Читать онлайн Полуночная принцесса, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночная принцесса - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.46 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночная принцесса - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночная принцесса - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Полуночная принцесса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Скотт Тернер отложил в сторону медицинский журнал и вопросительно взглянул на вошедшую в спальню жену.
– Ну что, она наконец утомилась? – спросил он. Сьюзен посмотрела на мужа с искренним удивлением:
– Эми заснула, потому что Кристиан ее утомил, а не потому, что утомилась сама. Я уж думала, не оставить ли нам ее на ночь в доме Маршаллов. Тогда Крис понял бы, что не стоило так баловать девочку. Зачем-то подарил ей этого котенка!
– Я и сам удивился, – сказал Скотт, поспешно снимая с себя подозрения, и добавил в защиту Кристиана:
– Он сказал, что оставит его у себя для Эми, если ты не захочешь взять.
– Как будто Эми позволит мне не взять его! И Кристиан отлично знал, что не позволит. Это было нехорошо с его стороны, Скотт. – В голосе Сьюзен прозвучало больше удивления, чем обиды.
Скотт усмехнулся и похлопал по постели рядом с собой:
– Иди сюда, жена! Я буду твоей служанкой.
Сьюзен заметила блеск в глазах Скотта, и сердце ее слегка подпрыгнуло. Мило улыбаясь, она оставила без внимания его протянутые руки и села за туалетный столик, поймав позади своего отражения в зеркале преувеличенно обиженный взгляд мужа. В ответ она очаровательно-капризно выпятила нижнюю губку.
– И все-таки день был чудесный, правда? – спросила она, выдергивая шпильки из своих золотисто-каштановых волос.
– Чудесный, – рассеянно повторил он, глядя, как толстый жгут волос упал с ее затылка.
Тонкие пальцы Сьюзен проворно расплели косу, и вскоре блестящие волосы шелковой шалью легли ей на спину и плечи. По мнению Скотта, волосы были главным достоинством жены. Нет, его, конечно, восхищали миндалевидные глаза и брови вразлет, которые придавали ее облику неуловимую загадочность. Этот налет таинственности мог бы свести его с ума, если бы не одно обстоятельство: зеленые глаза Сьюзен смотрели на мир слишком честно и открыто. Она не умела по-настоящему хитрить и обманывать. Лукавство неизменно окрашивало ее щеки румянцем, от чего россыпь легких веснушек на ее носу темнела.
Взгляд Скотта упал на жемчужное колье, которое Сьюзен перебирала пальцами перед зеркалом. Этой вещью действительно нельзя было не залюбоваться. Искусно подобранные жемчужины изысканно подчеркивали изящную тонкую шею жены. Кристиан превзошел сам себя на этом празднике, подумал Скотт.
– Когда-нибудь я куплю тебе серьги в пару к этому колье, – сказал он.
Сьюзен тут же отпустила колье, перекинула волосы через плечо и принялась расчесывать завитые кончики, вскинув на Скотта озабоченный взгляд.
– Ты же знаешь, я равнодушна к таким вещам, – сказала она, – может, вернуть колье Кристиану? Хочешь, я так и сделаю. Я бы сразу не приняла этот подарок, если бы ты не сказал, что все в порядке. Даже не представляю, куда я буду его надевать. Если люди узнают, откуда у меня этот жемчуг, пойдут пересуды.
– Кристиан хотел, чтобы ты его взяла, – сказал Скотт, – и мы оба знаем почему. Просто он не мог иначе отблагодарить тебя.
– Но он благодарит не меня, а тебя.
– Да, но на моей шее жемчуга смотрелись бы гораздо хуже.
Сьюзен спрятала веселую улыбку и подразнила Скотта кончиком языка.
– И все же это слишком расточительно с его стороны, – сказала она.
– Это колье его мамы.
– Значит, расточительно и сентиментально, – твердо заявила Сьюзен.
– В один прекрасный день оно перейдет к Эми. Этого и хотел Кристиан – отплатить мне, сделав подарок моей дочери. Было бы нехорошо не принять его. А пока Эми слишком мала для жемчугов, думаю, тебе не стоит отказывать себе в удовольствии поносить их.
Сьюзен не была в этом уверена, но устоять перед доводами мужа не могла. Жемчуга были потрясающе великолепны, и она знала, что в жесте Кристиана нет ничего дурного. Но для очистки совести надо было высказать еще одно, последнее возражение:
– Это колье должно было бы перейти к его жене.
Брови Скотта удивленно поднялись:
– Неужели ты можешь представить себе Кристиана женатым? Я всегда думал, что его вполне устраивает холостяцкое существование. Никаких обязанностей, никакой ответственности перед другим человеком. Он спит с женщинами самого разного толка – от начинающих до падших – и, прости за откровенность, пользуется их услугами довольно часто. Вряд ли он когда-нибудь остепенится.
– Ты что, в самом деле так глуп? – Сьюзен покачала головой и несколько раз провела щеткой по волосам. – А мне кажется, он ужасно одинок, – возразила она. – Да, Кристиан любит повторять, что ты пляшешь под мою дудку, но он прекрасно знает, что это не так. А даже если и так, думаю, у него самого порой возникает желание э-э… повальсировать. Ну что ты так на меня смотришь? – спросила она у отражения Скотта в зеркале. – Я же не сказала, что он хочет взять в пару меня.
Скотт фыркнул:
– Пусть только попробует!
– Кристиану нравится надо мной подтрунивать, – продолжала Сьюзен, – и я уверена, что таким образом он выражает некоторую привязанность. Говорят, его родители были очень счастливы в браке. Думаю, в один прекрасный день ему тоже захочется семейного счастья. – Отложив щетку, она повернулась в кресле лицом к Скотту. – Мне почему-то кажется, что он завидует нам с тобой. Если бы я так не считала, то просто не потерпела бы его обычных шуточек.
– Он подшучивает над тобой, потому что ты так очаровательно попадаешься на удочку.
