Читать онлайн Сладкая месть страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Сладкая месть страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Холланд! Сейчас же вернись! — Пытаясь схватить сына, Дженни рывком подалась вперед. Холланд только радостно засмеялся. — Отдай мне эту фотографию.
Не переставая хихикать и отведя снимок подальше, Холланд искоса взглянул на отца. Кристиан не улыбался. Холланд сразу же перестал смеяться.
— Вот, мама! — сказал он, торжественно передавая фотографию Дженни.
— Спасибо, — вежливо ответила она. — А теперь иди поиграй, пока мы здесь побудем с папой. Я от тебя уже устала. — С этими словами она добавила спасенную фотографию к остальным, веером разложенным на столе перед Кристианом. Фотокарточка была изрядно помята. — Ну, что ты думаешь? — спросила она мужа.
— Я думаю, на случай морской болезни надо будет пригласить няню, — сказал он, пытаясь разгладить пострадавшую фотографию, и перевел взгляд на Холланда, который мирно играл на родительской кровати в оловянных солдатиков. Прошлой ночью один из этих солдатиков в самый неподходящий момент врезался Кристиану в поясницу. Хотя теперь Кристиан только посмеивался при этом воспоминании, тогда ему было вовсе не до смеха. Он вновь переключил свое внимание на Дженни. — Напомни мне, чтобы вечером я тщательно осмотрел кровать.
На ее лице мелькнула слабая улыбка.
— Обязательно, — отозвалась Дженни. — А теперь скажи мне, что ты думаешь об этих фотографиях?
— Они просто замечательные, — откровенно признался он. — Тебе удалось передать самую суть характера актрисы и ее героини. Многократные экспозиции тебе очень удались. Когда ты их сделала?
— Через несколько дней после того, как мы впервые заговорили об этой идее, — призналась она. — Помнишь? В «Дельмонико».
— Помню. Я также помню, как Логан сказал нам, что мисс Дакота не хочет позировать перед камерой или передо мной.
— Ну, положим, Логан нас обманул. Он ведь никогда и не просил об этом мисс Дакоту. — Карие глаза Дженни пристально посмотрели на Кристиана, и он первым отвел взгляд. — Более того, я думаю, что ты об этом знал.
— Знал. У Логана были на то свои причины.
— Возможно, если бы он был со мной откровенен, я не пошла бы к Кейти, чтобы просить ее передумать.
— Наверное, Впрочем, я не могу сказать, что ты зря обошла Логана. Фотографии просто поразительные, Дженни. Просто поразительные. Я хочу написать ее портрет.
— Я так и думала, что ты захочешь.
— А она?
— Она сказала, что готова. Она очень робкая, Кристиан, и твои эскизы для нее будут очень важны. Не думаю, что ей нравится позировать. — Дженни быстро просмотрела фотографии. — Черт! — тихо выругалась она. — Не пойму, что с ней случилось.
Кристиан подключился к поискам, хотя и не знал, что именно она ищет.
— Случилось с чем?
— Ты видел фотографию, где Кейти стоит в платье со спущенной бретелькой?
— Уж это бы я запомнил, — сухо ответил Кристиан. Она снова перебрала фотографии, затем заглянула под стол — может быть, карточка упала туда? Поднявшись, она заглянула за кресло и даже приподняла свои юбки в надежде, что каким-то чудом фотография вновь появится. Однако чуда не произошло. Она с подозрением посмотрела на сына, но тот не уделил ей ровно никакого внимания — в этот момент Холланд вел войска в атаку по пересеченной местности из подушек. О чем-то его спрашивать сейчас не имело смысла.
— Очень жаль, — с огорчением сказала она. — Это была прекрасная фотография. Видишь ли, ширма как раз упала, и я застала Кейти врасплох. Она выглядела такой… беззащитной. — Логан просто не находил другого слова, чтобы описать ее в этот момент. Он осторожно взял в руки снимок, до сих пор удивляясь тому, что он ему достался. Уже найдя фотографию, Логан никак не мог вспомнить, что, собственно, привело его в студию. Присев на узкие ступени, он неловко привалился плечом к выцветшим обоям и принялся рассматривать на карточке Кейти.
Это, конечно, работа Дженни, Кристиан теперь почти не занимается фотографией. Глазом профессионала Логан сразу оценил, что снимок удался. Тщательно подобрана освещенность, которая прекрасно подчеркивает гладкие контуры обнаженного плеча. Глаза Кейти широко распахнуты, губы слегка приоткрыты. Падающая тень отчетливо выделяет ложбинку между грудей. Кейти стоит в напряженном ожидании, и невольно напрашивается мысль, что она кого-то ждет.
Как ни странно, сейчас Логан совершенно не испытывал гнева. В конце концов это он обманул Дженни. Ну а Кейти? Она ведь знала, что он не желает, чтобы она общалась с его близкими, и все-таки решилась бросить ему вызов. Он все же на нее не сердился.
Да, здесь она удивительно красива, пожалуй, даже красивее, чем в жизни. Он медленно провел пальцем по снимку — от плеча до талии, не в силах отвести взгляда от ее темных глаз.
Логан тяжело поднялся на ноги. Может, оставить снимок здесь, чтобы Дженни, вернувшись, обнаружила его на прежнем месте? Нет, кто-нибудь, к примеру, какой-нибудь слуга, может его найти и подумать что-нибудь нехорошее.
И Логан решил оставить снимок себе.
Сидя в столовой с газетой в руке, Кейти завтракала, когда туда вошел Майкл. Не отрывая взгляда от «Кроникл», Кейти даже не посмотрела в его сторону. Применяя различную тактику, она после инцидента в гостинице старалась не оставаться с ним наедине. По ее прикидкам, Майкл должен был час назад уехать в магазин вместе с Виктором. Если бы она знала, что он остался в доме, то позавтракала бы у себя в комнате.
Подойдя к буфету, Майкл с подогретого серебряного подноса положил себе на тарелку яичницу, бифштекс, отщипнул оладью и, наконец, налил чашку дымящегося кофе.
