Читать онлайн Невеста страсти, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста страсти - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста страсти - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста страсти - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Невеста страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

К моменту возвращения Клода Том Даниелс уже успел рассказать остальным матросам о том, что Алексис бежала, но была поймана и доставлена назад в дом Дэвидсона. В итоге Клода с нетерпением поджидало гораздо больше народу, чем ему бы хотелось.
Клод задержался у входа на время, как ему показалось, достаточное для того, чтобы матросы успели заметить, что он не настроен на разговоры и объяснения. Затем он мимо них прошел в дальний угол комнаты к бару, достал бутылку бренди и плеснул себе в стакан, так и не проронив ни слова.
— Капитан Денти отказалась принять их условия, — наконец выдавил Клод. — Ей будут предъявлены обвинения, и, вероятно, скоро состоится суд.
— Ублюдки! — выругался Гарри. — Кто думал, что они дойдут до такой низости?
— Капитан Денти, — ответил Клод.
— А мистер Медисон… — начал было Форрест и запнулся.
— Президента там не было. Остальные действовали в соответствии со своими желаниями.
— Проклятие! Где они ее держат? — спросил, стукнув кулаком по подлокотнику кресла, Майк.
— Вам лучше об этом не знать.
— Но, капитан, как же так! — возмутился Том. — Мы не можем ее оставить в беде! Мы должны что-нибудь предпринять!
— В самом деле, сэр! — поддержал товарища Гарри, и остальные ответили одобрительным гулом.
Они не заметили, как опасно вспыхнули зеленые глаза Клода.
— Она настоящая героиня, капитан, — горячо продолжал моряк. — Для всех нас она больше, чем просто…
— Для всех вас она ничто! Ничто, понимаете?! Вы все! — Клод со злостью швырнул бокал с бренди в камин, и он разбился вдребезги, ударившись о кирпич. — Не смейте даже пытаться выяснить, куда ее увели! Любого из вас отдадут под суд за попытку ее выручить! Я не позволю никому из своих подчиненных подвергать себя такому позору! Она приняла то, что произошло, и вы должны смириться с этим!
Клод не представлял, что однажды наступит день, когда гнев его людей обратится против него, но и сейчас, несмотря на драматичность момента, он не решался сказать им, что у него в запасе остался еще один, быть может, последний шанс убедить Алексис сделать то, что она должна была сделать с самого начала. Он не хотел, чтобы все эти люди ухватились за эту последнюю ниточку надежды.
— Нечего вам здесь торчать! Ступайте вон! Купите себе по бутылке и по шлюхе и забудьте о том, что вы ее вообще знали! Спокойной ночи!
С этими словами Клод, ни на кого не глядя, вышел из комнаты.
Моряки опомнились не сразу.
— Не может быть, чтобы он и вправду… Ведь так? — прорезал тишину голос Майка.
Если первая часть фразы была произнесена тоном вполне убедительным, то под конец его голос стал подозрительно хриплым.
— Она молодчина, правда, ребята? Что с ней сделали! Мы должны что-то предпринять.
— Мы ничего не будем предпринимать.
Все оглянулись на этот ровный, глухой голос. Лендис тряхнул седой головой. Он был бледен.
— Нечего строить планы, — повторил он. — Раз капитан сказал нет — значит, нет. Мы не можем идти против его приказов. — Лендис обвел моряков усталым взглядом и с грустной улыбкой добавил: — Или вы забыли, что мы все еще у него служим?
На этом обсуждение закончилось. Лендис встал, взял свое пальто и вышел из дома. Вскоре его примеру последовали остальные. Странно, но многим показалось, что на дне глаз старика теплятся искры надежды, тогда как скорбная складка губ словно говорила о том, что рассчитывать на хороший финал нечего. Кто его знает, что было у него на уме.


Поднявшись в спальню, сбросив китель и расстегнув воротник рубашки, Клод улегся на кровать. Злость ушла, он чувствовал себя так же спокойно, как тогда, когда покинул столовую Дэвидсона. Закинув руки за голову, он поигрывал темно-рыжими прядями. Глаза его были закрыты, черты лица разгладились.
Сейчас его согревала пришедшая наконец уверенность в том, что Алексис удастся убедить. Пусть способом, который он в самом деле не хотел пускать в ход, но он поможет ей избежать тюрьмы.


