Читать онлайн Сладкая месть страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Сладкая месть страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ричмонд, штат Виргиния Ноябрь 1864 года
— Двадцать четыре! Я поймал двадцать четвертую! Вот она! — Джон Эдвард держал в руке черную тряпку, на которой лежали две дюжины гнид, выловленных им из собственной бороды.
— Двадцать пять, — сказал Логан, осторожно вытаскивая частым гребнем яйцо вши. — Я выиграл, — с улыбкой добавил он, обращаясь к окружавшей их группе пленных.
— Черт побери, Маршалл! — выругался Эдвард. — По-моему, вы их просто разводите. Это пари не распространяется на фермеров! — Он с возмущением указал на частый гребень, который Логан как раз собирался спрятать в карман. — И насчет оборудования мы не договаривались! Это несправедливо.
— Перестань! — проворчал один из спорщиков. — Все было по-честному.
Логан промолчал. Его выигрыш составляли картофелина, полученная от Билли Уотерса, компас, еще недавно бывший собственностью близнецов Ковингтонов, Эйбла и Джо, и две морковки — толстая, ярко-оранжевая от Дэйви Пауэлла и тощая, бледная от Джона Эдварда. Завернув все это в шарф, Логан положил сверток в черную лакированную шкатулку, которую выиграл в прошлый раз, поблагодарил аудиторию, повернулся и со шкатулкой под мышкой отправился на поиски новых развлечений.
В тюрьме Либби развлечения можно было найти где угодно и когда угодно. Логан отчасти сумел здесь выжить как раз потому, что выискивал их в совершенно неожиданных местах, а если не находил, то создавал сам.
Ричмондская тюрьма Либби раньше была табачным складом и внешне не производила ужасного впечатления. Днем сторонний наблюдатель, глядя на это аккуратное здание из красного кирпича, с одинаковыми окнами и содержавшимся в образцовом порядке приусадебным участком, вполне мог решить, что таким вот образом южане нашли достаточно гуманное решение проблемы пленных. Однако после заката, когда на повозки каждый день грузились трупы умерших, становилось ясно, что это далеко не так.
Нельзя сказать, что тюремные власти специально создавали для заключенных невыносимые условия содержания. Но война есть война. От нехватки еды и медикаментов, от эпидемии тифа страдало все население Ричмонда, постоянно осаждавшегося федеральными войсками, поэтому ничуть не удивительно, что пленные, которых считали здесь ответственными за все причиненное зло, страдали от этих бедствий в первую очередь.
Логан Маршалл знал, что Юг проигрывает войну. Об этом красноречиво свидетельствовали растущая апатия среди охранников, относившихся к службе со все большим безразличием, и участившиеся случаи жестокого обращения с пленными. Реальные сведения о войне получить, однако, было совсем непросто. Сообщения новых пленников часто бывали неточными, а уж составить из них какую-то общую картину и вовсе не представлялось возможным — ведь для каждого из солдат общий ход войны заслонялся тем, что происходило на его собственном поле боя, причем горечь испытанного им лично поражения придавала рассказу оттенок трагичности.
Логан знал о поражении Ли под Геттисбергом в июле 1863 года, хотя даже через семнадцать месяцев после битвы не подозревал, что его брат Дэвид в этом сражении погиб, а другой брат, Кристиан, был тяжело ранен. Не знал он и о том, что его мать скончалась от болезни, которой заразилась, ухаживая за ранеными, а отец медленно чах от тоски.
О своей семье Логан старался думать как можно меньше — подобные мысли причиняли нестерпимую боль. Вместо этого он предпочитал размышлять о том, как выжить в тюрьме Либби (счастье, что его не отправили еще дальше на Юг!), строить планы побега и будущей мести полковнику Аллену. Плюс поиски развлечений — и можно сказать, что скучать ему не приходилось.
В отделении, куда он направлялся, в восьми не слишком больших помещениях находилось больше тысячи человек. Воздух здесь был спертым и тяжелым, от сгрудившихся в поисках тепла грязных тел исходило невыносимое зловоние. Чтобы согреться, Логан старался побольше двигаться, но в глубине души он понимал, что еще одну зиму может здесь и не выдержать.
Отросшие волосы потускнели и свалялись; чтобы сохранить тепло, Логан заправлял их за воротничок рубашки. Из-за отсутствия солнечного света кожа его приобрела землистый оттенок — это иронически называлось тюремным загаром. Весил он на шесть килограммов меньше нормы, что в общем-то было для Либби совсем неплохо. Сносную Форму Логан поддерживал с помощью ежедневных физических упражнений, а также частых пари, благодаря которым нередко выигрывал добавочные порции мяса или овощей.
Сейчас он чувствовал себя лет на десять старше своих двадцати двух да и выглядел лет на тридцать, из зеленого юнца, каким был еще недавно, превратившись в зрелого мужчину.
— Мы с близнецами, — тихо сказал подошедший к нему маленький, длиннорукий Билли Уотерс, прозванный охранниками Обезьяной, — собираемся ночью уйти. Ты с нами?
— Нет, — без колебаний ответил Логан. — Я давно решил попытать счастья в одиночку. — Он помолчал, не зная, огорчены ли товарищи его отказом или это, наоборот, вызвало у них лишь облегчение. — Со стороны Эйбла и Джо было чертовски глупо отдавать мне компас.
— Насчет этого компаса… — не поднимая глаз, нерешительно сказал Билли. — Может быть…
— Не может! — отрезал Логан. — Я его честно выиграл.
— Черт побери, Маршалл, ты…
— Но при одном условии ты можешь его получить.
— При каком? — нетерпеливо спросил Билли.
— Кажется, вы с Ковингтонами сегодня ночью помогаете собирать трупы?
— Конечно, это часть нашего плана. Мы собираемся…
— Подробности мне ни к чему! — прервал его Логан. — Просто скажи — можете вы погрузить меня в один из этих фургонов?
У Билли отвисла челюсть.
— Ты имеешь в виду — будто ты мертвый?
— Именно так. Можете вы это сделать?
— Конечно, можем, но…
Логан не желал больше слушать никаких возражений.
— Тогда решено. Положите меня в фургон и можете сразу обчистить мои карманы. Разве не так Ковингтоны получили этот компас? — Билли смущенно отвел взгляд. — Ну, теперь они точно так же могут получить его обратно.
Этой ночью из тюрьмы Либби похоронный фургон вывез двадцать шесть человек, среди которых был и Логан Маршалл. Билли Уотерса и Эйбла Ковингтона застрелили сразу же, как только они оказались за пределами склада, Джо Ковингтон, который забрал компас, направился на север. В создавшейся суматохе на похоронный фургон никто не обратил внимания, и Логан благополучно выбрался из скопища окоченевших и дурно пахнущих тел. Если его хватятся, преследователям никогда не придет в голову, что он может отправиться еще дальше к западу, в самое сердце Виргинии — туда, где находилась ферма двоюродной сестры Роуз Аллен. Логан надеялся, что там ему предоставят убежище.
И только когда он наконец почувствовал вкус свободы и всей грудью вдохнул сладкий аромат, исходивший от плодородной земли Виргинии, когда он отпил ледяной воды из реки Джеймс — только тогда Логан Маршалл позволил себе ту роскошь, в которой отказывал себе во время пребывания в тюрьме.
Опустившись на колени, он закрыл лицо руками и заплакал.
Первые две ночи Логан ночевал в лесу, укрываясь слоем земли, а на третью ночь он обрел убежище в каком-то сарае, дождавшись, когда в фермерском доме погаснут огни. Находившиеся там животные — мул, корова, четыре кошки, пони и шотландская овчарка — не обратили на него никакого внимания. Немного утолив голод горстью овса, взятого из кормушки пони, и молоком прямо от коровы, Логан забрался на чердак, зарылся в душистое сено и тут же уснул.
— Иди сюда, Брут! Что ты там делаешь, а? На чердаке кто-то есть, да?
Хватая лапами ведущую на чердак лестницу, Брут отчаянно скулил.
— Кто там, мой мальчик? Двуногое или четвероногое?
Брут заскулил еще громче. Отбежав от лестницы, он принялся кругами бегать вокруг своей хозяйки, а когда она опустилась на корточки, чтобы почесать его за ушами, начал с восторгом ее лизать. Это было настоящее блаженство — пес почти забыл о неприятеле.
— Что, нужно вооружиться? — прошептала она, впрочем, не особенно пугаясь. В этом районе уже давно не было никаких боев, а последний дезертир прошел через Кингз-Крик больше двух месяцев назад. Скорее всего Брут почуял енота или белку. Что ж, если ей удастся поймать эту дичь, можно будет как следует поесть.
