Читать онлайн Все в его поцелуе, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все в его поцелуе - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Все в его поцелуе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

На приеме яблоку негде было упасть. Рия с трудом нашла свободное местечко, чтобы присесть в нише возле цветка в горшке ростом почти с нее. Тонкие нежные перистые листья растения деликатно щекотали ей щеку, покачиваясь на сквозняке, вызванном стремительным вращением танцоров. Рия раскрыла веер и, прикрыв им рот, зевнула.
Недосып брал свое, не помогли даже натянутые как тетива лука нервы. По дороге в Лондон спать почти не пришлось, и в прошедшую ночь удалось проспать часа три, не больше. Элизабет настаивала на том, чтобы она прилегла отдохнуть перед приемом, но после разговора с Уэстом сон не шел. Она смотрела вверх, на полог балдахина и спрашивала себя, почему не чувствует ничего, кроме странного онемения души и тела.
Мисс Дженни Тейлор – поставщица шлюх для епископов.
Подобные слова то и дело как волна накатывали на нее, отдавались болезненным эхом в голове. И даже сейчас они звучали в ее голове более отчетливо, чем все, что говорилось вокруг.
Если бы она могла упасть в обморок или просто слечь с мигренью! Уэст, наверное, ждал чего-то подобного, но шок от его слов прошел так быстро, Что Рия поняла: она не испытала шока, потому что сообщение Уэста нельзя назвать внезапным и неожиданным. Просто самые худшие подсознательные опасения оказались подкрепленными фактами. Она догадывалась о том, что происходит, но вынуждена признать очевидное только сейчас.
Эмили Баррет. Аманда Кент. Мэри Мердок. Сильвия Дженнер.
Рия словно мысленно делала перекличку. Все они – студентки школы – ушли из нее до ее окончания. В отличие от Джейн Петти никто из них не ушел из школы внезапно, не дав таким образом повода волноваться за их будущее, которое казалось значительно более перспективным, когда они из школы уходили, нежели когда поступали в нее.
– Ты белая, как молочная сыворотка, – Услышала Рия голос Уэста.
Рия вздрогнула и от неожиданности выронила веер. Он неловко повис на шелковом шнуре, прикрепленном к запястью. Рия не сразу сумела закрыть его и сжать в ладони.
Видя, насколько ей трудно держать себя в руках, Уэст взял ее под локоть:
– Пойдем, на лоджии никого нет. Гости предпочитают изнывать от духоты. Все боятся холода.
Рия взяла его под руку и позволила увести себя из зала.
Теперь, когда она шла в сопровождении герцога Уэстфала, дорогу ей уступали куда охотнее. Подойдя к перилам, Рия отпустила руку Уэста и, схватившись за мраморный парапет, вдохнула свежего ночного воздуха. Ночь выдалась ясной, и звезды сияли на темно-синем небе даже ярче, чем бриллианты в бальном зале.
– Мне отвезти тебя на Оксфорд-стрит? – спросил Уэст. – Я сам не смогу, но попрошу своего кучера. – Она не торопилась с ответом и в конечном итоге отказалась уезжать, покачав головой. Уэст понимал, что он не сможет ее переубедить. – Я не могу заставить тебя прекратить себя винить, Рия, я могу лишь сказать, что ты не права, поступая так. Ты не могла знать о других.
Рии совсем не показалось странным, что Уэст угадал ее мысли.
– Но я знала, – тихо произнесла она. – По крайней мере, кажется, знала. Я должна была рассказать тебе о них с самого начала, не дожидаясь, пока ты сам мне все выложишь.
Уэст присел на перила и накрыл руку Рии своей.
– Что ты мучаешься? Что особенного, если четыре студентки ушли из школы до ее окончания, потому что нашлись семьи, готовые их приютить? Только задним числом ты могла увидеть в их уходе нечто похожее на ситуацию с мисс Петти.
Рия знала, что он прав, и в то же время она не могла не судить себя.
– У них у всех оказались благотворителями члены совета. Все они пришли в·школу в раннем возрасте из работных домов. И считались самыми хорошенькими девушками в школе. Мэри и Эмили проявляли большие способности в игре на фортепьяно, Аманда Кент отличалась живостью и общительностью, ее очень любили другие девочки. Сильвия числилась лучшей студенткой, вела себя тише, чем другие студентки, относилась ко всем очень ласково и по-доброму. – Рия искоса посмотрела на Уэста: – Н, как и в случае с Джейн, мисс Тейлор выделяла их среди других. Я думала, потому, что они сироты. – Она усмехнулась, но совсем не весело. – Видно, я не так уж заблуждалась. Как ты думаешь, что с ними стало?
Уэст не мог ответить на ее вопрос. Он не хотел даже представлять, какую уготовили им судьбу. По словам Рии, Сильвия покинула школу больше года назад, незадолго до того, как Рию назначили директрисой. Три другие покинули школу еще раньше. Между их уходами проходили месяцы, иногда годы. Пятнадцатилетнюю Эмили взяла к себе бездетная пара из Ноттингема. Аманде и Сильвии едва исполнилось шестнадцать, когда их забрали к себе дальние родственники, живущие в Лондоне. Мэри покинула школу в четырнадцать лет.
– Может, их действительно забрали к себе родственники, и они живут сейчас вполне благополучной жизнью, – предположил Уэст.
– Я уверена, что нет, – уныло констатировала Рия. – Как и ты. Не надо пытаться поднять мне настроение, внушая ложные надежды.
Уэст понимал, что она права. Уэсту казалось, что выдвижение Рии на пост директрисы стало препятствием для учредителей. При ее руководстве забирать девочек из школы стало небезопасно. Вероятно, ее назначение приняли лишь потому, что за ней стоял герцог Уэстфал, который пользовался определенным уважением в самых высоких кругах. Очень скоро учредители поняли, что Рия не собирается угодничать и действительно вникает в дела школы. Она, как директор, захотела бы навестить своих бывших учениц и посмотреть, достойно ли они живут, а, следовательно, с прежней практикой учредителям пришлось покончить.
