Читать онлайн Последний танец, автора - Гудж Элейн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний танец - Гудж Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний танец - Гудж Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний танец - Гудж Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудж Элейн

Последний танец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джонни нервно расхаживал по кабинету своего босса. Из окна открывался идиллический вид на цветущий сад. Шла вторая неделя июня, вишни уже отцвели, и их лепестки покрывали зеленый газон, как конфетти после карнавала.
– Думаешь, она улетит на самолете? Но это же чушь! – воскликнул он. – Она сама преподнесет нам свое собственное обвинение на серебряной тарелочке с голубой каемочкой. Я говорю о трех-четырех неделях, не более. Этого достаточно, чтобы привести в порядок дела и побыть в кругу семьи. Она никуда не сбежит, поверь мне. Если этого не сделаем мы, ее освободит под залог Кендалл. Нам надо согласиться – от этого мы только выиграем. А старушка получит несколько недель свободы, прежде чем отправиться за решетку навсегда.
Брюс Хо смотрел на него с каменным безразличием.
– Полагаешь, старость помешает ей бежать? Что ж, многие не поверили бы и в то, что шестидесятишестилетняя старушка хладнокровно пристрелила собственного мужа. Ну хорошо, предположим, она никуда не денется. Но что в таком случае скажут о прокуроре? Что он оказывает снисхождение пожилым? Что для него имеет значение возраст, раса, вероисповедание?
Шестифутовый великан, наполовину филиппинец, наполовину уроженец Самоа, Хо в свое время столкнулся с предубеждениями и предрассудками маленького городка. Убедить его сдать свои позиции не так-то легко – это Джонни знал наверняка.
– Всего несколько недель – даже умирающему псу я дал бы больше, – возразил Джонни.
– Только если этот пес не бешеный. – Хо сузил глаза, и они сверкнули узенькими полосками антрацита в складках век. – Одно несомненно: за этой дамой нужен неусыпный надзор. Возможно, ее сбережений хватит, чтобы безбедно жить, скажем, в Рио-де-Жанейро.
Джонни мрачно усмехнулся.
– Судя по ее виду, она вряд ли способна перейти дорогу без посторонней помощи.
– То же говорили и про этого умника, Большого Винни. А он, хитрец, оказался на редкость прытким.
– Побег оплатили его сообщники, – уточнил Джонни. Хо задумчиво посмотрел на него и кивнул, словно что-то решив про себя.
– Не будь я уверен в тебе, Джон, я подумал бы, что у тебя в этом деле личный интерес.
Джонни стало жарко. Он взглянул на стену, где висела фотография Хо в молодости, когда он был главным защитником «Нотр-Дам». Ему прочили славу профессионального футболиста, но из-за травмы колена спорт пришлось оставить и поступить в юридическую школу. Но спортивный азарт не покидал его никогда. Для Хо выигрыш был все.
Джонни попытался взглянуть на дело по-другому. Между законом и совестью лежала серая пограничная полоса, где находились и его личные интересы. Он действует во имя любви. Вопрос в том, делает ли его это лучше того, кем руководят амбиции? И до конца ли они честны друг перед другом? Хо стремится к тому, чтобы его снова избрали на пост прокурора. Джонни преследует более простую и в то же время более сложную цель: ему нужна Дафна. И, обратившись к нему за помощью, она дала ему шанс добиться этой цели.
Но сначала надо уговорить Хо.
Джонни сел в кресло напротив Хо и прямо взглянул ему в глаза.
– Давай вернемся немного назад, Брюс. Помнишь тот вечер накануне выборов? Ты мне тогда говорил, что в случае поражения бросишь все и станешь тренером футбольной команды в сиротском приюте.
Хо усмехнулся:
– Ну, я сказал это так, для красного словца.
– Ты много выпил и вряд ли вспомнишь, что я рассказывал тебе про женщину, которую любил много лет назад и до сих пор не могу забыть. Я не назвал тебе только ее имени. Брюс, это Дафна Сигрейв.
Хо изумленно вскинул бровь.
– Значит, у тебя в этом деле личный интерес?
– Не стану тебя обманывать. Я люблю свою работу, и ты можешь рассчитывать на мою преданность. Просто мне хотелось, чтобы ты услышал это от меня первого. Поверь, я не посвящаю ее в детали следствия.
Хо нахмурился, явно недовольный новым поворотом дела.
– Мое мнение не в счет, но не забывай, что в маленьких городах слухи распространяются быстро. Слишком большой риск – а все ради чего? Ради былого увлечения?
Джонни вспомнил, как его ограбили в первый и единственный раз. Они с Сарой тогда еще были женаты. Войдя в дом, он оторопело уставился на то место, где раньше стояли телевизор и стереосистема. Тот мерзавец тоже рисковал быть пойманным на месте преступления и, возможно, даже убитым – что, если бы Джонни был дома и поджидал его с ружьем в руках? И все ради устаревшей техники.