Поняв из слов девушки, что она собирается подняться на чердак, Логан решил было поглубже зарыться в сено, но сразу понял, что любой шум только привлечет к нему внимание. Достав лежавшую у него под головой черную лакированную шкатулку, он осторожно ее открыл. В шкатулке лежали моток голубых ниток, две иголки, носовой платок, частый гребень, кусок мела, с полдесятка мраморных шариков и, наконец, ложка. Именно ложка ему и требовалась. Остро заточенная, она была бесполезна для еды, но зато представляла собой грозное оружие. Сжав ее ручку, Логан принялся ждать дальнейшего развития событий.
— Я ничего не вижу, мой мальчик, — сказала девушка собаке. Но Брут продолжал танцевать, поэтому она сошла с лестницы и, встав на четвереньки, двинулась в глубь чердака. Лишь заметив неприятеля, девушка поняла, что в таком положении она совершенно беспомощна.
Метнувшись вперед, Логан схватил ее за платье и потянул к себе. Закричав, девушка принялась брыкаться, но Логан игнорировал ее удары ради того, чтобы избежать другой, более серьезной угрозы — девушка могла поднять тревогу. Не успела она набрать побольше воздуха в легкие, как рука Логана заткнула ей рот, а почувствовав, как к горлу прижался какой-то холодный предмет, девушка застыла на месте, с ужасом глядя на нападавшего.
Весь обросший волосами, с длинной бородой, он больше походил на зверя, чем на человека. Серые глаза, холодные как сталь, были ей странно знакомы. Мэри Кэтрин Макклири начала бить дрожь.
«Как сильно она изменилась», — думал Логан, всматриваясь в лицо лежавшей перед ним девушки. Золотисто-карие глаза экзотической миндалевидной формы, темные брови, волосы цвета меда. За прошедшие девятнадцать месяцев от той полудевушки-полуребенка, какой была Мэри Кэтрин, не осталось и следа. И дело не только во внешности — во взгляде Мэри Кэтрин было нечто, заставлявшее Логана думать, что на деле она гораздо старше своих лет.
— Кейти? Господи! Я молил Бога, чтобы… Это действительно вы? — Боясь, что она все же закричит, Логан не убирал руку. Он терпеливо ждал ответа и в конце концов был награжден неохотным кивком. — Вы меня узнаете? — Она снова кивнула. Он убрал ложку от ее горла. — Вы не будете кричать?
Мэри Кэтрин медлила. Она не хотела давать никаких обещаний этому человеку, которого всем сердцем ненавидела. Он предал ее, разгласил тайну, которую она обещала хранить, и этим изменил всю ее жизнь. Против своей воли она, однако, кивнула еще раз, и Логан, словно не доверяя ее обещанию, очень медленно убрал руку с ее лица.
— Слава Богу, — тихо сказал он. Понимая, что Мэри Кэтрин по-прежнему смотрит на него с испугом, он сел, положил свое оружие в шкатулку, показал ее содержимое Мэри Кэтрин — дескать, бояться тут нечего — и поставил шкатулку рядом. — Прошу меня простить, — внезапно увидев себя ее глазами, сказал он и неловко попытался стряхнуть приставшие пучки соломы. — Я слишком небрежно одет, чтобы принимать посетителей.
Как он может так шутить? Его лохмотья годятся разве что для костра. И откуда только он взялся? Про янки говорят, что они прекрасно одеты и всегда сыты, чего не скажешь про Логана Маршалла. Более того, он похож на голодающего Прежнего Логана ненавидеть было легко, а вот нынешний вызывал у нее только жалость.
— Я не хотел вас пугать, — сказал он. — Я не причиню вам вреда.
Мэри Кэтрин бросила на него недоверчивый взгляд, но ничего не сказала. Всего минуту назад он казался ей очень опасным.
Подобрав валяющуюся на полу конскую попону, которую он притащил на чердак, Логан накинул ее себе на плечи. Снаружи светило солнце, но это зимнее солнце совсем не грело, и Логан чувствовал, как холод пробирает его до костей. Сквозь трещины в потолке пробивались тонкие лучики света; волосы Мэри Кэтрин отливали в них золотом.
— Сколько вам лет, Кейти? — Он хотел сказать вовсе не это, но слова сами вырвались у него из уст.
Удивленная вопросом, Мэри Кэтрин машинально ответила:
— В сентябре мне будет пятнадцать.
— Пятнадцать, — тихо повторил он. — Странно, но когда я вас вспоминал, то почему-то не думал о том, что вы станете старше. Перед моими глазами всегда стояла маленькая Кейти Макклири.
Сев, Мэри Кэтрин разгладила платье и подобрала ноги так, чтобы не были видны кружевные панталоны.
— Не называйте меня так.
— Не называть как? — удивленно спросил Логан. — Вы имеете в виду — Кейти?
— Да. Меня никто так не зовет. Это детское имя.
— Я согласен с тем, что вы не ребенок, но имя Кейти мне нравится.
— А мне нет.
— Ладно, — ответил он, толком ничего не пообещав. — А где ваша мать? А Меган? Эта ферма, кажется, принадлежит кому-то из ваших родственников?
Неужели он все-все помнит?
— Да. Тете Пегги.
— А что скажет тетя Пегги, увидев на своей территории одного из янки?
— Она ничего не скажет. Узнав, что вы здесь, она просто направит на вас дробовик.
— Она хорошо стреляет?
— Очень хорошо.
— Этого я и боялся.
— Я говорю правду, — сказала Мэри Кэтрин.
— Я с этим не спорю. Но может быть, ваша мать сможет замолвить за меня словечко?
— Это невозможно.
Логан плотнее запахнул на груди попону.
— Что вы имеете в виду? — с удивлением сказал он. Говорить было трудно, зубы стучали от холода. — Роуз прекрасно знает, что я не представляю для вас ни малейшей угрозы. Почему же она не захочет мне помочь?
— Может, вы спросите у нее сами?
— Вы можете ее сюда привести?
— Нет. Вам придется пойти со мной. — Мэри Кэтрин поднялась на ноги. — Насчет тети Пегги не беспокойтесь. Она работает на кухне, в другом конце дома, и нас не увидит.
— Не понимаю… а где Меган?
— Вместе с мамой.
Подав руку, девушка помогла Логану встать на ноги. Пожалуй, ему будет полезно пройтись, решила Мэри Кэтрин пока он совсем не замерз.
— Это Брут, — спустившись по лестнице, сказала она Логану. — Он бы сразу сообщил о вашем появлении но тут недавно проходили трое южан, воюющих на стороне янки, и один из них лишил его голоса. — Ответа Логана она ждать не стала — что он может сказать? Времена сейчас действительно опасные. — Пойдем, мой мальчик. Отведем на прогулку мистера Маршалла.
Логан ожидал, что они направятся к дому, но когда Мэри Кэтрин повернула к пастбищу, замер в нерешительности. Она продолжала идти, не оборачиваясь, и Логан мысленно выругал себя за излишнюю подозрительность. Не было оснований ей не доверять, хотя Логан не понимал, почему она с ним так холодна. В конце концов он решил идти, ковыляя за ней неровной походкой и, как щитом, загораживаясь от ледяного ветра лошадиной попоной.
В том месте, где ручей расширялся, Мэри Кэтрин остановилась. Перед ней лежала небольшая, в виде полумесяца, полянка, окаймленная четырьмя вечнозелеными падубами — вся земля была испещрена их ярко-красными ягодами, некоторые уносил с собой поток. Сзади слышались тяжелые шаги Логана, дыхание его было неровным, прерывистым. Глядя на могилы матери и сестры, Мэри Кэтрин ощутила, как к ней вновь возвращается знакомое чувство гнева. Сейчас она черпала из него силы. Жалость к Логану сделала ее беспомощной, и теперь она была рада, что это чувство прошло.
— Что здесь? — спросил Логан, но он уже и так знал что. Над двумя могилами возвышались одинаковые кучи камней, сложенные наподобие пирамиды из пушечных ядер. Несколько раз обежав вокруг надгробий, Брут лег на землю и заскулил.
— Мамина могила — та, что слева, — сказала Мэри Кэтрин. Голос ее звучал удивительно спокойно, словно она разговаривала с незнакомцем. — Она умерла в июне прошлого года.
— Прошлого года? Она слабо кивнула.
— Через месяц после того, как мы уехали из Вашингтона. Логан был поражен.
— Боже мой! Мне очень жаль.
— Почему жаль? — «Ведь это все твоя вина», — мысленно добавила она.
Ее вопрос поставил Логана в тупик. Роуз ему нравилась — она была хорошей женщиной.