Когда Джейн Петти созрела настолько, чтобы привлечь внимание сэра Алекса Коттона, он решил испытать иной подход, чем несуществующая семья. По мнению учредителей, побег Джейн Петти вызвал бы определенный переполох, но о нем бы вскоре забыли. Чего сэр Алекс не учел, так это того, что Джейн решила поделиться своей тайной с Эмми Нэш, которая раскрыла ее лишь тогда, когда все уже, казалось, перестали вспоминать о досадном случае. Затем смерть герцога и последовавшая за ней цепь событий, ставших для учредителей роковыми. Как, наверное, они пожалели о том, что назначили Рию директрисой, узнав, что она напрямую обратилась к молодому герцогу за помощью!
– Я не хочу оставлять тебя здесь, – произнес Уэст. – Ты выглядишь нездоровой. И за ужином ты почти ничего не ела.
Даже в темноте Рия видела, что он всерьез озабочен.
– Ты не должен обо мне беспокоиться. Я обещала танец Истлину, и я уверена, что Норт и Саут будут меня развлекать не в ущерб своим половинам. Полковник тоже пообещал не забывать обо мне, а у меня столько к нему вопросов, что, боюсь, он пожалеет, что вызвался составить мне компанию.
Уэст видел, что она бодрится, не чувствуя бодрости, и улыбнулся лишь потому, что Рия хотела, чтобы он улыбнулся. Зачем ставить ей на вид, что он нашел ее прячущейся за горшком с растением.
– Полагаю, раз уж ты решила допросить полковника, мне задерживаться нельзя, иначе ты все тайны у него выведаешь.
Рия лишь кивнула, вглядываясь в его лицо.
– Ты будешь осторожен, ладно?
– Да. – Он нагнулся и поцеловал ее в губы своими сухими и бесстрастными губами.
– Я все сделаю как надо, Рия, – обнял он ее. – Обещаю тебе.
Она ничего не ответила, лишь крепко держала его, пока он осторожно не отстранился. Не говоря более ни слова, они вернулись в бальный зал и смешались с толпой.
Рия не испытывала недостатка в партнерах. Маркиз подошел к ней и напомнил об обещанном танце. Истлин оказался отличным партнером и достаточно разговорчивым, чтобы непринужденной беседой отвлечь ее от постоянных мыслей об Уэсте.
– Он знает, что делает, – заверил ее Истлин.
Рия заметила огненно-рыжую прядь в каштановых волосах Истлина – игра света.
– А он бы признал, что не знает, если бы действительно не знал?
– Признал бы, – чуть усмехнувшись, отозвался Истлин, – а я – ни за что.
Она нахмурилась, не вполне уверенная в том, что правильно его поняла.
– Вы хотите сказать, что – Она замолчала и споткнулась, заметив сэра Алекса Коттона, беседовавшего с дамой; которая то и дело игриво постукивала его веером по руке.
– Выше нос, мисс Эшби, – призвал ее Ист, помогая изящно загладить ошибку в па. – Смотрите на меня. Моя жена говорит, что я вообще-то красивый парень, но вы легко можете убедить меня в обратном, если я не способен удержать ваше внимание даже на время танцевального па.
Появившийся на ее щеках румянец можно было отнести за счет танца, но они оба знали его причину.
– Вы ведь не дадите мне потерять сознание? Я падала в обморок всего лишь один раз в жизни, и то у меня получилось без должной элегантности.
– Я буду держать вас прямо, даже если придется поставить вас к себе на ноги. – Он заметил, что его со всей серьезностью сделанное обещание вызвало улыбку у нее на лице. – Вы следите за Коттоном или Херндоном?
– За сэром Алексом. Кто с ним?
– Леди Пауэл. Семь лет как вдова и неисправимая кокетка. У нее есть средства, и замуж она не хочет, что делает ее весьма желанной компаньонкой.
Рия задумалась. Может, сэр Алекс изменил своим пристрастиям? Рия видела, что леди Пауэл достаточно привлекательна, чтобы удостоиться внимания джентльмена, но… А может, девочки из школы – для разовых забав? Развлекся и забыл. Возможно, истинное удовольствие джентльмен может найти, только имея дело с дамой своего круга.
– Летом я думал, что Саут попался на ее удочку, – продолжал разговор Ист, отвлекая Рию от ее мыслей, – но он сумел сорваться с крючка.
Саут был выше большинства мужчин на танцевальной площадке, и все же Рия сперва услышала его смех, а лишь затем увидела копну черных волос на запрокинутой назад голове. Мисс Парр Рия разглядеть не смогла, как не увидела и родителей Саута, которые, должно быть, стояли где-то рядом, наслаждаясь его шутками.
– Не думайте, что он забыл о своем задании, – оповестил Ист. – Я уверен, что он точно знает свою цель.
– Я и не думала. Он что, наблюдает за Херндоном?
Ист кивнул.
– А Норт не спускает глаз с Коттона, пока я с вами.
Рия ничего не сказала. Наверное, когда они тянули жребий, Ист вытащил короткую спичку. Но он, как галантный кавалер, конечно, стал бы отрицать очевидное. Она сосредоточилась на танце и ритме.
Норт пригласил ее на следующий танец, затем настала очередь Саута. Их уверенность в себе и остроумие временами заставляли ее забыть о чувстве вины. В их обществе она вела себя вполне непринужденно.
