Читать онлайн Только в моих объятиях, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только в моих объятиях - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только в моих объятиях - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только в моих объятиях - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Только в моих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— По-твоему, Анна Лей нарочно отравила воду? — переспросил с недоверием Райдер. — Но с какой стати? Чего она этим добилась?
— Помимо мести?
Райдер утвердительно кивнул.
— Боже мой, — задумчиво пробормотала Мэри. — Я все больше проникаюсь почтением к Анне Лей Гамильтон. Если я права, то она действительно всегда добивается того, чего хочет. — Подавшись вперед, девушка терпеливо пояснила:
— Она отравила свою воду, чтобы все случилось так, как случилось!
— Чтобы создалась возможность обвинить меня в попытке изнасилования?
— Вот! Это и было все время твоей главной ошибкой, — отчаянно затрясла головой Мэри. — Ты слишком однобоко, сквозь призму личных отношений, истолковал мотивы поступков Анны Лей! А что, если предположить наличие другой, более крупной цели?
— Мэри не пришлось ждать долго, Райдер мигом пришел к тем же выводам, что и она. Догадка ярким пламенем вспыхнула в его стальном взоре.
— Точно, — с удовлетворением заключила Мэри. — Она произвела отвлекающий маневр. Ведь никому и в голову не могло прийти, что ей одной удастся отвлечь тебя от выполнения обязанностей по охране отряда. Кто угодно, только не Анна Лей — после вашей стычки накануне. Вот почему она подмешала что-то в свою воду.
— Но она ведь не могла быть уверенной, что я стану ее пить!
Мэри поняла, что именно мужская гордыня до сих пор не позволяла Райдеру внять ее разъяснениям.
— Мне очень жаль, но, по-моему, она вполне могла быть в этом уверена. Анна Лей имела на вооружении тот факт, что ты твердо убежден в ее приверженности ко лжи и интригам. И она воспользовалась этим знанием, когда заставила тебя поверить, что ее жалобы на протухшую воду — тоже ложь. И это сработало!
Райдер рассеянно уставился в пространство. Он старался вспомнить, как много успела вызнать Анна Лей накануне набега на каньон Колтера про его натуру. Он вполне ясно дал ей понять, что не терпит дураков, что не побоится унизить любого, доказывая свою правоту, и что плохо переносит женские капризы. Анне Лей не понадобилось долго ломать голову над тем, как обвести его вокруг пальца. Он был настолько любезен, что сам выстроил ловушку.
— Я сам подставился. — В его усмешке не было и намека на веселье.
— Ну, хоть это и плохое утешение, — улыбнулась Мэри, — ты наверняка не первый мужчина, угодивший в ее сети!
— Это вообще не утешение.
— Но тогда как же насчет всего остального? Я ведь могла и ошибиться.
— Ты только что из кожи вон лезла, доказывая мне одно, а теперь вздумала петь про другое?
— У меня нет доказательств, — возразила она. — Только рассуждения. Это по-прежнему лишь слова, твои слова против ее слов.
— Ну, она-то как раз располагала кое-чем еще, — заметил Райдер. — Анна Лей явилась пред очи разыскивавших ее солдат в растерзанной блузке, с синяками и царапинами. То, что они увидели, говорило в ее пользу. И прекрасно вписывалось в предложенное ею объяснение моего отсутствия во время резни.
— Ты хоть что-нибудь смог вспомнить?
— Почти ничего с того момента, как напился ее воды. Мне сразу стало плохо, а потом я свалился без сознания. И когда пришел в себя, все было кончено. Анна Лей успела уйти обратно, навстречу поисковой партии. Ее обнаружили лейтенант Риверс и рядовой Карр. Они выволокли меня из-под утеса и привязали к седлу.
— Значит, расследование крутилось в основном вокруг того факта, что ты пренебрег своими обязанностями — тогда как тебе препятствовали в их исполнении? Ведь она выставила все именно в таком свете?
— Верно. Анне Лей достаточно было рассказать свою сказку единожды, и та пошла гулять по всему форту.
— Но у тебя должны быть адвокаты.
— Они оказались совершенно никчемными, — горько усмехнулся Райдер. — Ни одному из них и в голову не пришло как следует проверить слова Анны Лей. Да к тому же прокурору удалось разыскать пару солдат, видевших нас вдвоем накануне вечером. — Он замолк, припоминая, как отволок Анну Лей в укромный уголок, как едва не взял ее стоя, прижав к саманной стене казармы, словно обычную шлюху, и в какой ярости она уходила, когда поняла, что в ней не нуждаются. Он представлял, как эта сцена должна была выглядеть в глазах посторонних наблюдателей. Им даже не пришлось лгать. — И их показания окончательно поставили на мне крест, — тихо добавил он.
— Розарио?..
— Он был одним из свидетелей, но при этом говорил чистую правду, когда описывал то, что видел. Ему не было нужды искажать детали так, чтобы обратить свои показания против меня.
— Значит, нам надо найти доказательство, которое не оставит от обвинения камня на камне!
— Им может стать только само золото.
— Возможно. — Мэри задумалась, опершись подбородком на кулаки. — Если предположить, что роль Анны Лей в твоем аресте больше нежели просто мелкая месть, то мы можем предположить следующее: поиски золота не обязательно выведут нас на организаторов резни, зато наблюдение за Анной Лей обязательно приведет нас к золоту.
— Анна Лей Гамильтон давно покинула штат Аризона, — сказал Райдер. — Она уехала следом за отцом, после того как дала показания.
— Значит, золото скорее всего уплыло вместе с нею.
Судя по выражению лица Райдер не очень-то в это поверил. Мэри невольно повысила тон, стараясь говорить как можно убедительнее:
— Мы напрасно протерли дырку в твоих картах в поисках ответа. Возможно, он и содержался в них — когда-то. Но сейчас, спустя столько времени после резни, золото давно могли вывезти отсюда.
— Мэри, — терпеливо повторил Райдер, видимо, решив, что она не поняла главного смысла его слов:
— Анна Лей Гамильтон сейчас в Вашингтоне, у отца!
— Ну и что? Мы поедем за ней в Вашингтон!
Вот так запросто, сели и поехали. Райдеру было неловко растолковывать ей очевидные вещи:
— Здесь, в пещере, нам ничто не угрожает.
— Но мы же не сможем торчать здесь вечно. Ты только что убеждал меня в этом!
— Но я думал при этом, что мы переберемся куда-нибудь в глушь, в горы, а не на берега Потомака!