Курт Джордан взглянул на стоявшего рядом Пича. Ветер трепал темные волнистые пряди волос юнги, хлестал его ими по лицу, лишая Джордана удовольствия видеть ясные глаза мальчишки. Джордан улыбался, глядя туда же, куда был устремлен взгляд паренька.
— Еще несколько часов, Пич, и капитан Денти будет с нами.
Пич поднял взгляд.
— Вы думаете, она там? — с надеждой в голосе спросил он. — Что, если они увезли ее? Не могли же они в самом деле посадить ее под арест? Я хочу сказать, что, если она в тюрьме?
— Эй, притормози, парень, — засмеялся Джордан. — Вначале нам придется навести кое-какие справки. Может, она уже сама выбралась отсюда. А если нет, нетрудно будет разузнать, что с ней приключилось. Встретимся с кем-нибудь с «Конкорда», разговорим его, а не получится по-хорошему, заставим расколоться по-плохому. Мы найдем ее, и перестань волноваться.
— Да я не только из-за этого волнуюсь, капитан.
— А из-за чего же еще?
— Она ведь будет на нас ужасно сердита, не так ли?
— Как фурия.
— И это вас не беспокоит? — с удивлением в голосе сказал Пич; он даже представить боялся, что будет с ним, если на его несчастную голову обрушится гнев капитана Денти.
— Ерунда. Любая буря пустяк, если она будет с нами. Я готов вызвать ее гнев лишь затем, чтобы вновь полюбоваться этими желтыми горящими глазами.
Пич повернулся лицом в ту сторону, где виднелась земля. Раннее утреннее солнце светило у него за спиной и согревало его своими лучами.


Клод проснулся, едва первые солнечные лучи упали ему на лицо. Он уснул, не раздеваясь, но от этого вовсе не чувствовал себя разбитым: скорее, наоборот, так хорошо он не спал уже много дней. Взгляд его был ясен, и голова тоже. Он позволил себе понежиться еще немного, предвкушая удовольствие от предстоящего дня.
Не торопясь, он принял ванну и переоделся, затем прошел в комнату Алексис. Медленно сложил ее одежду. Из старого сундука он вытащил одеяла и подушки и с благоговейной тщательностью, с которой укладывают фамильный драгоценный хрусталь, сложил в сундук ее пожитки, последним уложив голубой наряд.
Наскоро перекусив, Клод затащил сундук в карету и поехал в порт. Миновав стоянку «Конкорда», он направился к пирсу, где швартовались торговые суда. Словно скучающий зевака, он подходил то к одному, то к другому моряку, расспрашивая про перевозимый груз, про то, как идут дела и к какому порту приписан корабль, куда направляется. Как раз посреди такой беседы ни о чем он вдруг и увидел то, чего так боялся все это время, но так ждал увидеть сейчас. Оборвав разговор на полуслове, он пошел прочь от озадаченного собеседника к кромке воды. В порт заходил очередной корабль — торговое судно Квинтонской компании — то самое судно, на котором плавала капитаном Алексис. Корабль направлялся в устье Потомака. Наскоро Клод нацарапал записку, затем передал ее пробегавшему мимо мальчишке и указал на корабль. Тот согласно кивнул, спрятал чаевые, и Клод вернулся к карете.
Клод долго петлял по боковым улочкам, примыкавшим к порту, убивая время, и все же приехал к дому Дэвидсона слишком рано. Ему было приказано подождать, и он ждал, поставив ногу на стоявший перед ним сундук.
— Вы хотели меня видеть, мистер Дэвидсон? — спросил Клод, когда его пригласили войти.
— Да. Где вещи капитана Денти?
Клод невольно подумал о том, что Дэвидсон выглядит так, будто всю ночь не сомкнул глаз. Он улыбнулся, не без злорадства подумав о том, что бессонница — удел людей с нечистой совестью.
— В сундуке в холле. Я отнесу их к ней наверх, если вы не передумали предоставить нам рандеву.
Дэвидсон, казалось, весьма удивился сказанному Клодом.
— О, конечно, не передумал. Вы должны с ней поговорить. Мистер Медисон будет весьма разочарован, если она откажется нам помочь.
— Вы с ним встречались?
— Первое, что я сделал утром, — это переговорил с Президентом. Он с большим интересом выслушал наш доклад и был очень расстроен из-за того, что нам пришлось ее арестовать. Он хочет, чтобы мы пришли к пониманию.
