Читать онлайн Невеста страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Невеста страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Собранию суждено было продолжаться недолго. Меньше чем через час после окончания своего выступления Клод уже вернулся домой. Он сидел на кухне, помешивая угли в очаге, ругая себя за то, что рассказал им так много. Он с самого начала должен был догадаться, что ему не удастся отговорить их отказаться от планов относительно Алексис.
— Тогда она дала две клятвы, — тихо сказал им Клод. — Первая клятва касается вас всех. Следуя ей, Алекс Денти никогда не пойдет на сотрудничество с вами.
Вторая клятва имела отношение к нему лично. И эта вторая клятва лишала его возможности добиться того, чего он желал с той самой минуты, когда впервые увидел ее.
— …Она пообещала найти Траверса и убить его. Она поклялась, что не сойдет на берег, пока не получит Траверса в свое распоряжение.
После этого Клод замолчал, предоставляя им возможность вникнуть в смысл сказанного. Потом он заговорил вновь, и по мере того, как он говорил, голос его креп.
— Алексис занята своим личным делом. Она никогда не станет сотрудничать с нами. Она ищет лишь одного человека. Когда она его найдет, то оставит капитанский мостик. Она не убивает, не грабит. Она не ставит перед собой цель даровать кому-то свободу, и не это для нее главное. Если она будет с нами, ей придется потерять время и отвлечься от погони. Наши и ее цели не совпадают.
Но они, хотя и не перебивали его, все равно решили по-своему. Они продолжали говорить все то же, будто могли убедить Алексис присоединиться к ним. Когда Клод спросил, откуда у них такая уверенность, Хоув выложил свой козырной туз.
— Она, возможно, не гражданка Америки, — сказал он, — но она пиратка. За одно это мы могли бы ее повесить. Мы предложим ей амнистию в обмен на помощь.
— Но это же глупо! — воскликнул Клод. — Она не угрожала ни одному американскому судну, не говоря о том, чтобы топить их или грабить!
— Да, но она нападала на британские корабли без санкции нашего правительства. Британцы могут воспринять ее действия как эскалацию войны.
— Нет, не могут — она британская подданная.
— Они этого не знают, капитан. Мы и сами не знали до того момента, как вы нам об этом сообщили. И еще. Судя по докладам, три из потопленных ею двенадцати кораблей, были отправлены на дно в территориальных водах США. Все это ставит наше правительство в довольно затруднительное положение.
— Затруднительное, черт побери! Да если вы станете принуждать ее к сотрудничеству, опираясь на такие посылки, она просто рассмеется вам в лицо!
— И тем не менее, капитан, вопрос решен. Президент желает встретиться с Алекс Денти, и организовать встречу он поручил нам. Мы выбрали вас. Мы не имели ни малейшего представления о том, что вы знакомы с капитаном, но ваша речь была настолько убедительна, что мы вам поверили. Ваши знания помогут вам привести ее к нам даже скорее, чем мы предполагали, быть может, еще до того, как будет объявлена война. Президент нуждается в поддержке, и, если общественность узнает, что Алекс Денти на нашей стороне, эта поддержка нам обеспечена.
И Беннет достал приказ.
— Вот, капитан. Вам надлежит отбыть в течение недели. Мистер Медисон считает жизненно важным, чтобы все было сделано как можно секретнее. Никто, кроме вас и вашего командования, не должен знать о приказе найти и доставить в Вашингтон Алекс Денти.
Клод невольно задумался о том, с какой лихорадочной скоростью они вели страну к войне. Приказ найти и доставить Алексис казался Клоду нелепым, противоречащим тому, что до сих пор делал Медисон как политик. Клод вытащил приказ из пакета и перечитал его. Подписан Президентом и главнокомандующим соединения кораблей Грэйгом. Вздохнув, Клод убрал документ на место.
Возможно, если бы он не упомянул о связи Алексис с Жаном Лафиттом, они не стали бы настаивать. Он не собирался рассказывать им о том, что Алексис встречалась со знаменитым пиратом вскоре после того, как начала охоту на Траверса, — это вырвалось у него само собой, когда Беннет спросил, не любовь ли к Алексис Денти заставляет Клода пренебрегать обязанностями гражданина и военного по отношению к отечеству. Клоду захотелось ударить Фартингтона и содрать с его лица эту циничную ухмылку. Да, он любил Алексис, но ни разу еще не позволил чувствам помешать ему делать то, что от него требовал долг. Точно так же, как она не позволила ему помешать ей идти к собственной цели. А ведь он старался. Бог видит, как он старался!