Полковник Блэквуд оказался интересным собеседником, человеком воистину разносторонним. Он мог вполне осведомленно говорить об искусстве, литературе, музыке и, наконец, об Уэсте. Особенно интересовала Рию последняя тема. Задавать вопросы полковнику не было необходимости. Он говорил об Уэсте с удовольствием, и она видела, что полковнику он очень нравится. Рия понимала – полковник говорит не все, но он восполнил многие пробелы в деятельности Уэста, рассказывая Рии о том, о чем Уэст говорить отказывался.
Полковник допил содержимое бокала и задумчиво вертел пустой бокал в руках.
– Я вас утомил, – вымолвил он. – Верно? Я теряю способность занимать дам.
Рия быстро опустила веер:
– Что вы! Конечно, нет!
– Моя дорогая, хотя вы зеваете очень деликатно, прикрываясь веером, вы все равно зеваете. И не думайте, что я не замечаю, как вы бросаете взгляды по сторонам в поисках Уэста. Я точно могу вам сказать, что Уэст еще не вернулся, иначе он давно находился бы рядом с вами. А если вы хотите узнать, который час, – полковник вынул из кармана брегет, – то сейчас половина одиннадцатого.
– Так поздно? – Рия уже не пыталась скрывать тревогу. – Почему он не вернулся?
– Потому что он еще не закончил, – пояснил полковник. – Вы думаете, я слишком легкомысленно отношусь к его отсутствию. Вы ошибаетесь. Поверьте мне, я знаю своих людей, мисс Эшби. Уэст один из лучших.
– Вы не боитесь за него?
Блэквуд перестал крутить в руке бокал и очень серьезно посмотрел на Рию. Она вдруг показалась ему такой юной, а может, он вдруг почувствовал себя очень старым.
– Я не стану оскорблять вас, говоря, что я никогда за него не боялся. – Он ласково улыбнулся и протянул ей бокал: – Если вас не затруднит…
Рия немедленно встала и взяла бокал из его рук.
– Мне следовало раньше предложить, – откликнулась она. – Я сейчас вернусь. – Она обрадовалась представившейся возможности что-то делать – хотя бы такую малость, как наполнить бокал полковника. Рия постоянно чувствовала, что за ней следят, что ее опекают, и от опеки она задыхалась, ей не хватало воздуха.
Закуски и спиртное подавались в буфете в смежной комнате, и Рия направилась туда. До буфета – рукой подать, но вход оказался заполнен людьми. Протиснувшись между двумя матронами и извинившись перед пожилым джентльменом, которому Рия наступила на ногу, то и дело раскланиваясь с кем-то, и, орудуя веером, как кочергой, она смогла пробраться в буфет, не причинив серьезных повреждений ни себе, ни другим.
В буфете народу оказалось немного – всего одиннадцать человек. Лакей тут же взял у нее бокал, и она последовала за ним в направлении стойки с большими хрустальными графинами.
– Я не думаю, что там лимонад или миндальный ликер, – осторожно обратилась она к лакею. От бокала полковника не пахло ни фруктовым соком, ни миндалем. – Виски, я думаю. Лучшее, что у вас есть. Для полковника Блэквуда.
– Конечно. – Лакей достал из буфета графин с виски и налил щедрую порцию. Он протянул графин Рии и вопросительно посмотрел на нее, ожидая, что она закажет для себя.
– Боюсь, два бокала я не донесу, – проговорила она, оглянувшись на толпу, сквозь которую ей пришлось протискиваться.
– Есть другой маршрут, – сказал слуга.
Она заметила, что стена слева не монолитная. Фреска на ней удачно маскировала дверь. Рия благодарно улыбнулась. – Если вы сможете раздобыть для меня херес, я буду вам очень признательна.
– Конечно. – Он налил заказанное и подал Рии бокал с хересом на высокой ножке. – Так вы выйдете на галерею, откуда есть два выхода – в холл и библиотеку. Вы не позволите донести ваши напитки и проводить вас?
– Нет. Я думаю, не я первая, кто сегодня уже ходил таким маршрутом.
– Действительно, вы не первая.
Слуга проводил ее до двери и приоткрыл ее ровно настолько, чтобы она успела проскользнуть. Рия остановилась у защелкнувшейся за ее спиной двери и огляделась.
Галерея не пустовала. На всех светских сборищах обычно сюда приходили те, кто предпочитал уединение. Рия подозревала, что если бы обстоятельства не вынудили Уэста покинуть прием, здесь он общался бы с другими членами Компас-клуба. Она легко могла представить, как их четверка болтает где-нибудь в дальнем углу, скажем, под тем большим конным портретом предка хозяина. Они могли бы, например, даже сделать ставки на то, кто войдет в галерею следующим. А может, поставили бы на то, будет ли в руках у входившего закуска с выпивкой или нет.
Рия улыбнулась своим мыслям и пошла по галерее к двери, которая, по ее мнению, вела в холл. Она видела, как вслед ей поворачивались головы, хотя и не могла решить, от любопытства или неодобрения за непрошеное вторжение. Парочка на кушетке почти не обратила на нее внимания, а вот три матроны намеренно прервали разговор. Один джентльмен оторвал взгляд от портрета, который пристально изучал, и уставился на нее. За столом, где играли в карты, игру прерывать не стали, хотя один господин поднял монокль и одновременно бросил карту. Рия могла бы здесь задержаться подольше, но из зала доносились звуки оркестра, настраивающего инструменты, и она предпочла поторопиться. Она понимала, что ее отсутствие скоро заметят. Полковник заждался своей порции виски, если даже ее компания ему не слишком импонировала.
Привратник поспешил открыть перед ней дверь. Рия отклонила его предложение помочь ей донести напитки. В холле музыка слышалась громче. Рия бросила взгляд в сторону входа в бальный зал и, увидев толпу у входа, почувствовала, что не может заставить себя вернуться туда прямо сейчас. Дверь в галерею уже закрыли, и путь к отступлению оказался отрезан.
