Читать онлайн Сладкая месть страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Сладкая месть страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Вы сегодня хорошо себя чувствуете? — спросила Джейн, помогая Кейти снять платье. — Давайте я немного расшнурую вам корсет. Наверное, я слишком туго его затянула. Пожалуй, этого в любом случае не стоило делать — вы ведь сейчас худая, как тростиночка. Когда опустился последний занавес, я думала, вы упадете в обморок. Я сказала об этом Билли Баттону, и он сразу со мной согласился. Не могу сказать, что тут именно такой случай, когда меня радует его согласие.
Кейти пробормотала в ответ что-то невнятное. Положив на глаза холодный компресс, она молилась о том, чтобы стучавшая в висках боль поскорее прошла Комната благоухала, все свободное пространство заполняли корзины с цветами, в основном розы — красные, белые, желтые. Поклонники присылали их, чтобы выразить самые разнообразные чувства — от восхищения игрой Кейти до страстной привязанности. К некоторым букетам были приложены записки, приглашающие ее на ужин. Обычно такое приглашение означало, что потом последует еще одно — в постель. На такие записки Кейти больше не отвечала.
Голове стало немного легче, когда Джейн вытащила из ее волос булавки, расчесала их и заплела в косу.
— Помочь вам снять грим? — спросила Джейн. Ее полные руки проворно засновали по поверхности трюмо расставляя в нужном порядке разного рода бутылочки, баночки и флакончики. Не дожидаясь ответа, Джейн принялась осторожно смазывать лицо Кейти кремом для снятия грима.
— Как ты думаешь, сегодня все прошло нормально? — сняв компресс, но по-прежнему не открывая глаз, спросила Кейти. — Во втором акте я немного сбилась. Когда Энтони начал свою речь, я должна была направиться к софе.
— Никто этого не заметил, даже я. Разве вы не видели, как вела себя публика? — Джейн начала снимать грим. — Все восхищались пьесой и восхищались вами. Разве вы не чувствуете одобрения публики, когда все идет хорошо?
— Мне не нужна их любовь, и играю я вовсе не ради чьего-то одобрения.
Рука Джейн на миг застыла.
— Тогда для чего?
— Я играю ради себя самой, — отстранив руку Джейн, сказала Кейти. Выпрямившись, она сама занялась гримом. — Каждый вечер я на несколько часов превращаюсь в кого-то еще и начинаю думать и чувствовать совсем по-другому. А когда я это делаю, я хочу делать это хорошо. Не ради них, а ради себя самой. Ты не можешь себе представить, как это важно — быть кем-то еще.
Ничего не ответив, Джейн принялась собирать платья Кейти. Это очень странно, что Кейти Дакота играет ради того, чтобы уйти от действительности. Почему? С точки зрения Джейн, у актрисы было все, что только может пожелать женщина. Зачем же ей быть кем-то еще?
— Не хотите надеть темно-вишневое платье? — спросила Джейн. — Я могу его оставить.
— Да, это будет прекрасно. — Услышав стук в дверь, Кейти раздраженно вздохнула. — Посмотри, кто там, Джейн. Сейчас я никого не хочу видеть, — сказала она и зашла за ширму — так, чтобы посетитель не мог ее видеть.
Коротко с кем-то переговорив, Джейн ногой закрыла дверь. В руках у нее был огромный букет маргариток.
— Какие они милые, не правда ли? — приподняв букет и давая Кейти получше его разглядеть, сказала она. — Не утруждайтесь, я сама поставлю их в вазу — я помню, тут где-то была одна свободная. А вот и записка. Прочитать?
— Они от Виктора, — без колебаний сказала Кейти. — Он знает, что я люблю маргаритки.
— Может, и знает, — сказала Джейн, — Но это знает также и некий господин по имени Логан. Именно он прислал маргаритки. Это, случайно, не мистер Логан Маршалл?
— Что? — Это явно какая-то ошибка!
Прежде чем Джейн успела ответить, в дверь снова постучали.
— Совсем замучили! — проворчала она и пошла открывать. Занятая одеванием, Кейти не стала прислушиваться к ее разговору у двери. То, что Джейн проиграла битву, она поняла только тогда, когда услышала незнакомый женский голос, извиняющийся за вторжение. Встав на цыпочки, Кейти заглянула за край ширмы. Когда она увидела стоящую у порога Дженни Маршалл, во рту у нее пересохло.
— Все в порядке, Джейн. Ты свободна. Я хочу переговорить с миссис Маршалл наедине.
Джейн неуверенно посмотрела на Кейти, но, поймав ее ободряющий взгляд, успокоилась и вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.
— Пожалуйста, — сказала Кейти, — устраивайтесь поудобнее. Вон там на полке стоит чайник, он, наверное, еще горячий. Через минуту я буду готова.
Столь теплый прием слегка удивил Дженни — в особенности после того, как ей пришлось прорываться сквозь возведенные Джейн линии обороны.
— Извините за любопытство, — сказала Дженни, — но откуда вы меня знаете?
— Я заметила вас вчера вечером в «Дельмонико» и спросила у своего спутника, кто вы.
— Да, я вас тоже там заметила. Виктор Донован — друг нашей семьи. — Положив сумочку на шезлонг, Дженни налила себе чашку чаю. — Обещаю, что не отниму у вас много времени, мисс Дакота. Я пришла узнать, не разрешите ли вы мне сделать несколько ваших фотопортретов?
Ответом из-за ширмы было молчание.
— Вас надоумил мистер Маршалл, не так ли? — выйдя наконец оттуда, холодно спросила Кейти. — Очевидно, это своего рода тест.
— Нет, что вы, мой муж не знает, что я собралась.
— Я имею в виду Логана.
— О Боже, нет! Логан с самого начала был против. Именно поэтому я и пришла.
— Ничего не понимаю, — медленно сказала Кейти. У Дженни Маршалл был совершенно невинный вид, но подобный образ Кейти и сама прекрасно изображала на сцене. — Значит, Логан послал вас не для того, чтобы посмотреть, выставлю ли я вас отсюда?
Кроткие глаза Дженни раскрылись от изумления.
— Зачем ему это могло понадобиться?
— Вы сами знаете зачем.
Поставив на стол чашку и высоко вскинув подбородок, Дженни принялась объяснять цель своего прихода. Говорила она спокойно и ровно, тем самым показывая, что ледяной тон Кейти ее нисколько не запугал.
— Очевидно, мы имеем в виду разные вещи. — Она кратко рассказала о происшедшей в «Дельмонико» беседе с Логаном и Кристианом. — Когда мы ушли из ресторана, я думала, что дело решено. Логан собирался просить вас позировать для фотографий, с тем чтобы мой муж во время поездки мог поработать над эскизами. Но очевидно, Логан ни о чем подобном с вами не говорил. Я-то думала иначе, так как он сказал мне, будто бы вы отказались позировать, и пришла, чтобы убедить вас передумать.