Кейти уже поднялась, чтобы уйти, но Майкл остановил ее, крепко схватив за руку.
— Отпусти меня, Майкл! — сквозь зубы прошипела Кейти. — Если ты меня не отпустишь, я закричу.
— Обойдемся без пустых угроз, дорогая Кейти! Мы оба прекрасно знаем, что ты не станешь кричать. На твой крик сбегутся слуги, дойдет до Виктора, а тебе это ни к чему. — Он медленно разжал руку и сел, положив себе на колени льняную салфетку. — Садись, Кейти. Я думаю, нам нужно поговорить. С тобой просто невозможно остаться с глазу на глаз. В доме ты меня все время избегаешь, а снаружи пришлось бы состязаться с этим проклятым детективом, которого нанял мой отец. Ты не можешь себе представить…
— Детективом? — Опустившись на стул, она крепко вцепилась в край стола. По лицу Майкла ничего разобрать было нельзя. Подняв газету, которую она только что читала, он, якобы с большим интересом, принялся читать передовую. — С каким детективом? — снова спросила она.
— Ты сегодня неплохо выглядишь, — наконец оторвав взгляд от газеты, заметил Майкл. — Тебе надо почаще надевать это розовое платье. Оно придает румянец твоим щекам. — Он окинул взглядом лиф ее платья, застегнутого на все пуговицы. Пожалуй, оно сидит плотнее, чем пару недель назад. — Беременность тебе к лицу.
— Я не собираюсь сидеть здесь только для того, чтобы препираться с тобой, Майкл, — сказала она, чувствуя, что краснеет. — Я сама спрошу Виктора насчет детектива.
— Его зовут О'Ши. Отец нанял его через день после того, как у нас с тобой… э… возникло небольшое недоразумение в «Честерфилде».
— Зачем он это сделал?
— Разве не ясно? Отец не поверил твоему рассказу. Он хочет, чтобы этот О'Ши тебя охранял, и хочет найти того, кто к тебе приставал. Он же настоящий рыцарь, мой отец.
— Не надо над ним издеваться, — тихо сказала она. — Он делает то, что считает для меня благом. Честно говоря, если это поможет держать тебя на расстоянии, я буду ему только благодарна.
— Да неужели? — цинично подняв бровь, спросил он. — Мне что-то трудновато в это поверить. Пусть ты стараешься держаться от меня подальше, но ведь ты почему-то ничего не сказала о том, что в тот день я был у тебя в номере. Почему, Кейти? Почему ты не рассказала ему, кто был с тобой до того, как туда пришел Логан Маршалл?
Любопытно, как он узнал о Логане? Сама она об этом точно не упоминала.
— Какие у меня на то причины, абсолютно не важно, — ответила она.
— Я все же умоляю тебя сказать.
— Ну хорошо, Майкл, — устало вздохнула она. — У меня просто возникла глупая мысль о том, что не следует настраивать друг против друга отца с сыном.
Майкл покачал головой:
— Да ты просто боялась, что отец подумает о тебе худшее, и не хотела терять своих позиций в семье.
— Это абсурд!
— Я так не думаю. Ты знала тогда, что беременна?
— Нет! Откуда мне это было знать? Мы с твоим отцом были женаты всего лишь месяц с небольшим.
Майкл удивленно вскинул брови.
— Ты всерьез пытаешься меня уверить, что ты с моим отцом никогда… О Боже! Неужели это правда? Он никогда не имел тебя до свадьбы? Так вот чем ты его взяла! Мадам, я аплодирую вашей предприимчивости.
— Я уже достаточно выслушала от тебя оскорблений.
— Сядь, Кейти! — резко сказал он. — Вот так-то лучше. Ты уйдешь тогда, когда я тебе позволю, и ни секундой раньше, И не думай, что я блефую, я и вправду могу сделать кое-какие неприятные для тебя вещи. Здесь-то никакого детектива нет. — Встав, он запер дверь. — Теперь нам никто не помешает.
— Чего ты хочешь, Майкл? — Глаза Кейти отливали золотом, ее побелевшие пальцы крепко вцепились в скатерть.
— Эти твои вопросы мне уже надоели, — вернувшись на свое место, сказал он. Взяв нож, он аккуратно разрезал оладью. — Я уже много раз говорил тебе об этом. Я хочу тебя.
— Но я ведь замужем за твоим отцом! — запротестовала она.
— Ну и что? Ты же мне не мать. — Взяв кусок оладьи, он многозначительно посмотрел на Кейти. — Хотя получается довольно любопытный момент. Твой ребенок будет моему тетей или дядей.
— Наверное, да. Я не думала об этом.
— А еще твой ребенок будет моим сводным братом или сестрой.
— Да. — Другого ответа быть не могло — если не говорить, что настоящим отцом ребенка является Логан. До тех пор, пока Виктор готов признавать его своим, отец — он. — Ну и что из этого, Майкл?
Его глаза сузились.
— А то, что твой ребенок унаследует часть состояния Донованов, Кейти. И мне это не слишком нравится.
— О чем ты говоришь, о каком наследстве? Судя по твоим словам, Виктор одной ногой уже стоит в могиле. Я не хочу больше слушать подобных разговоров.
— Кейти, Кейти, будь же реалисткой! Мой отец не вечен, и он, наверное, захочет после смерти обеспечить и тебя, и ребенка.
Прикрыв ладонями уши, она закрыла глаза.
— Остановись, Майкл. Я не желаю больше этого слушать. Быстро к ней придвинувшись, Майкл схватил ее за руки и рывком поднял на ноги.
— Тебе, черт возьми, придется меня выслушать! — в ярости закричал он. — Ты сделаешь все, что в твоей власти, чтобы Рия доносила до срока моего ребенка. Больше никаких разговоров об аборте! У Рии нет от меня секретов, — увидев потрясенное лицо Кейти, добавил он. — По крайней мере таких, о которых я бы рано или поздно не узнал.
Кейти вспомнила свой давнишний разговор в экипаже. Вероятно, возница был вовсе не так глух, как хотелось бы Рие.