— Тогда ты еще думал, что сможешь найти золото здесь. — Перегнувшись через подлокотник, она вытащила припрятанные под сиденьем карты и сунула их ему в руки, в качестве дополнительного довода:
— Ты же выучил наизусть каждый дюйм! Джо Панама мог отлично разбираться в признаках залегания золотых жил, но он чертил эти карты не для тех, кто собирается укрывать содержимое этих самых жил! Вот та, последняя карта — она ведь изображает нашу пещеру полностью, верно?
Райдер даже не удивился, что Мэри сумела додуматься до этого сама.
— А ты неплохо поработала, — с некоторой запинкой произнес он. Получалось, что она имела возможность покинуть его в любой момент его болезни. А вместо этого она предпочла остаться и ухаживать за ним. — Значит, тебе известно и то, где мы находимся.
— В каньоне Колтера, — кивнула она.
— Почти.
— По-твоему, золото было спрятано именно тут?
— Ну если и не в этой самой пещере, то в какой-нибудь соседней. Я наблюдал за окрестностями все время, пока мы находились здесь. И осмотрел все закоулки. Если золото еще здесь, то, значит, за ним так никто и не явился. Если его нет, то, значит, оно было вывезено сразу после резни.
— Пока ты сидел за решеткой. Весьма искусно. — Она подалась вперед и убежденно выпалила:
— Но ведь должен же быть хоть кто-то, кто смог бы нам помочь!
Вот опять, она упомянула про его проблемы так, словно они были и ее проблемами тоже. Придется отложить спор по этому предмету до более подходящего момента.
— Я не знаю, кто бы стал это делать, — тяжело вздохнул Райдер.
— Флоренс Гарднер?
— Я не стану просить ее снова, — отрицательно качнул он головою.
— Очень хорошо, — уступила Мэри, заметив непреклонность его тона. — А как насчет Уилсона Стилвелла? — Она нетерпеливо взмахнула рукой, отсекая возможные возражения. — Да послушай меня, Райдер! Никто не требует от тебя питать к нему горячую любовь, но он все равно остается твоим дядей и сенатором. Уилсон не поленился прибыть из Вашингтона, чтобы присутствовать на суде. Это свидетельствует о том, что у него сохранились какие-то семейные привязанности!
— Он боялся, что я могу его опозорить, — возразил Райдер, — и оттого не поленился отправиться в путь.
— Мне наплевать на недоразумения между вами Двумя, — не обратила внимания на его слова Мэри, — главное — он имеет возможность тебе помочь! И только твоя непомерная гордыня не дает обратиться к нему за помощью!
В стальных глазах Райдера вновь поселился зимний холод. Разведчик предпочел смолчать.
— Если мы доберемся до Вашингтона — обещаешь, что попросишь его помочь?..
То, как она сформулировала вопрос, притупило его бдительность.
— Да, — ответил он, — если только мы попадем в Вашингтон.
— Ну вот, все и устроилось, — заключила довольная Мэри. — Отлично. — И она с наслаждением потянулась, встав с кресла.
Райдер, следя за нею, скатал карты в трубку и нетерпеливо побарабанил ею по подлокотнику. Хотел бы он знать, что именно у нее устроилось.
— Ты бы все-таки объяснила, что у тебя на уме!
Девушка зажала рот ладонью, чтобы подавить зевок. Ну что тут непонятного?
— Как только ты оправишься от раны, мы отправимся в Вашингтон. О чем еще тут толковать?
— Но ведь мы не просто так встанем и пойдем! — недоумевал он. — Или ты действительно решила добираться пешком?
— Конечно же, нет, — небрежно отмахнулась Мэри. — Мы поедем на поезде! — И только заметив на его лице растерянное выражение, поняла, что Райдеру до сих пор невдомек, как это все им удастся устроить. Наверное, он боится, что у них нет на это денег! — Северо-Восточная дорога пересекает почти всю страну. И владеет этой дорогой мой отец!
— Абсолютно исключено! — отчеканил Райдер, вскочив с кресла и уронив на пол карты. Мэри даже опешила от такого отпора.
— Почему же? — спросила она через некоторое время ледяным тоном.
— Нет!
«Ничего себе ответ!» — мысленно усмехнулась она, а вслух сказала:
— Но ведь я позабочусь об этом сама!
— Ты — моя жена!
— И тем не менее это мое личное дело, — твердо возразила она. — И моей семьи.
— И моей семьи также!
Это замечание слегка отрезвило Мэри. Безусловно, ей следовало посмотреть на свое предложение с точки зрения Райдера. Он уже дал ей понять, что по традициям чихуахуа в обязанности зятя входит забота о семье его жены. А то, что предлагала она, шло вразрез с этой традицией.
— Я не подумала, — наконец призналась она. — И не учла того, как это важно для тебя. Это меняет все дело.
— Хорошо, — сказал он. — Вот теперь все устроилось.
— Я развожусь с тобой, — кивнула она.
— Ты не можешь этого сделать! — Райдер вскинулся, как от удара.
Но Мэри уже двинулась к сундукам. Откинув крышку, она торопливо сгребла в охапку его пожитки.
— Разве ты сам не говорил мне, что для этого достаточно лишь вышвырнуть их прочь из дома? — И она продолжила рыться в сундуке с неукротимостью щенка, выкапывающего кость. — Должна ли я оставить их у входа в эту пещеру — или мне отнести узел к самому выходу на поверхность? — Оттолкнув руку Райдера, которую он положил было ей на плечо, она споро завязала узел. — Пожалуй, лучше уж отнести их подальше, чтобы никто не сомневался в моих намерениях!
— Мэри, ты не можешь развестись со мною без серьезной на то причины!
— Коль скоро нежелание спасать собственную шкуру кажется для тебя недостаточной причиной, позволь мне изложить другую. — Мэри презрительно покосилась в его сторону. — Ты допек меня до невозможности. — И она вернулась к своему занятию. — И попробуй только ухмыляться у меня за спиной. Я делаю это не ради развлечения.
Райдер выхватил узел с вещами и швырнул обратно в сундук.
— Я не выпущу тебя отсюда, — заверил он Мэри.
Девушка сердито нахмурилась.
— Ну ладно, — сказала она. — Я не стану разводиться с тобой. — И в следующий миг уже расстегивала ворот рубашки.
Райдеру удалось сохранить спокойное выражение лица, но он не сумел подавить вздоха досады:
— И чем же мы заняты теперь?
— Когда тебе было угодно держать меня здесь, ты предпочитал оставлять меня раздетой. — Обжигая его неистовым взглядом, Мэри продолжала расстегивать пуговицы. — Я просто предваряю твой приказ.
— А теперь кто кого допекает? — поинтересовался он. — И ведь ты делаешь это нарочно!