Как только было произнесено имя Лафитта, судьба Алексис была решена, с горечью думал Клод. Он изворачивался до конца, пытаясь отказаться от выполнения задания, но все увертки ни к чему не привели. Его отношение к приказу не было принято в расчет. Вверенные ему люди решат, что он предал Алексис. И она тоже так решит.
Клод не хотел встречаться с Алексис до тех пор, пока она не совершит возмездия, пока не успокоится. Но теперь их пути должны будут пересечься, хочет он того или нет. Его страна вступала в войну с Британией. Жизнь распорядилась так, что ради победы он должен будет помешать Алексис исполнить ее долг возмездия, и Алексис придется принять это в расчет. Ему оставалось надеяться лишь на то, что Алексис не убьет его прежде, чем у него появится возможность ее урезонить.
Откинувшись на спинку стула и положив ноги на стол, Клод смотрел в огонь. Он думал о том; как много всего осталось за пределами его рассказа. Это невысказанное составляло самую сокровенную тайну, тщательно оберегаемую и лелеемую, хранимую в потайных глубинах души, у самого сердца. Стоило ему лишь подумать об Алексис, и она вставала перед ним как живая. Часто эти мысли приходили непрошеными, заставляя сердце болезненно сжиматься в груди.
Клод провел рукой по волосам, в который раз вспоминая ее такой, какой увидел на вершине утеса. Она тогда подступила к самому краю каменной площадки и краю сознания. Дальше начиналась бездна. Лицо ее было в крови, золотые волосы также окрасились кровью. Он никогда так и не смог понять, откуда она взяла силы говорить, каким чудом заставила себя воздеть руки к небу. Но она сделала это, и то, что им с Лендисом предстояло услышать, до сих пор заставляло Клода зябко подергивать плечами. Было мгновение, когда ему показалось, что эта женщина перестала быть созданием из плоти и крови, превратившись в нечто неземное — ангела мести, может быть. Клод слышал, как позже Лендис рассказывал кому-то, будто она и в самом деле была похожа на ангела мщения. Тогда же на этом утесе умерла Алексис Квинтон, тогда же возродился Алекс Денти.
Вначале он боролся с постоянным присутствием Алексис в своих мыслях. У Клода были и другие женщины, и он вспоминал их иногда не без удовольствия, но желал он только ее. Для него лучшей женщины не существовало на этой земле. Трагедия состояла в том, что она не могла принадлежать ему, пока не покончит с Траверсом.
Но между ними стоял не только Траверс. Была и вторая клятва, о которой они с Лендисом предпочли никому не рассказывать. Клод знал, что ему предстоит перебороть эту клятву, если он хочет получить то, что желает. Он любил Алекс Денти, а она от всего сердца поклялась никогда никого больше не любить.
Малиновые искры полетели в разные стороны от прогоревшего полена. Красноватое мерцание углей — вот все, что было нужно его усталому мозгу, чтобы живо представить события того дня и недель, за ним последовавших…


Алексис договорила последние слова и устало опустила руки. Качаясь от изнеможения, она отошла от края утеса. В голове ее гудело, кровь, казалось, пульсировала в том же ритме, в котором бились о скалы морские волны. Алексис понимала, что вот-вот упадет в обморок. Знала она и то, какими нелепыми покажутся ее клятвы двум стоящим позади мужчинам, если она сейчас оступится и упадет со скалы.
Танкер успел подхватить ее на руки до того, как она потеряла сознание. Он принес Алексис в дом и положил на диван в гостиной. В поисках чистой одежды и перевязочного материала Клод наткнулся на тело Франсин, лежащее под окном в столовой. Преодолев очередной приступ тошноты, он постарался вспомнить, когда могла умереть эта женщина, потом вернулся к Алексис с бинтами и тазиком воды — чтобы осмотреть раны, пришлось сперва отмыть кровь со спины.
