Читать онлайн Сладкая месть страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Сладкая месть страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Вашингтон
13 февраля 1873 года
Когда на утреннем представлении в конце второго акта опустился занавес, у Кейти начали отходить воды. Уже с прошлого вечера она испытывала приступы боли, но до сих пор старалась их не замечать. То, что происходило сейчас, нельзя было не заметить. Нижнее белье насквозь промокло, но платье пока оставалось сухим. И то слава Богу, подумала она. Если она испортит платье, придется иметь дело с костюмершей. А с этим драконом ей вовсе не хочется сталкиваться.
Сидя за кулисами, она тщетно пыталась перевести дух.
Готовясь к новому действию, вокруг деловито сновали актеры и рабочие сцены. Все шло как по нотам, и Кейти, в конце беременности освобожденной от всех хлопот, не нужно было шевелить и пальцем. Обычно, чтобы никому не мешать, она стояла на лестнице, но в этот день не могла на нее взобраться. На Кейти никто не обращал внимания до тех пор, пока Джону Бурже не понадобился стул, на котором она сидела.
— Извините, мисс Дакота, но вам придется встать. Этот стул понадобится в следующем… — Он внезапно осекся, нахмурив густые пушистые брови. — Эй, с вами все в порядке? Вы, случаем, не собираетесь ощениться прямо здесь?
Очередная схватка прошла. Улыбнувшись, Кейт поднялась на ноги. Тронув Джона за плечо, она покачала головой:
— Нет, Джон, я не собираюсь…
Донна Мэй Полк не дала ей договорить. Ткнув Джона в поясницу, она бесцеремонно отодвинула его в сторону.
— Щенятся только суки! — безапелляционно заявила она. — А Кейти у нас не сука. А теперь бери стул и занимайся своим делом. И нечего задавать тут дурацкие вопросы. Все прекрасно понимают, что Кейти собирается произвести на свет ребенка, а не борзого щенка. — Повернувшись спиной к Кейти, она представила ей на обозрение не зашнурованный корсет и не застегнутое платье. — Помоги мне, дорогая! Я никак не могу найти свою окаянную костюмершу. Впрочем, ничего страшного. Ведь из-за этого я первые два акта просто не могла дышать. Господи, если бы антракт был подольше! Твое счастье, что тебе не надо напяливать это чертово устройство. Хорошо, что подвернулась роль Алисы, — большинство публики наверняка считает, что у тебя под платьем подушки.
— Одна и вправду есть, — призналась Кейти.
— Да что ты! — оглянувшись через плечо, с недоверием сказала Донна Мэй. Ямочки на ее щеках исчезли, рот в изумлении округлился. — Что, правда?
— Правда. У меня не слишком большой живот. Может, потому, что я такая высокая, я просто… — Она не договорила — пришла новая схватка.
— О, не надо так сильно его затягивать, дорогая! — Когда Кейти ее не послушалась, Донна Мэй снова оглянулась через плечо. — Эй! Ты что, и вправду собралась рожать прямо сейчас?
Бледная как смерть Кейти все же ухитрилась слегка улыбнуться.
— Не сейчас. Все, кто рожал детей, говорят, что первый идет довольно долго. Я еще доиграю третий акт.
Вскинув руки, Донна закатила глаза к потолку.
— Только не роди, пока я буду на сцене, милочка. Я не хочу, чтобы ты меня затмила.
Учитывая сложившиеся обстоятельства, третий акт «Хэмпстед-Хит» прошел почти безукоризненно. В двух случаях Кейти замолкала от боли, но каждый раз Донна Мэй приходила ей на выручку. Остальные члены труппы, вскоре сообразив, что происходит, учли состояние Кейти и внесли некоторые изменения в сценарий. Пьеса получилась не совсем такой, какой ее видел автор, но, кроме актеров, никто этого не заметил.
Когда публика стала вызывать актеров на сцену, Кейти приняла участие в двух из трех выходов. Потом ее под руки отвели в гримерную Донны Мэй.
— Ну вот, — войдя в свою гримерную, вздохнула Донна. — Этого и следовало ожидать.
Потянув за пальцы длинную, до локтей, перчатку, она окинула взглядом собравшуюся толпу. Двое рабочих сцены держали Кейти под руки, еще один нервно расхаживал взад-вперед. Костюмерша Донны Мэй в отчаянии ломала руки, кто-то из актеров шарил в ее гардеробе в поисках чего-нибудь подходящего. Сзади, в дверях, стояли остальные члены труппы. Бросив перчатки своей костюмерше, Донна Мэй немедленно взяла командование на себя.
— Кто-нибудь положите ее на кушетку. Джон, там где-то есть белье, которое мы использовали в первом акте, принеси его сюда.
— Но… — попыталась возражать Кейти, которую уже вели на низкую кушетку, однако к ее словам никто не прислушался. Спеша исполнить указание Донны Мэй, Джон выбежал из комнаты — миниатюрная прима была той силой, с которой приходилось считаться. Свои приказания она отдавала с властностью генерала и не принимала никаких оправданий. Ослушаться ее было совершенно невозможно.
— А ты, Генри, отправляйся за доктором. Его фамилия, кажется, Рамсей?
Кейти кивнула:
— Да, но…
— Он живет на Коннектикут-авеню. Если не знаешь, спроси кого-нибудь, где это. Скажешь ему, что схватки начались и, похоже, долго не продлятся. Флоренс, принеси из моего гардероба ночные сорочки и помоги Кейти одну из них надеть. Джейкоб, неси горячую воду. И кто-нибудь, ради Бога, пусть расшнурует мне сзади платье. Клянусь, я просто задыхаюсь. А остальные быстренько убирайтесь! Это как раз тот случай, когда актрисе не нужна публика. Верно, Кейти? Как будто раньше дети никогда не рождались за кулисами!
— Но я хочу родить ребенка дома, — кривясь от боли, выговорила Кейти.