– Я попадаюсь на удочку, потому что это нравится Кристиану, – строго поправила Сьюзен, – а у него в жизни не так много радостей. Это самое малое, что я могу сделать для человека, который подарил мне жемчужное колье.
Скотт рассмеялся.
– Если б он знал, что ты видишь его насквозь, ему бы это совсем не понравилось.
Сьюзен поднялась с кресла и подошла к кровати.
– Помоги мне расстегнуть пуговицы, милый. – Белоснежный полог над кроватью слегка колыхнулся, когда она села, подставив Скотту спину. – Сегодня вечером Кристиан особенно много возился с Эми. Я глазам своим не поверила, когда он встал на четвереньки и стал гоняться вместе с ней за котенком.
– Гмм-мм, – Скотт подался вперед и поцеловал сзади склоненную шею жены прямо над золотой застежкой колье. Его пальцы расстегивали пуговицы на ее платье. – Похоже, сегодня он был в ударе, правда? После вчерашнего я этого не ожидал. Он был очень расстроен тем, что случилось с Дженни.
Вообще-то «расстроен» – не совсем подходящее слово. Кристиан примчался к нему сам не свой, хотя все, что удалось выяснить Скотту, – это то, что у Дженни был ночной кошмар и она как-то поранилась. Доктор пришел вместе с Кристианом в дом Маршаллов, обработал ступни Дженни, и при этом его не покидало тревожное подозрение, что ему что-то не договаривают. Дженни отрешенно молчала, Кристиан был мрачнее тучи. И это случилось немногим более суток назад. Скотт пожал плечами, не в силах объяснить столь неожиданную смену настроения друга.
– Думаю, даже Кристиан наконец-то проникся атмосферой праздника, – предположил он.
– Ему надо детей, и много. Любому ясно, что он их просто обожает. Он был бы замечательным отцом, Скотт!
– Милая, с каких это пор ты стала защищать Кристиана? И не говори, что все дело в колье! Я знаю, что это не так. Несколько недель назад ты говорила мне, что он едва ли заслуживает того, чтобы его спасали.
Она глянула на него через плечо.
– Неужели я так сказала? – спросила Сьюзен, слегка сдвинув брови. – Наверное, это из ревности.
– Из ревности? – удивился Скотт. – Не пойму, ты о чем?
Сьюзен вспыхнула, стесняясь высказать вслух свои опасения. Встав с кровати, она исчезла в туалетной комнате, на ходу стягивая платье через голову.
– Ты целыми днями пропадал в больнице или у Кристиана. Мы с Эми тебя совсем не видели, – крикнула она ему. – Вот я и обиделась на Криса за то, что он отвлекал тебя от семьи.
– Но…
– Наверное, я была не права, – продолжала она, – все-таки мне ли не знать, какую ответственность налагает на тебя… на всех нас профессия врача? Обычно я могу это принять и простить, как было с папой при его жизни. Будучи дочерью врача, я с детства привыкла к некоторым вещам. – Сьюзен повесила платье в шкаф, расшнуровала корсет и нижние юбки. – Поэтому… если я говорила про Кристиана плохо, так это оттого, что хотела видеть тебя столько же, сколько и он.
Она заглянула в спальню, чтобы узнать, слушает ее Скотт или уже спит, и вздрогнула от неожиданности, увидев его совсем рядом. Он стоял в открытом дверном проеме, прислонившись к косяку голым плечом. Сьюзен проследила взглядом за суживающейся полоской волос, которая дорожкой сбегала по его груди, исчезая под бельем, и невинно улыбнулась.
– Когда я сказала, что хочу видеть тебя больше, чем Крис, я другое имела в виду…
Скотт приложил палец к губам.
– С Рождеством! – сказал он, стягивая с нее сорочку.
Опустившись на колени, он снял со Сьюзен туфли, поцеловал в обе ножки и спустил чулки с ее стройных упругих икр. Отбросив чулки в сторону, он встал и отступил на шаг, любуясь нежными очертаниями талии жены, изгибом ее бедер и блестящим водопадом волос, закрывавшим груди. Он откинул волосы и озорно улыбнулся, взглянув выше, на шею Сьюзен.
– Пойдем в постель, милая… колье не снимай.


– Вы еще долго будете сидеть, мистер Маршалл? – спросила миссис Брендивайн, заглядывая в кабинет и затягивая пояс на халате. Кристиан сидел в своем любимом кресле, закинув ноги на оттоманку. На коленях у него лежала закрытая книга, и миссис Брендивайн сомневалась, что он вообще ее открывал. – Я могла бы растопить камин, а то огонь скоро совсем погаснет.
Слабая улыбка Кристиана свидетельствовала о том, что он не спит.
– Я сам растоплю, – сказал он, махнув рукой, – идите ложитесь! Сегодня был трудный день.
День действительно тянулся как никогда медленно. Порой Кристиану казалось, что он никогда не кончится.
– Зато веселый, – отозвалась экономка, внимательно разглядывая Кристиана.
У него был усталый вид – еще более усталый, чем вчера утром. Лицо посерело и осунулось.
– Да, – солгал он, заставив себя улыбнуться пошире, – довольно веселый.
– Вы были очень щедры, – сказала она, имея в виду денежное вознаграждение, которое Кристиан раздал всей прислуге, – я еще раз хочу поблагодарить вас от всех.
– Это заслуженные деньги. Я знаю, что со мной… несладко работать.
– Никто не жалуется.
– Во всяком случае, мне в глаза. – Кристиан опустил голову и открыл свою книжку. – Спокойной ночи, миссис Брендивайн. Увидимся утром.
Когда она ушла, Кристиан отложил книгу и развел огонь в камине. У него не было ни малейшего желания возвращаться в спальню. Вчера ночью он не смог там заснуть и знал, что не заснет и сегодня. Хоть Дженни вернулась к себе, у него в комнате незримо чувствовалось ее присутствие, а с ним невольно всплывали воспоминания о том, что он с ней делал. Как бы ему хотелось, чтобы эта девушка вообще ушла из его дома, а заодно и из его жизни!
