Читать онлайн Все в его поцелуе, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все в его поцелуе - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.84 (Голосов: 82)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все в его поцелуе - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Все в его поцелуе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Брак? – Рия в волнении заерзала. – Ты высказывался в пользу последнего или против?
– Я его предлагал.
Рия не нашла слов. Хватая воздух, она смотрела на него во все глаза.
– Я вижу, ты не готова ответить на вопрос, который я задавал тебе в каждом из моих писем. – Не дожидаясь, пока она подтвердит его слова, Уэст встал и повернулся к ней спиной. Он вдохнул и медленно выдохнул. – Как всегда, – заметил он и взялся за шнур, чтобы вызвать слугу. Он потянул два раза. Резко. – Я все испортил. Такое дело заслуживает более витиеватой речи, даже если в итоге получишь отказ. – Взглянув через плечо, он увидел, что Рия не вполне оправилась. Она выглядела сейчас бледнее, чем когда явилась сюда. – Когда ты ела в последний раз? – спросил он. – Сколько дней ты провела в пути? Дня два-три?
– Я доехала за три, – сказала Рия. – И совершенно не важно, когда я в последний раз ела. Я не голодна. Но я хочу знать, готова ли у тебя более красивая речь.
– Нет.
– А простым языком ты говорить не будешь?
– Ты выйдешь за меня замуж?
– Так действительно просто.
– Кажется, я уже говорил. – Он пристально посмотрел на нее, но не смог угадать, о чем она думает. – Итак?
– Нет, – тихо произнесла она.
– Прямой ответ.
Она кивнула и немного грустно улыбнулась:
– Нет, я хочу услышать более красивую речь.
– Разумеется. – Уэст открыл дверь постучавшему Флинчу. – Разбуди мистера Блейна. Пусть принесет моей гостье легкий ужин. Мне еще понадобится кеб, чтобы отвезти мисс Эшби в резиденцию на Оксфорд-стрит. Убедись, что кебмен не слишком пьян и ведет себя прилично. Миссис Корбелл будет ее сопровождать и проследит за тем, чтобы там все было в порядке.
Рия попыталась возразить, но Уэст вышел в коридор и последние указания давал слуге уже там. Когда Уэст вернулся, Рия по его виду поняла, что он настроен решительно и с избранного пути не свернет.
– Я не думала, что ты меня выгонишь, – заявила она. – Какая я дура!
– Я не выгоняю тебя. Я отправляю тебя отдохнуть до утра. Ты не можешь остаться здесь, а в том доме, где обычно останавливался герцог, когда приезжал в Лондон, ты уже бывала. Я не стал жить там, но ты вполне можешь там остановиться. Утром я пошлю записку леди Нортхем. Я думаю, она согласится тебя сопровождать, чтобы избежать ненужных слухов.
– Ты мой опекун. Почему мы не можем встречаться наедине?
– Потому что сплетни есть сплетни. Я слышал столько досужих сплетен, которые в обществе передавались из уст в уста как непреложные факты, что ими можно заполнить все книги ставок. Взять, к примеру, историю с Истлином. Несколько месяцев только и разговоров было, что о его помолвке, и теперь он должен идти к алтарю.
Рия скептически приподняла бровь:
– Кажется, он куда оптимистичнее относится к обрисованной тобой перспективе, чем ты.
Уэст старался оставаться спокойным.
– Я не могу сказать, что перспектива его брака делает меня несчастным, но поскольку ты так решительно настроена против брака, я просто обязан оградить тебя от слухов.
– Очень мило с твоей стороны, но я сомневаюсь в том, что мое присутствие в городе будет кем-то замечено.
– Я думаю, будет. Завтра вечером состоится прием в честь полковника Блэквуда. Ост-Индская компания и некоторые члены парламента желают выразить ему свою глубокую признательность за помощь в организации колонии в Сингапуре. Конечно, тут есть большая заслуга Иста, но полковник, несомненно, имеет к подобному·факту прямое отношение. К тому же Ист в силу своих обязанностей не может принять заслуженную благодарность, а полковник – может. Я бы хотел, чтобы и ты там присутствовала.
Рия заморгала:
– Поиски Джейн, случайно, не мешают тебе участвовать во всех гала-приемах и прочем? – Она видела, как дернулись желваки на скулах Уэста, но все-таки продолжала: – Полагаю, по статусу ты обязан посещать подобные мероприятия, но я не понимаю, почему и я должна тратить на них свое время. Я должна подготовиться к встрече с учредителями, которая состоится через три дня, а за оставшееся время обязана сделать все возможное, чтобы найти Джейн. Я думала, что ты… – Она замолчала, потому что взгляд его внезапно стал таким, что мог бы пронзить ее насквозь.
– Продолжай, – поощрил он. – Все выкладывай.
– Я думала, что мы поищем ее вместе. Я приехала сюда в первую очередь из-за Джейн. Даже не зная о про павших письмах, я понимала, что нас вычислили. Мистер Беквит так прямо не сказал, и все же я не могла не заметить, что его визит какой-то странный. Я подумала, что тебе надо узнать о нем до того, как мы вместе окажемся там. В лучшем случае такое положение может вызвать неловкость, в худшем… Мне даже не хочется думать, что получится в худшем. – Рия перевела дыхание. – Извини, что вторглась в твой дом без спроса. Я не знала, что меня не ждут. Я писала. Я стучала. И я сама прекрасно найду дорогу обратно, тем более что кеб уже, наверное, успели вызвать. – Она приподнялась со скамьи, но он приказал ей сесть. – Я ваша подопечная, ваша светлость, а не подчиненная. – Она выпрямила спину и вздернула подбородок. – На случай, если вы решите вновь предложить мне стать вашей женой, и в случае, если я приму ваше предложение, знайте: покорной женой я вам никогда не буду.
Уэст почувствовал себя так, словно ему ударили одновременно под ребра, стукнули по голове, вышибли мозги и дух. Он подошел к двери и заслонил собой выход.