Мэри небрежно пожала плечами, отчего рубашка соскользнула с одной руки. Не обращая на это внимания, она взялась за брючный ремень. Швырнув его Райдеру, она фыркнула:
— Вот! На случай, если тебе захочется еще и связать меня!
Если ему чего-то и хотелось, так это засунуть ей в рот здоровенный кляп. Он обмотал концы ремня вокруг кисти и с силой рванул его.
— Или придушить, — добавила Мэри, заметив, какая внушительная у него получилась удавка.
Райдер опустил взгляд на свои руки и, поняв, о чем идет речь, отшвырнул ремень подальше.
Мэри понимала, что втягивает его в сражение, которого он вовсе не желает. Не заботясь о последствиях, она скинула брюки и встряхнула головкой, позволяя рубашке соскользнуть на пол.
— Ну, Райдер! Этого ты от меня добивался, верно?
Он замер, словно пораженный ударом молнии. Его глаза не в силах были оторваться от лица Мэри. Он двинулся к ней и одним скользящим движением подхватил и закинул себе на плечо.
На какой-то миг Мэри показалось, будто из нее вышибли дух. Она замолотила кулачками по широкой спине. Райдер как следует встряхнул ее, и девушке волей-неволей пришлось затихнуть.
Наступившая наконец вожделенная тишина несколько смягчила Райдера — может, он и передумал бы, но пруд был уже близко. Догадавшись о его намерениях, Мэри попыталась было цепляться за его руки и плечи, но Райдер легко оторвал ее от себя, швырнул в воду и ловко отскочил, уклоняясь от фонтана ледяных брызг. Когда Мэри вынырнула, он уже стоял на безопасном расстоянии.
Девушка резко встряхнула головой и кое-как разлепила глаза.
— Ублюдок! — прошипела она.
Райдер удобно развалился в большом кресле, вытянув вперед скрещенные ноги. Его бархатная бровь надменно поползла вверх.
— Тебе придется посидеть там, пока не остынешь!
Черта с два Мэри собиралась там сидеть! Она мигом выбралась на берег. От ужасного холода все ее тело покрылось пупырышками, а зубы громко отбивали дробь. Запоздало догадавшись, какая еще причина побудила Райдера швырнуть ее в воду, она наградила его мрачным взглядом и. потянулась за одеялом.
— Удовлетворился? — спросила Мэри, завернувшись с головы до ног.
— Присядь-ка, — велел Райдер, кивнув в сторону кровати. — Вот там.
Для него не составило труда раскусить ловушку, скрытую в последнем вопросе. Мэри также обратила внимание на то, что он старается держаться от нее подальше:
— Ты печешься о моей безопасности или о своей?
— Садись же, Мэри, не ломайся.
Она уселась. Воцарившееся в пещере молчание было таким напряженным, что, казалось, вот-вот взорвется. Мэри что было сил старалась скрыть, какого труда ей стоит смотреть прямо в эти стальные глаза опасного хищника.
— Расскажи мне про свой план, — наконец попросил Райдер.
— Ты не сможешь удержать меня здесь, — кое-как переведя дух, начала Мэри. — По крайней мере это будет непросто. Я ухожу от тебя и возвращаюсь к своей семье. Это не пустая угроза, поверь. Я выучила эти карты наизусть — не хуже тебя, и мне известен путь наружу. Путь назад, через горы, в форт Союза оказался настолько прост, что поначалу я даже не поверила себе. Тебе пришлось здорово покружить, чтобы оставить ложный след в ночь бегства из тюрьмы.
Райдер едва заметно кивнул, признавая правоту ее слов.
Мэри поправила угол одеяла, пропущенный между грудей.
— Будь готов к тому, что тебе снова придется обращаться со мной как с пленницей, а не как с женой. — Ее звонкий, чистый голос не позволял усомниться: она думает именно то, что говорит. И одеяло, которым ей пришлось укрыться благодаря уловке Райдера, почему-то стало здорово смахивать на боевые доспехи.
— Я не имел в виду твой план покинуть меня в одиночку, — возразил он. — Я говорил лишь о плане нашего совместного путешествия.
— Ох!..
— Вот тебе «ох», — едва заметно улыбнулся Райдер, поудобнее устроившись в кресле. — Ну же, я слушаю!
Мэри кое-как отжала волосы и начала:
— Ренни с Джарретом все еще работают на Голландском руднике. Поэтому нам проще отправиться туда, а не пытаться совать нос в форт Союза. С их помощью мы проберемся на станцию железной дороги в Тусоне. Там все еще должны стоять наши личные выгоны. Один, в котором прибыли мы с матерью, второй, в котором наверняка приехал Джей Мак, и третий — для Ренни и Джаррета. Нам остается только попросить один из них, чтобы доехать до Вашингтона. Ренни распоряжается всеми делами на этом отрезке путей. Она запросто все устроит.
— Если захочет.
— Захочет, — с потрясающей уверенностью заявила Мэри.
— Значит, нам не придется просить позволения у твоего отца.
— Нет, не придется. Разве это не облегчает нашу задачу?
— Это действительна может сработать, — не смог отрицать очевидного Райдер.
— Но тебе все-таки придется обратиться за помощью к дяде. Нам потребуются надежное убежище и помощь в поисках Анны Лей. Сенатор Стилвелл может оказаться чрезвычайно полезным для нас человеком!
— Мы еще не добрались даже до рудника, — напомнил Райдер. О дяде он подумает потом, позже. Мэри так была уверена в том, что получит помощь от своих родных, что даже представить себе не могла возможность иного ответа со стороны его родственников. — Всюду в горах рыщут патрули, разыскивающие нас. Их никто не отменял. Я рисковал, когда отвел тебя в лагерь чихуахуа, а теперь придется рисковать еще больше. Почти весь путь предстоит проделать пешком, по открытой местности. — Он понурился, опершись лбом на кулаки. — И к тому же это может оказаться пустой затеей. Ты не подумала об этом, Мэри? Ключ к загадке может скрываться вовсе не в Анне Лей Гамильтон!
— Других идей у меня просто нет, — открыто призналась Мэри. Конечно, она думала и об этой возможности. — Но лучше уж двигаться по ложному пути, чем застрять здесь навсегда!


Они отправились в поход двумя днями позже, но не рассчитали времени и вынуждены были проторчать несколько часов у выхода из пещеры, дожидаясь сумерек. Мэри оделась в брюки и голубую хлопковую рубашку. Повязка из сыромятной кожи пересекала ее лоб. Оказавшись столь удобными, мокасины были надежно подвязаны под икрами. Райдер выбрал мундир, в котором бежал из крепости. Двигаться предстояло налегке. Ни одеял, ни запасной одежды. В руках у Райдера была винтовка системы Генри, а в кобуре, у бедра, покачивался верный «кольт». Седельные сумки, содержавшие небольшой запас пищи, пороха и пуль, карты, лекарства, бинты и отполированный кусочек бирюзы, разведчик перекинул через плечо. У Мэри через плечо висела большая фляжка с водой, а в потайных ножнах, в правом мокасине, был спрятан кинжал.