— Конечно, хочешь, — согласилась Донна Мэй, — А вот твой ребенок, кажется, нет. — Она облегченно вздохнула — наконец-то расшнуровали ее корсет и платье. — Так гораздо лучше. Спасибо, Фло. Поможешь Кейти с ночной сорочкой и подожди снаружи. Занесешь простыни, когда вернется Джон, и горячую воду, которую принесет Джейк, а потом покажешь дорогу доктору. А я присмотрю тут за Кейти.
Пока она остается актрисой, у нее всегда будет семья, поняла Кейти. Семья, где все друг о друге заботятся. Она даже не боялась того, что доктор может не прийти. Обучаясь в Гарварде, он играл в студенческом театре, а некоторые узы крепче кровных.
— Ты плачешь? — с подозрением спросила Донна Мэй, выглядывая из-за вороха задранных выше головы нижних юбок.
Отчаянно моргая, Кейти замотала головой.
— Вот и хорошо. — Донна покончила с юбками, просто побросав их на пол, — Побереги силы до тех пор, покуда не станет по-настоящему больно.
— Ты хочешь сказать, что еще не стало?
— Нет, не стало. — Открыв гардероб, Донна провела рукой по развешанным в нем платьям. — Ты хотела бы мальчика или девочку? — спросила она.
— Пожалуй, я хотела бы… — пришла очередная схватка, и Кейти беспомощно скрючилась на кушетке, впившись ногтями в ее бархатную обивку, — … девочку.
Кивнув, Донна вытащила из гардероба розовый халат.
— Тогда я надену вот это. Нет смысла испытывать судьбу, надев голубое. — Она захлопнула дверцу гардероба. — Постарайся расслабиться, дорогая. И осторожнее — не свались с кушетки.
— Расслабиться? — ахнула Кейти. — Донна Мэй, а у тебя есть свои дети?
Усевшись перед зеркалом, Донна начала снимать грим.
— Я уже тридцать пять лет замужем за театром, дорогая. Мне нравится думать, что все вы мои дети.
«Я боялась чего-то вроде этого», — про себя заметила Кейти, а вслух сказала:
— Значит, сама ты никогда не рожала? Рука Донны Мэй повисла в воздухе.
— Я приняла с полдюжины родов, так что не думай, будто я не знаю, что делать. В этом деле я гораздо опытнее тебя.
Тут принесли простыни, и Донна Мэй оставила свое занятие. Кушетку застелили простынями, на которые уложили Кейти.
— Думаю, я могла бы сделать это и дома, — сказала Кейти, вспомнив только что отремонтированную детскую. Отправляясь в театр, она действительно не подозревала, что роды настолько близко. С момента своего приезда в Вашингтон Кейти собиралась родить ребенка в своем маленьком домике из красного кирпича неподалеку от театра. Пожалуй, ребенку Логана и наследнику Виктора было бы более уместно появиться на свет там, а не в гримерной Донны Мэй.
Вздохнув, Кейти смахнула языком каплю пота со своей верхней губы. Такого просто не может быть. Донна Мэй Полк, прекрасная душой и телом, сейчас стояла возле нее на коленях, вытирая с лица грим и болтая об имени будущего ребенка.
Покидая Нью-Йорк, Кейти все же имела некоторое представление о том, с чем ей придется столкнуться. Молодая вдова, беременная, путешествует одна — все это работало против нее, заставляя незнакомых людей шептаться у нее за спиной, вместо того чтобы предлагать свою помощь. Все еще скорбя по Виктору, Кейти стоически переносила такое отношение к себе и даже не подавала виду, что об этом догадывается. К счастью, дорога в Вашингтон не отняла слишком много времени.
Для того чтобы пустить новые корни, столица была вполне подходящим местом Она неплохо помнила этот город, хотя со времен ее детства здесь многое изменилось. К тому же в Вашингтоне было немало театральных постановок, в которых могла бы участвовать актриса, не желающая выезжать на гастроли, причем качество их выгодно отличалось от того, что предлагалось на Риальто. Кейти была уверена, что сможет найти здесь работу. То, что в Вашингтон на сессии конгресса приезжал Ричард Аллен, Кейти нисколько не смущало. Она больше не была той испуганной маленькой девочкой, которую знал Аллен, — если ее отчим посмеет к ней приблизиться, он сразу в этом убедится.
Хотя Кейти ничего не взяла у Майкла, в ее распоряжении были купленные ей Виктором платья и драгоценности, которые она могла продать. Особенно дорогими оказались украшения, но для того, чтобы купить дом, Кейти все равно пришлось продать все, кроме обручального кольца.
Вновь приняв имя Дакота, Кейти стала участвовать в постановках «Ромео и Джульетты», «Двенадцатой ночи» и «Много шума из ничего». Даже в те дни, когда ее беременность еще не стала очевидной, она не пыталась претендовать на ведущие роли, предпочитая маленькие, характерные, с одинаковым усердием играя сварливых женщин и крестьянок, а иногда даже и мужчин.
В нескольких мелодрамах, популярных у зрителей, а не у критиков, Кейти исполняла роли пожилых женщин из общества. В январе, когда она уже собиралась отказаться от сцены, ей неожиданно предложили роль Алисы в «Хэмпстед-Хит». Кейти нравилось ее играть, поскольку Алиса Хэмпстед по сценарию была свободомыслящей представительницей богемы из довоенного Манхэттена. Незамужняя, беременная, она бравировала этими фактами перед своей крайне положительной и крайне осмотрительной семьей. По иронии судьбы Кейти, чтобы сыграть эту роль, все равно пришлось подкладывать на живот подушки.
По мере того как схватки становились сильнее, а промежутки между ними все меньше и меньше, Кейти было все труднее дышать, не говоря уже о том, чтобы собраться с мыслями. Вытирая ей лоб мокрым полотенцем, Донна Мэй постоянно старалась ее ободрить. Доктора привели после шести, а без нескольких минут девять Кейти уже родила.
— Боже мой, дорогая! — пробормотала Донна Мэй, прикладывая ребенка к ее груди. — Ты ведь так и не сказала мне, как назовешь девочку.
