Читать онлайн Все в его поцелуе, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все в его поцелуе - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Все в его поцелуе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

По настоянию Джейн Рия выпила воды. Джейн убрала стакан. Рия рывком села на кровати и поймала ее за руку, когда та стала подниматься.
– Нет, не уходи. Я так волновалась, мне надо…
Джейн мягко, но решительно убрала руку Рии и встала.
– Все в порядке, мисс Эшби. Я только хотела зажечь свечу, чтобы вы могли убедиться, что я цела. – Она поставила зеркало на умывальник, взяла подсвечник и с помощью еще красных угольев в камине подожгла фитиль. Вернувшись к кровати, она подняла свечу так, чтобы Рия могла видеть ее лицо. Однако теперь, когда свет упал и на Рию тоже, Джейн нахмурилась и спросила:
– Он бил вас, мисс? У вас губа опухла.
Рия поднесла руку ко рту. Нижняя губа действительно болела.
– Я не помню, чтобы меня били. – Рия обвела кончиком языка вокруг губ и почувствовала привкус крови. Воспоминание о том, как Беквит прижался к ее рту, нахлынуло на нее, и она побледнела. – Он поцеловал меня.
Джейн просто кивнула, затем показала на плечо Рии:
– Он туда вас не целовал?
Рия опустила глаза и увидела, что на плече будет синяк.
Но куда больше ее потрясло, что с нее сняли платье и даже ее рубашку. Рию облачили в одеяние из такого тонкого батиста, что тело просвечивало сквозь него.
– Где моя одежда? – спросила Рия.
– Пропала.
– Пропала? Я не понимаю. Ты ее унесла?
Джейн покачала головой. Она поставила подсвечник на край раковины и намочила в тазу фланелевую ткань. Капли воды попали на ее собственную батистовую рубашку, так что она прилипла к коже.
– Вам не понадобится ваша одежда. Мы все тут носим такие туники.
Рия откинула голову, когда Джейн положила ей на лоб влажный прохладный компресс. Джейн вполне владела собой, и Рию ее поведение больше всего настораживало. Никаких слез. Никаких истерик. Вообще никаких проявлений чувств. Джейн отпустила руки, и Рия сама прижала влажную ткань ко лбу.
– Ты здорова, Джейн? – участливо спросила она.
– Да.
От Рии не ускользнуло, что Джейн не поднимает глаз.
– Кто такие «мы»? – спросила Рия. – Ты сказала, что мы все носим такие туники здесь. Кто это – мы?
Джейн пожала плечами.
– Тебе не разрешают говорить? Да, Джейн? Наверное, мистер Беквит велел тебе со мной не говорить. – Когда ответа не последовало, Рия предприняла другую тактику. – Мы находимся в доме сэра Алекса?
– Нет, мисс. Вернее, дом принадлежит не только ему.
Рии пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ответ Джейн.
– Ты не можешь говорить погромче? – Когда Джейн ничего не ответила, Рия поняла, что иного ответа не будет. Она сама понизила голос до тишайшего шепота. – Мы в Лондоне?
– Да.
Рия убрала компресс со лба и положила его на нижнюю губу. Взгляд ее бродил по почти пустой комнате. Ничего лишнего. Ни одного украшения на каминной полке, ни часов, ни картин на обитых темными панелями стенах. В углу у двери стояло вращающееся зеркало в раме, умывальник возле кровати. Никаких платьев, никаких сундуков. Ни комода, ни шкафа. Пол тоже голый. В тои же стене, где стоял камин, прорублена дверь. Рия кивнула в Сторону двери и вопросительно посмотрела на Джейн.
– Для посетителей, – объяснила Джейн.
Ее ответ вначале удивил Рию, потом напугал, когда она поняла, что скрывается за словами Джейн.
– Я не знаю место, где мы находимся, – прошептала она. – Мистер Беквит сказал, что оно будет мне знакомо.
Джейн забрала у Рии влажную ткань:
– Мне еще намочить?
– Нет. – Рия пристально наблюдала за тем, как Джейн отжала тряпку и, аккуратно сложив ее вчетверо, положила на край раковины. Пальцы девушки чуть-чуть дрожали – единственное свидетельство того, что владеть собой ей удается с трудом. Движения Джейн привлекли внимание Рии к золотым браслетам на запястьях девушки. Она тут же перевела взгляд на собственные руки. На ней таких браслетов не было. Но она уже знала, что ненадолго.
– Ты можешь их снять?
Джейн быстро убрала руки за спину. Потом сложила их на коленях и постаралась прикрыть ладонями запястья. Пальцы ее стали дрожать еще сильнее. Рия положила руку на руку Джейн, и та успокоилась. Она сидела, опустив голову и не поднимая глаз. Смотрела только себе на колени.
– Они сделаны для меня, мисс Эшби.
Рия отодвинулась от изголовья и подняла руку Джейн, чтобы посмотреть на браслет. Запястья Джейн совсем тонкие, и золотые кольца довольно плотно обхватывали их. Браслеты двигались на руке, но не снимались. Они не имели никаких застежек, лишь маленькие выпуклости – заклепки в том месте, где их спаяли. Браслеты действительно сделаны для рук Джейн.
– Они уже использовались? – осторожно спросила Рия. Джейн вздрогнула всем телом, и иного ответа Рии было не нужно. Рия встала на колени и обняла Джейн за плечи. Слез у нее по-прежнему не появилось, но Рия и не ждала больше слез. Джейн казалась слишком затравленной, чтобы плакать. Она вздрогнула, но не издала ни звука, и Рия поняла, что девушка ни разу не позволила себе роскоши расслабиться и разрыдаться. Она оставалась натянутой как струна и непреклонной даже в тех объятиях, что хотели ее успокоить.
Рия опустила руки. Джейн выпрямилась. Рия коснулась ее волос на затылке, расправив запутавшиеся волоски.
– Ты мне совсем ничего не можешь сказать, Джейн? – Она почувствовала, как Джейн чуть покачала головой, и не стала настаивать.