И все же он не решался отнять у нее место служанки. Если он это сделает, Скотт и Сьюзен приютят ее у себя, а Кристиан совсем не хотел вешать на плечи Сьюзен такую обузу. Ей и с Эми хватало забот. Если у Дженни опять случится ночной кошмар, она может нечаянно обидеть ребенка, ведь ударила же она миссис Брендивайн.
И потом, нельзя было не прислушиваться к мнению прислуги. Дженни Холланд нравилась его домашним. Если он уволит ее без всякого повода, это сразу же вызовет недовольство в их рядах. А повода Дженни, похоже, ему не даст. По словам миссис Брендивайн, девушка весьма усердно выполняет свои обязанности.
А сама Дженни? Ей же нельзя никуда выходить без присмотра, а Кристиану совсем не улыбалось в будущем стать ее нянькой. Когда он говорил Скотту, что оставит Дженни в доме Маршаллов, ему и в голову не могло прийти, что очень скоро он пожалеет об этих словах.
Двойные двери кабинета скрипнули, и Кристиан резко повернулся, застыв с кочергой в руке. Увидев, кто это, он нахмурился:
– Какого черта тебе нужно?
Дженни побледнела еще до того, как Кристиан заговорил. Вчера и сегодня она делала все возможное, чтобы только не попадаться ему на пути, и сейчас меньше всего хотела его видеть. Она попятилась из комнаты, закрывая за собой двери.
– Вернись! – рявкнул он.
Дженни застыла на месте. Отступление было уже невозможно, но и войти она тоже не смела. Настойчивое постукивание кочерги по деревянному полу наконец вывело ее из состояния оцепенения, и она вошла в кабинет.
– Что это у тебя в руке?
Он показал кочергой на конверт, который она судорожно сжимала в кулаке.
– Это… это мои рождественские деньги, – сказала она, избегая его пристального взгляда.
– Господи, – он насмешливо хмыкнул, – ты что же, боишься, что кто-то их у тебя утащит, и поэтому таскаешь повсюду с собой, вцепившись в конверт мертвой хваткой?
– Я… нет… то есть я не думаю, что их кто-то утащит. – Она собиралась вернуть их – положить ему на стол и уйти. Нервно разгладив конверт, Дженни сунула его в карман фартука. – Я зашла за книгой, – на ходу сочиняла она, – я не хотела вас беспокоить.
«Не хотела, но побеспокоила», – чуть было не сказал Кристиан.
– Ты пришла не за книгой. Ты хотела вернуть деньги, так?
– Я не… – Она вся съежилась под холодным взглядом Кристиана. – Да, я хотела вернуть ваш подарок.
Кристиан крепче сжал в руке кочергу и постучал ей по мраморной площадке перед камином, не подозревая о том, как угрожающе это выглядит.
– Почему?
– Я работаю здесь совсем недавно и не заслужила этих денег.
– Эти деньги – подарок, а не плата за работу. На Рождество всем дарят подарки.
Она уставилась в пол.
– Тогда это слишком щедрый подарок. Я… э… я знаю, сколько получили другие работники. Вы дали мне намного больше.
Кристиан нахмурился:
– Ты хочешь сказать, что обсуждала полученную сумму с прислугой?
– О нет, – быстро сказала Дженни, вскинув на него глаза, – я бы не стала этого делать. Просто я слышала, как Мэри-Маргарет и Кэрри разговаривали о том, как потратят свои деньги, и поняла, что вы дали мне гораздо больше, чем им. Это несправедливо.
Кристиан приставил кочергу к камину и сунул руки в карманы своей домашней куртки.
– И что же ты подумала?
– Я подумала, что это, должно быть, ошибка.
Кристиан тряхнул головой. Прядь медно-рыжих волос упала ему на лоб.
– Никакой ошибки.
– Да? – Дженни закусила дрожащую нижнюю губу.
– Ну? И что ты скажешь теперь? – спросил Кристиан, как будто сам не мог догадаться.
«Кажется, я уже научился читать ее мысли», – подумал он, но такая способность почему-то не приводила его в восторг. Она тихо вздохнула.
– Я думаю, вы хотели меня оскорбить. Эти деньги – никакой не подарок, это взятка.
– Ты думаешь, я заплатил тебе, чтобы ты помалкивала о случившемся в моей спальне, верно?
– А разве нет? – спросила Дженни. В ее сиплом голосе послышался вызов.
– Нет. Мне плевать, рассказывай кому хочешь! Если честно, я удивляюсь, что ты до сих пор никому не сказала. Ведь у тебя была такая возможность. Я оставлял тебя наедине с миссис Брендивайн и Скоттом. Ты могла рассказать им, что я тебя чуть не изнасиловал. Что же ты промолчала?
Дженни отвернулась к окну, где уличный фонарь отбрасывал пятно желтого света на заснеженный тротуар.
– Я не хочу оказаться на улице, – наконец сказала она, – мне некуда идти. Я подумала, что вы меня уволите, если я что-то скажу, поэтому молчала. Деньги здесь ни при чем.
– Эти деньги не взятка, – повторил он, – и я не знаю, уволил бы я тебя или нет.
Она издала тихий горловой звук, означавший сомнение.
– Конечно, уволили бы. В конце концов, по вашим словам выходит, что я сама затащила вас в постель. Это я пыталась вас утешить, а вы только взяли предложенное.
– А что, это не так?
Дженни судорожно сцепила руки.
– Вы знаете, что не так, – она глубоко вздохнула. – Если эти деньги – не взятка, тогда что же?
– Спроси у миссис Брендивайн, – бросил Кристиан, – это она предложила такую сумму.
Дженни резко повернулась от окна:
– Но почему…
– Она сказала, что тебе нужно купить одежду.