— Это девочка?
— Я же не зря надела розовое!
Кейти ласкала взглядом лежащее у нее на руках дитя. Волосики ребенка были такими редкими, что девочка казалась лысой, кожа была сморщенной, а рот раскрыт так широко, что глаза превратились в узенькие щелочки. Прижимая к груди маленькие колени, малышка размахивала крошечными кулачками. Краснолицая, вся сморщенная, блеющая, как овечка, она была самым прекрасным в мире ребенком. Кейти прикоснулась пальцем к гладкой, нежной, как пух, щеке дочери.
— Я собираюсь назвать ее Викторией, — тихо сказала она. — В честь покойного мужа.
— Викторией, — повторила за ней Донна Мэй и с удивлением посмотрела на доктора. «Если ее покойного мужа звали Виктор, — думала она, — то кто же такой Логан, которого Кейти все время звала во время родов?»
Нью-Йорк
Майкл нервно мерил шагами коридор, примыкающий к спальне жены. Ему хотелось спуститься вниз и забиться в свой кабинет, но Майкл этого не делал, боясь неодобрительного взгляда доктора Тернера. Доктор уже выражал свое неудовольствие тем, что Майкл не согласился отправить Рию в больницу Дженнингса. В больницу! Об этом не могло быть и речи. Там место для страждущих и умирающих, а его жена не больна и умирать не собирается. Она слишком боится мужа, чтобы умереть. Бог даст, Рия благополучно родит ребенка. Женщины делали это испокон веков, причем, как правило, вовсе не в больнице.
Он остановил горничную жены, только что выскочившую из спальни Рии.
— Как там она, Эмили? — Эмили только покачала головой:
— Ребенок никак не родится, сэр. А у мисс Рии силы уже на исходе. — Неуклюже присев, она поспешила по своим Делам.
Когда она удалилась, Майкл тихо выругался и пнул ногой темную дубовую панель. «Неужели Рия никогда не научится хоть что-нибудь делать правильно?» — со злостью подумал он. На миг он вспомнил о Кейти. Ее срок тоже подошел; вполне возможно, она уже родила, причем наверняка без того кошачьего концерта, который устроила Рия. Майкл поклялся, что если еще раз услышит ее крик, то войдет к ней и устроит так, что она закричит по-настоящему. Неужели она думает, что только одна на всем свете страдает?
К черту доктора Тернера, решил Майкл. Пока жена рожает, он будет успокаивать нервы бурбоном.
Когда через несколько часов доктор Тернер нашел его в кабинете, хозяин дома был уже изрядно пьян. Скотт тут же приказал Дункану принести горячего кофе и вообще сделать все, что только возможно, чтобы Майкл протрезвел.
— Ваша жена сейчас спит, мистер Донован, — стараясь скрыть свое отвращение, сказал Скотт. Это ему не слишком удалось. — Когда она проснется, ей понадобится ваше участие. Надеюсь, вы последуете инструкциям Дункана и сделаете все, чтобы принять более презентабельный вид.
— Я не потерплю, чтобы со мной разговаривали в подобном тоне, тем более в моем собственном доме. — Майкл угрожающе шагнул вперед, видимо, не отдавая себе отчета в том, что с трудом держится на ногах. — А что насчет ребенка? — выпятив подбородок, спросил он.
Значит, он все-таки об этом помнит, удивился Скотт.
— Родилась девочка, — сказал он и тихо добавил: — Которая прожила всего несколько минут.
— Черт бы побрал эту Рию! — вполголоса пробормотал Майкл.
— Прошу прощения?
— Я сказал, что… Не обращайте внимания, это не имеет значения. Говорите, она умерла? Что ж, так тому и быть. Значит, ничего не остается, как попробовать еще раз, когда Рия выздоровеет. — Скотт судорожно втянул в себя воздух.
— Вашей жене больше нельзя беременеть, Донован. Следующая беременность ее убьет.
— Вы это говорили и раньше — и ошиблись.
— Ну, теперь уж точно не ошибусь. Ее жизнь все еще в опасности, к тому же она на грани помешательства. Вряд ли стоит упрекать ее за то, что случилось. Чтобы сохранить ребенка, она сделала все, что могла, и…
Поднеся стакан к губам, Майкл презрительно фыркнул.
— Узнав, что беременна, она собралась делать аборт. Это вы называете делала все, что могла, чтобы сохранить ребенка? Она это сделала, чтобы меня уколоть. Они с Кейти строят против меня заговор. — Он быстро осушил свой стакан, смутно понимая, что сказал больше, чем хотел. — Все, Тернер, а теперь уходите. Я сам позабочусь о своей жене — без вашей помощи. Пришлите мне счет, но больше сюда не приходите. Будет нетрудно найти другого доктора, который гораздо лучше вас разбирается в женщинах и детях.
Скотт до боли сжал челюсти — профессиональная этика не позволяла ему высказать то, что заслужил Майкл. С отвращением глядя на Донована, он слегка поклонился.
— Как хотите. Только позаботьтесь, чтобы она утром сразу получила медицинскую помощь. Она очень слаба.
— Да, да, — отмахнувшись от него, нетерпеливо сказал Майкл.
— Вам также следует понять, что Рия сейчас скорбит.
— Подумать только, какой настойчивый ублюдок! — Дверь в кабинет открылась, и вошел Дункан, кативший перед собой тележку с чаем.
— Проводите его, Дункан, — указывая на доктора, велел ему Майкл.
— Я сам найду дорогу, — пройдя мимо дворецкого, сказал Скотт. В дверях он остановился. — Миссис Донован дала ребенку имя. Вам это полезно знать, если будете ставить каменную плиту на могиле. Вашу дочь назвали Виктория Энни — в честь ваших родителей.
— Это принесли сегодня, — сказала Логану миссис Брен-дивайн, забрав у него шляпу и пальто. Она указала на прислоненный к стене большой узкий ящик. — Я собиралась послать кого-нибудь в газету, но потом поняла, что ты должен прийти домой с минуты на минуту. Это было уже шесть часов назад. — Она неодобрительно поцокала языком, но Логан уже давно стал глух к подобным вещам.
