Читать онлайн Последний танец, автора - Гудж Элейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний танец - Гудж Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний танец - Гудж Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний танец - Гудж Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудж Элейн

Последний танец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Будильник на часах Алекс был заведен на шесть утра. Каждую субботу и воскресенье она поднималась рано утром, как и в будние дни. Алекс любила вставать рано – так она заряжалась энергией на целый день. Пока все остальные только-только продирали глаза, Алекс уже пила кофе и просматривала заголовки «Миррор».
По правде сказать, спать очень хотелось, но Алекс боялась, что это войдет у нее в привычку. Кроме того, во сне она чувствовала себя беззащитной.
Итак, в субботу, в пять часов тридцать восемь минут, на следующий день после ее «недостойного поведения», вызванного злоупотреблением спиртного, Алекс разбудили детские крики. Спросонья она подумала: «Я так и знала, что этим кончится».
Алекс встала с кровати, чувствуя во рту противный медицинский привкус ватных тампонов, смоченных спиртом. За окном было еще совсем темно. Дрожа от холода, она включила лампу. Синоптики предсказывали солнечные выходные – конец мая, лето на носу, а для Алекс наступила самая настоящая зима.
На первом этаже Нина и Лори в одинаковых голубых футболках стояли у окна и вглядывались в темноту.
– Мама! – воскликнула Нина. – Кто-то хочет украсть твою машину!
И в этот момент Алекс разглядела у ограды высокую фигуру мужчины. Но незнакомец, похоже, не спешил и не боялся быть пойманным. Алекс в ужасе наблюдала, как он подошел к ее «БМВ» и что-то нащупал под бампером.
– Ну скорее, сделай же что-нибудь! – Лори потянула мать за рукав.
«Очень интересно», – пронеслось в голове у Алекс. Ей казалось, что она видит какой-то странный сон. Но возглас Лори вернул ее к действительности:
– Смотри, мама, он прицепил к нашей машине трос!
– Дура! Разве вор будет возиться с тросом? – съязвила Нина. – Нас разбудил какой-то шум, – пояснила она. – Оказалось, звенит цепь. Мама, что происходит?
Теперь Алекс все поняла. Ее автомобиль передали другому владельцу. Уж лучше бы его украли – тогда она могла бы заявить в полицию, позвать на помощь, словом, сделать хоть что-нибудь.
А сейчас Алекс только стояла и смотрела, сгорая от стыда. Она скрывала от дочерей, что они еле сводят концы с концами. Но на этот раз правду не утаишь.
Голова у Алекс кружилась, ноги подкашивались. Господи, что же теперь будет? На кредитных карточках не осталось ни цента, но она скорее умрет, чем скажет Джиму, что у нее плохи дела.
И нет никого, к кому она могла бы сейчас обратиться.
Сквозь шум в ушах она слышала, как Лори зовет ее: «Мама? Мама!» Отчаянные крики дочери подействовали на Алекс как удар током. Алекс протерла глаза и внутренне встряхнулась. Она в ответе за будущее дочерей и хотя далеко не образцовая мать, но не даст их в обиду.
Алекс решительно шагнула к двери. Бросив взгляд в зеркало, она увидела, что на ней все еще ночная рубашка. Схватив с вешалки плащ, Алекс накинула его на плечи и выскочила на улицу. Только бы соседи не увидели ее в таком виде!
Незнакомец возился с тросом, стараясь приладить его к грузовику. Заметив Алекс, он выпрямился, лениво пожевывая. «Если это не жвачка, а табак, меня стошнит», – подумала она. Смерив ее равнодушным взглядом, мужчина вернулся к своему занятию. Алекс не нашлась что сказать. В ночной рубашке, красном плаще, босая, она являла собой странное зрелище. Наверное, он решил, что у нее не все дома. Мужчина залез в кабину грузовика и рванул рукоятку. Трос натянулся, и к Алекс мигом вернулась способность действовать.
– Это частная собственность, – решительно заявила она. – Если вы сейчас же не отцепите трос от моей машины, я вызову полицию.
Громила удивленно уставился на нее.
– Пожалуйста, мэм. У меня все документы с собой. Автомобиль теперь является собственностью «Фог-Сити моторс». – Он вытащил из куртки пачку смятых бланков – их подлинность не вызвала сомнения.
Алекс похолодела. Господи, помоги пережить все это! С ней обращаются как с последним ничтожеством. Что, если соседи увидят ее в таком жалком виде? Что они подумают?
И что подумал бы отец?
А главное, как он поступил бы на ее месте? Да уж наверняка не стоял бы как столб, а делал бы что-нибудь.
