Читать онлайн Сладостный огонь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный огонь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный огонь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный огонь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Сладостный огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Сюда, пожалуйста, — сказала Лидия, открыв входную дверь Бригему. Старинные напольные часы в холле пробили полчаса. Они одновременно взглянули на циферблат: половина второго. Бригем был точен.
Он отдал ей шляпу и плащ. Когда Лидия стала подниматься по лестнице, Мур замялся.
— Я думал, что мы поговорим здесь, в гостиной, — сказал он.
Лидия, улыбнувшись уголком губ, покачала головой:
— Нет. Вдруг кто-нибудь проснется и увидит нас. А у меня в комнате — другое дело. Я часто подолгу читаю перед сном.
— В вашей комнате? Подумайте о своей репутации… Что, если нас застанут?
— В таком случае вам придется жениться на мне, — небрежно заметила она.
Делать нечего. Бригему пришлось подниматься следом за Лидией. Они не проронили ни слова, пока она не закрыла дверь своей комнаты и не повернулась лицом к Муру.
— Я люблю вас, — заявил Бригем, не дав ей времени опомниться. Лидия успела лишь вовремя наклонить голову, так что его поцелуй пришелся в щеку, а не в губы. Она жестом указала ему на кресло, а сама уселась в качалку.
— Нам придется разговаривать тихо, потому что комната отца расположена рядом с моей. У каминов в наших комнатах общий дымоход, так что иногда бывает хорошо слышно то, что говорят в соседней комнате.
— Меня это не беспокоит, — не пытаясь понизить голос, произнес Мур. — Как вы уже сказали, если нас обнаружат, вам просто придется выйти за меня замуж. — Он слегка наклонился и оперся локтями о колени. На его губах играла очаровательная мальчишеская улыбка, зеленые глаза одобрительно поглядывали на Лидию. Она была все в том же темно-синем вечернем платье. Глядя на нее, было трудно не мечтать о том, как бы затащить ее в постель. Хотя совсем недавно Бригему казалось, что сделать это будет трудно. —
Если ты согласишься выйти за меня, Лидия, я буду самым счастливым человеком.
— Почему?
Он был несколько озадачен вопросом, но быстро взял себя в руки и ответил:
— Потому что я люблю тебя.
— Ты уже говорил мне об этом, но то же самое мне говорили и другие мужчины. А означало это всегда одно и то же: Лидия, я люблю твои деньги.
— Неужели я произвожу впечатление человека, нуждающегося в деньгах?
— Нет, но и они не производили такого впечатления.
— Понятно, — медленно произнес он. — Конечно, твоим деньгам могло бы найтись применение. Но я в них не нуждаюсь. Когда мы поедем в Баллабурн, можешь отдать их в распоряжение матери, или пожертвовать на приют, или подарить своей горничной. Мне это безразлично. Мне нужна ты и ничто… и никто больше. Ты это понимаешь?
— В это трудно поверить.
— Может быть, мне лучше встать на колени?
— Ах нет-нет! — рассмеялась она, когда он, соскользнув с кресла, опустился перед ней на одно колено. — Не надо, прошу тебя! — Бригем опустился на оба колена и умоляющим жестом протянул к ней руки. — Перестань, Бриг. Я не смогу серьезно воспринимать твои слова.
Бригем взял Лидию за руки и осторожно стащил с качалки на пол.
— Быть того не может! — заявил он, почти касаясь губами ее губ. Ей не нужно было говорить, чего она хочет. Мур и без того это знал.
На этот раз она позволила поцеловать себя, не забыв, однако, посмотреть через его плечо на циферблат часов, стоявших на каминной полке. Лидия надеялась, что Натан будет так же пунктуален, как и его друг, а это означало, что в ее распоряжении остается еще пятнадцать минут. Поцелуи Бригема не оставляли сомнения в том, каким образом он хотел бы провести эти минуты. Она слегка отстранила его, взяв за плечи.
— Нет. Когда ты целуешь меня, я не могу думать.
— Я и не хочу, чтобы ты думала. Я хочу, чтобы ты чувствовала.
— Я знаю, что я чувствую, когда ты прикасаешься ко мне, — сказала Лидия, игриво отмахиваясь от него. Она чувствовала возмущение, отвращение, но сумела скрыть это. — Расскажи мне лучше о Балла… Бакка…
— О Баллабурне?
— Да, о Баллабурне. Это название твоего поместья?
— Поместья? — Он рассмеялся. — Нет, поместьем его не назовешь. Это всего лишь ранчо. В Баллабурне разводят лучших мериносовых овец. Они дают самую высококачественную шерсть.
— Этим ты зарабатываешь деньги?
— Мы опять возвращаемся к вопросу о деньгах, а? В этот момент Лидия услышала какой-то звук.
— Извини, Бриг. Мне показалось… Подожди, я сейчас вернусь.
Мур нахмурил светлые брови. Что-то его насторожило и встревожило. А вдруг это Мэдлин? Он предпочел бы получить взбучку от Сэмюела, чем встретиться с ней. Чедвик захотел бы, чтобы он женился на Лидии, тогда как его супруга возжелала бы прикончить Бригема на месте.
В конце коридора Лидия увидела Натана. Он уже поднялся по черной лестнице.
— Не шуми, — прошептала она.
Натан чуть не расхохотался, услышав ее предупреждение.
— Я уже не тот ловкий воришка-форточник, каким был, — тихо сказал он, останавливаясь. — Ты уверена, что хочешь, чтобы я вошел в твою спальню, Лидия? Еще не поздно передумать. Я мог бы уйти и вернуться утром.
Она покачала головой:
— Утром будет слишком поздно. К тому времени я успею опомниться. Ты, должно быть, понимаешь, почему я хочу, чтобы ты был здесь, — сказала она, целуя его в губы. Как и Бриг, Натан решил, что она хочет переспать с ним.
Взяв гостя за руку, она довела его до двери своей спальни и осторожно открыла ее.
— Входи.
Как только Натан оказался внутри комнаты, Лидия захлопнула дверь, повернула в замке ключ и прислушалась.
