Читать онлайн Нас связала любовь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нас связала любовь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нас связала любовь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нас связала любовь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Нас связала любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Вот здесь все написано, — сказала Скай, держа в руках «Историю семьи Гринвилов». Они уже миновали Вест-Пойнт, и только теперь Скай вынула книгу, понимая, что Уолкер едва ли высадит ее из поезда так близко от Бэйлиборо.
— Покажи! — потребовал Уолкер. Скай не желала замечать его раздражения и ничуть не боялась грозившей ей в доме опасности. Она не сомневалась, что Уолкер защитит ее, но вот он сам совсем не был в этом уверен. — Здесь сказано о каких-то сокровищах. А что ты имеешь в виду?
— Думаю, Парнел и его сестра прочитали эту книгу. В ней говорится, что Эдвард Гринвил бросил нагруженный сокровищами корабль, когда на него напали гудзонские пираты. Сначала я решила, что этот корабль действительно потопили, но потом усомнилась в этом. Просто историкам семьи нравилась красивая легенда, что где-то на дне Гудзона покоится корабль с золотом.
— А этому есть какие-нибудь подтверждения или это только легенда?
Скай приободрилась, почувствовав интерес Уолкера.
— Точно, сказать нельзя. Наверное, никто не сомневался, что сокровища лежат на дне реки, пока хозяином дома не стал Гамильтон Гринвил.
— Ставший гринвилским привидением?
— Да. Он подарил молодой любовнице одно украшение, и кое-кто из его родственников заподозрил, что эта драгоценность из тех, что были на корабле. Речь идет об ожерелье из золотых испанских монет, которое увидели на ней после самоубийства Гамильтона. Вполне понятно, что она не носила его, пока тот был жив. Едва ли это понравилось бы его жене.
— И какова судьба этого украшения?
— Любовница Гамильтона, она же служанка, сбежала вскоре после того, как узнали, что драгоценность у нее. О причинах ее побега в книге не говорится, но, видимо, ее обвинили в воровстве. Все семейство хотело вернуть эту вещь. Для Гринвилов настали тяжелые времена, и они испытывали финансовые затруднения. Через два поколения они потеряли и дом, и землю.
— Усадьбу купил мой дядя.
— Когда я была маленькой, мы отдыхали в этой деревне каждое лето. Гринвилов здесь уже не было, — она искоса взглянула на Уолкера. — Только привидение.
— Удивительно, — заметил он. — Если бы все было так просто! Но нам доставляет неприятности вовсе не привидение. А еще какие-нибудь сокровища нашли?
Она покачала головой.
— Нет, но не потому, что плохо искали. Отпрыски Гринвила пытались разыскать любовницу Гамильтона, а также выяснить, откуда взялось это ожерелье. Они искали и в Гудзоне, хотя историки умалчивают, каким именно образом. Но, по-моему, они использовали для этого туннели, прорытые от дома к реке.
— Туннели?
— Да. Их должно быть по крайней мере два. Их прорыли еще во время революции, чтобы Гринвилы в случае чего могли сбежать. По убеждениям они были консерваторами, что не нравилось соседям. Например, они расквартировывали у себя британских солдат. — Скай постучала пальцем по книге: — Здесь утверждается, что у них в доме останавливался сам Бенедикт Арнольд.
— Думаешь, эти туннели действительно существуют? — недоверчиво спросил Уолкер.
— Весьма вероятно. Мне всегда казалось, что в этом доме полно потайных ходов. А если это так, то понятно, чем занимается Парнел все дни напролет у себя в мастерской.
— То есть он только делает вид, что работает над двигателем?
— Конечно. Уолкер задумался:
— Но почему у него такие чистые руки?
— Он работает в перчатках, а потом переодевается. Уверена, что, обыскав его мастерскую, мы найдем старые туннели или по крайней мере какой-нибудь ход к ним.
— Выбрось это из головы! Мы ничего искать не будем. Буду искать я, — тихо сказал он.
— Уолкер, — возразила она, — я думала, мы…
— Нет! — твердо ответил он, взяв у нее книгу. — Можно посмотреть?
— Пожалуйста.
— Расскажи мне, — попросил он, — откуда ты знаешь о существовании этих туннелей.
— Признаться, я ничего и не знаю, но убеждена, что нашла бы их, если бы осталась в доме немного дольше.
— Так вот зачем ты рисовала план дома! — вздохнул он.
— Да… да. Ты видел мой рисунок? Откинувшись на спинку сиденья, он выругался.
— Что такое? — обеспокоенно спросила Скай. — Уолкер?
