Читать онлайн Все, что я желал, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все, что я желал - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все, что я желал - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все, что я желал - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Все, что я желал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Затаившись среди деревьев, он наблюдал за освещенным окном в верхнем этаже. Было ужасно холодно, и он время от времени притопывал ногами, чтобы согреться. Скачка до Эмбермида оказалась довольно утомительной, но это не могло его остановить, потому что отказываться от задуманного не в его правилах.
Тонкий лунный луч пробился сквозь полог сосновых ветвей и высветил его плечо. Заметив это, он сделал шаг назад, и тьма снова поглотила его.
Впрочем, едва ли кто-нибудь мог его увидеть. У дома в такое время никого не было, а Саутертон и Индия, возможно, уже спали; свет же за занавесками мог быть всего лишь отблеском огня в камине. А то, что он принимал за движение в комнате, вероятно, было всего лишь игрой света и ветра, задувавшего в щели между оконными рамами. И все же следовало выждать, следовало дождаться, когда виконт с Индией заснут покрепче, и только после этого можно будет попытаться проникнуть в дом.
Индия слезла с коленей Саута, и он не пытался удержать ее. Почти тотчас же, поднявшись на ноги, виконт в задумчивости прошелся по комнате. Остановившись, повернулся к Индии и проговорил:
– Тебе уже давно следовало сказать мне об этом. Такая мысль тебе не приходила в голову?
– Почему же… Приходила…
– Но ты так ничего и не сказала.
– А зачем? Ведь я ни в чем его не подозревала. К тому же я была обязана опекать его… и защищать.
– Любой ценой? - Виконт пристально взглянул на Индию. - Неужели ты не понимаешь, что он опасен?
Она пожала плечами.
– Видите ли, я считала, что он опасен только для себя самого. Отчасти - и для меня. Именно такого мнения я придерживалась, когда вы увезли меня из театра. Я полагала, что Маргрейв может каким-нибудь способом отомстить мне, но мне и в голову не приходило, что граф опасен для кого-нибудь еще. Я считала, что он не способен совершить убийство. Да, я действительно так думала. Поэтому и не решалась рассказать о метаморфозах Маргрейва. Ведь рассказав об этом, я бы поставила его в очень неловкое положение.
– Индия, но ты же…
– Не перебивайте меня, пожалуйста! - Она повысила голос. - Я думала, что если вы правы, Саут, и если он действительно убил мистера Кендалла, то я должна взять на себя свою долю вины - возможно, вернуться к Маргрейву.
Откровенно говоря, теперь я склонна полагать, что и впрямь имею к этому убийству некоторое отношение. Ваши аргументы, милорд, были очень убедительны, и вы не можете взять свои слова обратно. Но скажите, вы все еще считаете, что Маргрейв убил и мистера Радерфорда?
Саут не мог слукавить.
– Да, - ответил он. - Я до сих пор так считаю. По крайней мере я уверен: именно граф задумал это убийство.
Индия кивнула. Немного помедлив, спросила.
– И он же покушался на жизнь принца-регента?
– Да.
– И вы по-прежнему считаете, что жизнь леди Маккуэй-Хауэлл в опасности?
Виконт вздохнул.
– Если принять во внимание то, что ты мне сказала, - да, в опасности.
– Но в таком случае, милорд, и вам угрожает опасность.
– Мне?… Индия, ты действительно так думаешь?
Она снова кивнула.
– Вы же прекрасно знаете: Маргрейв в курсе, что я с вами Именно поэтому вы должны опасаться его. Думаете, я не понимаю, почему вы решили увезти меня из Лондона и поселить в Эмбермиде? Вы рассчитывали получить нужную вам информацию, а кроме того, надеялись, что таким образом заставите убийцу приступить к решительным действиям - тогда он обнаружил бы себя.
Виконт молчал, и Индия спросила:
– Я же права? Ведь вы с полковником решили использовать меня как наживку - чтобы поймать на крючок убийцу.
Саут по- прежнему молчал. Наконец он сказал:
– Только не полковник. Когда он узнал о моем плане, он высказал свое мнение. Блэквуд заявил, что не следует этого делать.