Но его случай особенный – он рискует, но цель его гораздо выше и благороднее. Надо рассказать Хо всю правду.
– Я с ней не сплю, если ты это имеешь в виду.
Джонни намеренно не стал употреблять прошедшее время. Боссу не обязательно знать про ту ночь на берегу залива. Пока не закончится суд, повторения той ночи не будет. У Дафны есть свои причины держать дистанцию – ему это не совсем понятно, но ради матери она имеет на это полное право. Пока, во всяком случае.
А потом? Потом ни ее муж, ни Хо, ни вся футбольная команда «Нотр-Дам» не удержат его.
– Давай поставим вопрос иначе, – предложил Хо. – У тебя нет скрытой заинтересованности в освобождении под залог миссис Сигрейв?
Джонни вздрогнул. В юности он готов был сразиться за Дафну со всеми драконами и чудовищами. Сейчас ему приходилось рассчитывать больше на свои мозги, чем на кулаки. Но какая, в сущности, разница? Призвание мужчины – бороться за свою мечту. В этом смысле он не очень-то отличается от Хо.
– Я сказал все, что тебе нужно знать, – твердо произнес Джонни. Конечно, со стороны кажется, что он многое утаивает, но что поделать?
Бесстрастное лицо Хо выражало задумчивость.
– Дело не в законе и не в этике, Джон. Если пресса узнает об этом, нам всем не поздоровится.
Джонни стиснул зубы.
– Они ничего не узнают.
– Откуда такая уверенность?
– Я даю тебе слово, вот и все. А если кому-то захочется раскопать историю двадцатилетней давности, вряд ли из отношений двух подростков можно извлечь компромат.
Джонни вспомнил поцелуй на причале, на виду у всех. Какое безрассудство! Но он не жалел об этом ни секунды.
Хо молчал, а Джонни напряженно ждал ответа. Босс хочет проверить его и выудить из своего помощника как можно больше информации, вперив в него свой знаменитый немигающий взгляд. И хотя Брюс не был женат, офис заменял ему и жену, и любовницу, как поговаривали его коллеги. Он прекрасно понимал, что страсть к женщине, даже такая давняя, делает мужчину уязвимым.
После тяжелого молчания, длившегося целую вечность, Хо откашлялся и холодно смерил взглядом Джонни.
– Ты говоришь, что был когда-то влюблен в нее. Но что ты чувствуешь к ней сейчас?
– Не беспокойся. Она замужем.
Хо не обязательно знать, любит ли он Дафну. Не стоит ему знать и того, что Роджер, почуяв в жене перемену, примчался наконец в Мирамонте. Джонни видел вчера, как он выходил вместе с Дафной из здания суда. Самодовольный тип – именно таким Джонни и представлял его себе.
Джонни так и подмывало выложить Хо все доводы в пользу того, что Дафна должна развестись с этим самовлюбленным болваном, но босс больше не расспрашивал его. Бросив взгляд на часы, он воскликнул:
– Черт, я должен быть в суде через десять минут! Опять этот Мэнсон – представляешь, он заплатил адвокату, и тот подал прошение о пересмотре дела! – Хо поднялся с кресла и, казалось, уже забыл об их разговоре. Джонни готов был выложить свой последний козырь, но Хо внезапно обернулся и сказал, пристально глядя ему в глаза: – Позволь мне дать тебе один совет, Джон. Не знаю, ради кого именно ты так стараешься, но если хоть что-нибудь – повторяю, хоть что-нибудь помешает Лидии Сигрейв предстать перед судом, увольнение тебе обеспечено. Ты понял меня?
Джонни прямо посмотрел в лицо боссу.
– Понял.


На следующее утро в одиннадцать тридцать Дафна уже находилась в зале суда и наблюдала, как маму усаживают на скамью подсудимых. Зал, полный до отказа в день предъявления обвинения, сегодня, в это солнечное июньское утро, почти пустовал. Краткое слушание дела прошло для нее как в тумане. Дафна уловила только последние слова Джонни о том, что обвиняющая сторона не возражает против освобождения подсудимой под залог. Теперь взгляд Дафны был прикован к мясистому лицу судьи, похожему на старого бульдога.
– Если у обвиняющей стороны нет возражений, я объявляю о согласии суда. Сумма залога – пять тысяч долларов, – провозгласил Кендалл, гулко ударив молотком по столу.
Дафна чуть не вскрикнув от радости, сжала руку сидевшей рядом Китти. Судебный процесс еще не закончен, но все же это маленькая победа.
Слева от нее громко кашлянул Роджер. Наверное, он мысленно подсчитывает расходы. Радость Дафны сменилась раздражением. Если не удастся взять деньги из сбережений отца, она выплатит необходимую сумму из своего кармана.
Но когда Роджер посмотрел на Дафну, ее охватил стыд – взгляд мужа выражал явное облегчение.