— Я нашел твои рисунки. Они были в маленьком блокноте, который лежал в кармане фартука. Я не понял, зачем ты это рисовала, и показал Парнелу. Вообще-то я подумал, что ты нарисовала план дома, чтобы было проще вести хозяйство. Однако я попытался убедить Парнела, что ты хотела запомнить интерьер его комнаты, и поэтому ему грозила опасность даже ночью. Я решил, что так он скорее уволит тебя. — Он почесал подбородок. — Если твое предположение верно, Парнел наверняка догадался, зачем ты все это рисовала. Боже милостивый! Он и Корина будут теперь постоянно следить за тобой.
— Я не вернусь в город, — твердо сказала Скай. — Все это даже к лучшему. Если они будут следить за мной, у них не останется времени на тебя.
— Но мне придется не сводить с тебя глаз! Думаешь, Парнел заходил в твою комнату, пользуясь потайным ходом?
— Между моей и его комнатами нет потайного хода. Скорее всего он заходил из коридора, — она замялась, — или нам следует поискать другое объяснение.
— Считаешь, что это был Гамильтон Гринвил? — Уолкер покачал головой. — Нет, это не привидение.
— Поверить в привидение было бы легче, — тихо сказала она. — Он щупал меня так, что…
Уолкер нежно пожал руку Скай.
— …мне было бы проще думать, что это привидение, а не Парнел. — Она прижалась к Уолкеру. Его близость успокаивала ее, и Скай не заметила, каким решительным стал его взгляд. Сейчас Уолкер размышлял о том, как разделается с Парнелом…
Парнел поднялся в гостиную к Уолкеру.
— Где она?
Уолкер заметил, что наблюдения Скай оказались верны. Руки Парнела были чистыми, хотя на рубашке виднелись следы масляных пятен.
— Я отправил ее в свою комнату, чтобы мы могли спокойно поговорить.
— В ее комнату или в свою? — уточнил Парнел. — Она по-прежнему останется твоей шлюхой?
— В комнату по соседству с вашей, — спокойно ответил Уолкер.
Парнел налил себе виски, не предложив Уолкеру.
— Интересно, — сказал он, жестом приглашая Уолкера сесть, — раньше ты ходил за ней по пятам. Что же изменилось?
— Она работает на Джея Мака Уэрта. — Уолкер заметил удовлетворение в глазах Парнела, а это подтверждало догадку Скай, что той ночью к ним в дом проник именно он. — Я прошел за ней от вокзала до дома Уэрта на Бродвее. Похоже, вы не удивлены?
— Нет, — признался Парнел. — Этот дурак финансирует мою работу и думает, что купил меня. А не выяенил, зачем он прислал ее сюда?
Уолкер покачал головой.
— Я не уверен, что он причастен к нападениям на вас. Если он и прислал ее сюда, то не для того, чтобы навредить вам. Ему просто хочется знать, как продвигается работа над двигателем. Поскольку он финансирует вашу работу, то это вполне убедительное предположение. — Уолкер не сказал, что работу Парнела, как ему известно, финансируют и другие. Прежде чем сообщить это, он должен получить неопровержимые доказательства.
Парнел пожал плечами.
— С чего ты взял, что Уэрт не причастен к нападениям на меня?
— На это ничто не указывает, даже если мисс Деннихью действительно работает на него. Перед ней иная задача. Он не из тех, кто разрешает конфликты подобным образом. Мисс Деннихью служила у него горничной, а не экономкой. Вернувшись, она снова получила это место. И в первый, и во второй раз ее взяла миссис Уэрт.
— Она не оказывает других услуг Уэрту?
— То есть не шпионит ли для него?
— Я спрашиваю, не спит ли он с ней? Уолкер не дрогнул.
— По крайней мере никто об этом не говорит. Обязанности мисс Деннихью таковы, что она редко видится с ним. Я расспросил экономку, садовника и соседских слуг — не волнуйтесь, я делал это осторожно.
Парнел слегка кивнул.
— Да, да, конечно. Но все же она вернулась с тобой, и как будто охотно. Как ты это объяснишь?
— Я сказал ей, будто вы жалеете о том, что уволили ее, и готовы платить больше, если она вернется. Я извинился перед ней от вашего имени за то, что произошло в мастерской. — Уолкер заметил, как побагровел Парнел. — Кроме того, ей нужно было сбежать.
— Сбежать? От кого?
Уолкер немного помолчал, желая придать своим словам особую убедительность:
— Она состояла в связи с одним женатым человеком.