— Лидия? — окликнул ее Бриг, стоявший у окна.
— Лидия? — произнес Натан, оборачиваясь к закрытой двери.
— Натан! — услышал он удивленный возглас.
— Бриг! — Хантер круто, повернулся и лицом к лицу столкнулся со своим старым приятелем.
— Лидия! — одновременно воскликнули они оба, поняв, что их провели.
Натан попробовал открыть дверь, но она была заперта.
— Черт возьми, Лидия, открой дверь! Мы поднимем на ноги весь дом!
— Если уже не подняли, — пробормотала Лидия из-за двери. — Думаешь, я боюсь? Я здесь в полной безопасности. — Она вынула ключ из замочной скважины и, опустив его за пазуху, отправилась за отцовским дробовиком.
— Ушла, — сказал Натан, прислонившись спиной к двери. — Ну и дела! Похоже, что эта плутовка все спланировала заранее.
— Плутовка? — повторил Мур. — Скажи лучше — маленькая сучка! Интересно, что она затевает?
— Скоро узнаем.
— Ты не можешь открыть замок?
Натан наклонился, осмотрел замочную скважину и покачал головой.
— Она унесла ключ. Пока я открою, она вернется. — Он выпрямился. — Ты сегодня сделал ей предложение?
Бриг кивнул.
— А ты?
— Да.
— Она дала тебе ответ?
— Нет. А тебе?
— Нет.
Натан вздохнул:
— Похоже, нас раскусили. Она больше похожа на своего отца, чем я предполагал.
— Что правда, то правда, — сказал Бригем, которому было не до шуток. — Мэдлин произвела на свет настоящее отродье.
В коридоре послышались шаги Лидии.
— Осторожнее, Бриг. Пусть она по крайней мере скажет, чего хочет.
— Ты все еще надеешься, что она выберет одного из нас? Натан пожал плечами:
— Чем черт не шутит.
В замке повернулся ключ, и дверь открылась. Первым в дверном проеме появилось дуло дробовика. Натан посторонился.
Лидия ногой закрыла за собой дверь и показала дробовиком, что они должны подойти друг к другу поближе. Мужчины подчинились беспрекословно и встали на мраморном порожке перед камином, повернувшись спиной к каминной полке.
— Спасибо, — сказала Лидия. — Мне не хотелось бы стрелять. Тем более что стрелять я не умею. Я выбрала дробовик, потому что из него можно буквально поливать цель свинцом. Так что я не промахнусь.
— Уверен, ты это сумеешь сделать, — сказал Натан.
Она не промахнется. Но хватит ли у нее мужества открыть стрельбу, это еще не известно. Натан не хотел провоцировать Лидию и был уверен, что Бриг тоже не хочет этого.
— Может быть, ты скажешь теперь, зачем ты нас сюда заманила? — спросил Хантер.
— Естественно, не для того, чтобы выйти замуж, — сказала Лидия, заметив, как Бриг взглянул на Натана. Она еще ни разу не видела, чтобы кто-нибудь без слов так красноречиво сказал: «Я же тебе говорил». — То, что вы до сих пор считаете, будто я обдумываю предложение, лишний раз доказывает, насколько вы порочны. Отныне я не хочу иметь дело ни с одним из вас. Сожалею лишь о том, что потребовалось столько времени, чтобы встретиться с вами обоими. Надо было сделать это сразу же после того, как я услышала ваш разговор в саду. Помнишь? — Ее темно-синие глаза уставились на Натана. — Когда мама случайно наткнулась на нас в беседке?
— Помню.
— Только это было совсем не случайно. — Она перевела взгляд на Бригема. — Ты позаботился о том, чтобы мама оказалась в саду. Ваша ошибка заключалась в том, что вы вообразили, будто можете безнаказанно обсуждать свои делишки под моим окном.
Натан и Бригем принялись лихорадочно вспоминать, о чем они тогда говорили.
— Полно вам, не ломайте головы. Я узнала достаточно, чтобы понять, что ни один из вас не уважает меня и мои чувства. Не уверена, что понимаю, в какую игру вы играете, следовательно, не знаю ее правил. Поэтому я была вынуждена изобрести свои собственные правила, джентльмены. Я терпела внимание Брига, ожидая, когда Натан снова попытается увидеться со мной… Рада, что не ошиблась в вас, мистер Хантер. Я очень надеялась, что вы не сдадитесь. Мама, правда, несколько усложнила для вас ситуацию, но папа компенсировал эту неудачу, направив вас в приют.
Дробовик оттягивал руки, и Лидия мало-помалу опустила дуло,
— А ты, Бриг? Какую обстановку ты выбрал, чтобы сделать предложение? Помнишь фонтан у Ньюберри? Разве можно было воспринимать тебя серьезно в окружении всех этих мраморных рыб? — Она демонстративно вздрогнула, не обращая внимания на побагровевшего от злости Брига. — А ты, Натан?
Должна признаться, твое предложение было необычным. Ты даже не потрудился приукрасить его словами о любви и страсти. Бригем был не столь прямолинеен. Он хотел заставить меня поверить в то, что брачные узы свяжут нас навечно, тогда как ты откровенно заявил — я нужна тебе всего на год. Мур злобно взглянул на приятеля:
— Ты ей это сказал? Ты спятил?
Натан не ответил. Он внимательно следил за тем, как постепенно опускается дуло дробовика.
— Вы оба спятили, — сказала Лидия. — Как вы позволили заманить вас сюда? Я без труда убедила вас сделать это с помощью нескольких поцелуев. Заставить вас думать, что вы желанны, было проще простого. Вам еще повезло, что меня не вырвало прямо вам под ноги, хотя, Бог свидетель, я едва сдерживалась.
— Лидия! — предостерегающе промолвил Натан. Бригем лишь метнул в ее сторону взбешенный взгляд. Но Лидия не обратила на это внимания.
— Если я сначала вела себя как дурочка, то в конце концов в дураках оказались вы. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.
Она случайно нажала на спусковой крючок. Дробь, никого не задев, попала в стену, каминную полку и в топку камина. Сама Лидия, потрясенная содеянным, вскрикнула и выронила дробовик из рук. Натан подобрал оружие и, поскольку из него больше нельзя было стрелять, сунул его в трясущиеся руки девушки.