— Он вам солгал.
— Видимо, да. Полагаю, у него были на это свои причины.
— Я смотрю, вы готовы оправдать любые его поступки.
— Он член нашей семьи, — просто сказала Дженни. — И то, что я думаю о его поступках, я скажу ему сама — с глазу на глаз. Как я понимаю, он все же приходил к вам вчера. Когда он послал за своей одеждой, я предположила, что…
— Вероятно, ваши предположения были чересчур смелыми. — Усевшись перед зеркалом, Кейти надела жемчужные серьги. — Он действительно был со мной — всю ночь. Вас это шокирует, миссис Маршалл?
На красивых губах Дженни заиграла легкая улыбка.
— Логану я не сторож, — сказала она. — Если вы не возражали против его присутствия, почему я должна против этого возражать?
— Почему вы хотите, чтобы ваш муж написал мой портрет? — спросила Кейти. — Вы не боитесь, что я сочту его не менее привлекательным, чем Логан? Вы не боитесь, что я могу его обольстить?
— Очевидно, вы сегодня чересчур воинственно настроены, мисс Дакота. Прежде чем уйти, я хочу сказать вот что: я очень удивлюсь, если вы не сочтете Кристиана привлекательным, но я выцарапаю вам глаза, если вы чем-то скомпрометируете его или мой брак. — Подняв сумочку, Дженни развернулась, чтобы уйти.
— Подождите! — крикнула ей вслед Кейти и уже мягче снова повторила: — Пожалуйста, подождите. Я была с вами непомерно груба. Боюсь, вы правы — я действительно была чересчур воинственно настроена. Пожалуйста, садитесь, и попробуем поговорить спокойно.
Поколебавшись, Дженни согласилась. Очистив шезлонг от валявшихся на нем сценариев и убедившись, что гостья устроилась достаточно удобно, Кейти налила себе чаю.
— Поскольку Логан не просил меня позировать для фотографий, очевидно, что он не хочет, чтобы я их делала. Думаю, он не одобрит ваш приход сюда.
— Да, пожалуй, не одобрит. Но и не остановит. Логан не имеет на меня подобных прав.
«А на меня, как он считает, имеет», — с тоской подумала Кейти. Она понимала, что сейчас Логан является хозяином положения. Одно его слово — и весь город тотчас же узнает, что именно она несет ответственность за его пребывание в тюрьме. После войны янки успели забыть о многом, но Кейти сомневалась, что в ее случае они окажутся настолько великодушными.
— Кто же тогда сделает фотографии? — спросила она.
— Я. Судя по вашим словам, Логан против фотографий, хотя я и не понимаю почему. Зачем тогда ему об этом знать? На третьем этаже нашего дома у моего мужа есть студия, а при ней темная комната, в которой мы с Логаном проявляем снимки. Если вы придете туда вместе со мной, никто и слова не скажет. — Дженни огляделась по сторонам, и взгляд ее остановился на трюмо. — В студии можно будет сделать дубликат. Вам только придется принести с собой баночки с румянами и пудрой — ну, все, что нужно для грима. Я хочу уловить момент глубокой задумчивости, когда вы только начинаете вживаться в образ вашей героини.
— Этот образ не очень привлекателен.
— Лишь на первый взгляд. В вашей трактовке за внешней бравадой чувствуется глубоко уязвимая личность. Ваша героиня безнравственна? Да, даже чрезвычайно безнравственна, но очень, очень человечна. — Дженни засмеялась. — Впрочем, что же это я вам рассказываю? В конце концов именно вы и создали этот образ!
— Драматург с вами вряд ли согласится! — улыбнувшись, сказала Кейти. — Но все равно спасибо. Итак, мы собираемся сделать эти снимки в студии вашего мужа. А он не будет против?
— Я поставлю его перед фактом. Фотографии он увидит уже в пути. Завтра они с Логаном будут весь день в редакции, так что ничего не узнают.
— А я что-то получу за эти сеансы? — спросила Кейти. Дженни удалось успешно скрыть свое удивление. Она не думала, что вопрос о деньгах вообще возникнет.
— Конечно. — Она назвала внушительную цифру. — Это только за фотографии. Когда дело дойдет до портрета, вы получите еще. Но разумеется, это случится лишь после нашего возвращения из Европы. Имейте, однако, в виду, что Кристиан может вообще не захотеть писать ваш портрет. В отношении моделей он довольно капризен.
— Понятно, — медленно сказала Кейти, думая о том, сможет ли тут Логан повлиять на своего брата. — Так вы говорите, мы должны сделать это завтра?
— Да, Приходите к нам к десяти. Наш дом находится на северо-западном углу Тридцать восьмой и Пятой. Вокруг железная решетка и…
— Думаю, я найду.
— Так вы придете? Будь проклят этот Логан!
— Да, — сказала Кейти.
Дженни кивнула. Встав, она помедлила, обдумывая свой вопрос, затем быстро спросила:
— А вы знаете, почему Логан не хочет, чтобы мой муж писал ваш портрет? Может, скажете мне почему? — не дождавшись ответа, снова спросила она.
— Общеизвестно, что модели вашего мужа очень красивы, — сказала Кейти.
— Ну и что? — недоуменно спросила Дженни.
— Что? Разве вы не понимаете? Ваш деверь прекрасно знает, насколько я отвратительна.
Дженни нахмурилась еще больше. Очевидно, Кейти действительно верила в то, что сейчас сказала, — в ее словах звучала искренняя печаль. Тихо выйдя из гримерной, Дженни всю дорогу домой ломала голову над тем, что же все-таки представляет собой Кейти Дакота.
Логана в это время посещали примерно те же самые мысли. Развалять на софе, стоявшей в гостиной Кейти, он ждал ее возвращения из театра. Время от времени он косился на голубую пепельницу и торчавший из нее окурок. В комнате все еще ощущался слабый запах сигар.
В руках Логан держал одну из музыкальных шкатулок. Открыв ее, он с минуту прислушивался к музыке, затем снова закрыл. Шкатулка играла «Когда Джонни возвращается домой». Странный выбор мелодии для того, кто не испытывает большой любви к янки. Не менее странный, чем тот факт, что она столько лет хранила его черную лакированную шкатулку.
Услышав, как в замке поворачивается ключ, Логан отставил музыкальную шкатулку и принял как можно более небрежный, хозяйский вид. Его холодные глаза с насмешкой смотрели на расстроенную Кейти.
— Неужели вы не можете отправиться куда-нибудь в другое место? — швырнув пальто на спинку кресла, спросила она. — Туда, где вас ждут.
— А мне нравится именно здесь, — ответил Логан. — Я ведь заплатил за этот номер.
— Завтра я верну вам деньги.
— Да ну? Вам что, выплатили задержанное жалованье, или же вы обчистили карманы Виктора Донована?