— Я добиваюсь того же, — твердо заявил Клод.
— Хорошо. Идите к ней прямо сейчас. Передайте словечко с охранником, как мы договорились. Сегодня у меня встреча с Беннетом и доктором Юстисом. — Дэвидсон нахмурился и со вздохом добавил: — Эта война заставляет нас всех работать на износ.
— О да, понимаю.
Дэвидсон с любопытством взглянул на Клода, не вполне уверенный в том, что капитан способен понять заботы государственных мужей.
— Конечно, капитан Клод, я вполне отдаю себе отчет в том, что сражаться приходится таким, как вы, и вы в конечном итоге решаете исход войны. Но и нам, стратегам, достается нелегко.
Клод улыбнулся и пожал руку Дэвидсона.
— Я заставлю капитана Денти поступить как подобает. Мы с ней будем сражаться в этой войне вместе.
Все так же улыбаясь, Клод вышел из комнаты.


— И что вы по этому поводу думаете, капитан? — спросил Нед Аллисон.
Джордан сложил записку и спрятал ее в карман.
— Кто передал тебе это? — обратился он к мальчишке, принесшему послание.
— Я не знаю, как его зовут, сэр. Он не сказал. Сказал только, чтобы я отдал вот этот листок кому-нибудь на этом корабле.
Мальчик переминался с ноги на ногу, теряясь под взглядами всех этих людей.
— А как он выглядел? Посыльный пожал плечами.
— Высокий. Одет хорошо. В форме, не знаю, какого звания. Довольно сильный, но не такой плотный, как вы.
Он взял одну из медных монет, переданных ему Клодом, тряхнул ее на ладони и добавил, глядя на нее:
— Волосы еще у него были вот такого цвета.
Джордан криво усмехнулся.
— Все в порядке, парень, этого довольно. А теперь давай, убирайся отсюда.
Джордан подождал, пока мальчик уйдет, а затем сказал Неду и Питеру:
— Поступим так, как нас просят в этой записке. Скорее всего ее написал Клод Таннер. До четырех часов подождем, а если что-то окажется не так, мы разнесем этот город по кирпичику, но ее найдем.
Питер кивнул, добавив:
— А этого ублюдка Клода булыжниками забросаем.


Проснувшись утром, Алексис не сразу вспомнила, где она и почему здесь оказалась. Сев в постели, она огляделась, только сейчас заметив некоторые из вещей, находившихся в комнате.
Кровать ее представляла собой довольно массивное, но не лишенное элегантности сооружение с четырьмя высокими столбцами и пологом. На тумбочке возле кровати стоял тазик и кувшин со свежей ароматной водой. Рядом, аккуратно сложенные, лежали чистые полотенца. На спинке стула висел бледно-зеленый халат.
Алексис вздохнула. Похоже, они решили сменить тактику, и все эти приятные мелочи служат лишь одной цели. Ее пытаются склонить на свою сторону подкупом.
Алексис подумала о том, что, находясь в этой комнате, она легко могла бы посчитать себя гостьей, но звук поворачиваемого в замочной скважине ключа вскоре развеял иллюзию. Голос стражника за дверью известил ее о том, что завтрак подан.
— Доброе утро, мисс, — охранник внес в комнату поднос с дымящейся яичницей с беконом.
Алексис предпочла не отвечать на приветствие и только сухо поблагодарила его, когда он, поставив поднос на тумбочку, вышел из комнаты. Есть Алексис не очень хотелось, и поэтому большую часть завтрака она оставила нетронутой.
Перекусив, Алексис умылась и накинула халат, должно быть, принадлежавший жене или любовнице Дэвидсона. В комнате было жарко, даже душно. Алексис подошла к окну и, распахнув его, посмотрела вниз. Двое солдат, прогуливавшихся под окнами, немедленно подняли головы. И это Дэвидсон предусмотрел. Алексис снова овладело чувство безнадежности, но она решительно тряхнула головой, словно сбрасывая с себя груз отчаяния. Лучше отойти от окна подальше и не поддаваться больше пораженческим настроениям. Как она могла так низко пасть? Почему сдалась без борьбы? Почему позволила им обращаться с собой так, будто она кукла в их руках?! Алексис схватила с каминной полки хрустальную вазу и швырнула ее на пол. Ее била дрожь, словно тело избавлялось от последних следов отчаяния. Щеки ее пылали. Встревоженный звоном разбитого стекла, в комнату вбежал охранник.