– Пока разум не вернулся ко мне, во мне еще осталась сила. И ее мне хватит, чтобы тебя задержать.
– Будьте любезны отойти в сторону.
Он не шевелился.
Рия накинула плащ и принялась натягивать перчатки.
– Ты ведешь себя глупо и смешно.
– Вполне возможно. Ты можешь не поверить, но меня твои слова нисколько не беспокоят. У меня тоже есть кое-что тебе сказать, Рия, и ты меня выслушаешь.
Слишком возбужденная, Рия никак не могла натянуть лайковые перчатки.
Уэст взял ее руки в свои и сжал их, желая унять дрожь. Koгда она подняла на него глаза, растерянная и неуверенная, в его взгляде она прочла непреклонность. Он знал, чего хочет, и решил довести дело до конца.
– Ты будешь удерживать меня, приставив нож к горлу? – спросила она.
– Если надо будет, то да. – Он нежно пожал ее руки. – Присядем, Рия, пожалуйста.
Она кивнула, ощутив почти осязаемое чувство потери. Он отпустил ее руки и проводил назад к кушетке. Сняв с нее плащ, он терпеливо ждал, пока она снимет перчатки, после чего положил их на кресло, а сам присел рядом с ней.
– Ты слишком много всего наговорила, и на все я должен ответить. Даже не знаю, с чего начать.
Рия ждала. Она не собиралась идти ему навстречу. Больше всего ей сейчас хотелось уйти.
– Я понимаю, – проговорил он, – ты чувствуешь, будто я тебя предал. Мне тоже трудно примириться с тем, что ни ты, ни я не виноваты в том, что переписки между нами не получилось. Я ловлю себя на мысли, что если бы ты писала чаще, какое-то письмо могло бы просочиться. Я теперь думаю, что сам должен был писать каждый день, по нескольку раз на день, и тогда, возможно, ты получила бы хоть одно мое письмо и знала кое-что о моих мыслях.
Ты знаешь, что я горевал из-за того, что у нас не получилось ребенка? Нет, ничего не говори. Дай мне сказать. Я горевал, но в то же время я радовался такому обстоятельству. Я не мог бы спокойно жить, зная, что ты носишь моего незаконного ребенка, но я и не мог принудить тебя стать моей женой из-за ребенка, только из-за ребенка, если ты бы не захотела. Ты знаешь, что не в моих правилах убеждать других в своей правоте, и все же я нарушил собственные принципы и начал кампанию по убеждению тебя в том, что мы сможем стать хорошими мужем и женой. Я описал все преимущества супружеской жизни, причины, по которым институт брака до сих пор существует, по которым я поддерживаю идею брака. Я считаю, что брак – основа общества и супружество привносит в жизнь стабильность и надежность; Я писал, что не буду для тебя невыносимым мужем, что твое наследство останется за тобой, и ты вольна будешь распоряжаться им так, как захочешь. Я знал, что для тебя важно не бросать школу, и я писал тебе, что ты сможешь и будучи моей женой работать директрисой. Я еще писал, что как герцогиня ты можешь оказывать больше влияния на дела школы, чем просто как сотрудница.
Я выдвигал всевозможные аргументы, чтобы убедить тебя стать моей женой; по крайней мере, мне казалось, что я перечислил все. Леди Элизабет Нортхем заставила меня осознать, что я пренебрег лишь одной, но существенной деталью.
Уэст взял Рию за подбородок и повернул ее лицо к себе, заставляя смотреть ему в глаза. Красивые серо-голубые глаза Рии заволокли слезы, и они таинственно мерцали, но он по-прежнему не мог прочесть по ее глазам, что она думала. Он подумал, что ей хочется надеяться, но она боится ошибиться.
– Мне просто взять и прямо сказать все, Рия?
Она кивнула.
Уэст видел, как ее робкий кивок заставил слезу сорваться с кончика ресницы и покатиться по щеке. Она не смахнула слезу рукой и не сморгнула остальные, грозившие пролиться. Она их просто не замечала.
– Я люблю тебя, – признался он. – Вот о чем я не писал, доказывая необходимость нашего вступления в брак. И только потому, что я люблю, я не могу отпустить тебя, пока ты меня не выслушаешь. И только потому, что люблю, я прошу тебя уйти, когда я все скажу. Я хотел верить, что мы оба и так понимаем свои чувства, что мне не надо говорить о них вслух, но такой факт меня не оправдывает – промолчать с моей стороны было бы трусостью.
Уэст посмотрел на Рию и погладил ее руку:
– Я действительно люблю тебя, Рия.
Она закрыла глаза, прижала ладонь к горлу. Ей трудно стало дышать от наплыва чувств.
– Попроси меня снова, – хрипло прошептала она.
Он знал, что она имела в виду.
– Ты выйдешь за меня?
– Да. – Она бросилась в его объятия. – О да!
– А как насчет красивой речи?
– Речь твоя великолепна. – Рия спрятала лицо у него на груди. – Превосходна.
Он улыбнулся и поцеловал ее в шелковистую макушку.
– Похоже, в тебе родились ко мне нежные чувства?
Рия отстранилась. Лицо ее оставалось серьезным, даже мрачным.
– Нежные чувства? Твои слова совсем неадекватны моим чувствам к тебе. В моем сердце и нежность, и страсть. Привязанность и беспомощность, отчаяние оттого, что я не могу ничего изменить в своих чувствах к тебе. Подобная сторона любви пугает меня. Я боялась той цены, что должна буду заплатить за нее, боялась быть отвергнутой, боялась отдаться своему чувству, боялась, что оно уничтожит меня. Столько страха… Мне лишь оставалось держать его в узде, прятать даже от себя самой и надеяться, что ты не выманишь из меня правду. Нежность – это то, что я чувствовала к тебе. Чувствовала всегда, и совсем юной девочкой, когда тайно пробиралась в галерею герцога и смотрела на твой портрет, представляя себе, что ты тоже на меня смотришь.