Они двигались со скоростью вдвое меньшей, нежели обычная скорость Райдера. Хотя Мэри оказалась на удивление стойкой путешественницей, ее выдержка не могла идти ни в какое сравнение с выносливостью мужчины. Не до конца зажившая рана то и дело напоминала о себе, а Райдеру все равно постоянно приходилось сдерживать шаг, чтобы Мэри могла поспевать следом.
Девушка ни разу не пожаловалась на усталость и не разбазаривала силы на болтовню, поскольку доверяла своему вожатому безоговорочно. Для. него же это являлось и наградой и обузой одновременно. Беглецы шли всю ночь, останавливаясь только для того, чтобы попить воды. И только ранним утром Райдер дал сигнал остановиться.
Мэри оглянулась в поисках тени и заметила естественное укрытие под выветренной розоватой скалой. Она тут же поспешила туда.
— Нет, — остановил ее Райдер.
— Но там же тень, — бросила она через плечо. — Нас не сожжет заживо.
— Апачи никогда не останавливаются отдыхать в тени — это слишком явное укрытие. Мы устроимся вон там, среди мескитовых деревьев и юкки. — И когда Мэри, не промолвив ни слова возражения, просто повернулась и пошла за ним, разведчик вновь ощутил огромную человеческую ответственность за доверившуюся ему спутницу.
Они вновь отправились в путь, лишь когда солнце село за горизонт. Через пару часов, всего в полутораста сотнях ярдов, проехал патруль из форта, но ни один из солдат даже не глянул в сторону путников. Мэри с Райдером укрывались среди скал до тех пор, пока не стало ясно, что опасность миновала.
— Они же не искали нас, — прохрипела Мэри, пока Райдер помогал ей подняться. Это были первые ее слова за много часов.
— Да, это самый обычный патруль. Не разведчики. Они не ищут нас, однако не упустят возможности сесть нам на хвост!
Мэри осознала, что разведчик нисколько не преувеличивает грозящую им опасность. Она покорно зашагала следом за ним, стараясь поддержать дух привычным речитативом молитвы.
Когда луна осветила местность достаточно ярко, Райдер нашел пригодный для питья источник. Мэри наполнила доверху фляжку и ополоснула разгоряченное лицо, пока разведчик стоял на страже. Краем глаза она заметила сосредоточенное, настороженное выражение, слегка исказившее его черты. Казалось, он готов среагировать даже на легчайшее дуновение застывшего в неподвижности воздуха.
— Я готова, — шепнула она.
Райдер не смог удержаться и слегка погладил Мэри по волосам. Прекрасные черты ее лица сохраняли такую безмятежность и доверчивость, что и в его душу проникла частичка умиротворенности, присущей его спутнице. Он кивнул и промолвил:
— Сюда.
Они добрались до Голландского рудника затемно, однако так и не смогли найти способа подобраться поближе, не поднимая шума. Вдоль тракта, уходящего прямо в глубину штольни, стояло несколько палаток. Все они были застегнуты наглухо. Вокруг не наблюдалось никаких признаков жизни. Не горела ни одна лампа или свеча. Невозможно было угадать, какая из палаток служит убежищем для Ренни с Джарретом.
В лагере все спали. Возле штольни вроде бы стоял часовой, однако по тому, как неловко он склонился над своей винтовкой, было ясно, что и он тоже спит. В загоне беспокойно переступали копытами лошади.
— А где же железная дорога? — спросил Райдер.
— Она пойдет от Тусона на север. Работы ведутся от того участка, который уже завершен, чтобы по нему можно было подвозить все необходимое по мере продвижения вперед. — Мэри помассировала ноющий затылок и помотала головой. — Если Ренни с Джарретом сейчас не здесь, они обязательно появятся тут утром. Нам нужно только их дождаться.
Райдер подумал то же самое. Он еще раз внимательно огляделся, чтобы убедиться, что их засада не будет видна для какого-нибудь случайного наблюдателя. Ведь при свете дня, когда шахтеры примутся за работу и лагерь оживет, им с Мэри надо будет укрыться понадежнее.
Успокоившись увиденным, разведчик прислонился спиной к скале и выпрямил натруженные ноги. Гостеприимно похлопав по земле рядом с собой, он подождал, пока к нему не присоединится Мэри, тут же уютно свернувшаяся у него под боком.
— Поспи, — промолвил он.
Она и не думала противиться этому негромкому приказу: ее глаза слипались сами собой.
Райдер слегка оперся на винтовку, стоявшую рядом у скалы. Ночные звуки, достигавшие его ушей, были привычны и не несли в себе угрозы: нежное пофыркивание лошадей в загоне, шелест сухой травы, чуть слышное ровное дыхание Мэри. Мелкие твари вроде ушастой совы или енота шныряли вокруг лагеря шахтеров в надежде на легкую поживу.
Откинув голову, Райдер посмотрел на усыпанный звездами небосклон. После стольких ночей, проведенных под сводами пещеры, сияние этого чудесного покрывала доставляло ему особенную радость. Здесь он мог найти напоминание об уроках, преподанных отцом, о персонажах древних мифов Греции и Рима. Были там и звезды, особенно любимые чихуахуа. Подчас одно и то же созвездие носило несколько имен и относилось к различным мифам — в зависимости от того, кто сейчас смотрел в небеса.
Это был удел Райдера, его благословение и проклятие: видеть мир с двух точек зрения, оставаясь на одном и том же месте. Но в эти минуты он был склонен думать о благословении.


Мэри проснулась в одно мгновение. Ее глаза расширились от ужаса при виде руки, закрывающей ей рот и нос. Однако первый испуг миновал, как только она узнала Райдера. На его лице отчетливо читался приказ хранить тишину. Кивком она дала понять, что понимает и повинуется.
Райдер медленно убрал руку и жестом показал, что Мэри должна оставаться на месте. Она все еще ничего не понимала, но согласно кивнула. И проявила признаки беспокойства лишь тогда, когда Райдер ткнул сперва себе в грудь, а потом кивнул в сторону лагеря. Разведчик торопливо скинул армейский мундир, но остановил спутницу, когда она собралась было набросить его себе на плечи. Стремительными жестами он дал понять, что ей лучше усесться на мундир сверху.