— Что вы наделали?! — воскликнул он, медленно переводя взгляд с осколков на полу у босых ног Алексис к ее лодыжкам, икрам. Взгляд его полз вверх по ее все еще трепетавшему телу.
Застигнутая в момент движения, Алексис не успела опустить занесенную вверх руку, и сейчас рука медленно возвращалась на место. Лицо ее хранило выражение столь полного удовлетворения, которое, по мнению охранника, гораздо уместнее было бы видеть на лице женщины в постели. Губы ее были чуть приоткрыты, и глаза сверкали как у счастливой любовницы, благодарной своему партнеру за доставленное наслаждение.
Алексис наклонилась и стала собирать осколки.
— Я сбила вазочку с каминной полки, — как ни в чем не бывало сказала она. — Мне жаль, что я вас побеспокоила. Пожалуйста, сообщите мистеру Дэвидсону, что я с удовольствием возмещу ему убыток.
— Ну да, как же иначе. Только интересно, как вы это сделаете, если будете сидеть в тюрьме?
Алексис чуть склонила голову набок, пристально глядя на своего тюремщика, затем вдруг отвернулась, чтобы спрятать улыбку.
— Вы правы. Я забыла, где я нахожусь и что мне предстоит. Впрочем, это не важно. Я все равно найду способ расплатиться с вашим хозяином.
Стражник пробормотал что-то себе под нос и вернулся на пост, нарочито громко возясь с ключами.
Собрав осколки, Алексис села на стул лицом к двери и стала ждать. Она ждала того единственного, кто умел понять и оценить все, что творилось у нее в душе, кто, как никто другой, умел угадать побудительные мотивы любого из ее поступков. Она ждала его с тем же предвкушением счастливого мига свидания, с каким прожил это утро Клод. Она была уверена в том, что он придет, и удовольствие видеть его вновь было сравнимо лишь с удовольствием снова оказаться с ним в постели.
Вдруг она услышала в холле его голос. Эти звуки, глубокие, насыщенные, красивого тембра, заставили ее подскочить, словно он привел в действие сжатую в ней пружину. Минута — и он вошел, тихо закрыв за собой дверь.
В его лице было нечто странное, нечто такое, чему она не могла дать названия.
— Клод, — произнесла она, сделай шаг к нему навстречу, и замолчала, не в силах говорить из-за снова охватившей ее дрожи.
Он приблизился к ней, не касаясь ее, но осознавая, что именно этого они хотят оба и лишь откладывают на время, чтобы продлить удовольствие.
— Я знаю, — сказал он. — Я знал об этом с того момента, как вошел в эту комнату. Я знал это уже вчера, когда ты была уверена в том, что все потеряно, когда не решалась взглянуть мне в глаза и едва смогла уйти. Уже тогда я знал, что приду завтра к тебе и застану тебя вновь готовой к борьбе.
Руки его легли ей на плечи, и ее руки, взметнувшись вверх, обняли его за шею. Их губы встретились. Они целовали друг друга жадно, жестоко, не скрывая больше переполнявших их чувств. Пальцы его нащупали пояс ее халата. Развязав узел, он просунул руку внутрь. Рука его вначале легко скользила по нежной обнаженной плоти, затем вдруг с силой, почти болезненно сжала ее тело. Он заключил ее в объятия, прижимая ближе к себе, заставляя стонать от странной смеси боли и наслаждения. Клод заполнил ее рот своим языком, ощупывая ее небо, пробуя его на вкус. Затем он стал целовать ее глаза, щеки, волосы.
Алексис жадно ловила ртом воздух, так, будто ее вот-вот готова была накрыть огромная волна. Она слышала его легкий дразнящий смех где-то у ямки на горле. Он схватил зубами серебряное ожерелье, чуть-чуть прикусив кожу вокруг металла, затем впился губами ей в шею, словно раня своим поцелуем. Пальцы Алексис сами легли на пуговицы его рубашки; не замечая, что делает, она принялась расстегивать их. Клод остановил ее и, положив руки на воротник ее халата, осторожно спустил его с плеч.