Когда Дженни ушла, Кристиан плюхнулся в кресло, отшвырнув ногой оттоманку и прикрыв рукой глаза. «Господи, – устало подумал он, – что же мне делать с этой Дженни Холланд?»


Сьюзен медленно просыпалась, с кошачьей грацией потягиваясь в постели. Сонно взглянув в окно, сквозь занавески которого забрезжил рассвет, она убедилась, что у нее есть еще около часа до пробуждения Эми. Сладко зевнув, она улыбнулась, вспомнив восхитительную ночь со Скоттом. Он был то яростно-напорист, то невероятно нежен, и Сьюзен еще никогда не чувствовала себя столь распутной, столь обожаемой. Она тихонько засмеялась. Действительно, счастливое Рождество!
Грея свои ступни на ногах Скотта, она приподнялась на локте и заглянула в угловатое лицо мужа. Интересно, давно он проснулся? А может, не спал совсем? Между бровями у него пролегла морщинка, а голубые глаза затуманились мыслями. Он лежал, задумчиво приподняв уголок губ и уставившись на светлые узорчатые обои противоположной стены. На лоб спадала прядь светлых пшеничных волос. Сьюзен откинула ее кончиками пальцев и погладила его по лицу.
– О чем ты думаешь? – спросила она.
– Гм?
Сьюзен вздохнула. Скотт был сейчас где-то далеко, за много верст отсюда, и она сильно сомневалась, что он думает о ночи их любви.
– Я решила, что нам с тобой было бы неплохо развлечься на стороне, – произнесла она негромко.
– Гм.
– У меня есть другой мужчина, Скотт. Я встретила его совсем недавно, но знаю, что он бросит жену, если я его об этом попрошу. Конечно, я не хочу, чтобы он это делал. Меня вполне устраивает встречаться с ним днем несколько раз в неделю. Ты как, не возражаешь?
Скотт еще больше нахмурился, дважды моргнул и оторвал от стены отсутствующий взгляд.
– Что это с тобой? – хрипло спросил он.
– Да так, ничего, милый. Просто хотела привлечь твое внимание, – она поцеловала мужа в висок и прижалась к его крепкому телу, положив голову на его плечо. – Ты давно проснулся?
– Нет, недавно, – обняв ее, он погладил ее по обнаженной руке, – а ты?
– Несколько минут назад. Ты лежал, погруженный в свои мысли, и я решила, что пора вернуть тебя к реальности. О чем ты думал?
– О Дженни.
– Да? – Сьюзен помолчала, обдумывая его ответ. – Мне что, надо ревновать?
– Господи, нет!
– Сказано слишком поспешно, – заметила она, – ты уверен?
Скотт притянул жену к себе и страстно поцеловал. Если и это ее не убедит, подумал он, значит, ничто не убедит.
– Уверен, – сказал он, упиваясь ее розовыми губами. Сьюзен слегка отстранилась от Скотта.
– Эй, – ласково произнесла она, – ты меня заинтриговал. – Она чуть виновато взглянула на мужа своими изумрудными глазами и опять прильнула к нему. Когда они уютно устроились вместе, она сказала:
– Расскажи мне про Дженни. Что еще тебя беспокоит?
Он ответил уклончиво:
– Ты видела ее вчера вечером. Что ты думаешь?
– Не знаю, могу ли я судить. Она же только входила и выходила из столовой во время обеда. Ах да, еще она накрыла в гостиной чайный стол, пока Кристиан и Эми возились на полу с котенком.
– Ты заметила ее тогда? Я тоже. И что ты увидела?
Сьюзен не пришлось долго размышлять над вопросом.
Лицо Дженни ясно стояло у нее перед глазами.
– Боль, – сказала она, – скованность… Как будто ее сильно обидели и она пытается скрыть обиду.
Скотт кивнул:
– И я заметил то же самое. Почему у нее был такой вид, как ты думаешь?
– Не имею понятия.
– Вот и я тоже, – вздохнул Скотт. – Как ты считаешь, мы с Кристианом правильно с ней поступили?
– Если ты спрашиваешь меня, место ли ей в палате для душевнобольных, то мой ответ – нет, вне всякого сомнения. Если же ты хочешь знать, надо ли ей оставаться на службе у Кристиана, то в этом я далеко не уверена. Можешь назвать это моей фантазией, Скотт, но мне кажется, Кристиан ею заинтересовался.
– Да? – вырвалось у Скотта. Он и не думал называть это фантазией, ибо и сам пришел к такому же мнению и все же не хотел мешать Сьюзен высказываться. – Почему тебе так кажется?
– Он все время на нее смотрел, – просто объяснила она. – Думая, что никто не замечает, он следил за ней взглядом, а когда чувствовал, что я смотрю на него, делал вид, что не обращает на нее внимания. Мы вчера были его гостями, и мне показалось, что Кристиан был как-то особенно внимателен и предупредителен. Не знаю… наверное, он хотел этим что-то доказать.
– Нам доказать?
– Нет. Он что-то доказывал Дженни, – Сьюзен беспомощно развела руками, – даже не знаю, как объяснить. И не спрашивай меня, что он должен был доказать. Я понятия не имею. Так же, как не имею понятия, зачем ему вообще это понадобилось.
– А Дженни? Она им заинтересовалась, как ты думаешь?
Сьюзен тихонько рассмеялась.
– Ох, дорогой, покажи мне такую женщину, которая бы им не заинтересовалась!
Скотт подавил желание выругаться.
– Не нравится мне все это, Сьюзен. К добру это не приведет. Дженни так хрупка, и Кристиан должен был хоть немного соображать, черт возьми!
– Скотт, – ласково сказала Сьюзен, положив ладонь ему на сердце, – если тебя так трогают их отношения, почему бы тебе не поговорить с Кристианом? И потом, я же просто сказала, что Кристиан заинтересовался Дженни, но я не говорила, что он хочет ее соблазнить. Все-таки она на его попечении, а это для Криса кое-что значит. Не отказывай ему в джентльменских чувствах.