— Пришлось допоздна работать, миссис Б. , — с извиняющейся улыбкой сказал он.
Она вздохнула:
— Ты прямо как отец — весь в работе. Надо все-таки время от времени и перерыв делать.
В это время Логан, присев на корточки, изучал полученную посылку. Проведя рукой по деревянным планкам, он тихо присвистнул.
— Это из Парижа — от Кристиана. Было при этом какое-нибудь сопровождающее письмо?
— Нет. Только ящик. — Она повесила на вешалку его пальто и шляпу. — Если хочешь знать мое мнение, это непорядок. Каждый раз они сообщают нам, что задержатся еще на несколько месяцев. Когда я снова увижу Холланда, он уже, наверное, вырастет из коротких штанишек.
Логан серьезно посмотрел на домоправительницу.
— Я тоже по ним скучаю. Знаете что, миссис Б. , велите Рейли принести лом — посмотрим, что нам прислал Кристиан. Судя по размерам, это картина. Как вы думаете — это его собственная, или он купил ее у кого-то из частных коллекционеров?
Через двадцать минут они осторожно извлекли из ящика присланное Кристианом. Это и в самом деле была картина, точнее, портрет, причем Логан сразу же узнал, кто на нем изображен. Глядя на него, он никак не мог найти подходящих слов.
Миссис Брендивайн, однако, с подобной проблемой не сталкивалась.
— А, это та самая женщина, которая актриса, — нахмурив морщинистый лоб, заявила она. — С чего это вдруг Кристиан вздумал ее рисовать? И как он рисовал — по памяти, что ли? Она ведь, я полагаю, не в Европе, а?
— Насколько я знаю, мисс Дакота начала свою карьеру в Вашингтоне, — сказал Логан. — А Кристиан писал ее портрет скорее всего по фотографиям, которые сделала Дженни. — Он указал на портрет. — Видите? Он неправильно передал цвет ее глаз. Они вовсе не зеленые, а золотисто-карие. А волосы у нее цвета меда, а не золотистые, как написал Кристиан.
— А откуда ты знаешь, какого цвета у нее глаза? — Она подбоченилась. — Когда-то я знавала почти все, что происходит в доме. А теперь здесь секретов больше, чем у меня седых волос, причем почти все из них — твои с братом.
Логан не мешал ее словоизвержению, время от время бормоча неопределенные реплики, делая вид, будто он ее слушает. На самом деле он просто не мог оторвать глаз от портрета. На картине Кейти была изображена в трех различных позах, причем она как будто поворачивалась в сторону зрителя. Пусть ее глаза были не того цвета, а волосы оказались чуть светлее, но зато Кристиан сумел передать исходящий от нее свет. Для того чтобы изобразить превращение актрисы в ее героиню, Кристиан использовал мягкие светотени. В первой микросцене Кейти выглядела мягкой и открытой, даже несколько уязвимой. Во второй она уже высокомерно вскидывала голову, а в третьей ее лицо принимало жесткое выражение, губы были надменно сжаты, а в глазах появилось циничное выражение. В работе блестяще проявились талант Кристиана как художника и Дженни как фотографа, но больше всего — артистическое мастерство Кейти.
Подняв картину за золоченую раму, Логан немного подержал ее перед собой и сунул под мышку.
— Что ты собираешься с ней делать? — спросила домоправительница.
— Повешу пока в своей комнате. Не знаю, что собирается с ней делать Кристиан, но если он будет ее продавать, то один покупатель у меня уже есть. — Миссис Брендивайн промолчала, но, как подозревал Логан, она прекрасно догадалась, что он собирается оставить картину себе.
Поставив картину на каминную полку, Логан собрался спать. Время от времени он поглядывал на портрет — взгляд Кейти настигал его повсюду, в каком бы углу он ни находился. Впрочем, в последнее время образ Кейти и так постоянно вторгался в его мысли.
Он видел ее то стоящей на лестнице в библиотеке, где она читала «Ромео и Джульетту», то в тетином сарае, где она играла роль Сварливой Кейт, то в ванне, где она пыталась одновременно принять скромный и в то же время вызывающий вид. Бывали моменты, когда ее улыбка поражала его как молния, и Логан едва переводил дух. В его голове звенел веселый смех юной Мэри Кэтрин, и он невольно думал о том, как же Должен звучать ее смех сейчас. Он никогда не слышал ее смеха и подозревал, что тем самым здорово себя обделил.
Иногда эти видения принимали эротический характер, и тогда он воображал, как она лежит возле него, прижав к нему свои длинные ноги, ощущал прикосновение ее гладкой молочно-белой кожи, ее нежных губ.
Улегшись в постель, Логан долго смотрел на картину. Интересно, родила ли она и если да, то кого — мальчика или девочку? Не из-за него ли она внезапно уехала из города? Думает ли она о нем, Логане?
Прикрутив лампу, Логан откинулся на подушки. В эту ночь его сны были лишь отчасти связаны с Кейти — ему снился Андерсонвилл.
Вашингтон
7 июля 1873 года
— Я просто не понимаю, почему бы тебе не взять роль побольше, — сказала Донна Мэй и подула на голый животик Виктории. Малышка радостно захихикала. На щеках Донны Мэй появились ямочки, и она уткнулась носом в теплое тельце ребенка.
Вмешавшись, Кейти забрала у нее малышку.
— Если ты ее крестная мать, это еще не дает тебе права мазать ее гримом. — Она протянула руку за полотенцем, которое Донна Мэй покорно ей подала. — Я вполне довольна теми ролями, которые у меня есть, — сказала она, отвечая на вопрос Донны. — Единственный перерыв у меня был тогда, когда я родила эту маленькую пышечку. С середины марта я все время занята.