Стараясь не замечать боли в плечах и спине, Рия встала с постели, умыла в тазу лицо и прополоскала рот. Пол был очень холодным, но она посчитала за доброе предзнаменование уже то, что ноги ее в состоянии чувствовать холод, и еще раз сполоснула лицо. Понимая, что Джейн за ней наблюдает, Рия принялась осматривать комнату. В ней отсутствовали окна, свет шел от люка на потолке. Сбежать через него все равно не получилось бы, он лишь манил призрачной возможностью выйти на свободу. Рия тут же поняла, что до него не дотянуться. Если встать на кровать, все равно не достать щеколду, а стульев в комнате не было. Перед камином лежали щипцы и кочерга, но длина их не позволяла дотянуться до стекла и разбить его.
Рия обошла комнату по периметру и обнаружила, что дверь заперта. Краем глаза Рия заметила, что Джейн сидит на кровати не шевелясь. Значит, Джейн тоже знала о запертой двери, иначе она бы попытал ась помешать Рии. На стене напротив камина висел вбитый крюк. Рия решила, что на нем висел фонарь, но тут она увидела, что таких крюков несколько и что все они вбиты на разной высоте. Рия поняла, что у них не столь утилитарное назначение. Взглянув на Джейн, она заметила, как та повернула один из браслетов будто бы в раздражении, но, возможно, своим жестом хотела ей что-то сказать.
Рия сделала попытку открыть другую дверь комнаты, прекрасно понимая, что и оттуда ей не выйти. Она вернулась к камину и встала возле него, чтобы погреться.
– Дров нет? – спросила она. – Может, если поворошить там кочергой, можно извлечь из того бревна больше тепла?
– Вы должны вернуться в кровать, – попросила Джейн. – Я принесу дрова, но вначале вы должны вернуться в кровать.
Рия повиновалась, ей стало любопытно. Она успела здорово замерзнуть и, сильно дрожа, накинула на плечи одеяло. Джейн, как заметила Рия, казалось, почти не замечает ненормального холода помещения. Девушка встала и подошла к двери возле камина. Она два раза коротко ударила по ней костяшками пальцев. Через мгновение дверь открылась, и она исчезла за ней. Рия не успела соскочить с кровати, чтобы последовать за Джейн. Она лишь успела спустить одну ногу на пол, а другой запуталась в простынях. Разочарованная и расстроенная, она снова опустилась на кровать.
Прошло несколько минут, и дверь снова распахнулась. Вошла Джейн. Она несла несколько бревен на вытянутых руках. За ней в комнату вошел Джонатан Беквит. Джейн опустилась на колени перед камином, и бревна скатились с ее рук. Беквит закрыл дверь и оставался в комнате до тех пор, пока она не добавила еще поленьев. Рия не видела железной кочерги в его руках, пока он не поднял ее. Он коснулся загнутой частью кочерги плеча Джейн и отодвинул ее в сторону, после чего стал ворошить уголья, пока одно из бревен не треснуло и не занялось. Поманив Джейн пальцем, он велел ей встать, затем указал на крюк по левую сторону от камина.
У Рии пересохло во рту, когда она увидела, как Джейн спокойно идет туда, куда показал ей Беквит. Джейн подняла обе руки над головой и, приподнявшись на цыпочки, зацепилась браслетами за крюк. Рия не заметила, чтобы Джейн как-то стала переживать. Лицо, которое Рия помнила таким живым и подвижным, сейчас лишилось какого бы то ни было выражения.
– Хорошо смотрится, – заметил Беквит, прислонив кочергу к камину. – Вы не находите, мисс Эшби?
Рия представления не имела, какой реакции от нее ждут, даже если бы ей вздумалось как-то отвечать.
Беквит изобразил в воздухе изящный изгиб стройного тела Джейн. Глядя на Джейн, он сказал, обращаясь к Рии:
– Вы видите, как ее поза выгодно подчеркивает все достоинства тела? У нее красивая грудь. Такая позиция заставляет грудь приподниматься, словно выставляет ее напоказ. И в холоде тоже есть своя цель, понимаете? – Он вздохнул. – Боюсь, что излишек тепла сведет на нет весь шарм. Жаль. – Рия продолжала хранить молчание. Беквит решил подойти к кровати. Он остановился в нескольких футах от Рии и пристально на нее посмотрел: – Хотите выпить? Что-нибудь не такое безвкусное, как вода? Есть вино. Шерри. Бренди. Все, что ни попросите, все найдется. – Беквит задумался. – Кроме миндального ликера. Его мы не подаем.
– Вино.
– Разумеется. – Многозначительно улыбнувшись, он забрал кочергу на обратном пути. – Я не хочу, чтобы ею раскроили мне череп, а я подозреваю, что вы только ищете случай сделать подобное.
Рия не стала ничего отрицать.
– Вот видите. – Беквит вышел из комнаты.
Сбросив с себя одеяло, Рия поспешила к Джейн:
– Ты не можешь отцепиться? О, пожалуйста, не отводи глаза. Смотри на меня и скажи: какую он имеет власть над тобой, и почему ты так подчиняешься ему?
Джейн молчала. Тогда Рия сама встала на цыпочки и попыталась отцепить браслеты от крюка. Без помощи Джейн подобное не представлялось возможным. Они удерживались на месте под весом девушки. Джейн не желала идти навстречу, а у Рии не хватало сил справиться самой, тем более что она понимала – Джейн будет сопротивляться ее усилиям.
Рия понизила голос до шепота:
– Мы должны помогать друг другу, если хотим отсюда выбраться, Джейн. Нельзя так. Я… – Она немедленно замолчала и отступила, услышав движение за дверью. Возвратиться в постель она не успела. У нее возникло убеждение, что за ними наблюдали.
Рия стояла посреди комнаты, уперев ладони в бока, когда дверь открылась. Она не отвела глаз, когда Беквит медленно прошелся по ней взглядом. Рия решила, что он не сможет заставить ее испытать стыд, если она сама ему не позволит. Она тщательно следила за своими реакциями – никакого вызова и никакой дерзости. Рия на собственном опыте убедилась, как такое поведение действует на Беквита.
– Ваше вино, – Протянул ей бокал Беквит, прикрыв дверь носком туфли. – Надеюсь, вам понравится.