Индия кивнула.
– Что ж, я его понимаю. Он не хочет, чтобы с вами случилось то же, что с мистером Кендаллом и мистером Радерфордом. Да и я не могу сказать, что одобряю ваш поступок.
И тут Саут наконец-то понял Индия не думала о собственной безопасности - она беспокоилась за него. И это открытие привело виконта в замешательство.
– Ты должна возненавидеть меня, - пробормотал он, потупившись.
– Вам не кажется, что я права? - спросила Индия. - Поверьте, Маргрейв попытается убить вас, и если вы будете вести себя не более разумно, чем те двое, то ему это удастся. Сожалею, что не поняла этого с самого начала. Но ведь вы считали, что вам следует многое утаивать от меня. Так что позвольте защитить вас, милорд.
– Защитить меня? - Саут усмехнулся. - Но, Индия, ты же только что сказала, что я использовал тебя как наживку. Неужели это не оскорбительно для тебя?
– У вас, милорд, весьма любопытный склад ума. Дело вовсе не в том, что это может быть для меня оскорбительно, а в том, что гнев Маргрейва не так опасен для меня, как для вас. Что бы со мной ни случилось, моей жизни ничего не угрожает, а вот вас он непременно попытается убить.
– И все-таки я беспокоюсь за тебя, - проговорил Саут.
– Но именно поэтому ваша жизнь в опасности, - возразила Индия.
Она сделала глубокий вдох и вновь заговорила:
– И именно поэтому мне следует вернуться в Лондон. Причем как можно скорее. Здесь слишком безлюдно. И здесь мне трудно будет отвлечь внимание Маргрейва. Вы будете лучше защищены, если за вами будут присматривать ваши друзья.
– Нет, - заявил виконт.
– Нет?… Но почему?
Саут, казалось, не слышал ее вопроса. Он молча подошел к гардеробу и вытащил свою ночную рубашку. Надев ее, снял бриджи и, убедившись, что огонь в камине горит жарко, шагнул к кровати и забрался под одеяло. Индия внимательно на него посмотрела и пришла к заключению, что он не склонен продолжать беседу. Легонько прикоснувшись к его плечу, она спросила:
– Почему вы хмуритесь? Не стоит на меня сердиться.
– Я не сержусь, - пробормотал он, глядя в потолок.
Чуть приподнявшись, Индия задула свечу и, сбросив халат, тоже забралась под одеяло.
– Не надо меня игнорировать, - сказала она. - Возможно, вы привыкли отдавать приказания. И привыкли, чтобы вам подчинялись. Но для меня недостаточно, если вы говорите мне «нет». Я заслуживаю объяснения.
Приподнявшись на локте, Индия заглянула ему в лицо и поняла, что озадачила его.
– Думаю, вы слишком высокомерны, милорд. Поэтому и сердитесь, когда вам задают вопросы.
Саут по- прежнему молчал. Наконец вздохнул и, покосившись на Индию, проговорил:
– Неужели ты полагаешь, что я позволю тебе вернуться к Маргрейву? Неужели ты действительно хочешь к нему вернуться?
– Да, хочу. Но ненадолго. Ведь сейчас у вас нет улик, чтобы арестовать его. Нет никаких доказательств того, что он совершил преступления. И конечно же, вы не способны отнять жизнь человека без суда и следствия.
– Не пытайся меня разубедить, Индия. Я, не задумываясь, могу убить Маргрейва только за то, что он проделал с тобой. И за то, что заставил пережить тебя.
Она покачала головой:
– Нет, вы не должны этого делать. Чтобы оправдаться, вам придется рассказать о том, что я претерпела от рук Маргрейва, но и этого, возможно, будет недостаточно. К тому же я не хочу, чтобы весь Лондон узнал обо мне правду. А что вы скажете в суде? Что убили его из-за меня? Но до недавнего времени моей опекуншей была его мать. Вы же не имеете на меня никаких прав. Я вам не родственница, не жена. Я даже не могу считать себя вашей любовницей. Поэтому не стоит мстить за меня. Это никому не принесет пользы.