Парнел задумчиво кивнул:
— С Маршаллом? С Тернером?
— Она работала у них, в этом я убедился. У кого еще она служила, мне выяснить не удалось.
— Ты спрашивал у нее?
— Вы хотели, чтобы я ее вернул, поэтому не стал досаждать ей подобными вопросами.
— А что обо всем этом думаете вы сами, мистер Кейн? Что вам подсказывает интуиция?
— Ей не стоит доверять.
— Вот и мне так кажется, — кивнул Парнел.
— Он поверил тебе? — тихо спросила Скай, встретившись с Уолкером на лестнице.
— Да. Будь с ним поосторожней.
Скай коснулась его рукава и пошла в гостиную. Ей предстояла непростая встреча с Парнелом. Она волновалась.
— Входи, — сказал Парнел. — Я хочу знать, действительно ли ты вернулась с мистером Кейном по доброй воле. Он говорит, что ты уже успела найти себе другую работу.
— Миссис Уэрт была так добра, что взяла меня обратно.
— Не помню, чтобы в твоих рекомендациях значилось имя Уэртов.
— Я не брала у них рекомендаций, потому что проработала там совсем недолго и еще не успела показать себя. Но теперь мне уже не удастся вернуться к ним. Они не потерпят повторного дезертирства.
— Значит, тебе придется показать себя как следует здесь.
— Так я и намерена поступить.
— Надеюсь, ты извинишься за досадное происшествие в мастерской?
Скай была ошарашена. Он ждет извинений от нее?
— Я… Боюсь, я не понимаю вас, — с трудом проговорила она.
— Ты пыталась соблазнить меня, — сказал он и добавил: — Ведь ты умеешь это, Скай? По крайней мере так полагает мистер Кейн. Он утверждает, что ты состояла в связи с женатым человеком.
Скай сомневалась, что сможет справиться с подобной ролью. Однако она тотчас нашлась:
— Мистер Кейн лжет!
Парнел взглянул на нее почти с сожалением:
— Я не верю тебе. Ты не умеешь врать: все написано на твоем лице. — Он заметил, что она покраснела еще сильнее. — Речь идет о докторе Тернере или Логане Маршалле?
— У меня не было связи никогда и ни с кем. Он махнул рукой.
— Ладно, это не имеет значения. Я надеялся получить от тебя несколько больше, но переживу разочарование. Можешь приступать к своим обязанностям. Уолкер сказал, что ты поселилась в комнате по соседству со мной. Это так?
У Скай снова забилось сердце.
— Да, это так, но… Парнел шагнул к ней.
— Будь со мной откровенна, Скай. Я знаю, почему ты вернулась. Дело не в деньгах, не в том, что я повысил тебе жалованье, хотя тебе это, конечно, понравилось, и не в работе. Я полагаю, что дело и не в Уолкере Кейне. Ты надеешься, что у тебя может что-то получиться со мной.
Скай вздрогнула.
— Мистер Парнел, — начала она, — думаю, вы ошибаетесь, полагая…
— Поговорим обо всем вечером! — перебил он Скай.
Поняв, что разговор окончен, она вылетела из комнаты.
В доме Скай встретили не особенно радушно. Энн Стэплхерст не скрывала досады. Роуз и Дэйзи Фэрроу переглядывались и хихикали, строя различные предположения. Дженни Эдамс даже не подняла головы от своего вышивания. Хэнк Райдер был вежлив, но сдержан.
Корина Ридинг выразила полное безразличие к этому событию.
Обрадовался возвращению Скай лишь маленький Мэтью Стэплхерст, который целый день вертелся у нее под ногами. Только благодаря ему ей удалось выйти из дома и встретиться с Уолкером наедине.
Уолкер подошел к ним возле Лебяжьего пруда. Скай дала Мэту хлебных корок, и мальчик побежал кормить птиц.
— Я сказал Энн, что приведу Мэта.
— Она сердится?
— Нет.
Скай хотелось погладить Уолкера по щеке, но она не решилась, опасаясь, что их могут заметить.
— Энн недовольна, что я вернулась. Конечно, она считала это место уже своим, но я не думала, что она так на меня обидится.
— Не будем обсуждать Энн, — сказал Уолкер. — Как прошел разговор с Парнелом?
— Он считает, что я вернулась в надежде стать его любовницей.
Уолкер сжал кулаки.
— Он проверял тебя, Скай. Полагаю, ты не проявила особой радости, услышав его предложение?
— Радости? Думаешь, подобное предложение может меня обрадовать?