Глядя на то, как трудится Клод, Лендис покачал головой:
— Траверс ее не щадил. Нужно из ума выжить, чтобы так изуродовать девчонку. Что нам с ней делать?
— Что делать? — переспросил Клод и вздрогнул, услышав собственный голос. — Мы возьмем ее с собой, что же еще. Здесь у нее никого не осталось. Британцы разорили дело ее отца. Ее муж погиб…
— Муж? Ты хочешь сказать, что человек, из-за которого она едва не умерла, был ее мужем?
— Кажется, да. Когда я разговаривал с секретарем Квинтона, он мне сказал, что у дочери Джорджа сегодня годовщина. Эта девушка, очевидно, дочь Джорджа, и тот мужчина — ее муж. Мать ее лежит мертвая в другой комнате. Ты видел, что с ней?
— Я не знаю, как это произошло, если ты об этом хотел меня спросить. А сейчас позволь мне, — предложил Лендис, заметив, что Клод собирается промыть ей раны. — Может, ты неплохой капитан, но, признаться честно, лекарь из тебя ни к черту. Возьми тряпку, намочи в воде и займись собой — у тебя на виске кровь. Кстати, тебя сильно задело?
Клод отошел от девушки, уступая место своему первому помощнику. Намочив кусок простыни, он по совету Лендиса принялся оттирать кровь с собственной головы. Если бы не Лендис, Клод и не вспомнил бы про то, что ранен.
— Пуля только царапнула. — Клод сел, уставившись в окно и стараясь не смотреть на манипуляции Лендиса. Слишком хорошо он помнил, что чувствовал, когда Лендис вот так же трудился над его собственной спиной. Он был рад, что девушка находится без сознания, и надеялся, что она пробудет в забытьи, пока все это не кончится.
— Тебе повезло, — заключил Лендис.
Он осторожно обрабатывал раны несчастной. Если она выживет, думал Лендис, Траверсу никак не позавидуешь. Лендис нисколько не сомневался в искренности проклятий девушки и ее готовности отомстить.
— Удача тут ни при чем, — отозвался Клод. — Она спасла мне жизнь. Этот англичанин точно отправил бы меня на тот свет. Она толкнула его, когда он стрелял. Успей она на мгновение раньше, меня бы вообще не задело.
— Зато промедли секунду — и я бы тебя сейчас хоронил.
— Что с Алленом и Бригсом?
— Их не воскресишь.
— Черт, — прошептал Клод.
Отмыв остатки крови со спины Алексис, Лендис грустно покачал головой. Раны были глубокие.
— Не знаю, выживет ли она, Таннер. Подойди сюда. Смотри, этот Траверс крепко над ней поработал, да и крови она потеряла предостаточно.
Клод заставил себя встать с места и подойти к дивану. Раны на самом деле выглядели ужасно. Если девушка выживет, шрамы останутся с ней навечно.
— Все, что мог, ты сделал, Лендис, по крайней мере кровотечение остановил. Я хочу собрать кое-что из ее вещей, чтобы мы могли прихватить их на корабль. Тела я занесу в дом. Кто-нибудь из горожан похоронит убитых. Мы сейчас не можем терять времени.
Клод быстро обошел спальни и задержался в комнате Алексис. Он побросал платья, белье, обувь и украшения в мешок и только после этого затащил мертвых внутрь. Уложив тела Джорджа и Франсин рядом, а Пауля — чуть поодаль, он занес в дом тела убитого им англичанина, матроса, которого пристрелил Траверс, Аллена и Бригса. Сейчас ни к чему было раздумывать над тем, почему слуг Квинтонов не оказалось на месте. Клод понимал одно — своим отсутствием они спасли себе жизнь. Закончив работу, он вернулся к Лендису. Настало время уходить.
— Подожди пару минут, Таннер. Мне надо перебинтовать девушку.
— Я помогу.
Клод присел на край дивана, и они вдвоем приподняли все еще не пришедшую в сознание Алексис. Клод снял с нее окровавленные тряпки — все, что осталось от платья. Он старался не думать о том, как хороша она была, если не замечать спутавшихся волос и следов страдания на лице. Лендис бинтовал, а Клод поддерживал девушку, и грудь ее касалась его груди. Именно тогда Клод решил, что, если бы даже всего, что случилось в этот день, никогда не произошло, он все равно нашел бы способ увести ее от мужа и никогда бы не дал вернуться на этот остров. Он бы любил ее страстно и долго, до тех пор пока никто из них двоих не смог бы больше продолжать заниматься любовью.