– Значит, ты предпочла бы, чтобы причиной мести стали политические, а не личные соображения?
– Но разве сначала вы с полковником думали не об этом?
– Да. Только убийство Радерфорда заставило меня переосмыслить события. К счастью, все думают, что он сбежал в Америку. Даже его родственников убедили в том, что это убийство связано с карточными долгами или с политикой.
– Вам следует сосредоточиться на убийстве мистера Кендалла, - сказала Индия. - Или подумать о том, как Маргрейву удалось организовать покушение на жизнь принца-регента. И еще остается вопрос о леди Маккуэй-Хауэлл.
Саут усмехнулся и снова покосился на Индию.
– Я прекрасно понимаю, к чему ты клонишь.
Она пожала плечами.
– Вы в чем-то меня подозреваете, милорд?
Саут внезапно рассмеялся.
– Ты по-прежнему называешь меня «милорд». Хотя мы договорились, что ты будешь называть меня иначе. И ты постоянно стараешься напомнить мне о неравенстве нашего положения. Но уверяю, это неравенство гораздо важнее для тебя, чем для меня. Кстати, ты так и не сказала, что любишь меня.
Индия судорожно сглотнула.
– Неужели это так важно? Подобное признание еще больше все осложнит. К тому же ваши друзья…
– Черт с ними!
Индия рассмеялась, но тут же смутилась.
– Может быть, вы подадите мне пример?
– Я уже подал.
Она нахмурилась.
– Ничего подобного.
– «Я двинулся сюда тебя посватать». Разве я не говорил этого накануне?
– Но ведь это ничего не значит. Всего лишь строчки из «Укрощения строптивой».
– Потому что лучших я не смог бы придумать сам.
– Но вы просто пошутили.
– Нет, это было предупреждение.
– Предупреждение?
– О моем намерении жениться на тебе.
Сердце Индии гулко застучало. Ей стало трудно дышать, и она не могла вымолвить ни слова.
– Индия?
Она покачала головой и прикрыла рот ладонью. И тут же с губ сорвался нервный смешок, сменившийся икотой. Саут нахмурился.
– Индия, тебе плохо? Принести воды?
Она сделала глубокий вдох и ответила:
– Нет-нет, все в порядке.
– Мне так не кажется. - Саут заставил ее лечь на спину и заглянул ей в глаза. - Это потому, что ты не можешь представить себя моей женой?
– Нет, вовсе не поэтому, - тихо прошептала Индия. - Как раз потому, что вполне могу такое представить.
– И что же?
Он no- прежнему смотрел ей в глаза.
– Полагаю, вам не следует об этом говорить. Но я действительно люблю вас. - Она грустно улыбнулась. - Ну вот, я теперь сказала… Вы добились, чего хотели. Вы заставили меня произнести эти слова.
– Индия, ты ошибаешься, если думаешь, что я заговорил о женитьбе, чтобы вырвать у тебя признание.
– Тогда почему же вы об этом заговорили?
– Потому что я и в самом деле люблю тебя. И мне кажется, что из этого следует только один вывод: мы должны пожениться. Это естественно и неоспоримо.
– Вы заблуждаетесь, милорд.
Саут тяжко вздохнул.
– Индия, неужели ты не понимаешь? Ты пытаешься создать между нами преграду, хотя ее не должно быть.
– Я не стану спорить с вами. Лучше обратитесь за советом к своим друзьям и родственникам. Уверена, что они приведут вам убедительные доводы, то есть объяснят, почему такой брак невозможен.
– Но я же люблю тебя, Индия.
– И я вас люблю. Однако это вовсе не значит, что мы должны пожениться. К тому же я уже сказала: такой брак был бы невоз…
– У меня есть особое разрешение на брак - перебил Саут. - И я тебе его покажу.
В груди у Индии потеплело, но все же она заявила:
– И вы хотите, чтобы я клюнула на эту приманку? Уверяю вас, не клюну.
Саут пожал плечами, натянул на себя одеяло.
