Читать онлайн Все в его поцелуе, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все в его поцелуе - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Все в его поцелуе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Проникся ко мне страстью? – Рия даже не пыталась скрывать, как ее позабавили слова Уэста. – Вы правы, назвав себя романтиком.
– А вы пытаетесь сбить меня с толку. Уильям влюблен в вас.
Рия вдруг стала серьезной:
– Он внушил себе, что влюблен в меня. Старая привычка, которую трудно преодолеть. Все равно, что заставить себя вставать с правой ноги, когда всегда вставал с левой. Когда-то он просил у отца моей руки. Тогда мне исполнилось только шестнадцать.
– И герцог счел, что вы слишком молоды для брака?
– Не знаю. Он не говорил со мной. И Уильям тоже не говорил; Я узнала, что он просил моей руки, лишь через год, когда он снова пришел к отцу просить моей руки. Когда герцог ему опять отказал, он обратился ко мне.
– И вы поблагодарили его за оказанную вам честь и так далее.
– Да, хотя я надеюсь, что проявила к Уильяму больше сочувствия, чем требует одна лишь холодная вежливость.
– Очень хочется верить, что ваши старания вам не удались. Мужчины терпеть не могут, когда женщины их жалеют. Для них очень унизительно принимать жалость. Лучше уж наступить на сердце со всего маху, раздавить – и дело с концом. После такого нам легче оправиться. Если же женщина ведет себя по-другому, для нас начинается настоящая пытка.
Рия смотрела на Уэста, пытаясь оценить, насколько серьезно он говорит.
– Вы в самом деле так думаете?
– Я – да.
– Поскольку пережили нечто подобное?
– Нет, но я знаю, чего хотел бы. И я думаю, что могу говорить и от имени моих друзей тоже. Но возвратимся к нашему разговору. Ваши слова изменили намерения лорда Тенли относительно вас или заставили его попытаться изменить ваши чувства к нему?
– Последнее.
Уэст приподнял бровь:
– Вот видите.
– Уильям мне как брат.
– Да, я тоже заметил. Вы больше похожи на брата и сестру, чем на любовников.
Рия вспыхнула до корней волос, но заставила себя не отвести взгляд.
– И замечательно, поскольку он женат.
– Абсолютно с вами согласен. Я думаю, вы правы в одном – Уильям действительно только воображает, будто в вас влюблен. Как вы сказали? Старая привычка, от которой трудно отделаться? Что-то насчет левой ноги?
– Да. Именно так я и сказала.
– Не позавидуешь графине. Она не может не чувствовать подтекста, который просматривается в вашем с Уильямом общении.
– Никакого подтекста нет.
– Прошу прощения, но такое отношение напоминает глубоководное течение, воронку. Ставишь ногу – вроде все спокойно, а тебя взяло да засосало. Уильям обращается с вами как с сестрой, но он не способен воспринимать вас как сестру. – Уэст понял, что Рия с ним согласна. Более того, он видел, что неспособность Уильяма воспринимать ее как сестру доставляет ей неприятности. – Возможно, лорд Тенли позволяет себе нечто, что брат позволить не может?
Рия промолчала.
– Значит, он не прекратил попыток добиться своего. Он пытался добиться вас силой?
– Нет!
– Скомпрометировать вас? Он заставлял вас испытывать неловкость из-за его повышенного внимания?
Она опустила глаза. Она думала, как ответить, потом решила не отвечать совсем.
– Не насилуйте себя, – произнес Уэст. – Ваше молчание достаточно красноречиво.
– Мое молчание не дает ответа на все вопросы. Не стоит считать, что вы знаете, что за ним стоит.
– Конечно. – Несмотря на то, что он охотно с ней согласился, мнения своего он полностью не изменил. – Ваш приход в библиотеку вместе с детьми теперь мне представляется в ином свете. Я думаю, вы решили поговорить с Уильямом, но не в одиночестве. Детей вы взяли как прикрытие, но выяснилось, что он не один, поскольку с ним уже находился я. При мне же вы не могли поговорить с ним достаточно прямо.
– У вас весьма своеобразный ход мыслей.
Уэст усмехнулся:
– Чем и горжусь.
– Глупо.
– Возможно, я дурак. Но дураки не всегда не правы. Напротив, наблюдая человеческую комедию, мы бываем весьма проницательны.
– Вы не считаете это для себя оскорбительным?
– Меня можно оскорбить, но у вас не получается.
– Что ж, мне есть к чему стремиться.
Уэст усмехнулся.
– Вам не понравится результат ваших стремлений, если у вас получится. – Он заметил, что предупреждение, сделанное вскользь, но вполне искренне, заставило Рию вздернуть подбородок. – Я не бросаю вам вызов, – заметил он. – Прошу вас, не воспринимайте мои слова так превратно. – Он кивнул в сторону двери: – Уильям скоро вернется, как мне кажется, и, скорее всего вместе с женой. Предлагаю вам использовать то время, что у нас осталось, чтобы сказать мне, чего мне следует ожидать.
Рия быстро собралась с мыслями.
– Маргарет будет сама любезность. То, что она да сих пор не представилась, весьма для нее необычно и вызвано, должно быть, моим присутствием. Против вас у нее нет никаких предубеждений.
– В самом деле? Она обо мне такого высокого мнения? Боюсь, я не сумею оправдать ее доверия.
– Рискуя задеть вашу ахиллесову пяту, скажу, что она высокого мнения о вашем титуле, но не о вас. Маргарет весьма практичная леди, и только.
– Вы меня успокоили.
Рия вздохнула, ей явно полегчало от того, что она его не обидела. Невозможно предугадать ход его мыслей: Честно говоря, и ход своих мыслей тоже.
– Она будет вести себя цивилизованно и по отношению ко мне, – продолжала Рия, – но только в вашем присутствии. Когда вас не будет, она начнет избегать меня, а если у нее не получится, то я постараюсь сама не попадаться ей на глаза.
– Она видит в вас угрозу своему браку?
– Да, хотя я не давала ей повода.
– Зато Уильям давал.