Улыбка смягчила его черты. Ее улыбка выглядела немного виноватой.
– Я не думаю, что если бы я испытывала к тебе лишь нежные чувства, то могла бы так на тебя разозлиться. Только любовь вызвала мою бурную реакцию.
– Я постараюсь запомнить, – улыбнулся Уэст.
Рия хотела продолжать говорить, но принесли ужин. Неизвестно, каким образом признание сказалось на ее душе, но аппетит у нее разыгрался. Она принялась за овощной суп с теплым хлебом. Уэст не стал есть. Он смотрел на нее, и, словно в отместку, она ела понемногу, откусывая хлеб мелкими кусочками. И в оттягивании удовольствия тоже состояла своя прелесть. Он-то знал, насколько она голодна.
Она искоса посмотрела на него и произнесла:
– Если ты собираешься и дальше смотреть, как я ем, то я просто убью тебя.
Усмехнувшись, он налил себе чашку чаю. Он отнес чай к камину и принялся ворошить угли кочергой.
– А говорить мне можно? – спросил он, взглянув на нее.
– Если ты не ждешь ответа, то да. Я хочу продолжить еду. – Она отломила кусочек хлеба и обмакнула в суп. – Продолжай. Я слушаю.
Уэст не сомневался в том, что она умела слушать. В чем он серьезно сомневался, так в ее способности удержаться от вопросов и комментариев.
– Я насчет завтрашнего приема. Сэр Алекс Коттон будет там присутствовать. И Херндон тоже. – Он положил кочергу на место и выпрямился. Рия замерла с открытым ртом и кусочком хлеба в руке. Казалось, она забыла про хлеб. – Они оба активно задействованы в Ост-Индской компании и им есть что терять, если с сингапурской колонией получится промашка. Они придут для того, чтобы выразить свою благодарность полковнику за поддержку, а я буду там для того, чтобы проследить, куда они направятся после приема. Мне бы пришлось присутствовать на приеме в любом случае. То, что наши пути пересеклись, – просто удача. Истлин – мой друг и заслуживает доброго к себе отношения, он – моя поддержка и даже предмет для подражания. Полковник Блэквуд – мой наставник, исповедник, самый яростный защитник и критик – он мне больше отец, чем был собственный. Итак, я сделаю паузу в поисках Джейн, для того чтобы постоять за тех людей, кто стоял за меня. Если тебе кажется, что я подвел тебя, потому что не могу подвести их, тогда ты должна знать, что я подведу тебя снова, и снова, и снова.
На мгновение у Рии перехватило дыхание – она поняла, как глубоко его ранила. Она медленно опустила руку и положила кусочек хлеба на край тарелки.
– Я не заслуживаю прощения за то, что наговорила второпях много такого, в чем ничего не понимаю, поэтому я не стану просить прощения. Но я знаю, что ты не смог бы полюбить меня так, как полюбил, если бы вначале ты не полюбил их. Скорее всего, я тебя подведу, а не наоборот.
Уэст покачал головой;
– Ты к себе несправедлива, если так думаешь. В том, чтобы говорить горячо и страстно, плохого нет, хотя иногда ты могла бы чуть-чуть воздержаться от резкостей.
Рия опустила глаза и не подняла их, пока не услышала хрипловатый смешок Уэста.
– Я не понимаю, – проговорила она, – что тебя так забавляет.
– Только то, что тебе идет такое выражение лица.
– Потому что я часто практикуюсь.
Уэст улыбнулся:
– Я так и думал.
Рия решила, что с нее довольно раскаяния. Она поджала губы, выражая неодобрение, что, как и следовало ожидать, позабавило Уэста еще больше.
– Если ты все еще хочешь, чтобы я пошла на прием завтра, ты должен найти для меня какой-то наряд. Я ничего подходящего с собой не привезла.
– Я видел содержимое твоего гардероба, – промолвил он. – У тебя просто нет ничего подходящего.
– Может, тебе стоит повысить мое содержание?
– Чтобы ты наряжала своих студенток лучше, чем одеваешься сама? Да нет. Если леди Нортхем не подберет тебе за день подходящий наряд, то первый раз за все время провалит свое задание. Я уверен, что передаю тебя в надежные руки, оставляя на ее попечении.
Рия не думала, что графиню обрадует возложенная на нее миссия, но ей оставалось лишь подчиниться Уэсту.
– А после приема? Что потом?
– Доживем до завтра, там увидим. А сейчас я хочу послушать о визите Беквита в школу. – Рия начала рассказывать, но Уэст ее остановил. – Твой рассказ подождет до завтра. Что касается встречи с учредителями, которая привела тебя в Лондон, то мне сообщили о собрании, но о том, что ты там будешь присутствовать, ничего не сказали. Очень похоже, что они собирались столкнуть нас лбами, если не заманить в ловушку, Как ты уже сказала, нас, кажется, вычислили.
Рия отодвинула стул и встала.
– Мне не стоит убеждать тебя оставить меня здесь?
– Нет.
– Но мы решили пожениться.
– Мы с тобой разделим постель после того, как будут произнесены клятвы в церкви.
– Ты твердо решил?
– Твердо.
Рия прошла к камину и быстро поцеловала его в губы.
– Мне нравится, что ты почтительно ко мне относишься и уважаешь брак. – Отстранившись, она пристально посмотрела на него. – Но у тебя сохранилась улыбка повесы, – заметила она, и ей, как ни странно, она нравилась.


На следующее утро Рию лишили роскоши поваляться в постели подольше. Графиня Нортхем приехала на Оксфорд-стрит еще до того, как Рия толком проснулась, и велела ей поскорее приводить себя в порядок, сказав, что через два часа они должны приехать на Ферт-стрит, до того как у модисток наступит час пик. К вечеру Рия уже должна иметь готовый наряд.
– Уэст не поскупился, так что, я думаю, нам удастся уговорить хотя бы одну модистку поторопиться с платьем.