— Я не дам тебе и твоему ребенку забрать то, что по праву принадлежит мне, — продолжал Майкл. — И сделаю для этого все — все, что в моих силах, Кейти!
— Что ты имеешь в виду? — побледнев, спросила она. Он посмотрел на ее живот.
— А ты догадайся.
— Отпусти меня, Майкл, — взмолилась Кейти. — Пожалуйста!
Он отпустил ее руки, но, прежде чем она успела отстраниться, обнял за талию.
— Мне нравится, когда ты вот так говоришь «пожалуйста». Знаешь, это звучит очень интимно, словно мы лежим в одной постели. Словно занимаемся любовью.
— Майкл… не надо!
Он нагнулся к ее губам, но она отвернулась. Майкл поцеловал ее в волосы, и Кейти зажмурилась от отвращения. Упершись руками в грудь Майкла, она попыталась его оттолкнуть. Он тихо произнес ее имя, и Кейти неожиданно сдалась.
— О Кейти! — произнес он и впился в ее губы. Он целовал ее глубоко и страстно, просунув язык далеко ей в рот. В этот момент они развернулись, и Кейти оказалась прижатой к столу.
— Майкл! — прошептала она. — Да, да! — Одной рукой он обхватил грудь Кейти, и ее сосок сразу отвердел. Другая рука проскользнула назад и крепко прижала Кейти к его бедрам. Именно в эту руку Кейти и вонзила изо всех сил свою вилку.
Ругаясь, Майкл отскочил в сторону. На руке в четырех местах были отчетливо видны капли крови.
— Подлая сука! Ты еще пожалеешь об этом!
— Клянусь, я проткну тебя этой штукой, если ты приблизишься ко мне, — угрожающе выставив вперед вилку, сказала Кейти, когда Майкл сделал шаг ей навстречу. Тот замешкался в нерешительности. — Я не шучу, Майкл. Я не хочу, чтобы ты ко мне прикасался.
— Ты меня хотела! Я это чувствовал.
— Вспомни — я же актриса! Я бы не уважала себя, если бы не умела имитировать страсть — даже к тому человеку, к которому испытываю отвращение. — Повалив набок стол, она медленно попятилась к двери. — Никогда больше не пытайся угрожать моему ребенку. Если ты это сделаешь, я все расскажу Виктору. Уж будь уверен — он-то не станет мириться с твоими угрозами. — Открыв позади себя дверь, она, все так же пятясь, вышла из комнаты, оставив там потерявшего дар речи Майкла. То, что она продолжает держать в руке вилку, Кейти заметила, только когда проходивший мимо слуга бросил на нее недоуменный взгляд. — Пожалуйста, передайте повару, что бифштекс был немного сыроват, — подав ему вилку, спокойно сказала она.
Дверь в библиотеку слегка приоткрылась, но Кейти этого не заметила, стоя на лесенке, которая позволяла добраться до самых верхних полок с книгами. С точки зрения вошедшего, ее поза была чересчур непринужденной и даже довольно опасной: в перекладину лестницы упиралась лишь одна нога Кейти, другой же она небрежно покачивала в воздухе. На уровне глаз Кейти лежала большая книга в толстом кожаном переплете. Одной рукой Кейти водила по строчкам, другой рассеянно держалась за лестницу.
Видимо, посетителей она не ждала, поскольку даже не потрудилась как следует уложить волосы, заплетенные в простую косу, кончик которой Кейти сейчас задумчиво жевала. Не подозревая о том, что за ней наблюдают, она вдруг выплюнула изо рта косу, слегка повернулась на лестнице и начала вслух произносить стихи из «Ромео и Джульетты» — из сцены на балконе.
Логан молча смотрел на нее, зачарованный той выразительностью, с какой Кейти говорила о своей любви. Не в силах отвести от нее глаз, он тихо вошел в библиотеку. Логана вновь удивила сила ее таланта. Кажется, она заново вдохнула жизнь в хорошо известные слова, наполнив их смешанным ощущением отчаяния и страсти. К Джульетте — напомнил он себе. Не к Кейти.
Краем глаза заметив какое-то движение, Кейти непроизвольно вздрогнула и потеряла равновесие. Книга с глухим стуком упала на пол, и Кейти вдруг поняла, что ее ждет точно такая же судьба. Она попыталась ухватиться за лестницу, промахнулась и в ужасе закрыла глаза, ожидая падения.
Его, однако, не последовало — Логан успел ее подхватить.
— Прошу меня извинить, — сказал он, осторожно опустив ее на пол. — Кейти! Теперь можно открыть глаза.
Она по-прежнему не открывала глаз, дожидаясь, что он отпустит ее и отступит в сторону. Когда он так и сделал, она потрясение вздохнула, после чего посмотрела на Логана с гневом и в то же время с облегчением: к счастью, это был не Майкл. Прошла неделя с тех пор, как он в последний раз ей надоедал, но Кейти до сих пор вздрагивала При виде собственной тени.
Нагнувшись, она подняла книгу и выставила ее вперед, словно щит. Через секунду Логан опустился на корточки и тоже что-то поднял. Бегло взглянув на папку, которую он держал в руках, Кейти подняла глаза на самого Логана. Взгляд его не дрогнул, тогда как у Кейти сердце сразу запрыгало, как испуганная пташка.
— О вас должны были доложить, — холодно сказала она. — Дункан знает, что вы здесь?
— Если это величественный малый с глазами как у мертвой рыбы, то да, знает.
Кейтк даже не усмехнулась.
— Виктор в магазине… и будет там до конца дня.
— Я пришел сюда вовсе не для того, чтобы повидаться с Виктором, я пришел, чтобы встретиться с вами. Когда я говорил Дункану, что пройду в библиотеку, то никак не думал, что вы тут репетируете.
— Я не репетировала, — сказала она. — Просто читала вслух стихи. В этом, знаете ли, есть большая разница. Репетировать что-то можно лишь в том случае, если вы собираетесь появиться на сцене. А для меня это уже позади. — Кейти немного опустила книгу, гнев ее заметно утих. — Не знаю, зачем вы пришли — разве что хотите осложнить наши отношения с Виктором. Ему обязательно станет известно, что вы здесь были. Если не я, ему скажет об этом детектив.