– Не могу сказать. Не знаю, а чем они с ним говорили наедине, но она с самого начала относилась ко мне с подозрением.
– Она ревнива от природы или по обстоятельствам?
Рия не поняла его.
– Вам придется объяснить мне, что вы имели в виду.
– Некоторые люди ревнивы сами по себе. Ревность здесь сродни зависти. Они хотят того, чего у них нет, просто потому, что не имеют этого. Они даже не отдают себе отчет в причинах своих желаний. Иногда ревность возникает, потому что люди предчувствуют, что могут потерять что-то свое. Я называю такую ревность ревностью по обстоятельствам.
– Тогда Маргарет относится ко второй категории. Она боится неверности Уильяма.
Уэст подумал, что у Маргарет есть веские причины для страха. Похоже, лорд Тенли все же больше походил по характеру на отца, чем его брат.
– Уильям сказал, что ее легко расстроить.
– Он прав. Нервы у нее на взводе, и самой незначительной мелочи хватает, чтобы у нее нарушилось душевное равновесие.
– Вы покинули Амбермед вскоре после того, как лорд Тенли поселился здесь со своей графиней.
– Да, но я сама так решила.
– Хотя Уэстфал и лорд Тенли вас не поддерживали. А как насчет леди Тенли?
– Она… – Рия подыскивала слава. – Она меня одобрила.
– И с тех пор вы живете в школе и здесь не показываетесь?
– Не совсем так. Ваш отец жил в Амбермеде, по меньшей мере, четыре месяца в году, так что я постоянно приезжала с визитами. Однако когда он бывал в Лондоне, я ездила туда. Я люблю детей, и Маргарет не осуждает меня за мои чувства к ним, хотя ей не очень нравится мое пребывание здесь. – Рия глубоко вздохнула. – Я часто думала, что если бы Уильям изменил отношение ко мне, мы бы могли почти подружиться с Маргарет.
– А почему «почти»? – спросил Уэст.
– Потому что ни я, ни она не смогли бы забыть прошлого. Я ее понимаю. К тому же у нас разные интересы. Маргарет нравится то, что обычно нравится женщинам, а я…
– Опять о разнице полов? – ехидно поинтересовался Уэст. – Мне нравится такая тема.
Рия сделала вид, что не слышала его последней реплики.
– Хотя, может, и к лучшему. Мы все равно могли бы поладить.
Уэст сильно сомневался, хотя свае мнение предпочел не высказывать.
– Я за то, чтобы пытаться сокрушить барьеры, – проговорил он, вставая со стула.
В два шага преодолев расстояние до дивана, он сел рядом. Она настолько удивилась, что никак не отреагировала на его вытянутую вдоль спинки руку, почти обнимающую ее за плечи.
– Вы мне доверяете?
– Конечно, но…
Уэст знал, что она ему не доверяет. «Но» говорило само за себя. Он сделал вид, что «но» не произносилось. Придвинувшись к ней ближе, он опустил одну руку ей на плечо, другой обнял за талию и притянул к себе так стремительно, что она не успела воспротивиться. Руки ее попали в ловушку, прижатые к ее же бокам. Она напряженно замерла.
Он колебался долю секунды, прежде чем склонить голову набок и у самых ее губ прошептать:
– Доверьтесь мне. – После чего накрыл ее рот своим. Уэст осознал, что память его подводит. Поцелуй оказался слаще, глубже, чем первый, более жадный, и его собственная реакция более неожиданной, но в то же время нежеланной. Он не хотел нарушать своего обещания о том, что второй разбросать перчатку он не станет.
Человек так хорошо планирует, а на деле…
Его мысль походила на пламя свечи на сквозняке. Ни затушить, ни выровнять. Он закрыл глаза и, забыв обо всем, стал целовать ее еще настойчивее, словно со стороны прислушиваясь к внутреннему голосу, призывавшему его прекратить подобное безумие.
– О Боже! – Маргарет Уорвик Фэйрчайлд вошла в библиотеку на полшага впереди мужа. Она знала, что Уильям тоже увидел парочку·на диване, поскольку ее роста не хватало, чтобы заслонить от него шокирующее зрелище. Ей страшно хотелось обернуться и посмотреть, какова его реакция, но она знала, что он попытается надеть маску безразличия.
Уэст не дал Рии возможность виновато отскочить от него. Он медленно поднял голову, посмотрел на нее долгим многозначительным взглядом и с улыбкой повесы убрал руку с ее талии, оставив другую лежать у нее на плечах. Продолжая обнимать ее за плечи, он посмотрел в сторону двери.
– Похоже, нас поймали на месте преступления, – промолвил он, продемонстрировав замечательное присутствие духа. – Мы не ожидали.
Рия знала, что он говорит неправду, – поняла по его голосу. Она подозревала, что он слышал их шаги еще до того, как повернулась дверная ручка. Он хотел, чтобы их поймали.
Леди Тенли поднесла руку к губам, чтобы скрыть улыбку.
– Извинения приняты. – Она направилась к дивану, и Уэст встал, уступая ей место. – Человек в собственном доме может рассчитывать на уединение, не так ли? Ведь дом ваш.
– Давайте не будем о неприятном, – изящно отмахнулся Уэст. – Я явился незваным и благодарен вам за то, что вы меня приняли.
Рия увидела, как порозовела Маргарет, и поразилась тому, как легко надменность трансформировалась в снисходительную приязнь. Стало очевидным, что Маргарет очарована не одним лишь титулом гостя. Рискнув бросить на Уэста взгляд, Рия обнаружила, что для Уэста такая реакция не явилась чем-то уж совсем неожиданным, хотя с Маргарет он до сих пор не встречался.
Уэст протянул Рии руку, помогая подняться, и она приняла ее. Положившись на партнера, она решила, что переживет любое испытание, и почувствовала облегчение, когда он все же оставил между ними некоторое расстояние. Вполне приличное. Уэст медленно отпустил ее руку и одарил как ее, так и Маргарет полувопросительной улыбкой. Рия отреагировала на улыбку быстрее.