Капитан поднял глаза и увидел, что его первый помощник как-то странно смотрит на него.
— Она красивая, правда? — заметил Лендис как бы невзначай, продолжая бинтовать раны.
— Да, очень.
— Можно старику дать капитану совет?
— Можно, если этот старик ты.
— Не уверен, что тебе понравятся мои слова, ну да будь что будет.
Лендис распрямился и ополоснул руки в тазу. Затем, вытерев их о собственные штаны, сказал:
— Не бери ее с собой. Ты же слышал, что она говорила на утесе, прежде чем потеряла сознание. Если ей суждено выжить, она захочет остаться здесь, а не на борту «Гамильтона».
— Ты действительно считаешь, что она сможет все это пережить?
— Считаю. Ты помнишь, как Траверс обещал расправиться с ней, требуя, чтобы мистер Квинтон и ее муж бросили оружие?
Клод кивнул.
— Тогда ты должен помнить и то, что она им сказала. Она крикнула, что возненавидит их, если они подчинятся приказу Траверса. Они не опустили своих пистолетов…
— И поплатились за это.
— Я так не думаю, — Лендис бросил загадочный взгляд на капитана. — Девушка хотела пожертвовать собой ради людей, которых любила больше всего на свете. Если бы эти двое сделали, как им велел Траверс, она расценила бы такой поступок как предательство и действительно стала презирать их — ведь они не приняли бы то, что лишь она одна имела право им предложить.
— Ну и чего ты добиваешься?
— Только одного. Чтобы ты оставил ее здесь. Если ты возьмешь девушку на корабль и не дашь уйти, когда она сама того пожелает, она и тебя возненавидит.
— Господи! Ты говоришь так, будто я собираюсь держать ее на корабле вечно. Мы отвезем ее в Вашингтон, и там она сможет начать новую жизнь. Может быть, ей больше понравится в Бостоне, — тогда пусть будет Бостон. Моя сестра сможет о ней позаботиться.
— А я говорю, что ты не можешь решать, как ей строить жизнь.
В этот момент Алексис застонала.
— Сейчас девушка не в том состоянии, чтобы самостоятельно принимать решения. В одном ты был прав: я не собираюсь следовать твоему совету.
Лендис только пожал плечами.
— Пошли. Нам надо покинуть дом, пока она не пришла в сознание, — заторопился Клод.
Лендис помог капитану поставить Алексис на ноги, и тот, поднатужившись, перекинул тело девушки через плечо.
— Полегче, Таннер, она тебе не мешок с мукой.
Клод кивнул.
— Знаешь, она оказалась вовсе не такой легкой, как можно было предположить. Я пойду к кораблю, а ты пока забери вещи. Встретимся на берегу.
Лендис смотрел вслед капитану, несущему свой драгоценный груз на корабль. Он тоже был очарован девушкой и отчасти понимал капитана. Был бы он сейчас на тридцать лет моложе, скорее всего сам поступил бы так, как Таннер. Тридцать лет назад и у него хватало сил ставить женщин на место, что бы они там ни требовали. Однако эта женщина была другой. Ее клятвы чего-то да стоили. Лендис полагал, что такого сорта ненависть трудно перебороть просто сменой обстановки. По дороге на берег Лендис все думал о том, не забыл ли капитан о второй части, ее клятвы. С этим что он будет делать? Скорее всего если она останется жить, Таннер рискует стать жертвой безответной любви.
Едва взойдя на борт «Гамильтона», Клод дал сигнал к отплытию. Его не волновали любопытные взгляды команды, обращенные на странный груз капитана. Так и не пришедшую в сознание Алексис он перенес в свою каюту.