Рии ничего не оставалось, как согласиться на роль ведомой. Такое случалось так редко, что Рия даже получила своего рода удовольствие – никакой ответственности, все решают за тебя. Леди Нортхем водила се из одного модного магазина в другой, и, хотя они примерно одного возраста, Элизабет куда больше Рии разбиралась в тканях, нарядах и прочих модных штучках. Более того, она чутьем угадывала не только то, что подойдет Рии, но и то, что понравится ей.
Мадам Понселе не поддалась на лесть леди Нортхем, но предложенная сумма настолько ее устроила, что она согласилась сделать наряд к вечеру. Всех белошвеек в ателье пришлось привлечь к работе. Пока Элизабет обсуждала детали покроя и отделки с мадам Понселе, Рия стояла на табуретке в одной тонкой хлопчатобумажной сорочке и молча терпела снятие мерок, примерки с неизменными булавками, время от времени впивающимися в тело, и прочими неизбежными неприятностями, усугублявшимися тем, что в ее же присутствии весьма придирчиво обсуждались все недостатки ее фигуры.
Остановились на платье из бомбазина цвета мяты с атласными лентами под грудью, рукавами фонариком, отделанными той же лентой, и на накидке, которая подчеркивала красоту ее плеч. На голове у нее будет шляпа со страусовыми перьями, на руках – атласные перчатки, на ногах – лайковые туфельки, и за несколько лишних монет мадам Понселе обещала сама договориться со шляпником, перчаточником и обувщиком. Все будет готово к семи.
– Не могу представить, что они все успеют, – усомнилась Рия, садясь в экипаж. – Они модистки, а не волшебницы.
– Можете мне не поверить, но за те деньги, что выложил Уэст, сегодня они отложат все самые срочные заказы и будут заниматься только вашим нарядом и все равно останутся в прибыли.
Рия не стала спорить – Элизабет виднее.
– Мадам Понселе – одна из тех модисток, с которой вы говорили о Джейн Петти? – спросила Рия и заметила, что Элизабет удивлена ее осведомленностью. – Уэст сказал мне, что вы для него наводили справки на Ферт-стрит. Спасибо вам за помощь. Увидев, как вы общались с мадам, я поняла, почему Уэст обратился именно к вам. Не думаю, что кто-то справился бы лучше.
– Тогда вы недооцениваете его улыбку. – Глаза Элизабет насмешливо и игриво блеснули. – Не волнуйтесь. У моего мужа улыбка не хуже, хоть и ямочек нет. Я не смогла бы с ним жить, если бы он ко всему прочему покорял всех очаровательными ямочками, как у Уэста.
– Понимаю, – тихо пробормотала Рия. – Они делают его слишком…
– Совершенным?
– Ну, почти. Одна глубже другой.
Элизабет засмеялась от удовольствия:
– Я надеюсь, вы ему о них говорили.
– Да.
– Хорошо. Ему понравилось, я уверена. – Элизабет расправила отороченный мехом полог на коленях. – Первым меня попросил поговорить с модистками полковник. Я бы сделала это и для Уэста, но ему бы не пришло в голову попросить меня.
– Хотя потом он попросил.
– Да. Ему нелегко просить. Я думаю, он не надеялся получить согласие. Но для меня сделать для него такую малость не составило труда – он для меня делал гораздо больше. Вернее, для моего мужа.
– Они близки как братья, верно? Компас-клуб, я хочу сказать.
– Близки, как должны быть близки братья. Увы, часто братья гораздо менее близки друг другу, чем члены Компас-клуба. Север, Юг, Восток, Запад. Друзья на всю жизнь. И другого им не дано. «Норт, Ист, Саут и Уэст. Дружбу время не разъест. Вовек врагом не покорен Солдат и Мастер, Моряк и Шпион». Саутертон написал их девиз, когда они еще учились в школе. Вы ведь его знаете. Уэст вам говорил?
Рия покачала головой.
– Солдат и Мастер, Моряк и… – она посмотрела на Элизабет, чуть скривив рот. – Шпион. – Она потерла виски. – Он всегда отрицал последнее.
– Не понимайте все буквально, – быстро проговорила Элизабет. – Саут первый вам скажет, что девиз не стоит принимать так уж всерьез. Все дело в рифме, только и всего.
Рия понимала, что объяснения Элизабет сильно хромают, но предпочла ничего не уточнять, хотя девиз членов Компас-клуба так все время и вертелся у нее в голове.
Уэст ждал их в своем городском доме. Элизабет тепло поздоровалась с ним и ввела его в курс утренних событий. Она приняла предложение Уэста перекусить, но настояла на том, что будет завтракать одна в библиотеке.
– Вы ведь не рассчитываете, что я буду играть роль дуэньи, не так ли? – спросила она, переводя взгляд с Уэста на Рию и обратно. – Я думаю, нет.
Как только Элизабет удалилась, Уэст обратился к Рии:
– Кажется, мы внушаем доверие. От нас ждут безупречного поведения.
– В самом деле? Мне так не показалось.
Уэст усмехнулся и проводил Рию в гостиную, закрыв за ними дверь. Крепко поцеловав ее, он заставил себя прервать поцелуй до того, как процесс стал бы необратимым. Он и так почти упустил момент: таким щедрым и многообещающим казался у Рии рот.
– Втяни свою нижнюю губу. Закуси ее, если можешь, иначе я позову горничных и потребую, чтобы они ее запудрили.
Рия засмеял ась:
– Как пожелаешь.
Она с трудом оторвала себя от двери и прошла следом за ним в комнату. Он не стал садиться на кушетку, обтянутую дамасским шелком, а выбрал одно из кресел-качалок, пригласив ее сесть во второе. Рия не стала иронизировать по поводу его выбора. В его поведении ничто не располагало к игривости.
Уэст подождал, пока сядет Рия, и только потом сел напротив.