Алекс хотела сказать этому грубияну, что она о нем думает, но вместо этого униженно залепетала:
– Пожалуйста, не делайте этого. Я все улажу с мистером де Анджелисом. Дайте мне хотя бы час времени… это все, о чем я прошу. У меня дети. И мне не на чем будет ездить на работу.
Мужчина смотрел на нее без тени сочувствия, непрерывно жуя жвачку.
– Автобус останавливается прямо на вашей улице, – заметил он.
– Вы не понимаете. Я агент по продаже недвижимости. Мужчина усмехнулся:
– Да ну? Похоже, дела у вас идут неважно. Советую сменить работу.
Алекс боролась с желанием затолкать документы ему в глотку – пусть пожует. Но чего она этим добьется? «Ты теряешь с ним время», – подумала она, чувствуя, как закипают на ее глазах слезы бессильной ярости.
– Всего пять минут, – умоляла Алекс. – Дайте мне пять минут, чтобы я могла позвонить.
Небо на востоке порозовело, его осветили золотистые отблески. Алекс вдруг поняла, что безразличие рабочего – следствие усталости. Скорее всего он сейчас думает только о том, как бы поскорее выполнить свое поручение и выпить чашку горячего кофе.
– А ради чего? – осведомился мужчина.
– У вас есть дети? – в отчаянии воскликнула Алекс. Он кивнул, впервые обнаружив признаки эмоций.
– Мальчик. Ему два года.
– А у меня девочки-двойняшки. Они ходят в школу. – Алекс оглянулась через плечо – в окне виднелись бледные личики дочерей. Сердце ее сжалось. – Вы же знаете, как порой жестоки дети.
Он стоял неподвижно, тупо уставившись на нее.
– У меня есть домашний телефон мистера де Анджелиса. Я позвоню ему, а вы подождите. Он наверняка что-нибудь придумает. Пожалуйста, – шепотом добавила она. – Ради моих девочек.
Рабочий тяжело вздохнул.
– Ладно, но я вас предупреждаю: мистер де Анджелис не любит, когда его беспокоят дома. А откуда у вас его телефон? – Он подозрительно прищурился.
– Я помогала ему покупать дом. – Алекс слегка улыбнулась. Она действительно работала с ним прошлым летом, но теперь ей казалось, что с того времени прошел не один год.
Заметив, что рабочий с любопытством разглядывает ее, Алекс похолодела. Он, наверное, видел ее фотографию в газетах. Только этого сейчас не хватало! Надеясь, что мужчина еще не узнал ее, Алекс бросилась к дому, крикнув на бегу:
– Пять минут, не больше – обещаю!
Сердце ее бешено колотилось. Удастся ли ей то, что она задумала? Надо постараться. «Дорогуша, ты способна продать кусочки льда, выдавая их за эскимо», – вспомнилась ей льстивая фраза одного из клиентов. Главное, не выдать волнения. Она попросит у него отсрочки на сутки, не более, а уж потом сообразит, где взять четыре тысячи долларов.
– Мама, почему он не уходит? – всхлипнула Лори. Алекс кинулась к телефонной трубке.
– Не волнуйся, дочка. Я все объясню потом, – выдохнула она, лихорадочно набирая номер Стива де Анджелиса.
В трубке послышались гудки, потом сонный мужской голос буркнул:
– Алло! Кто это?
Значит, она разбудила его. О Господи, только не это! Он оторвет ей голову, когда узнает, зачем она звонит… и не в первый раз. Де Анджелис уже дважды оказывал ей услуги такого рода.
– Стив? Привет. Это Алекс Кардоса. Простите, что звоню так рано, но у меня к вам срочное дело.
– Кто?! – прорычал Стив в трубку.
Алекс вспотела от страха, но бодро продолжала:
– Алекс Кардоса. Агент по продаже недвижимости – вы купили дом с моей помощью. И я взяла в аренду «БМВ».
– Ах да, верно, – зевнул он. – Ну и какого черта вы звоните мне в такую рань? – Алекс слышала, как Стив завозился в постели и включил лампу. – Господи, четверть седьмого! Вы что, не могли подождать?
Алекс облизнула пересохшие губы.
– Стив, месяц назад у меня умер отец. Поверьте, я не ищу сочувствия – просто хочу объяснить, почему до сих пор не оплатила долги. А теперь этот джентльмен с грузовиком намеревается увезти мой автомобиль. Он говорит, что работает у вас. Уверена, это какое-то недоразумение. Вы ведь предупредили бы меня заранее, прежде чем прибегать к крайним мерам.
Стив долго молчал, потом воскликнул с нескрываемым восхищением:
– Ну и выдержка у вас, леди!
– Я понимаю, сейчас рано, но дело очень срочное.