— Одно дело быть занятой, другое — знаменитой, — возразила Донна Мэй. Повернувшись на табурете, она снова начала снимать с лица грим. — Ты достаточно талантлива, чтобы играть в Нью-Йорке, Лондоне или Париже. Ведущие роли, Кейти, а не те характерные, в которые ты сейчас вкладываешь столько души и сердца.
— Ты думаешь, я хочу быть знаменитой? А я вот не хочу. Я немного вкусила славы, и это перевернуло мою жизнь. Нет уж, спасибо, мы с Викторией вполне довольны тем, как идут дела.
— Ты живешь как отшельница. Я думаю, в этом городе ты не знаешь и трех человек не из числа тех, кто работает в театре.
Майкл в свое время предлагал ей вести уединенный образ жизни, и Кейти приняла его слова близко к сердцу. Пять дней в неделю Кейти несколько часов проводила на сцене, когда же занавес опускался, она просто исчезала из поля зрения публики.
— Я действительно вполне довольна своей жизнью, — сказала она.
Донна Мэй фыркнула:
— Рассказывай!
— Я вполне довольна.
Повернувшись на своем табурете, Донна окинула Кейти понимающим взглядом.
— Тебе нужен мужчина, — уверенно сказала она. Кейти недоуменно заморгала.
— Я в трауре.
— Прошел уже почти год. Кроме того, я же не предлагаю, чтобы ты хватала первого попавшегося. Но все-таки время от времени оглядывайся по сторонам. Ты не замечаешь тех мужчин, которые находятся вокруг тебя, но они-то тебя замечают! Когда я иду с тобой по улице, все мужчины на тебя заглядываются.
Кейти прижала покрасневшую щеку к темной головке Виктории.
— Не преувеличивай, и потом… ты ошибаешься. Недавно я встретила в магазине одного своего знакомого.
— Мужчину?
— Да, мужчину. Ведь мы о мужчинах говорим, не так ли? — Кейти готова была поклясться, что видела Лайама О'Ши — и не один раз, а несколько. Было неприятно думать, что Майкл, возможно, все еще за ней наблюдает. Каждый раз она пыталась приблизиться к человеку, которого принимала за Лайама, и каждый раз тот моментально исчезал. — Вот видишь, я их замечаю, просто они меня не интересуют. Все, тема исчерпана.
Донна Мэй никогда не заканчивала дискуссию только потому, что другая сторона считала вопрос исчерпанным. Нынешний спор также не был исключением.
Положив на столик парик и взъерошив светлые волосы, она уже собиралась ринуться в бой, как вдруг в дверь гримерной настойчиво постучали.
— Мы еще поговорим об этом позже, — направившись к двери, со значением сказала она Кейти.
Не думая о том, кто бы это мог прийти, Кейти продолжала играть с Викторией. В последнее время расположения Донны Мэй добивались сразу несколько джентльменов Кейти это только забавляло: кроме дочери, ее сейчас ничто не интересовало.
Виктория Роуз доставляла ей много радости, правда, иногда вызывая и раздражение. В свои пять месяцев ока уже была довольно крупной и соответственно вела себя достаточно независимо. Услышав свое имя, она приподнимала голову и с серьезным видом начинала что-то лепетать. Сейчас ее серые глаза с интересом смотрели на материнские сережки, крошечные ручки изо всех сил пытались схватить одну из них.
— К тебе посетитель, Кейти, — повернувшись, сообщила Донна Мэй. Дверь за собой она прикрыла, чтобы гость не мог услышать их разговора. — Джон сказал ему, что ты здесь, если еще не уехала из театра. Что, будешь с ним говорить?
Придержав Викторию за спинку, Кейти посадила ее себе на колени.
— Не буду. Возьми у него визитку и выпроводи под каким-нибудь предлогом, на которые ты так горазда.
Пожав плечами, Донна Мэй вышла в коридор, но через несколько секунд, нахмурившись, вновь просунула голову в гримерную.
— Он хочет видеть Мэри Кэтрин!
— Кто там? — оторвавшись от дочери, спросила Кейти. На сердце у нее сразу стало тяжело.
— Говорит, что он твой отчим. Я скажу, чтобы он ушел. — увидев побелевшее лицо Кейти, сказала Донна Мэй.
— Нет! — удивляясь собственным словам и вообще тому, что может сейчас говорить, возразила Кейги и поднялась. — Нет, я хочу его видеть. Ты можешь взять Викторию и на десять минут оставить нас одних?
Донна Мэй нахмурилась еще больше,
— Ладно, но только на десять минут, — после некоторых размышлений согласилась она. — И ни секундой больше — причем я буду ждать за дверью.
— Это не… — начала Кейти, но договорить не успела. Взяв у нее Викторию, Донна Мэй с воинственным выражением лица заявила, что ни на какие уступки больше не пойдет.
Увидев полковника Аллена, Кейти сразу удивилась тому, как молодо он выглядит, — десять лет назад он казался ей стариком. Время сильно ее изменило, тогда как полковник остался почти таким же, как был.
Внешность его по-прежнему казалась достаточно заурядной. В бакенбардах, бороде и усах прибавилось несколько седых прядей, но он все так же зачесывал волосы на пробор, и красовавшаяся на макушке лысина была лишь едва заметнее, чем десять лет назад. Держался он прямо, расправив плечи, создавая впечатление властного и волевого человека. Золотисто-зеленые глаза напомнили Кейти о том, что когда-то его звали Кугуаром.
Войдя, Аллен переложил шляпу из одной руки в другую, и, прежде чем он успел откашляться, Кейти поняла, что он нервничает.
— Спасибо за то, что согласились со мной встретиться, — начал он.
Кейти слегка приподняла подбородок.
— Я сама не знаю, почему согласилась, — честно призналась она. — Вероятно, меня просто поразило то, что вы осмелились сюда явиться, и мне захотелось вам об этом сказать.
— Эту пьесу я впервые увидел две недели назад и с тех пор посмотрел ее три раза — мне все хотелось убедиться, что на сцене именно вы. — Его голос упал до шепота, и он медленно покачал головой, как человек, погрузившийся в воспоминания. — Мэри Кэтрин Макклири — актриса! Вы всегда были довольно странным ребенком.