— Ты могла убить нас, — тихо сказал он.
По коридору кто-то бежал, звал Лидию, слуг. Хантер узнал голос Сэмюела, потом возгласы Пе Лин.
— Ты представить себе не можешь, как изменилась бы твоя жизнь, если бы это произошло.
Лидию била дрожь, но она сурово посмотрела в глаза Натану.
— Неужели ты считаешь, что ваши жизни чего-то стоят? — К ней подошел Бригем, и она плюнула на пол к его ногам. — Что значат жизни двух австралийских каторжников Для остального мира?..
Неожиданно Бригем ударил Лидию по лицу. Она стукнулась затылком о дверь, которую в этот момент открывали снаружи.
— Лидия! — воскликнул Сэмюел. — Объясни, что здесь происходит!
— Не делай глупостей, Бриг, — сказал Натан, заметив, что Бригем готов еще разок ударить девушку. — А ты ответь отцу, — обратился он к Лидии. — Он имеет право знать, почему здесь стреляли.
В руках у Чедвика был «кольт» с перламутровой ручкой, который за последние годы ни разу не использовался, но содержался в полной боевой готовности. Лидия прислонила дробовик к стене. Ее левая щека побагровела от пощечины Мура.
— Эти мужчины уже уходят, папа, — спокойно сказала она.
Оттолкнув стоявшую в дверях Пе Лин, в комнату ворвалась Мэдлин. Затянув поясом халат, она окинула взглядом присутствующих.
— Сэмюел? Что ты сделал? Что все это значит?
— Лидия сказала, что эти джентльмены уже уходят, — так же спокойно, как и дочь, ответил хозяин дома.
— Уходят? Я хочу знать, что они здесь делали!
— Что скажешь, Лидия? — спросил Сэмюел, который все еще держал на мушке Натана и Бригема, хотя и чувствовал, что они не представляют угрозы. Ни один из них не был вооружен, и, судя по всему, ни тот, ни другой не были склонны давать объяснения. — Ответь своей матери, Лидия!
— Они сегодня сделали мне предложение, мама.
— Силы небесные! — воскликнула Мэдлин, хватаясь за горло. Она бросила на Бригема убийственный взгляд. — Но это безумие! Они делали предложение здесь? Ты их для этого пригласила сюда? — Мать была вне себя от ярости.
— Я пригласила их после того, как каждый сделал мне предложение, — просто объяснила Лидия.
— Ты хочешь сказать, что приняла оба предложения?
— Нет, ни одного.
Стоявшая в коридоре Пе Лин зажала рукой рот, чтобы не фыркнуть. Взгляд ее черных глазок задержался на Лидии и ее ухажерах, потом переместился на родителей. В коридоре теперь толпились и другие слуги, и китаянка жестом попросила их соблюдать тишину, чтобы не пропустить самого интересного.
— Значит, вместо этого ты решила пристрелить их? — спросил Сэмюел, задумчиво пощипывая седеющие усы. «Все это похоже на какую-то дурацкую французскую комедию», — подумал он.
Он стоит тут в ночной сорочке, держа на мушке ухажеров дочери, его жена, пылая гневом, задает вопросы, его любовница хихикает, а толпа слуг, собравшись в коридоре, глазеет на эту сцену. Он даже не подумал о том, что назревает скандал. Кому придет в голову, что подобное возможно в доме Чедвиков?
— Сэмюел, — тяжело дыша, сказала Мэдлин, — как ты можешь шутить? На сей раз Лидия зашла слишком далеко. Мало того что она одевается как проститутка — потому что это платье мадам Симон кроила для хозяйки игорного дома, — но она и ведет себя как проститутка. Бог свидетель, я пыталась вразумить ее. Разве я не предупредила ее о том, что мистер Мур — каторжник, а мистер Хантер — не джентльмен? Однако ты позволил ей встречаться и с тем, и с другим. Слава Богу, мне по крайней мере удалось перехватывать записки и цветы, которые посылал ей мистер Хантер. А ты еще позаботился о том, чтобы раздобыть для него приглашение в дом Ньюберри…
— Это было ошибкой, — признался Сэмюел. Он заметил, что Бригем как будто собирался что-то сказать, но Натан незаметно ткнул приятеля в бок. — Вы, джентльмены, не хотите ничего сказать? Нет? А ты, Лидия, ничего не хочешь добавить? — Из-за меня они соперничали между собой, папа. На самом деле их интересовала не я.
— Вам не кажется, что вы злоупотребляете гостеприимством, джентельмены? — сказал Сэмюел. — Пора и честь знать. — Он вопросительно взглянул на Лидию.
— Папа, я хотела бы, чтобы они вышли через окно.
Бриг наконец решил высказаться:
— Не думаю, чтобы в этом была необходимость теперь, когда наше присутствие здесь больше не является тайной.
Я уйду так же, как и пришел, то есть через дверь, которую Лидия сама мне открыла.
Сэмюел оттянул назад курок пистолета.
— Подождите! Лидия, что ты думаешь по этому поводу? У тебя есть какие-то особые причины требовать, чтобы мужчины удалились через окно?
— Да, папа, — сказала девушка с ангельской улыбкой. — Я попросила мистера Лидса привести навоз для удобрения цветочных клумб, особенно той, которая расположена под моим окном.
Из коридора раздался сдержанный смех. Сэмюел не обратил на это внимания, а разгневанная Мэдлин захлопнула дверь.
— ты хочешь сказать, что под твоим окном лежит куча свежего навоза?
— Очень свежего. И весьма большая.
Бригем побагровел от ярости. Его лицо утратило свою обычную привлекательность.
— Пропади ты пропадом! Не надейся, меня этим не унизишь!
— Довольно, мистер Мур, — сказал Сэмюел. — Или вы воспользуетесь выходом, который предложила вам моя дочь, или вас вынесут отсюда через дверь в сосновом ящике. Мне не составит труда найти свидетелей, которые подтвердят, что я стрелял в вора. А поскольку вы каторжник, то дело едва ли дойдет до расследования.