– Спокойной ночи, Индия.
Она что- то пробормотала себе под нос и перевернулась на другой бок. Потом прошептала:
– Спокойной ночи.
Вскоре дыхание Саута стало ровным и спокойным. Индия же никак не могла заснуть. «А может, и он не спит?» - подумала она. Снова повернувшись к Сауту, Индия вполголоса проговорила:
– А что это за особое разрешение?
– То, за которым я обращался и которое получил, когда ездил в Лондон, - тотчас же ответил Саут.
Индия вздрогнула и приподнялась на локте.
– Но вы тогда совсем меня не знали, - пробормотала она - Почему же вы так поступили?
– Из-за Элизабет и Норта.
– Но при чем здесь они? Я вас не понимаю.
– Их брак был заключен при весьма… сложных обстоятельствах, - продолжал Саут. - Больше сказать не могу. Так вот, после похорон герцога я увидел их у Уэста и понял: у них несчастливый брак. - Виконт приподнялся и поцеловал Индию в лоб. - Видишь ли, именно неудача Норта и подвигла меня на этот шаг. Да, именно поэтому я обратился за разрешением. Для тебя это, конечно, прозвучит странно, но тогда я понял…
Ночную тишину внезапно нарушил скрип половиц. Индия вздрогнула и тотчас же села на постели. Саут положил руку ей на плечо и вполголоса проговорил:
– Я тоже слышал. Пойду посмотрю, а ты останешься здесь.
Индия молча кивнула и снова легла. Саут же осторожно выскользнул из постели и нашел свои бриджи. Надев их, он заправил за широкий пояс подол ночной рубашки и, шагнув к платяному шкафу, взял с нижней полки пистолет. Затем наклонился и подобрал с пола ночную рубашку Индий. Бросив ее ей, сказал:
– Надень на всякий случай. Впрочем, очень может быть, что это ложная тревога.
Индия в изумлении уставилась на пистолет в его руке, и виконт пояснил:
– Это тоже на всякий случай. - Он улыбнулся Индии и, шагнув к двери, вышел из комнаты.
Саут прошел по коридору и подошел к лестнице. На верхней площадке остановился и прислушался. Тут снова послышалось поскрипывание; на сей раз скрипели не половицы, но все же было очевидно: в дом кто-то проник.
Немного помедлив, Саут начал спускаться. Теперь он уже был почти уверен, что это не Дарроу, однако не очень беспокоился - его пистолет всегда был заряжен, и виконт мог выстрелить в любой момент.
Спустившись вниз, он подошел к открытой двери гостиной и снова прислушался.
– Рад тебя видеть, дружище! - раздался голос Уэста.
Саут вздрогнул от неожиданности.
– Черт подери, Уэст! Ведь я мог подстрелить тебя! - Виконт переступил порог гостиной.
Уэст взглянул на пистолет в руке друга и с невозмутимым видом проговорил:
– Я счастлив, что ты все-таки оставил меня в живых.
– Мне кажется, сейчас не время для шуток, - проворчал Саут.
Уэст пожал плечами и поднялся с кушетки. Шагнув к столу, он увеличил пламя масляной лампы и сказал:
– Сожалею, что побеспокоил тебя. Но я вовсе не хотел этого. Просто собирался отдохнуть до рассвета.
– Так ты нигде не останавливался по дороге?
– Нет, я прямиком из Лондона.
Саут с удивлением взглянул на друга:
– Значит, если я правильно понял, ты здесь не для того, чтобы осмотреть полученное поместье? Ведь с этим можно было бы повременить.
– Разумеется. Туда я мог бы явиться и попозже. А ты уже видел мое поместье?
– Да, когда проезжал мимо. Вероятно, там сейчас живет твой брат. Я прав?
Уэст проигнорировал вопрос. Снова взглянув на пистолет в руке виконта, он с усмешкой сказал:
– Если ты не собираешься в меня стрелять, тебе следовало бы опустить его.
Саут тоже усмехнулся - он лишь сейчас сообразил, что держит Уэста под прицелом.