Слабая улыбка Аллена прожгла Кейти до костей.
— Я больше не ребенок, полковник Аллен! — сказала она.
— Ну да, конечно. — Во время представления он и сам в этом убедился. Теперь она была высокой, не ниже ею ростом, хорошо сложенной и вполне зрелой женщиной.
— Что вы хотите? — спросила Кейти.
— Я пришел узнать, что случилось с Роуз и вашей сестрой.
— Они умерли.
На миг он задержал дыхание.
— Мне очень жаль. Я не слышал об этом…
— Это было давно. Они умерли еще во время войны.
— Значит, вы тогда остались совсем одна, — немного помолчав, сказал полковник.
— Ничего, я справилась. — Она сделала паузу. — Насколько я понимаю, вы теперь конгрессмен?
— Да. Сейчас я собираюсь баллотироваться в сенат. А потом… кто знает?
— Понятно.
Не смея поднять глаза на Кейти, Аллен снова закашлялся.
— Скажите, вы не собираетесь доставить мне неприятности? — наконец спросил он.
«Так вот зачем он пришел», — подумала Кейти.
— Я прожила здесь почти год и за все это время ни разу не сделала ни малейшей попытки подмочить вашу репутацию. Так что я не представляю для вас угрозы, полковник Аллен. Я-то всегда хранила наш маленький грязный секрет. А вот Логан Маршалл… — Она не договорила. Она ведь собиралась сказать, что это Логан Маршалл предал их обоих, и только сейчас до Кейти дошло, что она до сих пор ошибалась — и как ошибалась! Виноватый вид Аллена, его боязнь, что Кейти может доставить ему неприятности, — это больше всего остального убедило ее, насколько она не права. До сих пор Кейти считала, что она сама несет ответственность за то, что делал с ней отчим, и долгие годы винила Логана за то, что он раскрыл эту тайну. — Думаю, вам пора идти, а то…
— Нет! — Аллен поднял руку, призывая ее замолчать. — Нет, вы что-то сказали о Логане Маршалле. Насчет того, что он представлял собой какую-то угрозу,
— До тех пор, пока вы не будете забавляться с маленькими девочками, вам нечего бояться Логана Маршалла, — холодно сказала Кейти.
— Но ведь Маршалл мертв! — со злостью возразил Аллен. — Я сам видел соответствующую запись. Он умер в тюрьме Либби. Его захватил патруль мятежников, а после битвы при Ченселлорсвилле его отправили в Либби. Все прошло как надо.
Кейти обняла себя руками за плечи.
— Вы хотите сказать, что южане захватили Логана по вашей просьбе? — Полковник мог и не отвечать — Кейти прочитала ответ в его глазах. — Боже мой, значит, это сделали вы! Вы предали его, так как он знал, что вы делали со мной. Все это время я подозревала, что несу ответственность за его пленение.
— Вы? — презрительно фыркнул Аллен. — Но какое отношение…
Вытащив из волос шпильку, Кейти зажала ее между большим и указательным пальцами.
— Помните? Точно такой же штукой я открыла ваш письменный стол и скопировала все планы, которые в тот день Логан принес в ваш дом, а мама и Меган передали их нужным людям.
Аллен был ошеломлен.
— Вы имеете в виду людей генерала Ли?
— Ну конечно, я имею в виду его людей! В отличие от вас я никогда не предавала своих. Вы были моим врагом, полковник Аллен. Как и Логан. Я-то смогу прожить с тем, что сделала для своей страны, но вот как живете вы, так поступив с Логаном? Он ведь был одним из вас. Он пережил и Либби, и даже Андерсонвилл.
— И где же он теперь? В Нью-Йорке? Она кивнула:
— Издает «Кроникл».
— Вы с ним говорили?
— Именно он и сказал мне, что вы теперь депутат конгресса. Я думаю, он следит за вашей деятельностью. Поэтому вам незачем беспокоиться из-за меня. Но вот Логана Маршалла я на вашем месте очень старалась бы не трогать. Вы даже не представляете, какой страшной может быть его месть. — Тщательно стараясь не коснуться Аллена даже краем юбки, Кейти прошла мимо полковника и открыла перед ним дверь. В коридоре Донна Мэй ворковала над Викторией. — Не могу сказать, что наша встреча доставила мне удовольствие, но она все же была интересной. Однако, думаю, вы согласитесь, что больше нам видеться незачем.
Все время оглядываясь на героически старавшегося сохранить достоинство Ричарда Аллена, Донна Мэй медленно вошла в комнату.
— Боже мой! — воскликнула она. — Что это было?
Забрав у нее дочь, Кейти обняла Викторию и покрыла поцелуями ее личико.
— Так, ничего особенного. И говорить-то, пожалуй, не о чем, — мягко сказала она.
— Рия! Открой сейчас же дверь! — Майкл снова лягнул дверь, но это оказалось бесполезно — прочный замок выдерживал все удары.
Когда дверь зашаталась, Рия вздрогнула, но осталась на месте — в углу комнаты, куда забилась, когда Майкл начал рваться в ее спальню.
— Отправляйся к своим шлюхам, — прижав к лицу кулаки так сильно, что на губах стал ощущаться вкус крови, прошептала она. В глазах ее стоял страх.
— Так больше не может продолжаться, Рия, — сказал он. Голос Майкла смягчился — он решил попробовать новую тактику. — Ты должна признать, что я был с тобой очень терпелив.
— Ты три недели со мной не разговаривал, — еле слышно ответила она.
— Это продолжается уже пять месяцев. Сколько можно сидеть взаперти, не впуская никого к себе? Люди спрашивают о тебе, Рия. Твои подруги хотят знать, когда ты снова будешь с ними. Они скучают по тебе… и я тоже, дорогая.