У себя Клод снял с Алексис бинты, стараясь действовать осторожно, чтобы не открылось кровотечение. Покончив с этим, он вымыл ее, выбросив остатки одежды, затем порвал на лоскуты для перевязок несколько чистых простыней. Наложив на раны мазь, Клод снова перебинтовал Алексис. Укрыв девушку, Клод занялся ее прической: сначала смыл остатки запекшейся крови с волос, затем осторожно, разделяя руками пряди, расчесал золотые кудри щеткой, заплел их в косу и перекинул на одно плечо, чтобы волосы не путались во время сна. Когда Клод решил, что больше ничего не может для нее сделать, он оставил Алексис спать, а сам вышел на палубу, где его ждали неотложные дела.
Нельзя сказать, чтобы все шло гладко. Лендис пытался объяснить команде, что произошло, и едва ли преуспел в этом. Все были возмущены гибелью двух своих товарищей, а еще больше — бесчеловечным отношением к девушке. Некоторые из людей Клода когда-то имели несчастье служить под командой английского капитана и считали себя счастливчиками, сумев улизнуть от «доброго папаши Траверса».
— Капитан Клод, — спросил Гарри Янг, хорошо знакомый с методами укрепления дисциплины, которые практиковал Траверс, — девушка будет жить?
На этот раз на лице Гарри не было неизменной кривой усмешки. Уголки губ его скорбно опустились, и мускулы лица чуть подрагивали, выдавая его гнев и возмущение. Нервным жестом он откинул со лба волосы. Гарри знал, что такое служить у Траверса, и испытал его «ласку» на собственной шкуре. В памяти его навсегда остался холодный взгляд хищных глаз капитана.
— Не уверен, Гарри, — тихо сказал Клод.
Он понимал, о чем думает сейчас его матрос. Выходит, не обманули дурные предчувствия, зародившиеся у них всех, едва вблизи замаячил британский фрегат.
— Она сильная, — добавил Клод. — Может, все и закончится для нее благополучно.
— Да, — Том Даниелс, говоривший с небольшим акцентом, свойственным жителям юга, всегда чуть растягивал слова. — Мистер Лендис рассказал нам, как она сопротивлялась Траверсу. Наверное, она действительно очень сильная.
— Или сумасшедшая, — вставил Майк Гаррисон и тут же невольно отступил за спины товарищей, такой тяжелый взгляд бросил на него капитан. Вообще и Майк, и другие моряки, все не робкого десятка, в присутствии молодого капитана утрачивали обычную бойкость. Майк в свои сорок лет еще не встречал человека, который умел бы его поставить на место так, как это делал Клод. Ему нравилось служить у человека, которого он уважал. Во всяком случае, работать на Клода было совсем не то же, что подчиняться человеку, который боится с тобой связываться и старается не нарываться на острое слово или насмешку.
— Ты не угадал, Майк, — раздельно проговорил капитан. — С мозгами у нее все в порядке. Ты скоро и сам в этом убедишься, если она выздоровеет.
Майк что-то пробормотал в свое оправдание, на что Клод с коротким смешком сказал:
— Не надо извиняться передо мной. Ты сможешь принести свои извинения даме лично. Когда она докажет тебе, чего на самом деле стоит.
— С нетерпением буду ждать ее выздоровления, — нашелся Майк.
Клод насколько мог подробно рассказал команде о происшедшем на берегу инциденте, после чего приказал всем приниматься за работу. Когда отпала необходимость в его присутствии на палубе, он вернулся в каюту проверить, как идут дела у Алексис. Она, похоже, тоже в нем не нуждалась. Девушка все еще была без сознания. Впрочем, для нее это было даже лучше. Так она не чувствовала боли, которая, стоило ей очнуться, напомнила бы о себе невыносимыми страданиями.
— Да, — сказал Клод, услышав осторожный стук в дверь.
В каюту вошел Лендис. Помедлив, он присел на край постели больной.
— Я смотрю, ты хорошо поработал, Таннер, — сказал старший помощник, проверяя перевязку.
— Ты ведь здесь не для того, чтобы сообщить мне, будто я похож на человека, у которого за спиной фельдшерская школа. Говори прямо, что тебе нужно?
— Я по поручению команды. Ребята хотят тебя кое о чем спросить. Я не уполномочен отвечать на такого рода вопросы. Иди, а я побуду с ней, пока ты не вернешься.