После этого Райдер пополз вдоль скалы, служившей им прикрытием. Он почувствовал, как Мэри подергала его за ремень, но не обратил на это внимания. Его руки крепко сжимали винтовку — не для того, чтобы стрелять немедленно, но чтобы держать ее наготове.
Воины чихуахуа уже подобрались вплотную к загону. Райдер насчитал четверых — пешие, они распределились вокруг высокой загородки. Лошади вели себя спокойно — их не пугали плавные, уверенные движения незнакомцев. Правда, его ушей достигли и нервное пофыркивание и перестук копыт других, более пугливых животных, вечно готовых сорваться с места в карьер. Скорее всего неподалеку укрывалось еще не меньше десятка индейцев, готовых напасть на лагерь, как только их товарищи угонят лошадей. Райдер едва заметной тенью выскользнул из-под укрытия скал и направился к палаткам. Апачи уже были готовы распахнуть ворота загона. Винтовка здесь ничем не могла помочь. Выстрел поднимет тревогу в лагере, но он же вызовет ураганный огонь со стороны укрывающихся в кустах индейцев.
Приложив ладони к губам, он изобразил крик большого филина. Все четверо апачей застыли на месте. Крик филина предвещал опасность и смерть, и все они вспомнили об этом, замерев в нерешительности. Райдер повторил жуткий звук, на сей раз потише, стараясь вложить в него всю беспощадную жестокость ночного хищника, а потом встал во весь рост, держа над головой винтовку.
Дикари, и без того потрясенные неожиданной атакой грозной твари, восприняли появление Райдера как нашествие душ Умерших предков. Их мгновенный страх передался чутким животным в загоне, и те заржали и заметались из угла в угол. Держа винтовку над головой, разведчик поспешил подойти к загону прежде, чем поднятый лошадьми шум разбудит часового в лагере или встревожит сидящих в засаде воинов.
У Мэри душа ушла в пятки: ни жива ни мертва, она следила, как безрассудно Райдер вышел из укрытия. Она даже порадовалась возникшему в горле жесткому комку — благодаря ему ей не удалось издать ни звука. Она смогла отдышаться только после того, как Райдер целым и невредимым добрался до загона.
Ах, это было невыносимо: видеть все происходящее как на ладони и не иметь возможности вмешаться. Она наблюдала, как Райдер заговорил о чем-то с воинами, одновременно стараясь оттеснить их от загона. Вот уже мужчины совсем скрылись под сенью ночи, и на лагерь вновь опустилась мертвая тишина: лошади успокоились.
Минуты бежали одна за другой, а Райдер так и не появлялся. Ноги давно затекли и ныли от неудобной позы, а обещание оставаться на месте жгло мозг, словно раскаленное железо. Это было не в ее натуре — оставаться в стороне, однако в данный момент Мэри не имела ни малейшего представления о том, что она может предпринять.
Однако уже в следующую секунду решение было принято.


Райдер смог опустить винтовку. Теперь, шагая в окружении апачей, он не должен был больше держать ее над головой. После краткого спора с ним, а потом между собой, они все же согласились отвести разведчика к тем воинам, что ждали их в засаде. Он без труда признал в одном из индейцев легендарного Джеронимо.
Его широкоскулое лицо было изрыто глубокими бороздами, сродни тем, что оставляет после себя жестокая непогода на лике земли. Серебряный амулет на кожаном ремешке ярко блестел в свете луны. Слегка приспустив поводья, он позволил своему коню выступить вперед, отделившись от стоящих на месте собратьев.
— Райдер. — В гортанных звуках его голоса не было и намека на приветствие. — Ты вмешался.
— Родные моей жены могут оказаться в числе тех людей, которых вы собрались умертвить во время сна.
Великий вождь даже не моргнул, услышав это известие. С каменным выражением лица он продолжал смотреть прямо в глаза Райдеру.
— Наич — мой брат, а ты — его сын. Только из-за этого никто до сих пор не убил тебя. Ты волен уйти, и мы позабудем о том, что наши тропы пересеклись этой ночью.
— Я могу пригнать вам лошадей, — сказал Райдер.
— Животные и так будут нашими, а ты помешал набегу, — сурово произнес Джеронимо.
— Я помешал кровопролитию. — Судя по едва заметному блеску в глазах вождя, разведчик подобрал нужные слова. — Отец моей жены наделен властью над своим народом точно так же, как ты наделен властью над многими воинами. Он потребует великой мести, если погибнет кто-то из его близких!
— Семья твоей жены привела сюда железных лошадей. — Слова Джеронимо казались тяжелыми, словно огромные валуны.
У Райдера тоскливо защемило сердце. Оказывается, Джеронимо известно о связи родственников Мэри со строительством дороги. Это сводило практически к нулю его шансы.
— Да, — просто признал он.
— Ты предал свой народ, — заключил вождь. Было ясно, что он имеет в виду чихуахуа.
— Вожди белого народа говорят то же самое. Но я не предавал никого. Мы живем в одном мире, и я верен обоим народам так же, как верен самому себе.
— Тогда как ты будешь биться нынче ночью? — спросил Джеронимо. — На чьей стороне?
— На своей собственной, — отчеканил Райдер, выдержав грозный взгляд вождя. — Я буду биться с тобой, чтобы остановить кровопролитие, и я буду биться с народом моей жены, чтобы добыть вам лошадей.
Джеронимо умолк, не спеша обдумывая свое решение.
— Мое сердце скорбит о тебе, — проронил он наконец, — ибо я считаю, что ты не живешь ни в чьем мире и не хранишь верности никому. — По толпе индейцев пробежал возбужденный шепот. — Пригони нам лошадей. — Последовала короткая пауза, и вождь произнес имя Райдера на языке апачей — оно означало «Тот-кто-оседлал-ветер».
Разведчик легким кивком поблагодарил индейца за этот знак расположения и направился в сторону лагеря. Он никогда не позволял себе забывать об иронии, заключенной в случайном совпадении значения его имени в христианском и индейском звучании. Однако в эту ночь совпадение показалось ему не случайным и особенно значительным: оно объединяло в одно целое жизни, два мира, в которых он обитал, делая его посредником между двумя культурами
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
.
Райдер вернулся к загону один. Быстро перебравшись через изгородь, он прислонил к ней винтовку и принялся торопливо связывать лошадей одной длинной веревкой, чтобы те не разбежались, когда откроются широкие ворота. Разведчик действовал так ловко, что животные совершенно не боялись его и охотно подчинялись мягкому, но решительному приказу. Райдер уже собирался набросить конец веревки на столб у ворот, но застыл на месте при звуках знакомого голоса.
— Не надейся, что я позволю тебе их украсть, — негромко произнес Розарио.