Рия приняла бокал и подошла ближе к камину. Она осторожно пригубила напиток, пытаясь почувствовать какой-то посторонний привкус.
– Я подал вам всего лишь вино, – пояснил Беквит.
Она подумала, что позабавила его своими подозрениями.
– Где я? – спросила она. – Вы сказали, что я узнаю место.
Беквит указал на камин:
– Осторожнее, мисс Эшби, не подходите слишком близко. Ткань вашего наряда вспыхивает в один миг. Джейн может подтвердить. Загорается как свечка.
Рия посмотрела на Джейн, но та смотрела в одну точку на противоположной стене. Так произошло с Джейн? Или она стала свидетельницей трагического события? Рия сделала глоток побольше.
– Вы не присядете, мисс Эшби?
Рии пришло в голову, что его предложение прозвучало скорее как приказ. Она решила не испытывать судьбу и присела на край кровати, зацепившись ступнями за каркас и положив на колени одеяло.
Беквит покачал головой:
– В моем присутствии вы можете не пользоваться одеялом. На самом деле вы не должны прикрывать свое тело ничем, кроме того наряда, который вам дают. Вы понимаете?
– Но здесь так холодно…
Не обращая на нее внимания, Беквит круто повернулся и подошел к Джейн. Он зажал ее сосок между костяшками указательного и среднего пальца и сильно скрутил его. Джейн вскрикнула, но крик Рии прозвучал сильнее.
Сбросив одеяло, она вскочила на ноги:
– Отпустите ее!
Она могла бы и не требовать, потому что, как только она сбросила одеяло, Беквит опустил руку.
– Сядьте, мисс Эшби, – с нажимом на каждом слове произнес Беквит. Он отвернулся от Джейн. – Причина и результат, – просто констатировал он. – Может, теперь вам все будет яснее.
Рия медленно кивнула. Она даже не пыталась дотянуться до одеяла. Одеяло все равно не помогло бы унять холодной дрожи и заставить волоски на затылке лечь нормально.
– Хорошо, – проговорил Беквит. – Вы хорошо обучаемы, хотя я и не ждал иного. У девочек обычно нет тех преимуществ, что дает ваш возраст и ваш опыт в таких вопросах, и им требуется больше времени, чтобы связи укоренились в умах. С Джейн как раз такой случай. – Он посмотрел на Джейн. – Ты можешь говорить, дорогая. Расскажи, сколько полос мне пришлось оставить на спине и ягодицах Сильвии, пока ты не научилась послушанию.
– Четыре, мисс Эшби.
Беквит потрепал девушку по щеке.
– А теперь ты стала такая дисциплинированная. – Он опустил руку, но кончики пальцев скользнули по ее горлу и соску, который пару минут назад он так нещадно выкручивал. Отвернувшись от Джейн, он вновь обратился к Рии. – Мы в Лондоне, – заявил он. – Вы, кажется, спрашивали, где мы находимся, не так ли?
– Где именно?
– Веллингтон-стрит, сорок восемь. Теперь вам намного легче? Я никогда не мог понять, зачем всем нужна такая бесполезная информация, и в то же время все хотят ее получить. Вы не находите такое любопытство забавным, мисс Эшби?
Рия не отвечала. До того как она поняла, что происходит, Беквит повернулся к Джейн и ударил ее по щеке открытой ладонью.
– Зачем вы ее бьете? Я не…
– Вы не ответили на мой вопрос.
Рия вначале не могла вспомнить, о чем ее спросили. В животе у нее все болезненно сжал ось при мысли, что он опять ударит Джейн лишь потому, что у нее недостаточно быстрая реакция.
– Нет, – произнесла она, когда до нее дошло, чего он хочет. – Я не нахожу это забавным. Я полагаю, каждая из нас хочет знать, где находится. И да, мне стало легче.
Он улыбнулся:
– Но вы ведь не знаете, где находится Веллингтон-стрит, не так ли?
– Не знаю.
– И вы не представляете, в какой части Лондона она расположена.
– Не представляю.
Беквит покачал головой, все еще озадаченный тем, что каждая попадающая сюда желала знать, куда попала, словно могла уйти отсюда по своей воле.
– Вы, конечно, еще хотите знать, зачем вы здесь.
– Я думаю, я уже понимаю.
Он хохотнул:
– Да, я полагаю, понимаете. По крайней мере, отчасти. – Беквит полез в карман своего сюртука и достал мерную ленту. – Вытяните руки, мисс Эшби.
Рия сделала то, что он велел. Когда он снимал мерку с каждого из ее запястий, руки ее дрожали. Рия хотела отвернуться, но не могла. Слишком живым и ярким встал перед ней образ ее самой с браслетами на руках.
– Пойдемте со мной, – приказал Беквит.
Не важно, удержат ли ее ноги или нет. Она встала и задержалась лишь на миг, чтобы убедиться; что ноги все еще ее держат.
– Сюда.
Она не мешкала, когда он повернул к двери, но все же решилась спросить:
– Как насчет Джейн?
– Джейн там, где ей надлежит быть. – Он сделал паузу, ожидая ее ремарки, но когда таковой не последовало, он одобрительно улыбнулся. – Сюда. – Он громко стукнул по двери, и она перед ним открылась. Он вышел и, придержав для Рии дверь, жестом велел ей следовать за ним.
Рия стояла на пороге, но не могла найти в себе силы переступить его. Она узнала это место, как и обещал ей мистер Беквит. Знакомое и чужое одновременно.
Вот кушетка, обтянутая шелком цвета сапфира. Вот тяжелые портьеры цвета рубинов. Зажженные канделябры. В полированных ореховых панелях стен отражаются чуть приглушенные цвета тканей. Именно эту комнату видела Рия на картине, изображавшей Индию Парр. И на этой самой кушетке сидел сэр Алекс Коттон, когда художник писал с него портрет.
И сейчас на той же кушетке сидел сэр Алекс, и его ярко-голубые глаза пристально и оценивающе смотрели на нее. И вокруг него сидели все члены совета учредителей Академии мисс Уивер, за исключением последнего из примкнувших к совету членов.