– Черт! – Прикрыв трубку рукой, Анджелис обратился к кому-то – возможно, к жене: – Все в порядке, золотце. Спи. Еще минутку.
– Как… как дела у вас дома? – вежливо осведомилась Алекс, втайне боясь, что он повесит трубку.
– Великолепно. Послушайте…
– Я верну вам деньги сегодня же, – поспешно ввернула Алекс.
Но де Анджелис продолжал, словно не слыша ее:
– Давайте проясним ситуацию. Ваши проблемы – это ваши проблемы, а не мои. Понятно? Ну так вот, имейте в виду: только потому, что я человек покладистый, да к тому же моя жена всю ночь не спала с нашим младшеньким и ей надо отдохнуть, я сделаю вам любезность. В последний раз. Итак, слушайте: мы закрываемся в шесть. Деньги должны лежать у меня на столе в пять. А теперь дайте Эдди трубку, и покончим с этим делом, чтобы Нэнси могла наконец поспать.
Ночная рубашка Алекс промокла от пота.
– Спасибо, Стив. Я этого не забуду.
Выскочив на улицу, где громила Эдди все еще ждал ее у своего грузовика, Алекс протянула ему телефонную трубку. Эдди выслушал Стива и весело ответил:
– Нет проблем, босс!
Минуту спустя трос был отцеплен от «БМВ», и Алекс вздохнула с облегчением, глядя вслед удаляющемуся грузовику. Вернувшись в дом, она сказала двойняшкам:
– Все в порядке. Идемте в кухню и сварим себе какао. Не знаю как вы, а я замерзла.
Свернувшаяся на диване Лори обратила к ней заплаканное личико.
– Произошла какая-то ошибка? Как в тот раз, когда папин чек затерялся при пересылке?
– Да, что-то в этом роде. – Алекс хотела добавить, что к обеду все уладится, но, встретив укоризненный взгляд Нины, внутренне сжалась. «Ты ни чуть не лучше мамы, – мысленно упрекнула она себя. – Вечно притворяешься, что у нас тишь да гладь». С трудом проглотив комок, подступивший к горлу, Алекс добавила: – По правде говоря, я… я не смогла оплатить кое-какие задолженности. Но постараюсь все уладить. Так или иначе, обещаю вам.
В комнате наступила тишина, потом Лори поднялась с дивана и обняла мать, а за ней и Нина.
– Все будет хорошо, мама. Ты справишься, – пробормотала она, уткнувшись ей в плечо.
– Правда? – Голос Алекс дрогнул.
– Я верю в тебя, – добавила Лори.
Алекс смахнула слезы.
– Ну тогда идемте на кухню.
Ей надо бы рвать на себе волосы. Ведь если она сегодня не раздобудет деньги, автомобиль конфискуют и Алекс потеряет работу. Но она впервые жизни ощущала странное спокойствие – все, что ей нужно, находится здесь, сейчас, вместе с ней.
Алекс готовила какао на кухне, когда раздался телефонный звонок.
– Привет! – послышался в трубке бодрый голосок Китти. – Не разбудила тебя?
Алекс чуть не рассмеялась.
– Нет. Мы с девочками давно уже встали. – Только в одном они с Китти похожи – обе ранние пташки.
– Прекрасно. Я боялась, что не застану тебя, если позвоню позже. – Помолчав, Китти спросила: – Алекс, почему ты не отвечаешь на мои сообщения? Что-то случилось?
«Ровным счетом ничего, – хотела было съязвить Алекс. – Отец погиб, мать за решеткой, я на грани финансового краха… а в остальном все замечательно».
– У меня дела, вот и все, – раздраженно ответила она.
– Так как у тебя дела?
– Ты звонишь по поводу мамы?
– Разве я не могу позвонить тебе просто так? – Смягчившись, Китти добавила: – Я собиралась пригласить тебя и девочек в гости.
– По какому поводу?
– Да так. Приглашаю вас на завтрак. Ты ведь еще не повидалась с детьми Дафны, а они мечтают с тобой встретиться.
Алекс взглянула на двойняшек. Девочки наливали себе какао.
– Джим сейчас забирает дочерей. Но я приеду одна и проведу с вами часок.
В последний месяц она и в самом деле избегала общения с сестрами. Но даже если бы ей не терпелось их увидеть, сегодня не тот день. Ведь надо любой ценой раздобыть четыре тысячи долларов.
Можно было бы попросить в долг у сестер. Но Китти все вкладывает в свой кафетерий. А Дафна? Кто распоряжается деньгами в ее семье?..
– Отлично. Я приготовлю любимые вафли Наны – те, что с черникой. Помнишь? Ты так любила их в детстве.