Рия вспомнила, что слуга в буфетной упомянул библиотеку. Библиотека, пожалуй, сейчас желанное убежище от толпы. Не может быть, чтобы в нее можно было попасть только из галереи. Рия сделала крутой разворот и налетела прямо на леди Пауэл.
Несмотря на неожиданность столкновения, Рия сумела не пролить херес. Однако с виски ей не так повезло. Лиф и подол ее платья изрядно намокли.
Леди Пауэл вскинула руки, словно защищаясь от еще одного столкновения, и проворно отскочила. Заметив, сколько виски пролилось на наряд Рии, она, набравшись храбрости, проверила, в каком состоянии ее собственное платье. Если не считать двух-трех капель виски, скатившихся в декольте, она не пострадала. Атласные ленты, крест-накрест пересекавшие грудь и удерживающие в нужном положении льдисто-голубую тунику, не испачкались, как и прочие детали ее драпированного шелкового платья.
Убедившись в том, что цела и невредима, леди Пауэл обратила внимание на Рию, которой по-настоящему досталось.
– О, моя бедненькая! Боюсь, вам пришлось взять удар на себя.
– Я не знала, что вы находились как раз за мной, – сказала Рия.
– А я не могла знать, что вы закрутитесь как дервиш и смените направление на противоположное. И понятия не имела, что вы вооружены. А теперь позвольте мне взять у вас один бокал. – Не дожидаясь приглашения, она освободила Рию от почти пустого бокала. – Пойдемте со мной, мы найдем место, где вы сможете привести себя в порядок, а я приведу прислугу. Прислуга все время крутится под ногами, и только когда в них есть нужда, почему-то никого не найдешь. – Взяв Рию под руку так, словно они закадычные подруги, собиравшиеся поговорить тет-а-тет, она повела Рию по коридору в направлении, обратном бальному залу. – Я – леди Пауэл, – представилась она. – А мой супруг был преподобным Эдмундом Пауэлом.
– Я – Мария Эшби.
– Да, я знаю. Мой муж знал герцога Уэстфала довольно хорошо. Сходные политические интересы, знаете ли, и какие-то денежные дела. Но они меня никак не касались, уверяю вас. Ужасно скучно. Мне редко доводилось встречаться с покойным герцогом, но его сына я знаю значительно лучше.
Рия сосредоточилась на том, чтобы не пролить херес, хотя леди Пауэл предложила весьма интересующую Рию тему. Достопочтенная дама могла, конечно, иметь в виду лорда Тенли, говоря о сыне покойного Уэстфала, но Рия почему-то решила, что она имеет в виду именно Уэста.
– Вот мы и на месте. – Леди Пауэл остановилась напротив обитой панелями двери и положила ладонь на медную ручку. – По-моему, здесь музыкальный салон. – Она нажала на ручку, и дверь с легким скрипом отворилась. – Да, вот пианино и арфа. Побудьте здесь, пока я подыщу более подходящее помещение. Проходите. Я вернусь буквально через минуту. – Она открыла дверь пошире, чтобы Рия могла зайти. – Глоток хереса вам не повредит, – добавила она. – Вы неестественно бледны.
Дверь закрылась за ней до того, как Рия успела отреагировать. Леди Пауэл была не права, имелась весьма естественная причина для того, чтобы побледнеть. В комнате Рия увидела на табурете за пианино мистера Джонатана Беквита.
Рия у себя за спиной нащупала ручку, сжала ее и потянула вниз. Дверь дрогнула, но не открылась.
– Не вините леди Пауэл, – обратился к ней Беквит. – Она думает, что помогает помирить любовников. – Он встал, растянув губы в глумливой усмешке при виде недоумения на лице Рии. – Что? Только не говорите, что вы бы не предпочли меня Уэстфалу.
– Я бы не предпочла вас и жабе.
Он вздохнул, ничуть не обидевшись:
– Как это на вас не похоже. Где ваши хорошие манеры? Леди Пауэл помогла нам, потому что она думает, что я играю на стороне Уэстфала и что моя задача – задержать вас тут, пока он не появится.
– Почему она думает, что мы с Уэстфалом любовники?
– Полагаю, потому, что ей сообщил сэр Алекс. Херндон тоже пересказал ей о вас пикантный слушок. Вы; возможно, найдете мою новость шокирующей, но меня не пригласили на мероприятие. – Он жестом попросил Рию подойти к нему. – Ну же, нам надо идти.
Рия не шевельнулась. Она лишь открыла рот, чтобы закричать. Беквит с силой ударил по клавишам, и громкий, режущий ухо звук заглушил все шумы. Ее переиграли. Может, кто-то и услышал ее крик, но едва ли придал ему значение. Рия поднесла к губам бокал и сделала глоток.
– Я никуда с вами не поеду, мистер Беквит, так что можете сыграть другую мелодию.
Темные брови Беквита резко взмыли вверх, придавая лицу выражение насмешливого удивления с каким-то дьявольским оскалом. По глазам Рии он увидел, что трюк его удался. Рука ее, держащая бокал за ножку, чуть дрогнула.
– Нахальная дешевка, – опять оскалился он. – Что-то в ней есть, но может быстро надоесть.
Рия вновь попыталась открыть дверь, но ручку что-то не пускало. За фортепьяно она увидела дверь на веранду, полагая, что Беквит собирается вывести ее в сад. Возможно, ей удастся добежать до галереи и через нее проникнуть в дом или, по крайней мере, привлечь к себе внимание. Кто-нибудь, наверное, уже ее ищет. Единственное, что от нее требуется, – не уходить отсюда подольше.
Беквит ткнул пальцем в пол рядом с собой:
– Сюда. – Он помолчал, после чего голосом, подобным удару хлыста, добавил: – Немедленно.