– Маргарет, – тихо произнесла она, – я сожалею, что злоупотребила вашим гостеприимством. Надеюсь, вы простите меня, что я не смогла заранее уведомить вас о приезде.
Леди Тенли ответила с достоинством:
– Никаких извинений не требуется. Я думаю, все понимают изменившиеся обстоятельства, которые диктуют определенную гибкость, как в мыслях, так и в действиях. Мы ведь члены одной семьи, не так ли? Никаких уведомлений не нужно.
Рия подумала, что Маргарет могла бы попытаться говорить чуть более теплым тоном, но для начала и такой подходил.
Маргарет взяла мужа под руку и осторожно погладила по рукаву сюртука.
– Вы ничего не хотите добавить, милорд?
– Я уже их обоих поприветствовал, – отозвался лорд Тенли, переводя взгляд с Уэста на Рию и обратно. Затем он повернулся к жене: – Почему еще не объявили ужин?
Рия едва не воскликнула: «А я что говорила!» Уильяма все раздражало, и ей до смерти хотелось отыграться на нем. Но тогда обстановка за ужином стала бы невыносимой, и она промолчала.
Маргарет покровительственно улыбнулась мужу и занялась тем, чем должна заниматься хозяйка. Начала задавать гостям вежливые вопросы о том, как они доехали, как идут дела в школе и в Лондоне, справилась о здоровье присутствующих и, наконец, о погоде. К тому времени как они сели ужинать, Маргарет успела так утомить их разговорами, что молчание уже не казалось неловким. А что до Уильяма, так для него оно представлялось настоящим спасением.
На ужин подали картофельный суп, теплый, с хрустящей корочкой хлеб и печеную форель. Леди Тенли с удовольствием приняла комплименты Уэста, адресованные повару. Беседа то обрывалась, то начиналась вновь. Немного о политике. Немного о театре. О книгах. Об искусстве. По молчаливой взаимной договоренности все присутствующие избегали переходить на личности, и, уж, разумеется, никто не упомянул о прерванном поцелуе. Тема оставалась закрытой, до того момента как после ужина, согласно традиции, мужчины остались за столом, чтобы выпить по стакану вина, а женщины перебрались в гостиную.
Увы, Рия с содроганием предвкушала перспективу беседы с Маргарет наедине. До сих пор, покинув комнату после ужина вместе, как того требовали приличия, Маргарет и Рия немедленно разбегались по своим углам. Если же им приходилось оставаться в столовой, то беседу они вели исключительно общего характера и весьма холодно.
Леди Тенли обладала бойцовским характером, и при непродолжительном знакомстве люди обычно упускали его из виду. Ее изящная кукольная фигура, цвет лица, напоминавший китайский фарфор, маленький подбородок, голубые глаза и даже, возможно, привычка кутаться в теплую шаль наводили на мысль, что она не слишком сильна духом. Но на самом деле она имела по всем вопросам собственное непоколебимое мнение, и боролась за семью любой ценой. Ее раздражала в людях некомпетентность. Она терпеть не могла дураков. Ее кукольное личико принимало весьма суровое выражение, когда она чувствовала, что надо защищать то, что ей дорого. И тогда она словно вытягивалась, становилась даже внешне значительнее, так что собеседник переставал обращать внимание на ее миниатюрность.
– Надеюсь, вы все мне объясните, – заявила Маргарет после того, как они с Рией остались наедине. – Вы вообразили, что влюблены в него или он в вас? Я не предполагала, что в вас так мало здравого смысла.
Рия вздохнула:
– Разве я не могу позволить себе какой-то каприз?
– Каприз? Считайте, что вам повезет, если лорд Тенли немедленно не выдаст вас замуж.
– Что вы имеете в виду?
– Вы еще спрашиваете? Не может быть, чтобы вы не знали о его репутации.
– Я знаю, Маргарет, что вы не называете его по имени. Он теперь Уэстфал, и какой бы репутацией он ни обладал, она вскоре будет пересмотрена.
– Он ваш опекун. Он не должен пользоваться преимуществами своего положения.
– А он и не пользуется, – твердо заявила Рия. Маргарет повела разговор в совершенно неожиданном для нее русле. Рия небезосновательно надеялась, что Маргарет полегчает, когда она узнает об испытываемых ею нежных чувствах не к ее мужу. Неужели она смогла разгадать замысел Уэста или просто прощупывала ситуацию, хотела убедиться наверняка? – Мне он очень нравится, Маргарет, но вы не должны беспокоиться, что я дам ему себя скомпрометировать. Я никогда бы не опозорила семью.
– Уэст может иметь иные планы.
– Вы несправедливы к нему. – Маргарет ни к чему знать о том, каким мощным оружием располагает против нее, Рии, Уэст, как не должна она знать о том визите, что нанес ей Уэст накануне. Не может быть, чтобы Маргарет догадывалась, что Уэст привык всегда добиваться своего. – Он ничего лишнего в отношении меня не позволил и оставался со мной очень добр.
Маргарет прищурилась.
– Он не Уильям, – заключила она наконец. Рия нахмурилась:
– Я не понимаю. Что вы хотите сказать?
– Он не его брат, – вымолвила Маргарет и замолчала надолго, взвешивая то, что хотела сказать. – Поднимая данную тему, я считаю, что вы не можете удовлетворять свою страсть к Уильяму, заменив его братом.
Как, какими словами могла убедить Рия Маргарет, чтобы та ей поверила? Отрицать, что у нее есть нежные чувства к лорду Тенли, помимо тех, что испытывают друг к другу брат и сестра? Маргарет не поверит. Если бы Рии потребовались доказательства глубины тех чувств, что испытывает Маргарет к мужу, то они у нее появились сейчас. Маргарет не могла постичь, что женщина способна полюбить кого-то, помимо Уильяма.
Обсуждать лорда Тенли тоже крайне неуместно. Рия понимала, что Маргарет сознает, какие чувства испытывает к ней ее муж, но признать их вслух ей все равно не позволила бы гордость.
Рия решила, что ей остается только одно: говорить о своей любви к Уэсту. Удивительно, но ей даже не пришлось особенно притворяться.
