Читать онлайн Только в моих объятиях, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только в моих объятиях - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только в моих объятиях - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только в моих объятиях - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Только в моих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Ты такая спокойная, — заметил Райдер, перебирая шелковистые локоны Мэри. Их золотисто-медные завитки обкручивались вокруг ласковых пальцев. Отросшие пряди уже достигли плеч.
— М-м-м, — промурлыкала она, поуютнее устраиваясь у него в объятиях.
Беглецы отклонили предложение сенатора Стилвелла воспользоваться его гостеприимством и вернулись в гостиницу. Они не пытались говорить о будущем. Да и что, собственно, можно было добавить к тому, что было так старательно обсуждено накануне. Они молча разделись, улеглись в кровать и заснули, погруженные в свои мысли.
Однако где-то к середине ночи картина изменилась — только вот кто из них первым потянулся к другому, оставалось неясным. Да, по правде сказать, это и не имело значения. Желание накатилось внезапно, оно оказалось взаимным — и беглецы проснулись одновременно, чтобы как можно скорее удовлетворить друг друга.
После этого они уже не смогли заснуть — хотя оба старательно пытались делать вид, что спят. Мэри долго лежала неподвижно, уставившись в переплет на французской двери. Голубоватый лунный свет струился сквозь полупрозрачные занавески. Время от времени с улицы доносились какие-то звуки — то вопли подравшихся между собой пьянчужек, то грохот переставляемых на крыльце молочных бидонов. Но большую часть времени царила полная тишина, так что можно было различить и приглушенные проклятия бродившего по коридору запоздалого постояльца, и мяуканье запертого на кухне котенка.
— Поговори со мною, Мэри, — услышала она голос Райдера. Лунный свет ласкал его руку, лежавшую на ее обнаженном плече. — О чем ты думаешь?
— Только о том, что должно произойти завтра. — Она порывисто обернулась к Маккею. — Что завтра будет положен конец нашим скитаниям. Ты сам разве не думал об этом? Что это означает для нас?
— Это означает, что нам больше не надо будет скрываться и надевать эти смешные маски.
— Я говорю серьезно.
— Я тоже, — прошептал он, нежно улыбаясь. Приподняв руку, он поцеловал теплую ямку на плече. — Я успел отложить кое-какие деньги — не много, но достаточно, чтобы купить кусок земли возле Флагстаффа. Там у меня есть друг — генерал в отставке. Он не раз приглашал меня устроиться по соседству и предлагал купить часть его угодий. Это чудесная страна, Мэри. Горы. Холодные чистые реки. Отличная трава для скота. Мы не станем баснословно богатыми, но вполне сумеем прокормиться.
— Не правда, мы станем баснословно богатыми, — возразила Мэри, но это не имело никакого отношения к деньгам. Он ощупью разыскал под одеялом ее руку и переплел свои пальцы с ее.
— Но ведь это моя мечта, — сказал Райдер. — А ты? Ты согласна на такую жизнь?
— Я не представляю, как смогла бы жить иной жизнью, — откликнулась она. И это было чистой правдой. Возможность идти по жизни рука об руку с ним волновала Мэри куда больше, чем какие-то подробности этой жизни. Однако она тоже мечтала о будущем — и знала, что эти мечты многое значат для Маккея. — Когда-нибудь я стану учительницей, — сказала она. — Если только во Флагстаффе имеется школа.
— Если даже и нет, так непременно будет, — мягко рассмеялся Райдер. А про себя подумал, что сможет сам построить школу и заполнить ее своими собственными детьми. Он ласково сжал пальцы Мэри. — Это должно сработать, — промолвил он вслух. Однако легкая морщинка между бровей почему-то не разгладилась. — Мэри? В чем дело?
— Твой дядя что-то очень уж усердно принялся копать яму Уоррену Гамильтону!
Стало быть, эту морщинку вызвали мысли не о их будущем, а о более насущных проблемах.
— Но он же все объяснил. Его выставили дураком, а он этого не любит.
— Никто из нас этого не любит, — возразила Мэри, гладя его руку. — Я и сама не знаю… Может, это просто… — Она замялась в поисках нужных слов, чтобы оформить снедавшую ее тревогу. — Как, к примеру, он намерен заставить Анну Лей явиться к нему в дом?
— Какая разница? — пожал плечами Райдер. — Он же сказал, что все устроит, и я ему верю. А ты?
— Ох, да я тоже ему верю. Но есть ли в этом смысл?
— В том, чтобы ему верить?
— Нет, — с ноткой нетерпения пояснила она. — В том, что он способен это устроить. — Убрав руку, она откинулась обратно на спину. — Если сам Уоррен Гамильтон дважды подумает, прежде чем решиться сунуть нос в дом твоего дяди, почему не должна сделать то же самое и его дочь?
Ответ напрашивался: потому что была сумасбродная, взбалмошная и безответственная особа. Однако такой ответ оказался бы неверным. Анна Лей Гамильтон уже успела доказать, что обладает острым и трезвым умом, с помощью которого способна вполне целеустремленно добиваться того, чего хочет. И недооценивать этот ум было бы большой оплошностью.
— Значит, моему дяде известно нечто такое, чего не знаем мы, — наконец сказал Маккей. К этому же выводу пришла и Мэри.
— Скорее всего так оно и есть, — прошептала она, задумавшись. — Вот только что именно?


Было условлено, что Мэри с Райдером появятся в доме у сенатора около восьми часов, перед самым началом обеда. Уилсон Стилвелл пообещал, что остальные члены спектакля прибудут туда вскоре после них.
Мэри одевалась тщательно, но без особого энтузиазма. Ее обеденный туалет был представлен серым атласным платьем с длинным рядом жемчужных пуговиц от ворота до пояса. Три пышных атласных волана украшали подол широкой юбки. Рукава в три четверти длины были также украшены мелким жемчугом. Всю вторую половину дня она провела, размышляя над тем, что их ждет, и укорачивая на полдюйма подол. Теперь платье выглядело так, будто было пошито специально для Мэри Френсис, а не для ее младшей сестры.
Девушка старательно рассмотрела в зеркало результаты своей работы, разгладила пышные складки на поясе и поправила рукава. Ее волосы, уложенные на новый манер, придавали зеленым глазам особенно привлекательный блеск, а капелька румян сделала бледное от волнения лицо более здоровым. Когда непослушная прядь медно-рыжих волос в который уже раз упала на лоб, Мэри нетерпеливо сдула ее.
За спиной раздался легкий смешок Райдера. Она отступила в сторону, чтобы не загораживать его отражение в зеркале. Маккей успел одеться в белоснежную крахмальную сорочку, черные брюки и превосходно пошитый смокинг.