Рия даже не знала, к лучшему для нее или к худшему, что Уэстфал не принимал участия в дьявольском сборище.


Уэст приехал последним. Для всех присутствующих стало очевидным, что ночь он провел без сна. Он переоделся в другую одежду, но выглядел ужасно. Флинч все же над ним потрудился. Медно-рыжие завитки на затылке, еще влажные после ванны, лежали аккуратно, но в остальном ванна едва ли помогла ему освежить свой вид. Все, кто собрался в доме полковника, видели, что Уэст был не в себе.
И самую большую тревогу за него вызывало его необычайно тихое поведение. Он сел в любимое кресло полковника, специально оставленное для него, вытянул по своей привычке ноги; закрыл глаза и откинул голову, сложив на коленях руки. Складывалось впечатление, что он молится. Но собравшиеся знали Уэста настолько, что не могли даже подумать, что он прибегнет к молитве, поскольку она едва ли поможет ему обрести душевный покой.
Все ждали, пока Уэст соберется с духом, чтобы оградить его от необдуманных действий.
Уэст открыл глаза, подался вперед и вытащил из кармана визитку:
– Вот что меня ждало, когда я вернулся домой, поэтому я попросил вас собраться. Полковник рассказал вам, что случилось вчера?
Норт кивнул:
– Лучше бы ты нас пораньше собрал, Уэст. Поскольку докладывать нам не о чем, мы с Элизабет вернулись домой, проехав следом за сэром Алексом до самой его резиденции.
Саутертон криво усмехнулся.
– Я знаю, что сам допустил промашку, не позвав вас на помощь тогда, когда мне она более всего требовалась, и не могу тебя корить, но…
– Но все равно укорить хочется, – закончил за него Уэст. – Давайте посчитаем, что вы уже укорили меня.
– Хорошо, что ты избавил нас от подобной речи, – заметил Ист, наливая себе чай. – Итак, что надо сделать? Полковник сказал, что мисс Эшби, скорее всего, уехала с Беквитом. Такое, может быть? Он даже не получал приглашения на прием.
Блэквуд надел очки, чтобы изучить визитку, переданную ему Уэстом.
– Из того описания, что дала нам леди Пауэл, следует, что мужчина не кто иной, как Беквит.
– Даме за многое предстоит ответить, – промолвил Саут.
Уэст покачал головой.
– Она просто послужила орудием в их руках. Если бы не она, нашелся бы кто-то другой.
Полковник оторвал взгляд от карточки и передал ее Исту.
– Говоришь, карточка прибыла сегодня утром?
– Нет. Мистер Блейн сообщил мне, что ее принесли в начале первого ночи. Но я ее получил только после того, как вернулся домой.
Истлин провел по карточке ногтем, прежде чем передать ее Сауту.
– Значит, они рассчитывали, что ты увидишь ее гораздо раньше.
– Да. Полагаю, они не могли знать, что я начну искать мисс Эшби немедленно.
Саут слегка подбросил карточку, и она приземлилась прямо в подставленную ладонь Норта.
– Ты должен признать, что твое решение несколько необдуманное. На тебя не похоже. Теперь они могут решить, что ты вообще не собираешься за ней являться.
– Возможно, – согласился Уэст. – Но они читали наши письма друг другу. Я думаю, они знают, что я не стану избегать столкновения.
Норт просунул карточку между двумя пальцами протянутой Уэстом руки.
– Так то любовные письма?
– Я припозднился с изъявлением своих чувств, – произнес Уэст. – Вначале я предложил руку и сердце. – Реакцией друзей стало легкое неодобрение, смешанное с удивлением. – Да, она меня простила. Мне бы хотелось думать, что она не поступила опрометчиво, доверившись мне. – Уэст переводил взгляд с одного на другого. – Вы ведь со мной, так?
Саут поставил чашку на блюдце.
– Дурацкий вопрос. Не для того же мы здесь собрались, чтобы взять сторону епископов. – Его слова поддержал одобрительный гул. – Тебе лишь остается рассказать нам, каков твой план.
– Да, – подтвердил Уэст, – мой план. К нему сразу и перейду. – Он похлопал по карточке указательным пальцем. – Мне адрес на карточке не знаком. Веллингтон-стрит, сорок восемь. Вы знаете, где это находится?
Истлин знал.
– В Уэст-Энде. Частный клуб для джентльменов. Двоюродные братья моей жены как-то раз туда ездили, и я видел, как их туда впускали. «Вебс»
type="note" l:href="#n_1">[1]
– так называется клуб. Граф Тремонт, конечно, епископ, но мне не приходило в голову, что клуб исключительно для членов их общества. Возможно, вы знаете его под другим названием. Часто его называют «Цветочным домом».
Уэст прекратил постукивать по карточке. Он и так был бледен, но стал еще бледнее.
– «Цветочный дом» – известный бордель.
– Надеюсь, ты не станешь убивать того, кто тебе о нем сообщил, – осторожно откликнулся Ист. – Продолжай.
Истлин продолжил:
– «Цветочный дом» – действительно бордель, один из тех, что обслуживает клиентов с… особенными вкусами. Насколько мне известно, допускаются только члены клуба. Если верно то, что членами клуба являются только епископы, значит, те, кто обслуживает клиентов, работают на «Орден».
Уэст обвел взглядом остальных. Может, они могли добавить нечто существенное. Все молчали, потрясенные выданной Истом информацией.
– Еще раз: как называется клуб? – спросил Уэст.
– «Вебс».
– Произнеси по буквам.
Истлин произнес.
– Возможно, название как-то связано с семейством паукообразных? – ·спросил Саут, угадав ход мысли Уэста.
– Возможно, – согласился Ист. – Я никогда не видел, чтобы название клуба было где-то написано или напечатано.
– Пауки, – тихо пробормотал Норт. – Епископы пауки и есть.
– Имя подходит, не так ли? – Полковник потер подбородок костяшками пальцев. – На удивление искусные ткачи
type="note" l:href="#n_2">[2]
. Ты так не думаешь, Уэст?
Уэст сел очень прямо.