– Вы сочтете меня бесстыдной, – медленно проговорила Рия, будто бы каждое слово давал ось ей с трудом. – Я знаю его светлость всего несколько дней, и вы знаете, что о его существовании в доме герцога едва ли часто вспоминали, особенно вслух, но у меня такое ощущение, будто я его знала всегда. Может, вы и правы. Может, имеет место сходство с лордом Тенли, пусть не очень сильное, но я думаю, что не одно оно. То, что я чувствую к нему в своем сердце, превосходит все, что я когда-либо чувствовала в жизни. Я не могу сказать, любовь ли это, только лишь что это может быть любовью, потому что, когда он со мной в комнате, сердце мое готово выскочить из груди и мои мысли разбегаются. Он надменен, он может раздражать своей чрезмерной уверенностью в своей правоте, но я готова ему все простить – не потому что хочу, а потому что не могу ничего с собой сделать.
– Боже мой, – тихо прошептала Маргарет и опустилась на диван, присев на краешек, как воробей на жердочку. – Вы Уильяму подобного не прощаете.
Рия притворилась, что думает над ее словами.
– Нет, не прощаю. Никогда не прощала. Что же вы думаете?
– Когда Уильям за мной ухаживал, Я тоже ему все прощала.
– Тогда острота проходит, – задумчиво отозвалась Рия. – И это, по крайней мере, хорошо.
Черты Маргарет смягчились. Она улыбнулась. Взгляд ее скользнул мимо Рии туда, где на каминной полке красовалась кошка с одним изумрудным глазом.
– Я все еще многое могу ему простить.
Рия кивнула:
– Вы его любите.
– Да.
– Значит, то, что я чувствую к Уэстфалу, – любовь?
– Я думаю, так оно и есть.
Рия тяжело вздохнула и опустилась на диван.
– Вы должны мне дать совет, Маргарет, потому что я представления не имею, как мне дальше поступать.


Уэст спал очень чутко. Такое свойство его натуры здорово выручало во время испанской кампании, когда ему приходилось спать лишь урывками и где придется. Как-то он уснул в пещере и проснулся, услышав приближение французского патруля. Он как-то спал в винном погребке на влажном полу и проснулся, когда из бутылки вылетела пробка. Одну достопамятную ночь он провел в постели со шлюхой и проснулся как раз в тот момент, когда она вытащила из корсета кинжал.
Он никогда не беспокоился о том, что может не проснуться. Он всегда просыпался.
Вот почему он так удивился, когда его разбудил голос Рии:
– Вы спите как убитый.
Не в силах сразу разобраться в том, где он находится, он, недоуменно моргая, смотрел на нее. Она стояла возле прикроватной тумбочки со свечой в руке, и неверное пламя освещало ее щеки и подбородок с нижней стороны. Глаза ее оставались в тени, отчего казались до невозможности темными, словно на ней надета карнавальная маска. Фланелевый халат, туго стянутый поясом на талии, имел вырез, в котором виднелась украшенная кружевом горловина ночной рубашки и ямочка у горла. Пламя резко всколыхнулось, и Уэст догадался, что Рия зябко переступила е ноги на ногу. Уэсту стало любопытно, и он посмотрел на ее ноги.
– Где ваши тапочки? – спросил он.
– Все, что вы можете мне сказать? Я пришла к вам в комнату среди ночи, а вам лишь любопытно, где мои тапочки? – Она замерла, стоически перенося холод.
Вздохнув, Уэст закрыл глаза и откинул голову на подушку. Он провел ладонью по волосам, после чего открыл один глаз. Убедившись, что она все еще на месте, он вначале даже слов не нашел – настолько происходящее казалось странным и непонятным.
– Черт побери!
Рия тряхнула головой, и тяжелая льняная коса, что лежала у нее на плече, упала на спину.
– Обычно я не одобряю использования бранных выражений, но вы высказали именно то, что у меня на уме.
– Хорошо, – сухо заметил он. – Настоящее облегчение. А я-то с грустью думал, что никогда не пойму женской логики. Узнать, что мои опасения напрасны, да еще в такой час, – ну что ж, вы видите, я потрясен.
Рия неодобрительно поджала губы:
– Вижу, что вы не хотите пойти мне навстречу.
– Вы полагаете, что я должен вести себя как-то иначе? – холодно поинтересовался он. – Мне хотелось бы знать, как именно. Вы пришли сюда без приглашения. Уильям с женой спят через две двери отсюда. Мы оба в ночных сорочках. К тому же в проклятой комнате нет камина! Вы полагаете, что есть иной подход к ситуации, кроме немедленного похода к алтарю?
Рия присела на кровать, подогнув под себя ногу.
– Хотела бы иметь столь же ясную голову, как тогда, когда вы явились ко мне в спальню в школе. Ситуация не так уж сильно отличалась от нынешней, хотя, как я думаю, нам удалось избежать последствий, ведущих к алтарю. Наиболее вероятным исходом, в случае если меня тут заметят, будет отказ мне от дома. Я понимаю, что вы бы не сочли такой вариант столь же трагичным концом, как брак, но для меня это тоже кое-что.
В тот момент, когда Рия присела на его кровать, Уэст испытал сильнейшее побуждение пинком согнать ее с постели. И даже ногу приготовил. Но теперь он решил подождать.
Рия заметила его телодвижения и укоризненно заключила:
– Вы хотели сбросить меня на пол.
– Я собирался согнать вас с кровати. Остались бы вы на полу или все же ушли подальше – вам решать.
С трудом верилось, но относительно своего намерения он не соврал.
– Уже кое-что.
Уэст нахмурился:
– Что вы сказали?
Рия не осознала того, что произнесла свою мысль вслух.
– Да так, ничего. Сама с собой говорю.
Уэст лишь печально вздохнул:
– Может, перейдем к сути? Зачем вы здесь?
– И вы еще спрашиваете? Вы все и затеяли. Помните вашу сногсшибательную сцену в библиотеке? Теперь все предстоит исправить.
