Читать онлайн Любовница бродяги, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница бродяги - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Любовница бродяги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Январь 1877 г.
Джолин Картрайт не спеша вылезла из кровати. Дощатый пол под ногами был холодным.
— Надо завести ковер, — пробормотала она себе под нос, поджимая пальцы ног. Джолин протянула руку к чулкам, висевшим на ручке кресла-качалки, и быстро пробежала на цыпочках к скамейке у окна, собираясь там их надеть. Она села и, обернувшись, посмотрела на распростертую на кровати фигуру. Никакие передвижения или разговоры были не способны разбудить этого человека. Джаррет Салливан отсыпался после двухдневной беспробудной пьянки.
Джолин натянула сначала один черный шелковый чулок, затем другой, разглаживая каждый поверх изящных лодыжек. Чуть повыше коленей она закрепила их синими в горошек подвязками, затем завязала пояс халата и поправила воротник так, чтобы расщелина между двумя холмами была хорошо видна. — Правда, это вряд ли имеет значение, — пробормотала она, снова бросая взгляд на кровать. — Он больше интересуется моей постелью, чем моей грудью.
— Я не сплю, Джолин, — с усилием пробормотал Джаррет, Его голова дернулась, и попытка открыть глаза закончилась неудачей. Джаррет снова надвинул подушку на голову.
— Пока я не вижу никакого пробуждения, — резко сказала Джолин. Она наклонилась к туалетному столику и взяла щетку для волос. Прежде чем начать расчесывать волосы, Джолин несколько раз стукнула щеткой по подоконнику — просто для того, чтобы досадить Джаррету. Резкий храп, донесшийся с кровати, означал, что из этого ничего не получилось. Джолин подняла было щетку, решив бросить ее, но затем передумала. С бедер Джаррета сползли простыни, обнажив его.
Джолин долго смотрела на подтянутую фигуру Джаррета.
— И почему женщина может сойти с ума при виде таких ягодиц, как эти? — Она снова начала с ленивой грацией расчесывать свои каштановые волосы. Взгляд ее перешел с кровати на лежавшую за окном улицу.
Эхо-Фолз мало чем отличался от большинства западных городков. Его единственная широкая улица так и называлась Менн-стрит, и на ней были сосредоточены всевозможные заведения. Здесь находились парикмахерская и баня, где за двадцать пять центов шахтер мог побриться и помыться. Мыло стоило еще один цент. Торговцы продавали самые разнообразные товары — от свечей и ситца до лопат и карт с указанием, где спрятаны сокровища. У местного аптекаря банки с лекарствами стояли на полках вдоль стены, но свой основной доход он получал от мази для растирания и жидкости для роста волос. Особенностью Эхо-Фолз было то, что в обоих этих средствах содержалось больше алкоголя, чем в якобы неразбавленном виски, продававшемся как в салуне Бендера, так и в салуне Болярда. Причина заключалась в том, что Ник Бендер и Джорджи Болярд никогда не подавали напиток, в который бы не добавлялась ключевая вода.
Джолин рассмеялась про себя, заметив, как Джаррет пошевелился на кровати и тихо застонал. Было похоже на то, что он запил виски глотком жидкости для роста волос. Она прижалась гладкой щекой к холодному оконному стеклу и обнаружила, что улица просматривается аж до платной конюшни, находящейся на другом конце города. Особенного оживления не наблюдалось. Воскресное утро в Эхо-Фолз обычно было спокойным. Те, кто приходил на воскресную службу, собирались в столовой пансиона Шепард — с тех пор как в июле церковь сгорела от удара молнии. Фонд пожертвований на постройку нового храма пополнялся медленно. Дело было не в том, что граждане Эхо-Фолз не нуждались в новой церкви. Просто после службы миссис Шепард угощала великолепными булочками с корицей, и прихожане не видели особой необходимости спешить с уходом из ее столовой. Каждый считал, что авторитет преподобного Джонса значительно уменьшился после того, как он стал общаться с вдовой Шепард и ее горячими булочками с корицей. Так как преподобный навещал Джолин и ее девочек всего несколько дней назад, она разделяла это мнение с остальными жителями Эхе-Фолз.
Джолин отступила от окна, собрала волосы в пучок на затылке и заколола их булавками. Она смотрела на горные пики, возвышавшиеся к северу и западу от Эхо-Фолз. Пики были окутаны густыми облаками, и это означало, что скоро ветер принесет с собой снег. Неровная, испещренная выбоинами и колеями от колес мостовая уже начала замерзать. К обеду покатые крыши и грандиозные декоративные фасады заведений будут покрыты снегом.
Внимание Джолин привлекло какое-то движение на тротуаре по другую сторону улицы. Ее комната находилась на втором этаже салуна Бендера. Конкуренция между заведениями Бендера на южной стороне главной улицы и Болярда на северной всегда носила мирный характер. Джолин часто обменивалась дружескими жестами и перемигивалась с девочками, которые работали на втором этаже заведения Болярда. А почему бы и нет? На каждую женщину в Эхо-Фолз и близлежащих горных выработках приходилось по десять с лишним мужчин, так что работы хватало на всех. Вот почему Джолин была так удивлена, когда Джорджи Болярд вышвырнул из своего салуна на улицу какую-то женщину.
Джолин громко рассмеялась, увидев, как женщина отряхнула соболий редингот, поправила отороченную мехом модную шляпу, подняла муфту и вновь отправилась в салун. Очевидно, она не придавала никакого значения темпераменту Джорджи Болярда.
— Джаррет! — позвала Джолин. — Иди сюда. Ты должен на это посмотреть.
Она с интересом наблюдала, как широкое лицо и объемная фигура Джорджи двигаются взад-вперед за широким окном салуна. Даже с такого далекого расстояния было заметно, что у него очень раздраженный вид.
— Джорджи выглядит так, будто он проглотил адское пламя! — хихикнула Джолин.
Джаррет застонал, рывком сдвинул простыни к талин и стащил с головы подушку. Рискнув, он открыл один глаз. Это было достаточно болезненно, но он все же разглядел силуэт Джолин у окна. Голубой шелковый халат четко обрисовывал ее формы, а черные чулки на ногах как будто отбрасывали тень. Джолин повернулась, чтобы посмотреть на него, и Джаррет заметил, что глаза у нее точно такого же каштанового цвета, что и волосы. Он попытался вспомнить, что произошло прошлой ночью, но не смог. Джаррет надеялся, что он по крайней мере обращался с ней хорошо. Джолин была не просто случайной любовницей, она была его другом.