— Я имел честь знать вашу мать и, конечно, скорблю о ее кончине.
Как и ожидала Мэри Кэтрин, он не стал ни за что извиняться.
— У нее была чахотка, — взяв себя в руки, сказала она. — Мама знала о своей болезни еще до отъезда. Эта поездка дорого ей обошлась. По дороге она подхватила простуду, от которой так и не оправилась. Все произошло очень быстро.
— Если бы она мне об этом сообщила! — сказал Логан, обращаясь больше к самому себе, нежели к Мэри Кэтрин. — Я бы устроил так, чтобы вы остались в Вашингтоне. Я позаботился бы о том, чтобы вас не беспокоили. — Он не стал упоминать, кто именно.
— О, но вы и без того сделали для нас так много! — со скрытым сарказмом ответила она.
Охватившая Логана слабость все усиливалась. Пошатнувшись, он инстинктивно схватил за руку Мэри Кэтрин и сразу почувствовал, как она задрожала.
— Вам холодно, — сказал он. — Вот, возьмите попону.
— Нет, мне хорошо. Правда, оставьте ее себе. — Целый отряд янки не заставил бы ее признаться в том, почему она задрожала.
— А Меган? — спросил Логан. — Это просто невероятно. — Даже глядя на ее могилу, он не мог поверить в то, что рыжеволосой, зеленоглазой Меган действительно больше нет. Он вспомнил тот поцелуй в саду. Может, все обернулось бы иначе, если бы он принял предложение полковника и женился на ней? — Что с ней случилось?
— Она умерла родами. Логан недоуменно заморгал.
— Она была замужем?
— Ее изнасиловали. Он сразу закрыл глаза.
— А ребенок?
— Похоронен вместе с ней. — Мэри Кэтрин откинула с лица непокорный локон и повернула голову так, чтобы ветер не задул его обратно. — Это был мальчик, — сказала 32 она. — Я назвала его Ричмондом. Когда он родился, как раз шел бой за этот город, и я боялась, что он не попадет на небо, если останется безымянным.
— Значит, теперь здесь только вы с тетей?
— Да. Дядя Мартин погиб на Бул-Ран.
— В первом сражении или во втором?
— В первом.
— Там погиб мой старший брат, — грустно сказал Логан. — В том же самом бою. Я вступил в армию сразу после того, как узнал о смерти Брейдена.
— Эта война никого не щадит, — важно сказала она и пошла прочь. Оставив могилу Меган, Брут бросился вперед. — Нам нужно возвращаться, а то тетя Пегги будет меня искать. У меня еще есть дела по хозяйству. В сарае вы можете пробыть еще ночь или две. Кроме меня, никто не знает, что вы там.
— Подождите! — позвал ее Логан. — Я не могу… Мэри Кэтрин замедлила шаг.
— Человек, который изнасиловал мою сестру, был янки, — не глядя на него и не пытаясь ему помочь, сказала Мэри Кэтрин. — Такой же, как вы. Наверное, вам надо об этом знать.
— Мы не все скроены из одного и того же материала. Она окинула критическим взглядом его одежду. Китель побледнел, но все же остался бледно-голубым, поэтому было ясно, что его обладатель служит в армии Потомака. Золотая тесьма местами порвалась, но шеврон на рукаве остался цел. Материал у янки все-таки один и тот же.
— Мне раньше казалось, что вы рядовой, — сказала Мэри Кэтрин. — Но эти нашивки, должно быть, что-то означают. Кажется, вы старший сержант?
— Это не мое, — коротко ответил Логан. — Эта одежда принадлежала одному старшему сержанту, который недавно умер.
— Понятно. — Больше она ни к чему не проявила интереса. Когда они вернулись к сараю, Мэри Кэтрин помогла Логану вновь забраться на чердак. — Вам лучше остаться здесь. Когда я закончу свою работу, постараюсь принести что-нибудь вам поесть.
Она уже повернулась, чтобы уйти, но туг Логан схватил ее за руку.
— В Виргинии я никогда не ждал особенно теплого приема, — нахмурившись, сказал он. — Тем не менее я искал вас, рассчитывая, что именно вы проявите ко мне некоторую любезность. Я помнил вас совсем не такой, Кейти. Вы никогда не проявляли ко мне ненависти.
Увы, это так. Как актрисе ей еще многому нужно научиться.
— Что вы об этом знаете! — твердо посмотрев на Логана, сказала она. — Вы всегда были нашим врагом. Так говорила мама, так говорила и Меган. Мы всегда так считали, хотя вы с полковником Алленом ни о чем и не догадывались. Вы думаете, мама вышла за него потому, что любила?
— Да о чем вы говорите?
Мэри Кэтрин вырвала у него руку.
— Я вернусь, как только, покончу с делами. А пока подумайте о том, что я сказала.
Логан был слишком слаб для того, чтобы ее преследовать, а мысль о дробовике тети Пегги вообще не слишком его вдохновляла. Натянув на голову еще одну попону, Логан закрыл глаза. Внизу слышались шаги Мэри Кэтрин, которая доила корову и чистила стойла, при этом разговаривая сама с собой. Странно, но ему как будто послышалась фраза из «Ромео и Джульетты»: «О, не клянись луной, изменчивой луной…» Вскоре Логан провалился в сон, не зная, действительно ли он это слышал, или ему только показалось.
Выполнив все, что полагалось, Мэри Кэтрин вернулась в дом. Тетя Пегги все еще была на кухне, где витал запах пекущегося хлеба.
Мэри Маргарет Кук была олицетворением классической бабушки — маленькая, круглая, с добрыми глазами и суровым выражением лица, с двойным подбородком и внушительной грудью. Давно прошли те времена, когда она обладала тонкой талией, и уж совсем немногие помнили, что ее ныне седые волосы когда-то были цвета спелой пшеницы. Да, она потеряла многих родственников и друзей — одни умерли своей смертью, других унесла война. Когда в 1814 году британцы подожгли Вашингтон, Пегги было столько же, сколько сейчас Мэри Кэтрин, но до тех пор, пока янки не вторглись в Виргинию, она не знала, что такое ненависть.
— Ты хорошо себя чувствуешь? — мягко растягивая слова, спросила она. — Ты что-то раскраснелась, Мэри Кэтрин. Что, время пришло?
— Тетя Пегги! — взмолилась Мэри Кэтрин. — Никто не орет о подобных интимных вещах так откровенно, как ты!
— Чепуха! Это просто природа, и ничего интимного тут нет.
— Нет мое время не пришло. А если я раскраснелась, то потому, что здесь слишком жарко.
Пегги указала ей на дверь.
— Тогда иди отсюда. Нечего тут сидеть.
— По правде говоря, — протянула Мэри Кэтрин, мечтательно вытанцовывая вокруг кухонного стола, — я как раз думала о пикнике. Пикнике на двоих — чтобы были только я и Брут.
— Пикнике? — Пегги посмотрела на нее как на сумасшедшую. — Сейчас ведь ноябрь! — Снаружи не очень холодно. А как насчет янки? Ты ведь не хочешь повторить судьбу своей сестры? — Она видела, что ее прямолинейность разрывает сердце Мэри Кэтрин, но нисколько об этом не сожалела. Лучше разбитое сердце, чем покалеченная судьба. — Это отнюдь не безопасно.
Мэри Кэтрин задумчиво потеребила губу.
— А если я пойду всего лишь в сарай?
— Ну, в этом нет ничего страшного, странное ты дитя! Я с самого начала поняла, что ты не в себе. Все время читаешь и пересказываешь наизусть книги, что дала тебе мать. Если от этого у тебя на сердце будет легче, Кейти, бери что хочешь и иди в сарай. Если ты мне понадобишься, я позвоню в колокольчик.
Уложив маленькую корзинку, Мэри Кэтрин отправилась в свою спальню за книгой. И хотя тетя Пегги говорила об этом с нежностью, Мэри Кэтрин думала о том, что, наверное, она и в самом деле странная. Никто из знакомых ей девушек не собирался самостоятельно прокладывать себе дорогу в жизни — все их планы сводились к тому, чтобы выйти замуж. А вот Мэри Кэтрин, напротив, никогда всерьез не задумывалась о замужестве — это казалось ей несовместимым с карьерой актрисы.
В добавление к корзинке и книге Мэри Кэтрии ухитрилась прихватить кое-какую одежду покойного дяди, пару ножниц, бритву и кусок мыла. В сарае стояла старая оцинкованная ванна, где Логан мог вымыться. Если он не полезет туда добровольно, она его туда столкнет.