– Исправить? А разве что-то не так? Мне казалось, все шло прекрасно. Уильям надулся, Маргарет ожила. Мой братец скоро оттает, а Маргарет будет менее ехидной. Она вела себя вполне адекватно во время ужина. Смею судить, что мой поцелуй имел успех.
– Маргарет вела себя любезно за ужином, чтобы вы о ней плохо не подумали. Вы одного не поняли: если Маргарет и решит, что я в вас влюбилась, у нее все же останутся Сомнения, которые она захочет развеять, и тогда она обратится ко мне. Так оно и случилось. После ужина она вызвала меня на разговор. Вначале я не поняла, что ей от меня нужно, но потом мне пришлось ее убедить.
– Убедить?
Рия вздохнула. Она начинала терять терпение.
– Убедить, что я больше не испытываю влечения к ее мужу. Убедить, что я приняла ваши ухаживания не потому лишь, что вы брат лорда Тенли. Убедить, что я не дам себя скомпрометировать. И, наконец, убедить в том, что я питаю к вам очень глубокие чувства. Короче, убедить в том, что та сцена, которой она стала свидетельницей, не розыгрыш.
– Понятно, – вздохнул Уэст и сразу коснулся самого главного: – Надо ли мне понимать вас так, что она считает меня не слишком адекватной заменой моему брату? Подобное мнение меня удручает.
– Вы можете говорить серьезно? – спросила Рия, зло на него уставившись.
– Да. Вы слишком далекие выводы сделали из ее сомнений.
– Ваша светлость, я здесь потому, что у нее больше нет сомнений. Я ее убедила.
– Хорошо. Приятный итог длинного дня. Может, вы сейчас уйдете?
– Я убедила Маргарет, потому что сказала ей, что люблю вас. – Рию вознаградило выражение лица Уэста, которое оно мгновенно приобрело. Умным его никак нельзя назвать. В темноте трудно что-то разглядеть, но она увидела, как он побледнел. – Именно так. Я сказала ей, что люблю вас.
– У меня со слухом все в порядке. Одного раза достаточно.
– Вот и хорошо. А теперь, когда вы все знаете, я уйду.
Она начала подниматься, но он перехватил ее за запястье.
Рия снова села.
– Я вас слушаю.
– Злорадство вам не идет.
Рия не слишком старалась спрятать улыбку:
– Вы не хотите отпустить мою руку, ваша светлость?
Уэст посмотрел на свои пальцы, сжимавшие тонкое запястье, потом взглянул ей в лицо:
– А вы не хотите называть меня Уэст? Меня тошнит от «вашей светлости». – Он видел в ее глазах неуверенность. – Единственное, чего я прошу. Никаких иных одолжений мне от вас не надо.
– Хорошо, – сразу став серьезной, согласилась она. – Уэст. Если вам так больше нравится.
– Вот и славно. – Он потянулся, взял у нее из руки подсвечник и поставил его на тумбочку. – Теперь о другом. Насчет того, что вы меня любите, это ведь неправда?
– Вы в панике? Вам не идет.
– Вы неправильно расценили мои чувства. Я не в панике. Я в ужасе. – В другое время звук ее смеха мог бы доставить ему удовольствие, но не сейчас. Сейчас он показался ему слишком громким и способным привлечь нежелательное внимание. Он бросился к ней и прижал к ее губам ладонь. – Осторожнее, – шепнул он ей на ухо, – а то лорд Тенли сейчас сюда явится.
Он видел, как расширились ее глаза. Она торопливо закивала. Когда он убрал ладонь, она шепотом извинил ась:
– Простите. Вы, наверное, понимаете, что нам не Уильяма надо бояться. Маловероятно, что он, как предположила Маргарет, станет настаивать на немедленной свадьбе. Маргарет, и только она, хочет видеть нас в кандалах.
– Справедливо. И все же я хочу услышать ответ на свой вопрос.
Рия не сразу поняла, какой вопрос он имеет в виду.
– Ах, вы о том, что я сказала Маргарет! Успокойтесь, я все выдумала.
Уэста ошеломило, что ему не стало от ее слов легче.
– Хорошо, – протянул он, удивляясь своему нарочито бодрому тону. Он решил, что сейчас не время заниматься самоанализом, если вообще стоит им заниматься, и приказал себе не пытаться докапываться до причины неприятного ощущения. Рия, как ему показалось, оставалась невозмутимой. – Маргарет посоветовала вам расставить на меня сети и засесть в засаде, не так ли?
– Она посоветовала мне предпринять все, чтобы вы сделали мне предложение. Вам будет приятно узнать, что, следуя ее указаниям, я заставила бы вас поверить, что вы попросили моей руки по собственной воле.
– Она к тому же еще и дьявольски хитра.
– Совершенно верно.
– Может, вам не стоило так настойчиво убеждать ее?
– Я не видела альтернативы. Вы же все начали, знаете ли. И потом, я не сказала ей, что вы питаете ко мне нежные чувства.
– Значит, она считает меня законченным негодяем.
– Конечно, но ее мнение не играет никакой роли. Вы ведь герцог Уэстфал.
Он медленно кивнул, словно не слишком хотел признавать ее правоту.
– И что нам теперь делать?
– По-моему, все очевидно. Теперь, когда Маргарет полностью убеждена, что я воспылала к вам страстной любовью, и больше не опасается, что я стану домогаться ее мужа, важно, чтобы я не казалась такой жадной до вашего внимания.
– А вы представали такой жадной? Я что-то не заметил. – Что Уэст действительно заметил, так это что ему стало очень хорошо. Весело и славно. Ему вдруг пришло в голову, что восемь месяцев, оставшихся до получения Рией полной независимости, не такой долгий срок, как ему вначале казалось. – Вы хотите дать мне отставку, так я понял?
– Дать вам отставку? Нет, вы изъясняетесь слишком грубо. Маргарет посоветовала более тонкий подход. Она сказала, что вы сразу раскусите притворство. Кроме того, моя внезапная холодность к вам может разогреть интерес Уильяма. Второго она не сказала, но мы обе понимаем, что так и будет.