– До того, как стала полнеть, – усмехнулась Алекс. Китти напомнила ей о детстве самым невинным тоном, но в душу Алекс закралось смутное подозрение. Сестры что-то замышляют и пригласили ее вовсе не за тем, чтобы угостить вафлями с черникой.


Алекс приехала в половине девятого. Китти встретила ее в саду – она подстригала кусты.
– Не ждала тебя так скоро. – Она, видимо, сомневалась, что Алекс вообще явится.
– А я полагала застать тебя на кухне.
– Все уже готово. Дафна накрывает на стол. Садись. Китти указала на садовые кресла, расставленные в тени деревьев. В трикотажных леггинсах и свободном топе, рыжеволосая Китти выглядела почти так же, как и в четырнадцать лет. И только присмотревшись, Алекс заметила тонкие морщинки вокруг ее глаз и в уголках губ. Но улыбка осталась прежней – радушная, приветливая, она сияла в голубых глазах Китти.
Эта улыбка согрела Алекс, как тепло камина после зимней стужи. Больше всего ей сейчас хотелось упасть на траву и вдохнуть аромат цветущей жимолости. И как она могла позабыть эти простые радости жизни?
Глаза Алекс наполнились слезами, и цветущий сад, собачья будка, кусты жимолости – все вспыхнуло сверкающими искрами, как если бы она смотрела на них сквозь призму.
Алекс опустилась в садовое кресло.
– Тебе помочь? – спросила она сестру.
– О нет, я справлюсь сама.
Китти вернулась к своему занятию, щелкая секатором, как клювом какой-то диковинной птицы. Чик… чик… чик. Прислушиваясь к этим звукам, Алекс вдруг подумала о том, что преследует ее, не давая свободно вздохнуть, и «Фог-Сити моторс» в первую очередь. Господи, где же достать денег? И даже если она заплатит эти четыре тысячи, где взять остальную сумму?
Отбросив эти мысли, Алекс спросила:
– Ну, как поживаешь?
– Да ничего, пока справляюсь. – Китти негромко рассмеялась, но Алекс не стала вдаваться в детали.
– Наверное, у тебя полно хлопот – ведь у тебя гостят дети Дафны.
– Да нет, я рада, что Кайл и Дженни со мной. Если бы не они, не знаю, как я пережила бы… – Китти умолкла и прикрыла глаза рукой, словно заслоняясь от солнца.
– Надо будет посмотреть детские вещички – может, что-нибудь подойдет Дженни. – Алекс почувствовала себя виноватой, что раньше не навестила племянника и племянницу.
– Дафна была бы благодарна тебе. – Китти внимательно посмотрела на сестру.
Алекс занервничала под ее проницательным взглядом.
– Я знаю, что тебе нужно. Вы с Дафной хотите, чтобы я помогла вам вытащить маму из тюрьмы. Но это не в моих силах. Я не могу простить ее.
– Я тебя об этом и не прошу. – Китти вновь начала обрезать кустарник. Чик… чик… чик. Веточки жимолости падали на траву у ее ног.
В это солнечное теплое утро ничто, казалось, не предвещало грозы, но Алекс внезапно захотелось забиться в собачью конуру – в какую-нибудь дыру, где бы ее никто не достал.
– Зачем же ты меня пригласила?
Китти вздохнула и сунула секатор в карман леггинсов.
– Я не прошу тебя помочь маме. Это на твоей совести. Но мне нужна твоя помощь в другом.
– В чем же? – тревожно спросила Алекс.
– Расскажи, что тебе известно о романах отца.
– Что ты имеешь в виду?
Китти смерила ее презрительным взглядом.
– Хватит изображать святую простоту, Алекс. Неужели Китти всегда знала об этом? Или это только ее догадки?
– Почему бы не оставить все как есть? Господи, Китти, отца уже не вернешь!
– Но мама жива, – возразила Китти. – Алекс, если тебе хоть что-то известно, пора сказать это и спасти маму.
– Каковы бы ни были отцовские прегрешения, он не заслужил такой смерти.
Алекс поняла, что ее загнали в угол. «Надо уходить. Сейчас же. Пока я не сказала того, о чем впоследствии пожалею».
– Незадолго до смерти он встречался с одной медсестрой из больницы, насколько мне известно, – продолжала Китти. – Если бы появилась возможность поговорить с этой женщиной, это помогло бы делу. Может, отец собирался бросить маму, и это толкнуло ее на такой шаг.
Алекс изумилась. Медсестра? Отец не говорил ни о какой медсестре. А уж чтобы он бросил маму… это просто нелепость.