Прислонив голову к стене, Рия закрыла глаза. Скоро он устанет здесь стоять, устанет от того, что ему никто не отвечает, и через несколько минут благополучно вернется в свою постель. Так повторялось по несколько раз в месяц, когда Майкл слишком долго задерживался в «Унион-клубе». Очевидно, к шлюхам отправляться было уже поздно, и тогда он приходил к ней.
Услышав, как Майкл уходит, Рия убрала одеяло, которым только что прикрывалась. У ее ног валялась фотография лежащей в белом сосновом гробу маленькой девочки. Глаза ее были закрыты, словно девочка спала. Подняв фотокарточку, Рия тихо прошептала:
— Я найду тебя, дорогая! Мама тебя найдет. Тогда все будет нормально, вот увидишь. Если ты будешь со мной, у него будет наследница и он больше не захочет до меня дотрагиваться. А я позабочусь о том, чтобы с тобой ничего не случилось. Мы будем защищать друг друга. — Рия слабо улыбнулась. — Да, Виктория, мы будем защищать друг друга. Ты еще увидишь, как мама тебя любит. — Спев колыбельную, она заснула, сжимая в руках фотографию, как будто это был ее ребенок.
— Загадай желание, — скомандовала Сьюзен Тернер, не давая Логану раньше времени задуть тридцать одну свечу. — И никому о нем не говори.
Логан лукаво усмехнулся:
— Даже тебе? Ведь ты в нем как раз и фигурируешь. Скотт постучал вилкой по краю стола.
— Хоть бы ты наконец женился и перестал флиртовать с моей женой!
— Ты абсолютно лишен чувства юмора, — сказала Сьюзен. Логан быстро задул свечи и вместе со Сьюзен принялся разрезать пирог. Скотт терпеливо ждал.
— Оставь что-нибудь своей дочери, — сказала Сьюзен, глядя, как Скотт накладывает себе приличный кусок. — Эми не меньше тебя любит мой шоколадный торт.
— А где же она? — спросил Логан.
Сьюзен указала на висевшие в углу столовой старинные часы.
— Вы держите ее в часах?
— Я хотела указать тебе на время, — сказала она. — Эми ложится в восемь. Ты обещал прийти в шесть часов. Сейчас уже десять. Еще два часа, и ты вообще пропустил бы свой день рождения. Неужели тебе действительно нужно с утра до ночи проводить в «Кроникл»? Неужели ты ничего не слышал о делегировании полномочий?
— Мои пожелания почему-то не сбываются, — скривился Логан. — Я ведь загадал, что в ближайшие сутки ты не будешь меня пилить.
— Я обещала Дженни и Кристиану сделать твою жизнь невыносимой, — с важным видом сказала Сьюзен.
— Вот здорово! Они будут рады услышать, что ты прекрасно справилась с этой задачей.
— Брек! — прервал их Скотт и, чтобы переключиться на другую тему, спросил Логана, что слышно о его брате.
— Они обещали мне, что сядут на пароход в сентябре. а значит, приплывут в Нью-Йорк в конце октября — начале ноября. Они даже говорили о том, что построят себе новый дом, когда приедут.
— О Господи! — сказала Сьюзен. — Что же ты будешь делать один в таком громадном доме?
— А я открою бордель, — не моргнув глазом ответил Логан. Крепче сжав вилку, Сьюзен с трудом пыталась сохранить серьезность.
— Животное! — давясь от смеха, сказала она. — Лучше бы превратил Маршалл-Хаус в музей, — налив кофе мужу и гостю, предложила она. — В последнем письме Дженни писала, что Кристиан отправил тебе несколько картин.
— Восемь.
— Да ну? — заинтересовался Скотт. — И что же его вдохновило?
— Парижский рынок. Рыбак на Сене. Ночной Париж. Я уже продал все, что он прислал.
— Да неужели? — удивилась Сьюзен. — А я думала, что по возвращении он устроит выставку.
— Устроит, — с набитым ртом ответил Логан. — Об этих картинах быстро узнали — думаю, благодаря миссис Б. , — и на них сразу поступило множество заявок. Получается, что выставка Кристиана продана еще до ее открытия, но я никому пока не позволяю ничего забирать. Все еще находится в доме.
— Вот, возьми мой кусок, — заметив, что муж алчным взглядом смотрит на торт, сказала Сьюзен и пододвинула ему тарелку. — Дженни писала, что там еще был замечательный портрет этой актрисы — как бишь ее зовут? — ну, которая вышла замуж за Виктора Донована.
— Кейти Дакота! — разом выпалили Логан и Скотт.
— Ну да, — поглядывая то на своего мужа, то на Логана, медленно проговорила Сьюзен. — Именно. Так кто же купил эту картину, Логан?
— Не помню, — без зазрения совести солгал он. — А разве эго так важно?
— Нет, мне просто интересно. Она ведь была пациенткой Скотта, да, Скотт?
Он кивнул:
— Какое-то время была. До смерти Виктора. Я потом пытался выяснить, что с ней сталось, но сын Виктора клянется, что не знает этого. Рия Донован тоже мне ничего не говорит.
— Она живет в Вашингтоне, — сообщил им Логан. — Время от времени на моем столе появляется о ней информация. — «Это правда, — подумал он, — но отнюдь не в том смысле, в каком наверняка подумали Скотт и Сьюзен». — Она все еще играет в театре. — Чуть поколебавшись, он небрежно спросил: — Это верно, что Виктор умирал от рака?
Скотт недоуменно вскинул брови.
— Откуда ты об этом узнал? Логан пожал плечами.
— Не помню где я об этом слышал — сказал он, не упоминая, что ему сообщила об этом сама Кейти. — Для публикации такое не годится, Скотт. Виктор умер год назад, так что это уже не новость.
— Да, пожалуй. Я думаю, о подобных вещах в принципе писать не стоит, даже если это новость. Насчет женитьбы Виктора вообще ходило много слухов, а известие о том, что он был болен раком, только подлило бы масла в огонь.
— Что ты имеешь в виду?
— Не считая того, что люди могут решить, будто она вышла за него замуж, зная о его близкой смерти, — что абсолютно неверно, — а стало быть, в надежде унаследовать кучу денег, могут возникнуть вопросы насчет самой природы его заболевания.