– Академия мисс Уивер. Фрагменты мозаики сходятся куда точнее, чем можно предположить. – Он посмотрел на Истлина. – Что еще ты знаешь о «Цветочном доме»?
– Только то, что я уже рассказал. Слухи. Я никогда внутрь не заходил.
– Привратники?
– Нет. К парадному входу можно пройти спокойно, и тебя никто не остановит. А потом уже начинаются трудности. Могут попросить документ или назвать пароль. Что-то вроде…
Уэст поднял карточку:
– Вроде нее?
– С ней ты можешь зайти, но пустят ли по ней остальных? – Истлин задумался. – У меня есть время, чтобы напечатать еще несколько таких карточек. Я отнесу ее сэру Джеймсу. Я думаю, все можно сделать за пару часов.
– Я не могу ждать так долго, но сознание того, что ты последуешь за мной через определенное время, уже успокаивает.
Норт выставил вперед руку.
– Мы должны идти все вместе, Уэст. А не так, как ты предложил: сначала ты, потом все остальные. Что, если карточка не обеспечивает проход?
– Тогда я полагаюсь на вашу изобретательность. – Уэст посмотрел на Иста: – Расскажи нам еще о доме.
– Здание находится в середине квартала, состоящего из точно таких же домов. Внизу, чуть выше уровня земли, находится окно для поставщиков продуктов и прочего. Думаю, слуги пользуются входом с тыльной стороны здания. Больше ничего не могу сказать.
– Ну вот, ты получил ответ на свой вопрос, Норт. Нам вполне достаточно. Я уверен, что вы меня найдете. Учредители ждут меня одного.
– Чтобы захлопнуть капкан, – предположил полковник.
– Не сомневаюсь, что если мы прибудем все вместе, они затаятся. Мне надо, чтобы они сообщили мне, где Рия, а не прятали ее от меня. Я должен рискнуть.
– Таков твой план? – спросил Саут. – Ты пойдешь вперед как шпион, а мы следом?
– По сути, да.
– Ты не думаешь, что твой план требует большей проработки?
– У Веллингтона тоже не оставалось времени на тщательные проработки, но он все равно добился успеха. – Уэст обвел друзей взглядом. – Вы хотите сказать, что Солдат, Моряк, Мастер и Шпион не могут сделать того же? – Он посмотрел на Блэквуда. – Даже когда командует полковник?


Рия смотрела на поднос с едой, который принесли в ее комнату. Ничего тяжелого – яйца-пашот, два тоста, половина апельсина и чай. Ей велели есть, но она не хотела. Последствия отказа от повиновения, даже в такой мелочи, она слишком хорошо помнила.
Они объяснили ей, чего она может ожидать, пока является их гостьей. Гостьей – именно так ей сказали. Ей до сих пор становилось не по себе, когда она вспоминала, что они ей говорили и каким непринужденным тоном объясняли, как она будет проводить время, находясь здесь.
Сэр Алекс говорил, что ее первой обязанностью будет наставлять юных обитательниц дома. Все учредители единодушно решили, что образованность повышает статус обитательниц, ибо они становятся более желанными. Учредители выразили сожаление, что она больше не сможет занимать должность директрисы академии мисс Уивер, но посчитали, что ее приезд сюда всем даже на руку.
Виконт Херндон добавил, что у нее будут и рутинные обязанности, поэтому никакую работу она не должна считать для себя грязной. Только в таком случае заведение будет исправно действовать как деловое предприятие. Особой гордостью заведения считалась оранжерея. Виконт Херндон сообщил, что она должна выглядеть не хуже той, что у него дома. А если с растениями будет что-то не так, он быстро выявит виновников.
Рия выслушала их всех. По вторникам ей надлежало подметать полы. По средам менять белье. Каждые десять дней она должна дежурить на кухне, чтобы помогать кухарке во всем, чего та от нее потребует.
Именно мистер Беквит сообщил ей, что вечером она никакой поденной работы исполнять не будет. Ничего от нее не потребуется, кроме того, чтобы она предоставляла себя всякому, кто ее пожелает.
– Вы понимаете? – вежливо спросил он.
И Рия кивнула.
– Церемония инициации в отношении вас отменяется, – пояснил он. – Священный ритуал имеет место, когда девушка девственница. Вы ведь таковой не являетесь, не так ли?
Рии не составило труда припомнить ионическую колонну и алтарь, столь умело изображенные как на картине с мисс Парр, так и в книге с иллюстрациями. Теперь ей стало окончательно ясно, зачем понадобился алтарь.
– Я не девственница, – объявила она собравшимся.
– Совершенно верно. Вы шлюха.
– Нет.
– Вы задирали юбку перед Уэстфалом.
Рия ничего не сказала.
– Вы расставляли перед ним ноги.
Рия могла чувствовать на себе их взгляды, она физически ощущала, как их глаза буравят ее. Она могла бы стоять перед ними в стальной броне и выглядеть столь же беззащитной, как и теперь, когда на ней всего лишь рубашка из тончайшего батиста.
– И вы пригласили его к себе в постель, – не изменяя тона, проговорил Беквит. – И вы позволили ему залезть на вас.
Рия зажала уши ладонями. Тогда ее схватили за руки и держали руки опущенными. Она вынужденно слушала, как ей пересказывают все, что случилось у них с Уэстом, самым вульгарным языком. И когда на глазах у нее, наконец, появились слезы, Беквит заулыбался.
И сейчас щеки у Рии горели при воспоминании о том, что она плакала перед ними. Она взяла вилку и принялась ковырять яйцо. Слезы стали самым постыдным из ее воспоминаний. Они дождались, пока она едва могла дышать от сотрясавших ее рыданий, дождались, пока она не опустила голову и пока полностью не лишилась присутствия духа. И тогда сэр Алекс провел ее обратно в ее комнату и запер там.
Джейн в комнате больше не было, и Рия почувствовала облегчение. Она проверила дверь, через которую вывели Джейн, и увидела, что она заперта. Слишком наивно рассчитывать, что кто-нибудь допустит ошибку, которая могла бы позволить ей выбраться отсюда.