— Возвращайся в постель, Джо, — пробормотал Джаррет, — Забудь об этом Джорджи.
Джолин отмахнулась от него.
— Ты пропускаешь самое интересное. Джорджи вот-вот запылает как свечка.
Правая рука Джаррета схватила подушку за угол. Рука действовала достаточно хорошо, чтобы запустить эту подушку в Джолин. Смеясь, она с легкостью ее поймала. Джаррет отвел взгляд, скрывая досаду: он бросил подушку со всей силы, а она едва пролетела через комнату.
— Ах, ох, — сказала Джолин, снова обращая свое внимание на происходящее за окном. — Вот опять та женщина и… вот ее шляпа. Знаешь, Джаррет, мне нравится такой фасон. На востоке это последний крик моды.
— Откуда ты знаешь? — спросил Джаррет. Он медленно встал, каждый мускул отдавал болью. — Ты два года не была восточнее Денвера.
— Как любая женщина в Эхо-Фолз, я просматриваю журналы мод миссис Додд.
— Прости, я не догадался. — Его глаза бегло окинули ее наряд. — Твой гардероб обычно бывает… гм… достаточно скромным.
Эта игра словами не осталась ею незамеченной.
— Очень смешно! — Джолин бросила в него подушку, но попала мимо цели. Джаррет даже не пытался ее поймать. Внизу на тротуаре женщина вновь поправила свою шляпу. Как будто ожидая от кого-то помощи, она посмотрела по сторонам и, не найдя помощников, опять направилась в салун.
— Она не похожа на тех, кто нуждается в деньгах, — сказала ДЖОАНН. — Но тогда, наверно, она высокооплачиваемая проститутка. Неудивительно, что Джорджи выбросил ее вон. Он очень не любит платить своим девочкам больше пяти долларов за ночь.
Это напомнило Джаррету кое о чем. Он поднял джинсы и вывернул карманы, найдя там золотую монету в десять долларов.
— Должно быть, я провел за столом удачную ночь.
— Если бы не начал с двадцати. Он замер.
— Так я?..
— Нет. Но ты поставил на один кон седло, лошадь и «ремингтон».
— Боже мой! — Джаррет покачал головой, не в силах поверить в собственную глупость. — Сколько же я принял? Два? Три?
Не отрывая взгляда от окна, Джолин подняла вверх четыре пальца.
Судя по самочувствию Джаррета, это было вполне правдоподобно. Он бросил золотой на ночной столик Джолин, избавился от обмотанной вокруг пояса простыни и начал одеваться.
— Знаешь, Джаррет, в воскресное утро не так уж много чего случается. Ты пропускаешь зрелище, о котором народ будет говорить всю оставшуюся зиму.
Она внезапно рассмеялась.
— О Боже, Джорджи просто выбросил ее муфту на улицу. Если он хочет отделаться от той женщины, ему придется и ее выбросить точно так же. — Она на миг задумалась. — Может, у Джорджи есть жена, о которой он никому не говорил?
— Это действительно может очень рассердить ее. Джаррет застегнул рубашку, заправил ее в джинсы и подошел к Джолин. Стоять на полу босиком было холодно.
— Тебе и в самом деле надо завести ковер. В ответ Джолин пронзила его взглядом.
Джаррет присел рядом с ней, чтобы натянуть носки. Только надев их, он наконец повернулся к окну. Улица между двумя салунами была пуста.
— Это в самом деле очень занимательно, — сказал он.
— Успокойся и смотри, — ответила Джолин.
Он подождал пару минут, но никто не вошел в салун и не вышел оттуда. Джаррет встал.
— У тебя есть какие-нибудь порошки от головной боли? — спросил он, потирая виски.
— На гардеробе, за духами. Хочешь, чтобы я тебе их приготовила?
Он закрыл глаза и потер крылья носа.
— Нет, я сам все сделаю. Не беспокойся.
— Не буду. — Джолин разгладила рукава халата. — Надо же, она не уступает, — с восхищением сказала она, когда уличное представление возобновилось. — О, погоди-ка, сюда кто-то идет со стороны платной конюшни. Должно быть, он приехал в город вместе с ней. Пока что я не могу понять, кто это. — Джолин увидела, как женщина помахала рукой мужчине, чтобы привлечь его внимание, и снова скрылась в салуне.
Джаррет насыпал чайную ложку порошка в стакан и добавил воды. Смесь зашипела, растворяясь. Джаррет опустил в стакан ложку и вновь подошел к окну. Взглянув, он увидел мужчину, быстро приближающегося по дощатому тротуару.
— Это Даффи Седар. Он занимается изысканиями в этих краях. Появляется в городе только тогда, когда ему нужны припасы. Так ты говоришь, с ним женщина?
— Больше похоже на то, что он с ней.
Джаррет поставил стакан. Пить это лекарство было все равно что сосать лимон. Лицо Джаррета скривилось.
— Клянусь, больше не буду пить.
— Ты уже говорил это раньше.
— Я имею в виду — этот порошок от головной боли. Джолин улыбнулась и поймала Джаррета за рукав прежде, чем он успел отвернуться.
— Так как же Даффи волочится за юбкой? Джаррет позволил себя остановить.
— Надеюсь, хорошенькая юбка?
— Под всеми этими мехами трудно разглядеть. Но что дорого стоит, можно сказать наверняка.
— Тогда, возможно, его наняли как проводника. Он иногда нанимается к городским, которые хотят посмотреть разработки. — Он осторожно высвободился из рук Джолин. — Пойду вниз, посмотрю — может, смогу уговорить Ника пораньше открыть кухню.
— Пока тебе удавалось уговорить его открыть бар. — Она бросила на него беглый взгляд. — Ты не собираешься побриться? Ты выглядишь ужасно.
— Я не думаю, что для Ника это имеет значение. Джолин нашла свою щетку и бросила ему.
— По крайней мере причешись. Ухмыльнувшись, Джаррет несколько раз провел щеткой по всклокоченным волосам.
— Так лучше?
— Ну, так по крайней мере ты не испугаешь других девочек.
Джаррет положил щетку.
— Что принести? — спросил он. — Яйца? Кофе?
— Шоколад.
— Бекон?
— Кучу бекона.
— Я принесу столько, что можно будет устроить пир, — пообещал Джаррет.