Игнорируя его слова, Кейти прошла в свою спальню. Там ее ждал сюрприз. Везде — на туалетном столике, в шкафу, на ночном столике — лежали или висели вещи Логана.
— Вам нечего здесь делать! — в ярости закричала Кейти, хватая в руки что-то из его одежды. Когда она обернулась, Логан уже стоял в дверях. — Я серьезно говорю, Логан! — швырнув в него одеждой, крикнула Кейти. — Я хочу, чтобы вы убрались отсюда! Вы не имеете на меня никаких прав.
Нагнувшись, Логан подобрал свои вещи и, аккуратно сложив их, повесил на спинку кресла-качалки.
— Вы должны освободить мне место в шифоньере. А пока я оставил все как было.
— Вам нужно место? — вкрадчиво спросила Кейти. Подойдя к туалетному столику, она выдвинула оттуда верхний ящик и перевернула его. На пол посыпались носовые платки, кружевные лифчики и салфетки. Та же участь постигла второй, третий и четвертый ящики. — Вот вам место — сколько хотите, мистер Маршалл.
— Благодарю вас, — любезно сказал он. Ворвавшись в ванную, Кейти захлопнула за собой дверь, заперла ее и, чтобы не слышать, как Логан насвистывает, при этом безбожно перевирая мотив, открыла воду. Размышляя над тем, что делать дальше, она пролежала в ванне до тех пор, пока вода совершенно не остыла. Тогда она вылезла из ванны, накинула на себя простую тонкую ночную рубашку и атласный, кремового цвета, халат и направилась в запасную спальню, расположенную в другом конце номера. Проходя мимо Логана, она сделала вид, будто не замечает, что тот уютно устроился в ее собственной постели. Однако она заметила, что он даже не попытался как-то прибрать разбросанные ею вещи.
Откинув покрывала, Кейти взбила подушку, легла и стала ждать, что предпримет Логан. Так в ожидании она и заснула.
Ранним утром солнечный луч, проскользнув сквозь полупрозрачные занавески, упал прямо на лицо Кейти. Рассеянно улыбнувшись, она, как ребенок, потянулась и повернулась на бок. И встретилась глазами с непроницаемым взглядом Логана. Очевидно, он уже давно за ней наблюдал, а его обычно светлые глаза потемнели по одной причине: он наконец решил, что хочет ее.
Кейти попыталась отодвинуться, но обнаружила, что Логан крепко держит ее за косу. Испугавшись, она замерла в неподвижности.
— Когда вы спите, я почти забываю о том, какая вы подлая сука, — впиваясь в нее взглядом, наконец сказал он. Закрыв глаза, Логан отпустил ее волосы и откатился в сторону. — Боже, как мне сейчас хочется вас ударить! — Свесив ноги с кровати, Логан сел. Упершись локтями в колени, он рассеянно провел рукой по волосам.
Кейти пристально смотрела на его обнаженную спину. Кожа его была гладкой и светло-бронзовой — гораздо темнее, чем у тех, кто все время проводит в помещении. Чуть выше линии панталон, возле поясницы, виднелись две ямочки. Глядя на них, Кейти почему-то захотелось плакать.
Встав, Логан достал из шифоньера одежду.
— Я собираюсь на работу, — сказал он. — Еще рано. Спите. — И он исчез, направившись сначала в гардеробную, а затем в ванную. Когда он вернулся, Кейти сидела на кровати. Рядом на столике стояли две прикрытые салфетками тарелки и кофейник. Судя по запаху, там были бекон и горячие булочки. — Вы заказали это для меня? — спросил Логан. Голос его был одновременно мягким и резким — словно волна на песчаном берегу.
Кивнув, Кейти отложила в сторону сценарий, над которым работала.
— Обычно я не разгуливаю во сне, — сказала она, обведя рукой окружающую обстановку. — Думаю, прошлая ночь тоже не была исключением.
Сев за стол, Логан налил себе кофе. Напиток оказался горячим и крепким — как раз таким, как он любил.
— Не была. Когда вы заснули, я перенес вас сюда.
— Зачем?
— На тот случай, если кто-то из Донованов захотел бы нанести вам визит, мне хотелось бы показать товар лицом. А когда вы там, а я здесь, было бы трудно доказать, что вы моя любовница.
— Спросили бы меня, я бы сразу сказала, что никого не жду.
— Это бы меня не остановило.
— Да, — тихо сказала она. — Не остановило бы. Логан снял с тарелок салфетки, разломил одну из булочек и принялся намазывать ее маслом.
— Что мне такого сделать, чтобы от вас избавиться? — спросила Кейти.
— Вы имели в виду что-то конкретное? — прожевав кусок бекона, с непроницаемым спокойствием спросил Логан. — Не считая убийства, конечно.
Он попал в самую точку — именно такое решение предложил ей сначала Виктор.
Наслаждаясь ее смущением, Логан покончил с беконом и неторопливо облизал пальцы — не без эротического подтекста, который Кейти легко уловила.
— Значит, вы об этом все-таки думали, — повернувшись к ней, сказал он. — Ну и зря. У вас уже была такая возможность. Но вместо этого вы отправили меня прямо в ад.
Холодный взгляд Логана, казалось, пригвоздил Кейти к спинке кровати. Тем не менее она почувствовала облегчение от того, что опасная тема была наконец затронута.
— Я думала, вы никогда об этом не заговорите, — поспешно сказала она, желая, чтобы он ее выслушал. — Я хотела кое-что рассказать о том дне… то, что вы должны знать.
Логан лениво приподнял бровь:
— Да? К сожалению, придется подождать. — Он вытащил часы из кармана часы и показал ей время. — Если я сейчас же не выйду, то опоздаю на важную встречу. У вас сегодня есть спектакль?
Кейти отчаянно хотелось, закричать, но она ничем не выдала своего гнева.
— Да, — коротко ответила она,
— Тогда увидимся после спектакля. И спасибо за завтрак. Кейти смотрела, как он надевает сюртук и разглаживает на себе жилет. Взглянув в зеркало, Логан небрежно пригладил волосы и шагнул к кровати. Приподняв Кейти за подбородок, он наклонился к ней. Сопротивляться она не стала.
Поцелуй нельзя было назвать нежным, не был он и грубым — скорее хозяйским. Отступив назад, Логан с минуту пристально смотрел на Кейти. Губы ее были влажными, на щеках выступили красные пятна.
— Ну, теперь вы позволите вашим друзьям меня повесить, Кейти?
Она заморгала, из глаза выкатилась одинокая слезинка.
— Нет, — сказала она. — Я этого не хочу.
— Захотите! — пообещал Логан. — Вы еще пожалеете о том, что предали меня.
Когда Кейти вновь обрела дар речи, Логан был уже далеко.
— Предали не только вас, Логан Маршалл! — вдогонку крикнула она, но он уже не мог ее слышать.