Рия поднесла вилку к губам, но так и не смогла заставить себя съесть даже кусочек. От запаха пищи в животе все переворачивалось. Если она что-то и проглотит, то ее тут же стошнит. Поставив поднос на пол, она стала думать о том, наблюдают ли за ней сейчас. Войдет ли кто-нибудь, чтобы заставить ее все съесть, или делались какие-то поблажки в том случае, если требование не выдвигалось кем-то из епископов лично? Рия не помнила, чтобы ей приказывали есть. Ей просто принесли поднос седой.
Никто не вошел. Рия знала, что за ней могут все равно наблюдать. Решив проверить свою догадку, она встала с кровати, накинув на плечи одеяло. В доме стояла мертвая, зловещая тишина. Никаких звуков, кроме скрипа половицы и завывания ветра в световом люке. Тишина и неопределенность, то ли наблюдают ней, то ли нет, грозили вконец измотать ее нервы.
Рия задула свечу на умывальном столике, так что теперь комната освещалась только огнем камина. Она обошла помещение по периметру, как раньше, более пристально изучая обитые панелями стены. Она искала лучик света, который обозначил бы отверстие в стене, смежной с другой комнатой. Она нашла искомое возле камина, слева от того места, где стояла, подцепив себя на крюк, Джейн. Рия немного нажала на панель. Она бы очень удивилась, если бы панель поддалась. Но панель не поддалась, и тогда она развернулась и стала смотреть на комнату из угла. Теперь она могла получить представление, что находится в поле ее зрения, когда панель с прорезью поднималась. Отсюда виднелась большая часть кровати, но Рия подумала, что если стараться держаться ближе к изголовью, то окажешься не в поле зрения наблюдателя. Участок пола непосредственно под панелью и вдоль камина тоже недоступен наблюдению. Но стоило сделать шаг ближе к середине, и тебя уже видно.
Рия продолжила изыскания, но не обнаружила никаких признаков того, что за ней могли наблюдать откуда-то еще. Хотелось бы знать, какую пользу она могла бы извлечь из полученных знаний, и хоть немного утешить себя.
Рия подошла к камину и протянула руки к огню – холод становился невыносимым. Она старалась не думать, что Беквит и прочие для нее уготовили, но не могла справиться с собой. С некоторых пор она даже мысленно перестала называть их учредителями. Теперь они для нее стали епископами. Только сейчас она до конца начинала понимать рассказы Уэста о них. Увы, только личный горький опыт помог ей осознать, что он имел в виду, когда говорил о врожденной жестокости.
Жестокость… Сможет ли она когда-нибудь привыкнуть к ней? Разумеется, иначе как можно выжить в таких условиях? Джейн, кажется, уже на пути к выработке иммунитета, и Рия подозревала, что и она привыкнет.
Надо отдать им должное – они нашли безотказный способ заставить девушек подчиняться их приказам беспрекословно, наказывая одну за провинности другой у нее на глазах. Рия знала, что может стать причиной страданий Джейн, и поэтому намеренно никогда не предоставила бы им повод для подобного. Похоже, и другие девушки жили по тому же принципу. Какой смысл в мятеже, если наказан будет невинный?
Рия вернулась к кровати и забралась повыше, поджав под себя ноги. Когда дрожь утихла, она легла, укрывшись с головой одеялом, и повернулась лицом к камину. Ей хотелось спать, но еще сильнее ей хотелось сбежать отсюда. Она закрыла глаза и стала ждать, когда голова ее устанет думать и придет долгожданное забвение.
Но забвение никак не приходило. Мозг отказывался отдыхать. Одна мысль сменяла другую. Уэст. Мисс Уивер. Дженни Тейлор. Епископы. Снова Уэст. Джейн. Эмми Нэш. Алтарь. Уэст в ее постели. Епископы, смотрящие на нее. Перешептывающиеся. Сплетни. Слухи. Заметка в «Газетт».
Солдат. Моряк. Мастер. Шпион.
Рия не могла сдержать дрожь, не могла даже отвернуться и зарыться лицом в подушку достаточно быстро, чтобы сдержать слезы. Теперь она уже не понимала, сколько в ней осталось надежды и сколько отчаяния.
Она всегда знала, что Уэст придет к ней на помощь, но она старалась не думать о том, во что все выльется, когда он явится за ней. Епископы используют ее, чтобы наказать его, чтобы заставить его сдаться, точно так же, как они использовали Джейн, чтобы заставить ее повиноваться. Рия думала, что могла бы все снести, что бы с ней ни сделали, лишь бы не видеть, как Уэст склоняется перед епископами, – возникала боль иного сорта, и ее она едва ли смогла бы выдержать.
Наконец она уснула. Вначале то и дело просыпаясь, потом крепче. Если она и видела сны, то не помнила их, проснувшись. Комната уже погрузилась во мрак, когда она открыла глаза. Взглянув на потолок, она увидела в окошко предзакатное небо. Она удивилась, что ей дали проспать так долго, но она не воспринимала предоставленную ей возможность как проявление милосердия. Скорее всего, епископы занимались другими делами.
Она только собралась встать, как услышала какое-то движение за дверью. Рия приподняла голову. Ключ в двери шевельнулся. Почти немедленно дверь отворилась. На пороге стояла Джейн, сэр Алекс – в шаге позади нее. Рия смотрела, как сэр Алекс закрыл за Джейн дверь и жестом указал ей идти к кровати.
Рия заметила, как вытянулось лицо у Джейн, когда она увидела, что еда на подносе осталась нетронутой. Джейн с ней не говорила. Она обращалась лишь к сэру Алексу:
– Она не ела. На подносе ничего не тронуто.
Темно-голубые глаза сэра Алекса посмотрели на поднос.
– Может, она думает, что еда отравлена. Покажи ей, что она ошибается.
Джейн наклонилась, взяла тост и надкусила его. Проглотив кусочек, она протянула хлебец Рии. Пока сэр Алекс не видел, она одними губами произнесла «пожалуйста».