Ника Бендера оказалось невозможно найти внизу. Джаррет сам занялся делом на кухне, посчитав, что уплатил Джолин достаточно, чтобы получить право на легкий завтрак. Готовка заняла у него немного времени. Джаррет поджарил бекон и сделал яичницу-болтунью. Ароматы кофе и шоколада смешивались во влажном воздухе. Джаррет наполнил две тарелки и налил Джолин горячего шоколада. Он взял кувшин с горячим кофе, и тут пальцы перестали его слушаться. Когда кувшин выскользнул из рук, Джаррет все же успел отскочить в сторону. Кофе залил плиту и пол. Кувшин и крышка с треском разлетелись на куски, почти заглушив проклятия Джаррета.
В бешенстве отпихнув тарелки, он начал трясти рукой и плечом, пытаясь вернуть пальцам прежнюю хватку. Почти немедленно он ощутил покалывание. Чувствовалось даже биение пульса в большом пальце. Не обращая внимания на беспорядок, который он учинил, Джаррет твердой походкой вышел из кухни и направился к бару. Там он нашел сделанный Ником Бендером тайный запас хорошего виски и открыл бутылку.
Джаррет всегда с презрением относился к мужчинам, которые находили утешение в пьянстве. Его мнение на этот счет не изменилось. Просто теперь он относил себя к тем, кого презирал.
Наверху лестницы появилась Джолин.
— Немного рановато, ты не находишь?
Джаррет левой рукой сжал горлышко бутылки. Не стоило искать утешения в виски.
— Перестань, Джолин.
— Я думала, ты готовишь нам завтрак.
— Перестань, — повторил Джаррет.
— Не трудись подниматься обратно. Моя дверь для тебя закрыта. — Она в бешенстве повернулась и с грохотом направилась в свою комнату.
Джаррет смотрел, как она уходит, говоря себе, что это не имеет значения. Он сделал еще один большой глоток, наслаждаясь теплом, разлившимся внутри. Несмотря на действие виски, а может быть, как раз благодаря ему в голове у Джаррета так и не прояснилось. Гнев затуманивал сознание.
Он глядел на свою руку, сжимая и разжимая пальцы, до тех пор, пока не перестал ощущать свою связь с ней, пока рука не стала казаться не принадлежащей ему. Тогда он изо всех сил ударил ею о стену.
Боль притупила остроту гнева. Джаррет хладнокровно осмотрел свои кровоточащие, покрытые синяками суставы, убрал виски обратно и подошел к окну. Взглянув на небо, он вспомнил о надвигающейся снежной буре. Сейчас это его не заботило. Джаррет не собирался в ближайшее время покидать Эхо-Фолз. Вознаграждений за поимку преступников, которые бы его интересовали, не объявляли уже целых шесть недель. У него не оставалось денег, чтобы пережить зиму. А прошлой ночью, по словам Джолин, он чуть не расстался со своими рабочими инструментами.
Посмотрев на правую руку, Джаррет горько рассмеялся. Да уж, подумал он. Самый главный рабочий инструмент он уже потерял. Седло, лошадь и «ремингтон» теперь ни к чему. Неудивительно, что он поставил их на кон.
Во время поездки от Нью-Йорка до Денвера Джаррет консультировался у разных докторов в Питтсбурге, Чикаго, Сент-Луисе и Канзас-Сити. После непрерывных пьянок он очень смутно помнил сочувствие на их лицах, но то, что они сказали, помнил достаточно хорошо. Ни один из них не высказал надежды на то, что его правая рука полностью восстановится.
Друзья Холлиса отлично поработали. Теперь он никогда не будет тем профессиональным охотником за преступниками, каким был прежде, — слух о его трудностях уже распространился. В один прекрасный день вознаграждение за преступника ему улыбнется — и так случится очень скоро, как только уляжется пыль. О ранчо в горах при таком серьезном физическом недостатке теперь не может быть и речи. И дело в общем-то не в том, что у него украли деньги. Это просто была пустая мечта.
Некоторое время Джаррета переполняло желание отомстить, но месть не решала проблемы. Мысль, что Холлис узнает, насколько успешно действовали его головорезы, была просто невыносима. Месть по самой своей природе делает человека уязвимым, давая знать другому, насколько он смог тебе навредить. Чтобы заглушить боль, Джаррет постоянно держал под рукой бутылку виски. Ожесточение стало его постоянным спутником. Оно придавало твердость взгляду его синих глаз, а когда Джаррет думал о Ренни, ожесточение становилось его броней.
Труднее всего было отделаться от мыслей о Мэри Рини. И он налегал на виски, пытаясь сделать свое сознание таким же оцепеневшим, как и рука. Иногда это удавалось.
Джаррет засунул руки в карманы. Он стоял, мягко покачиваясь с пятки на носок. На другой стороне улицы двери салуна Болярда внезапно резко распахнулись. Джорджи выталкивал наружу Даффи Седара. Мгновение спустя за ним последовал шар из меха, поразительно похожий на…
Подбоченясь, Ренни пристально смотрела на усмиренного Даффи Седара.
— Вы ведь не позволите ему так просто одержать верх, а?
Даффи прислонился к стене таверны и вытащил из кармана зубочистку. Воротник из овчины почти скрывал его лицо, но улыбка, свидетельствовавшая о том, что во рту недостает многих зубов, была хорошо видна. Зубочистка погрузилась в одну из дыр.
— Вы слышали, что он сказал, мэм. И в отличие от меня, слышали несколько раз. Это факт. Он не хочет, чтобы вы появлялись здесь, и не позволит вам подняться. Не имеет значения, сколько свободных комнат; все они предназначены для работающих девчонок, а это явно не то, зачем вы сюда приехали.
Ренни со злостью посмотрела на своего проводника.
— Мне кажется, вы говорили, что мы найдем Джаррета Салливана в Эхо-Фолз. Вот почему я здесь.
— А Джорджи сказал вам, что не видел его два дня. Скорее всего, тот выслеживает кого-то в холмах.
«Холмы», о которых говорил Даффи, представляли собой наиболее устрашающие каменные громады, какие Ренни когда-либо приходилось видеть.
— Тогда мы отправимся за ним следом.
— Черта с два. — Он сказал это с видимым удовольствием, вовсю орудуя зубочисткой.
Ренни сошла с тротуара, чтобы поднять свою пострадавшую муфту. К меху пристали комья замерзшей грязи. Она отряхнула муфту и сунула в нее окоченевшие руки.