– Расскажи мне о визите Беквита в школу, – попросил он без всяких предисловий.
Рия рассказала ему все, что смогла вспомнить. Он слушал внимательно, время от времени перебивая ее для того, чтобы уточнить какую-то деталь или нюанс в тоне Беквита и манере его поведения. Когда она закончила, он откинулся на спинку кресла и затих в задумчивости.
Принесли чай. Рия отпустила горничную и налила чаю им обоим.
– Есть еще одна вещь, – вспомнила она. – Я написала мисс Парр о желании Беквита посетить пьесу с ее участием. Ты думаешь, она получила мое письмо?
– Я знаю, что она его не получала.
– Откуда такая уверенность?
Уэст стал загибать пальцы:
– Театр «Друри-Лейн» все еще стоит. Мистер Беквит все еще жив. Мисс Парр играет при полном аншлаге. Ты должна мне поверить, если я скажу, что все происходит благодаря Сауту.
– Возможно, мисс Парр ему не сказала. – Уэсту такое явно не приходило в голову. – Если бы она могла быть так же уверена, как и ты, что Саутертон будет действовать так неосторожно, у нее возникло бы побуждение защитить его от себя самого.
– Уверяю тебя, в действиях Саутертона нет ничего неосторожного. Он осуществлял определенный план. У Саута всегда есть план. – Он пристально посмотрел на Рию. – Я думаю, мисс Парр уже поняла, что хранить тайны от Саута себе дороже. Есть вероятность, что они поженятся.
– В самом деле?
– Есть желающие биться об заклад. Лично я поставил двадцать шиллингов. – Он засмеялся, увидев реакцию Рии. – Кстати, у нас без пари и ставок никак нельзя. Однако если только мать Нортхема не участвует, ставки никогда не поднимаются выше нескольких соверенов.
– Такие привычки у вас с Хэмбрик-Холла, верно?
Уэст кивнул:
– В то время в карманах у нас всегда было пусто, И, честно говоря, я до последнего времени не мог сравниться в доходах с прочими членами Компас-клуба, если они включались в игру по крупному.
– Но они следили за тем, чтобы размер ставок не выходил за границы того, что ты мог себе позволить.
– Да, всегда. – Уэст улыбнулся. – Ты волнуешься по поводу сегодняшнего вечера, Рия? Я уверен, тебе они все понравятся: мои друзья – люди приличные и честные.
– Я не сомневаюсь. Ты выбрал их своими друзьями.
– Возможно, – согласился Уэст. – Но возможно, что и они меня выбрали.
Он закончил пить чай, откинулся на спинку кресла и положил руки на колени.
– Ты им очень понравишься.
Она покраснела немного, потому что он заметил ее волнение. Честно говоря, Рия меньше волновал ась перед первым выходом в свет.
– «Норт, Ист, Саут и Уэст. Дружбу время не разъест. Вовек врагом не покорен Солдат и Мастер, Моряк и Шпион», – продекламировала Рия. – Ваш компас – круг весьма внушительный. Наверное, нелегко входить в него.
– Ты уже стала его частью, только до сих пор не понимала.
Рия задумалась.
– И относительно нас тоже сделаны ставки?
– Почти наверняка. Я не знаю подробностей, но мне кажется, Элизабет пустила слух о нас, и Флинч стал ее главным информатором.
– Твой слуга? Ну, такое же…
– Недопустимо? Позорно? Коварно? – Уэст засмеялся. – Она всего лишь поменялась со мной ролями. Когда-то на них с Нортом тоже ставили пари, и все закончилось совсем неплохо. Они любят друг друга. – Он видел, как Рия покраснела, хотя глаз не отвела. – Тебе Элизабет пересказала наш клубный девиз?
– Да.
– Не стоит делать далеко идущие выводы. Когда Саут сочинил его, ему едва исполнилось десять.
– Возможно, но леди Нортхем говорит, что Норт стал солдатом, Саут моряком, Истлин действительно мастер на все руки, а ты… Ну, совершенно ясно, что ты не просто клерк в министерстве иностранных дел.
Уэст пожал плечами:
– Что касается Саута и мисс Парр, им необходимо было сообщить об интересе Беквита к ее представлению.
Рия никак не прореагировала на возвращение Уэста к прежней теме разговора, возможно, лишь потому, что он не привык обсуждать дела, которые ему поручал полковник, но, может, и потому, что он не считал свой вклад таким уж ценным. Рия решила, что не стоит пускаться в комментарии сейчас, но со временем она даст ему понять, что не всегда и не во всем будет с ним соглашаться.
– Ты скажешь им сегодня вечером?
– Нет, сегодня днем. Очень возможно, что Херндон и сэр Алекс видели картины Беквита и имеют подобные произведения у себя. Саут и мисс Парр должны знать то, что узнала ты, до того как они прибудут на прием.
– Значит, ты думаешь, что они в любом случае придут?
– Я уверен. – Он пристально смотрел на нее своими зелеными глазами. – Нортхем и Элизабет выйдут следом за сэром Алексом и последуют за ним в своей карете. Саут и мисс Парр согласились ехать за Херндоном. Ист и София выполнят свою часть задания, которое состоит в том, чтобы получать удовольствие от вечера и не дать Херндону и сэру Алексу уйти слишком рано.
– Почему время ухода так важно?
– Потому что я не хочу, чтобы меня поймали с поличным в доме одного из них.
– Понятно. – Рия сжала губы и вопросительно посмотрела на Уэста: – А в чем состоит моя роль? Что я должна делать? Кажется, все закрутилось из-за меня, а я осталась не у дел.
– Я не мог предвидеть твоего приезда. Мы все спланировали уже неделю назад. Мне кажется, ты будешь чувствовать себя вполне комфортно на приеме с Нортом и Элизабет, хотя, если пожелаешь, можешь составить компанию Истлину и Софии.
Рии не нравился ни тот ни другой вариант, и она, недовольно поведя плечами, проговорила:
– Я бы предпочла поехать с тобой.