Эти слова не убедили Скотта.
– Если б мы только знали о Дженни побольше! – сказал он, накрыв руку жены своей ладонью. – Она сама выбрала загадочность, и мне почему-то кажется, что отчасти интерес Кристиана объясняется именно этим, – он коротко усмехнулся. – Ну вот, теперь уже и я начал фантазировать.
– Не совсем, – возразила Сьюзен, – мне кажется, ты не так уж далек от истины. Это странно, Скотт, но, впервые увидев Дженни, я несколько удивилась. У меня и сейчас такое чувство, как будто я ее уже где-то видела. Причем недавно. Вот почему мне особенно странно было видеть ее сегодня.
– Когда же ты могла ее видеть?
Сьюзен помолчала, подбирая слова.
– Как тебе сказать? По-моему, при самых обыкновенных обстоятельствах.
– Что ты имеешь в виду?
– Ну, понимаешь, то ли в булочной, то ли в очереди в банке или в лавке у зеленщика. Что-то в этом роде. Маловероятно, правда?
– Да, маловероятно. Особенно если это было недавно. С тех пор как Кристиан взял ее к себе, Дженни не выходит из дома Маршаллов. Сейчас уже нет смысла ее прятать. Теперь она прячется сама. И если я это понимаю, то можешь быть уверена – Кристиан понимает тоже.
Сьюзен согласно кивнула. Когда Кристиан не пил, проницательнее его не было человека. Мысль о том, что Дженни от кого-то или от чего-то прячется, захватила воображение Сьюзен. Над этим стоило серьезно поразмышлять.
– Значит, наверное, она просто кого-то мне напомнила, – сказала она, сладко зевая. – Так ты поговоришь с Кристианом?
Скотт кивнул:
– Но если я не прав и он вовсе не увлечен ей, то мои слова могут его обидеть. Он может даже устроить скандал.
Сьюзен негромко засмеялась.
– Вы с ним как два петуха, честное слово! Иногда вы ведете себя как школьники.
Смущенно усмехнувшись, он обнял Сьюзен, наполовину накрыв ее своим телом.
– Просто мне очень хочется когда-нибудь поколотить его до бесчувствия, – сказал он, водя губами по ее шее.
– Да? И что ты этим докажешь?
– Ничего не докажу, зато получу возможность прооперировать.
– Тебе все еще не дает покоя свинцовая пуля в его ноге?
Он кивнул:
– И я это сделаю, вот увидишь.
– Я тебе верю, – сказала Сьюзен и ласково взглянула на мужа, – я всегда знала, что люблю победителя.
Она хотела сказать что-то еще, но губы Скотта закрыли ей рот, и Сьюзен отдалась во власть поцелуя.


– Добрый день, мистер О'Шиа, – сказала Дженни с обаятельной улыбкой, открывая железные ворота массивной ограды владения Маршаллов.
Лайам О'Шиа приподнял шляпу. Ветер тут же взъерошил его жесткие, черные как смоль волосы.
– Мисс Холланд, если не ошибаюсь?
Дженни кивнула:
– Очень рада, что вы запомнили.
Он закрыл за ней ворота, и они зашагали рядом. Сильный ветер бил им в лицо, румяня щеки. Дженни крепче зажала в руке крупную застежку своей серой шерстяной накидки и надвинула отороченный мехом капюшон на самые глаза.
– Это моя работа – запоминать имена и лица, – важно заметил Лайам. – Здесь, в округе, я должен сразу узнавать чужаков. Обычно они появляются не к добру.
– Я тоже когда-то была здесь чужой, – сказала Дженни. В темно-голубых глазах Лайама заплясали веселые огоньки. Он небрежно поиграл дубинкой.
– Конечно, и вы были чужой, но только до тех пор, пока не начали кормить меня горячими пирожками.
Лайам сказал это так, как будто она только и делала, что кормила его пирожками. На самом же деле Дженни всего два раза угостила его свежими плетеными булочками. Один раз утром на Рождество и второй – несколько дней спустя. Причем оба раза это было по просьбе миссис Брендивайн. Своднические намерения экономки были столь добродушно-искренни, что Дженни просто не могла на нее обижаться.
– Вы пойдете на Сорок третью улицу, мистер О'Шиа? – спросила Дженни, опять поворачиваясь к нему с улыбкой.
«А у него неплохая фигура», – рассеянно подумала она, удивляясь, почему не замечала этого раньше. Он был невысок, но ладно сложен. Двубортное форменное пальто туго обтягивало его широкие плечи, стройную талию подчеркивал черный кожаный ремень, а на фуражке ярко сияла начищенная кокарда. Он носил стандартные черные сапоги до колен и с самоуверенным видом вышагивал по улицам. Широкая открытая улыбка Лайама и его спокойные манеры снискали ему любовь местной аристократии и ее прислуги. Дженни подозревала, что тут не обошлось без помощи лести, но нельстивых ирландцев она еще не встречала. Можно было легко простить ему эту слабость, ибо комплименты так же часто слетали с его губ, как язвительные замечания – с губ Кристиана.
«Черт возьми!» – мысленно выругалась Дженни. Ведь она не хотела думать о Кристиане Маршалле! За те четыре дня со времени их разговора в его кабинете ей удавалось держаться от него подальше. Если бы так же просто было выбросить его из головы! Вот и сейчас в ее ушах стоял его дразнящий голос: «Сделать так, чтобы ты меня захотела, а, Дженни Холланд? А ведь я могу!» Несмотря на мороз, Дженни чувствовала, как помимо воли откуда-то изнутри поднимается теплая волна.
– С вами все в порядке, мисс Холланд? – спросил Лайам.
Дженни встрепенулась.
– Что? А, да, все хорошо. – Ей стало так тепло, что она даже раскраснелась. Пусть Лайам О'Шиа думает что хочет! – Так что насчет Сорок третьей улицы? Вы пойдете туда?