Он отступил назад, глядя, как легкая бледно-зеленая ткань, струясь, скользит вниз, вдоль золотистых рук, открывая обнаженную грудь, живот, бедра, ноги. С тихим шорохом, так похожим на вздох, что когда-то ему хотелось украсть у Алексис, тот вздох, что некогда принадлежал ему, ее одежда упала на пол. Алексис задрожала, но не сделала ни одного движения, чтобы закрыться, зная, что он хочет смотреть на нее и видеть, как она дрожит. Она была не в силах противостоять той власти, что он имел над ней. Клод медленно обошел вокруг, лаская взглядом всю ее, каждый уголок ее тела, вспоминая вкус, запах, ощущение ее плоти.
— Весь день, — сказал он, остановившись у нее за спиной.
Она посмотрела на него через плечо, но он осторожно повернул ее голову, заставляя смотреть на кровать.
— Нет, не шевелись. Я хочу, чтобы ты делала лишь те движения, от которых не в силах удержаться.
Перебирая пальцами ее волосы, роскошной пеленой укрывшие спину, Клод смотрел, как она вздрагивает под его прикосновениями. Он засмеялся тихим грудным смехом.
— Весь день я мечтал только об этом, я представлял тебя, чувствовал тебя, хотел тебя. Тебя. Все, что я сегодня делал, все, что мне только предстоит, все это ради одного — смотреть на тебя и видеть, как ты дрожишь. Дрожишь, как ты никогда не стала бы дрожать перед ними. Дрожишь, как ты никогда не стала бы дрожать ни перед одним человеком, ни перед одним мужчиной, кроме меня. И пусть твоя дрожь будет единственным проявлением моего господства над тобой, потому что дрожь твоя может означать лишь одно — ты принадлежишь мне вся, я владею тобой безраздельно, ты сделаешь для меня все, что я захочу, и позволишь мне сделать с тобой все, что угодно, потому что ты не в силах меня остановить, не в силах спастись от меня. Ты знаешь, что это правда?
— Да, — срывающимся голосом произнесла Алексис. — Да, это правда.
Клод взял ее за плечи и развернул к себе лицом.
— И я знаю, что ты, ожидая меня, испытывала то же, что и я. Ты знала, что я приду, что я не смогу оставаться в стороне. Ты ждала меня, чтобы сказать, что ты не покорилась, не сдалась им, но хочешь сдаться мне. Хочешь, чтобы тебя взял тот единственный человек, который может остановить тебя, не дать тебе убежать от них. Ты хочешь его почти так же сильно, как хочешь сбежать отсюда.
— Да, я хочу тебя. Я хочу тебя.
Его губы вновь нашли ее рот, смяли ее губы, взяли их в плен. Ладони его гладили ее грудь, и под его пальцами тело ее горело. Он отнес ее на кровать и разделся сам, медленно, получая удовольствие от того, что она смотрит, как он раздевается.
Он лег рядом с ней на бок, подперев одной рукой голову, другой как бы невзначай касаясь нежной кожи ее горла, груди, плоского живота и, наконец, бедер с внутренней стороны. Ее янтарные глаза под пеленой темных ресниц слегка затуманились, взглядом она молила его продолжать. Он поцеловал ее веки, нежно, но настойчиво продолжая раздвигать ее ноги. Рот его склонился к ее груди, и она сжала ладонями его голову, взъерошила темно-рыжие кудри, прижимала его к себе, выгибаясь ему навстречу.
— Прошу тебя, Клод, — простонала она.
И в это мгновение она услышала его приглушенный смех. Лицом он прижимался к ее бедрам, и ноги ее, подвластные его воле, раскрылись навстречу его губам.
Руки ее вспорхнули вверх, но на полпути бессильно упали. Она мяла в ладонях простыню, сжимая ее так, будто легкая ткань могла дать ей опору, в то время как его язык все ближе и ближе подводил ее к пику наслаждения. Открыв глаза, она увидела свои руки, сминавшие ткань. Он приподнялся над ней, и она сомкнула ноги вокруг него. Сильным толчком он вошел в нее. Ее страсть была безгранична, она крепко держала его внутри себя, наслаждаясь теплом и силой своего господина.
Клод в последний раз вошел в нее, и тело Алексис забилось в конвульсиях. Он прижал ее к себе; волны от только что испытанного наслаждения заставляли трепетать обоих даже после того, как наступила разрядка. Она спрятала свое пылающее лицо у него на плече и лежала недвижимо, пока он не повернулся, чтобы поцеловать ее все еще полураскрытые губы.
— Алекс, — сказал он, когда она положила ему голову на грудь. — Ты ведь все еще хочешь свободы больше, чем меня?