— Конечно, нет. Но я не знаю, как ты решила себя с ним вести. Согласись ты на его предложение, он заподозрил бы неладное. Ведь раньше ты ему отказывала.
— Раньше я даже угрожала убить его. Могу подтвердить это. Он хочет получить от меня ответ сегодня вечером и, видимо, придет для этого ко мне в комнату.
Уолкер нахмурился:
— Все это очень плохо, Скай. Следовало оставить тебя в городе. Нужно быть полнейшим идиотом; чтобы позволить тебе вернуться сюда.
— Но теперь я уже не могу уехать, — возразила она. — Придется найти другой выход.
— Переселяйся ко мне. Она покачала головой.
— Это не выход. Если я поселюсь с тобой, следить будут за нами обоими, и мы не сможем обыскать дом. — Скай повернулась к Мэту: — Пойдем, малыш, пора домой. — Мальчик подбежал к Скай и взял ее за руку. — Я отвечу ему «нет», — сказала она Уолкеру, — и ему придется с этим смириться. Если он только проверяет меня, то, безусловно, смирится.
— А если не проверяет?
— На этот случай у меня есть пистолет. — Скай повернулась и пошла прочь, увлекая за собой Мэта.
— Черт возьми, какой пистолет? — спросил Уолкер, догнав их. — Ты никогда не говорила мне о пистолете.
Она пожала плечами.
— Это пистолет Парнела. Тот короткоствольный, из которого он целился в тебя. Ты спрятал его в шкафу, а я забрала с собой. Не волнуйся, Уолкер, я умею с ним обращаться. Я хорошо стреляю, как и все те, кто ищет приключений.
Но Уолкеру было не до шуток.
— Три дня, — твердо проговорил он. — Если мы ничего не найдем за три дня, я отправлю тебя в город.
Уолкер не мог не признать, что возвращение Скай значительно облегчило его поиски. На протяжении нескольких месяцев до ее первого появления в Гринвил-Xayc он постоянно чувствовал на себе внимательный взгляд Корины. Миссис Ридинг было не просто обмануть, обезоружить или очаровать. Она постоянно следила как за братом, так и за ним. Ее взгляд был всегда подозрительным. Корина старалась затащить его в постель, и в конце концов он уступил, но решил больше не пользоваться ее любезностью, опасаясь, что не сможет выпутаться из этой истории.
Теперь Корина уделяла все внимание Скай, и Уолкер спокойно расхаживал по дому. Никем не замеченный, Уолкер зашел в библиотеку. Сначала он хотел запереть за собой дверь, но потом решил не вызывать лишних подозрений. В конце концов заходить сюда разрешено всем.
Он решил сделать это сейчас, а не ночью. В темноте могли заметить свет лампы. К тому же, действуя в открытую, привлекаешь к себе меньше внимания. Ну кому придет в голову, что он надумал рыться в столе Парнела средь бела дня?
Описав ему конструкцию стола, Скай объяснила, как открыть потайные ящики. Для этого не понадобились даже инструменты. Все было сделано очень искусно: первая правая панель открылась от легкого прикосновения. Подумав, что без подсказки Скай он никогда бы не нашел этого ящика, Уолкер, впрочем, не собирался говорить ей об этом.
Когда панель открылась, Уолкер затаил дыхание: в потайном ящике лежали два свернутых в трубочку документа. Но как только он дотронулся до них, в холле послышались шаги, которые стихли возле двери.
Быстро захлопнув ящик, Уолкер раскрыл Книгу и удобно устроился в кресле Парнела.
На пороге стояла Корина Ридинг.
— Не думала найти тебя здесь, — сказала она, взглянув на раскрытую книгу. Судя по всему, все это ей не нравилось. — Хэнк просит тебя помочь ему в конюшне.
Уолкер отложил книгу.
— А в чем, собственно, дело?
— Не спрашивала. Я только обещала найти тебя.
Уолкер поднялся:
— Я подойду туда через несколько минут.
— Ты должен работать, как и все мы.
— Именно этим я сейчас и занимался, — возразил он. — Я читал «Историю семьи Гринвилов».
— Это я видела, хоть и не понимаю, с чего это вдруг ты заинтересовался ею?
— Я интересуюсь всем, что представляет угрозу для мистера Парнела. — Уолкер беззаботно улыбнулся. — В том числе и привидением Гамильтона Гринвила.
Потягивая после обеда виски, Джонатан Парнел изучал программу научно-технической выставки. Он воздерживался от комментариев, пока не дочитал до конца. Внимательно наблюдая за ним, Уолкер пытался заметить в нем хоть малейшие признаки беспокойства. Но Парнел держался так же, как всегда.