— Послушайте, мистер Седар, — терпеливо сказала она. — Я наняла вас потому, что мне сказали — если я хочу найти Джаррета Салливана, то вы единственный, кто может его отыскать. Ну вот, мы уже в Эхо-Фолз, и я не собираюсь соглашаться с тем, что дальше хода нет. Так как пансион миссис Шепард переполнен, а мистер Болярд не хочет предоставлять мне комнату, то я должна попробовать в салуне Бендера.
— Мэм, — вежливо сказал Даффи, оттолкнувшись от стены. Он уже вытащил изо рта зубочистку и теперь говорил медленно, как будто разговаривал с ребенком. — За ведение Болярда — это в основном салун с несколькими работающими девчонками для оживления. У Бендера в основном заведение для работающих девчонок, которое продает немного жидкости на сторону. — Он прищурился, и морщинки у его глаз резко обозначились. — Вы улавливаете мою мысль, мэм?
— Да. Заведение Бендера — это бордель.
Даффи слегка поперхнулся и закашлялся, чтобы это скрыть.
— Я именно это и хотел сказать, мэм.
— Я понимаю.
— У Ника Бендера вероятность того, что вас впустят, не больше, чем у Джорджи Болярда.
— Ну что ж, — сказала Ренни после некоторого размышления. — Мы не узнаем, так ли это, пока не спросим.
Даффи начал было возражать, но тут его взгляд переместился на объект, находившийся за спиной Ренни. Двери в салун Бендера открылись, и оттуда кто-то вышел на тротуар. Даффи Седар слегка присвистнул.
— Будь я проклят, мэм! Должно быть, вы родились под счастливой звездой.
Ренни обернулась в направлении, которое указывал взгляд Даффи, и вздохнула с чувством тревоги и облегчения. Первая часть ее экспедиции подошла к концу. Она нашла Джаррета Салливана.
Он не останавливался до тех пор, пока не подошел почти вплотную. Их разделяло не более пятнадцати сантиметров.
— Не могу представить, что привело вас в Эхо-Фолз, — резко сказал он. — Но надвигается буря, и вы наверняка будете за пределами города, когда попадете в нее. — Он повернулся. — И ты тоже, Даффи. Ты же не захочешь отсиживаться здесь с этой сукой.
Ренни застыла с открытым ртом, глядя вслед Джаррету, возвращавшемуся к Бендеру. Но тут ее внимание привлекло движение в одном из окон на втором этаже салуна, Она подняла глаза и увидела женщину, пытающуюся его открыть.
Джолин на чем свет стоит ругала дребезжащие стекла, которые никак не хотели сдвинуться с места. Она знала, что сумела привлечь к себе внимание женщины. Слабо державшееся после многочисленных рывков стекло внезапно вылетело, впустив в комнату порыв северного ветра. Джолин высунула голову наружу.
— Могу ли я чем-то помочь вам, мэм? — спросила она.
— Не вмешивайся, Джолин! — донесся с крыльца яростный вопль Джаррета, и это только укрепило ее в убеждении, что она должна вмешаться. Теперь, когда Джолин взглянула на стоящую перед заведением Болярда женщину еще раз, та не показалась ей совершенно незнакомой. На сколько Джолин могла вспомнить, она дважды видела фотографию этой женщины. Один раз — когда Джаррет попросил ее найти несколько долларов, завалявшихся на дне его саквояжа, и второй — когда она застала его среди ночи рассматривающим этот портрет. Джаррет не сказал, кто эта женщина и откуда у него ее фотография, но горестное и унылое выражение его лица заставило Джолин пожалеть и женщину, и самого Джаррета.
Теперь же она была ужасно заинтригована.
— Не беспокойся, Джаррет! — Она вновь обратилась к Ренни. — Могу ли я что-нибудь сделать?
Ренни прикрыла глаза, защищаясь от странного ослепительного сияния серого неба над салуном.
— Мистер Салливан сказал, что приближается буря, — ответила она. — Ни у Болярда, ни у Шепард нельзя снять комнату. Не найдется ли чего-нибудь в вашем учреждении?
Джолин развеселило, что публичный дом называют учреждением. Она широко улыбнулась.
— Уверена, здесь найдутся свободные комнаты. Если же нет, вы можете устроиться у меня.
Джаррет снова появился на улице, отойдя от стены так, чтобы видеть Джолин в окне.
— Это не смешно, Джо. Ты же не хочешь, чтобы она осталась здесь?
— Это тебя не касается.
— Черта с два не касается. — Обернувшись, он обеспокоенно посмотрел на Ренни. — Ник не позволит вам остаться.
— Он говорит, что кто-то, кого зовут Ник, не позволит мне остаться, — передала Ренни, обращаясь к Джолин.
Джолин отмахнулась.
— Заботы о Нике предоставьте мне. У вас есть сумки, чемоданы?
— Осталось кое-что в платной конюшне. — Она повернулась к Даффи. — Вы не принесете их сюда, мистер Седар?
Тот ухмыльнулся, внове ковыряя в зубах.
— Будьте спокойны, мэм. Это не займет и нескольких минут.
— Я буду внутри.
Даффи кивнул и удалился. Ренни направилась к салуну. Когда Джаррет остановил ее в первый раз, она попыталась его обойти. Когда он остановил ее вторично, Ренни дерзко подняла голову.
— Дайте мне пройти, мистер Салливан.
— Нет.
Ее изумрудные глаза вспыхнули от негодования.
— Эта улица ваша?
— Нет.
— Тогда вы не имеете права загораживать мне путь.
— Вы не остановитесь у Бендера.
— Вот как? Стало быть, вы владелец салуна?
— Нет.
— Тогда вы не имеете права запретить мне здесь остановиться.
— Это бордель, Ренни.
— Я знаю, — сказала она. Ветер раздувал ее юбки, шевелил меховую опушку на шляпе, подбавлял краски на щеках. — И если это не удерживает вас от посещения данного места, то меня это тем более не должно беспокоить. Если честно — я смертельно устала. Я приехала сюда из Денвера по самой трудной дороге, которую когда-либо видела. Я провела три ночи под открытым небом, прижимаясь к собаке Даффи, чтобы не замерзнуть. Кроме салуна Бендера, я никуда не пойду. Я могу пройти мимо вас или через вас, но поверьте, мистер Салливан, я пройду.
Из окна вверху раздались аплодисменты Джолин.
— Здорово! Удачно сказано.