– Значит, все дело в Элизабет? - Виконт положил пистолет на стол и уселся на табурет.
Уэст покачал головой:
– Нет, у них с Нортом, похоже, все в порядке. Во всяком случае, он утверждает, что они до неприличия счастливы.
Саут невольно улыбнулся; он прекрасно знал, что друг с большим недоверием относился к романтическим союзам.
– Уэст, так зачем же ты приехал? Что привело тебя сюда?
Уэст указал пальцем на свою дорожную сумку, лежавшую у стены. Рядом с сумкой стояли два рулона в полотняных чехлах - так обычно упаковывали морские карты.
– Вот, - сказал он, - я случайно наткнулся на них, когда выполнял задание полковника. Я показал их ему, а он направил меня к тебе.
– Но что это? - спросил Саут. - Какие-то карты?
– Нет. Надо, чтобы ты посмотрел их. - Уэст с беспокойством взглянул на друга и спросил: - Мисс Парр спит?
Саут медлил с ответом. Ему вдруг пришло в голову, что Индия стоит на верхней ступеньке лестницы и слушает их разговор.
– Да, она спит, - сказал он наконец. - Если только мы не разбудили ее.
«По крайней мере такой ответ означает, что Индия не спит в моей постели», - подумал виконт. И тотчас же сообразил, что Уэст не должен был знать, кого он привез в его коттедж.
– Это полковник сказал тебе, что мисс Парр здесь? Или я допустил какую-нибудь оплошность?
– Да, полковник. Но уверяю тебя, он сообщил мне об этом крайне неохотно. Я понятия не имел, кого ты сюда привез.
Уэст подошел к стене, взял оба рулона и вернулся к столу.
– Вот… Я не знал, что с этим делать, а полковник решил, что ты придумаешь. - Передав один из рулонов Сауту, он бросил взгляд в сторону лестницы и пробормотал: - Возможно, к лучшему, что ты меня услышал. Думаю, утром все было бы сложнее.
– Хочешь сказать, из-за присутствия мисс Парр?
Уэст кивнул, и Саут тоже посмотрел на лестницу. Если Индия там и стояла, то на самом верху. Виконт уже догадался, что за рулоны привез друг, и ему очень не хотелось, чтобы Индия их увидела.
Саут развязал тесемку, снял чехол и принялся разворачивать рулон. Уэст же деликатно отступил на несколько шагов.
– О Господи… - пробормотал Саут. Перед ним действительно была картина, причем краски оказались настолько яркими, что хотелось зажмуриться.
Виконт смотрел на полотно как завороженный. В комнате, изображенной Маргрейвом, не было ни лампы, ни свечей, ни огня в камине - источником света была обнаженная Индия, возлежавшая в шезлонге с ярко-синей обивкой; фоном же служила бархатная ткань цвета рубинов, тяжелыми складками ниспадавшая на пол со спинки шезлонга. Кожа Индии отливала перламутром, распущенные по плечам волосы - золотом, глаза же казались затуманенными, сонными, и их блеск походил на темный блеск оникса. Губы ее были чуть приоткрыты, и кончик розового языка виднелся меж ослепительно белых зубов. Груди же отяжелели, соски казались напряженными, а между ног влажно поблескивал светлый треугольник - было очевидно, что она возбуждена и что лоно ее еще хранит следы соития.
Но Индия была в комнате не одна. На заднем плане Маргрейв поместил фигуры двух мужчин - можно было видеть только их обнаженные спины. Третий, также обнаженный, стоял у шезлонга; он стоял, чуть согнув ноги в коленях, и его детородный орган был предельно возбужден, Казалось, что в следующий миг мужчина схватит Индию за лодыжки, рванет на себя и, опустившись на колени, овладеет ею.
Даже закрыв глаза, Саут не мог отогнать это видение - настолько оно было реальным. Выругавшись сквозь зубы, Саут отложил картину. Открыв глаза, он увидел, что Уэст поспешно сворачивает холст.
– Хочешь посмотреть другую?
– А я должен?