– Отец ничего мне не рассказывал, – ответила она. Алекс вспомнила, как однажды отец склонился над ней и, глядя ей прямо в глаза, твердо произнес: «Никому ни слова. Никогда. Если мама об этом узнает, это убьет ее».
Но правда убила самого отца.
Алекс тряхнула головой.
– Очевидно, тебе многое известно, – донесся до нее голос сестры.
Алекс не выдержала:
– А кто бы еще понял его? Отец не виноват. Мама… любила его, но… не так. И что ему оставалось делать?
– Так вот что он сказал тебе? Что маму не интересовал секс? – Китти уставилась на нее во все глаза.
Алекс пожала плечами:
– Ну ладно, может, он немного преувеличивал. Но зачем ему лгать мне? И кто способен на такую ложь?
– Да тот, кто посмел сказать такое юной неискушенной девушке.
Слова Китти зародили в душе Алекс сомнения. До сих пор она принимала как должное рассказы отца. Он часто вспоминал те времена, когда только что познакомился с матерью, и с сожалением говорил о том, как все изменилось после рождения Дафны. Но ужас на лице Китти заставил ее иначе взглянуть на прошлое.
– А эта… медсестра. Что тебе о ней известно? – спросила Алекс дрогнувшим голосом.
– Не много. Она гораздо моложе отца – примерно нашего возраста. Эта девушка потеряла золотую сережку. – Китти мрачно усмехнулась. – Наш папочка имел привычку укрываться в дешевых мотелях. Но на сей раз ему не повезло: хозяйкой мотеля в Барранко оказалась мать Уиллы. Убирая в его номере, она нашла там золотую сережку его подружки.
Алекс вскинула голову. У отца было много женщин, но он всегда проявлял осторожность. Так или иначе, маму он любил.
– Это не то, что ты думаешь, – возразила она. – Отец не был влюблен в этих женщин. Просто ему было необходимо… ну, ты понимаешь.
– И ты поверила ему? О, Алекс!
– Да ты просто ревнуешь! Я всегда была его любимицей, а ты… ты…
– А я не была ни маменькиной, ни папенькиной дочкой. – Китти пожала плечами. – Когда-то это причиняло мне боль, но теперь я отношусь к этому спокойно. – Китти с любопытством посмотрела на Алекс. – Интересно, почему отец исповедовался тебе? Если он не чувствовал за собой вины, зачем же ему было облегчать душу, рассказывая о своих похождениях дочери?
Алекс закрыла лицо руками. – Прекрати. Прекрати сейчас же. Китти опустилась перед ней на колени.
– Что случилось, Алекс? Ты что-то скрываешь?
Она спросила это с такой теплотой и сочувствием, что Алекс не выдержала и бросилась к ней в объятия. Китти, всегда державшаяся с ней несколько отчужденно, теперь больше чем кто-либо волнуется за нее. От Китти пахло жимолостью и корицей, и Алекс принялась горько всхлипывать.
– У меня неприятности, – прошептала она сквозь слезы. – Я по уши в долгах: «Виза», «Мастер кард», «Пасифик газ энд электрикс» – все они жаждут моей крови. А сегодня утром «Фог-Сити моторс» чуть не конфисковал у меня автомобиль. Если к пяти вечера я не принесу в офис компании четыре тысячи долларов, мне придется ходить пешком.
Взглянув на Китти, она увидела, что глаза сестры выражают сочувствие, а вовсе не презрение и даже не жалость.
– Алекс, почему ты раньше не пришла ко мне?
– А что бы это изменило? – Алекс вытерла слезы. Китти задумалась, печально глядя вдаль, поверх живой изгороди из цветущих кустов. Потом обернулась к Алекс и улыбнулась.
– У меня есть кое-какие сбережения. Чуть больше двадцати тысяч. Они твои. Вернешь, когда сможешь.
Алекс радостно встрепенулась, но тут же поникла.
– Нет, Китти, я не могу. Тебе ведь нужны эти деньги.
Китти покачала головой:
– Не сейчас. И мне приятно потратить их на доброе дело.
Алекс чувствовала себя ужасно виноватой. Почему она думала, что Китти не любит ее? И как могла не ценить такую сестру? Все, что было ей дорого, разбилось на мелкие осколки, и жизнь приходилось собирать заново по кусочкам. Алекс не знала, что и сказать сестре, как отблагодарить ее.
– Спасибо тебе, спасибо, – шептала она.


Вафли с черникой были восхитительны. Алекс не помнила, когда в последний раз столько ела. Сидя за столом в залитой солнцем кухне Китти, она почти успокоилась. У Дафны чудесные дети, и так хорошо воспитаны. Да и сама Дафна заметно приободрилась, словно наконец-то сбросила с плеч тяжелую ношу.