— Молодец, что принес это, — сказал Парнел. — Я читал о выставке в «Кроникл», которую ты мне прислал, но здесь все, конечно, подробнее. Список весьма внушительный. Надеюсь, ты позаботишься о дополнительных мерах моей безопасности?
— Что вы имеете в виду? — спросил Уолкер.
— Я буду там на виду, поэтому может произойти новое покушение. Конечно, их не было уже несколько месяцев, но думаю, мои враги не отказались от своих планов, а просто решили выждать. — Парнел отложил бумаги. — По-моему, нужно обыскать каждого, кто придет слушать мой доклад.
— Обыскать? — переспросил Уолкер. — Обыскать всех?! Обыскивать этих людей?! — Уолкер не сомневался, что Парнел найдет предлог отказаться от участия в выставке, но не ожидал, что это будет такой удачный предлог. Интересно, чья это идея: его или Корины? — Это несерьезно.
— Ты отказываешься?
— Я не смогу этого сделать, — ответил Уолкер, — и сомневаюсь, что кто-нибудь за это возьмется. Ну сами подумайте, неужели такие люди, как Морган и Рокфеллер, позволят себя обыскать?
Парнел пожал плечами.
— Но если они захотят послушать мой доклад, то им придется пойти на это.
— Если вы настаиваете, то я, конечно, постараюсь что-нибудь придумать, но вряд ли это у меня получится. Вы будете читать доклад в пустом зале. Те, кто собирался послушать вас, не потерпят подобного унижения.
— Может, ты и прав. Наверное, мне придется отказаться от участия в выставке. Иного выхода нет. «Вот так, — подумал Уолкер, — получается, что Парнел не будет участвовать в выставке из-за меня». Но если бы Уолкер и согласился на это, Парнел нашел бы другой предлог.
— Если бы сказали мне о выставке раньше, — проговорил Уолкер, — может, я и нашел выход из положения.
— Я забыл о ней, — спокойно признался Парнел. — Я слишком занят работой, и о таких вещах мне нужно напоминать.
— Да, конечно, — согласился Уолкер, — получилось нехорошо. Жаль, я не знал заранее. — У Парнела, видимо, отлегло от сердца. — Пошлите устроителям свои извинения, но я еще поразмыслю над этим. Представляю, как вы расстроены! — Уолкер заметил страх, мелькнувший в глазах Парнела.
— Кто там? — раздраженно спросил Парнел, услышав робкий стук в дверь.
Увидев Энн Стэплхерст, Уолкер поднялся и вышел.
Энн была смущена.
— В чем дело, Энн?
— Мистер Парнел, мне нужно с вами поговорить.
— Что случилось?
— Не хочу показаться навязчивой, сэр, но, по-моему, это касается вас.
— Говори, не стесняйся.
— Я услышала сегодня кое-что любопытное, — начала она, — и решила сообщить вам об этом. — Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Энн пожалела, что пришла сюда. — Кажется, у мисс Деннихью есть пистолет, — пробормотала она, не поднимая глаз.
— Пистолет? — удивился Парнел. — Ты видела его?
— Нет, сэр.
— Так откуда ты об этом знаешь? Тебе сказала мисс Деннихью?
— О нет! Она и не подозревает, что мне это известно. Мне сказал Мэтью. — Парнел усмехнулся, и Энн поспешила объяснить: — Конечно, Мэт совсем маленький, но он весьма смышленый. Иногда я просто поражаюсь его наблюдательности. Взрослые нередко разговаривают при детях, совершенно о них забывая. А дети все запоминают, и потом иногда… Сегодня мисс Деннихью водила Мэта на Лебяжий пруд. Вскоре после этого он стал говорить что-то о пистолете. Сначала я не обращала на это внимания, но потом заинтересовалась.
Парнел насторожился:
— Он так и сказал, что у мисс Деннихью есть пистолет?
— Да, я поняла его именно так.
— Наверное, мне нужно поговорить с мальчиком?
Энн покачала головой.
— Боюсь, вам он ничего не расскажет. А если и расскажет, то вы скорее всего ничего не поймете.
— Но ведь ты поняла его?
— Я — его мать, — ответила Энн.
— Твой сын видел пистолет?
— Не знаю. Думаете, мисс Деннихью носит его при себе?
Парнел перебил ее: — А они ходили на пруд вдвоем? Энн кивнула.