— Детектив? А, вы имеете в виду О'Ши! Значит, Виктор его все-таки нанял.
— Откуда вы об этом знаете?
— После того инцидента в гостинице Виктор решил, что кто-то должен за вами присматривать. Он знал, что мой брат несколько лет назад, когда у Дженни были неприятности, кого-то нанимал, и спросил меня об этом. Я и назвал ему имя О'Ши.
— Значит, О'Ши скорее всего не сообщит Виктору, что вы были здесь.
— Ну, Лайам работает на вашего мужа, а не на меня. Хотя, наверное, я могу переговорить с ним и попросить, чтобы он хранил молчание. Думаю, это его экипаж стоит на другой стороне улицы.
Подойдя к окну, Кейти осторожно отодвинула занавеску. На противоположной стороне действительно стоял закрытый экипаж. Опустив занавеску, она вновь повернулась к Логану.
— Вам незачем с ним говорить, — заявила она. — Я и сама скажу Виктору, что вы здесь были. Я не хочу ничего скрывать от своего мужа.
— Воля ваша.
Отложив книгу, Кейти скрестила на груди руки, и только тут до нее дошло, что таким образом она пытается скрыть свою беременность. Но зачем от него это скрывать, тем более что Виктор только сегодня сказал ей, что никаких признаков пока не заметно — разве что немного увеличились груди. До родов оставалось еще полгода. Кейти медленно опустила руки.
— Хотите что-нибудь выпить? — вежливо спросила она. — Бренди?
— Лучше чаю, — сказал он, заметив возле камина серебряный сервиз.
— Хорошо. Я сейчас распоряжусь, чтобы принесли вторую чашку и пирожные.
Через несколько минут они уже сидели напротив друг друга в глубоких кожаных креслах. Возле серебряного чайного подноса лежала принесенная Логаном папка.
— Когда я сюда собирался, — взглянув на нее поверх чашки, сказал Логан, — то боялся, что вы вышвырнете меня вон. Но вы все-таки этого не сделали. Почему?
Кейти была готова признаться ему, как сильно страдает от одиночества. По причине беременности она практически не выходила из своей комнаты, Виктор весь день находился в магазине, а Майкла она сама старалась избегать. Оставались слуги, о которых Кейти даже не знала, как они к ней относятся, и с которыми уж точно нельзя было ни о чем поговорить. В то изысканное общество, к которому относилась Рия, ее не приглашали, а ее подруги из театра стеснялись приходить к ней домой. Она была совершенно одинока и поняла это только теперь, с приходом Логана.
— Я и сейчас все еще могу вышвырнуть вас вон, — добавила она. — Что вы там такое принесли, Логан? Не могу представить, что же такое в самый разгар дня могло оторвать вас от газеты.
— Я сам определяю, чем заняться. Такова уж прерогатива издателя. Сегодня и в любой другой день. — Он отставил свою чашку. — Вы прекрасно выглядите, Кейти. Кажется, замужество пошло вам только на пользу.
Под испытующим взглядом Логана чувствуя себя довольно неловко, Кейти принялась смотреть куда-то в сторону.
— Вы ведь не собираетесь его разрушить? — тихо спросила она.
— Что вы, клянусь, нет. Посмотрите на меня, Кейти, и вы поймете, что я говорю правду.
Она сразу поняла, что допустила ошибку. Его серые глаза сейчас смотрели мягко, почти умоляюще и внушали полное доверие. Против своей воли Кейти стала думать о том ребенке, которого они вместе зачали. Унаследует ли он темные, с медным отливом, волосы Логана, его патрицианские черты? Лучше, если ребенок будет похож на нее. Тогда ни у кого не возникнут сомнения в том, кто его отец.
— Хорошо, — наконец сказала она. — Я верю вам. Но вы все еще не ответили на мой вопрос. Зачем вы пришли?
Взяв папку, Логан подал ее Кейти.
— Мой ответ — здесь.
Раскрыв папку и увидев, что в ней находится, Кейти смертельно побледнела.
— Откуда вы это взяли? — У нее перехватило горло, дышать было тяжело. «Выходит, никому из Маршаллов доверять нельзя», — подумала она. Дженни обещала, что о фотографиях пока никто не узнает, и вот, пожалуйста, одна из них в руках Логана. Логан обещал, что не станет разрушать ее брак, но, очевидно, собирается использовать все это против нее. — Сколько это будет мне стоить?
Взяв папку из дрожащих рук Кейти, Логан закрыл ее и отложил в сторону.
— Я нашел это на лестнице, ведущей в студию, — пояснил он. — Очевидно, ее там случайно обронили. Что же касается вашего второго вопроса, то из него следует, что вы все еще мне не доверяете. Но я вовсе не собираюсь ничего требовать взамен. Фотография ваша.
Кейти немедленно разорвала фотографию на мельчайшие клочки, после чего вместе с папкой бросила в камин и подожгла. Опасная улика исчезла в дыму и пламени. Отряхнув руки, она вернулась на свое место и взяла со столика чашку с чаем.
— А что здесь такого? — спросила она, только сейчас заметив на лице Логана странное выражение. — Вы же сказали, что она моя, не так ли? Все равно она вышла случайно. Я для нее не позировала.
— Об этом я не знал, — сказал Логан. — Я видел много работ Дженни, и эта фотография — одна из лучших. Здесь все было так, как надо: освещение, глубина, тень. И с выдержкой все в порядке. Это была замечательная работа, Кейти.
Если Логан хотел, чтобы она почувствовала себя виноватой, он в этом преуспел.
— Наверное, вы должны были сохранить ее для Дженни. Ведь это скорее ее работа, нежели моя.
— Так оно и есть, — признался Логан. — Я нашел эту карточку неделю назад и до сегодняшнего дня не мог решить, кому ее отдать. Но думаю, я все-таки сделал правильный выбор. Да, работа ее, но вот личная жизнь — ваша.