– Вы, наверное, прослушали мой ответ, – он с усмешкой расправил свои длинные закрученные усы. – Да, мисс Холланд, мой маршрут как раз проходит по этой улице. Вам тоже туда?
– Да, – солгала Дженни. Ей надо было пройти через эту улицу, но шла она не туда. – Не возражаете, если я пойду с вами?
– О нет, что вы! Буду рад пройтись в обществе такой хорошенькой девушки.
«А я буду рада пройтись под вашей защитой», – мысленно ответила Дженни. Она знала – там, куда она шла, есть люди, которые пойдут на все, лишь бы заставить ее замолчать. Преступники из квартала Файв-Пойнтс и в подметки не годились сливкам общества из Верхнего Манхэттена.
Дженни распрощалась с Лайамом на углу Сорок третьей и Пятнадцатой улиц. Он предложил проводить ее до служебного входа в особняк Вандерстеллов, но Дженни любезно отказалась. Слава Богу, Лайам не стал настаивать! Она направлялась отнюдь не в дом Вандерстеллов, и, если бы ее там увидели, сцена вышла бы очень неловкая.
Здесь, за углом, ветер стал тише, но Дженни не опускала закрывавшего лицо капюшона. Мягкая меховая опушка щекотала ее розовые щеки. Она шла, опустив голову, и смотрела себе под ноги. Она предусмотрительно надела варежки и толстые чулки, но пальцы на руках и ногах все равно пощипывало от холода. Это неприятное напоминание о пережитом еще больше укрепляло решимость Дженни воздать кое-кому по заслугам. «Если я этого не сделаю, – невесело подумала она, – то действительно сойду с ума».
Дженни знала, что Уилтон Рейли – человек привычки. Пройдя несколько кварталов, она повернула на юг, чтобы перехватить его по пути домой. Увидев, как он размеренно шагает по Восьмой авеню, совершая свой ежедневный моцион, она поняла, что сейчас примерно половина третьего. Бывало, сопровождая его на прогулке, она подтрунивала над его одержимой пунктуальностью. Тогда ей и в голову не приходило, что когда-нибудь она будет несказанно рада этой его приверженности порядку.
Мистер Рейли шел быстрой, энергичной походкой. Он не позволял себе глазеть по сторонам и предаваться разного рода размышлениям, считая, что такие досужие прогулки больше годятся для воскресного полудня в Централ-парке. Мысли его сознательно не шли дальше недавнего утверждения экономки о том, что компания «Вильям Бсннингтон и сын» скоро вылетит в трубу. Рейли был полностью согласен с этим, а потому и размышлять здесь особо не стоило. Теперь он сосредоточился на ходьбе: плечи прямые, взгляд вперед, легкая отмашка рук. Он шагал размашисто, сосредоточенно и заметил Дженни, только когда она оказалась прямо у него на пути.
Первым его движением было приподнять шляпу, извиниться перед дамой и идти дальше. Но рука его задержалась в воздухе, когда он понял, кто перед ним стоит.
– Вы хотите меня ударить, мистер Рейли? – спросила Дженни, серьезно глядя на него.
Ей так хотелось броситься в объятия этого пожилого мужчины и никогда не отпускать его от себя! Она нуждалась в его защите, в его мудрых, добрых советах, в его молитвах. В последнее время Дженни слишком часто пугал тот путь, который она себе выбрала.
– Вы! Боже мой, это вы! – воскликнул Рейли полушепотом, забыв про свое обычное спокойствие.
Он поморгал глазами, как будто ждал, что женщина, стоявшая перед ним, исчезнет как видение.
– Закройте рот, – насмешливо сказала Дженни, борясь с желанием обнять его, – у вас вид как у пойманной рыбы. – Дженни оглянулась. Авеню была почти безлюдна, и все же в целях безопасности лучше не останавливаться. Нельзя прерывать прогулку Рейли, иначе ничего не получится. – Идемте!
– Просто невероятно! – Он приподнял свой котелок и озадаченно поскреб лысину. – Этого не может быть! Я был уверен… то есть мы все были уверены, что…
– Что бы вы там ни думали, как видите, это не так. Но мне понятно ваше удивление. То, что я сейчас здесь, конечно, похоже на чудо. Наверное, на небесах у меня есть ангел-хранитель. Ладно, пустяки, – добавила она, заметив, что Рейли хмуро сдвинул брови, – сейчас не время объяснять.
Рейли не часто давал обстоятельствам одерживать над собой верх, но сейчас пребывал в полной растерянности. Его темные глаза сузились, когда он всмотрелся в милое личико Дженни. Как могло случиться, что она выглядела все такой же невинной, даже наивной? Он надеялся, что ее бесхитростный вид обманчив, иначе она просто не выжила бы.
– Ничего не понимаю, – сказал он, – когда остальные узнают…
– Никто не должен знать, – быстро заговорила она, сдерживая страх, – это было бы слишком рискованно. Я хочу довериться только вам, мистер Рейли. Возможно ли это?
– Конечно, – без колебаний ответил он.
– Это будет нелегко. Мне потребуется ваша помощь.
– Насчет этого не волнуйтесь, – серьезно заверил он, – итак, чем я могу помочь?
У Дженни отлегло от сердца. Она старательно настраивалась на отказ Рейли, но только сейчас поняла, как сильно нуждалась в его помощи.
– Для вас это тоже будет рискованно. Вы живете в этом доме и можете попасть под подозрение.
Рейли насмешливо фыркнул:
– Это уже мои трудности. Еще раз спрашиваю: чем я могу помочь?
– Мне нужны деньги. Для начала хорошо бы несколько тысяч долларов.
От удивления Рейли даже сбился с шага.
– Вы хотите, чтобы я ограбил банк?
Дженни расхохоталась, и в морозном воздухе растаяло легкое облачко пара.