— Природы заболевания? — недоуменно переспросил Логан.
— Опухоли могут появляться в различных частях тела. Как и почему, я не знаю. В случае с Виктором опухоль была в простате, сделав его импотентом.
Логан медленно отложил вилку.
— Импотентом? Но как — же… ее беременность?
— Жена Виктора была беременна? — спросила Сьюзен. — Ты никогда не говорил мне об этом, Скотт.
— Я вообще об этом никому не говорил, кроме самой миссис Донован, — пристально глядя на Логана, сказал он. — Ну и Виктора, конечно. Подозреваю также, что о ней знали Рия с Майклом. А вот откуда, черт возьми, ты об этом узнал?
Одна ложь громоздилась на другую, но Логан не хотел признаваться другу, что заглядывал в его папку.
— Мне сообщил об этом Виктор, — сказал он. — Я как-то говорил тебе, что Донованы и Маршаллы в свое время были очень дружны. Я и не подозревал, что в этом есть какая-то тайна.
Скотт задумчиво пожевал губами.
— Что ж, звучит вполне правдоподобно. Виктор очень радовался, узнав о ребенке. Кстати, я безуспешно пытался узнать, благополучно ли разрешилась его жена. Раз ты так много знаешь, может, ты и об этом можешь нам сказать?
Логан покачал головой.
— Нет, — снова солгал он, — о ребенке я ничего не знаю. Но расскажи мне поподробнее об импотенции Виктора.
— Послушайте, — вмешалась Сьюзен, — неужели мы должны обсуждать эту тему?
— Думаю, Сьюзен права, — сказал Скотт. — Это действительно не…
— Все, что я хочу знать, — прервал его Логан, — это как жена Виктора могла забеременеть, если сам Виктор был импотентом.
— А я бы хотел знать, — парировал Скотт, — почему это так для тебя важно? Твоя дружба с Донованами не дает тебе права знать все их тайны.
— Черт побери! — выругался Логан, чувствуя, как в нем закипает гнев. — Тайны Донованов меня нисколько не интересуют. Меня интересует частная жизнь Кейти!
Скотт многозначительно посмотрел на жену. Сьюзен немедленно начала собирать со стола тарелки и столовое серебро, после чего быстро ушла.
— В этом не было необходимости, — сказал Логан.
— Я подумал, что в ее отсутствие ты будешь более откровенен. Более откровенен и… более правдив. Скажи, как близко ты знаешь мисс Дакоту?
— Это трудно…
— Логан, не создавай трудностей мне. Я не расположен делиться с тобой чужими тайнами. Но если ты честно скажешь мне, в чем дело, то, возможно, получишь ту информацию, которая тебе нужна.
Отодвинувшись от стола, Логан вытянул свои длинные ноги и сложил перед собой руки.
— Не так давно я хотел сделать мисс Дакоту своей любовницей, — наконец сказал он. — Я… я слишком на нее давил, и она… ну, она сбежала прямо к Виктору Доновану. Видишь ли, они были друзьями, хотя я думаю, что он ее любил, а она… в общем, Кейти в конце концов тоже его полюбила.
— Когда ты говоришь, что на нее давил… что это в точности значит?
Логан выдержал его прямой взгляд.
— Я решил, что она станет моей любовницей, хочет она этого или нет.
— А жениться на ней…
— Об этом не могло быть и речи. Я ее ненавидел. Логан тут явно недоговаривал, но Скотт не настаивал — речь шла о каких-то давних делах.
— Но ты все же занимался с ней любовью, — сказал Скотт. Логан кивнул:
— Если это можно так назвать. Она тоже меня ненавидела. И это случилось только один раз. На следующий же день она отправилась к Виктору. — Логан перевел взгляд на окно, за которым проезжал какой-то экипаж. — Она все ему рассказала о своих отношениях со мной, чего я от нее хочу, за что ненавижу, и Виктор не колеблясь на ней женился.
— Виктор ее любил, — сказал Скотт. — И очень о ней заботился. Но если он знал о вашем прошлом, то не стал бы говорить тебе о ее беременности. Значит, ты мне солгал. Откуда же ты узнал, что она беременна?
На этот раз Логан сказал ему правду.
— Понятно. — Это было все, что мог сказать Скотт. С некоторым усилием он все же сумел укротить свой гнев. — Ты смотрел только ее карточку?
— Только ее. Остальные я не трогал. — Он подался вперед. — Я не могу объяснить того, что происходит между мной и Кейти, Скотт. Иногда я сам этого не понимаю. Когда-то я пытался наказать ее за то, что она со мной сделала много лет назад. Спустя годы, когда я увидел ее в «Уоллаке», мне и в голову не пришло, что она может отличаться от своей героини. Я думал, что она любовница Виктора. Или Майкла.
— А она не была?
— Нет. — Логан помассировал рукой шею. — Я был у нее первым мужчиной.
— И на следующий день она вышла замуж за Виктора?
— Да. Я уже об этом говорил.
Немного поразмыслив, Скотт с безразличным видом спросил:
— Не ты ли, часом, купил тот портрет Кейти, что прислал Кристиан?
Логан гордо вскинул голову.
— Не вижу, почему…
— Не смеши меня.
— Ну да, — неохотно признался он. — Но я по-прежнему не вижу…
Перегнувшись через стол, Скотт коснулся его руки.
— Думаю, тебе нужно поехать в Вашингтон, Логан, и поговорить с Кейти Дакотой, — серьезно сказал он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть страсти - Гудмэн Джо



Как- то пресновато. Все как всегда она сирота-девственница, он богатый мужик. Автор перебралась когда выдала ее замуж за 60- летнегоистарика типа по любви.
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоАся
11.10.2012, 21.39





Прекрасная сказочка на ночь ! Не знаю почему так мало комментариев . Оценка 10
Сладкая месть страсти - Гудмэн ДжоТурмалин
20.02.2016, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100