– Звучит так, словно вы собрались идти по канату. Я не хочу вас обидеть, Рия, но мне кажется, тонкость в подходе не ваш конек. Вы уже решили, что будете делать, чтобы держать меня на расстоянии? Вы знаете, я ведь могу проявлять настойчивость.
Она не стала отрицать его слова.
– Но вы могли бы попытаться быть менее настойчивым.
– Как? – Уэст подтянул ноги под одеялом и сел по-турецки. – Настойчивость у меня в крови.
Рия посмотрела на него крайне неодобрительно, поджала губы, нахмурила брови.
Уэст в недоумении приподнял брови:
– Ваш взгляд наводит меня на мысль, что я должен идти против природных наклонностей.
– Хорошо, что вы поняли. – Черты ее лица разом утратили напускную суровость, и она улыбнулась.
– Не представляю, как бы я мог не понять. Ваши приемы классной дамы могли бы остановить любого из завзятых светских львов, и хотя меня тоже считают повесой, я присоединяюсь к Сауту, который о выражении вашего лица сказал бы: «Оставь надежду всяк, сюда смотрящий».
Рия вздохнула:
– Вы сами указали на мое неумение действовать исподтишка. Но я не хотела вызвать у вас отвращение.
– Кстати, если выражаться фигурально, может, Маргарет имела в виду, что вы должны подвести меня к воде, но пить не давать?
– Да, именно такой смысл она вкладывала в свои слова.
Уэст усмехнулся и подоткнул себе под спину подушку для удобства. Скрестив руки на груди, он задумчиво посмотрел на Рию:
– Очень хорошо, что вы указали мне на то, как я должен себя вести, но знать – не одно и то же, что… – Уэст замолчал, почувствовав, как дрожит кровать. Причина очевидная. – Посмотрите на себя. Вы заледенели. – Он откинул конец одеяла и предложил ей укрыться. – Вы так дрожите, что я вот-вот слечу с собственной кровати. Забирайтесь ко мне.
– Лишь потому, что я замерзла, – объяснила она, с вожделением глядя на теплое одеяло, – но не потому, что вы так уж сильно умеете настаивать.
– Думайте что хотите, но только, пожалуйста, забирайтесь побыстрее. – Он подвинулся на пару дюймов ближе к середине кровати, приподнял одеяло и, кивнув на освободившееся рядом с собой место, добавил: – Тут вам будет теплее.
Рия скользнула под одеяло, отмахнулась от его предложения подоткнуть его вокруг нее и стала тереть заледеневшие ноги о простыни. Ей стало теплее, и дрожь прекратилась.
– Поведение мое совершенно неприлично, – заключила она.
– Кажется, я предупредил вас, как только увидел у себя в комнате. Теперь если уж нас повесят, то не за ягненка, а за овцу. И все же я предлагаю вам нырнуть с головой под одеяло на случай, если кто-то придет.
– Разумеется.
– Вы сегодня на удивление сговорчивы.
Она пожала плечами:
– Может, потому, что я почти уверена, что никто не придет. Я заперла вашу дверь.
Уэст слегка приподнял голову и тут же резко опустил ее на подушку. На мгновение он закрыл глаза.
– Проклятие, Рия, разве такие вещи говорят мужчине, который только что предложил вам разделить с ним постель?
– А разве вы собираетесь вести себя как джентльмен?
– Ну, а если и так? И если вы думаете, что я предложил вам согреться для того, чтобы заманить в ловушку, то почему бы вам не проявить здравый смысл и не отказаться от моего предложения? – Он тут же выставил вперед руку, опережая ее ответ. – Ничего страшного. Теперь уже не важно. Яне могу понять, доверяете вы мне или нет.
Рия и сама не могла бы дать себе ответ на его вопрос.
– Так мне уйти?
– Хотите – уходите, хотите – оставайтесь. Выбор за вами.
«Выбор». Хорошо сказано. У Рии в наличии сильные аргументы за то, чтобы уйти, и за то, чтобы остаться, но те аргументы, которые побудили бы ее уйти, ей не хотелось принимать во внимание.
– Я хочу остаться.
Уэст вздохнул и посмотрел на нее искоса. Она завернулась в одеяло, но одеяло защищало ее от холода, но не от него.
– Вы девственница, мисс Эшби?
Рия вздрогнула всем телом не от самого вопроса, а от тона, которым его задали, и который все внутри у нее перевернул. Холодок, пробравшийся в его голос, свидетельствовал не об одном лишь любопытстве. Ей показалось, что он задал такой вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы увидеть ее реакцию и оценить ее. И то, что он назвал ее мисс Эшби, после того как всего минуту назад звал просто Рия, также говорило в пользу намеренно воздвигаемого им барьера между ними.
– Ну и?.. – спросил Уэст.
– Я думаю, что я все же уйду.
Он кивнул:
– Как пожелаете.
Откинув одеяло, Рия поежилась от холода и опустила ноги на пол. Пальцы ее слегка дрожали, когда она попыталась взять в руки подсвечник. Но она справилась.
– Я не вижу причин, по которым я могла бы побеспокоить вас снова, – тихо промолвила она. – Сегодняшней ночью или другой.
– Тогда вы себя недооцениваете. Я уверен, что вам что-то да придет в голову, если вы зададите своей энергии нужное направление.
Рия не стала отвечать, но и от кровати не отходила. Когда она пришла сюда, она довольно долго стояла у его постели, не решаясь его разбудить. Спящий, он выглядел моложе своих лет, казался юным и беспечным, не отягощенным постоянными мыслями, хотя даже ребенком он не мог спать спокойно и безмятежно. Он пережил много всяких бед и много страха. Чего она добилась тем, что не смела позабыть того мальчика, который превратился в мужчину?
– Вы еще что-то хотите сказать? – спросил он.
– Вы ведь найдете Джейн, правда? Вы ведь не измените своего мнения по поводу ее поиска?
Уэст долго молчал, обдумывая ответ.
– Ваша неуверенность причиняет мне боль, – проронил он наконец, – но, кажется, я сам в ней виноват. Да, я буду искать Джейн. Какие бы поводы для обоюдного неудовольствия между нами ни возникали, Джейн здесь ни при чем.