По пути к дому Маршаллов Кейти заехала в театр, чтобы захватить грим и одно из платьев, в которых выступала на сцене. Возле театра она взяла извозчика, который и доставил ее к Маршаллам. Туда она приехала за несколько минут до десяти. Извозчик помог ей выйти из экипажа и предложил донести вещи прямо до входной двери, но Кейти отказалась — ей нужно было хоть немного побыть одной, чтобы собраться с духом.
Наверное, она уже десятки раз проезжала мимо этого коричневого здания, не зная, что здесь живет Логан Маршалл. «В будущем, — подумала она, — придется делать крюк, чтобы объезжать это место».
Среди своих соседей Маршалл-Хаус ничем особенно не выделялся. В этом солидном, величественном строении все говорило о богатстве его владельцев, и тем не менее оно было лишено той вульгарности, которая отличает нуворишей. Вокруг дома шла высокая железная ограда с выступающими сверху острыми шипами.
За коваными железными воротами, однако, не было ни заполненного водой рва, ни подъемного моста — лишь ведущая к дому простая каменная дорожка. По мнению Кейти, ров или подъемный мост оказались бы здесь как нельзя более кстати — двустворчатые двери и коринфские колонны навевали мысль о средневековье, а каменная резьба напоминала готических горгулий, которых Кейти видела на фотографиях парижских соборов.
Кейти подняла руку, чтобы постучать в дверь бронзовым молотком, но, прежде чем она успела это сделать, на пороге появилась Дженни.
— Я вас ждала, — любезно улыбнувшись, сказала она. За ее юбки цеплялся маленький мальчик. — Это мой сын Холланд. Он немного стесняется незнакомых людей, но это быстро проходит. Вы еще намучитесь с его общительностью.
— Вряд ли. — Кейти взглянула на мальчика. Его светлые, зеленовато-голубые глаза смотрели на нее с любопытством и настороженностью. Она протянула ему руку. — Рада познакомиться с вами, мастер Холланд.
Прикрыв материнской юбкой лицо, Холланд осторожно протянул ей свою пухлую ручку.
— Это мисс Аккерман, — бросив на Кейти извиняющийся взгляд, сказала ему Дженни — Для трехлетнего ребенка не существует секретов.
— Четыле, — уловив из сказанного только то, что его интересовало, сказал Холланд. — Мне четыле года.
— Почти четыре, — поправила его мать. — Тебе будет четыре, когда мы поплывем.
— Поплывем! Поплывем! — Сразу потеряв к ним интерес, ребенок помчался по коридору и исчез в дальней комнате.
— Наше путешествие его очень волнует, — засмеялась Дженни. — Конечно, единственное, что он понимает, — что мы поплывем по воде. Он все утро играет в кораблики в кухонной раковине. Позвольте, я возьму у вас платье. Оно из пьесы, не так ли? Вы надеваете его в конце первого акта, чтобы соблазнить жениха вашей сестры.
— Да, я сомневалась, стоит ли его приносить. — Подойдя к подножию широкой лестницы, она остановилась. — А как насчет Холланда?
— Он с нашей домоправительницей, миссис Брендивайн. Когда он окончательно ее вымотает, она отправит его в студию.
Поднимаясь по ступенькам, Дженни весело болтала о платье, о спектакле и всячески старалась поднять настроение своей гостьи. Чувствуя ее неуверенность и настороженность, она не могла не задуматься о том, что за странные отношения связывают Кейти с Логаном.
Внутри дом Маршаллов впечатлял не меньше, чем снаружи. Бесшумно ступая по ковру, Кейти старалась не смотреть по сторонам, дабы создать у хозяйки представление о том, что она если и не привыкла к подобной роскоши, то по крайней мере не находит в ней ничего особенного. Нельзя было отрицать, что ее номер в «Честерфилде» обставлен весьма элегантно, однако, случайно заглядывая в ту или иную открытую дверь, Кейти начинала понимать, почему Логан сравнивал ее комнаты с номером в борделе. На первой же лестничной площадке Дженни, на секунду задержавшись, указала влево и небрежно заметила, что Логан занимает в доме южное крыло. Крыло! В его распоряжении добрая дюжина спален, а он предпочитает проводить ночи у нее в «Честерфилде». Нет, он положительно сошел с ума!
Единственной студией, которую до этого видела Кейти, была студия Виктора Донована — по его собственной оценке, простого любителя. Когда она увидела рабочее место Кристиана Маршалла, Кейти поняла, что это действительно так.
— Ужасно, не правда ли? — извиняющимся тоном сказала Дженни. — Когда Кристиан работает, он ничего вокруг не замечает.
Везде были разложены холсты, на изрезанном столе валялись кисти, краски и палитры. Возле стены стояло несколько мольбертов, еще один, накрытый простыней, находился в самой середине комнаты. Специальное пространство было отведено для сеансов позирования, две просторные ниши с большими окнами давали возможность работать даже при самом скудном освещении.
— Нам вон туда, — сказала Дженни, указывая на нишу, обращенную к востоку. — Я оборудовала этот участок так, чтобы он походил на вашу гримерную в театре. На старую медную кровать не обращайте внимания — на фотографии она не будет видна.
Там, куда привела ее Дженни, Кейти действительно сразу почувствовала себя как дома. Ширма, шезлонг, зеркальное трюмо — все очень походило на то, что стояло у нее в театре. Даже табуретка была точно такого же темно-зеленого цвета. Дженни позаботилась и о том, чтобы принести сюда несколько корзин цветов. Правда, маргариток среди них не было.
Поставив сумку на трюмо, Кейти принялась доставать оттуда свои баночки и флакончики.
— Если мистер Маршалл увидит эту комнату, то сразу поймет, что я была здесь, — сказала она. Голос невольно выдавал ее тревогу.
— Не беспокойтесь, — заверила ее Дженни. — Я оборудовала этот уголок только сегодня утром и уберу все отсюда сразу, как только мы закончим съемки. Логан ничего не увидит.
Положив платье Кейти на кровать, Дженни принялась настраивать свое фотографическое оборудование. Она отрегулировала высоту штатива, проверив освещение, добавила еще несколько газовых ламп, после чего приготовила фотопластинки.
— Что вы хотите, чтобы я сделала? — спросила Кейти. Очевидно, Дженни Маршалл уже привыкла обращаться с этой громоздкой и сложной аппаратурой — все ее движения были четкими и уверенными.
— Мне хотелось бы сначала запечатлеть ваше лицо. Сядьте перед зеркалом и делайте все, как обычно, когда готовитесь выйти на сцену. Я буду давать вам необходимые указания, иначе вы просто забудете о моем существовании. Вы ведь раньше уже фотографировались, не так ли?
Кейти на миг застыла, выдавая свое беспокойство и даже страх.
— Да, — взяв себя в руки, сказала она.