— Спасибо, — сказала она, встретившись с ним глазами. Воцарившееся молчание первым нарушил Логан:
— Расскажите мне, как Дженни уговорила вас фотографироваться?
Передав ему пирожное, Кейти начала рассказывать.
Логану всегда нравилось слушать ее речь. Мягкий южный акцент создавал впечатление, что Кейти пробует слова на вкус и затем расплавляет их во рту, прежде чем произнести вслух.
— Вы сказали, что та фотокарточка, которую я вам показал, вышла случайно, — заговорил Логан, когда она закончила свой рассказ. — А что, собственно, случилось?
— Когда я переодевалась, Холланд опрокинул ширму. Я думаю, Дженни от неожиданности выронила ту штуку, которая закрывает стекло.
— Вы имеете в виду крышку объектива?
— Да, наверное. Я помню, как она что-то подняла, сокрушаясь насчет испорченной пластинки. Ширму я поправила, а Холланда с позором отправили вниз. Мне его даже было жалко. Он ведь не нарочно это сделал.
Логан сразу представил, как его племянник с оскорбленным видом удаляется прочь. Впрочем, дойдя до второго этажа, он, вероятно, уже обо всем забыл.
— Значит, вы никого не ждали? — спросил он, встретив в ответ ее недоуменный взгляд. — На снимке кажется, будто вы думаете о ком-то, кого ждете.
— Ах вот как вы это увидели! Как странно! — тихо сказала Кейти, обращаясь скорее к себе, чем к Логану. — В тот момент я просто испугалась, и ничего больше.
— Испугались? — удивился Логан.
«Сам того не желая, Логан разбередил старую рану», — подумала она.
— Если я кого и ждала, — бесстрастно сказала Кейти, — так это полковника Аллена. У него была привычка иногда… иногда без стука входить ко мне, когда я одевалась. Наверное, я подумала тогда о нем. Но помню я только о том, как испугалась.
— Прошу меня простить, Кейти. Я не хотел… Выдавив из себя улыбку, Кейти слегка выпрямилась.
— Я знаю. Я уничтожила фотографию еще и поэтому. Она была слишком соблазнительной. Я теперь понимаю, почему вы так подумали.
— Вы никогда не пытались узнать, что случилось с полковником Алленом? — спросил Логан.
Ее улыбка поблекла.
— Нет, не пыталась. — Она с минуту помолчала, затем спросила: — А вы знаете?
— Он член конгресса. Избран туда сразу после войны. Его округ находится в Пенсильвании.
— Он женат? — спросила Кейти.
— Нет. — В голосе Кейти он услышал вопрос, которого она не задала. — Так что у него нет детей, нет никаких маленьких девочек.
Для Кейти беседа приняла чересчур неприятный оборот. Она не знала, куда смотреть, куда девать свои руки.
— С моей стороны это было очень глупо, — сказал Логан. — Простите меня, я не должен был об этом вспоминать.
— Да нет, ничего. Прошло столько времени, что это не должно меня смущать.
— Значит, тут вы сильно отличаетесь от нас, простых смертных. От меня, например… есть вещи, о которых мне до сих пор трудно вспоминать. Думаю, что и для большинства людей все обстоит точно так же.
— Вы действительно так считаете?
— Вы ведь никогда не слышали, чтобы я рассказывал о Андерсонвилле?
Она покачала головой.
— Мне хотелось бы об этом услышать. Хотелось бы понять, за что вы меня так ненавидите.
Он уже почти забыл о том, что ее ненавидит. Хорошо, что она сама ему об этом напомнила. Было так приятно сидеть с ней рядом и, обмениваясь любезностями, погружаться в воспоминания.
— Мы с вашими друзьями прошли вместе сотню миль, — начал он, — пока не наткнулись на одну из немногих еще действовавших на Юге железнодорожных линий. Там они меня и оставили. Запихнули в теплушку вместе с сорока такими же бедолагами и отправили попытать счастья в Андерсонвилле.
Логан заметил, как Кейти вздрогнула, но предпочел не обращать на это внимания.
— Как вы помните, я тогда был не в том состоянии, чтобы путешествовать. Когда я оказался в поезде, я уже потерял рассудок из-за лихорадки — по крайней мере так потом сказали мне другие пленные. О путешествии я мало что помню, за исключением того, что не мог даже сдвинуться с места. Эту поездку я как-то пережил, но к тому времени, когда добрался до Андерсонвилла, уже почти ничего не помнил о том, что произошло до нее. Когда я наконец оказался в Джорджии, то уже не знал, ни как меня зовут, ни откуда я родом. За неимением лучшего меня стали звать Рыжий — наверное, из-за цвета волос,
Слушая его, Кейти замерла в полной неподвижности. Но Логан на нее не смотрел — взгляд его холодных серых глаз был устремлен вверх и чуть-чуть вправо. Его длинные, тонкие пальцы рассеянно постукивали по ручке кресла. Кейти не хотелось слушать то, что он рассказывал, и все-таки она слушала.
— Как можно описать Андерсонвилл? — задал он риторический вопрос. — Условия содержания в лагере были такими ужасными, что даже наши враги испытывали к нам сострадание. Иногда женщины встречали поезда с корзинами, полными булочек, и швыряли их в нас, когда мы выпрыгивали из вагонов. — На губах Логана появилась слабая улыбка. — Сначала мы пригибали головы, думая, что это камни. Оказалось, булочки… — Его улыбка погасла. — Тогда мы начали плакать.
Тут он впервые взглянул на Кейти, чтобы оценить ее реакцию. В глазах ее стояла боль.
— Представьте себе комнату наподобие этой, в которой живут человек пятнадцать, — с жестокой откровенностью продолжал он. — Тогда вы поймете, каким жизненным пространством располагал каждый солдат. А теперь вообразите, что над вашей головой нет крыши. Когда идет дождь, вы промокаете до костей. Когда светит солнце, становится так жарко, что кажется, будто оно прожигает вам кожу.