— Почему ты так говоришь, Клод? Как будто я не могу иметь сразу и то, и другое.
Алексис подняла голову и заглянула ему в глаза. В них было то же непонятное выражение, которое она заметила, когда он вошел в комнату. Алексис нахмурилась, встревоженная тем, что не может его разгадать.
— Что-то не так? — спросил он.
— В тебе что-то не так. Ты другой. Что-то изменилось со вчерашнего дня?
— Да.
— Ты можешь мне сказать что?
— Могу, но не буду. Пока не буду. Ты сама вскоре поймешь.
Он осторожно положил ее голову к себе на плечо.
— Ты так и не ответила на мой вопрос, — сказал он.
— О свободе?
— Да.
— Я не понимаю тебя. Разве ты до сих пор не осознал, что, только будучи свободной делать то, что должна делать, я могу быть твоей до конца? Я хочу быть твоей. Я хочу тебя так, что, если бы ты даже перестал хотеть меня, я не смогла бы уйти к другому. Как могу я уйти от тебя после того, как узнала тебя? Но, Клод, мою свободу я не могу обменять ни на что, даже на тебя. Я хочу ее и тебя сразу. Ведь и ты не захотел бы меня, если бы я не могла исполнить обещанное самой себе, не так ли? Нарушенная клятва всегда стояла бы между нами. Для меня быть свободной — значит делать то, что я должна. Я думала, что ты знаешь об этом. Я думала, ты это понимал уже тогда, когда позволил мне уйти с Гамильтона.
Она услышала, как он с шумом вдохнул воздух и засмеялся.
— Ты не догадывался о том, что я тебя раскусила, ведь так? Так вот, я поняла тогда все. Именно тогда я узнала, что ты по-настоящему любишь меня. Любишь достаточно сильно для того, чтобы позволить мне уйти, может быть, даже навсегда.
Алексис нежно провела рукой по его загорелому телу и прижалась губами к груди.
— Но я все равно пришла бы к тебе по собственной воле и молила бы тебя сделать меня твоей пленницей вновь. Я молила бы тебя взять меня так, как ты только что это сделал. Я бы показала тебе шрамы на спине и кровь Траверса на моем клинке как доказательство моей преданности тому, во что я верю, и тому, кому я верю, и тому, что должна иметь. — Алексис закинула ногу на его ногу — плоть к плоти, сила к силе. — Ты меня понимаешь?
— Да, — тихо сказал он. — И я действительно люблю тебя. Помни об этом. Помни об этом, когда ты вернешься с кровью Траверса на клинке и не застанешь меня на месте.
Алексис отшатнулась от Клода, испуганная его последними словами, и посмотрела ему в лицо. Он улыбался, но в глазах его была такая печаль, что Алексис показалось, будто ее взяли за горло и медленно душат.
— Тебя не будет? — почти крикнула она. — А где ты будешь? Не говори так, Клод!
Он прижал ее к себе и поцеловал крепко и страстно. Странно, но поцелуй тоже отдавал болью. Он целовал ее лицо, вбирая губами слезы, которые непрошено выступили у нее на глазах и сейчас незаметно для нее самой стекали по щекам. Она поняла, что плачет, только когда почувствовала соленый привкус его губ.
— Сейчас я с тобой, любовь моя, — шепнул он, целуя ее волосы.
— Ничего больше не говори, Клод. Я не хочу ничего понимать, мне и так страшно и больно.
Он не ответил. Не потому, что она попросила его об этом, но потому, что слишком многое сказал ей словами и взглядом, а ему так не хотелось, чтобы она его поняла. Не сейчас, не тогда, когда у нее все еще была возможность отговорить его от задуманного.
— Больше я не могу оставаться, — сказал он, поднимаясь с постели. — Я принес тебе кое-что из одежды. Там, куда тебе предстоит отправиться, она может пригодиться.
— Ты прав, — вздохнула Алексис. — Не думаю, что мне пристало появиться в суде в костюме пирата. Мне просто не дадут дойти до места.
Одевшись, Клод оттащил сундук от двери на середину комнаты.
— А ты разве не собираешься одеться, Алекс? Или ты хочешь, чтобы караульный, войдя сюда, понял, что тут происходило? — спросил Клод, поддразнивая ее взглядом.
— Мне все равно. Но если тебе, от этого будет легче, я оденусь.