— Вот и хорошо, — делая вид, что не заметила реакции гостьи, сказала Дженни. — Тогда вы знаете, что должны выдерживать позу в течение нескольких секунд, чтобы ваш образ успел отпечататься на пластинке. Я скажу вам когда.
Прикрыв грудь и плечи салфеткой, чтобы не запачкать гримом одежду, Кейти нарочито небрежно спросила:
— Значит, эти фотографии увидите только вы и ваш муж?
— Да. Я ведь обещала вам, что Логан ничего не узнает.
— А кто-то другой?
— Никто не увидит этих фотографий, мисс Дакота, но не забывайте — позируя сейчас, вы даете согласие на то, чтобы Кристиан написал ваш портрет. А его-то уж обязательно увидят — могу вас уверить.
— Я понимаю. — Ее пальцы нервно вертели пудреницу. — Вы сказали, что хотели бы заснять мое лицо. Это все, что вы хотите сфотографировать?
— Таково было мое первоначальное намерение, — честно призналась Дженни, не понимая, . к чему весь этот разговор, — но когда вы принесли платье, я подумала, что неплохо было бы сделать и несколько фотографий в полный рост.
— Но только в платье! — быстро сказала Кейти. Перестав возиться с линзами, Дженни переключила на нее все свое внимание.
— Конечно, в платье, — медленно сказала она. — О, я вижу… вы фотографировались по-другому и…
— Стесняетесь обсуждать столь деликатную тему? — Кейти опустила взгляд и перестала крутить в руках пудреницу. — Как-то раз я позировала перед тем, кому доверяла, — с одной только сонной улыбкой на лице. С тех пор я поклялась, что больше такого не сделаю. Некоторое время я думала, что ради картины Кристиана Маршалла смогу нарушить свое обещание, но теперь считаю, что это не так. Если вы именно этого хотите, то я немедленно уйду. Прошу меня извинить, конечно, я должна была сказать вам об этом заранее.
— Вы вообще не должны были мне этого говорить, — мягко возразила Дженни. — Я ценю вашу откровенность и надеюсь, что все ваши тревоги сейчас рассеются. Я действительно заинтересована в том, чтобы заснять ваше лицо, — уверена, вы и сами прекрасно знаете, что оно очень выразительно. Я хотела бы также сделать несколько фотографий в полный рост, но в основном для того, чтобы заснять руки — они также чрезвычайно выразительны. Снимков, где на вас, кроме улыбки, ничего нет, я делать не собираюсь.
Закрыв глаза, Кейти вздохнула. Охватившее ее смущение прошло, плечи выпрямились, и, подняв голову, она посмотрела на Дженни открытым, уверенным взглядом.
— Я готова.
Через несколько часов после ухода Кейти Дженни Маршалл рассматривала фотографии, которые только что проявила в темной комнате. Работа ей явно удалась — Дженни смогла уловить, как Кейти превращается в свою героиню. Используя в одном кадре многократные экспозиции, Дженни нашла возможность показать этот переход на каждой фотографии.
Разложив снимки на рабочем столе, Дженни по очереди их внимательно изучила. Лицо Кейти, казалось, излучало свет. Выражение его было то безмятежным, то лукавым, то невинным, то глубоко порочным — она достигала этого легким наклоном головы, взглядом искоса, соблазнительной улыбкой.
Одна фотография лежала особняком от остальных — она получилась такой благодаря маленькому сыну Дженни. Холланд помешал ее работе только один раз, зато весьма основательно. Как раз в тот момент, когда Кейти переодевалась, он натолкнулся на ширму и обрушил ее. Дженни настолько растерялась, что машинально сняла с объектива крышку.
Очевидно, вмешательство Холланда заставило Кейти замереть от неожиданности — иначе снимок не получился бы таким четким. Кейти стояла неподвижно, сжимая в руках платье; бретелька на ее нижней сорочке сползла с плеча, и свет лампы отражался на ее светлой коже. Глаза, широко раскрытые и настороженные, как у потревоженной лани, выдавали тревогу. Фотография была не лишена эротики — Кейти на ней казалась более обнаженной, чем если бы снималась без одежды.
Дженни долго рассматривала эту фотографию. Решив ее уничтожить, она, однако, обнаружила, что не может этого сделать. Несмотря на то что все вышло случайно, это была одна из лучших ее фотографий. Собрав все снимки вместе, Дженни положила вниз ту, что вызывала наибольшее беспокойство, и вынесла их из студии. Когда они окажутся на полпути к Европе, думала она, можно будет показать их мужу — особенно ту, что внизу.
Пятничный спектакль был ознаменован сразу несколькими неприятностями. В конце первого акта главный занавес отказался закрываться, и актеры замерли на сцене, не зная, что предпринять. Кейти первая начала импровизировать, и в конце концов они кое-как выпутались из этого недоразумения. Во втором акте Энтони Истон забыл, куда ему надо идти, и больно ударил Кейти, двинувшуюся в том же самом направлении. К тому же, пытаясь подхватить, он так крепко схватил ее за руку, что теперь наверняка появятся синяки. В третьем акте актриса, которая играла роль сестры Кейти, в сцене бала зацепилась за ногу партнера и вывихнула себе лодыжку. Весь остаток представления она хромала, а оказавшись за кулисами, упала без сознания.
К тому времени, когда Кейти добралась до «Честерфилда», она чувствовала себя совершенно измотанной — как физически, так и эмоционально. Мысль о том, что до понедельника, когда наконец можно будет отдохнуть, предстоит еще четыре выступления, тоже не слишком вдохновляла.
— Вот это было представление! — оторвавшись от газеты, сказал Логан когда Кейти вошла к себе в номер. — Надо признать, что вы превосходно справились с заминкой в конце первого акта. Те, кто не видел пьесу раньше, вряд ли вообще догадались, что что-то не так.
Кейти не ответила, хотя почувствовала, что кровь отхлынула от ее лица. Присутствие Логана было уже выше ее сил. Сняв с себя накидку, она небрежно бросила ее на кресло-качалку и раскрыла сумочку.
— Вот ваши деньги, — без всякого выражения сказала она. — Берите и уходите. — Она протянула ему деньги. Логан не сдвинулся с места, и тогда Кейти подошла к нему сама и швырнула деньги ему на колени. — Здесь все, что вы уплатили за номер.
— Не сомневаюсь. — На лице Логана появилось жесткое выражение. — Но деньгами вы от меня не откупитесь.
К горлу подступил комок.
— А если я переселюсь в другое место, вы оставите меня в покое?
— Думаю, вы и сами знаете ответ.
— У меня нет выбора, — чуть слышным шепотом сказала она. — Я вас ненавижу.
— Я тоже не питаю к вам особой нежности, — спокойно сказал он. — В этом-то и заключается самое интересное!
— Я хочу лечь в постель.