Рия кивнула и ушла так же тихо, как и пришла.


Уэст уехал в Санбери еще до восьми. Слуги уже давно трудились, но ни Маргарет или Уильям, ни Рия еще не вставали, что облегчило Уэсту отъезд. Он наскоро нацарапал записку и передал ее дворецкому, велев отдать первому, кто спросит о нем. То, что в записке не было указано, куда он направляется, его не волновало. Рия, возможно, и сама догадается, а Маргарет и Уильяму знать о его делах не обязательно.
Маленький и опрятный городок Санбери лежал в тринадцати милях к юго-западу от Амбермеда. Уэст решил первым из попечителей академии навестить мистера Беквита, главным образом из-за того, что он жил как раз между усадьбой и школой. Уэст не тешил себя надеждой увидеть радость на лице мистера Беквита от своего визита, но полагал, что недавно обретенный титул не позволит хозяину не принять его. Если Рия права, Беквит попытается вежливо отказать ему от чести войти в совет, вне зависимости от того, какую пользу могло бы принести его членство. Она поняла их позицию, даже не зная, что все попечители входили в «Орден епископов». Правда, Уэст имел определенные надежды, связанные как раз с их обществом, ведь втайне эти господа боялись, что их раскроют, и могли бы принять его в совет лишь для того, чтобы понаблюдать за ним и сделать выводы. И еще для того, чтобы он не наделал глупостей. Уж лучше иметь врага под рукой и в нужный момент обезвредить.
Такова их обычная тактика еще с Хэмбрика. Уэст сомневался, что время изменило фундаментальные принципы, на которых зиждилось преступное сообщество.
Приезд Уэста без приглашения, представления и, наконец, уведомления вызвал большой переполох в усадьбе Беквита. Переполошились все двадцать восемь обитателей, включая убежденного холостяка хозяина: Среди двадцати семи слуг числились и конюхи, спальни которых располагались на задах конюшни, и дворецкий, который жил на втором этаже недавно выстроенной каретной. Так что суета охватила не одно лишь главное здание, но и пристройки.
Мистер Беквит как раз собирался намазать маслом тост, когда ему доложили о прибытии Уэста. Беквит тут же распорядился унести поднос с завтраком и принести одежду. Уэста по распоряжению Беквита проводили в галерею и предложили ему разделить завтрак с хозяином дома. Лишь после того, как он сообщит о цели своего визита, они решат, как обеспечить новоявленному герцогу Уэстфалу надлежащий прием.
Уэст не торопился знакомиться с хозяином. Он нормально воспринял предложение подождать в галерее и использовал время, чтобы осмотреть кабинет и библиотеку. Внимание его привлекли фамильные портреты, а также другие картины, развешанные в галерее. Среди них – традиционные и неожиданные пейзажи, натюрморты, жанровые сцены, запечатлевшие охоту. Все вместе они создавали образ хозяина дома: о том, кем Беквит хотел казаться и каким представлял себя или на худой конец каким он желал выглядеть перед своими гостями. Уэст счел, что галерею как место ожидания выбрали вполне осознанно в качестве наилучшего способа обеспечить расположение к Беквиту еще до формального представления. Галерея могла вызвать у посетителя ощущение того, что его посвятили во внутренний мир хозяина, хотя куда больше о внутреннем мире человека мог бы сказать его кабинет. Там все наглядно – книги, которые человек любит читать, сигары, которые он любит курить, спиртное, которому он отдает предпочтение, обстановка, которую он находит наиболее для себя комфортной.
Уэст как раз раздумывал над тем, как бы ему пробраться туда, куда чужие не заглядывают, но тут Беквит зашел в галерею. Они обменялись приветствиями. Уэст принес извинения за неожиданный визит, от которого Беквит великодушно отмахнулся. Джонатан Беквит имел достаточно хрупкий тип телосложения, при котором одежда, считавшаяся пиком моды, сидела идеально – элегантно, но не вызывающе. Узкие трикотажные панталоны, белые чулки и синий приталенный сюртук, широкий галстук, повязанный с большим тщанием, но с той долей небрежности, которая отличает настоящего модника, очень украшали его. Наверное, прическа доставляла ему особые хлопоты, потому что каштановые локоны его находились в весьма тщательно продуманном беспорядке и проплешина на затылке умело скрыта. Редко когда его принимали за человека, которому скоро исполнится сорок три. Обычно ему давали лет на десять меньше.
Уэст держался с достоинством. Он вежливо справлялся то об одной картине, то о другой, оттягивая момент истины, когда Беквит сможет, наконец, спросить его о цели посещения. Уэст контролировал ситуацию, и экскурс по галерее давал ему время и возможность осмотреться и выработать план действий. Наконец он решил, что пора согласиться составить хозяину компанию за завтраком.
– Я не знал, что вы прямо из Лондона, – пояснил Беквит, когда им подали яйца, запеченные с тонкими ломтиками бекона. Ваш визит меня удивляет. Обычно новости путешествуют быстрее. Когда ваш отец приезжал из Лондона в Амбермед, его появление здесь становилось известно чуть ли не в день его приезда.
– Не знал, что его приезды и отъезды вызывали столь оживленный интерес. Он не из тех, кто любил принимать гостей.
– Вы правы, но народ все же продолжал надеяться. Не существовало человека, более известного в округе, чем ваш отец, – Беквит продолжал в том же духе, высказывая приличествующие соболезнования по случаю смерти герцога, осторожно обходя острые углы, связанные с обстоятельствами перехода титула и поместья к Уэсту. – Надеюсь, путешествие прошло без приключений.
– Да. – Уэст съел немного тостов и пригубил чашку кофе. – Думаю, мне теперь придется ездить сюда по нескольку раз в год, так что я счел за доброе предзнаменование тот факт, что путешествие прошло удачно. Вы, должно быть, гадаете над причинами моего визита?
– Да, мне действительно интересно, – ответил Беквит, поднеся к губам маленький треугольный тост. – Вы оказали мне честь, посетив меня первым, поскольку я не тот, кого можно назвать ближайшим соседом. Сдается мне, что некий повод для визита предоставила Академия мисс Уивер.