Рия села и взяла тост из рук Джейн. Жевать сухой тост – все равно что есть песок, но она заставила себя проглотить один кусочек, потом второй. Сэр Алекс стоял у кровати и смотрел, как Рия ест, понемногу от каждого блюда.
– Поставь поднос на каминную полку, Джейн, – приказал сэр Алекс, – а сама – к стене.
Рия не смотрела на сэра Алекса, но чувствовала, что он скорее наблюдает за ней, Рией, чем за Джейн. Она не стала спрашивать его, почему Джейн должна встать у стены. Она понимала, что тем самым Джейн демонстрировала свое послушание. Рия перевела взгляд с Джейн на сэра Алекса, когда тот засунул руку в карман камзола. Вначале она подумала, что он просто кладет туда ключ, потом поняла, что он меняет ключ на что-то другое.
Она побледнела, когда увидела, что держал сэр Алекс в руке. На ладони его лежали браслеты. Они не совсем такие, как у Джейн, но назначение их то же самое.
– Сгодятся, пока ваши не готовы. Протяните руки.
Рия думала, что она не сможет, и, тем не менее, руки ее сами по себе вытянулись вперед ладонями вверх. У нее создалось впечатление, словно они живут отдельно от нее самой. То, что сэр Алекс надел ей на запястья, представляло собой железные наручники. Они не связаны цепью, но их можно соединить с помощью металлического штыря. Сэр Алекс показал ей, как они соединяются, скрестив ее запястья так, чтобы крюки на каждом из наручников совместились, образовав туннель для штыря. Как только штырь установлен, она уже не могла сама его вынуть, Мог только кто-то другой. Ее освободят так же, как и заковали, – по прихоти одного из епископов.
Сэр Алекс провел своей узкой рукой по наручникам:
– Они тяжелее, чем те, которые на вас наденут потом. Я думаю, и к лучшему. Вы не будете возражать против браслетов, после того как поносите эти какое-то время.
Рия подумала, что он вынет штырь, но он не вынул его. Он коснулся ее щеки, провел по ней костяшками пальцев и заговорил с ней в приятном тоне, как будто все происходило не в жестокой действительности, больше напоминавшей кошмарный сон, а, скажем, за чаем, в гостиной.
– Вы так мило плакали, – проговорил он. – Я часто спрашивал себя, можно ли вас заставить плакать. Джейн плачет, знаете ли. Правда, ее не так легко заставить заплакать сейчас, как вначале. Она вообразила, что влюблена в меня. Вы знали? Давайте, вы можете говорить.
– Да, – подтвердила Рия, ни на мгновение не забывая о присутствии Джейн. – Я поняла. Я не думаю, что она ушла бы из школы, если бы не ее любовь.
– Любовь делает нас глупыми, не так ли, мисс Эшби? – Он не стал ждать от нее ответа. – Что абсолютно верно в вашем случае. Вы взяли к себе в постель ублюдка герцога. Должен признать, я вначале не поверил, но мисс Тейлор весьма убедительно сообщила обо всем. Она вас застукала, кажется, прямо в школе, в ваших апартаментах. С вашей стороны очень неосмотрительно развлекать Уэстфала там, но еще более неосмотрительно не позаботиться о том, чтобы вас не побеспокоили. Как директриса вы должны следить за тем, чтобы ваше поведение выглядело безупречным. Мы думали, что можем на вас рассчитывать. – Он пожал плечами. – Но мы ошиблись.
Сэр Алекс провел большим пальцем по нижней губе Рии.
– Вы думаете, Уэстфал возьмет вас после того, как вы побываете с нами? – спросил он. – На вас уже сделаны ставки. Мы собираемся устроить дегустацию. Что вы думаете?
Его слова практически ничего для нее не значили, но для Джейн они имели особое значение, судя по тому едва слышному стону, что издала девушка. У Рии кровь застыла в жилах. Если дегустация могла вызвать такую реакцию у Джейн, тогда действительно стоит бояться.
Сэр Алекс встал и подошел к Джейн:
– Ты что-то хочешь сказать?
– Нет, мой господин.
– Тогда, возможно, ты устала стоять?
– Нет, мой господин.
– Посмотри на мисс Эшби и скажи ей, что такое дегустация.
Джейн повернула голову в сторону Рии. Губы ее раскрылись, но она не издала ни звука.
– Скажи ей, Джейн, или, клянусь, я не стану ждать, чтобы наказать Сильвию за твое непослушание. Мисс Эшби вполне подходит для такой цели. – И, словно желая привести угрозу в действие, он направился к Рии.
– Дегустация – когда они все берут вас по очереди, – торопливо заговорила Джейн. – Они… они смотрят друг на друга и… и считают… и делают ставки на то, кто продержится между вашими бедрами дольше всех.
Рия и так выглядела очень бледной, так что побледнеть сильнее она просто не могла. Но дыхание у нее перехватило.
Сэр Алекс переводил взгляд с Джейн на Рию и обратно. То, что он увидел, вызвало у него улыбку удовлетворения.
– Молодец, Джейн. Я думаю, ты все хорошо объяснила. Мисс Эшби ухватила суть. – Он снял запястья Джейн с крюка и проводил ее до двери. Вставив ключ в замок, он повернул ручку с некоторым торжеством. – Иди, – приказал он. – Ты можешь нас оставить. Тебе давно пора приниматься за работу.
– Да, милорд. – Джейн опустила голову и выскользнула из комнаты. Она попыталась исчезнуть быстро, но ладонь сэра Алекса настигла ее. Звонкий шлепок перекрыл еле слышный вскрик Джейн.
Сэр Алекс закрыл дверь и повернул ключ, спрятав его снова в карман.
– Она хорошая девочка, – повернулся он к Рии. – Не думаю, что она скоро мне надоест.
– Что с ней будет?
– Лучше бы вы спросили, что будет с вами. Джейн больше не ваша забота. – Он вдруг улыбнулся. – Но я удовлетворю ваше любопытство. Данное место не так уж сильно отличается от школы в Гиллхоллоу. Его можно назвать еще одной Академией мисс Уивер. Мы тоже учим девочек. Вначале для того, чтобы они могли удовлетворять наши потребности, а потом – чтобы могли удовлетворять потребности других. Лучшие из них становятся куртизанками, менее талантливых мы продаем в другие бордели. Подпорченный товар выбрасываем на улицу.