Это отвлекло внимание Джаррета от Ренни, дав ей возможность пройти. Джаррет протянул было к ней правую руку, но, увидев синяки на своих пальцах, снова опустил. Как долго он смог бы ее удерживать?
Для Ренни было невероятным облегчением вновь оказаться в тепле. Она топала ногами, пытаясь согреться, и прятала лицо в муфту.
— Дай ей выпить, Джаррет, — сказала Джолин с верхней ступеньки. — Ты ведь знаешь, где Ник хранит хорошую выпивку. Я сейчас спущусь.
— Вы будете виски? — угрюмо спросил Джаррет. Ренни опустила муфту.
— Нет, я бы выпила хереса.
— Не ждите, что найдете херес ближе, чем в восьми десяти милях отсюда, — сказал Джаррет, мрачно посмотрев на нее.
От такого тона Ренни захлопала глазами.
— Тогда виски подойдет, — сказала она настолько вежливо, насколько смогла. Пока Джаррет шарил за стойкой бара, Ренни огляделась по сторонам. За исключением красующейся над баром картины, изображающей частично одетую женщину с рубенсовскими формами, заведение Бендера очень походило на заведение Болярда. Слабо освещенный интерьер отличался простотой. Медные поручни вдоль стойки бара мягко поблескивали в свете масляной лампы. Полдесятка круглых столов и десятка полтора стульев занимали почти все пространство выщербленного деревянного пола. Узкая и крутая лестница кончалась балконом, на который выходили двери четырех номеров и коридор, ведущий к другим комнатам.
Ренни взяла бокал, который Джаррет переправил ей толчком по поверхности бара.
— Здесь очень тихо, — сказала она.
— Сегодня воскресенье. Если вы не идете на службу, то в воскресное утро нет особого смысла суетиться.
— Ах вот оно что. То самое сборище у миссис Шепард? Джаррет кивнул.
Джолин легко спустилась вниз по ступенькам. Парчовое платье бронзового цвета прекрасно подходило по тону к ее волосам и глазам. Джолин радушно протянула руку Ренни и обернулась в сторону Джаррета, ожидая, что тот их представит друг другу.
— Джолин Картрайт, а это мисс Мэри Рини Деннехи. — Джаррет запнулся. — Или теперь миссис Холлис Бэнкс? — спросил он, адресуясь к Ренни.
Именно эта презрительная усмешка заставила ее принять решение. Джаррету незачем обо всем знать, да он этого и не заслуживает.
— Просто Ренни, — сказала она, обращаясь к Джолин. Джолин отпустила ее руку.
— Очень приятно, Ренни. А вы зовите меня Джолин. Или Джо. Здесь нет смысла соблюдать формальности, тем более что вы проведете с нами некоторое время.
— Она здесь не останется, — снова сказал Джаррет. Женщины даже не взглянули на него. Даффи Седар втащил чемодан Ренни и бросил на пол ее саквояж.
— Куда вы хотите это отнести?
— В конце коридора есть свободная комната, — сказала Джолин. — Третья дверь налево. Джаррет, почему бы тебе не помочь ему?
Брови Джаррета поднялись.
— Черта с два, — сказал он и пошел по направлению к кухне.
Джолин видела, как Ренни провожает его взглядом, и от нее не ускользнуло отчаяние в глазах молодой женщины. Джолин протянула ей руку.
— Все будет в порядке, — мягко сказала она. Даффи все еще стоял в дверях, беспокойно переминаясь с ноги на ногу.
— Давай с ними наверх, — громко приказала ему Джолин.
Что-то бормоча про себя, Даффи приподнял чемодан и саквояж.
— Могли бы дать и мне выпить, — сказал он, проходя мимо женщин, стоящих у стойки бара.
— Выпивка будет тебя ждать на обратном пути, — ответила ему Джолин. Она вышла из-за стойки и поставила на стол бутылку и чистый стакан. — Оставим ему это. Почему бы нам с вами не пойти на кухню? Вы завтракали?
Как по команде желудок Ренни заурчал. Джоанн засмеялась.
— Видимо, это ответ на мой вопрос. Пойдемте. Вот сюда.
Джаррет посмотрел на входящих в кухню женщин.
Его лицо было мрачным и неприступным. Следы недавнего инцидента с кофе исчезли, и на плите закипал новый котелок.
— Как я вижу, эта личность приносит с собой одно беспокойство.
— Не обращайте на него внимания, — сказала Джолин, обращаясь к Ренни, — Садитесь, а я приготовлю вам завтрак. Яйца с беконом вам подойдут?
Ренни села напротив Джаррета.
— Это будет чудесно.
— Вы так говорите потому, что еще не пробовали, — сказал Джаррет. — Это вам не миссис Каванаг.
В этот момент Джолин заметила в раковине следы неудавшейся попытки Джаррета приготовить завтрак.
— Очевидно, и ты тоже.
Она надела фартук и занялась готовкой.
— Кто такая миссис Каванаг?
— Наша кухарка, — сказала Ренни. — Она шлет вам поклон, мистер Салливан.
— Долгий же путь вы проделали, чтобы мне его передать, — сказал Джаррет. Он встал, налил себе чашку кофе и снова сел, не предложив кофе ни Джолин, ни Ренни. — Смею ли я надеяться, что вы немедленно понесете ей мой ответный поклон?
— Я не планирую в ближайшее время покидать Колорадо, — сказала Ренни.
Джаррет пристально смотрел на свой кофе.
Ренни открыла было рот, но увидела, как за спиной Джаррета Джолин отрицательно качает головой, подсказывая, что сейчас следует хранить молчание. Приняв этот совет от посторонней женщины, Ренни сама себе удивилась.
Джолин разбила на сковородку четыре яйца. Желтки оказались в трех.
— Видимо, придется сделать яичницу-болтунью, — усмехнулась она, обернувшись через плечо к Ренни. — Вам все еще холодно?
Неловкими движениями Ренни сняла шляпу, муфту и пальто, положив их на свободный стул. На ней было строгого покроя темно-красное шерстяное платье с черной окантовкой — длинные, узкие рукава и высокий воротник, полностью закрывавший шею. Кроме небольших серег из черного янтаря, никаких украшений на Ренни не было. Разгладив спереди платье, она подошла к плите и налила себе кофе. Ренни спиной чувствовала сверлящий взгляд Джаррета. Руки ее дрожали.
— Молоко стоит сзади, — сказала Джолин.