Алексис подошла к сундуку, чтобы открыть его, но Таннер жестом остановил ее.
— Накинь только халат. Я думаю, так тебе будет удобнее. Здесь очень жарко. Кстати, где та одежда, что была на тебе вчера вечером? Я хотел бы убрать ее.
— Не надо, я сама, — начала было Алексис, но осеклась, встретив его взгляд.
Она молча указала на стул, где висел наряд из черного шелка. Как завороженная, наблюдала Алексис за тем, как бережно и аккуратно он складывает ее вещи и укладывает в сундук. Ей казалось, что не ткань ласкают его пальцы, а ее тело. Не сразу Алексис нашла в себе силы заговорить вновь.
— Зачем ты принес такой большой сундук? Вся моя одежда уместилась бы в небольшой сумке.
— Потому что так надо, — сказал он, распрямляясь.
И вдруг Алексис прочла в его взгляде все. Только теперь смогла она расшифровать то, что таилось в нем с самого начала.
Он понял это по ее глазам и поспешил помешать ей остановить его. Алексис видела, как он занес над ее головой кулак, краем глаза успела она прочесть по его губам беззвучное «люблю», и для нее вновь настала ночь.
Клод успел подхватить ее, не дав упасть на пол. Убедившись, что удар не опасен для жизни, он уложил ее в сундук, сложив на груди руки, закрыл крышку и прошептал:
— Я скажу им, что смог тебя уговорить.
Затем он запер сундук на ключ и подтащил его к двери.
— Будь ты неладна, чертовка! — громко крикнул он. — Я едва спину не сломал, когда тащил сюда все эти шмотки, а они ей, видите ли, не нужны! Неблагодарная шлюха! Не смей ничего выбрасывать! Я сейчас тебе покажу!
Клод постучал в дверь, давая понять страже, что хочет выйти.
— Эй, скорее! В тюрьме ей самое место!
Стражник открыл дверь, и Клод поспешил из комнаты, таща за собой сундук. Тяжелая поклажа перекрыла вход в комнату, и до того, как караульный успел что-нибудь заподозрить, Клод захлопнул за собой дверь.
— Не стоило и пытаться, — пожаловался он охраннику. — Я всего лишь предложил ей сотрудничать с нами, а она начала выделывать такое… Знаете, как это бывает с женщинами.
— Я знаю, как ведет себя большинство женщин, что же касается ее, — стражник мотнул головой в сторону запертой двери, — так она тут уже била вазы до вас.
Клод кивнул на дверь.
— Похоже, немного угомонилась. Дайте ей выплакаться. Не думаю, что она станет бить посуду, по крайней мере не сразу. Передайте мистеру Дэвидсону, что она отказалась нам помогать.
Стражник кивнул.
— Что вы будете делать с вещами? Если хотите, можете оставить их здесь.
— Нет. Лучше будет преподать ей урок. Я заберу их с собой.
— Вы правы, женщин надо держать в узде, — стражник подмигнул Клоду, — даже если эта женщина — капитан Денти.
Клод с трудом подавил желание рассмеяться и с нажимом в голосе произнес:
— Особенно, если она капитан Денти. Подмигнув в ответ, он потащил сундук к выходу.
Возле лестницы Клод подозвал к себе слугу, и они вместе вынесли сундук из дома и погрузили в экипаж. Клод не мешкая вскочил на козлы и натянул поводья. Надо было спешить, пока его помощнику не пришло в голову поинтересоваться, отчего сундук такой подозрительно тяжелый.
В порту он не стал подниматься на ее корабль сам, а нанял двух свободных от вахты моряков и объяснил им, чего от них хочет.
— Это груз с того корабля, видите — Квинтонской компании. Отнесите сундук, передайте капитану Джордану записку и ключ и сразу назад. Корабль отправится немедленно.
— Там ведь нет никакой контрабанды, верно? — спросил один, тот, что поплотнее. — Потому что, если это так, мы не согласны.
— Если только кое-что оттянет карман… — добавил другой.
Клод вытащил несколько золотых монет.
— Контрабанда? Не уверен. Но это, я думаю, успокоит вашу совесть.
Клод положил монеты в протянутые ладони, и матросы с воодушевлением взяли сундук на плечо.
— Эй вы, потише! — крикнул Клод, глядя вслед носильщикам, удаляющимся с его бесценным грузом.
— Который из вас Джордан? — спросил один из моряков, поставивших на палубу здоровенный сундук.
