполнились слезами. – Ты и понятия не имеешь, что значит любить того, кто никогда не будет любить тебя.
– Уж это я знаю не понаслышке, – возразила Алекс, подумав об отце. Как бы ни притворялся отец, он никогда не любил ее так, как ей того хотелось.
Лианн прижала к себе пакет с продуктами.
– Прости, – прошептала она. – Я была никудышной подругой. Я обманывала тебя. Но, Алекс, я делала это не со зла и вовсе не хотела причинить тебе боль.
– Так всегда говорят. – Алекс сухо рассмеялась. – Никто не желает другому зла, а между тем кому-то приходится расплачиваться за все… ценой собственной жизни.
Лианн пошатнулась, но тут же совладала с собой.
– По-моему, тебе лучше уйти.
– Поверь, я ни секунды не хочу здесь задерживаться. – Алекс решительно двинулась вперед, но случайно задела своей сумкой пакет Лианн, который упал и раскрылся.
Покупки рассыпались по чахлой траве: пакет молока, коробочки с печеньем и мюсли, грейпфрут, покатившийся, как крокетный мячик. Алекс взглянула на картонку с яйцами и увидела лужицу белка, в которой плавали желтки и разбитая скорлупа.
Она машинально присела на корточки и начала собирать продукты, но Лианн выкрикнула, захлебываясь слезами:
– Уходи! Уходи сейчас же! Мне не нужна твоя помощь! Мне ничего от тебя не нужно!
Алекс покачала головой и медленно пошла прочь. Странное дело, ведь это она должна кричать на Лианн. Но в сердце ее не было злобы – только жалость. Алекс не простила Лианн, но поняла мотивы поступка бывшей подруги. Обе оказались в ловушке, куда занесла их ложь того, кого они любили.
То же было с их матерями.
Возвращаясь домой, Алекс размышляла, стоит ли рассказывать все это сестрам. Наверное, нет. Ведь Берил и Лианн не станут свидетельствовать в суде, а если их к этому вынудить, они будут все отрицать. Дафна и Китти и так наслушались всяких мерзостей. Не стоит лишать их остатков уважения к отцу. «Еще один, последний секрет, – подумала она. – И сохраню я его не ради отца».
Туман стелился по земле, и океан шумел где-то внизу, под обрывом. Алекс подумала о матери. «Она все знала и молчала, пока я носилась в поисках салфеток, канделябров и скатерти для праздника. Мама знала и ничего мне не сказала…»
Алекс поежилась. Что же произошло в ту ночь? Мама наконец-то потребовала от отца объяснений? Или же он сам пришел к ней и потребовал развода?
Как бы то ни было, ясно одно: назад пути не было. Оставалось лишь одно средство. Мама сделала свой выбор. И никто из них не в силах был помешать ей.
Слезы подступили к глазам Алекс. «Я могу только сказать ей то, что должна была сказать много лет назад, – подумала она. – Что люблю ее и всегда буду любить, несмотря ни на что».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний танец - Гудж Элейн


Комментарии к роману "Последний танец - Гудж Элейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100