Райдер не выпустил веревку из рук, но едва заметное движение выдало его намерение вытащить из кобуры «кольт». Розарио немедленно выступил из густой тени.
— И этого я тебе тоже не позволю, — повторил разведчик тонто, прикрываясь телом Мэри. Возле ее горла холодно блеснул клинок.
Райдер с невозмутимым видом принял удар, поразивший его в самое сердце. Он лишь выронил наземь веревку.
— Отпусти ее. — Хотя Розарио понимал по-английски, Райдер обратился к нему на наречии племени тонто. — Тебе нужен только я.
— Я не побрезгую обоими.
— Ты ничего не получишь, — процедил сквозь зубы Райдер. — Ты прячешься за спину женщины, а это бесчестно.
Розарио понял: задев его гордость, Райдер вынуждает его отпустить Мэри.
— Значит, нечего ждать милости от мужчины, не имеющего чести, — сдержанно ответил он.
Кинжал, прижатый к шее Мэри, больше не был холоден — из-под лезвия сочилась кровь, и Мэри кожей чувствовала бегущую струйку. Ей стало страшно, чувства ее были накалены до предела.
— Ради Бога, говори по-английски, — воскликнула она. — Уж если я умираю из-за вашего спора, то хотелось бы знать, о чем спор.
Райдер и бровью не повел. Он видел, что Розарио задет ее неистовством: клинок прижался к шее Мэри еще сильней, и лезвие вошло еще глубже.
— Он не хочет, чтобы я отпустил лошадей, — сказал Райдер. — И он не желает освободить тебя в обмен на то, что я ему предлагаю. — Он перевел взгляд с Мэри на Розарио. — Ты всех здесь приговариваешь к смерти.
Розарио кивнул, но ничего не сказал.
— Ты видишь засаду, не так ли? — продолжил Райдер.
— Их не больше двадцати, — усмехнулся Розарио.
— Ты дурак! С ними Джеронимо. Это придает им силу ста человек.
Райдер увидел, что Розарио впал в замешательство и продолжил:
— И если я не дам им лошадей, они пройдут через этот лагерь и не пощадят никого — ни стариков, ни женщин, ни детей. И ты сейчас способствуешь этому.
Мэри всем телом ощущала, как нарастает в тонто волна гнева, которая наверняка заставит его отпихнуть ее подальше, чтобы оказаться лицом к лицу с Райдером. И хотя она подготовилась к этому моменту, сила толчка опрокинула ее на четвереньки. Она больно расцарапала обе руки, проехавшись по земле. Затаив дыхание, Мэри подняла взгляд и увидела силуэт Райдера, приближающегося к Розарио.
Поднявшись на ноги, она вытащила из мокасин свои кинжал. Райдер с Розарио настороженно кружили на месте. Клинок тонто потемнел от крови Мэри. У Райдера имелся один лишь «кольт», но его нельзя было пускать в ход — ведь это неизбежно дало бы толчок тому самому кровопролитию, которое он так отчаянно пытался предотвратить. Мэри толкнула нож по земле так, чтобы тот оказался поближе к Райдеру.
Розарио был более щуплым, увертливым и подвижным бойцом. Темные его волосы, стянутые на лбу головной повязкой, развевались над плечами. Он рванулся вперед, чтобы не дать Райдеру подобрать оружие. Райдер мгновенно уклонился от смертельного удара, провел два обманных выпада влево и вправо и неуловимым движением подхватил кинжал. В следующий же миг он выпрямился — на сей раз по другую сторону от тонто.
Теперь, когда Райдер был вооружен, Мэри позволила себе отвернуться от дерущихся мужчин. Больше она ничего не сможет сделать, чтобы повлиять на исход поединка, зато может попытаться спасти лагерь. Закинув конец веревки на столб у ворот, она широко распахнула их створки и потянула за веревку, заставляя выйти к себе первую лошадь. Обращаясь с ней ласково, но решительно, девушка вывела животное из загона. Остальным, связанным вместе, ничего не оставалось делать, как идти следом. Краем глаза Мэри заметила, как Розарио попытался провести боковой удар, но Райдер успел увернуться. Девушка поняла, что надо спешить.
Она и сама толком не знала, куда следует вести лошадей. Ей удалось лишь приблизительно запомнить направление, в котором воины чихуахуа уводили Райдера от загона. У нее были основания полагать, что индейцы найдут ее сами, если Двигаться в ту сторону.
Вскоре Мэри пришлось остановиться: шестеро всадников преградили ей дорогу. Отдав себя на милость Божию, Мэри постаралась приободриться, что было сил сжимая в кулачке веревку, которую протянула вперед:
— Это все вам.
Никто не шелохнулся. Никто не произнес ни слова. Они просто разглядывали ее. Такие женщины, как Мэри, были вне пределов их понимания. Рубаха и штаны придавали ей облик, непривычный для белой женщины. Высокие мокасины, столь схожие с их собственными, выдавали в ней жену Райдера. Немалое удивление вызвали также ярко-рыжая шевелюра и безмятежно-спокойное выражение лица. Она не пыталась прятаться, лелея свой страх, или размахивать кулаками, поддавшись отчаянию. Если она и чувствовала сейчас страх, то ей превосходно удавалось скрыть его, а силу эмоции обратить себе на пользу. Один из всадников выехал вперед:
— Это — женщина Того-кто-оседлал-ветер.
Мэри не поняла ни слова, однако заметила, что все остальные воины закивали в знак согласия.
— Эти лошадки — дар великому Джеронимо. Мы с мужем хотим, чтобы он принял их в подарок.
Индеец, выехавший навстречу, наклонился и взял у нее из рук веревку:
— Что ты знаешь про Джеронимо? — спросил он по-английски.
Мэри отчаянно боролась с паникой, хотя это было не так-то просто при виде грозной фигуры, восседающей на лошади.
— Я знаю, что он носит печать могучего воина, — честно призналась она.
— С чего ты это взяла? — еще более сурово спросили ее.
— Его имя сеет страх и уважение среди врагов.
Индеец с минуту обдумывал этот ответ, а потом перевел его товарищам. Раздался новый гул одобрения.
— И ты скажешь ему это, если встретишь на тропе войны?
— Уважение и страх наложат печать молчания на мои уста, — покачала Мэри головой.
Когда эти слова перевели, над головой Мэри загремел грубый хохот.
— Хитрой лисице придется украсть свой собственный язык, чтобы ее уста замолкли! — И воин снова рассмеялся — на сей раз восхищаясь собственным остроумием.
Мэри вовсе не требовалось знание языка, чтобы понять, что она сделалась объектом шуток. По крайней мере ей стало ясно — воины не желают зла. Ну что ж, с благотворительностью покончено — надо бы поспешить обратно, к загону.