— Никому и в голову не придет, что для тебя могут быть привычны замшевые штаны и мокасины!
— Мне придет, — возразил он и подошел поближе. — Я кое-что для тебя припас!
— Ага! — понимающе воскликнула она. — Так вот где ты пропадал все утро!
— Не совсем. Вообще это никак не связано. — Из бокового кармана он извлек маленькую коробочку и протянул Мэри, а в качестве пояснения добавил:
— Ее доставил Док всего несколько минут назад.
Прежде чем она повернулась, чтобы принять подарок, ее глаза на миг встретились в зеркале с глазами Райдера.
— Если тебе не нравится, я могу…
Она прервала его на полуслове многозначительным взглядом, после чего открыла коробочку. Тот кусочек полированной бирюзы, который Маккей подарил Мэри в пещере Заблудших Душ, отныне находился в чудесной серебряной оправе, покоящейся на черном бархатном ложе.
— Вот это да… — охнула она. — И как ты… когда ты успел? — Слова ее были бессвязны, как и мысли.
Райдер осторожно взял у нее коробочку, вынул кольцо и надел на безымянный палец левой руки. Оно пришлось как раз впору.
— Ох, Райдер… какое красивое!
— Но это не бриллиант, — скрупулезно напомнил он, несмотря на ее восторги.
— Да кому он нужен? — прошептала Мэри и встав на цыпочки, крепко поцеловала Райдера в губы.
— Я подумал… — Он замялся. — Я заметил, как ты разглядывала свою руку, когда мы попали в эту гостиницу. — По румянцу на щеках было ясно, что она тоже помнит этот эпизод. — Ты промолчала, но я подумал, что это действительно не правильно, что у тебя нет кольца. По крайней мере это важно здесь, среди этих людей. — Приподняв ее руку, Маккей полюбовался кольцом. Ажурное серебро оказалось чудесной оправой для крупного яркого камня. — Мне следовало подумать об этом раньше, до того, как на это обратил внимание Док. Мой дядя тоже заметил, просто он лучше воспитан и не стал так откровенно пялиться на твою руку. И я не желаю, чтобы кто-то мог смутить тебя снова.
Мэри отняла руку, прижалась щекой к его груди и обняла изо всех сил.
— Меня никогда не смутит то, что я — твоя жена! — Приподняв личико, она лукаво улыбнулась Райдеру и постучала пальчиком по его груди:
— А ты — мой муж, хоть с кольцом, хоть без него!
Ничего иного он и не ожидал и не желал. Отстранив немножко Мэри, он окинул ее взглядом с головы до ног.
— Прекрасно, — произнес Маккей и снова позволил себе окунуться в зеленое пламя сияющих глаз.
— Если дело не в кольце, то где же ты пропадал все утро? — вспомнила Мэри.
В стальных, холодных глазах вспыхнул на миг огонек озорства.
— Я приводил в боевую готовность кавалерию, моя милая!


Мэри с Райдером проводили в обеденный зал. Уилсон Стилвелл стоял у столика с напитками и наливал себе в бокал вина. Мэри согласилась отведать шерри, тогда как Маккей вообще отказался от выпивки.
— Насколько я помню, твой отец тоже ничего не пил, — заметил Уилсон.
— Он ничего не имел против спиртного, — уточнил Райдер. — Просто не любил его сам — вот и все.
— Что для меня кажется совершенно непонятным. — Сенатор слегка чокнулся своим бокалом с Мэри. — За наш успех.
— За успех, — прошептала она, пригубила шерри и отставила бокал, желая сохранить ясность мысли. — Насколько я понимаю, мисс Гамильтон приняла ваше предложение.
— А также лейтенант Риверс. Я нисколько не сомневался.
И снова Мэри стало не по себе. Почему это он не сомневался? Откуда это сенатору Стилвеллу так хорошо известно, что станут и чего не станут делать Анна Лей и Девис Риверс? Она покосилась на Райдера, гадая, не вызвала ли эта новость таких же сомнений и в нем. Но Райдер оставался совершенно невозмутим:
— Они скоро здесь появятся?
— Я приглашал их на обед, — отвечал Стилвелл. — То есть их следует ожидать через четверть часа.
— А как с генералом Хатчером? — спросил Мак-кей. — И еще те репортеры, про которых ты говорил?
— Все устроено, — кивнул головой сенатор. — Я сам переговорил с генералом нынче утром и с репортерами — днем. Поверь, они с радостью согласились прийти. Миссис Шенаган поджидает их у заднего крыльца. Ей было приказано не провожать их в переднюю до тех пор, пока не приедет мисс Гамильтон с Риверсом. — Стилвелл прикончил свое вино и продолжил:
— Вы понимаете, что говорить придется погромче. В передней не так-то легко расслышать, что творится здесь. Я сам проверил это сегодня с миссис Шенаган.
— Похоже, ты позаботился буквально обо всем, — заметил Райдер.
— Как и обещал. — Он потянулся было снова за бутылкой, но тут раздался шум в передней. — Это, должно быть, мисс Гамильтон с лейтенантом, — сказал хозяин, переводя взгляд с Мэри на Райдера и обратно. — Так вы знаете, как будете дальше себя вести? Все будет предоставлено в ваши руки.
— Я не сомневался, что именно так ты и поступишь, — ответил разведчик. — Да, мы готовы.
Уловив в этих словах какой-то подтекст, Мэри озабоченно покосилась на мужа. Однако Райдер не только не ответил на ее взгляд — он намеренно посмотрел в сторону. Мэри ужасно захотелось дать ему локтем под ложечку, и ей пришлось немало поработать над собой, чтобы сдержаться.
Выходя из обеденного зала, сенатор Стилвелл неплотно прикрыл за собой дверь. Мэри с Райдером хорошо слышали, как он приветствовал новых гостей и мило болтал с ними по пути из передней. Мэри поморщилась при звуках мелодичного, старательно отработанного смеха Анны Лей. Он казался настолько нарочитым, что оставалось лишь дивиться, как этой женщине удается с успехом его использовать.
Сенатор Стилвелл с большой помпезностью распахнул дверь и ввел гостей внутрь, самодовольно и двусмысленно улыбаясь.
— Насколько я понимаю, вас не надо представлять друг другу, — невозмутимо промолвил хозяин и, намеренно не глядя ни на кого из присутствующих, прямиком отправился к боковому столику за бокалом вина.
— О Боже! — прошептала Анна Лей, не сводя глаз с Райдера и прижимая руку к сердцу.