Представьте себе также небольшой сосновый лес, который находится как раз за пятнадцатифутовым забором. Он мог бы обеспечить узникам кров, если бы начальник лагеря потрудился найти топоры и гвозди. Изнутри сосновая изгородь обнесена девятнадцатифутовым проволочным ограждением. Подойди к ней вплотную, — Логан пожал плечами, — и тут же умрешь. Некоторые так кончали жизнь самоубийством, предпочитая мгновенную смерть медленному умиранию от голода.
Нечистоты стекали прямо в питьевую воду, так что болезни были нашими постоянными спутниками. А от всех болезней мы лечились только сосновой смолой да разными травами. Я прибыл в лагерь, когда обмен пленными уже давно прекратился, так что выйти на свободу можно было только после окончания войны. Некоторые, правда, пытались рыть подкопы. Они нагревали на костре армейские фляги до тех пор, пока те не лопались, а обломки использовали вместо лопаты. Твердая, как камень, глина Джорджии не поддавалась. За время своего пребывания в лагере я слышал о двенадцати подкопах, но только об одном удавшемся побеге. Как и большинство других пленных, я молился о том, чтобы двери ада открылись для нас снаружи.
Все знали, что Юг проигрывает войну, но не говорили об этом, боясь охранников. Эти несчастные ублюдки были почти такие же голодные, как мы, но вдвое подлее, и к тому же у них были ружья.
Логан медленно покачал головой и безрадостно усмехнулся.
— Нет, мы никогда не говорили о том, что Юг проигрывает войну.
У Кейти пересохло во рту, а глаза повлажнели.
— О чем же вы тогда говорили? — собравшись с силами, наконец спросила она.
Голос Логана стал мягче.
— О вполне обычных вещах. О семье. О друзьях. О подружках. Из-за отсутствия памяти я представлял для всех особый интерес. Пытаясь помочь мне все вспомнить, ребята придумывали разные истории. Один раз устроили даже соревнование, кто придумает лучшую историю моей жизни, и Монро Нидлмейер выиграл дополнительную пайку хлеба из кукурузной муки.
— Это была хорошая история?
— Тогда мне казалось, что да.
В глазах Логана отражались невеселые воспоминания.
— Из сорока человек, с которыми я приехал в Андерсон-вилл, на свободу вышли двадцать восемь. Тюрьма Либби была ужасным местом, но Андерсонвилл оказался еще хуже. Не хватало одеял, не хватало еды. Крепкие, здоровые мужчины превращались в ходячие скелеты. Правительство нас, как мы считали, бросило, враги нас медленно убивали. Начальника лагеря потом повесили за военные преступления. Многие радовались такому исходу, но я был слишком изможден, чтобы проявлять какие бы то ни было чувства. Мне просто хотелось оставить все это позади.
Воцарилось долгое молчание, которое первой нарушила Кейти:
— И все-таки, когда война закончилась, вы так и не отправились на Север. Почему?
Он впился в нее взглядом.
— Откуда вы это знаете?
— Я как-то спрашивала у Виктора.
Вытянув ноги, Логан уставился на носки своих туфель. На черта ему ее жалость? Он в ней совершенно не нуждается!
— У меня просто не было причин, чтобы отправляться на Север. Разыскать семью я не мог, да и вообще не знал, была ли у меня семья. Мне казалось невероятным, что среди десятков тысяч людей, которых я видел в Андерсонвилле, я не встретил ни одного знакомого. В надежде, что все-таки найду человека, который меня знает, я обошел весь лагерь, но, увы, безуспешно.
Если бы у Кейти не дрожали сейчас руки, она с удовольствием сделала бы глоток чаю.
— Значит, вы остались на Юге? Он кивнул:
— Да, в Джорджии. Точнее сказать, в Саванне. Как ни странно, меня и там интересовала работа в газете.
— В самом деле?
— В самом деле. Я устроился в «Саванна пресс». Сначала я был кем-то вроде мальчика на побегушках — подметал, заправлял станок, набирал текст, а потом постепенно начал писать.
— И они приняли к себе янки?
— Для газеты я сочинил себе приличное прошлое. Там знали обо мне только то, что я хотел им сообщить.
— И вы все еще ничего не помнили?
— Абсолютно ничего. Я и не пытался уже ничего вспоминать. Жизнь меня вполне устраивала, я начал заниматься фотографией, рисовал для газеты гравюры. Издатель ко мне благоволил, и я всерьез связывал с «Пресс» свое будущее.
— И у вас так никого и не было? — спросила Кейти.
— Вы имеете в виду женщин?
— Да.
— Нет, никого. — Не желая вводить Кейти в заблуждение, он поспешно добавил: — То есть вообще-то женщины были, но постоянных привязанностей я не заводил, так как боялся, что, возможно, уже женат.
В этом есть и ее вина, решила Кейти. Она повинна в его одиночестве, и пусть Логан даже отрицает, что когда-либо был одинок, она ему не поверит.
— В «Пресс» я проработал примерно два года. Однажды мы получили из Нью-Йорка корреспонденцию о скрывающейся наследнице, которая разоблачила банковские злоупотребления. Для этого она использовала простейшее устройство под названием «скрытая камера». Именно упоминание об этой скрытой камере и задело во мне какую-то струну, которая постоянно звенела в моей голове. Несколько дней я ходил сам не свой, а потом постепенно начал кое-что вспоминать — какие-то странные, нелепые вещи. Неделю спустя я уже был в Нью-Йорке, взбаламутив всех домашних и испортив брату свадьбу. Наследницей в той истории была Дженни, а помог ей со скрытой камерой мой брат Кристиан.
— Это поразительно! Ничего подобного я и представить не могла.
— Мало кто знает, что именно помогло мне вернуться.
— Виктор точно не знает, хотя и рассказывал мне о вашей семье.
— Теперь вы знаете, что благодаря вам я так и не застал отца в живых.
— Благодаря мне вы все еще живы! — возразила она. Взгляд Логана стал ледяным.
— Думаете, я должен благодарить вас за то, что вы не дали меня повесить? После того как задержали меня прекрасно сыгранной сценой обольщения? Ведь именно из-за этого меня и схватили. Так что вы несете за это полную ответственность — как и за все, что потом со мной произошло.