– Ох, Рейли, вижу, у вас все-таки есть чувство юмора! Нет, конечно, я не хочу, чтобы вы грабили банк. Любой банк, – многозначительно добавила она. – В доме есть несколько предметов, которые вы могли бы взять, не привлекая к ним внимание. Продайте их и получите нужные мне деньги. Я составила список, – сунув руку в карман накидки, она достала аккуратно сложенный листок бумаги. – Вот, возьмите и спрячьте подальше. Сейчас не читайте. Подчеркнутое – это те вещи, которые, как мне кажется, вы можете взять из дома: кое-что из серебра, некоторые драгоценности и все такое. Я много думала и пришла к выводу, что их не должны хватиться. Остальное в списке – это те вещи, которые вам надо купить для меня.
В уголках рта Рейли появились мелкие морщинки.
– Все это очень таинственно. Наверное, даже слишком. Вы вообще-то отдаете себе отчет в том, что задумали?
Дженни отпрянула.
– И вы туда же! – сказала она с укором. – Значит, вы тоже считаете меня умалишенной?
– Вздор! – отрезал он. – Я вовсе не имел в виду состояние вашего рассудка. Я только хотел предостеречь.
– Простите. Просто после…
Он махнул рукой:
– Не надо ничего объяснять.
Но Дженни знала, что объяснить все-таки надо. Рейли в лучшем случае имел смутное представление о том, что с ней случилось, а в худшем – не знал ничего. Однако он, как вся домашняя прислуга, время от времени навещал Дженни в клинике и думал, что она больна.
– Сейчас я ничего не могу сказать, но обещаю, что поговорю с вами позже. – Она открыто и прямо посмотрела на него своими кроткими глазами газели. – Вы можете оказать мне эту услугу, не задавая больше вопросов?
Он кивнул:
– Все, что хотите, но, боюсь, без вопросов не обойтись. Например, как я вас найду? Вы даже не сказали, где живете и вообще что поделываете.
– Этого я пока не могу вам сказать. Чем меньше вы будете знать, тем лучше. – Дженни услышала презрительный смешок Рейли и поняла, что опять задела его чувства. – Не обижайтесь, пожалуйста, – сказала она, – просто я не хочу вовлекать вас в это предприятие больше, чем нужно. И потом, мне нельзя подводить тех людей, которые сейчас обо мне заботятся. Они почти ничего обо мне не знают, и я хотела бы оставить их в неведении. Зачем перекладывать на их плечи свои заботы?
– Ну что ж, – неохотно сказал он, – будь по-вашему.
Дженни улыбнулась. Теперь она была уверена, что он не только поможет ей, но и сохранит ее тайну.
– Нам больше нельзя встречаться на улице, но есть один выход. Надеюсь, это нам подойдет.
– Говорите.
– Когда у вас будет то, что мне нужно, дайте сообщение в «Геральд», в разделе частных объявлений. А я точно так же передам вам дальнейшие указания. Мы сможем общаться, не опасаясь, что нас поймают.
Рейли не был в этом так уверен:
– Не знаю. Молодой мистер Беннингтон с добросовестным рвением прочитывает все частные объявления в этой газете. Простите за откровенность, но он ищет… доступных женщин – тех, которые назначают свидания у себя дома, пока их мужья где-то заняты.
– Да, понимаю, – ее слова отнесло ветром.
– Он увидит наши с вами имена, – продолжал Рейли, – и это будет конец.
– Тогда можно взять вымышленные имена. – Она на мгновение задумалась. – Как вам, к примеру, псевдоним Батлер?
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
– Неглупо, – сухо сказал он, – а ваш какой?
– Принцесса.
– Ну конечно, – он улыбнулся, – отлично!
– Я рада, что вам нравится. Так договорились?
– Да.
– А сейчас я должна идти, – сказала Дженни. Подняв глаза, она увидела, что зашла с ним дальше, чем собиралась. – Дом совсем рядом. Меня могут увидеть. – Помолчав, она повернулась к Рейли и положила руку ему на плечо. – Спасибо, мистер Рейли. Обещаю, вы об этом не пожалеете. Я не останусь перед вами в долгу.
Его впалые щеки вспыхнули румянцем.
– С удовольствием посмотрю, как вы поставите Беннингтонов на колени.
– Откуда вы знаете, что я хочу именно этого? Уилтон Рейли улыбнулся:
– Как член королевской семьи, вы не можете желать меньшего.


Стивен Беннингтон опустил золотые бархатные шторы в передней гостиной и повернулся спиной к окну. На его красивом лице появилось напряженно-задумчивое выражение.
Он все еще хмурился, когда Рейли вошел в дом через парадную дверь, – эта вольность, позволенная дворецкому, неизменно коробила Стивена. Он вообще не понимал, почему его отец так настаивал на том, чтобы оставить этого человека на службе. Это была старая история, их нескончаемый спор. Похоже, Вильям не хотел расставаться с Рейли потому, что большая часть аристократии Пятой авеню любыми способами пыталась переманить его к себе. О способностях Рейли управлять прислугой ходили легенды, а в его произношении слышались оттенки старой доброй Англии, которые напоминали людям о том, что некогда он прислуживал герцогам и графам. Во всяком случае, так он говорил. Стивен не был склонен этому верить.
Стивен шагнул в коридор и столкнулся с дворецким, который снимал шляпу и пальто.
– С кем это вы разговаривали на улице, Рейли?
– Сэр?
– Я видел, вы с кем-то разговаривали, – резко сказал Стивен. – Кто это был?
Не впервые у Рейли появилось желание дать мистеру Беннингтону хороший пинок под зад.
– Не могу знать, мистер Стивен, – вежливо ответил он, – мы не представились друг другу.
– Тогда как же вы заговорили?
Рейли решил разыграть обиду.
– Мне не совсем понятен ваш интерес. Может быть, это ваша знакомая?
Прямой вопрос дворецкого застал Стивена врасплох.
– Она похожа… то есть кажется… она напомнила мне…
– Да?