Мэри подумала, что последний жест слишком театрален. Она со все большим скептицизмом разглядывала леди. Холеная ручка Анны Лей легла на низко вырезанный край платья точно в том месте, где наилучшим способом могла бы привлечь внимание к полуобнаженным грудям.
— Маккей, — с запинкой пробормотал Риверс. Его глаза скользнули в сторону Мэри, чье присутствие поразило лейтенанта не меньше:
— Мисс Деннехи!
Мэри обратила внимание на то, что благодаря одинаковым золотистым локонам и младенческим голубым глазам Анна Лей с Девисом Риверсом напоминают пару превосходно дополняющих друг друга персонажей с рождественских открыток. По-мальчишески привлекательная свежая физиономия лейтенанта подчеркивала холеную красоту Анны Лей. Внезапно до Мэри дошло, что их взаимная привязанность во многом обусловлена тем, что в партнере они любили прежде всего свое собственное отражение. Ей стоило большого труда не высказать все это вслух.
Наконец ручка Анны Лей опустилась, а голубые глазки с прищуром уставились на Мэри.
— Итак, — промолвила красавица, намеренно растянув это слово, — ты и есть тот падший ангел, что явился Райдеру на помощь. Ты же была монахиней, не так ли? — Вопрос был задан вовсе не для того, чтобы получить ответ, который и так был известен. Анна Лей окинула Мэри с головы до ног критическим оком и продолжила:
— Наверное, после столь продолжительного воздержания было все равно под кого ложиться — пусть даже это дикарь-полукровка!
Мэри не колебалась ни секунды. В мгновение ока она оказалась возле Анны Лей и залепила такую пощечину, что юная леди отлетела к стене.
— Не распускай больше язык, — предупредила Мэри, — и мне не придется заниматься рукоприкладством! — Краем глаза она заметила какое-то движение со стороны лейтенанта Риверса и добавила, пригвоздив его к месту пронзительным взглядом:
— А ты держись от меня подальше, не то будешь валяться на полу вместе со своей сучкой!
Розовая физиономия лейтенанта стала пунцовой, он пыхтел и пыжился, как петух, собираясь схватиться с Мэри. Это ее ничуть не смутило.
— По-моему, вам следует присмотреть за мисс Гамильтон, — многозначительно произнес Райдер, перехватив взгляд Риверса. — Кажется, ей пустили кровь в первом раунде.
Риверс заколебался, словно его остановили на полпути к поединку с Мэри. Наконец он намеренно шумно перевел дух, якобы утихомиривая бушевавшую в груди бурю, и направился к Анне Лей.
Мэри презрительно повернулась к нему спиной. Лейтенанту ничего не оставалось, как достать носовой платок. Она понимала, что Райдер далеко не в восторге от устроенного ею спектакля, но даже и не думала извиняться.
— Этого нельзя было не сделать, — отчеканила она, возвращаясь на свое место подле мужа.
— Позвольте заметить, что нам удалось начать весьма неплохо, — вмешался сенатор, все еще стоявший у столика с напитками. — Ваше здоровье!
Анна Лей с помощью лейтенанта кое-как привела себя в порядок. Его платком она зажала угол рта. Блестевшие в голубых глазах слезы были самыми настоящими. У Мэри была нелегкая рука, и нежную щечку жгло будто огнем. Мисс Гамильтон холодно промолвила, глядя в глаза Риверсу:
— Убей ее.
— Ох, ради Всего Святого! — возразил Стилвелл. — Неужели нельзя было выдумать ничего более забавного?
Мэри не могла не удивиться. Она была готова поклясться, что сенатор просто сочится самодовольством. И где, интересно, генерал Хатчер с репортерами? Хватит ли им времени, чтобы занягь свои места у дверей? Кажется ли им эта стычка такой же забавной, как сенатору Стилвеллу? Мэри снова посмотрела на Райдера, но не заметила на непроницаемом лице ни малейшего признака тревоги.
Лейтенант Риверс не очень-то спешил выполнять приказ, отданный Анной Лей. Правда, при нем не было оружия — по крайней мере такого, которое бросалось бы в глаза, — но не было похоже и на то, что он вообще намерен подчиняться своей даме.
— Успокойся, — велел он, стараясь в присутствии Райдера руководствоваться своим умом. — Что тебе нужно, Маккей?
— Правду про каньон Колтера, — просто ответил тот.
— Правду? — фыркнул Риверс. — Ты же сам там был!
— Нет, я там не был, — возразил Маккей, глянув в сторону Анны Лей, которая выпалила, прежде чем лейтенант что-либо успел ответить:
— Неужели ты позволишь этому продолжаться?!
Поначалу Мэри показалось, что мисс Гамильтон обращается к Риверсу, однако, не дождавшись его реакции, вынуждена была проследить за злобным, выжидающим взглядом красавицы.
— Это немножко напоминает то, как ведут на заклание овец, — почти извиняющимся тоном заявил Уилсон Стилвелл.
Недоумение Мэри сменилось растерянностью, когда она обернулась и обнаружила, что в руках у сенатора вместо бокала вина оказался револьвер. До нее не сразу дошло, что последняя фраза, равно как и дуло револьвера, имели целью не Анну Лей с лейтенантом Риверсом. Все это направлялось на Райдера.
Хозяин повелительно взмахнул револьвером в сторону лейтенанта и приказал:
— Проверь, нет ли у него оружия. И ради Бога, будь осторожен!
Риверс торопливо приблизился к Маккею. Мэри, инстинктивно кинувшаяся на подмогу мужу, почувствовала, как руки Райдера мягко сжимают ей запястья и отодвигают в сторону. Затем разведчик отпустил ее и поднял руки вверх, чтобы лейтенант Риверс мог его обыскать.
Тот тщательно прощупал все складки одежды, выпрямился и отскочил назад со смешной поспешностью.
— Оружия нет, — доложил от Стилвеллу.
— Удивительно, — надменно приподнял бровь сенатор. — Я не ожидал, что ты допустишь такую оплошность.
— Все мы когда-нибудь ошибаемся, — ответил Райдер, медленно опуская руки. Он тут же обнял Мэри за талию ободряющим и в то же время предупредительным жестом и продолжил:
— Я не ожидал такого оборота событий.
— Никто его не ожидал, племянничек! — осклабился Стилвелл. — Никто! — И, держа их на мушке, приказал:
— Лейтенант, отведи их в погреб. Анна Лей, открой для них дверь. Вам позволяется участвовать в поимке. Я готов поделиться своею славой.
Анна Лей отняла платок от лица. Пропитавшаяся кровью ткань закрывала злорадную, жестокую улыбку. Переводя взгляд с платка на Мэри и обратно, она прошипела:
— С удовольствием. С огромным удовольствием!