Когда Мэри Кэтрин поднялась на чердак, Логан еще спал. Она разбудила его, слегка пнув ногой в ребра — о чем тут же пожалела. Реакция Логана была мгновенной. Прежде чем Мэри Кэтрин успела закричать, она уже оказалась на полу.
Корзинка перевернулась, выпавшая книга больно упиралась в плечо, от удара на затылке, наверное, вскочит шишка. Придавивший ее к полу Логан смотрел на нее пустым взглядом, очевидно, не соображая, где находится. Через мгновение стальной блеск в его глазах сменился неким подобием интереса, а затем — смущением, когда Логан наконец понял, кто перед ним. Для Мэри Кэтрин было очевидно, что он до сих пор считает ее ребенком. Впрочем, сказала она себе, ему и незачем проявлять к ней интерес — по крайней мере в его нынешнем положении. Ведь в его бороде вполне могут быть насекомые! Одна мысль об этом приводила ее в дрожь.
— Кейти, — медленно выдохнул он.
— Да, это я, — сухо ответила она. — А теперь, когда мы оба это знаем, надеюсь, вы позволите мне подняться.
— Я думал, это…
— Будьте добры, — прервала его она, — отпустите меня. Я едва могу дышать. — Она старалась отогнать от себя мысль о том, что причина здесь не только в тяжести его тела. — Буду премного обязана, если вы соблаговолите отстраниться.
Это было сказано с таким оскорбленным достоинством, что Логан не смог удержаться от улыбки. Мэри Кэтрин, однако, осталась совершенно серьезной.
— Ну хорошо, — откатившись в сторону, сказал он. — Но в будущем соблюдайте осторожность. Я не люблю таких сюрпризов.
Сев на пол, Мэри Кэтрин принялась собирать то, что принесла. Мельком взглянув на Логана она поняла, насколько он голоден. На выпавший из корзинки кусок хлеба он смотрел прямо-таки с вожделением. Исполненная жалости, она подала ему хлеб.
Уже поднеся его ко рту, Логан помедлил.
— А вы не будете? — спросил он.
На глаза Мэри Кэтрин навернулись слезы.
— Нет, — отвернувшись в сторону, ответила она. — Я принесла это вам. Я уже позавтракала. И не надо ничего откладывать. На ужин я принесу еще. Из дома все это нетрудно вынести. — Последнее утверждение было ложью — тетя обязательно заметит пропавшую еду. Но Мэри Кэтрин решила ничего не говорить Логану. В конце концов, на сама решила ему помочь. Аккуратно сложив разбросанную одежду, она положила ее рядом с Логаном. — Это принадлежало моему дяде. Надеюсь, вам подойдет, и потом я всегда могу немного подогнать по фигуре. Только не надевайте ее пока не помоетесь. Внизу есть ванна, я сейчас ее наполню. Когда поедите, позовите меня, и я помогу вам спуститься с лестницы. Должна предупредить, что нагреть воду я здесь не могу.
Логан пожал плечами.
— Пусть я получу пневмонию, но зато буду чистым. — прожевав очередной кусок хлеба, сказал он. — Мне кажется, это по-честному.
Мэри Кэтрин отнюдь не была уверена, что пневмонии у него уже нет. Глаза Логана лихорадочно блестели, на лбу проступили капельки пота.
— Возможно, это не такая уж и хорошая идея.
— Вы меня не остановите, — сказал он.
— Тогда вам конец.
— Я тоже так думаю, — с мрачным юмором согласился он. Ванна действительно оказалась очень холодной. Логан сидел в ней, поджав колени к груди и изо всех сил стиснув челюсти, чтобы не стучали зубы. Он начал тереть себя щеткой, которую дала ему Мэри Кэтрин, но быстро устал. Она тут же появилась рядом, взяла из его руки мыло и принялась мылить ему спину. На то, чтобы протестовать, у Логана не осталось сил. К тому же, если это ее не смущает, почему он должен смущаться?
Если бы Мэри Кэтрин позволила себе думать о том, что сейчас делает, она сразу умерла бы от смущения. Но в этот момент она воображала себя Кейт, верной женой Петруччо, которая просто помогает своему мужу. Что здесь такого?
— Что вы там бормочете? — спросил Логан.
— «Твой муж — твой господин, твоя жизнь, твой соверен; тот, кто заботится о тебе и ради твоего существования предает свое тело…» — Она осеклась, поняв, что говорит вслух. — Вот, возьмите попону и завернитесь в нее, когда будете выходить из ванны. А потом сядьте вон на тот тюк, чтобы я могла вас подстричь. — Она отвернулась, избегая его удивленного взгляда.
— Вы читаете Шекспира? — спросил он, обернув вокруг талии попону и надев на себя чистую нижнюю сорочку и рубашку из грубой ткани.
— Разве это так удивительно? — спросила она, жестом указывая, чтобы он сел. Когда Логан подчинился, она принялась расчесывать его волосы.
— Не знаю. Никогда не думал об этом.
— Мама любила театр. Как она говорила, это лучшее, что можно найти в Вашингтоне. В «Каменной лощине» или в Кингз-Крик с подобными вещами туго. А Шекспир был ее любимым драматургом. «Как вам это понравится» мы смотрели незадолго до отъезда из Вашингтона. — В голосе ее звучала тоска. — Знаете, все мы актеры.
— Я уже это слышал, — уклончиво сказал Логан.
— Но не согласились.
— Эта мысль заставляет меня думать, будто мной манипулируют. А мне хочется верить, что у меня есть выбор.
— Мы можем выбрать роль, которую играем. По крайней мере я выбрала.
— Вы? — покровительственно усмехнулся Логан. — Какую же роль вы можете… Ой! Больно! — Он посмотрел вниз. — Боже! Сколько волос вы собираетесь состричь?
— Сколько захочу! — отрезала она.
— Черт возьми!
— Мистер Маршалл, ваши волосы являются прибежищем для…
— Не надо мне об этом напоминать! — с чувством произнес Логан. — Стригите!
Закончив стрижку, она достала из кармана фартука осколок зеркальца и подала его Логану.
— Вы отрастили бороду и усы, — сказала Мэри Кэтрин, когда он одобрил ее работу. — Но поверьте, мистер Маршалл, вам лучше побриться.
Логан в этом не сомневался и с готовностью взялся за бритву. Через двадцать минут он с трудом узнал собственное отражение в зеркале. Человек, который оттуда на него смотрел, мало походил на того Логана, каким он был девятнадцать месяцев назад. — Вы постарели, — сказала Мэри Кэтрин.
— А вы весьма прямолинейны, — криво улыбнулся Логан.
— Это не так уж и плохо, — сказала она. — Вы точно так же будете выглядеть и потом, когда и вправду состаритесь. Даже в тридцать лет.
Логан поперхнулся от смеха.
— Боже мой, вы мне льстите!
Не обращая на него внимания, Мэри Кэтрин опустила в карман фартука зеркальце и ножницы. Чего она не сказала и не должна была говорить — это что Логан Маршалл чертовски красив и таким будет всегда. И вряд ли она одна так думает. Даже тетушка Пегги, прежде чем разрядить в него дробовик, вынуждена будет признать, что Логан очень красив.
— Пойдемте на чердак, — сказала она. — Там я могу сделать вам подобие постели — отгородить небольшой угол, чтобы вам было уютнее и теплее. А когда я принесу вам ужин, то захвачу с собой пальто дяди Мартина.
— Вы очень добры ко мне, — тихо сказал он. — Я не могу толком понять почему. Когда вы показали мне могилы, я решил, что вы собираетесь меня выставить. Вы даже не спросили, что я здесь делаю и где я был. К тому же, как я понимаю, вы считаете меня врагом.
— Вы и есть враг. Где вы были, меня не интересует, и не важно, почему вы сюда пришли, если можете здесь умереть. Но я предпочла бы не объяснять этого тете Пегги. Она не поймет, как можно общаться с янки, даже если он был…
Логан ждал, что она закончит фразу, но так и не дождался.
— Был кем? — решил все же уточнить он.
— Был принцем, который превратился в лягушку, — тихо ответила она и вышла из чулана. От воспоминаний об утраченной наивности у нее заныло сердце. Оглянувшись, она увидела, что Логан молча идет следом.
Когда Мэри Кэтрин вернулась с ужином, Логан опять спал. На сей раз она не стала пинать его в ребра, а просто поставила возле головы спящего корзинку с едой — запах жареных цыплят и запеченных в тесте яблок наверняка привлечет его внимание. Во сне Логан тихо похрапывал, и Мэри Кэтрин осторожно повернула его на бок. Храп прекратился. Мэри Кэтрин потрогала его лоб. Он был уже не такой горячий, как раньше. Возможно, это все-таки не пневмония.