— Будьте вы все прокляты, — тихо пробормотал Бригем. Его взгляд остановился поочередно на каждом из Чедвиков, потом он повернулся и направился к окну. — Ты идешь, Нат?
— Иду.
Бриг отодвинул задвижку. В лицо, словно пощечина, ударил терпкий запах свежего навоза. До последнего момента он надеялся, что Лидия блефует. Перелезая через подоконник, он оглянулся. Мэдлин стояла с застывшим, побледневшим лицом. Больше всего его задело то, что она не вмешалась и позволила этому случиться.
В комнате было слышно, как мягко приземлился Бриг.
Сразу же последовал взрыв отборных ругательств. Подождав, пока на лице Лидии угаснет улыбка, Натан сказал:
— Ты отвела душу. Меня восхищает твоя храбрость, Лидия. Но ты, наверное, не вполне понимаешь, какого врага ты себе нажила.
Лидия вздрогнула под пристальным взглядом Хантера и подошла поближе к отцу.
— Ты мне угрожаешь? — спросила она. Натан покачал головой:
— Я тебя предостерегаю.
Скандала не было. Никакого. Слуги посудачили между собой о событиях той ночи, но за гранитные стены особняка никакая информация не просочилась. Мэдлин провела большую часть дня в своей комнате, но когда появилась, по ее виду никто бы не заподозрил, что что-то произошло. Лидия три дня не выходила из комнаты. Отец говорил, что по соображениям безопасности, мать говорила, что в качестве наказания. Когда она появилась вновь, Сэмюел нанял ей телохранителя. Он хорошо помнил слова, сказанные на прощание Натаном.
— Ты пойдешь со мной, Пе Лин? — спросила Лидия после завтрака. — Мне не хочется идти одной к мадам Симон, а у мамы болит голова.
— Вы пойдете не одна, — сказала Пе Лин, убирая со стола посуду и передавая ее судомойке. — С вами пойдет мистер Кемпбелл. Вы уже забыли, что он будет сопровождать вас, куда бы вы ни пошли?
Лидия выпятила нижнюю губу и нарочито вздохнула.
— Хотела бы забыть. Но если уж отцу что-нибудь втемяшится в голову, он настоит на своем. Может быть, ты с ним поговоришь…
Пе Лин в ужасе замахала руками и выгнала из столовой служанку. От смущения она не смела поднять на Лидию глаза. Девушка сразу же примолкла. Она никогда не говорила об отношениях Пе Лин с Сэмюелом.
— Разумеется, ты не сможешь поговорить с ним об этом, Глупо было просить тебя. Не следовало мне злоупотреблять нашей дружбой.
— Я уже говорила с Сэмюелом, — тихо сказала китаянка, вскидывая на Лидию миндалевидные черные глаза, которые выглядели очень старыми на ее молоденьком личике. — Мне кажется, что он прав. Нанять мистера Кемпбелла — хорошая идея. Вы ранили гордость этих мужчин. Им будет нелегко забыть об этом. Я рада, что Сэмюел нанял человека, чтобы охранять вас. Я сделаю для вас все, что угодно, мисс Лидди, но это мне не по силам.
— Понимаю, — сказала Лидия, прикасаясь к атласному рукаву Пе Лин. — Скажи мне, ты любишь моего отца?
— Только одного человека я люблю больше, чем его, — сказала она. — Вы дали мне все, мисс Лидди, — мою жизнь и мою любовь.
Интересно, знал ли отец, насколько глубоко чувство Пе Лин, и если знал, то отвечал ли взаимностью?
Джордж Кемпбелл отнесся к перспективе похода к мадам Симон с поразительным стоицизмом. По крайней мере так показалось Лидии. Он был неразговорчив, а его светло-голубые глаза не упускали из виду ничего, что происходило вокруг, и лишь иногда останавливались на Лидии. Наверное, чтобы убедиться, что она на месте и с ней ничего не случилось.
Лидия, надеявшаяся позабавиться смущенным видом своего телохранителя, пытавшегося втиснуть свое массивное тело в хрупкое кресло мадам Симон, была разочарована. Мистер Кемпбелл остановился возле двери и, опираясь мощным плечом о дверной косяк, время от времени поглядывал через окно на улицу, отхлебывая маленькими глотками чай из фарфоровой чашечки, которая утонула в его крупной ладони.
Потом Лидия на время забыла о нем. Она примеряла новые платья, а три белошвейки, суетясь вокруг, вносили последние изменения. Наконец платья были готовы, завернуты в бумагу и уложены в коробки в подсобном помещении. Коробки были вручены мистеру Кемпбеллу. Было очень забавно видеть, как гигант телохранитель несет их к экипажу. Может быть, это заставит его хорошенько подумать, прежде чем повсюду ходить за ней по пятам! Ну какая опасность может угрожать ей у мадам Симон?
Дома Лидия распаковала коробки. В одной из них лежал плоский сверток, завернутый в грубую бумагу. Лидия повертела его в руках, не зная, стоит ли открывать. Наверняка он попал к ней по ошибке. Потом девушка увидела на пакете свое имя, небрежно нацарапанное в углу.
— Что это мадам Симон положила сюда? — вслух подумала Лидия, раскрывая пакет. Увидев содержимое, она вздрогнула и мысленно поблагодарила за дальновидность отца, нанявшего для ее охраны Джорджа Кемпбелла.
Лидия двумя пальцами подняла кусочек испачканной кровью желтой ткани. Это была часть волана, украшавшего лиф ее желтого вечернего платья. Отлично зная, что это такое, она все же не желала верить своим глазам. Значит, Натан намерен ее шантажировать? На нем была кровь Шарлотты, но Лидия помнила, что она оставила платье в комнате Джинни, когда переодевалась.
Натан сказал ей, что вернул синее платье Джинни, но не упомянул о том, что прихватил с собой желтое. Наверняка он хотел приберечь эту информацию до такого удобного случая, как сейчас, чтобы попробовать заставить ее подчиниться своей воле.
— Черта с два! — тихо пробормотала Лидия. — Ишь какой прыткий!