Убрав со стола тарелки, Китти пошла в зал кафетерия помогать Уилле.
– Ты мой посуду, а я буду вытирать. – Дафна, взяла полотенце.
– Ну да, ты всегда вытираешь, – рассмеялась Алекс. – Помню, только у меня одной из всех девчонок в классе облезал лак на ногтях.
– По крайней мере если что и разбивалось, то не по твоей вине.
– Да ты никогда в жизни ничего не разбивала!
– Плохо же ты меня знаешь. – Оживление Дафны угасло, и она положила руку на плечо Алекс. – Китти сказала мне о твоей беде. Я тоже хочу помочь.
Алекс поморщилась: ну вот, теперь весь город узнает о ее банкротстве. Но она тут же устыдилась своих мыслей – Дафна, как и Китти, не осуждает ее. У всех свои проблемы, и надо помогать друг другу.
Алекс взглянула на детей, которые что-то рисовали за столом, и тихо сказала:
– Спасибо, Даф, но я не могу. Если я приму еще и твою помощь, то стану сама себе противна. – Она смущенно усмехнулась. – Вы ведь и так стройнее меня, а после этих вафель я совсем растолстею.
– Послушай, недавно у меня появились собственные деньги. Издатель сообщил мне, что теперь мои гонорары исчисляются пятизначными цифрами. Ты окажешь мне услугу, приняв от меня деньги.
Слезы стыда, благодарности и любви подступили к глазам Алекс.
– Я… не знаю, что и сказать.
– Скажи «да», вот и все.


Сестры приехали вместе с Алекс в банк, где Китти присовокупила к чеку Дафны свои четыре тысячи, пообещав одолжить и больше, если потребуется. Поблагодарив их, Алекс поехала в «Фог-Сити моторс» и положила на стол Стива де Анджелиса объемистый пакет с надписью «Лично». Внутри пакета была необходимая сумма.
– Не беспокойтесь, там ровно столько, сколько нужно, – сказала она Стиву.
Де Анджелис небрежным жестом отодвинул пакет, даже не вскрыв его.
– Я верю вам.
Выходя из его офиса, Алекс задумалась. Ну хорошо, она заплатила по счетам, и что теперь? Через месяц ей снова придется платить ту же сумму.
Алекс повернулась и направилась к столу, за которым кудрявая блондинка сортировала какие-то бумаги. Алекс спросила:
– Простите, я заметила у входа «тойоты». Могу я сдать «БМВ» и взять напрокат одну из них?
Секретарша нажала кнопку телефона. Несколько минут спустя Алекс уже сидела в офисе напротив агента по продаже, который проинформировал ее, что самая дешевая «тойота» – подержанный «терсел». Алекс согласилась, стараясь не выдать разочарования.
Ее клиенты, конечно, не заметят разницы между «БМВ» и зелененькой подержанной «тойотой» трехлетней давности, но сама она с грустью отметила, что машина трясется на ухабах, как тележка, и вообще не идет ни в какое сравнение с ее предыдущим автомобилем.
И все же спасибо сестрам, что помогли ей выкарабкаться из этой пропасти – если бы не они, у нее сейчас вообще не было бы машины.
Алекс подумала о матери, но тут же сказала себе: «Нет, всему есть предел – простить ее я не могу». Правда, внутренний голос шептал Алекс, что будь мать на ее месте, она наверняка нашла бы в себе силы оправдать дочь. Но Алекс успокоила себя тем, что такая ситуация вряд ли возможна – она ведь не способна на убийство.
Вспомнив про разговор с Китти, Алекс нахмурилась. Сестра утверждает, что отец встречался с медсестрой. «Но почему он не сказал об этом мне?» Алекс знала все про его любовниц – чем же эта лучше? Или он действительно хотел бросить маму ради нее?
Пока эта женщина не объявится сама, они ничего не узнают. А сейчас у Алекс и так дел по горло. Китти и Дафна очень помогли ей, но их деньги не покроют все ее долги.
Проезжая мимо «Кмарт-Плаза», Алекс внезапно вспомнила, что собиралась купить подарок сыну Лианн – у Тайлера скоро день рождения. Вряд ли он сам обрадуется подарку, но Лианн будет приятно. Надо купить что-нибудь недорогое – знак внимания, не более.
Десять минут спустя Алекс уже была в супермаркете. Она сразу обратила внимание на детский надувной бассейн в форме сердечка – ее двойняшки были бы в восторге от такого подарка. Алекс мысленно подсчитывала, сколько денег останется у нее, после того как она заплатит за него пятнадцать долларов. Вот вам и ирония судьбы – еще месяц назад Алекс не задумываясь тратила по сто долларов за посещение маникюрного салона, а сегодня считает каждый цент.