Уэст в смущении потупился, и Саут пробормотал:
– Что ж, давай, если это так необходимо.
Виконт взял второй рулон и стал разворачивать его. Достаточно было бросить на картину лишь беглый взгляд, чтобы понять, что это еще одно творение Маргрейва - те же ослепительные краски и тот же таинственный свет, словно исходящий от обнаженного тела Индии. На сей раз она была изображена в каком-то храме - бросались в глаза изящные дорические колонны, блестящий пол и нечто, напоминавшее алтарь из зеленоватого мрамора. Индия, стоявшая между двумя колоннами, была скована золотыми цепями…
Саут свернул холст и вернул его Уэсту.
– Где ты их взял?
– Украл, - ухмыльнулся Уэст.
Такой ответ не удовлетворил виконта.
– А нельзя ли поподробнее?
– Могу сказать только одно: картины находились у иностранного дипломата.
Саут в задумчивости покачал головой:
– Полагаю, это не такие произведения искусства, о пропаже которых станут заявлять.
– Я точно так же думаю, - сказал Уэст. Поставив рулоны у стены, он вернулся к столу. - Ты, возможно, не поверишь, Саут, но то, что я выяснил, имеет отношение к «епископам».
Виконт вздрогнул от неожиданности.
– К «епископам»? Ты говоришь об «Обществе»?
– Да, - кивнул Уэст.
– То есть речь идет об одном из бывших учеников Хэмбрик-Холла?
Уэст снова кивнул.
– Так чего же от меня хочет полковник? - спросил Саут.
Усевшись на кушетку, Уэст вполголоса проговорил:
– Я должен расспросить мисс Парр о картинах. Ты позволишь?
– Если она захочет отвечать. Но думаю, в этом нет необходимости. Я кое-что знаю о них.
– Она рассказала тебе?
– Да.
Уэст с удивлением посмотрел на друга, и виконт пояснил:
– Она беспокоится, что картины могут быть выставлены и широкая публика увидит их.
– Это погубит ее репутацию, - в смущении пробормотал Уэст.
– Разумеется, погубит.
– Прости, если я слишком много себе позволяю, но ты… - Уэст на мгновение умолк. - Скажи, какие у вас отношения? Я имею в виду Индию Парр… У тебя с ней роман?
– Я собираюсь жениться на ней, - ответил Саут.
Он пристально взглянул на друга, но Уэст ничем не выдал своего удивления.
– Вопрос только в том, захочет ли Индия выйти за меня, - продолжал виконт.
Уэст едва заметно улыбнулся.
– Значит, она женщина с характером.
– Она даже утверждает, что имеет обо всем собственное мнение.
Уэст внимательно посмотрел на друга.
– Ты делился с кем-нибудь своими планами?
– Нет, только с ней. Ты первый узнал об этом, И я бы попросил тебя ничего не говорить ни Исту, ни Нортхему. Полковнику - также.
Уэст пожал плечами.
– Да они бы мне и не поверили Признаюсь, я тоже не очень-то верю.
Саут промолчал, и Уэст спросил.
– Мисс Парр назвала тебе имя художника? На картинах нет подписи автора, но думаю, что они написаны одной рукой.
– Совершенно верно. Художник - Маргрейв.
– Маргрейв?
– Он теперь граф. А когда-то был связан с «епископами», Уэст. Тебя это заинтересует. Маргрейв учился в Хэмбрик-Холле в то же время, что и мы, и являлся членом «Общества». Тогда он был виконтом Ньюлендом. Правда, я не помню его.
Уэст ненадолго задумался, потом спросил:
– Он моложе нас? Или старше?
– На пять лет моложе.
– Значит, был одним из мальчиков, прислуживавших при алтаре.
Тут Уэст улыбнулся и сказал:
– Теперь вспомнил. Его звали Аллен Парриш. У него было прозвище Фаллос. Разве не помнишь? «Епископы» уверяли всех, что он носит на шее цепочку, а на ней - фаллос из черного дерева. Якобы он давал ему какую-то мистическую власть.