— Я капитан Джордан. А кто вы?
— Нам велели принести это, — моряк пнул ногой сундук, — и передать записку и ключ.
Джордан вырвал записку из рук посыльного и торопливо развернул ее.
«Ваш багаж доставлен, как договаривались. Откройте сундук в море и старайтесь обращаться со взрывчаткой поосторожнее. Все упаковано очень тщательно и не должно пострадать при транспортировке. Вы обнаружите только небольшое повреждение. Удачи».
Джордан положил записку и ключ в карман, туда, где уже лежала записка, полученная утром.
— Вы все еще здесь? — взревел он, уставившись на матросов, принесших сундук. — Живо отсюда! Разве тот человек, что вас нанял, не сказал, что там бомба?
Глядя вслед уносящим ноги матросам, Джордан со смехом добавил:
— Пошевеливайтесь, болваны! Скажите спасибо, что мы решили уйти, оставив ваш город целым и невредимым!
Собравшиеся вокруг члены команды в недоумении переводили взгляды с сундука на Джордана и обратно.
— Отлично, ребята! — сказал капитан. — Мы получили то, за чем пришли.
Клод видел, как нанятые им матросы вернулись на пристань, и в этот же самый момент на корабле началась лихорадочная подготовка к отплытию.
— Почему вы не сказали, что там взрывчатка? — задыхаясь от бега, спросил один из незадачливых помощников.
— Согласились бы вы тащить сундук на корабль, если бы знали об этом? — усмехнувшись, ответил Клод.
— Какого черта! Конечно, нет!
— Вот вам и причина! — Не обращая внимания на их укоризненные взгляды, Клод спросил для пущей уверенности: — Они не стали открывать сундук, не так ли?
— Они же не дураки. Капитан велел отчаливать — верно, хочет выбросить сундук в море подальше от порта.
Клод удовлетворенно кивнул. Еще раз взглянув на корабль, он улыбнулся и пошел прочь. Все так же продолжая улыбаться, он сел в экипаж и поехал домой. Вскоре пропажа обнаружится, и тогда за ним придут, чтобы задать ему кое-какие вопросы, а быть может, и обвинить в измене.




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста страсти - Гудмэн Джо

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Ваши комментарии
к роману Невеста страсти - Гудмэн Джо



Аннотация совершенно не соответствует содержанию романа.Таннер Клод-положительный герой романа,вполне реалистично описанный,всегда спасавший гл.героиню.Гл.героиня на его фоне несколько проигрывает,хотя вроде бы все представлено по законам ЛР:красива,отважна,преданна,целеустремленна.В конце романа автор опустила героиню ниже плинтуса,что мне очень не понравилось,потому как завершение романа перечеркивает его начало.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоГандира
24.07.2013, 13.24





Великолепный роман !!! Очень понравились главные герои-сильные,волевые,понимающие и любящие.Роман наполнен событиями и читается очень легко.10 баллов из 10 !!!
Невеста страсти - Гудмэн ДжоMarina
7.03.2014, 8.56





Самый лучший из любовных романов! Перечитывается многократно с большим интересом! Герои просто обалденные! Повествование насыщено событиями - не заскучаешь. И концовка романа вполне оправдана. Вот бы экранизацию с красивыми персонажами, с постельными и батальными сценами - было бы супер! :)
Невеста страсти - Гудмэн ДжоElena
15.10.2015, 3.47





Великолепный роман!!! 10/10
Невеста страсти - Гудмэн Джомэри
17.10.2015, 0.37





Очень даже неплохой роман - 9 баллов, рекомендую к прочтению.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоНюша
21.10.2015, 13.30





Сугубо мое мнение об этой книге. Слишком затянуто, слишком слащаво, слишком плаксива ггероиня. На мой вкус, роману не хватает остроты, жосткости что-ли. Героиню сплошь и рядом окружают добрые порядочные люди, моряки, пираты и т.д. И все ее жалеют, любят-обожают. Главный злодей, и то какой-то недозлодей. И все же, несмотря на перечисленное, роман очень интересный и его стоит читать, особенно тем, кто любит море, морские приключения, пиратов. И еще хочется отметить, этому роману очень повезло - ему попался очень классный переводчик.
Невеста страсти - Гудмэн ДжоК.
19.04.2016, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100