— Они гуляли не более двадцати минут. Я уже собралась идти за Мэтом, но мистер Кейн сказал, что приведет его.
— Мистер Кейн… — задумчиво повторил Парнел. — Значит, к пруду ходил и он.
Энн показалось, что Парнел понял ее не совсем правильно. Она не собиралась приплетать сюда Уолкера Кейна.
— Он был там несколько минут. Вскоре они все вернулись.
Этого Парнелу было достаточно.
— Спасибо, мисс Стэплхерст. Можете уйти. Навсегда, — добавил он. — Я увольняю вас. Хэнк отвезет вас на станцию. Я скажу миссис Ридинг, чтобы она обо всем позаботилась.
Услышав это, Энн изменилась в лице и побледнела:
— Но, сэр, я не… Он поднял руку:
— Ты предала свою подругу. Тебя приняли на работу только благодаря мисс Деннихью, и ты видела от нее только хорошее. Теперь же, когда она снова вернулась, ты считаешь, что ей здесь не место. Я не собираюсь увольнять ее, и поэтому уехать придется тебе.
— Но я поступила так ради вас, сэр! Парнел презрительно скривил рот:
— Не считайте меня дураком, мисс Стэплхерст. Вы сделали это только ради себя. — Он встал. — Я подготовлю вам рекомендации и деньги. Жду вас в библиотеке через час. Прошу не опаздывать!
Услышав шаги за дверью, Скай насторожилась. Солнце уже село, и в комнате горел свет.
Она закончила распаковывать вещи. Гардероб, куда Скай переложила часть одежды, был открыт.
— Да! — крикнула она. — Кто там? — Ей не ответили. Скай подошла к двери: — Кто там? — Она услышала за дверью всхлипывания.
Едва Скай открыла дверь, в комнату вошла плачущая Энн. У Скай сжалось сердце.
— Что случилось, Энн? — Она обняла ее за плечи. — Что-нибудь с Мэтью? — Дверь снова открылась, и мальчик, войдя в комнату, прижался к материнской юбке.
Энн чуть отстранилась от Скай. У нее по щекам катились слезы.
— Скажешь ты наконец, что случилось? Ты же знаешь, я помогу тебе, если это в моих силах. — Скай не поняла, почему от этих слов Энн разрыдалась. — Расскажи, что случилось и чем тебе помочь?
Энн прижала скомканный платок к губам.
— Он уволил меня! — еле слышно проговорила она.
— Энн, я ничего не понимаю. Он уволил тебя? Та кивнула:
— Он сказал, чтобы я уходила немедленно. Я поступила ужасно, Скай! — с раскаянием сказала она. — Ужасно!
— Расскажи все по порядку.
— Я совершила предательство, — ответила Энн, умоляюще глядя на Скай. — Он так и сказал. Я сделала это не ради него, а ради себя. Ох, как я могла пойти на это! Если ты и простишь меня, я не прощу себе этого никогда!..
Скай встревожилась:
— Энн, ты должна мне все рассказать. Что ты сделала?
— Я сказала ему о твоем пистолете. Я узнала от Мэта, что у тебя есть пистолет. Ведь это правда? Мэт не солгал бы мне.
— Теперь это уже не имеет значения, — ответила Скай. Ей вдруг стало холодно. — Ты даже не дала мне возможности ничего объяснить, а сразу пошла к мистеру Парнелу. Почему ты не спросила меня об этом? — Энн потупила взгляд и покраснела. — Ох, Энн, — печально сказала Скай, — ты надеялась, что он уволит меня.
— Я подумала, он будет признателен мне за то, что я о нем забочусь, — прошептала она, — но он видит меня насквозь. И вот мы с Мэтом должны уехать. Прости меня!.. Мне следовало давно понять это…
Скай мучительно размышляла, что сказать Парнелу, когда он спросит ее об этом. А спросит он непременно. Ей придется лгать, но лгать правдоподобно.
— Что понять? — рассеянно спросила Скай. — О чем ты?
— О том, что ты всегда выходишь с честью из любого положения.
Скай нахмурилась:
— Да о чем это ты?
— О том, как ты спускалась в подвал, — ответила Энн. — Ночью, вскоре после того, как тебя взяли на работу. Я шла на кухню и заметила тебя. Я подумала, что тебе хочется побыть одной, и не окликнула тебя. Когда я немного погодя спустилась, твое теплое молоко стояло на плите, но тебя не было. — Энн всхлипнула и вытерла нос платком. — Я услышала, что ты в подвале. Ты прекрасно знала, что заходить туда нельзя: нас всех предупреждали об этом, когда брали на работу. Тогда я подумала, что мне лучше просто забыть об этом, но все же поступила иначе.