Дожидаясь, пока Логан проснется, Мэри Кэтрин расплела косу, расчесала пальцами волосы и принялась снова их заплетать. Закончив, она с удивлением обнаружила, что Логан на нее смотрит — точнее, на ее руки. По мнению Мэри Кэтрин, эти руки были совсем не красивыми, и она неловко спрятала их в складках платья. Этот жест, очевидно, вывел Логана из задумчивости.
— Что случилось с солдатом, который изнасиловал Меган? — без всяких предисловий спросил он.
— Я его подстрелила.
— То есть он мертв?
— Тетя Пегги научила меня, что надо стрелять именно так.
— Понятно, — задумчиво сказал он. Она стала гораздо жестче. Если у него по крайней мере была юность, то Мэри Кэтрин сразу стала взрослой. Возможно, многие острые углы — это заслуга полковника Аллена.
— Кажется, температура у вас спала. Вы чувствуете себя лучше?
Он сел, потянулся и протянул руку к корзинке.
— Я чувствую себя вполне сносно. — Пальто, которым его укрыла Мэри Кэтрин, соскользнуло с плеча, и девушка поспешила его поправить.
— Мне пора идти, вернусь я только утром, — сказала она.
— Я никуда не собираюсь уходить.
— Но вы должны понимать, что не сможете долго здесь оставаться, — с беспокойством сказала она. — Моя тетя в конце концов вас обнаружит.
— Я понимаю, — ответил он. — Какой сегодня день?
— Четверг.
— Тогда в понедельник я перестану вас беспокоить. — Он подцепил вилкой запеченное яблоко и начал есть.
— И куда вы пойдете?
— Домой.
Против своей воли она заинтересовалась:
— Это в Нью-Йорке?
— Да.
— И что вы там будете делать?
— Работать на отца. Он владелец и издатель «Кроникл».
— А вы действительно хотите этим заниматься?
— Да. Насчет этого я никогда не задумывался — я всегда знал, что хочу быть газетчиком. А вот Кристиан — мой старший брат — это дело не любит. Хочет быть художником. — Он умолк, чтобы проглотить кусок и сделать большой глоток из фляжки, которую принесла Мэри Кэтрин. От виски по телу распространилось приятное тепло.
— Я думала, вы фотограф.
— Я и есть фотограф. Кристиан привил мне к этому интерес. Я хочу, чтобы фотографии заняли в газете подобающее место.
— Значит, для вас ничто не изменилось? — сказала Мэри Кэтрин. — Я имею в виду — по-настоящему. Вы отправляетесь домой, где вас ждет газета, ждет семья, а может быть, и возлюбленная, и через несколько месяцев для вас все будет позади.
Логан не мог поверить своим ушам.
— Да, как будто ничего и не случилось, — продолжала она, не понимая, что вступает на опасную почву. — Однажды утром кто-то разбудит вас пинком в ребра, и вы даже не станете возражать. Вы даже не вспомните, почему это вас когда-то беспокоило.
— Убирайтесь отсюда! — сказал он.
— Вы даже не…
— Мэри Кэтрин! — В голосе его звучало крайнее раздражение. — Оставьте меня.
Только сейчас она поняла, что Логан по-настоящему рассержен. Но почему? Ведь она сказала правду. Вернувшись в свой город, он забудет о войне, забудет о ней и ее семье. Поднявшись на ноги, Мэри Кэтрин стряхнула с себя солому и направилась к лестнице.
— Кейти!
Еще один шаг — и он уже не сможет ее видеть. Однако в голосе Логана звучало нечто такое, что заставило ее остановиться и поднять на него глаза.
— У меня нет возлюбленной, — сказал он.
Мэри Кэтрин не знала, что больше ее возмутило — то, что она покраснела до корней волос, или то, что Логан расхохотался, причем в смехе его чувствовалась жестокость.
В пятницу утром Мэри Кэтрин приготовилась держаться с Логаном как можно суше. Попрактиковавшись перед зеркалом и уверившись в своей способности игнорировать Логана, Мэри Кэтрин снова пришла в сарай и поднялась на чердак только после того, как переделала все дела внизу.
Ее поведение вызвало у Логана искренний смех. Все ее жесты были настолько наигранны, что ее трудно было воспринимать всерьез. Наверное, опять начиталась каких-нибудь историй.
— Вы надо мной смеетесь! — с возмущением сказала Мэри Кэтрин.
— Смеюсь.
— Ублюдок янки!
— Насчет янки — все верно. Но вот мои отец с матерью страшно бы удивились, услышав, как меня называют ублюдком.
Он все еще смеялся над ней. Забыв о своих приготовлениях, Мэри Кэтрин поспешно покинула чердак. Вечером она имела с тетей серьезную дискуссию относительно терпимости и гнева. Эта беседа привела Пегги в полное недоумение, но Мэри Кэтрин сразу почувствовала себя лучше.
В субботу она заметила в Логане явные перемены. Он был уже не таким бледным, сидел прямее и выглядел бодрее. По лестнице спускался и поднимался вполне уверенно.
— Что, по мнению вашей тети, вы здесь делаете? — спросил Логан. Мэри Кэтрин принесла из дому колоду карт, и теперь они играли в покер на соломинки. Полностью сосредоточившись на картах, она нервно покусывала губы. — Вы меня слышите? Я задал вопрос.
— Я знаю. Я думаю. Две карты, пожалуйста. — Логан дал ей две карты.
— Так что?
— Она думает, что я читаю вслух. Три к одному.
— Что читаете? — Он принял ее ставку и открыл карты. Все три были одной масти.
— Семь к пяти, — сказала она. — Я выиграла. — Она сделала паузу. — В очередной раз.
— Рад, что вас не было в тюрьме Либби, иначе бы я отдал вам последнюю рубашку.
Об этом она не хотела знать и тем не менее спросила:
— Вы были в Либби?
Логан кивнул. Собрав карты, он начал снова их раз — давать.
Мэри Кэтрин сказала себе, что больше ничего знать не хочет.
— И как долго?
— Почти с того самого момента, как я оставил вас в Вашингтоне.
— Боже мой! — тихо ужаснулась она. — Так вы только что вышли?
— Да.
— Они вас отпустили?
— Нет, не совсем так.
— О Боже! — снова воскликнула она. — Значит, вы сбежали!
— По вашему тону я могу понять, что это хуже, чем быть просто ублюдком янки.
— Как вы можете с этим шутить? Вы не должны были мне об этом говорить. Думаете, я на вас не донесу? — Руки ее беспрестанно сжимались и разжимались.
Бросив карты, Логан схватил ее за руки.
— Что такое, Кейти?
Почувствовав, что Логан хочет заглянуть ей в глаза, Мэри Кэтрин гордо вскинула подбородок. Однако Логану этого было недостаточно. Его холодный взгляд требовал ответа, причем в его глазах было нечто такое, что приковывало внимание Мэри Кэтрин и не давало ей отвернуться.
— Это неправильно, — тихо сказала она. — Я не должна была вас прятать. Пока вы не упомянули тюрьму Либби, я думала, что вы дезертир. До сих пор не было ничего особенно плохого в том, что я вам помогаю. А теперь все стало по-другому.
— Неужели то, что я когда-то вам помог, так мало для вас значит, Кейти?
— Не зовите меня так.
Он слегка встряхнул ее руки.
— Да или нет?
Она вырвала у него руки и принялась машинально собирать карты.
— Я не просила вас о помощи. Мама и Меган тоже не просили.
— Понятно. — Желудок начал завязываться в узел Логан был рад тому, что больше не держит ее за руки, так как у него внезапно вспотели ладони. — Пожалуй, сейчас нет места для гордости. Мне нужно ваше молчание. Если меня поймают, то сразу убьют, а если мне придется вернуться в тюрьму, я там умру. Вы согласились с тем, что я могу остаться здесь до понедельника. Пусть так и будет.
Некоторое время Мэри Кэтрин ничего не отвечала. Опустив глаза, она принялась сдавать карты.
— Если я до понедельника решу о вас сообщить, то сначала скажу об этом вам. У вас будет шанс ускользнуть. Больше я ничего не могу вам обещать. — Внизу заскулил Брут, а пони заерзал в своем стойле. Подойдя к лестнице, Мэри Кэтрин крикнула Бруту, чтобы она замолчал.
— Неужели вы говорите серьезно? — пробормотал Логан.
— Мы находимся по разные стороны баррикад, — сказала она. — И так было всегда. — Она подняла на него взгляд. — Ну что, будете играть в покер?