Всю жизнь она стремилась быть первой – в школе, в колледже, на работе. Успех Алекс манил необычайно – у нее все должно быть самое лучшее: дети, муж, дом, автомобиль, карьера. Но по дороге к славе она постепенно растеряла все, чем дорожила. Здоровые амбиции сменились неутолимой жаждой материальных благ, и вот куда это ее привело. Дом, автомобиль, огромный гардероб с вещами – все теперь напоминало иностранные монетки, оставшиеся в карманах после прошлогоднего путешествия в Европу, забавные и бесполезные.
Вот ее сестры избрали правильный путь. Они сделали ставку на то, что не тускнеет со временем, и занимались любимым делом, даже если оно не всегда приносило им хороший доход.
А отец? Какое место занимает теперь он в их семейном портрете? Китти полагает, что отец использовал Алекс и не случайно выделял ее.
Но зачем? Ведь не для того же, чтобы настроить против мамы? Он ни разу не сказал о Лидии худого слова. Может, ему просто было необходимо выговориться и облегчить совесть? Если так, то что в этом дурного?
Заплатив за игрушку (в последний момент она раздумала покупать бассейн), Алекс поспешила к автомобилю. Ведя подержанную «тойоту» к дому Лианн, она страдала от невыносимой головной боли.
Алекс припарковала машину за кустами, недалеко от дома подруги – Лианн наверняка спросит, где «БМВ», а у нее сейчас нет ни сил, ни желания все объяснять.
«Она поймет. Вот только… только наверняка будет злорадствовать».
Что заставило ее так подумать? Лианн не сделала и не сказала ничего такого, что могло бы навести Алекс на подобную мысль. Просто в последнее время…
«Она как-то странно на меня смотрит. Будто обижена за что-то». Да и сама Алекс всегда относилась к подруге с некоторым снисхождением: она ведь имела все, чего не было у Лианн – дом, мать, отца и… и…
«Ключ. Откуда у нее ключ от нашего дома?»
Алекс отмахнулась от своих подозрений. Бедняжка Лианн! Она думает про подругу невесть что. Ночные дежурства в клинике, затем Тайлер, за которым нужен глаз да глаз – ей не позавидуешь. Хватит, это уже похоже на паранойю.
Алекс постучалась, и Лианн открыла ей дверь. Глаза ее покраснели и припухли, волосы были растрепаны, джинсы и футболка мятые, как будто она спала в них. Может, Лианн дремала? Надо было позвонить по телефону…
– Прости, Ли, я не разбудила тебя? Заехала, чтобы передать тебе кое-что для Тайлера. – Игрушка предназначалась для детей годовалого возраста.
Лианн едва взглянула на пакет.
– Спасибо. Проходи. Ты меня не разбудила – я просто измучилась с Тайлером и очень устала.
Войдя в дом, Алекс остолбенела: в комнате все было перевернуто вверх дном. На ковре валялась одежда вперемешку с игрушками Тайлера, и Алекс уловила запах несвежих памперсов.
Бедный слабоумный малыш лежал на простыне посреди этого хаоса и шевелил тонкими ножками. Тайлер был мал для своего возраста, но если бы не его недуг, он выглядел бы очаровательным ребенком с большими голубыми глазами и вьющимися светлыми волосами. Алекс с жалостью смотрела на его головку с мягкими, как у младенца, завитками.
Капризничая, Тайлер выпятил губки, сердито вертелся и издавал неприятные мяукающие звуки. Алекс невольно отпрянула, борясь с тошнотой. Его бессмысленно выпученные голубые глаза и тщедушное тельце вызывали у нее жалость и непреодолимое отвращение. Она не могла заставить себя воспринимать его как обычного ребенка.
Лианн села перед Тайлером на ковер и сменила ему памперсы. «Как она с этим справляется? – удивлялась Алекс. – Всю ночь дежурит в родильном отделении, а потом возвращается домой, где ее ждет… вот это».
Тайлер завозился на руках у Лианн и закричал еще громче. Наконец ей удалось утихомирить мальчика, и он свернулся калачиком и заснул.
Взглянув на изможденное лицо подруги, Алекс подумала, что все ее собственные проблемы ничтожны и вполне разрешимы. А вот Лианн предстоит мучиться всю жизнь.
– Помоги мне положить его в кроватку, – попросила Лианн. – С каждым днем мне все труднее поднимать Тайлера.
Уложив ребенка в кроватку с пологом, над которой тихо позвякивали погремушки, Алекс и Лианн на цыпочках вернулись в гостиную.
Лианн со вздохом опустилась в кресло.