Глаза Кейти сверкнули гневом, она высоко подняла подбородок.
— Много же вы знаете о том, что произошло в тот день! Вы готовы объяснить мои поступки чем угодно, кроме… — Она осеклась, испугавшись того, что едва не проговорилась. — Думаю, вам пора уходить, мистер Маршалл, — резко поднявшись, заявила она.
— Мистер Маршалл? Не смешите меня, Кейти!
— Ну хорошо, — покраснев, со злостью сказала она. — Логан, я хочу, чтобы вы сейчас же ушли.
— Я так и сделаю. — Он понял, что ее удивило столь быстрое согласие. — Я пришел сюда не для того, чтобы вас терроризировать, — мягко сказал он.
Поднявшись, Логан направился к выходу. Когда Кейти проходила мимо, он уловил ее аромат, и это сразу вызвало у него поток воспоминаний. Логан с трудом подавил в себе желание взять в руки косу, которая спадала с ее плеча.
— Что-то не так? — спросила Кейти, открыв дверь и повернувшись к Логану. На его лице было какое-то странное выражение, глаза сузились, голову он слегка склонил набок.
— Нет, все нормально, — заморгав, ответил он и печально улыбнулся. — Всего доброго, Кейти.
Оторвав взгляд от бумаг, над которыми трудился даже в постели, Виктор снял очки, положил их на ночной столик и задумчиво потер глаза.
Кейти посмотрела на него с тревогой и любопытством.
— Тебе не надо столько работать, — присев на край кровати, мягко сказала она. Аккуратные стопки бумаг немедленно расползлись в разные стороны, но она даже не попыталась их поправить. — С тех пор как мы вернулись из Уиллоуза, ты все время погружен в дела. В твоей постели для меня не находится места. — Она обвела рукой разложенные повсюду бумаги, гроссбухи, акции и сертификаты. — Дело во мне? Или в ребенке?
Закрыв гроссбух, Виктор отложил его в сторону.
— Нет, не в тебе и не в ребенке.
— Значит, в тебе? — Она умоляюще смотрела на него своими большими миндалевидными глазами. — Пожалуйста, Виктор, скажи мне, в чем дело? Мне хочется, чтобы ты чаще бывал со мной, обнимал меня. Мне хочется поговорить с тобой, посмеяться. Я больше не хочу спать в другой комнате. Я хочу быть с тобой.
Наклонившись, он забрал у нее щетку, затем обнял Кейти за талию и привлек к себе. Прислонившись к спинке кровати, Виктор подтянул Кейти повыше — так, чтобы ее щека оказалась у него на плече. Ее ночная рубашка тут же задралась, обнажив красивые длинные ноги. Свернувшись калачиком, она положила руку ему на грудь.
— Поверь, я бы всю жизнь тебя вот так обнимал, — поглаживая ее колено, вкрадчиво проговорил Виктор. Сдвинув брови, она нахмурилась. — Но ты правильно сказала, что дело во мне. Боюсь, я оказался плохим мужем.
— Это неправда!
Виктор засмеялся, причем трудно было понять, смеется он или плачет.
— Это самая настоящая правда. Если бы у тебя было побольше опыта, ты бы это понимала. Я хочу заниматься любовью…
— Мне это все равно, Виктор! Все равно!
— Но мне-то не все равно, — помолчав, тихо сказал он.
— Ох, Виктор! — печально вздохнула она, чувствуя, как к глазам подступают слезы.
— Я стал ненавидеть свое тело — за то, что оно не может исполнить желания сердца и ума. А иногда я ненавижу свое сердце — за то, что оно любит тебя со всей страстью молодости. Что же касается рассудка… ты понимаешь, о чем я говорю, Кейти?
— Я была так эгоистична, когда думала только о себе, только о своих желаниях, — слегка кивнув, дрожащим шепотом ответила она. — Прости меня, Виктор.
Он погладил ее по волосам, а когда она попыталась отстраниться, еще крепче прижал к себе.
— Нет, — сказал он. — Оставайся здесь. Я не должен выпускать тебя из своих объятий и своей постели только потому, что не способен делать то, что хочу.
— А твоя работа?
Виктор редко ругался, но сейчас он в самых энергичных выражениях высказал ей все, что думает о своей работе.
— Бумаги помялись, — сказала Кейти. В ответ он сбросил все на пол.
— Вот, — довольно сказал он. — Поверь, отчеты «В. И. Донованз» сейчас ничуть не хуже, чем в тот день, когда мы с тобой вернулись из Уиллоуза.
— Но тогда Майкл вел все дела вместо тебя.
— Вот именно, — сухо сказал он.
Весело засмеявшись, Кейти прижалась к нему еще теснее.
— Виктор, ты уверен, что все действительно в порядке? Я имею в виду — с тобой. Сегодня за ужином ты выглядел немного уставшим.
Виктор вовсе не собирался обсуждать с ней состояние своего здоровья.
— Если я от чего и устал, так это от попыток Майкла нас поссорить.
— Ты имеешь в виду его сегодняшнее замечание насчет Логана?
— Именно его. Он сразу заговорил об этом, не дав тебе возможности самой все рассказать.
— Но ты все равно прекрасно себя повел, — сказала она. — Спасибо тебе за это.
— Я полностью тебе доверяю.
— Из-за этого Майкл считает тебя дураком.
— Мы с сыном уже много лет расходимся во мнениях по очень многим вопросам. Теперь в этот список следует добавить и тебя. Жаль, что не я, а Майкл видел, как Логан уходил из нашего дома, но дела это не меняет. Что же касается Майкла, он вправе думать, что ему угодно. — Он поцеловал Кейти в лоб. Она не могла видеть его глаз, не могла видеть их отсутствующего выражения. — Я знаю, как ты относишься к Логану Маршаллу.