Логан медленно поднял свои карты. Было трудно примириться с тем, что сидящая перед ним молодая женщина и есть тот ребенок, которого он помнил. Ребенок, которого он спас от полковника Аллена.
Остаток дня прошел так, будто ничего не произошло. Мэри Кэтрин продолжала побеждать, но Логана сейчас занимало совсем другое. Он понимал, что должен уйти отсюда еще до понедельника.
Мэри Кэтрин уже спускалась по лестнице, когда Логан окликнул ее, словно только что об этом вспомнил:
— Когда я увижу вас утром?
Она остановилась на последней ступеньке Колли игриво покусывал ее ботинок.
— Когда вернусь из церкви. Утренняя служба обычно заканчивается в одиннадцать, но тетя Пегги любит потом со всеми поговорить. Я смогу вам что-нибудь принести только в половине первого.
— Вы ездите в церковь в экипаже?
— У нас больше нет экипажа. Мы ходим пешком. — После небольшой паузы она заговорила вновь: — Прошу прощения, но я не смогу вас лучше кормить. — Хотя Мэри Кэтрин извинялась, в ее голосе не слышалось сожаления. — Если проголодаетесь, вы всегда можете подоить корову.
— Я буду помнить об этом, — сухо сказал Логан. — А почему бы мне просто не пройти в дом, пока вы будете отсутствовать, чтобы самому о себе позаботиться?
— Лучший способ дать себя поймать — это залезть в тетину кладовую, — поднявшись на несколько ступенек, со злостью сказала Мэри Кэтрин. — Она прекрасно знает, что у нее есть и где это лежит. От ее взгляда ничто не ускользнет.
Логан слегка сдвинул брови.
— Но если вы меня кормили, то…
— А чьи завтраки и ужины вы ели, как вы думаете? — язвительно спросила она и тут же исчезла из виду. Логан звал ее, но ответа не получил. Мэри Кэтрин злилась на себя за то, что сказала ему правду, она не хотела, чтобы Логан знал, что она чем-то ради него жертвует.
Закинув руки за голову, Логан всматривался в клочки голубого неба, проглядывающего через трещины в потолке. Возможно, Мэри Кэтрин хочет, чтобы его бросили на растерзание мятежникам или вернули в тюрьму Либби, но Кейти, его Кейти, отдала ему свою пищу, чтобы он не умер с голоду. Она одновременно и друг ему, и враг. Кажется, она просто не может ему не помогать. И все же, думал Логан, рано или поздно она станет презирать себя за то, что делает, и вот тогда она его предаст. Так или иначе, воскресное утро, когда большая часть обитателей Кингз-Крик находится в церкви, лучше всего подходит для того, чтобы уйти.
Сквозь щели в стене Логан наблюдал за тем, как Мэри Кэтрин и ее тетя отправляются в церковь. Пустой желудок неприятно ныл. Вчера вечером Мэри Кэтрин так и не принесла ему поесть. Если бы он знал, что она не придет, то спокойно ушел бы под покровом ночи.
Отойдя от стены, Логан принялся собирать свои пожитки. Одежда, в которой он сюда пришел, была завернута в одну из попон. Лакированная шкатулка со всякой всячиной теперь вмещала еще и колоду карт плюс бритвенное лезвие — подарки от Мэри Кэтрин.
Логан уже занес ногу над лестницей, когда внизу заскулил Брут. Быстро ретировавшись, Логан принялся ждать.
— Перестань, Брут! Ты плохой пес!
Это был голос Мэри Кэтрин. У Логана отлегло от сердца. Присев на пол чердака, он привалился к тюку сена и принял безмятежный вид.
Вскоре в проеме лестницы показалась Мэри Кэтрин. На душе у нее было полное смятение, но она изо всех сил старалась казаться спокойной и уверенной в себе. Если это не удастся, Логан никогда с ней не согласится.
Боже, подумал Логан, как она прекрасна! Чтобы скрыть свой внезапно вспыхнувший интерес, он слегка опустил глаза. Волосы цвета меда, зачесанные назад и на затылке собранные в пучок, полностью открывали приятные очертания ушей и изящную линию шеи. Простое сатиновое платье, когда-то бывшее темно-синим, вылиняло и стало серо-голубым, но все это нисколько не умаляло красоты Мэри Кэтрин. Логан смотрел на нее так, как смотрят на драгоценный камень, лежащий на черной бархатной подставке.
— Что вы здесь делаете? — хриплым голосом спросил он. — Вы же собирались в церковь…
Мэри Кэтрин неуверенно расправила юбку с кринолином. Внизу платье расширялось до полутора метров в диаметре, плавно покачиваясь при ходьбе.
— Я хотела вас видеть. — Она нерешительно двинулась ему навстречу.
— После церкви вы обещали меня накормить, — напомнил он.
— Да, я знаю, но я пришла за другим. — Она посмотрела на свои руки, нервно теребившие складки платья. — Вчера ночью я долго думала — собственно, я думала об этом последние несколько дней — и поняла… ну, даже если вы будете сильно возражать — то есть, наверное, будете, — я хочу сказать, что тогда мне все равно станет легче на душе и пройдет ощущение, что я, ну, что-то теряю. Я не собираюсь выходить замуж, и это вовсе не связано с тем, что из-за войны женихов стало меньше. Я не такая пустая, как Сесили Фэрберн или Джейн Грейвс. Я не считаю, что женщина обязана выйти замуж, понимаете? Я уверена, что прекрасно проживу и одна, только я не хочу лишаться этого опыта. А насчет того, что я слишком молода, — это неверно. Памела Кортленд одного со мной возраста и уже вдова, где-то посередине ее речи взгляд Логана стал суровым.
— Вы как-то ухитрились одновременно сказать и слишком много, и слишком мало, — сухо заметил он. Прекрасно поняв то, что она недоговаривала, он вовсе не собирался ее поощрять. Предложение Мэри Кэтрин граничило с безумием — Уходите, Кейти. Ваша тетя наверняка вас уже ищет.
Оскорбленная его снисходительным тоном, Мэри Кэтрин величественно выпрямилась.
— Тетя Пег меня не ждет. Сразу после того, как мы вышли, я сделала вид, что подвернула ногу. Я настояла на том, чтобы она пошла одна, и прихрамывала до тех пор, пока она не потеряла меня из виду.
— Не слишком оригинально.
— Зато сработало. Ближайшие несколько часов мы будем одни. Нет ни малейшего шанса на то, что нам могут помешать.
— Раз мы не собираемся ничего делать, это не довод. — Слегка сдвинув брови, он указал ей на дверь. — Уходите! — повторил Логан.
Ничуть не смутившись, Мэри Кэтрин продолжала настаивать на своем.
— Это все из-за Меган? — спросила она. — Вы все еще ее любите и потому не хотите сделать это со мной?
Подняв соломинку, Логан задумчиво ее пожевал. Лицо его оставалось совершенно бесстрастным.
— Ваша сестра тут ни при чем. По правде говоря, я никогда ее не любил. Я ее почти не знал, и, хотя глубоко сожалею о том, что ей пришлось пережить, и о ее кончине, я вспоминаю ее скорее с нежностью, чем с любовью. Что же касается того, чего вы хотите. — тут все очень просто. Я даже не знаю, что это такое и как оно называется.
— Зато я знаю.
Побледнев, Логан вытащил травинку изо рта.
— Что, полковник Аллен…
Мэри Кэтрин широко раскрыла глаза.
— Нет, никогда! Он никогда не делал со мной этого. — Она не допускала мысли, что должна поблагодарить за это Логана. Она вообще не хотела его благодарить. Она готова была вынести все, что угодно, лишь бы ее мать и сестра остались с ней.
Скрестив ноги, Логан вновь принялся играть с соломинкой.
— Кейти, не буду скрывать, что я польщен вашим предложением, но оно мне не нравится. — Он помедлил, ожидая, что сейчас его вот-вот поразит молния — как отъявленного лжеца. — Вы мне как сестра. Еще одна ложь. — Я вряд ли тот, кто должен подарить вам этот опыт.
— Вы именно тот, кого я хочу. Завтра утром вы уйдете, и я вряд ли увижу вас снова. Я вас знаю — и это тоже важно. Я не хочу, чтобы мой первый опыт был таким, как у Меган. Тогда я счастливо избежала изнасилования, но когда сюда придет следующий мерзавец, мне может и не повезти. — Взгляд ее оставался твердым, хотя, по правде говоря, Мэри Кэтрин смотрела не столько на Логана, сколько сквозь него. — Вас также нельзя назвать некрасивым. Это верно, что вы худой, — вряд ли мне понравилось бы обнимать слишком худого мужчину, — но все же вы не как спичка. А то, что вы относитесь ко мне как к сестре — это действительно плохо. Я вот не отношусь к вам как к брату. Вам просто нужно преодолеть свою сдержанность.