И как только Джонни это удалось? Тут без него не обошлось – это ясно. Иначе зачем обвиняющей стороне так внезапно сдавать свои позиции? Но разве в глубине души она не была уверена, что Джонни выполнит свое обещание?
Выходя вслед за Китти и Роджером из зала суда в коридор, увешанный зеркалами, Дафна заметила Джонни, который о чем-то спорил со своим боссом. В течение всего заседания она обращала гораздо больше внимания на него, чем на мужа. Даже сейчас, когда Роджер извинился и отошел вместе с Кэткартом обсудить порядок выплаты залога, Дафне казалось, что это не Роджер, а Джонни платит за освобождение матери.
Жаль, что она не может выразить ему благодарность: ведь он потянул за определенные нити, рискуя своей карьерой. К тому же Дафна пообещала дать Роджеру шанс, даже если бы ей пришлось из-за этого навсегда расстаться с Джонни.
Она направилась к сестре, беседовавшей с помощницей Кэткарта, как вдруг почувствовала, что кто-то взял ее за локоть.
– Можно тебя на минутку? – прошептал Джонни.
Дафна обернулась.
– Джонни, по-моему, здесь не место…
– Это не займет много времени. – Он провел ее по коридору в небольшой холл, где среди комнатных пальм и фикусов были расставлены кресла и скамейки.
– Прости, если я невольно обидела тебя своей напускной холодностью. Ты ведь многим рисковал, правда? Не говори ничего. Я знаю тебя, Джонни. И… и я бесконечно благодарна тебе.
– Ты никому ничего не должна.
– Джонни… – Дафна опустила голову, чтобы он не видел ее слез. – Если бы ты знал, как много это значит для меня.
Внезапно переменив тему, он спросил:
– Ты здесь с мужем?
Она кивнула.
– Роджер неожиданно прилетел позавчера. Он… он хотел сделать мне сюрприз. – Дафна криво усмехнулась.
Помолчав, Джонни заметил:
– Говоря, что ты ничего не должна, я имел в виду себя. Но у тебя есть обязательства перед самой собой. Подумай о себе, хорошо? Это все, о чем я прошу.
– Мне очень трудно сейчас.
– Знаю. Я могу подождать.
– Джонни, у меня дети:
– Я люблю детей. У меня тоже есть сын.
– Ты в разводе. А я нет.
– Я заметил. – Джонни бросил взгляд через ее плечо, словно ожидая увидеть там Роджера и, вероятно, желая столкнуться с ним лицом к лицу. В его глазах промелькнул мрачный огонек. – Буду откровенен с тобой, Дафна. Как я понял, твой муж из тех, кому в былые годы я бы с удовольствием съездил по шее. Но когда я увидел его, мне открылось еще кое-что. Он любит тебя.
– Откуда ты знаешь?
– Проницательность – мое профессиональное качество. – Джонни улыбнулся, но глаза его были серьезны. – Я видел, как он смотрит на тебя. Твой муж старается скрыть свои истинные чувства – может, даже слишком старается.
Потрясенная, Дафна молчала. Она ведь сама это знала не хуже Джонни. Поэтому и осталась с Роджером.
И согласилась дать ему еще один шанс. Да, он любит ее, хоть и старается не показывать этого. В этом ее беда.
– Джонни, зачем ты это говоришь?
– Любить кого-нибудь – еще не значит получить счастливый билет. Любовь – плата за этот билет. Что бы ты ни решила, Дафна, думай не о своем муже, детях и не обо мне. Мы справимся. Думай прежде всего о себе.
Дафна улыбнулась сквозь слезы.
– Ты обладаешь даром слова, хоть и прогуливал уроки английского.
Джонни улыбнулся – той самой лукавой улыбкой, за которую она полюбила его с первой встречи в школьном дворике.
– Ничего особенного – для этого не надо быть гением. Дафна заметила в глубине коридора мужа. Роджер приближался к ним медленным неуверенным шагом. К горлу Дафны подступил комок – ей стало жаль мужа, хотя впервые в жизни она была хозяйкой положения. Когда судебный процесс закончится, они вернутся в Нью-Йорк, и все встанет на свои места. А пока им предстоит тяжелый путь, и Джонни не намерен облегчить ей задачу.
Приближаясь к ним, Роджер недоуменно переводил взгляд с жены на Джонни и, видимо, успокоился, заметив, как тот по-деловому пожал ей руку.
– До свидания, Джонни. Спасибо за все.
– Не стоит благодарности. – Джонни еще раз пожал ей руку и ушел.
Дафна изо всех сил старалась держаться спокойно. Это было труднее, чем впервые увидеть мать в тюрьме или узнать страшную правду об отце. И даже чем расстаться с Джонни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний танец - Гудж Элейн


Комментарии к роману "Последний танец - Гудж Элейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100