Уэст нисколько не удивился.
– Исключено.
– Разумеется. Ты просто не намерен дать мне шанс. Ты думаешь, я не смогу?
– Нет, вовсе нет. Я думаю, я не смогу. Не смогу, если ты будешь со мной.
Разочарование Рии не стало меньше, но она поняла его.
– Хорошо. Тогда я поеду с лордом и леди Нортхем. – Она решила, что из двух зол выбирает меньшее. По крайней мере, у нее будет иллюзия, что она что-то делает. – Тебе придется преодолеть свое нежелание видеть меня твоей помощницей. Мы оба придем на встречу с советом учредителей. Если они приготовили нам ловушку, то я должна подготовиться к испытанию также, как и ты.
Уэст ответил не сразу. Как ни скажи, все будет звучать плохо. И в то же время его слова обсуждению не подлежали.
– Я не могу допустить, чтобы ты поехала на собрание совета, Рия. Я надеюсь, ты сможешь…
– Прости, я не понимаю…
Он знал, что она все прекрасно слышала, она просто не хотела верить услышанному.
– Ты не должна там присутствовать.
– Какой абсурд!
– Не сомневаюсь, что ты так думаешь, но ты еще не поняла, насколько широко и глубоко раскинула свои сети организация епископов, не знаешь меры их жестокости. Побег мисс Петти не просто плод усилий нескольких человек. Каждый из членов совета организации ответствен за ее исчезновение. Сэр Алекс мог бы действовать в одиночку, уговорив мисс Петти убежать из школы, но он не мог действовать, не имея на то санкции остальных. У них нет секретов друг от друга. У них есть секреты от всех остальных.
– Мне до сих пор трудно видеть в них хитроумных обманщиков, – тихо заявила Рия, – потому что я поздно поняла, кто они такие. Я убеждена, что ты прав на их счет во всех отношениях.
– Ты противоречишь себе, Рия. Ты веришь в мою правоту, и в то же время тебе трудно увидеть в них хитроумных негодяев. На сегодняшнем приеме будет очень мало людей, которые знают, что «Орден епископов» существует вне стен Хэмбрик-Холла, и все же они не могли бы праздновать образование британской колонии в Сингапуре, если бы Истлин не вызвал на поединок пятерых из епископов и не победил каждого из пяти.
Брови Рии поползли вверх, рот приоткрылся от удивления.
– Картины с мисс Парр сделаны художником, который тоже учился в Хэмбрике и тоже состоял в «Ордене епископов».
– Ты ничего такого не говорил мне, когда мы обсуждали картины.
– Мисс Парр в свое время соблазнил тот же самый человек, и Саут потребовал от меня молчания. Тогда я не мог нарушить слово.
Рия чувствовала себя задетой.
– Ты боялся, что я кому-нибудь расскажу?
– Дело не в том, что я доверяю или не доверяю тебе, – пояснил он. – Просто я не мог ничего сказать. Если тебя не удовлетворяет мой ответ, то прощения я просить не буду. – Он даже не улыбнулся, чтобы как-то смягчить резкость сказанного, а лишь терпеливо ждал, чтобы она поняла – при сходных обстоятельствах он будет вести себя точно так же.
Рия опустила глаза. Переход от позиции обвинения к позиции примирения, пусть с оговорками, дался ей нелегко.
– Наверное, я не могу сетовать на тебя за скрытность, когда сама завишу от твоего умения хранить секреты, – с грустной усмешкой самоиронии констатировала она. – Учредители в ответе и за то, что произошло с мисс Парр?
Уэст покачал головой. Лучше бы он дал другой ответ:
– Тот, кто соблазнил мисс Парр, действовал в одиночку. Но такой факт не должен внушать тебе ложных надежд, – поспешил добавить он. – Обстоятельства дела мисс Парр совершенно отличны от тех, что сопутствовали исчезновению мисс Петти. Я не знаю, как Беквиту удалось заполучить картины у художника. Вполне возможно, что существует еще и посредник. Неясно, есть ли подобные картины у других учредителей. Ради мисс Парр я должен все сегодня выяснить. Однако даже если мне случится наткнуться на похожие работы в домах Коттона и Херндона, то подобное доказывает лишь, что у них сходные эротические пристрастия, а, я думаю, нам о них уже и так известно.
Рия налила себе вторую чашку чаю, обдумывая его слова.
– Итак, ты считаешь важным, что мисс Парр рисовал один из членов «Ордена епископов»?
– Важным в том смысле, что члены общества знают друг друга, если даже они не принадлежат к одному социальному кругу. Вполне логично предположить, что художник, будучи членом «Ордена епископов», знал, к кому надо обратиться, чтобы продать свои работы.
– Итак, епископы доверяют лишь своим собратьям-епископам.
– Я не уверен, что они вообще кому-то доверяют, но свои тайны они поверяют только своим людям. Может, ты найдешь такое различие весьма тонким, но я считаю, что оно важно.
– А с Компас-клубом все по-другому? – спросила Рия.
– Между нами существует доверие.
Она медленно посмотрела на него. В ее взгляде появилось беспокойство.
– Против епископов вас только четверо.
– Я знаю. Но мы часто говорим, что они недостойны и такого количества.
– Что лишний раз доказывает недостаток у вас здравого смысла.
Уэст усмехнулся:
– Еще мягко сказано. Некоторые люди полагают, что у нашей четверки вообще нет мозгов.
Рия вздохнула:
– Значит, ты не видишь в таких оценках ничего обидного?
– Саут обижается. Он-то, в самом деле, наделен блестящим умом, – весело заметил Уэст. – Остальные трое слишком тупоумны, чтобы воспринимать подобные оценки столь чувствительно.
Осталось только рассмеяться, разрядив тем самым обстановку и успокоив ее тревоги. Она могла лишь довериться ему и его друзьям. Солдат, Моряк, Мастер и Шпион. Она смотрела на него пристально и снова очень серьезно.