Мэри слегка утешилась тем, что, когда надменная улыбка стала слишком широкой, Анна Лей сморщилась от боли и прижала платок обратно.
— Сюда, — грубо приказал Риверс. — Мисс Гамильтон. За вами двери.
Анна Лей распахнула их и зашагала по коридору. Риверс отступил на шаг и махнул рукой, чтобы Мэри с Райдером шли за нею. Мэри не двигалась, пока лежавшая на ее талии рука легким нажатием не дала понять, что следует подчиниться. Понурившись, сжав руки в кулаки, Мэри всей своей фигурой выражала протест, покидая комнату. Оказавшись в коридоре, она тут же заметила, что здесь и в помине не было ни репортеров, ни генерала Хатчера. Судя по всему, из дома оказались удалены и миссис Шенаган, и остальные слуги.
— Ты тоже, — рявкнул Риверс на Райдера.
Райдер задержался и бросил на дядю холодный, безразличный взгляд. Он двинулся вперед только после того, как сенатор первым отвел глаза.
Анна Лей, демонстрируя отличное знание дома Стилвел-ла, решительно направилась ко второй двери. Отодвинув засов, она махнула рукой в глубь зиявшего темнотой проема:
— Сюда. Ты ведь не боишься темноты, верно? Это винный погреб.
Свет из коридора упал на узкие крутые ступени. Мэри нерешительно оглянулась на Райдера. Тот едва заметно кивнул.
— Нет, — промолвила она. — Темноты я не боюсь.
— Ничего, еще научишься! — Анна Лей уже занесла руку, чтобы с силой пихнуть Мэри с лестницы, но поймала пронзительный взгляд Маккея. Можно было не сомневаться: он прикончит любого, кто хоть пальцем тронет его жену. В этом случае не помог бы даже револьвер дяди, направленный ему в спину. У Райдера был вид человека, который готов на все. И Анна Лей опустила руку, отступив на шаг, чтобы пропустить разведчика внутрь.
Мэри подобрала юбки и осторожно спускалась с лестницы. Едва различимые ступени оказались слегка влажными, а перил здесь не было вовсе. Райдер шел по пятам, осторожно погружаясь в непроглядную тьму.
И вдруг у них над головой раздался ужасный шум. Мэри успела различить пронзительный визг Анны Лей и грязные ругательства лейтенанта Риверса. Она невольно застыла от неожиданности, хотя отлично понимала, что может последовать за всей этой неразберихой. Маккею пришлось подхватить ее в охапку и чуть ли не волоком поскорее стащить с лестницы. Он вслепую помчался вниз, перепрыгивая через ступеньки, и едва успел увернуться от двух кубарем скатившихся тел.
Визг Анны Лей постепенно поднимался до невообразимых высот с каждой новой ступенькой, вонзавшейся ей в ребра. Падение Девиса Риверса было куда менее шумным.
Оказавшись на холодном каменном полу, Райдер потерял равновесие и извернулся самым невероятным образом, чтобы упасть вниз, защитив Мэри от самого сильного удара. Она шлепнулась сверху, с размаху угодив Маккею локтем под ребра, но не успела споХзти с него, так как Анна Лей, набрав изрядную скорость на последних трех ступеньках, пригвоздила ее к месту. Слава Богу, Девис Риверс следовал за ней не так стремительно: его более грузное тело не спеша съезжало по ступеням, как корявое бревно, то и дело застревая на ходу.
Райдер успел различить смутный силуэт своего дяди на фоне дверного проема, прежде чем тот закрылся и погреб погрузился в полную темноту.
Мэри кое-как приподнялась, стараясь всмотреться в лицо разведчика. Почему-то ей казалось, что в темноте его глаза станут сиять серебристым светом, однако этого не случилось.
— Кто бы мог подумать, что твой дядюшка столь оригинальным способом демонстрирует гостям винный погреб?!
Райдер, и так с трудом переводивший дыхание, едва не задохнулся от смеха. Без труда найдя ее лицо, он похлопал Мэри по щеке:
— А ты, оказывается, здорово поправилась!
— Это Анна Лей навалилась сверху, — фыркнула Мэри, бесцеремонно спихнув с себя юную леди — отчего та выругалась весьма непристойным образом. — Так лучше?
— Намного. Вот еще если бы ты убрала у меня из-под ребра свой локоть!..
— Ох! — воскликнула Мэри, поспешно откатившись в сторону. Она старалась хоть что-то различить в полной тьме, но ничего не вышло. В этом погребе было ничуть не светлее, чем в пещере Заблудших Душ. Приобретенный там опыт пришелся теперь кстати: бывшая пленница смирилась с неизбежным, не тратя времени на бесполезную борьбу.
Маккей уселся, подогнув колени к груди. Если не считать нескольких ушибов, он ухитрился остаться целым.
— С тобой все в порядке? — поинтересовался разведчик у Мэри.
— Пара синяков. Ничего страшного.
— Мисс Гамильтон?
В ответ раздался лишь стон.
— Не в лучшем расположении духа, — заметила Мэри. Двигаясь на ощупь в сторону причитаний Анны Лей, она наткнулась на ее плечо и легонько встряхнула:
— Выше нос, мисс Гамильтон! Как видите, сенатор счел вас вполне достойной нашего общества!
— Прочь от меня! — взвизгнула юная леди, с необычайной силой отпихнув ее руку. Мэри поторопилась повиноваться с величайшей охотой.
— Погляди, а наша леди в отличной форме! — обратилась она к Райдеру.
— Хватит на сегодня кошачьих концертов! — предупредил он. — Не вздумай снова сцепиться! — И прежде чем Мэри сумела понять причину столь резкой отповеди, Маккей спросил:
— Что там с Риверсом?
— Хотела бы я знать, куда он вообще закатился.
— По-моему, он так и застрял на лестнице. — Отодвинув Мэри с дороги, Райдер двинулся назад:
— Я пойду поищу. Постарайся не попадаться мне под ноги, — добавил он, с трудом поднимаясь с пола. Мэри сжалась в комок, стараясь освободить, насколько было возможно, путь к лестнице. Тем не менее Маккей тут же обо что-то споткнулся. Истошный вопль Анны Лей удостоверил, обо что именно.
— Прочь с дороги, мисс Гамильтон! — воскликнула Мэри. — Как-никак, он хочет помочь вашему приятелю!
Анна Лей отодвинулась, подобрав под себя ноги, и капризно спросила:
— Что случилось с Девисом? Неужели он…
— Он без сознания, — прервал ее Райдер. — Но живой. — Разведчик стащил лейтенанта с лестницы и уложил на пол. — Если хотите за ним поухаживать — пожалуйста. Он здесь.