У Рии в животе все перевернулось. Наверное, от того, что она слишком мало ела за ужином и слишком мало спала. У нее еще и голова закружилась. Она не позволит себе поверить, что так действует на нее приказ Беквита. Колени у нее подкосились, и она глотнула еще хереса. Ей вдруг пришло в голову, что обморок сейчас совсем некстати. Она обвела глазами комнату, выбирая место, чтобы упасть, не причинив себе вреда.
– Не делайте ничего такого, – словно прочел ее мысли Беквит. – Разве вы не хотите увидеть мисс Петти?
Рия не задумываясь сделала шаг вперед.
– Очень хорошо, – поощрительно улыбнулся Беквит. – Теперь еще шаг и еще. Честное слово, мисс Эшби, я не берусь отвечать за то, что может случиться с Джейн, если мы отсюда не уберемся поскорее. Ее благополучие целиком зависит от вашего сотрудничества. Вы понимаете?
Рия понимала. Она поставила бокал на столик и дошла как раз до того места, которое изначально указал ей Беквит.
– Вы отвезете меня Джейн.
– Именно. – Он не стал настаивать, когда она отказалась накинуть на плечи его сюртук, не стал настаивать и тогда, когда она отказалась взять его под руку.
– Сюда, мисс Эшби. Нас ждет кеб. Вы ведь не хотите привлекать внимание к вашему отъезду. – Он открыл перед ней дверь. – На карту поставлено больше чем благополучие одной из ваших студенток. Вам придется принять в расчет благополучие их всех.
Угроза его казалась столь нереальной, что Рия ему не поверила. Слишком поздно она поняла, что не вполне владеет мимикой и что ее сомнения стали очевидны мистеру Беквиту.
– Хотите держать пари? – спросил он. – Я уже объяснил, каковы ставки.
Рия покачала головой. Она не могла унять дрожь. Ее сковал могильный холод, но вместо того, чтобы инстинктивно обхватить себя руками, она опустила их вдоль тела и даже не пыталась сдержать дрожь.
– Хорошо. – Выражение лица Беквита не изменилось, но в тоне звучало одобрение. – Нам надо торопиться.
Они вышли. Ей показалось, что на улице гораздо холоднее, чем раньше. Она посмотрела на лоджию и не увидела там никого. Беквит быстро шел через маленький внутренний садик к выходу, а Рия торопливо следовала за ним. Он отворил ворота, которыми пользовались слуги, подождал Рию, пропустил ее вперед, после чего нагнал и снова пошел впереди. Наемный экипаж Беквита стоял почти в самом конце длинной череды карет. Возница узнал Беквита и спрыгнул с козел, чтобы помочь пассажирам сесть.
Рия села в углу. Когда возница увидел, что она без пальто, он предложил ей свою накидку. Она взяла ее, поскольку зубы ее выбивали дробь от холода. Она видела, что Беквит что-то говорит вознице, очевидно, адрес, но расслышать ничего не могла. Рия решила, что Беквит сядет напротив, но он уселся рядом.
Желая сохранить остатки достоинства, Рия заметила:
– Я не собираюсь прыгать из экипажа. Вам незачем перекрывать дверь.
– Вы так подумали? Я хотел лишь польстить вам своим вниманием. – Он захихикал, когда Рия вжалась в угол. – Я уверен, что вы не хотите вести себя оскорбительно по отношению ко мне, но ваши действия просто вопиющие.
– Можете не напрягаться, мистер Беквит. Вы правильно меня понимаете.
– От вас пахнет, как от шлюхи после матросни. Что вы на себя пролили?
Рия взяла себя в руки и перестала дрожать.
– Виски. Напиток предназначался полковнику Блэквуду.
– Ах, так калека вас использовал как горничную.
Она не отреагировала. Неизвестно, какой еще грубости ждать от мистера Беквита. От нее так сильно пахло виски, что трудно определить, пил ли он.
– Служанка в таверне, – продолжал издеваться Беквит. – Как вы думаете, вам бы пришлась по душе такая роль? Подавать спиртное грубым мужланам. Обслуживать целую свору.
– Куда мы едем? – Рия сделала над собой усилие, чтобы заглушить отчаяние. Она начинала понимать, что Беквиту нравится внушать ей страх. И ему нравилось, когда она храбрилась. Беквит забавлялся, но как-то отстраненно. Он смотрел на нее скорее с жалостью, но и жалость отдавала презрением. Сочувствие беспомощному созданию, не понимающему, что оно обречено. Так смотрят на муху в паутине, на мотылька, обмакнувшего крылья в расплавленный свечной воск, на пчелу в перевернутой банке школьника.
Вот так Беквит смотрел на нее: она заслуживала его пристального изучения, даже восхищения и в конечном итоге холодного сочувствия, потому что надежды у нее не больше, чем у мухи, мотылька или пчелы.
Беквит молчал так долго, что Рия решила, что он и не собирается отвечать. Наконец он заговорил загадками:
– Мы едем в то место, которое будет одновременно и знакомым, и чужим. Вы много раз его видели, но вы его все равно не знаете.
Даже в густом сумраке кареты Рия увидела, как он доволен собственным остроумием. Она ничем не проявляла нетерпения и спокойно спросила:
– Джейн там будет?
– Да, о да, конечно. Вы не должны полагать, что я вам лгу, мисс Эшби. Все, что случится, будет зависеть оттого, понимаете ли вы, что я говорю правду, одну правду.
Рия сидела очень тихо, когда Беквит взял ее подбородок двумя пальцами. И хотя руки его облегали перчатки, его кожа даже в них холодила лицо. В его жесте отсутствовала всякая нежность.
– Если я говорю, что должно быть что-то сделано, то оно будет сделано. Вы понимаете?
– Да.
– Хотелось бы знать. – Он отпустил ее подбородок. – Покажите мне ваши руки, мисс Эшби.