– Могу я узнать, что ты будешь делать на совете попечителей?
– Конечно. – Он взял свою чашку и протянул Рии, чтобы налила ему еще. – Пока ни один из членов совета не знает о твоем прибытии в Лондон, и узнают только после того, как сэр Алекс и лорд Херндон увидят тебя на приеме у полковника. Я не знаю, почему они не уведомили меня о твоем приглашении, но предполагаю, что они так поступили, чтобы сделать мне сюрприз. Мне страшно любопытно, с чего они взяли, что такое возможно, и почему посчитали, что у нас не будет возможности встретиться и пообщаться до совета.
– Но все могло бы случиться в соответствии с их планами. Ни одно твое письмо до меня не дошло, а до тебя дошли лишь два моих.
– Но ты пока еще остаешься под моей опекой. Они могли бы заподозрить, что ты захочешь встретиться со мной по приезде в Лондон.
– Возможно, но также возможно, что, по их мнению, мне незачем приезжать в Лондон заранее.
– Ты сказала, когда поедешь в Лондон, Беквиту?
Рия покачала головой:
– Не ему. Я сказала учителям.
– Всем?
– Да. Мы регулярно собираемся, чтобы обсудить успехи наших студенток и то, что должны сделать для повышения качества обучения. Поднимаем и хозяйственные вопросы. Я сообщила, что меня пригласили на совет учредителей.
– Как они реагировали?
– Практически никак. Такое уже случалось. Я уже присутствовала на заседаниях совета. Я сказала преподавателям, что, поскольку мы все заняты, я планирую уехать как можно позже, только чтобы успеть к самому совету.
– И когда ты решила, что уедешь пораньше? – спросил он. – Кто-то пытался отговорить тебя?
– Мисс Вебстер выразила озабоченность тем, что не сможет поддерживать дисциплину на уроках со старшими девочками, но она всегда недовольна, когда я уезжаю. Миссис Абергаст просто приняла мой ранний отъезд к сведению, и все.
– А мисс Тейлор?
Рия довольно долго молчала. Ей всегда нравилась Дженни Тейлор, она даже восхищалась ее работой, и ей нелегко далось разочарование поведением учительницы рисования.
– Реакция мисс Тейлор показалась мне необычной. Она заболела.
– Она симулировала болезнь?
– Тогда я не имела причин так думать, но теперь я думаю – возможно, да.
– Почему?
Рия отхлебнула чаю, затем поставила чашку на блюдце.
– На то, полагаю, есть несколько причин. Вообще-то она никогда не жалуется на самочувствие, даже если все мы видим, что она нездорова. Когда я предложила вызвать врача, она стала возражать. Так случалось всегда, но на сей раз она слишком категорично отказывалась от приезда доктора, и я не стала настаивать. Мне бы пришлось остаться в школе еще на день или два, но миссис Абергаст согласилась взять на себя некоторые обязанности мисс Тейлор. Мне показалось, что мисс Тейлор осталась недовольной, но я ничего не сказала.
С прошлой ночи я не раз возвращалась мыслями к пропавшей почте. Ты не удивишься, если я скажу, что именно мисс Тейлор чаще всего собирала и разносила ее. Кстати, и кандидатуру мистера Литтона в качестве детектива, способного расследовать исчезновение Джейн Петти, предложила она. И, черт побери, я думаю, она гораздо лучше рисует, чем можно подумать, глядя на ее портреты учредителей. Ты сам знаешь – ты ведь видел портрет Джейн.
– Как долго она работает в школе?
– Точно не знаю. Я там уже шесть лет, а она уже до меня работала, по крайней мере, лет пять.
– Почему ее не сделали директрисой, когда появилась вакансия?
– Не думаю, что она хотела.
Уэст обдумывал ответ.
– Возможно, она не стала претендовать на должность директрисы по обоюдному согласию ее и совета. Если в школе происходит что-то серьезное, уволят, скорее всего, директора. Учредители не хотели, чтобы мисс Тейлор уходила, тем более что она для них в школе глаза и уши.
– Шпионка, ты хочешь сказать.
Чашка на блюдце Уэста задрожала, когда он поставил ее на стол.
– Больше чем шпионка, – уточнил он, вставая. Ни слова не говоря, он вышел из комнаты и вернулся спустя пару минут с книгой под мышкой. Он протянул ее Рии, чтобы та увидела золотое тиснение на переплете из темно-зеленой кожи. – Я думаю, Норт не простил бы мне, если бы Элизабет нашла ее в его библиотеке. Я принес книгу с собой и оставил там, где, как я думал, мы с тобой поговорим. Ты ее узнаешь?
– Конечно. Странно, если бы я ее не узнала.
Уэст с удовольствием отметил, что Рия, несмотря на резкость тона, все же не утратила способности краснеть.
– Я узнал кое-что интересное о книге, когда показал ее сэру Джеймсу Уинслоу. Он информирует меня обо всем, что касается печатной продукции, попавшей в поле моего внимания. По его словам, книга издана между 1750 и 1790 годами, бумага и печать отличаются отменным качеством, как и переплет. Он знает два издательства, которые все еще занимаются подобной работой, и он любезно согласился проконсультироваться с ведущими специалистами обоих издательских домов.
Рия сидела на краешке кресла, словно готовая в любую минуту сорваться и бежать.
– И?..
– И недавно он доложил мне, что книга напечатана маленьким прессом, который больше не работает. Когда-то на нем печатались религиозные памфлеты и сборники проповедей. Представь себе, на таком же прессе печатались книги совсем другого содержания. До Французской революции предприятие считалось весьма прибыльным. Владелец перебрался во Францию некоторое время спустя после падения монархии, и там его арестовали и казнили за издание бунтарской литературы. – Уэст положил книгу и пожал плечами: – Не думаю, что ему предоставили возможность показать что-то из его похотливых книжек, а то его могли бы оставить в живых.