Клод вышел на палубу. Чувствовалось, что матросам стоило немалых усилий набраться храбрости и выступить против капитана. Таннер догадывался, что они хотели знать. Он сам задавал себе тот же вопрос не один раз с тех пор, как принес ее на корабль. Но знал он и то, какой ответ должен дать своим людям.
Капитан подошел к матросам, собравшимся на кормовой палубе.
— Мистер Лендис сказал, что вы хотите о чем-то спросить. Я слушаю.
— Вы, наверное, уже догадались, капитан, — сказал Гарри. — Короче, мы хотим догнать Траверса. Он не мог уйти далеко. Мы могли бы перехватить его.
— И еще, — вступил в разговор Майк, — готов поклясться, что здесь нет ни одного человека, который отказался бы поддержать вас, если вы решите так поступить.
— Спасибо, Майк. Я могу только приветствовать ваше мужество. Позвольте мне теперь объяснить, почему мы не сделаем этого. Мы уже потеряли двух лучших товарищей из-за этого мерзавца. У нас на борту молодая женщина, которая может погибнуть. Кроме того, мы не воюем с Британией, и еще неизвестно, когда начнем воевать. Нападение на Траверса равносильно объявлению войны. Мы не знаем, какими бедствиями для страны обернется эта акция, и не можем развязывать войну с другим государством только из-за того, что возмущены действиями отдельных его граждан.
Клод обвел взглядом лица молчавших моряков. Они не были довольны его решением, но не могли не признать, что их капитан был прав. Матросы предвидели его ответ, и он восхищался мужеством этих людей, все же задавших ему вопрос, который мучил всех. Почему не попробовать, даже если понимаешь, что результат едва ли будет положительным.
— У правительства глаза на лоб полезут, когда мы сообщим, что на корабли Квинтона они могут не рассчитывать. Нашим корабельщикам придется постараться. А пока нам ничего не остается, как на всех парусах лететь в Вашингтон, чтобы они успели вовремя принять необходимые меры.
Моряки согласно закивали. Каждый из них молча надеялся, что Медисон наконец осознает то, что для них всех уже было неоспоримой истиной: ни один американский корабль не будет чувствовать себя в безопасности в открытом море, пока Америка не построит флот, способный дать достойный отпор британским кораблям.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Невеста страсти - Гудмэн Джо



Аннотация совершенно не соответствует содержанию романа.Таннер Клод-положительный герой романа,вполне реалистично описанный,всегда спасавший гл.героиню.Гл.героиня на его фоне несколько проигрывает,хотя вроде бы все представлено по законам ЛР:красива,отважна,преданна,целеустремленна.В конце романа автор опустила героиню ниже плинтуса,что мне очень не понравилось,потому как завершение романа перечеркивает его начало.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоГандира
24.07.2013, 13.24





Великолепный роман !!! Очень понравились главные герои-сильные,волевые,понимающие и любящие.Роман наполнен событиями и читается очень легко.10 баллов из 10 !!!
Невеста страсти - Гудмэн ДжоMarina
7.03.2014, 8.56





Самый лучший из любовных романов! Перечитывается многократно с большим интересом! Герои просто обалденные! Повествование насыщено событиями - не заскучаешь. И концовка романа вполне оправдана. Вот бы экранизацию с красивыми персонажами, с постельными и батальными сценами - было бы супер! :)
Невеста страсти - Гудмэн ДжоElena
15.10.2015, 3.47





Великолепный роман!!! 10/10
Невеста страсти - Гудмэн Джомэри
17.10.2015, 0.37





Очень даже неплохой роман - 9 баллов, рекомендую к прочтению.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоНюша
21.10.2015, 13.30





Сугубо мое мнение об этой книге. Слишком затянуто, слишком слащаво, слишком плаксива ггероиня. На мой вкус, роману не хватает остроты, жосткости что-ли. Героиню сплошь и рядом окружают добрые порядочные люди, моряки, пираты и т.д. И все ее жалеют, любят-обожают. Главный злодей, и то какой-то недозлодей. И все же, несмотря на перечисленное, роман очень интересный и его стоит читать, особенно тем, кто любит море, морские приключения, пиратов. И еще хочется отметить, этому роману очень повезло - ему попался очень классный переводчик.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоК.
19.04.2016, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100