Рия удивленно вытащила руки в перчатках до локтей из-под накидки. Она подняла руки над собой, ненавидя себя за сделанный жест, потому что он напоминал жест того, кто сдается в плен. Теперь она знала, что сделает Беквит, и не пыталась стряхнуть его пальцы, когда они вцепились в ее запястья.
– Теперь я возьму ваш рот. – И он прижался губами к ее губам и впился зубами в ее сжатые губы.
Рия почувствовала привкус крови, но чья кровь – его или ее, – невозможно узнать. Желудок Рии судорожно сжался, и ее затошнило. Рия успела злорадно подумать о том, как понравится Беквиту то, что сейчас поднималось из ее желудка, и еще она успела пожалеть о том, что мало поела за ужином.


Возвратившись на прием, Уэст не удивился, что полковник все еще окружен свитой. Уэст подошел к окружавшим его джентльменам. Вполуха он слушал, что говорит Блэквуд, обводя глазами зал. Пару раз ему показалось, что он заметил Рию среди танцующих, но всякий раз, когда женщина поворачивалась к нему лицом, он понимал, что ошибся. Ему показалось, что Элизабет могла бы выбрать для платья иной цвет. Слишком много сегодня дам в платье цвета мяты. И вновь он заметил платье того же холодного зеленого оттенка, но женщина в нем раза в два шире Рии. Дама заметила на себе взгляд Уэста и кокетливо улыбнулась поверх плеча партнера.
Уэст нахально подмигнул ей, и она вознаградила его своим восторженным смехом. Мать Истлина выше условностей. Он видел, как она легонько похлопала по плечу своего мужа, чтобы тот не оглядывался в поисках так позабавившего ее жену джентльмена. Сэр Джеймс и леди Уинслоу закружились в вальсе, а Уэст с тревогой подумал, что ни Иста, ни Софии среди танцующих нет.
Нет в зале и Норта. Уэст заметил бы его золотистую шевелюру. Он прищурился и стал искать в толпе Саута и Индию Парр.
Их тоже не оказалось. Даже ниша с цветком в горшке и та пустовала. Уэст вышел из зала и заглянул в кладовку под лестницей.
– Прошу прошения, – извинился он, мысленно отругав себя. Джентльмен не стал вылезать из-под пышной юбки дамы, так что Уэст не мог его узнать, а вот леди Пауэл он узнал сразу – и ее физиономию, и все остальное. Грудь ее обнажена, обтянутая шелком икра и часть бедра тоже.
Уэст подумал, что, невзирая на обстоятельства, дама смотрит на него весьма самоуверенно. Она хоть и порозовела, надо полагать, от смущения, что ей весьма шло, но не сделала ни одной попытки прикрыть себя. Ему даже показалось, что она не против пригласить его присоединиться или, по крайней мере, остаться понаблюдать.
Уэст указал на мужчину, стоявшего на коленях на полу, головой уткнувшись даме между ног, и шепотом спросил:
– Случайно, не сэр Алекс Коттон?
Леди Пауэл быстро покачала головой и жестом приказала ему уйти.
Не зная, следует ли ей верить, Уэст еще раз взглянул на джентльмена и заметил на нем ливрею слуги. Лакей? Леди Пауэл повезло, что их застукал на месте преступления именно Уэст. На его молчание она могла бы положиться.
– Дверь надо бы запирать понадежнее, – посоветовал Уэст, уходя. Вынырнув из кладовки, он закрыл дверь и встал под дверью, прислонившись к ней плечом. Несколько гостей, толкаясь у входа в зал, заметили его странное поведение. Он глуповато улыбнулся им, но не стал ничего объяснять. Когда он услышал звук запираемой двери, он покинул свой пост. Если леди Пауэл ухватилась за ручку так же крепко, как до того за голову лакея, то они могут не беспокоиться, что им кто-то помешает.
Уэст вернулся в бальный зал и обнаружил, что круг людей возле полковника стал уже, но не исчез полностью. Среди них он заметил двух директоров Ост-Индской компании вместе с женами и нескольких представителей принца-регента. Сам принц тоже приезжал, но уже отбыл. Несколько человек из своей свиты он оставил вместо себя, для того чтобы те непрестанно выражали полковнику свое восхищение. Поскольку принц отсутствовал, Уэст даже не пытался вести себя прилично. С настойчивостью базарной торговки, расталкивающей толпу локтями, Уэст пробился к почетному гостю и заявил во весь голос:
– Полковник сильно утомился, а я тот несчастный, кому поручено следить за его самочувствием и выполнять распоряжения лечащего врача. Вы ведь меня извините, не так ли?
Не дав полковнику ни опомниться, ни сказать что-то, Уэст схватил ручку кресла-каталки и решительно повез полковника в коридор.
– Ты знаешь, куда меня везешь, я надеюсь, – сухо заметил полковник. – Если нет, то тут на пути есть библиотека. Третьи дверь, затем через галерею.
Вопреки ожиданиям Уэста в библиотеке несколько гостей болтали у камина, кто-то, стоя на табурете, листал книги, юная пара сидела на кушетке, взявшись за руки. Они несколько виновато отдернули руки друг от друга, когда Уэст завез в комнату полковника.
Уэст думал, что ему придется попросить людей выйти из помещения, но полковник сам сказал, чтобы они вышли. Гости немедленно повиновались.
– Не знаю, что ты собирался им сообщить, – проворчал полковник, оставшись наедине с Уэстом, – но я подозреваю, ты бы заставил их поверить в то, что я уже при смерти. – Полковник замолчал, ожидая, пока Уэст не обойдет кресло. В руке полковник держал бокал с виски и не рискнул развернуть кресло самостоятельно. – Ты видел, что все остальные уже отбыли, поэтому ты так засуетился. Нехорошо, Уэст. Я рассчитываю на то, что у тебя хватит здравого смысла не привлекать к себе внимания таким образом.