И тут Саут наконец-то вспомнил - в его памяти возник образ худенького мальчика с заостренными чертами лица и темными глазами.
– Значит, Парриш?… - пробормотал виконт. - Да, все сходится.
– Черт возьми, ты о чем?
Уэст в изумлении уставился на друга.
– Парриш и Парр, - продолжал Саут. - Теперь все понятно.
– А мне совершенно ничего не понятно, - проворчал Уэст. - О чем ты говоришь?
– Видишь ли, это не имеет отношения к картинам.
Уэст решил, что не стоит вызывать друга на более откровенные признания, и спросил:
– Что еще ты можешь сообщить о картинах?
– Индия сказала, что они - плод фантазии.
– Но она ведь позировала Маргрейву?
– Позировала, но не всегда по доброй воле.
И виконт рассказал Уэсту то, что узнал от Индии. Рассказал, конечно же, далеко не все. Уэст же, проявив деликатность, ограничился лишь теми вопросами, которые имели отношение к его расследованию.
Когда Саут окончил свой рассказ, Уэст встал, подошел к буфету с напитками и налил себе виски. Взглянув на друга, спросил.
– Налить тебе?
Виконт кивнул.
Уэст наполнил второй стакан и передал его Сауту.
– А мисс Парр сказала, сколько картин написал Маргрейв? - спросил Уэст, снова усевшись на кушетку.
– Она считает, что их немного. Но это, - Саут указал на рулоны, - конечно же, не все. А других картин ты не видел?
– Нет. Во всяком случае, я не видел картин, на которых была бы изображена мисс Парр. Иначе прихватил бы и их.
– Что ты намерен с ними делать?
Уэст предвидел этот вопрос, но все же медлил с ответом. Наконец сказал:
– Мне придется на время оставить их у себя. До окончания расследования.
– Да, понимаю. А что потом? Что ты сделаешь с ними, когда закончишь расследование?
– Уничтожу их, если ты этого хочешь.
– Лучше вернуть их Индии, - сказал виконт.
– Не возражаю.
– Пусть она сама решит, что с ними делать, - продолжал Саут - Ведь это - ее право.
– Можешь передать мисс Парр, что их никто не увидит, - сказал Уэст.
– Да, я передам ей. - Саут знал, что слову друга можно доверять.
Уэст сделал глоток виски и проговорил:
– Дело в том, что я видел эту мраморную комнату Видел колонны и алтарь. Они существуют.
На щеке Саута задергался мускул.
– Возможно, в этих картинах больше правды, чем говорит мисс Парр, - продолжал Уэст.
– Нет, я не верю, что…
Услышав шаги на лестнице, друзья молча переглянулись. Несколько секунд спустя в комнате появилась Индия. Оказалось, что она переоделась - теперь на ней были изящные туфельки и элегантное зеленое платье. Сдержанно улыбнувшись мужчинам, Индия направилась к столу. Саут с Уэстом вскочили на ноги, и виконт проговорил:
– Мисс Парр, я хочу познакомить вас с моим другом. - Он взглянул на Уэста. - Это его светлость герцог Уэстфал. Ваша светлость, разрешите представить вам мисс Парр, актрису, обладающую редкостным талантом.
Уэст поставил на стол стакан с виски и, взяв руку Индии, поднес ее к губам.
– Рад познакомиться, мисс Парр.
– Я также, ваша светлость. - Индия потупилась, изображая скромность и смирение.
Уэст выпустил ее руку и сказал:
– Мне бы хотелось, мисс Парр, чтобы вы называли меня Уэстом.
– Как пожелаете, ваша светлость, - с улыбкой ответила Индия.
Саут невольно усмехнулся - Индия действительно была прекрасной актрисой.
– Не присядете ли, мисс Парр? - Уэст указал на кушетку. - Могу я предложить вам выпить? Может, шерри?
Индия села, но от шерри отказалась: она полагала, что женщине не следует пить спиртное в три часа утра.
Тут Саут с Уэстом наконец-то уселись, и Индия приступила к разговору, ради которого спустилась.