– Да нет, ничего.
«Наверное, обознался», – подумал Стивен. Это был всего лишь беглый взгляд из окна. Нельзя же подозревать буквально на пустом месте. Он выпил только одну рюмку бренди, но Рейли сочтет его пьяным, если он выскажет вслух свои мысли.
– Это вас не касается. – Он повернулся на каблуках и пошел обратно в гостиную. – Принесите мне еще бренди, Рейли, – бросил он на ходу, – и не стоит говорить о нашем разговоре отцу. Он не поймет.
– Да я и сам, кажется, не понимаю, – сказал Рейли, чтобы успокоить Стивена, хотя на самом деле прекрасно все понимал.
Сегодня Принцесса чуть не выдала себя. Это было недурно с ее стороны придумать такой способ общения. Неплохо и то, что Стивен не хочет говорить отцу о своих подозрениях. Вильям Беннингтон – человек куда более осторожный и осмотрительный, чем его сын. Он не успокоится до тех пор, пока не узнает наверняка, что в рассказе Стивена нет ничего, кроме игры света и пьяного воображения.
– Принесите бренди! – рявкнул Стивен.
– Да, сэр.
Дворецкий повернулся, чтобы идти. На губах его играла высокомерная ухмылка. Дай срок, он еще отомстит Стивену Беннингтону за такое обращение, и – о, как сладка будет эта месть!


Кристиан Маршалл в замешательстве взъерошил свои густые волосы.
– Ты что, в самом деле думаешь, что я могу ею увлечься? – спросил он Скотта и продолжил, не дожидаясь ответа:
– Это Сьюзен тебя надоумила, я знаю! Поверь, Скотт, я вовсе не хочу, чтобы Дженни Холланд жила в моем доме всю жизнь. Тебе, конечно, приходило в голову, что она здесь прячется?
– Да, приходило.
В кабинет вошла миссис Брендивайн с подносом и поставила на стол чай и пирожные. После ее ухода Скотт налил себе в чашку чаю и подошел к стоявшему у окна Кристиану.
– Что она тебе рассказала? – спросил он.
– Почти ничего. И по крайней мере один раз солгала.
– Да?
– Она сказала, что работала горничной у Элис Вандерстелл. Но я-то знаю, что Элис весь этот год провела в больнице.
– И все же ты не стал уличать ее во лжи.
– А зачем? Уверен, у нее есть на то свои причины. Мне они неинтересны.
– Неужели тебе нисколько не любопытно узнать о ее прошлом?
«Иди ты к черту!» – чуть не сказал Кристиан.
– Да нет, знаешь, не любопытно.
Скотт сделал нетерпеливый жест рукой:
– Похоже, с тобой бесполезно разговаривать на эту тему!
– Ты сделал все возможное, чтобы убедить меня держаться от Дженни подальше. Я обязательно передам это Сьюзен, – сказал Кристиан, – и еще я скажу ей, что ты совершенно напрасно волнуешься. Если Дженни Холланд не будет путаться у меня под ногами – ради Бога, пусть прячется здесь. Вообще-то я думаю, миссис Брендивайн будет…
Кристиан замолчал, увидев, что Скотт уже не слушает его. Он проследил за взглядом друга и увидел в окне, что предмет их разговора стоит в конце аллеи и кокетливо беседует с Лайамом О'Шиа. У Кристиана сразу же перехватило дыхание. Когда капюшон Дженни откинулся назад, открыв изящную линию ее безупречного профиля и пышные темные волосы, Кристиану захотелось дать хорошего тумака О'Шиа за то, что он тоже заметил все это.
– Ей можно выходить на улицу? – спросил он Скотта, стараясь не выдать своего волнения.
– Почему бы и нет? Прогулки пойдут ей на пользу.
Кристиан не заметил, как Скотт бросил проницательный взгляд в его сторону, потому что не мог оторвать глаз от Дженни. Лайам что-то говорил ей, и она смеялась, живо внимая каждому слову ирландца. Кристиан не мог припомнить, чтобы когда-нибудь слышал ее смех.
– Она там замерзнет, – сказал он, откашлявшись. – О'Шиа должен бы понять, что ей надо домой.
– Кажется, Дженни не замечает холода. У нее очень довольный вид. И этот… как ты сказал, его зовут?
– О'Шиа, – процедил Кристиан, – Лайам О'Шиа.
– Ну так этот Лайам О'Шиа, похоже, тоже вполне доволен собой. Что ж, Дженни молодец.
Кристиан промолчал. Дженни любезно попрощалась с Лайамом и уже подходила к дому. От ветра или от слов ирландца щеки ее раскраснелись, а с прекрасных губ еще не сошла улыбка. Кристиан невольно вспомнил, как целовал эти сладкие губы. Он с поразительной ясностью представил себе вкус этих нежных, влажных, манящих губ и ощутил в чреслах горячий всплеск желания. Отойдя от окна, он налил себе в чашку чаю, мысленно жалея, что это не виски, и с наигранной небрежностью произнес:
– Давненько я не был у Амалии Чазэм – вот уже несколько месяцев. А не провести ли мне новогоднюю ночь с Мэгги Брайен?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночная принцесса - Гудмэн Джо



Очень понравилось!!!!!!!!!!
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоСвета
29.06.2012, 12.47





10 и только10!!!
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоSebastejana
18.07.2012, 23.15





Прекрасный роман!!! Очень понравился!!!
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоАльбина
21.12.2012, 9.30





Прекрасный роман!!! Очень понравился!!!
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоАльбина
21.12.2012, 9.30





Интересный роман, читайте.
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоКэт
31.10.2014, 16.07





Немного детективная история. Главный герой помогает героине выбраться из беды, а она, в свою очередь, становится спасением для него.
Полуночная принцесса - Гудмэн ДжоLess
7.11.2014, 13.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100