Однако у Анны Лей и в мыслях такого не было. Ориентируясь по голосу Райдера, она подобралась к подножию лестницы, встала и, прежде чем он понял ее намерения, оказалась наверху, у двери. Подергав ручку и убедившись, что их заперли, Анна Лей замолотила по толстым доскам и завопила:
— Уилсон! Выпусти меня отсюда! Уилсон!!! — Замерев на секунду и убедившись, что ответа не последовало, она закричала снова:
— Ты слышишь меня! Я знаю, что слышишь! Выпусти меня!
Она стучала и кричала довольно продолжительное время. По мере того, как силы красавицы иссякали, пронзительные вопли превращались в бессвязные мольбы. Но вот наконец она рухнула на верхнюю ступеньку и тихо заплакала.
Райдер, на которого это представление не произвело никакого впечатления (как, по-видимому, и на его дядю), заметил:
— Не думаю, что ему есть до вас какое-то дело.
— Заткнись! — ответила Анна Лей, не отходя от двери.
Мэри встала и отряхнулась. Пол в винном погребе оказался слишком холодным.
— Райдер!
— Я здесь, Мэри, — откликнулся он и протянул руку, которую не так-то просто было найти. Но вот они уселись рядом на нижнюю ступеньку:
— Ты, наверное, ждешь объяснений.
— Наверное, жду, — сердито откликнулась она. — Похоже, тебе оказалось известным многое из того, что здесь творится, — в отличие от меня.
— Вы исправите меня, если я в чем-то ошибусь, не так ли? — обратился Райдер к сидевшей наверху Анне Лей.
— Пошел к черту, проклятый полукровка! — фыркнула та.
— Пусть бесится, — ответил Маккей, чувствуя, как напряглась Мэри. — Она же не понимает, что не оскорбляет меня, а делает комплимент! — По еле слышному вздоху Райдер понял, что его замечание принято, хотя и с неохотой.
— Ладно, ладно, — проворчала Мэри. — Не сможешь же ты постоянно ее охранять!
Он лишь молча сжал ей руку в ответ. Возле их ног заворочался было, но тут же снова утих Риверс. Судя по всему, он еще не скоро сможет прийти в себя.
— Вы ведь тоже ничего не подозревали, Анна Лей, правда? — учтиво осведомился Райдер. — По-моему, и вы, и Риверс поверили, что сенатор оказывает вам честь, позволяя участвовать в моем задержании. Наверное, лейтенанту даже пришли в голову мысли о новом звании. Ведь больше никто не смог бы похвастаться тем, что сумел дважды схватить Райдера Маккея!
Хотя Анна Лей молчала, можно было не сомневаться, что она не пропустила ни единого слова.
— Неужели он не предупредил вас, что передумал, прежде чем спихнуть с лестницы? — Ответом было гробовое молчание. — Нет? Ну значит, он очень спешил.
Анна Лей ожидала продолжения, однако разведчик замолк надолго. Прошло добрых полминуты, пока она в ярости не завизжала:
— Ублюдок! Да что тебе вообще известно!!!
Убаюканная царившей до этого тишиной, Мэри чуть не подскочила от жуткого вопля. Нетрудно было догадаться, что Анне Лей стало чрезвычайно жалко самое себя.
Райдер ответил небрежно, не повышая голоса:
— Увы, сенатору известно про вашу связь с лейтенантом, мисс Гамильтон.
На кончике ядовитого язычка Анны Лей уже вертелся ответ, что Маккей лжет, когда до нее дошло, что вообще-то и Райдеру про это знать не полагается. И если она обвинит его во лжи, то только подтвердит подозрения. Ведь скорее всего он пытается взять ее на пушку.
— О чем это ты толкуешь? — с нарочитой холодностью осведомилась она. — О какой такой связи?
Тут не выдержала Мэри, возмущенная бесстыдством сей особы.
— Не пытайтесь казаться умнее, чем вы есть, — заметила она. — Это только лишний раз унижает вас. Мы с Райдером видели, как вы принимали лейтенанта у себя дома. И смогли вполне убедиться в том, что он ваш любовник!
Анна Лей поспешила заткнуть кулаком себе рот, но все же не успела заглушить испуганный возглас.
— Единственное, чего я не могу утверждать точно, — невозмутимо продолжил Маккей, — были ли вы любовниками до того, как ввязались в резню в каньоне Колтера, или позднее, опьяненные успехом. — Поскольку Анна Лей предпочла отмолчаться, он принялся развивать свою мысль дальше:
— Скорее всего это случилось после резни. Возможно, после вашего возвращения в Вашингтон. Пожалуй, это было бы неразумно — увлечься друг другом прямо там, в форту Союза. Слишком много любопытных глаз. Включая, между прочим, и моего дядю. Он сильно удивился, когда узнал про вас с Риверсом. Наверное, не ожидал, что вы обзаведетесь еще и вторым любовником.
— Вторым любовником?!.. — ошалело переспросила Мэри. — Ты хочешь сказать, что твой дядя с Анной Лей…
Утвердительный ответ Райдера привел к тому, что Анна Лей с удвоенной силой набросилась на дверь.
— Уилсон! Выпусти же меня! Они ошиблись насчет нас с Девисом! Они врут! — Дубовая дверь хотя и сотрясалась под яростным натиском, но и не думала поддаваться. Как не последовало и отклика с противоположной ее стороны. — Послушай меня, Уилсон! Райдер со своей сукой тебя обманули! Я не изменяла тебе с Девисом! Не изменяла!!!
Мэри дождалась, пока Анна Лей утихнет настолько, чтобы можно было говорить, не повышая голоса, и напомнила:
— Возможно, сенатору ваши протесты показались бы более убедительными, если бы вы перестали отзываться о лейтенанте столь фамильярно, употребляя лишь имя!
Анна Лей с ревом скатилась вниз, причем это случилось так неожиданно, что Райдер едва успел отпихнуть Мэри в сторону, чтобы принять на себя натиск разъяренной фурии. Ему пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось надежно ухватить мисс Гамильтон за запястья и завести руки за спину. Она утихла, как только почувствовала, что чем сильнее пытается вырваться, тем болезненнее становится захват.
Только после того, как Райдер убедился, что Мэри вне досягаемости нежных ручек Анны Лей, он с силой пихнул усмиренную тигрицу на ступеньку лестницы рядом с собой и приказал:
— Сиди здесь, пока не разрешу тронуться с места! А если еще раз рискнешь наброситься на Мэри — пеняй на себя!
Анна Лей надменно задрала прелестную головку, что, впрочем, не имело никакого смысла в полной темноте.