Сидя в одном из кабинетов кондитерской «У Крестмора», Кейти дожидалась выполнения заказа. Принимая заказ, молодой официант в белой накрахмаленной рубашке и синем переднике посмотрел на нее как-то странно, и Кейти поняла, что ее лицо ему знакомо, но он никак не может понять откуда. За свою театральную карьеру Кейти привыкла к подобным сценам, но сейчас они опять были ей в диковинку. Улыбнувшись, она оставила свой секрет при себе.
Когда принесли заказанный ею вишневый напиток, Кейти принялась не спеша потягивать его через соломинку. Подняв глаза, она посмотрела через дорогу. Наискосок от нее находился магазин Виктора, в двери которого лился непрерывный поток покупателей. В большинстве своем они входили в магазин с пустыми руками, а возвращались хотя бы с одним свертком. Приобретения же миссис Истон-Брукс едва уместились в семи больших коробках, которые подобострастно тащили за ней целых три приказчика.
Кейти посмотрела туда, где лежали ее собственные покупки, — она купила книгу для Рии и отрез ткани для себя. Не выходившая из своей комнаты Рия отчаянно Скучала, и Кейти всячески старалась поднять ей настроение. Сегодня из этого ничего не вышло. Рия плакала до тех пор, пока ее не стало тошнить, после чего Кейти, окончательно потеряв терпение, отправилась на улицу — пока ей самой дом не показался тюрьмой.
Не имея перед собой никакой определенной цели, она вскоре оказалась в магазине «В. И. Донованз». Сделав покупки, она зашла в кабинет Виктора и пригласила его на ленч к «Крестмору».
Эта идея ему как будто понравилась, но Кейти подозревала, что весь его энтузиазм предназначен исключительно для нее. Когда она вошла в его кабинет, Виктор сидел спиной к двери и смотрел в окно, погруженный в какие-то глубокие раздумья — явно личного характера. В углу рта появились морщины, которых Кейти никогда раньше не замечала, и теперь это ее тревожило.
Рядом с ней кто-то появился — на ее лицо упала тень. Кейти нахмурилась, а увидев, кто пришел, нахмурилась еще больше.
— Что ты здесь делаешь?
— Отец послал меня сказать, что задержится и придет немного позднее, — усевшись напротив нее, сказал Майкл.
— Что ж, хорошо, я его подожду. — Кейти ожидала, что он теперь уйдет, но Майкл все не уходил. Он пристально смотрел на нее, его глаза скользили по ее лицу, в конце концов остановившись на губах.
— У тебя очень яркие губы, — тихо сказал он. — Так и хочется их поцеловать.
— Только не вздумай пробовать, Майкл! Незачем устраивать тут сцену.
— Никаких сцен не будет, если ты сама их не устроишь. Мне вполне достаточно просто сидеть здесь и размышлять о том, что было бы, если бы ты не относилась ко мне так настороженно. Я мог бы сделать тебя счастливой, Кейти.
— Прекрати! — прошипела она, отставив на середину стола свой недопитый стакан. — От тебя мне ничего не нужно. И больше не пытайся доставить неприятности мне и твоему отцу. Твое вчерашнее замечание было совершенно неуместным. Ты пытался намекнуть, что между мной и Логаном Маршаллом что-то было, хотя ничего дальше от истины и быть не может. Твой отец прекрасно это понимает.
— Тогда зачем Логан приходил вчера к нам?
— Это не твое дело.
— А почему именно он нашел тебя тогда в гостиничном номере? — настаиват Майкл.
— Кто тебе это сказал?
— Никто. Я сам его видел. Я все еще был в коридоре, когда он появился на лестнице. Я отошел в тень и ждал, пока он не зайдет в один из номеров. Он зашел в твой номер, Кейти! Я оставался там достаточно долго, чтобы утверждать это наверняка. Кто он тебе?
— Никто.
— Я в это не верю.
— А я тебя больше не слушаю. — Она собрала свои покупки и встала. — Скажи своему отцу, что я решила уйти. Жду его вечером дома. — Зажав покупки одной рукой, она другой, свободной, пододвинула к себе стакан с вишневым напитком, подняла его и, холодно улыбнувшись, вылила содержимое прямо на брюки Майкла. — Официант! Подойдите, пожалуйста, тут случилась маленькая неприятность. — Поставив стакан на стол, Кейти величественно вышла из кафе.
Майкл догнал ее на тротуаре, напротив магазина. Его красивое лицо было искажено от гнева. Схватив Кейти за локоть, он грубо потянул ее к себе, так что ей пришлось остановиться. Несколько прохожих замедлили свой шаг, нерешительно поглядывая в сторону Кейти, но, наткнувшись на свирепый взгляд Майкла, прошли мимо.
— Дай пройти! — вполголоса потребовала Кейти.
— Тебе нужно обратить внимание на свои манеры.
— Только не в твоем обществе! Советую тебе вести себя осторожнее, Майкл. Детектив, которого нанял Виктор, обязательно тебя увидит и сразу придет в недоумение.
Майкл тут же ослабил свою хватку, а потом вообще убрал руку.
— Ничего, последнее слово не всегда будет оставаться за тобой, — мрачно сказал он.
В этот момент из магазина вышел Виктор. Не обращая внимания на Майкла, Кейти приветственно помахала мужу рукой. На Бродвее было полно экипажей, и в следующий миг какой-то кеб закрыл от нее Виктора. Кейти увидела его только тогда, когда Виктор повернулся и пошел по тротуару, чтобы перейти улицу как можно ближе к кафе. Кейти снова попыталась привлечь его внимание, но среди такого столпотворения это было совершенно безнадежной задачей — весь широкий бульвар был заполнен экипажами, повозками и кебами, от которых ловко уворачивались многочисленные пешеходы.
Но только не Виктор Донован. Не глядя по сторонам, он спокойно вышел на мостовую и оказался прямо перед каретой, запряженной четверкой лошадей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо



Как- то пресновато. Все как всегда она сирота-девственница, он богатый мужик. Автор перебралась когда выдала ее замуж за 60- летнегоистарика типа по любви.
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоАся
11.10.2012, 21.39





Прекрасная сказочка на ночь ! Не знаю почему так мало комментариев . Оценка 10
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоТурмалин
20.02.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100