Хотя Логан этого не показывал, прямолинейность Мэри Кэтрин его нервировала.
— У нас получается какой-то нелепый разговор, Кейти. Я не должен вас даже слушать, а вы не должны мне этого говорить.
— Это называется… — Важным тоном она произнесла самое грубое и низкое слово, служащее для обозначения физической любви. — Я и хочу заняться этим с вами.
Логан подумал о том, что слышал всякое, но то, что сейчас сказала Мэри Кэтрин, совершенно его потрясло.
— А мне хочется вымыть вам рот. И лучше всего со щелоком.
— Почему? Это всего лишь слово!
— Слово? Ну не скажите. — Логан медленно покачал головой. Внезапно его осенила одна мысль. — Вы что, выпили?
Вместо ответа Мэри Кэтрин вплотную к нему приблизилась, опустилась на колени и, положив руки ему на плечи, уверенно поцеловала в губы. Поцелуй вышел совершенно безыскусным. Мэри Кэтрин держала рот закрытым, хотя и с энтузиазмом прижимала свои губы к губам Логана.
Отстранившись, она улыбнулась ему улыбкой многоопытной женщины.
— Ну что? — спросила она. — Разве я выпила?
— Не надо играть со мной, Мэри Кэтрин, — с усилием произнес он.
Она слегка сдвинула брови.
— Я не играю. Я серьезно.
— Черт бы вас побрал!
Обхватив ее рукой за шею, Логан ждал сопротивления, но она только перевела взгляд на его губы. Тогда Логан подтянул ее к себе и впился ей в рот, раздвигая губы языком. Добившись того, что Мэри Кэтрин разжала зубы, он просунул язык внутрь. Их языки переплелись, вступив в сладкую и мучительную схватку. И когда наконец Мэри Кэтрин испустила слабый стон, полный удивления и довольства, он отпустил ее, оттолкнув от себя так, что она опрокинулась на бок. Логан почти тотчас же вскочил на ноги.
— Нет, — твердо сказал он, — вы не пьяны. Но знаете что? Это не имеет значения. А теперь убирайтесь отсюда.
— Вы, кажется, забыли, что я здесь хозяйка.
— Тогда я уйду.
— Значит, вы собирались это сделать с самого начала! — возмущенно сказала Мэри Кэтрин, глядя, как Логан подбирает свои вещи. — Вы собирались уйти, пока я буду в церкви!
— И что с того?
Она молча вскочила и подбежала к лестнице, загораживая ему выход. Прическа ее растрепалась, локоны свисали на щеки и шею; от поцелуев Логана губы припухли и стали багрово-красными. С вызовом глядя на Логана, она начала расстегивать платье.
Когда она стянула с плеч лиф, слова протеста замерли на губах у Логана. Под платьем у нее был корсет, утягивавший талию так сильно, что Логан мог бы обхватить ее одними пальцами. Когда она завела руки за спину, чтобы развязать корсет, надетая под ним батистовая нижняя сорочка туго натянулась, откровенно демонстрируя груди. Во рту у Логана пересохло. Нервно сглотнув, он с трудом оторвал взгляд от выпуклостей ее груди.
— Мэри Кэт… Кейт… Кейти… не снимайте… — Корсет упал на пол. — Это…
Насколько мог судить Логан, Мэри Кэтрин было вовсе ни к чему носить это приспособление. Ее груди и без корсета оставались по-прежнему твердыми и упругими, а талия — узкой.
— Я сейчас не в состоянии четко рассуждать, Мэри Кэтрин, — с трудом подбирая слова, заговорил он. — Думаю, вы не понимаете, как давно это… вы заставили меня… — О Боже, он хотел сказать — возбудиться. Логан почувствовал, как сильно напряглось его мужское естество.
Сняв юбку, Мэри Кэтрин переступила через нее и шагнула к Логану, после чего сбросила кринолин. Под ним оказались две нижние юбки — обе изношенные, но аккуратно заштопанные. Освободившись и от них, Мэри Кэтрин смело встала перед Логаном — в нижней сорочке и панталонах, туфлях и чулках.
Она ждала, что Логан сделает шаг ей навстречу, но так и не дождалась. И тут сдержанность ей изменила.
— Это все из-за полковника, да? — с горечью спросила она. — Он меня запачкал.
Рванувшись вперед, Логан заключил ее в свои объятия. Прижав к груди голову Мэри Кэтрин, он принялся целовать мягкие пряди ее волос.
— Он тебя не запачкал. Полковник не мог этого сделать. И никто не сможет, — прошептал он ей на ухо. На миг отстранившись, он заглянул ей в глаза. — Ты действительно этого хочешь, Кейти? Ты еще слишком молода.
— Мой возраст определяется не этим, — не отводя взгляда, вполголоса сказала она. — Не надо считать годы. Надо брать в расчет то, что я видела и что успела сделать. Мой возраст определяется именно так.
— Боже мой! — тихо простонал он. — Я знаю, что… — Недоговорив, он снова прижал ее к себе и начал целовать, после чего осторожно опустил на охапку сена. Оторвавшись от губ, он покрыл поцелуями ее щеку и шею, затем прихватил зубами лямку ее нижней сорочки и мучительно медленно стянул ее вниз — так, что лиф сорочки, соскользнув, обнажил коралловые соски.
Собираясь идти к Логану, Мэри Кэтрин пыталась представить себе, как это будет, однако действительность превзошла все ее ожидания. То, что он будет целовать губы — это она предвидела но то, что он захочет поцеловать ее груди, оказалось полнейшей неожиданностью. А он занимался именно этим. Вот его язык пробежался по одному соску, вот по другому. Возникшая внутри сладкая боль заставила ее застонать.
Услышав ее стон, Логан только обрадовался. Все еще оскорбленный ее предложением, по которому ему, в сущности, отводилась роль племенного жеребца, он собирался дать ей больше, чем она просила. Подняв голову, он заглянул ей в лицо. Их губы находились совсем рядом — он чувствовал ее неровное дыхание.
— Я думаю, теперь ты должна меня раздеть, — сказал он. Мэри Кэтрин покрылась краской с головы до ног. Благодарный смех Логана заставил ее покраснеть еще раз.
— Ну хорошо, — сказала она.
На Логане была синяя рубашка из грубой ткани. Расстегнув две верхние пуговицы, Мэри Кэтрин вытащила рубашку из брюк и стянула ее через голову Логана. Волосы его спутались, и он на миг помолодел, вновь став похожим на зачарованного принца.
— О чем ты думаешь? — заметив ее улыбку, спросил он.
Улыбка Мэри Кэтрин поблекла. Сняв с него нижнюю рубашку, она пригладила его волосы, после чего легонько провела рукой по его щеке. Затем, обняв Логана за спину, она прижалась к нему обнаженной грудью.
— Ну что, сделаем это сейчас?
Пожалуй, придется, подумал Логан, иначе он сделает это себе в штаны.
— Сейчас, — прошептал он, касаясь губами ее губ. — Сейчас. И принялся стягивать с нее панталоны. Не выдержав его усилий, тонкая ткань с треском лопнула, и этот звук внезапно заставил его понять, что отступить теперь будет очень сложно. Мэри Кэтрин, не обратившая на этот инцидент никакого внимания, внимательно изучала вздутие у него в паху.
«О Боже, нет! — проследив за ее взглядом, подумал он. — Не Дай ей передумать. Девичьего стыда я просто не выдержу. Только не сейчас». И все-таки, приподняв голову так, чтобы можно было видеть ее глаза, он спросил:
— Ты не передумала?
— Нет, — спокойно ответила она. — Но как же нам теперь быть? Он никогда во мне не поместится. Ты такой же большой, как…
Логан так и не узнал, с чем она его сравнивает. Хрипло засмеявшись, он снова принялся ее целовать — сначала нежно, потом все более страстно. Посмотрев на Мэри Кэтрин, он увидел, что ее глаза потемнели. Вряд ли она сейчас отдает себе отчет в том, что обвивает бедрами его ногу, — он чувствовал ее влажное тепло. Просунув руку, Логан коснулся нежного, чувствительного комочка плоти между ее ногами.
Хотя в отдающих мускусом объятиях своей первой женщины Логан испытал моменты почти болезненного смущения, он никогда не жалел об этом опыте. Теперь это происходит в первый раз с Кейти, думал он, и не важно, насколько она уверена в том, будто знает, что делает, не важно, насколько сильно ее желание, — в ней все равно сидит страх, как это когда-то было с ним, Логаном.