К кусочку ткани была приколота свернутая вчетверо и плотно заглаженная на сгибах записка, в которой было написано: «Нам нужно поговорить об этом. Серебряная леди. Четверг. Полночь».
Лидия торопливо завернула ткань в бумагу и спрятала под матрац. Сегодня понедельник. Чтобы приготовиться к встрече с Натаном и решить, что предпринять в связи с его попыткой заставить ее принять его предложение, осталось три дня. Она дернула за шнурок звонка, требуя к себе Пе Лин.

— Сходи в редакцию «Газетт» и «Геральд», — сказала она служанке, — и принеси все номера с того дня, когда я давала благотворительный бал. Возьми кого-нибудь, чтобы помочь тебе донести их, но сделай так, чтобы родители не узнали об этом. — Лидия сунула в руку Пе Лин золотую монету. — И поскорее. Мне потребуются твоя помощь и твое молчание. Пе Лин не раздумывая, бросилась исполнять поручение.

Она не понимала, зачем могли срочно потребоваться старые газеты, но сочла эту странную просьбу безобидной и, разумеется, ничего не сказала ни Сэмюелу, ни мистеру Кемпбеллу. Она взяла в помощницы служанку с кухни и, заплатив сдачей с золотой монетки, купила ее молчание.
За обедом Лидия, сославшись на отсутствие аппетита, извинилась и рано ушла из-за стола. Ее родители обменялись встревоженными взглядами, но ничего не спросили. Если бы они узнали, зачем она торопится вернуться в свою комнату, то наверняка пришли бы в ужас.
Вооружившись ножницами, Лидия вырезала из газет каждое упоминание о смерти Джинни Флинт. Заметок было всего шесть. Происшествие описывалось с большей или меньшей степенью подробностей, но во всех было кое-что общее, и это очень удивило Лидию.
Оказывается, Джинни Флинт была не убита, как говорил Натан, а совершила самоубийство — так в один голос утверждали газеты.
Лидия прислонилась к украшенной замысловатой резьбой деревянной спинке кровати и закрыла глаза, пытаясь сообразить, в чем тут дело.
Разумеется, Джинни не совершала самоубийства. Хотя смерть Шарлотты и ребенка была жестоким ударом по психике. Впрочем, как казалось, той ночью Джинни была не особо удручена происшедшим.
Правда, сама Лидия была в таком состоянии, что едва ли могла осознать, что чувствует другой человек. Но чтобы Джинни решилась на самоубийство? Нет, этого не могло быть! Тем не менее в газетах было написано, что это самоубийство. Она вскрыла себе вены бритвой, которую полиция нашла на полу в спальне. Репортер в мельчайших подробностях описал место происшествия и упомянул о двух смертях в борделе, имевших место той ночью. Он сделал вывод о том, что Джинни так горевала о смерти подруги и ее ребенка, что решила покончить с жизнью. По его словам, все выглядело вполне логично.
Лидия, бросив ножницы, прижала пальцы к вискам. Ее замутило от этих кровавых подробностей. Она не верила, что Джинни убила себя. Натан тоже не верил этому. Почему? Он ведь едва знал эту женщину и не успел разобраться в ее характере, тем не менее считал, что это не самоубийство, а убийство, что бы ни писали об этом газеты. Может быть, он сам и был убийцей?
Об окровавленном желтом платье нигде не упоминалось. Этому могло быть только одно объяснение: когда репортер прибыл на место происшествия, платья там уже не было. Натан, очевидно, взял его, но не уничтожил, а припрятал до поры до времени. Если бы Лидия согласилась принять его предложение, то никогда бы об этом не узнала. Но она унизила его, превратила в своего противника, и теперь он показывает ей, что значит заполучить врага в его лице.
Лидия соскользнула с постели и разожгла огонь в камине. Вырезанные заметки она положила в ящик прикроватного столика, а обрезки газет и пакет, присланный Натаном, швырнула в огонь. Потом вернулась в постель, размышляя, следует ли ей встречаться с Хантером и хватит ли у нее на это смелости.
В конце концов Лидия решила, что у нее нет выбора. Она купила оружие. Джордж Кемпбелл помог ей выбрать короткоствольный пистолет, который без труда умещался в ладони или ридикюле. Лидии казалось, что он втайне потешается над ее покупкой и немного обижен тем, что она считает, будто он не сможет защитить ее. Но она сделала вид, будто не замечает этого. Девушка не собиралась рассказывать ему, что замышляет удрать из дома, оставив его с носом.
— Куда направимся теперь, мисс Чедвик? — спросил Кемпбелл, когда они вышли из лавки оружейника.
— На кладбище, — ответила она.
Кемпбелл и бровью не повел. Он дал указание кучеру и сел в экипаж.
— На кладбище? — повторил он, поглядывая на букет роз, лежавший рядом с Лидией на сиденье. — Так вы для этого нарезали роз в саду?
— Да.
— Позвольте спросить… пистолет, цветы, кладбище… уж не мои ли похороны вы затеваете?
Лидию так поразил его неожиданный вопрос, что она расхохоталась, так и не ответив на вопрос.
Ответ Джордж Кемпбелл получил на кладбище. Побродив среди могил, Лидия наконец нашла то, что искала.
Две могилки рядом, под плакучей ивой. Могильные камни еще не успел омыть дождь, который лил прошлой ночью. «Шарлотта Адаме и дитя. Упокойтесь с миром», — было написано на одном. А на втором: «Вирджиния Флинт. Прикоснись к вратам рая».
Интересно, что это за женщины, по которым она горюет: близкие подруги или родственницы? Но почему она тогда не носит траура? И почему с трудом отыскала могилы? И еще: почему на камнях не проставлены никакие даты?
Положив на могилы розы, Лидия выпрямилась и отступила на шаг.
— Мы можем идти, мистер Кемпбелл, — сказала она, — я сделала то, что хотела.