— Мисс Гамильтон, я выразился достаточно ясно?
— Да, — выпалила она.
— Мэри? — так же строго окликнул Райдер.
— М-м-м?
— Веди себя прилично!
— С удовольствием, — радостно откликнулась она.
Перешагнув через тело лейтенанта, Райдер сошел с лестницы, взял за руку Мэри и потащил подальше от Анны Лей, пока не стукнулся плечом о деревянный стеллаж.
— Вот, — сказал он, — можешь сесть здесь и опереться спиной о стеллаж.
Мэри не стала возмущаться тем, что он заставляет ее сидеть на холодном полу, а постаралась устроиться как можно удобнее, подобрав под себя пышный подол платья. Ее чуткие пальцы машинально пробежались по мощенному кирпичами полу, ощупывая их ровные края и ковыряя раскрошившуюся на стыках шпаклевку.
В это время Райдер снова заговорил с Анной Лей:
— Что-то мой дядя не спешит выпускать вас на волю. Похоже, Мэри была права и он вам не поверил.
— Он еще передумает, — возразила мисс Гамильтон. — Вот увидишь!
Мэри не могла не отдать должное тому, с какой уверенностью выступала противница: голос подвел ее лишь чуть-чуть, да и то в самом конце.
— Расскажите нам подробности операции в каньоне Кол-тера, — предложил Райдер. — Это поможет скоротать время.
— Вот как? — Анна Лей старательно изобразила удивление. — Как будто тебе и так не все известно!
— Ну, скажем, не совсем все, — уступчиво ответил Маккей.
Анна Лей почувствовала, что разбитая губа опять кровоточит. Мысленно проклиная Мэри, она достала свой носовой платок:
— С какой это стати мне пускаться с тобой в откровения? Что я выиграю?
— Свободу.
— Ты хочешь сказать, что знаешь способ отсюда выбраться?!
— Да.
— Ну так покажи его сейчас же! — потребовала она. — Чего ты ждешь?
Райдер не торопился с ответом. Он почувствовал, как Мэри положила головку ему на колени, и погладил ее спутанные волосы. Она так безоглядно доверяла ему, настолько не сомневалась, что он защитит от всех напастей, что даже не побоялась наведенного на нее сенатором револьвера. Чего доброго, она могла бы и заснуть вот так, у него на руках, если бы не сгорала от нетерпения узнать правду про каньон Колтера.
В отличие от несравненной Анны Лей, даже здесь, в темном погребе, разведчик ощущал исходившие от нее волны нетерпения.
— Ожидание не всегда означает конец, — промолвил он. — Оно обладает рядом преимуществ.
— Это что еще за откровения? — презрительно фыркнула Анна Лей. — Наверняка очередная глупость из болтовни апачей.
Мэри почувствовала, как Райдер пожал плечами, и улыбнулась. Конечно, где уж мисс Гамильтон разбираться в умении ждать!
— Лучше бы вы сразу ответили на его вопросы, мисс Гамильтон, — сказала она. — Еще никто не мог заставить Райдера Маккея торопиться. И нам придется проторчать здесь до самой старости. В точности с намерениями сенатора Стилвелла.
— Операция в каньоне Колтера, — подтвердил Райдер, хотя и сомневался, что намерения сенатора ограничиваются только этим. — В обмен на вашу свободу.
Анна Лей осторожно вытянула как можно дальше правую ногу и принялась пихать бесчувственного Девиса Ривер-са — но без толку. От этого борова помощи ожидать не приходилось. Он даже не прихватил с собой оружия, которым Анна Лей могла бы сейчас завладеть. Чувствуя скорее отвращение, нежели разочарование, она отдернула ногу, отчего ее юбка чуть слышно зашелестела.
— Что ты хочешь узнать?
— Как моего дядю угораздило до такого додуматься.
— А Уилсон уверял меня, что ты все свалил на моего папочку, — зло рассмеялась Анна, Лей. — С чего это ты передумал?
— Из-за дяди.
— Из-за Уилсона? Почему?
— Когда он заявил, что сможет устроить так, чтобы вы с лейтенантом явились сюда. И не смог толком объяснить причин своей уверенности. Мэри с самого начала твердила, что что-то здесь не так. Она была права… и не права тоже. Она ошиблась лишь в одном — в нежелании изменить собственный образ мыслей. Это действительно вызывало подозрения, если полагать, что сенатор невиновен. Но если предположить, что он замешан… — Тут он замолк, чтобы дать возможность обеим дамам додуматься до остального собственным умом.
Мэри вздернула головку, сердясь на свою недогадливость:
— Значит, сенатор Стилвелл сам предложил тебе отвечать за конвой — без вмешательства Уоррена Гамильтона?..
— Верно, — подтвердил Маккей. — Дядя солгал об этом и еще кое о чем.
— Твой дядюшка весьма изощрен во лжи, — злорадно вмешалась Анна Лей, — зато меня не проведешь так просто, как твою милую Мэри. — Последние три слова так и сочились ядом. — Но ты был прав. Он обставил нынче нас с Девисом. Мы собирались схватить тебя, а не быть схваченными. — Она облокотилась на верхнюю ступеньку и продолжила:
— Мы с сенатором были любовниками уже почти год, когда впервые услыхали про каньон Колтера. И хотя я знала о политическом влиянии Уилсона на индейские кампании, однако мне и в голову не могло прийти, что он способен провернуть такую сногсшибательную аферу, как операция в каньоне Колтера. — В голосе мисс Гамильтон зазвучало неподдельное восхищение. — Я следила за тем, как он переставляет людей… будто пешки… Уилсон был неподражаем! Ничего подобного мне не встречалось прежде. — Тут до нее дошло, что вряд ли в данной аудитории найдут отклик ее чувства. И теперь мелодичный голосок зазвучал более сдержанно:
— Он никогда никому не доверял своих планов до конца. И конечно, не желал поначалу доверять и мне. Пришлось мне самой предпринять… кое-какие перестановки, не хуже его собственных. Но и тогда я не знала, во что это выльется. Не ожидала, что придется пожертвовать столькими солдатами.
Мэри почувствовала, как Райдер сжал ей плечо, приказывая молчать. Вряд ли он поверил в невиновность мисс Гамильтон, однако в данный момент важно было выслушать все от начала и до конца.
— Моему папочке никогда не додуматься до такого плана, — продолжала Анна Лей. — Кишка тонка, вот и все… — И добавила после минутной задержки:
— Или, если уж на то пошло, мозги не те.
Мэри почувствовала, как ее собственные кишки свело судорогой от столь презрительных, циничных слов.