Рия всем своим видом демонстрировала неодобрительное отношение к тону Уэста.
– Человеческая жизнь все же заслуживает более почтительного к себе отношения.
– Того человека звали Невилл, Рия. Джордж Эндрю Невилл. – Уэст даже глазом не моргнул, когда Рия вскочила на ноги. Он именно такой реакции и ожидал. – Значит, имя тебе знакомо.
Как она могла не знать его, если оно выгравировано на золотой пластине под еще одним из портретов, мимо которых она проходила каждый день? Рия знала, что Уэст не ждет от нее каких-то слов, но она не могла молчать.
– Его сын – член правления. Его отец – основатель академии. Один из его внуков уже окончил Хэмбрик. Другой учится там сейчас. Я полагаю, ты скажешь мне, что мальчики епископы.
– Да. Полковник проверил по моей просьбе и подтвердил, что они епископы.
Рия смотрела на него в беспомощной растерянности.
– Какова же истинная природа созданной ими организации?
– Закрепить за собой власть, положение и влияние. Обеспечить неприкосновенность богатства. Способность привлекать других к работе в организации. Власть, Рия. Власть во всех ее проявлениях. Истлин противостоял желанию епископов обеспечить для себя власть политическую. Но основатели Академии мисс Уивер имели несколько иные наклонности. – Уэст открыл книгу и показал Рии картинку с молодым человеком, стоявшим спиной к колонне, и с молодой женщиной, стоявшей перед ним на коленях. Он ткнул пальцем в лицо мужчины. – Ты знаешь, кто здесь изображен, Рия?
Она внимательно посмотрела на лицо изображенного в книге человека и покачала головой.
– Я бы и сам не сразу заметил сходство, – сказал он, закрывая книгу. – Дядя Джонатана Беквита, Энтони Беквит. Рисунок в книге сделан за несколько лет до того, как с него нарисовали портрет, висящий у вас в холле, за несколько лет до того, как он стал учредителем. Но задний план картины тот же, что наводит на мысль о наделении определенными привилегиями тех, кому надлежит наследовать место в совете.
Рия поежилась.
– Почему ты уверен в том, что это сэр Энтони?
– Тот, с кем говорил Джеймс Уинслоу, сейчас уже пожилой человек, вспомнил его.
– Быть не может!
– Беквит, очевидно, считался завсегдатаем печатной мастерской Невилла, особенно когда изготавливались гравюры. Он когда-то работал учеником печатника. Согласись, такие иллюстрации не так легко выбросить из головы.
– Я не стану признаваться.
Уэст сдержал улыбку.
– Последняя информация понравится тебе еще меньше. Женщина на другой: иллюстрации…
Рия перебила его:
– Ты что, можешь назвать ее имя?
– Нет, к несчастью, не могу. Но тот же джентльмен вспомнил разговор Невилла и Беквита, когда те просматривали гравюры перед печатью. Они сказали, что Шеридан не знал и половины из изображенного в книге, когда писал «Школу злословия», И что мисс Уивер открыла бы ему глаза на то, что ценится в образовании. – Уэст поднял руку, предупредив вопросы. – Я также спрашиваю себя, почему он запомнил сказанные слова. В конце концов, он был всего лишь учеником. Но возможно, его юным возрастом и объяснялся столь острый интерес, и по той же причине в его присутствии Беквит и Невилл говорили открыто. Он видел представление «Школы злословия» всего несколькими днями раньше, поэтому понял, почему упомянули именно эту пьесу. Он подумал, что мисс Уивер – имя женщины, изображенной на картинке. Он связал иллюстрацию с именем, которое услышал, с пьесой и уже не мог забыть ни того, ни другого. Я думаю, нам следует довериться его памяти, Рия, хотя он и не понял всей важности того, что узнал. – Уэст подошел к ней и взял за руки. – Мы оба знаем, что Невилл и Беквит упоминали академию мисс Уивер.
Рия коротко кивнула.
– Я должен закончить рассказ, или ты предпочтешь, чтобы я остановился?
– Договаривай до конца, – попросила она.
– Скорее всего, обе женщины на иллюстрации – студентки школы, выбранные благодаря своей внешности и манерам для того самого, чем, как ты видела, они заняты на картинках. И точно так же весьма и весьма похоже на правду, что мисс Дженни Тейлор – сводница, работающая на «Орден епископов».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все в его поцелуе - Гудмэн Джо



Почитать можно, но я ожидала большего! оценка 8 из 10
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕкатерина
23.05.2011, 17.16





люблю Джо Гудмен. сюжет так себе, а разговоры и характеры весьма хороши. даже постельные сцены хороши, а это - редкость
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоГалина
20.04.2012, 1.25





Очень хорошая книга. Мне очень понравилась.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоТаня
27.05.2012, 16.50





эта книга,несомненно,заняла бы достойное место в топ–100.почему её там нeт? 10 из 10!!!
Все в его поцелуе - Гудмэн Джоольга
6.05.2013, 21.49





Наверное не доросла до такой интерпретации. Несколько неожиданно. Гудмэн представляла другой. Столько разговоров и раздумий, что теряешь суть или, что вернее, просто надоедает. Нет чего то существенного, главного что ли, душевного. Вообщем не понравилось
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоА
29.06.2013, 7.19





Романчик так себе. Местами интересно и самое главное не шаблонно. Читайте не пожалеете.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоЕвгения
15.07.2013, 0.46





Нда, роман еле прочитала. Начало затянуто, последние 3 главы интересные. 3 из 10. Ожидала большего.
Все в его поцелуе - Гудмэн Джомона
22.08.2013, 17.23





Мерзости так много, а роман читать можно.
Все в его поцелуе - Гудмэн ДжоДина
20.12.2013, 7.48





читала между строк. муть страшная 1 бал
Все в его поцелуе - Гудмэн Джотатуе
18.05.2015, 21.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100