Могильные камни были именно такими, как она просила. Лидия мысленно поблагодарила Пе Лин за то, что та так хорошо обо всем позаботилась. В это мгновение на подъездной дорожке появился экипаж, а позади него — всадник на коне. Джордж Кемпбелл сразу же приблизился к Лидии. Она хотела было пожурить его за излишнюю осторожность: мало ли людей приезжают на кладбище. Но, вспомнив, как просто Натан сумел передать ей послание у мадам Симон, она воздержалась от замечания. Нынешней ночью ей придется пуститься в путь совсем одной, без охраны, и она подумала, как бы не пришлось ей пожалеть о своей беспечности.
Улизнуть из дома было не так уж трудно. Узнав, что Лидия остальную часть вечера намерена провести у себя в комнате, мистер Кемпбелл несколько часов назад ушел домой. Впрочем, Лидия не солгала ему, потому что собиралась выйти из дома после полуночи, а это считалось утром следующего дня. Натан выбрал для встречи крайне неудобное время, потому что в этот час Сэмюел Чедвик обычно только ложится спать. Она опоздает в «Серебряную леди», но придет туда обязательно.
Ей придется идти пешком, но она предусмотрительно надела на себя одежду, которую отыскала в отцовском гардеробе. Это был шахтерский комбинезон, который давно следовало бы отдать старьевщику и который ей пришлось подвязать шнуром для штор. Наряд дополняла широкая фланелевая рубаха, на ноги пришлось надеть три пары шерстяных носков, чтобы слишком большие башмаки удобно сидели на ногах. Волосы она собрала в пучок на макушке и прикрыла широкополой шляпой. Лидия надела так же синий шерстяной пиджак с большими карманами, где поместились пистолет и чек, выписанный на ее счет в Американском банке.
Низко опустив голову, она быстро миновала Чайнатаун и Портсмут-сквер и, войдя в парадное «Серебряной леди», с независимым видом прошла через холл и постучалась в дверь апартаментов Натана.
Дверь сразу же открылась, и Лидию бесцеремонно втащили внутрь комнаты. Ее ничуть не утешило, что Бригем был не меньше ошеломлен ее видом, чем она его появлением.
— Ты что здесь делаешь? — спросила она, вырываясь из его рук. Мур был в смокинге, белом атласном жилете, белой рубашке и черных брюках. Его белокурые волосы были немного всклокочены, лицо раскраснелось, как будто он только что выполнял какую-то физическую работу.
Зеленые глаза Бригема быстро окинули ее странное одеяние. Бесформенность ее фигуры не могла обмануть его, потому что он уже прикасался к ее груди и знал, какая она округлая и полненькая. Он знал, какая тонкая у нее талия, какие шелковистые ее черные волосы. Под этим одеянием любой мог бы счесть Лидию дурнушкой, он и сам некогда заблуждался. Но теперь-то знал, какая она. Мур улыбнулся.
— А ты, однако, большая выдумщица, — сказал он. — С тобой не соскучишься. Позволь мне помочь тебе раздеться?
Лидия покачала головой.
— Значит, вы оба в этом участвуете? И поэтому ты здесь?
— Оба? — удивился Бриг. Он плавным движением сунул руку за спину Лидии, запер дверь, а ключ положил в карман.
Девушка постаралась не показывать, в какое смятение повергли ее действия Бригема.
— Оба, — повторила она, окидывая взглядом комнату в поисках Натана. — Записка… платье… ну да ладно. Это не имеет значения. Я пришла, чтобы увидеться с Натаном. Где он?
Бригем указал рукой в сторону спальни.
— Нат сейчас едва ли пригоден для общения. Он отключился. Чуть не утонул в ванне. Я только что уложил его в постель. Мы с ним сегодня пили, но я успел вовремя остановиться.
Лидия нахмурилась. Судя по запаху — а она стояла достаточно близко от Брига, — было непохоже, что он много пил. Она растерянно взглянула в сторону спальни.
— Можешь войти туда, — хохотнув, сказал Бриг. — Не бойся, я тебя из окна не брошу. А если и брошу, то только на постель.
В голосе Мура не чувствовалось и намека на юмор, и Лидия вскинула голову. В его голосе она уловила едва сдерживаемый гнев и угрозу. Она хотела вернуться в гостиную, но он преградил ей путь.
— Ты, кажется, хотела видеть Натана.
На его губах появилась улыбка, но глаза не улыбались. Он развернул ее, взяв за плечи, и втолкнул в комнату.
Хантер лежал на боку в постели и, судя по всему, крепко спал. Он был до пояса завернут в смятую простыню, которая хотя и защищала его от нескромных взглядов, не оставляла сомнений в том, что он лежит абсолютно голый. Когда Бригем подтолкнул к нему Лидию, Натан даже не пошевелился.
— Довольно, — сказала девушка, — я видела все, что нужно. Мне нет смысла оставаться здесь. Должно быть, я перепутала день.
— Ты не ошиблась, — снова вставая у нее на пути, сказал Бриг. — Почему бы тебе не присесть… на краешек постели?
— Нет. Позволь, пожалуйста, мне пройти.
— Вот как? — Он изобразил удивление. — Леди, кажется, вежливо просит?
Лидия вскинула голову.
— Я не прошу. Я просто пытаюсь быть вежливой. — Она смотрела ему в лицо, засунув в карманы сжатые в кулаки руки. Она боялась Брига. Боялась его ярости, которая была похожа скорее на сумасбродство капризного мальчишки, чем на вспышку гнева здравомыслящего мужчины. Поняв, что он не намерен уступать ей дорогу, она спросила:
— Ты знаешь, почему я здесь?
— Само собой. Натан посвятил меня в свои планы. Пора бы тебе понять, что между нами практически нет секретов. Почему бы нам не присесть и не поговорить об этом?
Делать нечего. Лидия тяжело опустилась на край кровати, надеясь разбудить Натана, хотя не понимала как следует, зачем это было нужно. Но он, перевернувшись на живот, лежал неподвижно. Она достала из кармана чек:
— Вот, возьми. Можешь поставить там любую сумму. Бриг, прислонившись к двери, скрестил на груди руки.
— У тебя, должно быть, денег куры не клюют, если ты делаешь такие предложения? А вдруг я сделаю тебя банкротом?