– Видите ли, я слышала, о чем вы говорили. Разумеется, слышала не все, но поняла: у вас есть… есть несколько картин.
– Да, есть, - признался Уэст. - Две. - Он указал на свернутые в рулоны холсты.
– Могу я взглянуть?
Мужчины молча переглянулись, и Индия сказала:
– Но вы ведь их видели… Почему же мне нельзя взглянуть?
Она приподнялась, собираясь встать, но Саут удержал ее и сам принес полотна. Передавая их Индии, пробормотал:
– И все-таки вам не следовало бы…
– Нет, я должна посмотреть, - перебила Индия. - Потому что его светлость хотел бы задать мне кое-какие вопросы, если я правильно поняла.
Индия взяла один из холстов, сняла тесьму, которой он был перевязан, и развернула. Она смотрела на картину всего лишь несколько секунд. Затем взглянула на другую. Возвращая холсты Сауту, она сказала:
– Пожалуй, я все-таки выпью, если не возражаете.
– Да, конечно. - Виконт направился к буфету.
– Только не шерри, а бренди, - попросила Индия.
Саут взял графин с бренди и, наполнив бокал, передал его Индии. Затем спросил:
– Вам знакомы эти картины?
Она кивнула:
– Да. Одна из них была написана в Париже года три назад, Та, на которой я в шезлонге. А та, где изображен храм, - примерно год назад. Нет, года полтора. - Повернувшись к Уэсту, Индия продолжала: - Видите ли, я слышала, как вы сказали, что видели это место. Могу вас только заверить, что я его не видела. Не видела и комнату с шезлонгом и бархатными драпировками. Я всегда считала, что фон и все прочее - плоды фантазии Маргрейва. Знаете, так бывает на сцене…
Уэст провел ладонью по подбородку и пробормотал:
– Возможно, вы правы, мисс Парр. Хотя театр - это совсем другое. - Уэст в смущении откашлялся и продолжал: - Прошу простить меня, но вынужден спросить: знакомы ли вы с мужчинами на картинах?
Индия покосилась на Саута и проговорила:
– Нет, ваша светлость, я с ними не знакома. Я считала, что и они - плоды фантазии Маргрейва. Во всяком случае, он никогда не говорил, что они реально существуют.
– Сколько всего картин?
– Могу сказать только приблизительно. Не более сорока. - Снова взглянув на Саута, Индия спросила: - Вы разрешите мне уничтожить картины, ваша светлость? Я хотела бы их сжечь.
– К сожалению, сейчас это невозможно.
Решив наконец вмешаться, Саут сказал:
– Уэст уверяет, что у него они будут в полной сохранности и никто их не увидит. После окончания расследования он отдаст их вам.
– Я опасалась, что граф сделает их общественным достоянием, - пробормотала Индия, - Но как они оказались у вас?
– Я нашел эти картины в частной коллекции, - ответил Уэст. - И решил… прихватить их только потому, что на них изображены вы. Я узнал вас, потому что видел на сцене. Но там есть и другие полотна. Причем довольно много. Правда, на них вас нет.
Индия сделала глоток бренди и спросила:
– И все они - кисти Маргрейва?
– Этого я сказать не могу. - Уэст пожал плечами. - Но думаю, что едва ли. Стиль совсем другой.
Индия уже жалела о том, что прокралась в коридор и подслушала разговор мужчин. И еще больше жалела о том, что спустилась к ним. Лучше бы ей остаться в спальне Саута. А еще лучше - в своей…
Внезапно она вскочила на ноги и пробормотала:
– Что это? Откуда дым?…
Бокал выпал из ее руки, и бренди пролилось на платье и на ковер. Но Индия, не обращая на это внимания, бросилась к лестнице. Саут тотчас же побежал за ней; теперь и он видел дым.
– Пусть мисс Парр возьмет пелерину, и выходите из дома! - прокричал Уэст им вслед.
Уже выбегая из дома, Индия подумала: «Может быть, огонь уничтожит эти ужасные картины?»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все, что я желал - Гудмэн Джо


Комментарии к роману "Все, что я желал - Гудмэн Джо" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100