Ренни нашла глиняный кувшин и налила себе в кофе немного молока. Затем снова села за стол и отпила глоток из чашки. Хотя Джолин во время приготовления пищи не переставала говорить, напряженное молчание, разделявшее Джаррета и Ренни, было совершенно очевидным.
Джолин поставила перед Ренни тарелку. Яичница была сухой, а бекон по краям подгоревшим.
— Спасибо, вы очень любезны, — сказала Ренни, не моргнув глазом.
Взглянув на сожженную пищу, Джаррет ухмыльнулся.
— Пожалуйста, — ответила Джолин. — У миссис Шепард вы бы такого не получили.
— Уж это точно, — сухо сказал Джаррет.
— Я не смогла получить какую-либо помощь от миссис Шепард, — игнорируя Джаррета, сказала Ренни, обращаясь к занявшей место рядом с нею Джолин. — Когда я увидела множество людей в ее столовой, то решила, что у нее нет свободных мест. Теперь я знаю, что это проходила церковная служба, так что, возможно, свободные комнаты у нее все же были.
— Я уверена, что были, — сказала Джолин. — Но вы путешествовали одна и…
— Со мной был мистер Седар.
Джолин мягко улыбнулась.
— Не думаю, что для вдовы это могло иметь большое значение. Она только один раз посмотрела на вашу модную одежду и тут же сделала свои выводы. Вот почему, вероятно, она направила вас к Джорджи.
— Она подумала, что я…
— Шлюха, — вставил Джаррет.
Ренни была обижена. Не за себя, а за Джолин. Прищурившись, Ренни со злостью посмотрела на Джаррета.
— О дорогая! — сказала Джолин. — Не обижайтесь из-за меня. Джаррет оставил деньги на тумбочке у моей кровати, подтверждая тем самым, к какому сорту женщин я отношусь. — Она повернула голову в сторону Джаррета и подмигнула. — И к какому сорту мужчин относится он.
Краска густо залила худое лицо Джаррета. Он со скрипом отодвинул стул, подошел к плите, налил себе кофе и стоял там, облокотившись на стол для разделки мяса.
Известие о том, что Джаррет разделяет с Джолин постель, выбило Ренни из колеи. Ее взволновало уже то, что этот факт вообще может ее беспокоить. Когда Ренни собиралась ехать на запад, она такого не ожидала. Но в любом случае это не должно было застать ее врасплох.
— Если миссис Шепард меня не пустила, — сказала Ренни, обращаясь к Джолин, — то почему же меня вы швырнул Джорджи?
— Он способен узнать настоящую леди, — ответила Джолин.
Взгляд Ренни не дрогнул.
— Как и я, — мягко сказала она.
На этот раз покраснела Джолин. Она сразу же наклонила голову и начала есть.
Джаррет устремил на Ренни холодный взгляд синих глаз.
— Думаю, теперь самое время объяснить мне, зачем вы здесь появились, — сказал он. — Я не могу себе представить, чтобы вы заблудились с таким проводником, как Даффи.
— Я собиралась найти вас, — спокойно сказала она.
— И вот наконец нашли. Так зачем же?
Он все тот же и одновременно какой-то не такой, подумала Ренни. Его синие глаза, недавно выражавшие такое удивление, теперь смотрели отчужденно, без тени веселья. Насмешливая улыбка тоже исчезла. Патрицианский нос, тени, как будто выгравированные в уголках глаз, длинные темные ресницы — все знакомые черты были на месте, но лицо казалось странно незнакомым. Джаррет заметно похудел. Рубашка на плечах висела, ремень был затянут туже, кожа на подбородке под двухдневной щетиной казалась натянувшейся. Джаррет говорил отрывисто, не растягивая, как раньше, слова, что в свое время как бы служило намеком на некое тайное удовольствие, которое он получал от создавшегося положения вещей. Насколько помнила Ренни, раньше он всегда мог подчеркнуть свою мысль саркастическим высказыванием, теперь же ничего подобного не наблюдалось.
Джаррет Салливан превратился в обычную посредственность.
Ренни отложила вилку в сторону, обеими руками обхватив чашку с кофе.
— Я думала, вы сразу поймете причину моего появления здесь, — сказала она. — Вы разве ничего не слышали о том, что случилось с моим отцом?
Его темные брови слегка сдвинулись.
— В эти края новости доходят не скоро.
— Ну, не настолько уж и медленно, — сказала Джолин, одаривая Джаррета многозначительным взглядом. — Тот, кто все время заглядывает на дно стакана, не может слишком много услышать.
— Заткнись, Джо, — сказал он.
Джолин предпочла не услышать этого замечания.
— А что случилось с вашим отцом, Ренни?
— Он исчез.
Джаррет вернулся к столу и сел.
— Что вы имеете в виду? Такой человек, как Джей Мак, не может просто пропасть из виду.
Джолин тихо присвистнула.
— Ваш отец Джон Маккензи Уорт? Ренни кивнула:
— Вы о нем знаете?
— Кто же о нем не знает. Полагаю, он был почтя так же известен, как президент Грант.
Джаррет резко повернулся к Джолин:
— Почему ты говоришь о нем в прошедшем времени?
— Потому что он умер. — Она посмотрела на Ренни. — Прошу прощения, Ренни, но так было сказано во всех газетах, которые приходят в Эхо-Фолз. «Рокки маунтнн ньюс» напечатала об этом большую статью на первой странице.
— Я знаю, — сказала Ренни. — Ее написала моя сестра Майкл.
Джолин от удивления подняла брови, на лбу ее обозначились морщины.
— Тогда во всем этом нет смысла.
— Ты верно подметила, — сказал Джаррет. — Ренни, о чем вы говорите? Джей Мак умер или нет?
Ренни опустила глаза, пристально глядя на свои руки. Пальцы, сжимающие чашку, побелели от напряжения.
— Ответ на этот вопрос зависит от того, у кого вы спрашиваете, — тихо сказала она. — Майкл считает, что он мертв. Она не хочет, чтобы это было так, но не может убедить себя в обратном. Этан говорит, что Джей Мак вряд ли мог пережить крушение. Мэри Френсис с этим согласна, Скай и Мэгги тоже. Мама в трауре, но до сих пор не верит, что это правда. Я приехала ради нее.
Ренни сделала небольшую паузу.
— И ради себя, — добавила она чуть слышно. — Нам обоим нужно знать, что случилось.