— Надеюсь, что ты проявишь здравомыслие.
— Здравомыслие? Ишь чего захотела! — Он криво усмехнулся. — А кто заставил меня прыгнуть из окна? Я оказался по щиколотку в навозе! Это было разумно?
Лидия протянула чек:
— Вот. Держи.
Бриг потянулся, взял чек двумя пальцами и снова прислонился к двери.
— Он выписан на имя Натана, — сказал Мур. Сложив чек вчетверо, он несколько раз провел ногтями по местам сгибов, пока они не стали плоскими и острыми. Звук при этом был такой, словно скоблили ножом по стеклу. У Лидии мурашки пробежали по коже, она стиснула зубы.
— Что ты собираешься с ним сделать? — спросил она, когда Бриг, сложив чек, сунул его в карман.
— Мне он ни к чему, не так ли? Он выписан на Натана.
— Но я не знала, что вы с ним партнеры и в этом деле. Иначе я выписала бы чек на вас обоих.
— Неужели ты и впрямь такая наивная? Ты действительно думаешь, что кто-нибудь из нас может запросто явиться в твой банк и получить деньги? Нас там наверняка уже ожидает куча полицейских, не говоря уже об этом верзиле, который последнее время всюду сопровождает тебя. Не такие мы с Натаном простаки. Тем более что нам есть что терять — особенно Натану.
— Значит, вы получите наличные. — Следовало бы сразу догадаться, что они ей не поверят. Ведь она-то им не доверяла.
Бригем пожал плечами.
— Мне нужно платье. Все целиком. Каждый воланчик, каждая оборочка. Я не желаю зависеть от вас всю оставшуюся жизнь.
— Понятно. Но мы оказались в тупике: платье здесь, а вот денег здесь нет. — Он подошел к гардеробу Натана, открыл дверцу и показал ей висящее на плечиках желтое платье. — Видишь? Если верить Хантеру, это платье уличает тебя в том, что ты была в борделе мисс Бейли в ту ночь, когда умерли две женщины. Едва ли ты захочешь, чтобы об этом все узнали. — Он снял с плечиков платье, рассеянно пощупал ткань и, свернув, бросил его под кровать. — Твои родители будут в ужасе. На Ноб-Хилл еще долго будут толковать об этом событии.
— Именно поэтому я и пришла, — спокойно сказала Лидия и добавила: — Только не думайте, что я слишком забочусь о своей репутации. Моя совесть чиста. Не по моей вине умерли Шарлотта и Джинни.
— Вот как? Насколько мне известно, это ты выставила за дверь доктора, когда Шарлотта рожала.
Лидия тихо охнула от неожиданности.
— Это Натан тебе сказал? Бригем усмехнулся.
— Я же говорил, что между нами почти нет секретов. Впрочем, меня больше тревожит его репутация, чем твоя. Это он нуждается в защите, ведь он уже был замешан в подобном убийстве.
— Газеты пишут, что Джинни совершила самоубийство. — Лидия старалась сохранить спокойствие.
— А Натан говорит другое. Он говорит, что это было убийство. Ему можно простить, что он сегодня напился. Он уже несколько недель пребывает в страхе: боится, что ты обратишься в полицию. Вот мы и решили напомнить тебе о платье. Натану надо было убедиться в том, что ты будешь хранить молчание.
— Стало быть, ты не хочешь деньги за платье? Бригем покачал головой:
— Нет. Платьем мы воспользовались для того лишь, что-бы заманить тебя сюда, Лидия, и заманить без твоего тело-хранителя. Мы не можем отдать тебе платье, иначе как бы мы сумели заставить тебя молчать?
— Я дам слово.
— Маловато. Но я кое-что придумал.
Лидия знала, что будет дальше. Она лишь удивилась тому, что об этом заговорил Бригем, а не Натан.
— Придется тебе поверить мне на слово: я ничего никому не скажу. — Она встала и хотела было пройти мимо Бригема к двери, но он ее остановил и заломил руку. Схватка была короткой, а когда закончилась, у Бригема оказался ее пистолет. Лидия даже не почувствовала, как он вытащил его у нее из кармана.
Мур отпустил девушку и внимательно осмотрел пистолет.
— Следовало сразу же пускать его в ход. Иначе зачем носить оружие при себе? — Он нацелил пистолет на нее. — Если обойтись без убийства, то единственным приемлемым решением был бы твой выезд из страны. Это не было бы похищением в прямом смысле, если бы ты стала моей женой.
— Твоей женой? — удивилась Лидия. — Не женой Натана?
— Я не в такой степени озабочен его безопасностью. И все еще хочу, чтобы ты стала моей.
Лидия взглянула на кровать.
— Он не заснул. Ты его чем-то опоил. — Она обругала себя последними словами за то, что сразу об этом не догадалась. — Странное у вас партнерство. Каждый гребет под себя. Вы работаете вместе, когда это вам подходит, или каждый сам за себя, когда это сулит большее.
— Так у нас было всегда. Мы с ним слишком долго дружим, Лидия.
— Почему я так важна для каждого из вас? — У нее от волнения сорвался голос. — Неужели все это только из-за какого-то смехотворного пари, которое вы заключили?
Бригем не ответил на вопрос, задав вместо этого свой:
— Ты согласна? Ты добровольно выйдешь за меня замуж?
— Не выйду ни за тебя, ни за Натана. Вы оба спятили! Он вздохнул, сунул пистолет в карман и подтолкнул Лидию к кровати. Она чуть не упала.
— Судя по всему, ты намерена усложнить ситуацию? Лидия не отрываясь смотрела на Мура.
Бригем снял с нее шляпу и отбросил в сторону.
— Распусти волосы, — решительно приказал он, прикоснувшись пальцами к ее щеке. Лидия шарахнулась в сторону. — Не делай так больше, — сказал он и, когда Лидия открыла рот, чтобы закричать, зажал его рукой. — Это, кстати, тоже надо было делать сразу. Теперь поздно.