— Я должна идти, — сказала она, — потому что мой муж…
— …собирается дать тебе хорошую взбучку!
Мэри подскочила на месте, услыхав голос Райдера. Промчавшись мимо лошадей, она кинулась ему на грудь и покрыла поцелуями все лицо. Почти не соображая, что делает, она принялась ощупывать разведчика с головы до ног в поисках новых увечий.
— Клянусь, я именно так и сделаю, Мэри, — бормотал он в промежутках между поцелуями. — Уложу поперек колена и выдеру!
Индеец, которому она отдала лошадей, одобрительно кивнул и что-то сказал по-своему.
Мэри слегка вздрогнула, но не выпустила из рук лицо своего любезного Райдера.
— Что он сказал? — спросила она.
— Джеронимо сказал, что мне следует выдрать тебя прямо сейчас, и, может быть, тогда я избегну мучений на долгие годы.
— Джеронимо?.. — растерянно заморгала Мэри.
Безвольно опустив руки, она обернулась в сторону индейцев. Те уже успели отъехать довольно далеко, и скакав-ший впереди важный воин сам вел связанных лошадей. Она долго смотрела им вслед, ошарашенная собственной дерзостью в разговоре с человеком, к которому испытывала странную смесь благоговения и страха. Ей ничего не оставалось, как зажмуриться и осенить себя крестным знамением, вознеся краткую благодарственную молитву Господу.
Райдер оторвал Мэри от земли и что есть силы прижал к себе.
— Тебя ни на минуту нельзя оставить! — Он целовал ее лоб, щеки, уши. — Господи, — шептал он, уткнувшись ей в макушку. — Слава тебе, Господи!
— Означает ли это, что порка отменяется? — прищурилась она, как только снова оказалась на земле.
В лунном свете ее губы выглядели неотразимо. Райдер не раздумывал долго. Он наклонился и поцеловал их. Мэри ответила горячим поцелуем, позабыв про свой вопрос и вообще про все на свете, кроме его горячих, нежных губ.
— Ох, — слабо соображая, выдохнула она, когда Райдер наконец поднял голову. — Ох… Вот это да!
— Я позволю себе считать это комплиментом, — улыбнулся он.
Его голоса хватило, чтобы Мэри спустилась с небес на землю. Девушка отступила на шаг и кивнула в сторону лагеря:
— Что там произошло?
— Поскольку Райдер стоял перед нею живой, ответ напрашивался сам собой. Однако она услыхала нечто иное:
— Розарио скрутили, как бычка для клеймения.
— Ты не убил его? — В ее огромных зеленых глазах вспыхнуло удивление.
— Нет пока. Его судьбу решает Джаррет.
— Джаррет!.. Стало быть, они с Ренни в лагере!
— Он и сам толком не знает, что подняло его с постели и заставило выглянуть наружу, — кивнул Райдер, — однако, спасая мою жизнь, ему пришлось повозиться намного больше, чем мне самому.
— И что, теперь весь лагерь на ногах? — недоумевала Мэри.
— Нет. Только Джаррет. Даже часовой спит по-прежнему. И у Джаррета чешутся руки прикончить его даже сильнее, чем Розарио. — Вытащив из кармана повязку, Райдер помусолил ее конец и вытер с шеи Мэри следы крови. — Джаррет оглушил Розарио рукоятью «кольта» и швырнул в тележку для руды. Мы спустили ее в штольню, и я тотчас же помчался искать тебя. Джаррет позаботится, чтобы Розарио просидел в одной из заброшенных штолен, пока мы не уберемся отсюда подальше. Если он увидит кровь у тебя на шее, то, несомненно, прикончит негодяя на месте.
Мэри понимала, что это истинная правда, хотя Райдер и говорил нарочито небрежным голосом. А еще она понимала, что скорее всего именно вмешательство Джаррета спасло сейчас Розарио жизнь. Одного взгляда в лицо разведчику было достаточно, чтобы понять: он, не задумываясь, лишит врага жизни за то, что тот угрожал Мэри.
— Со мной все в порядке, — заверила она. — Честно. — Ласково, но решительно она дала ему знать, что может стоять сама, без его поддержки. — Розарио подобрался ко мне сзади, — со значением продолжила Мэри. — В то время пока ты был возле загона. Я сидела там, где ты меня оставил, а не бродила в поисках неприятностей. — Ей было важно, чтобы Райдер знал правду.
— Я верю, — ответил он, и это действительно было так. Скорее всего Розарио следил за ними с того самого момента, как они покинули пещеру. — Пойдем же. Джаррет сгорает от нетерпения. — Он сунул повязку обратно в карман и взял ее за руку. — Он, кажется, придумал, где мы можем укрыться.
Этим местом оказалась все та же заброшенная штольня, которая стала тюрьмой для Розарио. Факел в руке Джаррета осветил лицо валяющегося без сознания разведчика-тонто. Они прошли мимо него, направляясь глубже в забой. Мэри обратила внимание на то, что Розарио лежит связанный и с кляпом во рту, так что очнется еще не скоро.
— Ты не должен бросать его здесь на верную смерть, — сказала она и, не дождавшись ответа, потеребила зятя за рукав:
— Не делай вид, что не слышишь, Джаррет!
— Тебя не услышишь! — усмехнулся тот и остановился, воткнув факел в щель между крепежкой и потолком. — Нет, — искренне заверил Джаррет, — я не брошу его помирать. Однако ему придется оставаться здесь до тех пор, пока мы не решим, что будет с вами. — И он кивнул в сторону сваленных в кучу одеял:
— Это лучшее, что удалось собрать второпях. Вы оказались слишком неожиданными гостями.
— И наверняка незваными, — добавил Райдер, наградив Мэри сердитым взглядом.
— О, я понимаю, чья это была идея, — откликнулся Джаррет. — В ней чувствуется характер несравненных Ден-нехи! Меня удивляет лишь то, что она и тебя заставила поверить в эту идею. — Он вздохнул и уже в следующий миг сарказм в его голосе сменился сочувствием:
— Не важно, л и сам все понял. — Устало откинув со лба прядь темных волос, он посоветовал:
— Постарайтесь выспаться. До рассвета осталось всего лишь несколько часов. А потом, когда шахтеры проснутся и обнаружат, что лишились лошадей, в лагере поднимется ужасная шумиха.
Оставив факел в распоряжение беглецов, Джаррет на ощупь направился обратно. Мэри с Райдером услыхали, как он глухо чертыхнулся, споткнувшись о бесчувственного Розарио. К своему стыду, Мэри самым неприличным образом рассмеялась.