— Уилсон пустился во все тяжкие, чтобы привести в действие свой план. Почти все, кому он устроил перевод в форт Союза, были его должниками. Конечно, этого одного было мало, чтобы решиться стать его соучастниками. Все решало золото. — Анна Лей неловко заворочалась на ступеньке, стараясь устроиться так, чтобы царивший в погребе холод не пробирал до костей. — Мы с отцом также стали частями сенаторского плана. Нет, папа, конечно, ничего не знал. Он был уверен, что оказался в Аризоне на совершенно законных основаниях. Тогда как мне было ясно, что Уилсон позаботился запастись еще одним козлом отпущения на случай, если ты не возьмешь на себя эту роль.
— Значит, я оставался твоей последней надеждой, — мрачно рассмеялся Райдер.
Анна Лей улыбнулась в ответ, зная, что этого никто не увидит во тьме.
— Да, — подтвердила она. — Оставался только ты. И знаешь, тебе удалось разбудить во мне настоящее любопытство. Я так много наслушалась про тебя — и от женщин в форту, и от дяди. Он привык считать тебя полукровкой. Правда, это так! Столько лет, прожитых среди апачей. В его сознании ты стал как бы одним из них. — Анна Лей привычно склонила набок головку и отбросила в сторону локон, щекотавший нежную шею. — Трудно сказать, как бы все повернулось, если бы ты не был таким упрямым. Тебя могли бы убить во время резни. А я могла бы спасти тебе жизнь.
— Но тогда, если бы дядин план не сработал и стало бы ясно, что в набеге не замешаны чихуахуа, все пришлось бы свалить на вашего отца. Судя по всему, вы приложили все силы, чтобы сохранить мне жизнь и чтобы сработал тот вариант, когда виновным должны были признать меня.
Анна Лей откликнулась не сразу:
— Мой отец в последнее время постоянно критиковал политику Вашингтона в отношениях с индейцами. И завоевывал все большее число сочувствующих. Уилсон с моим отцом… они не раз спорили по этому поводу публично и наедине. По-моему, Уилсон собирался включить папа в качестве жертвы в свой план задолго до того, как сообразил, что ты подходишь для этого больше. — Она снова откинула назад растрепанные волосы. — Ну и что с того, что я подтолкнула Уилсона к последнему варианту? Уж лучше пожертвовать тобой, чем моим папа!
— Вы чрезвычайно ловко добиваетесь своего, — с холодным презрением сказал Райдер. — Но мы до сих пор не добрались до золота.
— Похоже, ты слишком хорошо меня знаешь, — вздохнула Анна Лей. — Я была готова на все, только не на предательство твоего дяди!
— Значит, вы успели с тех пор передумать, — не удержалась от ехидного замечания Мэри.
— Это он первый обманул меня. — Мелодичный голосок вдруг поднялся чуть ли не до визга.
— Я имею в виду вашу связь с лейтенантом Ривер-сом, — уточнила Мэри. — Именно это предательство побудило его столкнуть вас с лестницы. Сенатору Стилвеллу было наплевать на все наши открытия по поводу резни в каньоне, пока мы не упомянули о вашей интрижке с лейтенантом. Это мигом привлекло его внимание. И он решил отомстить вам, используя нас.
— Он сразу поймет, что это ничего не значит, как только подумает как следует, — пожала плечами Анна Лей. — На что мне сдался этот Девис, когда Уилсон может дать во много раз больше? Я вовсе не собиралась стать лейтенантовой женой!
— Даже со всем тем золотом, что успели загрести? — удивился Райдер. — Уж оно-то наверняка смогло бы оградить вас от мелких жизненных неприятностей.
— Со всем золотом? — зло передразнила Анна Лей. — Сколько я, по-вашему, «огребла» за все заботы и хлопоты? Смею заверить, не так уж и много. Уилсон прибрал все к рукам, чтобы переработать руду в слитки. Да и потом, их нельзя было сразу пустить в оборот, не навлекая на себя подозрений. Пройдет немало времени, прежде чем можно будет воспользоваться этим богатством.
— Но ведь можно было бы утешать себя мечтами.
— Твой дядя отхватил львиную долю, а остальное пришлось делить между всеми.
— Но ведь это даже справедливо, — промолвил Райдер. — Им пришлось пойти на братоубийство.
Анну Лей снова пробрало холодом от его тона — словно сырой, промозглый воздух погреба вдруг высосал из нее все тепло. Она поймала себя на том, что дернулась, как от пощечины.
— Все они отлично знали, на что идут, — попыталась оправдаться мисс Гамильтон. — И приняли эти условия. Многие даже с радостью. Ты сам отлично знаешь, что когда дошло до дела — ни один из них и глазом не моргнул! И в живых не осталось никого, кто мог бы рассказать, что на самом деле случилось в каньоне, — кроме тех, кто все это сделал. — Она упрямо задрала нос, но прекрасный блеск голубых глаз пропал без толку в темноте подземелья. — И никто из них не проболтался!
— В отличие от вас, — устало заметила Мэри, прислонившись головой к стеллажу и закрыв глаза.
Стало быть, это правда. Анна Лей только что подтвердила ужасную правду о происшествии в каньоне. Одни солдаты в голубых мундирах против других. И не ради прав и свободы, а ради золота. Ее ноги продолжали скрести замазку между кирпичами в полу. Стараясь справиться с волнением, она произнесла:
— И все же, насколько я понимаю, вы все еще верите, что сенатор одумается и простит вас. — Анне Лей не требовалось отвечать — Мэри и так знала, что это правда. Она тронула за ногу Райдера и сказала:
— Мы получили все ответы. Что дальше?
Разведчик откликнулся не сразу, как будто не в силах был совладать с обуявшей его яростью.
— Праздновать победу и поджидать врага для последней схватки! — улыбнулся он наконец.
Озадаченная, Мэри безропотно позволила поднять себя на ноги и увлечь в глубь стеллажей с бутылками.
— Куда вы? — обеспокоилась Анна Лей, без толку щурясь во тьму. — Вы что, меня бросаете?
Райдер не удостоил красавицу ответом. Ощупывая рукой ряды бутылок, он обратился к Мэри:
— Есть ли какой-нибудь сорт, который тебе особенно хотелось бы попробовать?
— Райдер, ты же знаешь, я почти не пью, — нахмурилась Мэри.
— Я и не думал, что мы будем пить.
— Но тогда — что же мы…
— Разобьем их! Разобьем их все до одной!
— И будем поджидать врага! — медленно прошептала она, осененная догадкой. — Райдер Маккей, мне нравится ход ваших мыслей. — И она проворно вытащила со стеллажа первую бутылку. — Пожалуй, я начну вот с этой!