При иных обстоятельствах Уэст уважительно кивнул бы, выслушав замечание полковника, даже если упрек казался незаслуженным. Его поведение указывало на крайнюю степень раздражения, которое Уэст едва мог сдержать.
– Никто из них не должен был уезжать, пока я не вернусь, согласно нашему плану.
– Планы, как приличный наряд, не шьются с первой примерки, – спокойно ответил полковник. – Ист не смог задержать отъезд никого из известных тебе персон. На случай если ты решишь, что он не очень старался, я скажу тебе, что леди София тоже пыталась их задержать. Они решительно настроились уехать. Поскольку ты еще не приехал, мы приняли определенные меры предосторожности. Истлин и леди София уехали одновременно, чтобы усыпить возможные подозрения. Норт поехал за сэром Алексом, а Саут – за Херндоном.
Уэст почувствовал, что на сердце у него стало чуть полегче. Если и ввели изменения в первоначальный план, то не столь существенные.
– Что вы думаете по поводу того, что Херндон и сэр Алекс уехали раньше почетного гостя? Они ведь говорили с вами сегодня, не так ли?
– Выразили свое почтение. Поблагодарили меня. – Он пожал плечами. – Сингапурская колония весьма усилит их позиции. Они действительно благодарны.
– Никаких упоминаний о епископах?
– Никаких.
Уэст знал, что они не стали бы вспоминать при полковнике о своих пострадавших собратьях. Перед епископами вставала нелегкая дилемма. Они знали, что основать колонию в Сингапуре стало возможным лишь после того, как пятерых членов их сообщества обезвредили, и в то же время благодаря такому поражению и лорд Херндон, и Алекс Коттон стали еще богаче.
– Они не подозревают, что вы знаете о том, что они члены «Ордена епископов»?
Полковник покачал головой;
– С чего бы им знать? – Он глотнул виски, наслаждаясь тем, как жидкость греет горло. – Я думаю, что они, вероятно, заметили твое отсутствие на приеме.
Уэст кивнул. Он тоже так подумал.
– Может, моим отсутствием объясняется их желание уехать. – Уэст невесело усмехнулся. – Не думаю, что они мне доверяют.
– Наверное, ты прав. Скажи мне, что нам принесла твоя вылазка? Надеюсь, ты узнал что-то полезное.
– Только доказательство того, что у них с Беквитом сходные интересы в эротическом искусстве. Ничего, что бы как-то намекнуло на место пребывания мисс Петти. Коллекция Херндона более разнообразная, чем у других, но он и коллекционированием занимается дольше других. Если и есть определенная тематика в ней, то она не сексуальной природы, вернее, не только о сексе. Господам нравится порабощать женщин. Они возвели это в ритуал. Я думаю, существует определенный садистский обряд, который проигрывается раз за разом, когда им заблагорассудится.
– И Академия мисс Уивер – их тайный сад, – отметил полковник. Он действительно чувствовал себя очень старым, гораздо старше своих лет. – Прости меня. Мне бы не следовало признаваться, но я бы сейчас лучше планировал с тобой какой-нибудь маневр против Наполеона. Тогда мы, по крайней мере, имели дело с людьми чести. У епископов такое понятие отсутствует. Берут девочек из работных домов, присматривают, чтобы их выходили, дали им образование, а затем забирают их для собственной забавы… – Полковник одним махом проглотил бокал виски. – Думаю, ты не хочешь выносить все на публику.
– Нет. Пострадает слишком много невинных. И в первую очередь молодые женщины.
– Ты не можешь отозвать сразу всех учредителей.
– Нет, хотя очень хочется. – Уэст провел по волосам растопыренными пальцами. – Но вначале мне нужно найти Джейн Петти, – напомнил он полковнику. – Затем я могу требовать их отставки. Не самое лучшее решение, я знаю, и не даст такого удовлетворения, как, скажем, кастрация подонков, но подобная мера – единственное, что мне остается, чтобы ни Рию, ни школу скандал не затронул.
– Ты подождешь, чтобы услышать, что скажут Норт и Саут? – спросил полковник.
Уэст кивнул.
– Я не слишком надеюсь, что Херндон или Коттон приведут их к Джейн. Если они уехали потому, что узнали о моем отъезде, тогда, скорее всего они просто вернулись домой.
– Ты оставил все в порядке?
– Да. – Никто из них не сможет сказать наверняка, что он у них побывал, до того момента, пока он сам им не скажет.
– Встреча через два дня. – Полковник замолчал, прилаживая очки. – Они собираются устроить засаду, ты ведь понимаешь.
– Я знаю.
– Мне их мысль не нравится.
– Приятно слышать.
– Даниил в пещере льва, – пробормотал полковник. Он окинул Уэста прищуренным взглядом: – И не тешь себя надеждой, что лев не съест тебя на ужин. Бог не обязательно на твоей стороне.
– Тогда мне повезло, что на моей стороне вы.
Блэквуд что-то проворчал себе под нос.
– Отвези меня обратно в зал. Уверяю тебя, что мое отсутствие должным образом отмечено. Человек пять, наверное, уже трудятся над речью, что прочтут над моей могилой.
Уэст усмехнулся:
– Вероятно, я действительно переусердствовал с заботой о вашем здоровье.
Зажав между колен пустой бокал, полковник принялся поворачивать кресло, чтобы Уэст мог взяться за ручку.
– Тебе придется забрать мисс Эшби перед отъездом, – произнес он, – если ты не хочешь, чтобы я отвез ее на Оксфорд-стрит.
– Я не понял. – Уэст схватился за ручку кресла полковника и резко развернул его лицом к себе. – Что вы хотите сказать? Разве ее не взяли с собой Нортхем и Элизабет?