Джаррет вопросительно посмотрел на Джолин.
— Что сообщили газеты?
— Джей Мак Уорт находился в поезде, который потерпел крушение около перевала Айрон-Ридж несколько недель назад.
— Шесть недель, — сказала Ренни. — Это случилось шесть недель назад. Шестого декабря. — Она подняла глаза на Джаррета. — Вы не знали об этом?
Он покачал головой.
— Я ничего не слышал. Ни о крушении, ни тем более о Джее Маке.
Джолин водила взгляд своих карих глаз с одного собеседника на другого.
— В результате крушения погибли шестьдесят человек, включая всю бригаду, кроме, кажется, одного проводника. Поезд упал под откос в месте, которое называется…
— Джагглерс-Джамп, — одновременно вырвалось у Ренни и Джаррета.
— Я знаю это место, — сказал Джаррет в ответ на вопросительный взгляд Ренни. — Там опасный поворот и негде задержаться, можно только падать вниз. Мне жаль, Ренни.
Он сказал это так, как будто был уверен, что Джей Мак мертв.
Ренни покачала головой.
— Его тела не нашли, — сказала она. — Этан приехал из Денвера, чтобы руководить поисками, но не смог его найти. Нашли всех, кроме Джея Мака.
— Для этого могут быть веские причины, Ренни, — мягко сказала Джолин. — Здесь дикий край, и может случиться всякое.
— Мой зять говорит то же самое, — сказала Ренни. Тон Джаррета был резким. Он не мог ей ничем помочь и в то же время должен был привести ее в чувство.
— Вы должны были послушаться Этана. Он знает эти места. Он не…
— Он говорит, что вы их знаете лучше, — В голосе Ренни звучал вызов. Она прошла слишком дальний путь, чтобы так легко повернуть обратно. — Когда я написала Этану и Майкл, объяснив, что собираюсь сделать, Этан сказал, что вы тот человек, с которым мне нужно встретиться.
— Вы встретились, и что же?
— Я хочу нанять вас, мистер Салливан. Я хочу, чтобы вы доставили меня в Джагглерс-Джамп и помогли найти моего отца.
Джолин внимательно следила за реакцией Джаррета. Он выглядел так, будто сожалел, что оставил в баре свою бутылку. Ответ Джаррета не удивил Джолин.
— Меня нельзя нанять, — кратко сказал он.
— Но…
Джаррет встал из-за стола.
— Забудьте об этом, мисс Деннехи. Меня это не интересует.
Ренни не успела ничего сказать, как он вышел из кухни. Джолин вздохнула и с любопытством посмотрела на Ренни.
— Вы действительно думали, что он вам поможет? Ренни отодвинула в сторону свою тарелку.
— Я думала, он возьмет деньги. Раньше он так делал.
— Не похоже, что на этот раз он так поступит. Возможно, дорогая, он просто хочет избавить вас от переживаний, сохранив вам деньги.
— Мои переживания его не заботят.
— Деньги его тоже не очень заботят.
Ренни восприняла эти слова скептически. Джаррет Салливан был профессиональным охотником за преступниками, и если его не привлекали деньги, то Ренни не могла себе представить, что же его способно привлечь. Он принял от Джея Мака десять тысяч долларов за вмешательство в ее жизнь. Значит, деньги его не просто интересовали — тогда он проявил настоящую алчность. Ренни подумала, что допустила ошибку, не начав разговор с суммы, которую собирается ему заплатить.
— Куда он пошел? — спросила она. Джолин пожала плечами.
— Точно не знаю. Может быть, наверх. Или обратно в свою хижину. У него есть небольшой домик в предместье, он выиграл его в покер несколько месяцев назад.
Джолин покачала головой, отгадав мысли Ренни.
— Я не советую вам сейчас его искать. Его голова была занята одним, а вы предложили ему нечто совсем другое. Джаррету надо в одиночестве обдумать ваше предложение. Дайте ему время.
— У меня нет времени, — сказала Ренни. — Вы сами говорите, что пойдет снег. Все следы моего отца могут исчезнуть, если не начать прямо сейчас. — Не послушавшись совета Джолин, Ренни схватила пальто и бросилась за Джарретом.
Даффи Седар был сейчас единственным посетителем салуна. Увидев Ренни, которая выходила из кухни, он сразу понял, кого она ищет. Даффи поднял стакан с виски и жестом указал на улицу.
Ренни на ходу натянула пальто. Увидев, что Джаррет направляется к платной конюшне, она окликнула его. Когда он не услышал или сделал вид, что не услышал, Ренни подобрала юбки и побежала. Она настигла его у входа в торговую лавку Хендерсона. Ренни схватила его за руку.
— Пожалуйста, мистер Салливан, будьте любезны остановиться, чтобы я могла с вами поговорить.
Он остановился, причем так внезапно, что Ренни едва не столкнулась с ним. Когда она покачнулась, потеряв равновесие, Джаррет даже не сделал какой-либо попытки поддержать ее.
— Чего вы хотите? — нетерпеливо спросил он холодным тоном.
— Я приложила невероятные усилия, чтобы вас найти, — сказала она. — Вы можете по крайней мере вы слушать меня? За поиски отца я готова предложить вам на пятьдесят процентов больше, чем он предложил за то, чтобы расстроить мою свадьбу.
— То есть пятнадцать тысяч долларов?
— Именно так. — Сумела ли она пробудить в нем интерес?
— Отправляйтесь домой, мисс Деннехи.
Ренни покачнулась как от удара. Джаррет произнес это, как «идите к черту» — в словах его явно звучала злость.
— Я отправлюсь в Джагглерс-Джамп, — сказала Ренни. — С вами или без вас, но я узнаю, что случилось с моим отцом.
— Без меня. — Он повернулся и пошел прочь.
— Двадцать тысяч долларов. Теперь он все же произнес эту фразу.
— Идите вы к черту!
Ренни не стала его догонять. Она смотрела ему вслед, пока Джаррет не исчез в конюшне, а затем вернулась в салун Бендера. Джолин ее ждала.
— Он не передумал? — спросила Джолин. Ренни покачала головой.
— Вы были правы. — Она огляделась по сторонам. — А где же мистер Седар?
— Под столом.
— Он слишком много выпил?
— Об этом судите сами. Но он под столом. Внимание Ренни переключилось на пространство под столом. Даффи лежал на спине, глаза его были закрыты, пустая бутылка из-под неразбавленного виски валялась рядом. Грудь его поднималась и опускалась в такт храпу.