Подпорченный товар. Он беспечно называл девочек, которых они использовали, подпорченным товаром. Рии показалось, будто на грудь ей навалилось что-то тяжелое, она даже вздохнуть толком не могла.
– Вы занимаетесь работорговлей.
– Что-то вы внезапно осмелели, мисс Эшби. Вы должны научиться придерживать свой язык. Мое терпение не вечно. Джейн не ушла далеко, и мне ничего не стоит вызвать ее для наказания. – Он жестом велел Рии встать, затем подозвал ее к стене. – Мы проверяем вашу стойкость. Мне кажется, что вы нам еще послужите разными способами. Давайте, я хочу увидеть, прав ли я. – Схватив Рию за скованные запястья, он подвел ее к стене напротив камина и показал на крюк над головой. – Наручники труднее закрепить, но я думаю, вы справитесь.
Рия почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, но она продолжала стоять. Она хорошо понимала, почему он выбрал стену и крюк напротив камина. Она должна находиться там, где бы ее хорошо видел тот, кто находился за панелью. Она не могла сказать, открыта ли панель или нет, – игра света и тени на противоположной стене мешала ей рассмотреть, – но она подозревала, что в комнате за панелью сейчас темно. Значит, тот, кто на нее смотрит, оставался невидимым.
Она подняла руки, как делала Джейн, затем поднялась на цыпочки, чтобы поймать крюк. Ей удалось зацепиться лишь со второй попытки, но ее усилия вознаградились тем, что плечи немного отпустило. Она подавила инстинктивное желание освободиться, чего так ждал от нее сэр Алекс, и такого удовольствия она ему не доставила.
– Красиво. – Сэр Алекс отступил на шаг, любуясь ее телом. – Жаль, что вы разозлили Беквита в карете. Синяки не так легко замаскировать. Виконт Херндон не любит, когда лепестки его цветов смяты, и я придерживаюсь его взглядов. Беквит, однако, не столь разборчив. Ему нравится причинять боль и так же нравится видеть ее свидетельства. Но мы не разделяем его наклонности, мисс Эшби. – Он запустил пальцы в ее светлые волосы и перекинул прядь на плечо, затем провел по ней, накрывая ладонью ее грудь. – Вы помните насчет дегустации? Как вы думаете, кто станет самым стойким?
Рия знала, какого ответа он ждет.
– Я думаю, вы.
Сэр Алекс зашелся лающим смехом;
– Очень хорошо. Да, я тоже на себя поставил. – Рука его соскользнула с ее груди и задержалась на бедре. – А как насчет Уэстфала? Может, он нас всех обгонит?
У Рии пересохло во рту. Казалось, язык заполнил собой все пространство.
– Может, выпьете вина? – предложил сэр Алекс.
Рия кивнула, и он подошел к соседней двери, дважды постучал и подождал, пока она откроется. Меньше чем через минуту он вернулся с бокалом кларета. – Я дам вам выпить. – Он поднес бокал к ее губам и осторожно наклонил. Он не отнял бокал от ее губ, пока она не сделала большой глоток. От вина губы Рии стали рубиновыми.
– Чудно.
Рия закрыла глаза, когда он наклонил голову и накрыл ее рот своим. Она постаралась не доставлять ему удовольствия сопротивлением, но трудно не реагировать, когда он вжался в нее губами и просунул язык между зубами. Одновременно рука его, что лежала на бедре, скользнула между ее бедер, и она дернулась, когда оказалось, что батистовый наряд ее не представлял барьера для его зондирующих пальцев.
Сэр Алекс убрал голову, но не руку.
– Ну, – спросил он, – как насчет Уэстфала?
Беквит закрыл панель и открыл дверцы на фонаре, что держал в руках. Свет залил маленькую комнатку и осветил лицо того, кто стоял рядом.
– Как вы думаете, что она ответила? – спросил он. – Польстит ли она сэру Алексу или скажет ему, что вы выиграете пари?
Уэст медленно разжал кулак. Пальцы его занемели, оттого что так долго пребывали в сжатом положении.
– Чего вы хотите, Беквит?
– Вы же понимаете, это важно не только для меня, но и для общества.
– Я понимаю. Назовите вашу цену.
– Вначале, я думаю, вы должны проявить себя. – Он окинул Уэста долгим взглядом, словно обдумывая свое предложение. – А потом вы должны отдать нам полковника в обмен на вашу шлюху.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все в его поцелуе - Гудмэн Джо



Почитать можно, но я ожидала большего! оценка 8 из 10
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕкатерина
23.05.2011, 17.16





люблю Джо Гудмен. сюжет так себе, а разговоры и характеры весьма хороши. даже постельные сцены хороши, а это - редкость
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоГалина
20.04.2012, 1.25





Очень хорошая книга. Мне очень понравилась.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоТаня
27.05.2012, 16.50





эта книга,несомненно,заняла бы достойное место в топ–100.почему её там нeт? 10 из 10!!!
Все в его поцелуе - Гудмэн Джоольга
6.05.2013, 21.49





Наверное не доросла до такой интерпретации. Несколько неожиданно. Гудмэн представляла другой. Столько разговоров и раздумий, что теряешь суть или, что вернее, просто надоедает. Нет чего то существенного, главного что ли, душевного. Вообщем не понравилось
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоА
29.06.2013, 7.19





Романчик так себе. Местами интересно и самое главное не шаблонно. Читайте не пожалеете.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕвгения
15.07.2013, 0.46





Нда, роман еле прочитала. Начало затянуто, последние 3 главы интересные. 3 из 10. Ожидала большего.
Все в его поцелуе - Гудмэн Джомона
22.08.2013, 17.23





Мерзости так много, а роман читать можно.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоДина
20.12.2013, 7.48





читала между строк. муть страшная 1 бал
Все в его поцелуе - Гудмэн Джотатуе
18.05.2015, 21.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100