— Ради Бога.
— Одна.
Он любезно улыбнулся:
— Вряд ли это получится.
Руки Кейти задрожали, и, чтобы успокоиться, она закусила губу. Собравшись с силами, она с гордо поднятой головой прошествовала в спальню, а оттуда в ванную.
Пока она принимала ванну, Логан ее не беспокоил. Наверное, она должна быть ему за это благодарна, с тоской подумала Кейти.
Когда она вернулась, Логан стоял у окна спальни — босой, без рубашки, в одних брюках, с которых свисали подтяжки. Засунув руки в карманы, он покачивался с пятки на носок, затем внезапно остановился, видимо, погрузившись в глубокое раздумье. Казалось, Логан даже не заметил, что Кейти сняла с себя халат и легла в постель, но когда он повернулся, их взгляды сразу встретились.
— Вы мне не нравитесь, — решительно сказал он. — И вряд ли можете рассчитывать на что-то иное.
— Я…
Он поднял руку, призывая ее замолчать.
— Но когда я с вами, со мной что-то происходит. Мое тело ведет себя так, будто я действительно вас хочу.
Когда я говорю себе, что вы мало чем отличаетесь от любой шлюхи, которую я могу снять в заведении Мэгги Брайант, это не помогает. Некоторые девочки Мэгги даже красивее вас, а то, что вы любовница Виктора Донована, отнюдь не означает, что вы особенно искусны в постели.
— О, но до Виктора у меня был целый легион любовников! Ее сарказм не произвел на него никакого впечатления.
— Это не имеет для меня значения. Я только хочу избавиться от этой напасти. В данный момент мое тело не желает знать, какой я у вас по счету любовник — пятый или двадцатый. Я просто хочу быть внутри вас.
— Убирайтесь к дьяволу!
— Кажется, я вам говорил, что уже побывал у него в гостях.
Сев на кровать, Логан положил руку ей на бедра. Кейти охватил ужас, во рту у нее пересохло, в ушах стоял звон.
— Пожалуй, я мог бы вас изнасиловать, — тихо сказал он, — но это доставит мало удовольствия нам обоим.
— Вы сошли с ума!
— Собственно, у меня и нет желания вас насиловать, — спокойно продолжал он. — А вот заставить вас меня хотеть, несмотря на то что вы в действительности меня не хотите, — это уже интересно. Это уже что-то. Очевидно, вы станете презирать себя точно так же, как я презираю себя за аналогичное желание. Зная об этом, я буду испытывать некоторое удовлетворение.
— Наверное, надо было позволить моим друзьям вас убить, — тихо сказала она.
Логан улыбнулся одними губами.
— Всего лишь наверное? — Он приподнял рукой ее подбородок. — Если я сделаю то, что собирался, вы будете в этом абсолютно уверены.
Логан наклонился, и Кейти почувствовала слабый, но вполне явственный запах бренди. Через секунду она уже ощутила его на своих губах.
— Я научу вас целоваться, — не отрываясь от ее губ, пробормотал он. Его большой палец начал мягко поглаживать нежную кожу на ее шее — там, где ощущалось биение пульса. Логан знал, что она сейчас испытывает, потому что испытывал это сам.
Стараясь не спешить, он покрывал ее губы легкими, деликатными поцелуями, похожими на прикосновение крыльев колибри. Надо двигаться вперед маленькими, точно рассчитанными шажками. Сейчас она испугана — как и он, и это неотделимо от влекущего их друг к другу желания.
Сглотнув, Кейти слегка приоткрыла рот. Она думала, что Логан сейчас же этим воспользуется, но он поступил по-другому. Двинулся к ее уху, на мгновение остановился, заставляя ее замереть в ожидании, после чего просунул язык в ушную раковину. Кейти тихо ахнула.
— Нравится? — не отрывая губ от ее уха, спросил он.
— Убирайтесь! — стараясь справиться со своим дыханием, прошептала она.
Вместо этого он зарылся лицом в ее волосы. Уловив запах женщины, ноздри его раздулись, по телу пробежала жаркая волна.
— Не могу же я с вами драться, — сказала она.
Губы Логана уже прижимались к ее плечу. Поймав зубами бретельку ночной сорочки, он стянул ее вниз и поцеловал то место, где она только что была.
— Я знаю, — не отрывая губ от ее плеча, сказал он. Кейти закрыла глаза. Почувствовав, что Логан привстал, она поняла, что он рассматривает ее. В глазах ее стояли слезы. Если она откроет глаза, Логан сразу заметит, что она плачет.
Поцеловав сначала один глаз, потом второй, Логан почувствовал на губах вкус соли.
— Ну же! — мягко сказал он. — Сопротивляйтесь.
— Это ничего не даст.
— Верно. Я сильнее вас. — Коснувшись губами ее лба, он ненадолго задержался у виска и принялся ласкать нежную поверхность щеки.
— Если бы у меня было оружие… — она чуть не задохнулась, ощутив, как Логан касается языком чувствительной впадинки на ее шее, — я бы заставила вас…
— Я знаю. — Обхватив голову Кейти, он запустил руки в ее густые волосы. — Я знаю, — снова повторил он. На миг она кожей ощутила его улыбку, после чего Логан принялся ее мягко покусывать.
Ее тело сразу же на это отреагировало. Руки вцепились в простыню; чтобы не застонать, ей пришлось закусить губу.
— На самом деле вы меня не хотите, — сказала она. — Нисколько не хотите.
— Нет, хочу, — сказал он. — Очень даже хочу. — И он потянул вниз бретельки ее ночной сорочки. На несколько секунд задержавшись на изгибе ее грудей, рубашка соскользнула, обнажив соски.
Кейти попыталась прикрыться, но Логан, перехватив ее руки, не дал этого сделать. Склонившись к ее груди, он взял в рот отвердевший сосок и начал осторожно его сосать. У Кейти между ног сразу словно вспыхнуло пламя. Пристыженная, она изо всех сил сжала бедра.
Выпустив изо рта сосок, Логан посмотрел на нее слегка затуманившимися глазами.
— Ну?
Она молча покачала головой.
Посмотрев на ее губы, он вдруг с удивлением понял, что ни разу не поцеловал ее как следует. Ни разу.
— У вас красивый рот, — сказал Логан. «Его нужно целовать часто и подолгу», — подумал он.
На этот раз прикосновение его губ было более настойчивым. Подавшись вперед, Логан прижал Кейти к спинке кровати — ей больше некуда было отступать.
— Впусти меня, Кейти, — хрипло сказал он. — Дай мне попробовать тебя на вкус.
Всхлипнув, Кейти раскрыла рот, и язык Логана тут же его заполнил. Кейти была не в силах его отвергнуть. Вот чего он добивался, беспомощно подумала она, чтобы она его хотела вопреки здравому смыслу. Сейчас она его ненавидела — действительно ненавидела — и в то же время желала его так же сильно, как тогда, много лет назад. Возможно, даже сильнее. Конечно, она никогда сама ему об этом не скажет, и дай Бог, чтобы он не заставил ее об этом сказать.