— Полагаю, отсюда мне нечего ждать помощи, — с отвращением сказала Ренни.
— Что вы хотите сказать? — спросила Джолин.
— Если мистер Салливан мне не поможет, я должна найти кого-то, кто захочет помочь.
— Вы не сможете найти никого, кто согласился бы отправиться прямо сегодня. Таких дураков нет в Эхо-Фолз, а может быть, и во всем Колорадо. Приближается буран.
Ренни сняла пальто и повесила его на руку.
— Тогда что же мне делать, Джолин?
Та пожала плечами.
— То, что в подобных случаях делает большинство из нас. Ждать.
Способность ждать не относилась к числу сильных сторон Ренни, но она не стала делиться этими мыслями с Джолин.
— Вы покажете мне мою комнату? — спросила она.
— Конечно. Сейчас как раз время, когда все начнут вставать. Поэтому ваше присутствие здесь не будет никому бросаться в глаза.
Дома у Ренни гардеробная была больше, чем та комната, которую ей показала Джолин. Это не имело значения. В комнате была кровать, что уже несомненно говорило в ее пользу. Когда Джолин пошла искать Ника Бендера, чтобы известить его о новой гостье, Ренни вытащила из саквояжа туалетные принадлежности и положила их на сосновый комод. Приладив наверху под нужным углом разбитое зеркало, Ренни удалила из прически булавки и принялась расчесывать волосы. Когда из глаз ее хлынули слезы, Ренни приписала это действию слишком твердой щетки, царапающей кожу. Тот краешек сознания, который знал, как все обстоит на самом деле, ничем себя не проявил.
Ренни сняла платье и ботинки и легла в постель. Матрац был мягким и прогибался посередине, стеганое ватное одеяло хорошо грело. Ренни повернулась на бок и стала глядеть в окно. Когда начали падать первые снежинки, все вокруг стало меркнуть. Впервые за последние шесть недель Ренни заснула, думая не о своем отце.
Снег шел два дня. Ренни никогда не видела ничего подобного. От нечего делать она научилась различать малейшие оттенки в его поведении. Снег налетал волнами или медленно кружился, заметая все следы горных пиков, сосен, наконец, самого городка Эхо-Фолз. От салуна до туалета была протянута веревка, чтобы гости и хозяева, подчиняясь зову природы, не сбились с пути. Горняки, притаскивавшие с собой целые сугробы снега, отряхивались при входе, создавая в салуне маленький снегопад.
Заведение Бендера было переполнено. Горняки, которые никак не могли пробраться к своим штольням и галереям, без особого труда прокладывали дорогу в салун. По просьбе Джолин Ренни два дня держалась в стороне от той бурной деятельности, которая кипела внизу. Утром третьего дня Ренни поняла, что с нее хватит. Она спустилась вниз, чтобы избавиться от скуки, но вместо этого нашла способ вырваться из Эхо-Фолз. В Нью-Йорке Кларенс Вестри и Том Брайтон в лучшем случае удостоились бы одного лишь ее беглого взгляда. Но здесь было Колорадо. Ренни не только взглянула на них дважды — она их наняла. Во второй половине дня она направилась с проводниками в Джагглерс-Джамп.
— Почему ты не пришла раньше? — спросил Джаррет, надевая портупею, затем туго ее затянул, приладив кобуру к ноге. Он бросил Джоанн свою седельную сумку. — Сделай доброе дело. Вон там в буфете есть кое-какие консервы. В кладовой ты найдешь вяленое мясо. А я пока уложу одежду и приготовлю спальный мешок.
Джолин едва не швырнула ему обратно седельную сумку и не сделала этого только потому, что беспокоилась за Ренни.
— Ты не имеешь права так со мной разговаривать! — резко сказала она. Пока Джаррет лазил на чердак, Джолин перешла на крохотную кухню в его хижине. — Я не могла идти быстрее. Как ты знаешь, надо пройти целых две мили и большая часть пути проходит по сугробам по пояс высотой.
Услышав такое преувеличение, Джаррет фыркнул.
— Если бы ты ее не отпустила, то тебе… — Он недоговорил.
— Мое мнение здесь ничего не значило. Разве она ко мне обращалась за помощью, а не к тебе? Конечно, если бы я знала, что она собирается сделать, неужели ты думаешь, что я не попыталась бы ее остановить? Я ей говорила, что в Эхо-Фолз люди не настолько глупы, чтобы согласиться доставить ее в Джамп в такую погоду. Но я не думала, что ее нужно предупреждать о таком ворье, как Том и Кларенс.
— Надеюсь, ты сейчас собираешь мои вещи, — буркнул Джаррет, складывая свою одежду и одеяла.
— Я делаю все так быстро, как только могу. Тебе нужна мука? Сахар?
— Мне все нужно. Где-то здесь есть еще одна сумка. Уложи в нее. Я возьму двух лошадей — мою Зилли и одну из лошадей Даффи. Он еще в городе?
— Да, но я не думаю, что он согласится отдать одну из своих лошадей.
— У него нет выбора. — Джаррет спустился по лестнице, держа под мышкой одежду и спальный мешок. Он бросил их на квадратный кухонный стол и пошел за карабином марки «винчестер» и патронами.
— Как ты думаешь, далеко они ее увезут? — спросила Джолин.
Этот вопрос Джаррет не собирался обсуждать. Не говоря ни слова, он добавил еще патронов в сумки, которые упаковывала Джолин.
Взглянув на его лицо, Джолин отшатнулась. Том Брайтон и Кларенс Вестри не станут долго путешествовать с Ренни, которая для них как камень на шее. Джаррет это хорошо понимал. Они ограбят ее при первой же возможности. При мысли о том, что еще они могут с ней сделать, глаза Джаррета похолодели. Они были холоднее любого сугроба, встреченного Джолин по дороге в его хижину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница бродяги - Гудмэн Джо



Полная ерунда.Да же не стала дочитывать до конца.
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоНаташа
25.02.2012, 20.26





Интересный лр, он конечно довольно объемный, но сюжетная линия интересная, любовь с примесью приключений очень увлекает.
Любовница бродяги - Гудмэн Джокуся
24.12.2012, 10.38





замечательная книга. читала взахлеб. был неинтересен только пролог, поэтому я его пропустила. любители романов. обязательно прочитайте это произведение
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоАьбина
28.07.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100