– Вот и славно, – подчеркнул Уэст, – значит, вы знаете, что мисс Эшби теперь моя подопечная.
– На самом деле я не совсем был уверен. Конечно, я знал, что она находится под опекой вашего отца, но я не знаю в подробностях, какие он сделал распоряжения после своей смерти. В письмах от нее за последнее время ничего не отражено, и до сих пор то, что она находится под попечительством, никак не отражалось на ее положении в академии. Возникли какие-то проблемы? Возможно, вы не склонны позволять ей дальше работать начальницей? Я должен сказать, что ее уход стал бы большой потерей как для студенток, таки для ее коллег-учительниц, но я бы понял вас, если бы вы приняли такое решение.
– Тогда вы понимаете, что мой отец проявил почти непростительную снисходительность к ее желаниям, позволив ей работать, вместо того чтобы уже давно выдать замуж.
– Вполне с вами согласен. – Беквит поднес чашку к губам и изучающе посмотрел на гостя, прежде чем сделать глоток. – Ему время от времени напоминали о ее судьбе.
– Кто же ему напоминал?
– Совет попечителей. Мы всегда с удовольствием наблюдали за работой в академии мисс Эшби, но мы понимали, что с нашей стороны довольно безответственно принимать такую удачу как должное. – Он улыбнулся Уэсту как старому другу, после чего поставил чашку на блюдце. – Любой бы задавал себе тот же вопрос: когда герцог решит направить ее жизнь в другое русло? Отношения мисс Эшби с вашим отцом школой никак не эксплуатировались, но о них и не забывали, благодаря чему академия приобрела тот авторитет, которым прежде она не обладала.
– Хотелось бы знать, что вы скажете насчет моего предложения о том, чтобы связь между Уэстфалом и школой стала более тесной, – предложил Уэст, оценивая реакцию Беквита. Сам он продолжал неспешно есть. – Я думаю, что позволю мисс Эшби дальше работать в школе. Желания выйти замуж она не высказывает, а я не хочу настаивать. Однако я не собираюсь относиться к ней с той же снисходительностью, что и мой отец. Я считаю своим долгом больше узнать о школе, и то, что я узнал, весьма меня порадовало. Я думаю, что мой титул мог бы помочь добавить школе авторитета, а мои взносы – послужить тому доброму, что уже делаете вы для воспитанниц.
– Тем более что ваша вовлеченность в дела академии помогла бы вам держать мисс Эшби на коротком поводке, не так ли?
Уэст готов был поклясться, что Беквит ему подмигнул. Подавив желание размазать яйца по его физиономии, Уэст ответил ему такой же многозначительной улыбкой, что одарил его хозяин.
– Вы ухватили самую суть. Почти.
– Почти?
– В свете недавнего исчезновения одной из студенток я весьма волнуюсь за безопасность мисс Эшби. Отсюда и желание укоротить поводок.
– Ах, так она рассказала вам про побег! Неприятное дело.
– Не сомневаюсь, что об этом ваш совет попечителей предпочел бы умолчать. Но не все ваши студентки учатся на деньги благотворителей, и найдется немало родителей, у которых возникли бы в связи с произошедшим вопросы.
– Которые приведут к увольнению мисс Эшби, – продолжил Беквит. – Тогда проиграет в первую очередь ваша подопечная. – Беквит тут же махнул рукой. – Впрочем, она беспокоится напрасно, а ваша забота, она… просто трогательна.
– Что вы хотите сказать, называя ее озабоченность напрасной?
– Что я хочу сказать? Всегда находятся девочки, которые, презрев здравый смысл, предпочитают покинуть академию. И последняя… мисс Петри…
– Петти. Мисс Джейн Петти.
– Да, точно. Так вот, мисс Петти не единственная, кто оставляет академию, не уведомив о своем решении руководство. Случается такое не часто, но все же случается. Мисс Эшби сообщила вам о том, что мы наняли человека, чтобы он расследовал исчезновение девочки?
– Да. И еще она сказала, что ничего не получается. Я думаю провести собственное расследование.
– Уверен, что в таковом нет необходимости. Она скоро появится. Потрепанная и, скорее всего с животом и без брачного свидетельства.
– Думаю, в случае появления Джейн Петти даже в таком жалком виде мисс Эшби почувствовала бы облегчение, – заметил Уэст. – Как бы вместо мисс Петти, пусть потрепанной, но живой, не объявились хладные останки мисс Петти – вот чего мисс Эшби боится больше всего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все в его поцелуе - Гудмэн Джо



Почитать можно, но я ожидала большего! оценка 8 из 10
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕкатерина
23.05.2011, 17.16





люблю Джо Гудмен. сюжет так себе, а разговоры и характеры весьма хороши. даже постельные сцены хороши, а это - редкость
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоГалина
20.04.2012, 1.25





Очень хорошая книга. Мне очень понравилась.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоТаня
27.05.2012, 16.50





эта книга,несомненно,заняла бы достойное место в топ–100.почему её там нeт? 10 из 10!!!
Все в его поцелуе - Гудмэн Джоольга
6.05.2013, 21.49





Наверное не доросла до такой интерпретации. Несколько неожиданно. Гудмэн представляла другой. Столько разговоров и раздумий, что теряешь суть или, что вернее, просто надоедает. Нет чего то существенного, главного что ли, душевного. Вообщем не понравилось
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоА
29.06.2013, 7.19





Романчик так себе. Местами интересно и самое главное не шаблонно. Читайте не пожалеете.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕвгения
15.07.2013, 0.46





Нда, роман еле прочитала. Начало затянуто, последние 3 главы интересные. 3 из 10. Ожидала большего.
Все в его поцелуе - Гудмэн Джомона
22.08.2013, 17.23





Мерзости так много, а роман читать можно.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоДина
20.12.2013, 7.48





читала между строк. муть страшная 1 бал
Все в его поцелуе - Гудмэн Джотатуе
18.05.2015, 21.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100