Он целовал ее очень долго — целовать Кейти было для него наслаждением. Ее ответ сначала был робким и нерешительным — как это и должно быть, — но потом она полностью отдалась ему.
— Беру свои слова обратно, — оторвавшись от ее губ, сказал Логан. — Вероятно, вам хватит опыта, чтобы работать в борделе у Мэгги.
Эти слова болью отдались в сердце Кейти. Что ж, Логан получит ту женщину, которая ему нужна. У нее еще достанет гордости сыграть как надо. Если бы Дженни Маршалл видела ее в этот момент, она сразу бы заметила, как Кейти перевоплощается в свою героиню. А если бы чувства Логана не были столь затуманены, он и сам бы это заметил.
Лукаво и страстно улыбнувшись, Кейти положила руки на его обнаженные плечи и соскользнула вниз. Накрывая ее своим телом, он последовал за ней. Тепло и тяжесть его тела были приятны, но Кейти сразу прогнала от себя подобную мысль.
Сбросив на пол простыню, за которой последовала ночная сорочка Кейти, Логан принялся ласкать рукой ее живот. Кожа ее была нежной и теплой. Когда Логан склонился над ее животом и пощекотал языком пупок, Кейти судорожно втянула ртом воздух. Только принявшись целовать ее в губы, Логан наконец заметил, что страсть ее наигранна, а руки на его груди двигаются, но не ласкают. Приподнявшись, он обхватил руками ее голову и пристально посмотрел в глаза.
— В какую игру ты играешь? — сурово спросил он.
— Игру?
«Она кажется такой же простодушной, как Ева, искушающая яблоком Адама», — цинично подумал Логан.
— Ты меня хочешь? — спросил он.
— Ты прекрасно знаешь, что да, — спокойно ответила она. Пожалуй, чересчур спокойно.
— Черта с два! — наконец все поняв, пробормотан он. — Мне не нужна та сука, которую ты сейчас изображаешь. Мне нужна Кейти. — Он слегка ее встряхнул. — Мне нужна Мэри Кэтрин.
Кейти вышла из своей роли так же легко, как в нее вошла, изо всех сил ударив Логана в пах. Он едва успел увернуться, и, прежде чем Логан сумел ее снова схватить, ей удалось довольно далеко откатиться в сторону.
— Ах, Кейти, Кейти! — прошептал он. — Ты хочешь меня, но боишься.
— Нет! — запротестовала она. В глазах ее светилась боль. — Я тебя не хочу. Я тебя ненавижу. И ничего я не боюсь.
То, что она сказала, не имело никакого значения, потому что теперь в его постели снова была Кейти.
Целуя ее, он вбирал в себя ее гнев, а страсть, которую она в нем вызывала, была не менее реальной, чем она сама.
Когда Логан оставил ее, чтобы снять одежду, Кейти не стала протестовать. Не в силах отвернуться, она смотрела, как он раздевается. Вид его сильного, стройного, возбужденного тела возбуждал, в свою очередь, ее. Чтобы понять это, не нужно было слов — Логан видел это по ее глазам и, понимая, что наконец добился своего, самодовольно улыбался.
— Иди сюда, Кейти, — улегшись рядом с ней, сказал он. — Ближе. Вот так. Еще чуть-чуть. Теперь повернись ко мне лицом. — Положив руку ей на бок, он принялся ласкать ее кожу. — Закинь на меня ногу. Да, вот так. Что с тобой, Кейти? Ты что, никогда не дотрагиваешься до своих любовников?
Они лежали так близко, что Кейти могла чувствовать, как что-то твердое упирается ей в живот.
— Пожалуйста, Логан, кончай с этим побыстрее.
— Нет, так не пойдет! — Проведя рукой по ее бедру, он дошел до колена и там остановился, наблюдая за ее реакцией. Губы Кейти раскрылись, дыхание ее участилось — она ждала. Пройдя по внутренней стороне бедра, рука Логана дошла до самой вершины. — Не двигайся, — тихо сказал он. — Лежи как лежишь. — Его пальцы нырнули в темные завитки волос. — Вот где я хочу быть, — сказал он. — А ты чего хочешь?
Огонь пожирал ее изнутри. Каждый раз, когда Логан ее касался, Кейти думала, что сейчас сгорит, испарится. Она хотела его потрогать, о чем так и сказала.
— Ладно, — просто ответил Логан.
Руки Кейти заскользили по его телу, лаская его плечи, спину и грудь. До сосков Кейти дотронулась сначала рукой, потом губами. Когда в ответ на более интимную ласку Логан вознаградил ее звуками, выражавшими желание и удовольствие, Кейти, не отрываясь от его губ, прошептала.
— Я все еще тебя ненавижу.
— Я знаю. — Он чувствовал, как ее бедра прижимаются к его руке. — Скажи мне, чего ты хочешь, — повторил он.
Наступило долгое молчание — такое долгое, что Логан решил, что проиграл.
— Тебя, — наконец прошептала Кейти. В голосе ее звучало отчаяние, по щекам текли слезы. — Я хочу тебя.
Поцеловав ее и ощутив на губах вкус слез, Логан раздвинул ей ноги и приподнял кверху ягодицы.
— Помоги мне, — сказал он.
На секунду замешкавшись, Кейти все же поняла, что от нее требуется, и направила его в себя. Стиснув зубы, она сумела вытерпеть ту боль, которую Логан доставил ей своим вторжением. Ее ногти глубоко вонзились в его кожу.
Боль не уходила. Все удовольствие, которое она еще недавно испытывала, куда-то ушло. И почему она только этого хотела? Много лет назад она просила его научить ее тому, что происходит между мужчиной и женщиной, и каким же горьким было тогда ее разочарование! Нынешнее разочарование было ненамного меньше. Кейти все же испытывала какое-то странное облегчение. Если бы Логан Маршалл доставил ей удовольствие, она чувствовала бы себя еще более грязной, чем сейчас, еще больше стыдилась бы того, что произошло.
Отвернув голову, она следила за игрой света и тени на обоях и желала, чтобы он побыстрее кончил свое дело. Когда Логан перестал двигаться и приподнялся на локтях, Кейти решила, что он уже использовал ее, как хотел, и попыталась вывернуться из-под него.
— Нет, — тяжело дыша, сказал он. Сама того не желая, она сжала его внутри себя, и от наслаждения Логан чуть не выскочил из собственной кожи. — Посмотри на меня, Кейти, — повернув к себе ее лицо, сказал он. — Посмотри на меня. Я ведь ничего не знал. Черт побери, откуда мне было знать, что ты еще девственница?