– Не знаю что и делать. Он растет, и у него все чаще бывают приступы буйства. А денег нет. Моей медицинской страховки не хватает на оплату сиделки и физиотерапевта. А тут еще судебное разбирательство. Его перенесли на конец сентября.
Алекс смутилась. Из-за своих проблем она совсем забыла о Лианн.
– Но почему? – спросила она.
– Один из свидетелей не может раньше. Но не в этом дело. Похоже, они собираются тянуть, пока я не сдохну от усталости. Кстати, а когда состоится суд над твоей матерью?
– Четырнадцатого августа, – ответила Алекс. Она узнала об этом от сестер только сегодня.
– И каковы ее шансы? – с искренним интересом спросила Лианн.
– Не знаю. Я не виделась и не говорила с ней со дня смерти отца.
Головная боль усилилась – в висках пульсировала кровь.
– Тебе бы надо повидаться с Лидией.
Алекс уставилась на подругу. Почему Лианн сочувствует женщине, которая убила отца? Ведь она боготворила его. Может, подруга думает о своем несчастном ребенке, который никогда не сможет о себе позаботиться, и понимает, что значит не иметь выбора? Так или иначе, не ей давать советы Алекс.
– Знаешь, чего я хочу? Чтобы мне перестали советовать.
– Я просто подумала, что тебе надо облегчить душу. – Лианн отвела взгляд.
– С чего ты взяла?
Лианн пожала плечами:
– Не знаю. Наверное, я зря это сказала. Я устала, вот и все. А может, просто вспомнила свою мать. Если бы с Берил что-то случилось, я жалела бы, что многого не успела ей сказать.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Алекс, вспомнив о том, что Лианн скрыла от нее роман между своей матерью и ее отцом. Интересно, что еще утаивает от нее лучшая подружка?
– Да то, что мама всегда больше любила Бет, чем меня. Но это уже не имеет значения. Мы ведь уже взрослые. Однако мне до сих пор больно.
Алекс подумала о сегодняшнем разговоре с Китти.
– Да, некоторые вещи трудно простить. – И тут же у нее промелькнула мысль: «Она лжет». Нет, что касается Берил – все сущая правда. Но Лианн сказала об этом, желая скрыть что-то более важное.
Она что-то знает про маму.
Заметив, что подруга в замешательстве, Лианн вскочила с наигранной бодростью и направилась в кухню.
– Ты уже пообедала? Я приготовлю сандвич.
– Нет, спасибо, я не голодна. – Алекс ничего не ела с утра, но при мысли о пище ее чуть не стошнило.
Вдруг взгляд Алекс упал на форму медсестры, висевшую на двери спальни Лианн. «Она медсестра… примерно нашего возраста».
Алекс вздрогнула. Боже правый! Возможно ли это? Ее лучшая подруга, для которой папа был как родной отец! Нет, это немыслимо.
Это… извращение какое-то.
Но ужасная мысль прочно засела в ее голове, раскалывающейся от боли. Нет, она не успокоится, пока не выяснит все до конца.
Алекс поднялась и, взглянув на часы, сказала:
– Мне пора. Я обещала девочкам сводить их в кино. – Подходя к двери, она обернулась. – Да, кстати, я тут как-то пылесосила под диваном и нашла там золотую сережку. Дочери говорят, у них такой нет. Наверное, это твоя.
Лианн нахмурилась, рассеянно теребя мочку уха. Алекс ждала ее ответа затаив дыхание.
– Да, я потеряла одну сережку из своей любимой пары. Ума не приложу, где могла ее обронить. У тебя ее сейчас, случайно, нет?
– Нет. Я занесу ее в следующий раз.
«Совпадение, – возразил Алекс робкий детский голосок, похожий на испуганный голос Лори. – Всякий может обронить сережку. А рядом с отцом работали десятки медсестер».
Но если отец и Лианн были любовниками, это объясняет, зачем подруга приехала к ним домой в тот вечер. Она, вероятно, искала записку, кредитную карточку или что-то еще, опасаясь быть скомпрометированной.
Алекс взялась за ручку двери, в ушах ее шумело.
– Я рада, что ты нашла сережку, – сказала Лианн, выходя с ней на крыльцо. – Я просто с ног сбилась, разыскивая ее. Ты ведь понимаешь, что значит потерять любимую вещицу.
– Конечно, – согласилась Алекс. Она тихо, истерически смеялась, направляясь к своей «тойоте».
«Все страннее и страннее», – вспомнилась ей фраза из «Алисы». Алекс залезла в нору и очутилась в стране чудес, мрачной и запутанной, где за каждым углом ее поджидало неведомое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний танец - Гудж Элейн


Комментарии к роману "Последний танец - Гудж Элейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100