— Ничего страшного, — ободрил ее Райдер, не удержавшись от улыбки. — Розарио все равно ничего не услышит.
— Меня больше беспокоят ноги Джаррета. Ты заметил, что он босой?
— Вряд ли у него была необходимость спать обутым этой ночью, — заметил Райдер. Он помог Мэри расправить одеяла, чтобы устроить некое подобие ложа. В этот раз на разведчике не было даже мундира или куртки, чтобы подложить их своей спутнице под голову. — Положишь голову ко мне на колени, — предложил он.
— Нет, — заупрямилась Мэри. — Это ты положишь голову ко мне.
Райдер уже достаточно хорошо знал этот резкий, непререкаемый тон. Если он поддастся и начнет спорить, им так и придется провести остаток ночи в спорах. Собственный отдых он все же ценил больше, чем победу в словесной перепалке с Мэри.
— Очень хорошо, — произнес разведчик, позволяя ей Усесться, прислонившись спиною к стене, и ложась к ней на колени. Ласковые пальчики коснулись его волос, и он блаженно закрыл глаза. Нежные, еле слышные прикосновения помогали избавиться от напряжения и ломоты в затылке.
Прошло несколько часов. Мэри грозно прижала палец к губам, увидев Ренни с Джарретом, явившихся со стороны главной штольни. Тот факел, что принес ночью Джаррет, давно прогорел, но сейчас в руках у охотника полыхал новый. Мэри зажмурилась от его яркого света.
— Что, уже утро? — шепотом спросила она, не желая тревожить Райдера, который крепко спал, время от времени беспокойно ворочаясь.
Ренни упала на колени рядом с сестрой и, словно не веря своим глазам, трясущимися пальцами ощупала ее лицо.
— Ты здорова? А что вы делаете здесь, на руднике? Не думай, что я хотя бы на миг поверила в ту чепуху, которую наплел мне Джаррет. Я же знаю, что ты не могла помогать Райдеру бежать. Разве ты забыла, что рассказала мне о том, как обнаружила мамино монашеское платье? Ты тогда и злилась и обижалась на нее по-настоящему. Это действительно было для тебя неожиданностью.
Мэри в отчаянии закатила глаза. Она уже успела забыть, как надоедлива может быть Ренни со своей заботливостью.
— Конечно, я не собиралась носить ее сама, глупышка! Я просто воспользовалась ею. — При этих словах младшая сестра сильно смутилась. — Лучше вообще не ломать голову над вещами, которые тебя не касаются. Да и какая разница, что я сделала? Сюда я явилась для того, чтобы обсудить, что делать дальше?
Ротик Ренни мгновенно захлопнулся.
— Так-то лучше, — твердо заявила Мэри, покосившись на Райдера. Тот лежал с открытыми глазами и ехидно улыбался. — Вот, видишь? — напустилась она на Ренни. — Он проснулся, а все оттого, что кто-то не умеет держать язык за зубами!
— А мне послышалось, будто поблизости распищались две сойки, — поднимаясь, заметил Райдер.
— Сойки! — возмутилась Мэри.
— Распищались! — вторя ей, возмутилась Ренни.
Джаррет присел на корточки перед Райдером и протянул ему тарелку с яичницей, беконом и кукурузой.
— Займись-ка лучше вот этим, чем встревать в их разговоры.
Разведчик тут же оценил дельность предложения и уткнулся в тарелку, не обращая внимания на Мэри. Тем временем Ренни забрала у мужа вторую тарелку и предложила сестре.
— Здесь вы практически в полной безопасности, — заверила она. — Шахтерам нечего делать в этой штольне, и нам с Джарретом удалось ускользнуть незамеченными. В лагере началось сущее светопреставление, когда обнаружилась пропажа лошадей. Почти все старатели и рабочие помчались по тракту в Тусон, чтобы попытаться раздобыть новых лошадей и поднять шумиху из-за набега апачей.
— Они понимают, что еще дешево отделались, сохранив собственные шкуры, — добавил Джаррет. — И возмущаются тем, что армия не способна изловить всех чихуахуа. По крайней мере ту банду, во главе которой стоит Джеронимо.
Райдер многозначительно поднял брови, но промолчал. Мэри застыла над своей тарелкой. Ренни подозрительно посмотрела на одного, потом на другого.
— Значит, это был Джеронимо. — Рука девушки потянулась к волосам, словно за подтверждением, что ее скальп на месте. — Рабочие сказали правду.
— Я ничего им не рассказал, — начал оправдываться Джаррет. — В наши дни не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сложить два и два. Единственное, что их смущает, — почему все остались живы. По этому поводу я тоже ни с кем не говорил, однако твердо уверен, что это обстоятельство Каким-то образом связано с вашим появлением. — При этом он не сводил испытующего взгляда с Райдера, но только лишний раз убедился, что этого малого такими пустяками не проймешь.
В разговор вступила Мэри — она-то и поведала подробности событий минувшей ночи, а также историю их бегства из пещеры Заблудших Душ.
Ренни обняла Мэри за плечи, однако это было лишь внешним проявлением уз привязанности и взаимопонимания, всегда существовавших между сестрами.
— Не могу себя представить хотя бы вполовину такой же храброй, как ты, — искренне промолвила Ренни, качая головой. — Вот так запросто взять и поболтать с Джерони-мо. Хотела бы я знать, на что это похоже?
Мэри изобразила на лице благопристойную улыбку:
— По крайней мере это не так страшно, как поболтать с нашей мамой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Только в моих объятиях - Гудмэн Джо



Один раз прочитать можно.Интересно , но не захватывает.
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоКсения
13.12.2011, 19.50





Не зацепило
Только в моих объятиях - Гудмэн Джоварвара
19.02.2012, 15.35





Роман понравился. Конечно это далеко не Макнот, но почитать на один раз можно. Меня зацепил этот роман тем, что гг были на редкость умны и сообразительны.(Для меня характер гг самый важный критерий) Молодцы! Гг-ня говорит, что думает, не тупит, не делает поступки сгоряча и ей не управляет гордыня(как обычно). Гг-ой не говорит, что "мы не можем быть вместе потому что я изгой, уголовник...". Нет. Они проходили все испытания и трудности вместе. У гг были жена и ребенок, но он полюбил другую, а не как обычно сопротивляются этому, мол, больше не женюсь и т.д. rnТак как я очень редко сталкиваюсь с такими гг, и это очень часто портит весь роман, то уже за это поставлю 10.
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоПросто Человек:)
14.07.2014, 18.31





Неплохой роман
Только в моих объятиях - Гудмэн ДжоВикушка
29.08.2014, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100