Райдер нащупал ее лицо, сжал в ладонях и нежно поцеловал, промолвив при этом:
— Будь осторожна. А я поднимусь наверх, к дверям.
— Я так и думала, — кивнула Мэри. Вскоре она услыхала, как разведчик просит посторониться Анну Лей и поднимается по ступенькам.
Первую бутылку пришлось бросить об пол несколько раз, прежде чем та разбилась. И к тому же звук оказался недостаточно громкий, по мнению Мэри. Потрачено было столько труда, а бутылка разбилась с обидно глухим стуком.
— Вряд ли это кто-то услышит, — посетовала она.
Анна Лей кое-как пробралась в темноте к стеллажам.
— А ну-ка, дай мне. — Ухватившись за стеклянное горлышко покрепче, она швырнула бутылку в ту сторону, где должна была находиться стена, выходившая в коридор, — Надо знать, куда бросать. А я бывала у Уилсона в погребе и раньше.
— Как это мило с вашей стороны! — сухо откликнулась Мэри.
Неожиданная помощь Анны Лей вовсе не разбудила в ней дружеские чувства. Она вытащила бутылку и бросила в нужном направлении. Та моментально разбилась. Она бросила еще, потом еще. Анна Лей присоединилась к ней, и обе дамы принялись швырять бутылки в стену. Где-то над головой раздался тяжелый топот ног. Сенатор Стилвелл мчался по коридору, спасать свою возлюбленную коллекцию марочных вин.
— Он сейчас будет здесь! — прошептала Мэри.
— Да, — откликнулась Анна Лей. — Он идет.
Последнее, что удалось увидеть Мэри, — вспышка света вокруг двери и сенатор Стилвелл, распахнувший ее настежь. Еще она успела подумать, что ей повезло: бутылка, которой Анна Лей заехала ей по голове, оказалась крепкой и не разбилась.
— Уилсон, внизу! — вскричала Анна Лей. — Это ловушка!
Однако предупреждение все равно опоздало. Сенатор уже пересчитывал головою ступеньки своей лестницы, выронив револьвер. Райдер успел как пружина развернуться из своего укрытия и нанести дядюшке сильнейший удар под ребра. Уилсон Стилвелл охнул и полетел вниз, причем с такой силой, что Райдеру вот уже во второй раз за весьма непродолжительный срок пришлось кубарем скатиться с лестницы, будучи увлекаемым падающим сверху телом.
От сильного удара сенаторский «магнум» разрядился в пространство. Анна Лей завизжала, так как ей в лицо полетели брызги шампанского и осколки простреленной бутылки. Ее визг поднялся до невыразимых высот, когда она ощутила у себя на губах вкус шипучего напитка пополам с кровью.
Райдер опрокинул сенатора на пол, наградив его увесистым ударом в челюсть и стараясь первым добраться до оружия. Стилвелл уже было совсем подобрался к нему, но оттолкнул подальше, ибо то же самое сделал и Райдер. Тем временем дверь в погреб стала медленно закрываться под влиянием собственной тяжести, отсекая пучок спасительного света.
Снова воцарилась тьма, и тут сенатору улыбнулась удача. Он умудрился попасть кулаком противнику в висок, отчего Райдер упал на раненое колено. Уилсон ринулся в ту сторону, где в последний раз видел револьвер, и зашарил руками по полу. Райдер зацепил сенатора ногой и рванул на себя. Подбородок, который Стилвелл всегда держал так высоко, со всего маху врезался в пол. Райдер мигом вскочил сенатору на спину и заломил ему руки.
— Ну и что? — пропыхтел Стилвелл, весьма неловко прижимаясь щекой к полу. — Тебе даже нечем связать меня!
— Я всегда был мастером импровизации, — спокойно отвечал Райдер, понимавший это не хуже дяди.
Не тратя даром слов, он приподнялся ровно настолько, чтобы повернуть Стилвелла лицо к себе, и оглушил его сильным боковым ударом правой.
Внезапно дверь в погреб снова распахнулась во всю ширь, впуская внутрь поток света. Не зная, что их ждет, разведчик отпихнул Стилвелла подальше и вскочил на ноги. Вопли Анны Лей утихли до глухих рыданий. Краем глаза Райдер заметил, как пришедшая в себя Мэри подняла голову и пытается нащупать свежую шишку. Даже лейтенант Ри-верс начал проявлять признаки жизни. Только его дядя оставался ко всему безучастным.
Фигура, заслонившая дверной проем, опустилась на одну ступеньку, чтобы в погреб попадало побольше света. Моментально оценив творившийся здесь кавардак, вошедший человек пристально уставился на Райдера.
Это был Джон Маккензи Великолепный. В руке он держал револьвер.
— Назови мне хоть бы одну причину, по которой я не должен был пустить его в ход.
— А я-то надеялся, что вы прибережете его на день свадьбы, сэр, — не моргнув глазом, спокойно откликнулся Маккей.
Тем временем за спиной Джея Мака послышался шум. Одни голоса были знакомы, другие нет. Он и не ожидал, что сразу узнает их все — хотя некоторые казались прямо-таки родными.
Сквозь возникшую у входа в погреб толпу активно проталкивался Джаррет Салливан, за которым по пятам следовала Ренни. Из-за ее плеча выглядывала Мойра, совсем затерявшаяся во всеобщей суматохе.
— Джей Мак, — с силой произнесла она. — Опусти скорее револьвер.
Райдер с облегчением вздохнул.
— Наконец-то, — пробормотал он. — Прибыла кавалерия!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Только в моих объятиях - Гудмэн Джо



Один раз прочитать можно.Интересно , но не захватывает.
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоКсения
13.12.2011, 19.50





Не зацепило
Только в моих объятиях - Гудмэн Джоварвара
19.02.2012, 15.35





Роман понравился. Конечно это далеко не Макнот, но почитать на один раз можно. Меня зацепил этот роман тем, что гг были на редкость умны и сообразительны.(Для меня характер гг самый важный критерий) Молодцы! Гг-ня говорит, что думает, не тупит, не делает поступки сгоряча и ей не управляет гордыня(как обычно). Гг-ой не говорит, что "мы не можем быть вместе потому что я изгой, уголовник...". Нет. Они проходили все испытания и трудности вместе. У гг были жена и ребенок, но он полюбил другую, а не как обычно сопротивляются этому, мол, больше не женюсь и т.д. rnТак как я очень редко сталкиваюсь с такими гг, и это очень часто портит весь роман, то уже за это поставлю 10.
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоПросто Человек:)
14.07.2014, 18.31





Неплохой роман
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоВикушка
29.08.2014, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100