Бригем подтолкнул ее к каминной полке, где стояла рюмка, которую он недавно наполнил из графина. Ничего не объясняя, он быстро передвинул зажимавшую ей рот руку и зажал нос. Лидия открыла рот то ли для того, чтобы закричать, то ли для того, чтобы глотнуть воздуха, и Бригем, воспользовавшись моментом, влил жидкость ей в горло. Она закашлялась, попыталась выплюнуть жидкость, но была вынуждена проглотить большую ее часть.
— Воздействие почувствуется не сразу, — сказал Бриг. — Натан, например, долго сопротивлялся, но сама видишь, что это было бесполезно. А ведь он выпил этого зелья даже меньше, чем ты. — Его рука скользнула под ее фланелевую рубашку и стала пробираться к груди. — Чем мы займемся, пока ты не отключилась, зависит от тебя. Потом это будет зависеть только от меня. Можешь заранее распустить волосы, чтобы не заставлять меня возиться с этим.
— Думаю, не стоит этого делать, — сказала Лидия, прижимая дуло пистолета к его ребрам. — Чувствуешь? Не только у тебя проворные пальцы.
У Мура округлились глаза, однако руку с ее груди он не убрал. Он потер большим пальцем ее сосок. Ситуация его забавляла. В его голосе не чувствовалось ни гнева, ни страха.
— Кажется, ты не очень серьезно относишься к моему предложению?
— А ты не очень серьезно относишься к моей угрозе?
— Ты права. — Улыбка мало-помалу исчезла с его лица. — Убери пистолет, Лидия. Я намерен обойтись с тобой по-честному. Какая разница, овладею я тобой сейчас или после женитьбы?
— Я вообще не буду принадлежать тебе. Убери руки! Бригем и ухом не повел. Его пальцы крепко сжали ее сосок.
— Тебе хочется закричать, не так ли? А я мог бы сделать тебе приятное, Лидия. Мог бы заставить захотеть меня. Положи пистолет. Позволь мне показать, что я имею в виду. Ну же, Лидия…
Его рука сжимала грудь, принося невыносимую боль. Лидия судорожно глотнула воздух и всхлипнула. На глазах выступили слезы, она неясно видела лицо мучителя. Ее палец нажал на спусковой крючок скорее в ответ на боль, чем с намерением причинить ему увечье.
Выстрел был негромкий. Лидия отскочила назад, и на этот раз Бриг не стал ее удерживать. На его жилете расплылось кровавое пятно, и когда он зажал рану ладонью, кровь просочилась между пальцами. Он посмотрел на окровавленную руку, потом на Лидию, и в глазах у него помутилось. Мур хотел броситься к ней, вырвать из рук пистолет и направить его ствол в ямочку под ее горлом. Но ноги повели его в сторону, он споткнулся и рухнул на каминную полку, ударившись о нее сначала плечом, потом головой. Лидии, наблюдавшей, как нелепо сложилось его тело, почему-то вспомнилось, как тщательно он складывал банковский чек. Наверное, Бригему не понравилось бы, что его тело сложилось так неаккуратно.
Пистолет упал из ее рук.
— Боже мой! — прошептала Лидия, опускаясь на колени рядом с Муром. Она приложила пальцы к его шее и почувствовала слабый пульс. Его рука соскользнула с раны. Кровавое пятно на рубашке и жилете расплывалось все шире и шире. Лидия поднялась на ноги и, чувствуя дрожь в коленях, присела на кровать.
— Натан, — шепнула она и, наклонившись, потрясла его за плечо. Бй хотелось закрыть глаза на несколько минут и подумать, что делать дальше. Но это, конечно, было невозможно. Если она не позовет на помощь, то все будут думать, что она убила Бригема. — Натан, проснись! Ты мне нужен. — Лидия заплакала, подползла к нему и принялась трясти его обеими руками. — Черт тебя возьми, Натан. Ты обязан проснуться. Я не знаю, что делать.
Слезы текли по ее щекам и капали на спину Хантера. Но все ее мольбы были напрасны.
— Прошу тебя, Натан. Я выйду за тебя замуж… я сделаю все, что ты захочешь. Только не допусти, чтобы я стала убийцей. Помоги мне.
Он лежал без движения, не сознавая ни страха Лидии, ни опасности для Брига, не чувствуя, как ее маленькие кулачки колотят по его спине. Лидия снова сползла с кровати на пол. Ее мутило, голова кружилась. Она с трудом добралась до Брига, хотя он лежал совсем рядом. Обыскав его карманы, она нашла ключ от комнаты. Надо позвать кого-нибудь на помощь, пусть даже она изобличит себя. Как-никак она действовала в целях самозащиты. Представители власти поймут это.
Лидия некоторое время возилась с замком входной двери. Она не могла попасть в замочную скважину. Сосредоточившись, чтобы предпринять еще одну попытку, она почувствовала, как теряет силы. Ее глаза закрылись. Голова склонилась набок. Выронив из руки ключ, Лидия рухнула на пол…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостный огонь - Гудмэн Джо

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 8

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладостный огонь - Гудмэн Джо



Очень неожиданное развитие событий, противостояние характеров, личностей очень хорошо описаны, амнезия тоже без блэфа. Чувственное продвижение отношений во всем, несмотря ни на что очень позитивный роман без напускной романтики
Сладостный огонь - Гудмэн ДжоItis
2.08.2013, 12.41





Интересный роман, с интригой. Увы, не люблю убийства и детективы..от этого внутри остался неприятный осадок. 8 баллов
Сладостный огонь - Гудмэн ДжоСветлана П.
12.02.2014, 9.13





Как-то один прораб рассказывал мне, что на его стройке работали бывшие ЗЭКи, отсидевшие по 10 лет, которые были прекрасными благородными людьми, и не сидевшие в тюрьме, но которые были законченными мразями. Поэтому образ главного героя Натана можно считать реалистичным. Его антипод Бирк - обыкновенный серийный маньяк и законченная мразь вдобавок. Но все идет из его детства. Он серийно повторяет сценарий смерти своей матери проститутки. Роман интересен, заставляет сопереживать главному герою, советую читать.
Сладостный огонь - Гудмэн ДжоВ.З.,66л.
23.06.2014, 12.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100