Скай уже знала, что Энн скажет дальше.
— Я закрыла дверь и заперла ее, хотя понимала, что поступаю нехорошо — ведь ты была так добра ко мне. Но я надеялась, что после того, как тебя застанут в подвале, мое положение в доме укрепится.
— И что ты сделала потом? — спросила Скай. — Ты рассказала кому-нибудь об этом?
Энн покачала головой.
— Я решила, что это необязательно, поскольку, когда тебя найдут в подвале, все будет ясно и без меня. И все-таки я порадовалась, узнав, что тебе удалось выбраться оттуда. Пожалуйста, поверь мне! Мне было очень стыдно.
— Однако ты не выпустила меня.
— Но я и не выдала тебя, хотя и могла. — Заметив вопросительный взгляд Скай, она пояснила: — Пока я была на кухне, туда пришла миссис Ридинг, но я ничего не сказала ей.
— Она спрашивала про меня?
— Она спросила, чье это молоко на плите. Скай припомнила, что в ту ночь ей не спалось, и она спустилась, чтобы согреть себе молока. То же самое она сделала и накануне, в вечер приезда в Гринвил-Хаус, и это видела миссис Ридинг.
— Ты сказала, что это твое молоко?
— Да, — ответила Энн.
— И после этого ты ушла?
— Конечно. Я могла бы сказать ей, где ты, и это мне зачлось бы.
— Ладно, Энн, что было, то было, и нечего об этом вспоминать. — Скай не сомневалась: миссис Ридинг не поверила Энн и поняла, что это не ее молоко. Может, Корина и не догадалась, что Скай была в это время в подвале, но видела, что она недавно спускалась. — Иди собирай вещи. Боюсь, я уже ничем не смогу тебе помочь. Мистер Парнел не изменит своего решения.
— А я и не хочу этого, — ответила Энн, — и пришла сюда только сказать тебе, что я раскаиваюсь. — Она заметила скептический взгляд Скай, — Это — страшное место, Скай, и я даже рада, что могу отсюда уехать. Я не спала здесь как следует ни одной ночи, постоянно слыша шаги гринвилского привидения.
Но Скай не собиралась слушать рассказы о привидении.
— Энн, — твердо проговорила она. — Если мистер Парнел приказал тебе уехать сегодня, значит, ты должна…
— Ты прощаешь меня?
— Да, прощаю. — Она сжала руки Энн, заглянула ей в глаза и продолжала: — Слушай внимательно. Я на тебя не сержусь и, конечно, простила тебя. Я хочу, чтобы ты собрала вещи и отправилась в Бэйлиборо. Возьми билет до Нью-Йорка и там найди дом на пересечении Бродвея и Пятидесятой улицы. Спроси миссис Кавенаф.
— Какой дом? Ты же знаешь, я не из тех, которые…
Скай крепче сжала ее руки.
— Это не бордель, Энн. В этом доме живет состоятельная семья, и меня там знают. Миссис Кавенаф. Запомнишь или лучше записать?
Энн повторила имя.
— Хорошо. Скажи, что я прошу взять тебя на работу. Ты получишь ее, если покажешь себя хорошо.
— Постараюсь, очень постараюсь!.. — Она наклонилась и обняла Скай. — Многие здесь считают, будто ты вернулась, потому что тебе нравится Парнел, но я знаю, что это не так. Поэтому я и поверила Мэту, когда он сказал, что у тебя есть пистолет. — Она посмотрела по сторонам. — А кстати, где Мэт?
— Должно быть, спрятался. Из комнаты он не выходил: дверь закрыта. — Энн опустилась на колени возле кровати и заглянула под нее. Мэта там не было.
— Мэт! Где ты?
Скай тоже осмотрела комнату.
— Просто наваждение, — сказала она. — Не мог же он испариться? — Ее взгляд упал на гардероб, дверца которого по-прежнему была приоткрыта. Она приложила палец к губам и указала туда Энн.
Та на цыпочках подошла к гардеробу и распахнула дверцу.
— Черт возьми, — проговорила она, — я была уверена…
— Но я складывала все очень аккуратно, — заметила Скай, — а теперь все смято: значит, он сюда залезал. — Она нагнулась и принялась ворошить одежду в шкафу, надеясь нащупать спрятавшегося там мальчика. — Мэт, вылезай… — Она замолчала, увидев в задней стенке гардероба двустворчатую дверцу. — Энн, сходи в комнату Парнела, посмотри, нет ли там Мэта.