– Успокойся, Уэст. Она в порядке или, по крайней мере, пытается привести себя в порядок. – Полковник видел, как вытягивается лицо у Уэста. Своими объяснениями он только усугубил тревогу коллеги. – Она пошла за добавкой. – Полковник приподнял бокал. – Ты сам знаешь, что в доме давка. Она наткнулась на леди Пауэл в холле и пролила мое виски себе на платье. Леди Пауэл сказала, что она вся облилась, и поэтому ей пришлось зайти в музыкальный салон, чтобы привести себя в порядок. Она ждет тебя там. Учитывая обстоятельства, я не думаю, чтобы она захотела уезжать с Нортом и Элизабет. Скорее она бы предпочла ехать прямо к тебе.
– Вам так сказала леди Пауэл?
– Да. Она и принесла мне мое виски.
– Где музыкальный салон?
– Не знаю.
Уэст держался изо всех сил. Он отвез полковника в бальный зал, затем нашел слугу, показавшего, где музыкальный салон. Не желая устраивать переполох, Уэст тихо постучал, затем позвал Рию по имени. Не дождавшись ответа, он попытался открыть дверь. Когда ему это не удалось, отступил, позволив слуге попытаться снова.
– Кажется, дверь заперта, ваша светлость. Я найду дворецкого. У него есть ключи от всех комнат, – сказал слуга.
Уэст присел на корточки и внимательно посмотрел на замок.
– Не затрудняйте себя. Стойте здесь, чтобы меня не беспокоили. Что-то попало внутрь.
Вопреки распространенному мнению остальных членов клуба Уэст не всегда носил нож в сапоге. Временами он носил его в рукаве фрака. Для слуги, который смотрел через плечо, клинок появился словно из воздуха. Уэст не обратил внимания на испуганное бормотание лакея и начал открывать замок. Через несколько секунд с конца его ножа уже свисало то, что не давало двери открыться.
– Надо же, серьга! – удивился слуга. – Что бы это значило?
Уэст отлично знал, что серьга могла означать. Он уже видел такую же серьгу раньше, причем в единственном экземпляре. Он бросил взгляд в сторону каморки под лестницей. Положив в карман украшение из золота и слоновой кости, но не свой нож, Уэст отпустил слугу. Как только слуга ушел, Уэст зашел в салон.
Сердце его часто билось, готовое выпрыгнуть из груди. Он подготовил себя к тому, что в салоне никого не найдет, но никакая подготовка не помогла. Быстро оглядевшись, он увидел, что комната имела только один выход – на веранду. Если Рия действительно находилась здесь – а бокал с хересом подтверждал такой факт, – то уйти она могла только через застекленную дверь.
Он попытался представить, зачем ей понадобилось уходить, но ничего не приходило ему в голову, кроме того, что сейчас он, возможно, теряет драгоценные минуты. Нет смысла делать предположения, когда совершенно не владеешь информацией.
Уэст нащупал серьгу в кармане; затем пошел искать владелицу. Леди Пауэл за многое придется ответить.


Рия проснулась в кровати, сразу почувствовав, что кровать не ее. Она подумала, присуще ли людям вообще, проснувшись, первым делом пытаться сориентировать себя в пространстве, а затем лишь задаваться вопросом, как он или она здесь очутились. На второй вопрос ей ответить куда проще. Она ясно помнила, как ее стошнило на мистера Беквита и как после он швырнул ее на пол экипажа. Учредитель оказался весьма брезгливым типом. Потом ей ничего не оставалось, как закрываться от ударов его обутых – на ее счастье – в бальные туфли ног. Рия воспользовалась единственной приемлемой тактикой защиты – тактикой дикобраза.
Рия потянулась, почувствовала боль в плече, бедре и в спине. Но она знала, что бывает и хуже. От привкуса во рту ее снова затошнило. Поджав ноги к животу и повернувшись на бок, Рия боролась с приступом рвоты.
Впервые она поняла, что в комнате не одна, когда к ее губам под не слишком удобным углом поднесли стакан с водой.
– Выпейте, мисс Эшби.
Рия схватила не стакан. Она потянулась к рукам, которые его поднесли. Слезы заволокли глаза, но временная потеря зрения ничего не меняла. Она узнала голос.
– Джейн, – прошептала она. – Милая, дорогая Джейн.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все в его поцелуе - Гудмэн Джо



Почитать можно, но я ожидала большего! оценка 8 из 10
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕкатерина
23.05.2011, 17.16





люблю Джо Гудмен. сюжет так себе, а разговоры и характеры весьма хороши. даже постельные сцены хороши, а это - редкость
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоГалина
20.04.2012, 1.25





Очень хорошая книга. Мне очень понравилась.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоТаня
27.05.2012, 16.50





эта книга,несомненно,заняла бы достойное место в топ–100.почему её там нeт? 10 из 10!!!
Все в его поцелуе - Гудмэн Джоольга
6.05.2013, 21.49





Наверное не доросла до такой интерпретации. Несколько неожиданно. Гудмэн представляла другой. Столько разговоров и раздумий, что теряешь суть или, что вернее, просто надоедает. Нет чего то существенного, главного что ли, душевного. Вообщем не понравилось
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоА
29.06.2013, 7.19





Романчик так себе. Местами интересно и самое главное не шаблонно. Читайте не пожалеете.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕвгения
15.07.2013, 0.46





Нда, роман еле прочитала. Начало затянуто, последние 3 главы интересные. 3 из 10. Ожидала большего.
Все в его поцелуе - Гудмэн Джомона
22.08.2013, 17.23





Мерзости так много, а роман читать можно.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоДина
20.12.2013, 7.48





читала между строк. муть страшная 1 бал
Все в его поцелуе - Гудмэн Джотатуе
18.05.2015, 21.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100