Поглаживая, он продолжал ее возбуждать. Голова Мэри Кэтрин медленно покачивалась из стороны в сторону, в разметавшихся волосах застряли соломинки. Закусив губу, она старательно подавляла непроизвольные стоны.
Приподняв бедра, Мэри Кэтрин потерлась о руку Логана. Того, что он с ней делает, явно недостаточно. Она не знала, как достичь того, что нужно, но была абсолютно уверена, что Логан это знает.
Обхватив руками плечи Мэри Кэтрин, Логан коленом раздвинул ее бедра.
— Давай, Кейти, — прошептал он. — Помоги мне. — Он обхватил ее рукой свою плоть. — Впусти меня, Кейти. Видишь — все прекрасно поместится.
Грохот дробовика заставил Логана вырваться из объятий Мэри Кэтрин. В разные стороны полетели деревянные щепки.
— О Господи! Что за…
— Выходи с чердака хоть голая, только заставь своего янки спуститься вниз!
Лицо Логана стало суровым, светившееся в глазах желание мгновенно исчезло.
— Значит, это была только игра? — смерив Мэри Кэтрин ледяным взглядом, яростно прошептал он. — Ты все это запланировала! — Не дав ей возможности подтвердить или опровергнуть свои слова, он поспешно натянул на себя белье и, подойдя к проему чердака, поднял руки в знак того, что сдается.
Внизу, возле двери сарая, стояла Пегги Кук. Сейчас она совсем не походила на добрую бабушку. В руках она сжимала ружье, сделанное в Конфедерации, причем держала его с уверенностью, говорившей о большом опыте. По бокам от нее стояли двое мужчин примерно одного возраста с Логаном, одетые в видавшую виды серую форму. Оба стройные, мускулистые, оба похожие на громил. Логан понимал, что даже с одним из них не справится, а насчет того, чтобы драться сразу с двоими, не могло быть и речи.
— У меня нет оружия, — сказал он. Сзади Мэри Кэтрин лихорадочно собирала свою одежду. Логану очень хотелось вытолкнуть ее вперед, чтобы показать тете и друзьям, как далеко была готова зайти Мэри Кэтрин ради своего славного дела. — Я спускаюсь, — опустив руки, сказал он, повернулся и действительно принялся спускаться, напоследок обозвав Мэри Кэтрин сукой.
Услышав этот эпитет, она съежилась, как от удара, но ничего не ответила и даже не взглянула в его сторону. На то, чтобы возиться с корсетом, панталонами или кринолином, у нее уже не было времени. Натянув на себя платье, она застегнула его и как могла разгладила ткань. Когда Мэри Кэтрин подошла к лестнице, Логан уже стоял между Хэнком Фэрфилдом и Джо Литтлберри. Он не сопротивлялся, хотя для Хэнка и Джо, железной хваткой державших его за руки, это было и не важно. Вдобавок тетя Пег из своего ружья целила Логану прямо в грудь.
— Что вы собираетесь с ним делать? — подойдя к тете, спросила Мэри Кэтрин. Она с удивлением заметила, что голос ее дрожит. Логан смотрел на нее с презрением и отвращением.
На заданный Мэри Кэтрин вопрос ответил Джо Литтлберри.
— А что этот подонок янки делал с тобой там, наверху? — со злостью спросил он. — Ответь, и тогда мы тебе скажем, что с ним сделаем.
— Отвернувшись, Мэри Кэтрин что-то неразборчиво пробормотала.
— Говори яснее, девушка! — потребовал Джо. Не зная, что сказать, Мэри Кэтрин беспомощно осмотрела на тетю.
— Я говорила вам в церкви, — пришла ей на помощь тетя Пегги, — что Кейти боялась, как бы он не ушел. Так что она вернулась, чтобы задержать его до тех пор, пока я не приду с подмогой. Вы должны сами понять, что ей пришлось сделать ради того, чтобы заставить его задержаться. И не смотрите на нее так — моя племянница не шлюха.
Мэри Кэтрин задрожала. Именно об этом подумали Джо и Хэнк.
— Я не… то есть он не…
Заметив на ее шее пятно, Пег с такой силой ткнула своим ружьем в живот Логану, что он не удержался от стона.
— Повесьте его, ребята, незачем тратить на него пули! Хэнк и Джо тут же поволокли Логана к наиболее прочному стропилу.
— Нет! — схватив за рукав тетку, закричала Мэри Кэтрин. — Не надо его убивать! Ты о нем ничего не знаешь, тетя Пег! Я не говорила тебе, кто он такой!
— Минутку, мальчики! — скомандовала Пег. — Покамест его подержите. — Повернувшись к племяннице, она смерила ее суровым взглядом. — Ну, так о чем ты мне не говорила?
— Его зовут Логан Маршалл. Он тот, кто увез меня с мамой и Меган из «Каменной лощины».
— Это не слишком большая заслуга. Он же и доставил тебя к этой змее, полковнику Аллену, да? — Не дожидаясь ответа, она немного опустила ружье. — Хотя догадываюсь, что именно он тебя от него и увез.
Мэри Кэтрин кивнула, зная, что тетя благодарна за это Логану.
— Это его донесение я скопировала для мамы и Меган. Помнишь?
Ее признание окончательно добило Логана. Роуз, Меган, Мэри Кэтрин — выходит, все они были шпионками.
— Я знаю, что она все тебе рассказала о поражении янки в Ченселлорсвилле, — продолжала Мэри Кэтрин. — Не успев вернуться в свой отряд, Логан был схвачен — возможно, из-за того, что мы сделали. Отправь его обратно в тюрьму Либби, не надо…
— Нет! — Это был крик души. — Черт бы тебя побрал! Пусть они меня убьют! Пусть они… — Логан не договорил, потому что Хэнк Фэрфилд ударил его прямо в солнечное сплетение. Логан медленно опустился на колени, а после удара Джо свет окончательно померк в его глазах. Опустив ружье, Пег прижала его к своей широкой груди.
— Он хочет умереть, — окинув бесстрастным взором распростертого на земле Логана, сказала она. — Ты же слышала, что он говорил. Тюрьма — это ужасная вещь, Кейти. Мы только окажем ему услугу, если убьем прямо сейчас.
— Нет! Я в это не верю! Пожалуйста, тетя Пег! — понизив голос, чтобы не слышали Хэнк и Джо, взмолилась она. — Я тебя обманула. Он взял меня. Возможно, я ношу его ребенка. Это совсем не то, что было с Меган.
— Так ты хочешь сказать, что он тебя не изнасиловал?
— Я именно это и говорю. Пегги покачала головой.
— Я не могу в это поверить. — Отдав ружье Мэри Кэтрин, она полезла на чердак. Тщательно обследовав белье своей племянницы и обнаружив порванные панталоны, она пришла к тому единственному выводу, который была готова допустить. Для нее было легче поверить, что Кейти лжет, чем признать, что ее племянница добровольно приняла в себя семя янки. — Пожалуй, я могу понять, почему ты его защищаешь, — вернувшись, сказала она. — Но я видела твои панталоны и теперь знаю правду. Ты хочешь отправить его в тюрьму? Что ж, это меня вполне устраивает. Он все равно там умрет. Только дольше помучится. — Взмахом руки она подозвала Хэнка и Джо. — Кейти хочет отправить его в тюрьму, мальчики. Один раз он помог ее семье, и теперь она чувствует себя ему обязанной. Вы можете отвезти его обратно в Либби?
Оба разом покачали головами.
— Нет, мэм, — протянул Джо. — Они там наверняка его убьют. Хоть для меня это и не важно, все равно нет смысла тащить его туда только для того, чтобы посмотреть, как его там убивают. Черт, мы вот что можем сделать. Отправим-ка его в Андерсонвилл! Туда сейчас посылают всех янки. Мы от него избавимся, как только встретим тюремный обоз.
Пег повернулась к Мэри Кэтрин:
— Это тебе подходит? Та поспешно кивнула.
— Они его не убьют? — чувствуя свою вину, снова спросила она.
— Не убьют, — пообещала Пег. — Но если он выживет в Андерсонвилле и когда-нибудь решит на тебя взглянуть, ты пожалеешь, что его не убили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо



Как- то пресновато. Все как всегда она сирота-девственница, он богатый мужик. Автор перебралась когда выдала ее замуж за 60- летнегоистарика типа по любви.
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоАся
11.10.2012, 21.39





Прекрасная сказочка на ночь ! Не знаю почему так мало комментариев . Оценка 10
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоТурмалин
20.02.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100