— Но как он мог там оказаться, ведь…
— Иди, посмотри. — Как только Энн вышла из, комнаты, Скай залезла в шкаф и пригнулась, как это, наверное, сделал и Мэтью. Дверцы в задней стенке были открыты, что позволяло пролезть в комнату Парнела, точнее в стоявший у него в спальне шкаф. Лаз был небольшим, но вполне можно было пробраться в него на четвереньках. Теперь Скай поняла, как Парнел попадал в ее комнату.
Проделав этот путь, Скай распахнула дверцы и улыбнулась, увидев что Энн сидит на кровати Парнела с Мэтью на коленях.
— Как хорошо, что мы нашли его! Я поняла, что он здесь, как только обнаружила в шкафу лаз. — Скай вдруг заметила, что Энн почему-то не разделяет ее радости. Даже Мэтью как-то странно притих. — В чем дело? — спросила Скай, выбираясь из шкафа. Но тут ее схватили за волосы и потянули вперед.
Скай увидела перед собой Парнела. Его красивое лицо казалось сейчас непроницаемым. Голубые глаза смотрели на нее сурово и холодно. Повернув Скай, он крепко прижал ее спиной к себе. От его прикосновения Скай замутило, она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Однако Скай овладела собой.
— Стой и не дергайся! — приказал Парнел, больно дернув ее за волосы.
Скай посмотрела на Энн: неужели все это подстроено?
Энн поняла ее взгляд. Да, Скай имела полное право сомневаться в ней. Она покачала головой:
— Я здесь ни при чем. Это…
— Заткнись! — прорычал Парнел. — Отдай ребенка Скай!
Энн, широко раскрыв глаза, прижала Мэтью к себе.
— Видит Бог, я убью тебя прямо у него на глазах! — Он увидел ужас в глазах Энн. — Отдай его Скай!..
Энн встала с кровати и медленно подошла к Скай.
— Иди к Скай, — прошептала она Мэту, потрепав его по голове. — Она хочет взять тебя на руки. — Парнел чуть ослабил хватку, чтобы Скай могла взять мальчика. Энн передала ей сына: — Я не понимаю, — умоляюще пролепетала она. — Я не…
— Отправляйся к себе и собирай вещи! — злобно усмехнулся Парнел. — Вижу, ты жалеешь, что не сделала этого раньше, но теперь поздно раскаиваться. Поторапливайся! Собери все, вещи мальчика тоже, и никому ничего не говори. — Энн выбежала из комнаты. Парнел отпустил Скай и чуть подтолкнул ее к кровати. — Сядь! — Он запер дверь.
— К чему все это? — спросила Скай. — Энн и так собралась уезжать.
— Она слишком долго копается, а это заставит ее поторопиться и молчать. — Он подошел к шкафу и закрыл дверцы в задней стенке. Теперь никто, войдя в комнату Скай, не догадается, где она. — Она приходила предупредить тебя?
— Вы подслушивали?.. Он кивнул:
— Через этот шкаф все прекрасно слышно, даже не обязательно открывать дверцы в задней стенке. — Теперь Парнел молча уставился на нее.
Мэтью заерзал у Скай на коленях: видимо, и ему стало не по себе от затянувшегося молчания. Она погладила его по голове.
Казалось, прошла вечность, прежде чем Энн постучала в дверь, но, взглянув на каминные часы, Скай увидела, что та отсутствовала менее двадцати минут. Парнел передал мальчика матери.
— Энн, я хочу кое-что показать тебе. — Сжав кулак, он вдруг сильно ударил Скай в подбородок, и она упала на кровать.
— Теперь иди со мной. — Он вывел Энн и Мэта из комнаты и запер дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нас связала любовь - Гудмэн Джо



Гудмэн Джо пищет интересно и интригующе. это последняя книга из серии Сестры Деннехи и автор ее просто "домучила". приключения есть, любви нет. скучно до икоты. общая 5 соответствует. главная героиня никакая. о главном герое всю книгу вообще ничего неизвестно почти до самого конца. с середины книги я пролистывала все же не теряя надежды, что появится ИСКРА интереса. не появилась.
Нас связала любовь - Гудмэн Джоnemochka
16.08.2014, 16.47





Nemochra, Вы ошибаетесь - это третий роман из пяти, а последний - о Мэри Френсис, монашенке. Но я согласна - этот роман из всей серии самый слабый...
Нас связала любовь - Гудмэн ДжоИрэна
16.08.2014, 19.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100