От его резкого, обвиняющего тона Кейти непроизвольно вздрогнула, тем самым подвергнув его терпение новому испытанию. С вызовом вскинув подбородок, она, однако, не смотрела ему в глаза.
— А что, есть какая-то разница? — спросила она Логана.
— Нет… то есть да… я не знаю. Я не должен был… Боже мой! Не двигайся, а то я не смогу… — Закрыв глаза, он попытался справиться с собой. — Черт! — Проиграв битву, он снова глубоко вошел в Кейти, после чего непроизвольно задергался. Кейти всегда мечтала, что ее любовник будет ласково твердить ее имя, а Логан обругал ее и пролил в нее свое семя.
Оба замолчали. Кейти боялась двинуться, ожидая, что это сделает Логан. Привстав, он откатился в сторону, поднял с пола простыню и обмотал ее вокруг пояса, затем швырнул Кейти халат.
— Перестань на меня так смотреть! — беспомощно проведя рукой по волосам, прорычал он. — А, черт! Я же взял с собой выпить. Ты хочешь что-нибудь? — Кейти покачала головой, но ее мнение, очевидно, было не в счет. Вернувшись, Логан принес виски для себя и бренди для нее. — Вот, выпей. Не бойся, я не хочу тебя отравить.
Выпив бренди, Кейти отчаянно закашлялась и вдруг ощутила между ног нечто липкое и теплое. Не отваживаясь взглянуть, что там такое, она поспешно откатилась на край кровати.
— Куда ты собралась? — спросил Логан.
— По-моему, я истекаю кровью, — с достоинством сказала Кейти и прошмыгнула в ванную.
Логан нервно расхаживал по комнате до тех пор, пока она не вернулась — бледная, с припухшими глазами.
— Со мной все в порядке, — ответила она на немой вопрос Логана. — Крови совсем немного. В основном… — Она неловко замолчала.
Логан почувствовал, что краснеет. Он не мог припомнить, когда в последний раз испытывал смущение.
— Ты могла бы сказать мне, что ты девственница.
— Ты мне вряд ли поверил бы.
— А может, поверил бы. Она тяжело вздохнула.
— По-моему, мы уже установили, что это не имеет никакого значения. Ты хотел мести — ты ее получил.
Логан отставил свое виски.
— А как же Виктор Донован? Черт побери, а Майкл?
— Кажется, ты сделал неверные выводы.
— Нечего меня корить — ты сама меня хотела.
— Ты все для этого сделал. В конце концов именно в этом и заключался твой план. Ты доказал, что я могу тебя хотеть даже против своей воли. Думаю, ты должен быть весьма доволен собой. Трудно описать, как сильно я тебя ненавижу — и себя тоже. Так что сегодня ты вполне преуспел.
Ничего не ответив, Логан отвернулся и снова уставился в окно.
— А теперь уходи! — предложила Кейти. И неуверенно добавила: — Ты уйдешь?
Он пожал плечами:
— Не знаю. Раньше я думал, что этого будет достаточно. А теперь не знаю. — Во всем его облике чувствовалось напряжение.
Кейти не могла поверить своим ушам.
— Ты шутишь!
— Боюсь, что нет. — Он обернулся через плечо. — Спи, Кейти. Сегодня я больше не буду тебя беспокоить.
И он сдержал свое слово. Только под утро, приняв наконец решение, Логан лег рядом с ней в постель. Словно угадав его намерения, Кейти сразу прильнула к нему, как давняя любовница.
Кейти казалось, что она спит и видит сон. Во сне она куда-то бежала, только вот было неясно — убегает ли она от чего-то или, наоборот, к чему-то бежит. Чуть позже она поняла, что это не что-то, а кто-то. От Логана Маршалла она отчаянно убегала, к нему так же отчаянно и стремилась.
От быстрого бега она начала задыхаться. Внутри у нее стало вдруг тепло, и Кейти обернулась в поисках источника этого тепла — как растения поворачиваются к солнцу. Внутренний жар доставлял ей удовольствие, и, по мере того как тепло усиливалось, удовольствие тоже возрастало. Кейти не понимала, почему это происходит, она этого хотела и не хотела. Смущенная, растерянная, она повернула обратно и снова побежала. И тут же очутилась в объятиях Логана.
Он обнял ее и принялся шептать на ухо слова, которые не имели смысла и в то же время успокаивали. Их тела переплелись, он поцеловал ее в губы, и Кейти с новой силой охватило возбуждение. На этот раз она не сопротивлялась.
Наслаждение, которое она испытывала, было так велико, что Кейти внезапно проснулась, ощущая безмерную радость бытия. Лениво потянувшись, она улыбнулась, открыла глаза — и встретила непроницаемый взгляд Логана.
Кейти вновь охватило отчаяние, к которому примешивалось чувство унижения. Рука Логана по-прежнему лежала между ее бедер, но теперь она жгла, словно раскаленное железо. Не решаясь сказать, чтобы он убрал руку, Кейти отстранилась.
— Кейти! — позвал ее Логан. Не отвечая, она села на край кровати к нему спиной и огляделась в поисках халата. Логан подтолкнул его ногой, и Кейти торопливо накинула халат, не поблагодарив и даже не обернувшись. — Мне жаль, что ты не получила удовольствия, — сказал Логан, прислонившись головой к спинке кровати и прикрывшись простыней.
За окном начинался серый день. Капли дождя барабанили по стеклу, выбивая монотонную дробь. Это природа ее оплакивает, подумала Кейти, ей самой не хватило на это слез.
— Не жди от меня благодарности за то, что ты со мной сделал.
— Кейти…
— Меня интересует только одно, Логан. Означает ли все это, что ты наконец исчезнешь из моей жизни?
— Нет, Кейти. Я всю ночь думал и решил, что хочу сделать тебя своей любовницей.
Встав, Кейти отошла на несколько шагов от кровати и только после этого обернулась. Теперь, когда ее гнев достиг своего максимума, глаза Кейти отливали золотом.
— Жаль, что я не дала тебя повесить тогда, в Кингз-Крик! — со злостью сказала она.
В тот же день, в промежутке между дневным и вечерним спектаклями, Кейти пришла в контору фирмы «В. И. Донованз» и спросила Виктора, по-прежнему ли он желает на ней жениться. Церемония бракосочетания состоялась тем же вечером в присутствии знакомого Виктору судьи. Воскресное представление Кейти пропустила, в свой номер в «Честерфилде» она больше не вернулась.
О том, что она вышла замуж, Логан, как и весь город, узнал в понедельник из «Кроникл».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо



Как- то пресновато. Все как всегда она сирота-девственница, он богатый мужик. Автор перебралась когда выдала ее замуж за 60- летнегоистарика типа по любви.
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоАся
11.10.2012, 21.39





Прекрасная сказочка на ночь ! Не знаю почему так мало комментариев . Оценка 10
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоТурмалин
20.02.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100