Читать онлайн Любовница бродяги, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница бродяги - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Любовница бродяги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Все собрались в кабинете судьи, обшитом темными деревянными панелями. Джаррет теперь мог в полной мере оценить всю мощь и влияние семьи Джона Маккензи Уорта — даже ее незаконной части. Судья Хелси был старым другом Джея Мака и крестным отцом Мэри Майкл. По его виду можно было заключить, что ничего необычного не происходит, как будто регистрировать браки в своем личном кабинете ночью было для него самым обычным делом.
— А кто же ваш крестный отец? — спросил Джаррет у Ренни в наступившей тишине.
Ренни бросила на него самодовольный взгляд.
— Вас это должно было бы встревожить. Он не менее влиятелен, чем судья.
— Не беспокойтесь, мистер Салливан, — прошептала, не оборачиваясь, стоявшая впереди Скай, — это не папа римский. Наш пресвитер.
Ренни наморщила нос. Пусть бы Джаррет Салливан и в самом деле думал, что это римский папа!
Джаррет пытался сдержать смех. Мысли Ренни так легко угадывались, как будто она передавала их по телеграфу. Краем глаза он заметил, что лицо ее прояснилось, а руки застыли неподвижно, из чего Джаррет заключил, что судья начал говорить.
Салливан никак не мог предвидеть, отправляясь в Нью-Йорк, что ему придется принять участие в бракосочетании друга. В комнате звучали слова клятвы, которыми обменялись Этан и Мэри Майкл. В голосе Этана слышалась решимость, в голосе Майкл — нежная привязанность. Когда церемония окончилась, новобрачные неподвижно застыли, глядя друг на друга, словно забыв обо всем происходящем. Судья Хелси прервал затянувшееся молчание. — Ну давай, сынок, теперь пора ее поцеловать. Этан улыбнулся и наклонил голову. Губы Майкл были мягкими и податливыми и слегка отдавали мятой. Когда Этан отстранился, ее прекрасная улыбка была полна обещания.
Джаррет отвел взгляд от Этана и Майкл и посмотрел на отца новобрачной. В этот день Джаррет уже был свидетелем самоотверженной сдержанности и глубокого сожаления, которые испытывал Джон Маккензи Уорт из-за того, что не мог присутствовать на публичном бракосочетании своей дочери. Но здесь, в святилище его старого друга, для него нашлось место. И, как мог заметить Джаррет, этот сильный человек был взволнован.
Хотя Джей Мак пытался сдерживать свои чувства, у него это плохо получалось. Мойра искоса посмотрела на него глазами, полными слез, и сжала его ладонь, затем прислонилась к Джею Маку. Тот обнял ее за талию. Сейчас, когда они находились вместе, было хорошо видно, насколько сильна их привязанность друг к другу.
Глаза Мэгги оторвались от новобрачных, и она с нежностью взглянула на родителей. Она обернулась к Скай и увидела, что младшая сестра смотрит в том же направлении.
Тогда сестры одновременно обратили внимание на Ренни. Та, казалось, забыла о присутствии Джаррета Салливана и задумчиво улыбалась.
Джаррет тоже заметил улыбку на лице Ренни и, подобно ее сестрам, предположил, что на этот раз она думает не о нем. Джаррет видел, как Майкл отвернулась от Этана, чтобы взглянуть на дорогие лица своих родных. Через мгновение они окружили ее, обнимая и высказывая добрые пожелания. Джаррет услышал низкий смех своего друга и с удивившим его самого острым чувством зависти увидел, что Этана тоже приняли в этот семейный круг.
— Ты правильно сделала, — прошептала Мойра на ухо Майкл. Затем отстранилась, посмотрела на сияющую от счастья дочь и кивнула. — Вижу, что ты и сама это знаешь.
— Знаю, мама. — Майкл взглянула на Этана. — Он тот, кто мне нужен.
Джаррет перехватил сдержанную улыбку Этана и сам рассмеялся. Он отступил в сторону, пропустив Мэри Френсис, которая подошла поцеловать сестру.
— Я надеюсь, он знает, что ты своенравна и упряма и, возможно, не сможешь выполнить обещание всегда повиноваться, которое дала ему.
«Должно быть, у них это семейная черта», — подумал Джаррет, отыскивая взглядом Ренни. Та смотрела на дверь так, будто намеревалась сбежать. Джаррет перехватил взгляд Ренни и мягко предостерег ее, с упреком покачав головой.
Ренни чуть было не показала ему язык, но вовремя остановилась, подумав о том, что благодаря Джаррету ведет себя совсем по-детски. Затем, собрав все свое самообладание, она вновь переключила внимание на Мэри Френсис и Майкл.
Мэри Френсис как раз закончила перечислять черты характера своей сестры.
— Вы об этом знаете, не так ли? — спросила она, строго глядя на новобрачного.
— Знаю, — серьезно ответил тот. — И люблю ее не вопреки этим качествам, а благодаря им.
Ренни попыталась представить себе, как Холлис говорит что-либо подобное, но не смогла. Если не считать легкого движения плеч и слабого шуршания платья, ее вздох был совершенно незаметен. По мнению Ренни, Мэри Френсис была полностью удовлетворена ответом Этана, Ее красивое лицо было спокойно.
— Вот и прекрасно. Но если вы обидите мою сестру, я перебью вам коленные чашечки, — сказала Мэри Френсис, коснувшись распятия, висевшего у нее на груди.
— Мэри Френсис! — взмолилась шокированная Мойра, многозначительно взглянув на Джея Мака, как будто тот нес ответственность за скандальное поведение дочери. Джей Мак, защищаясь, поднял руки, но глаза его смеялись.
Пока все разговаривали с Этаном, Ренни отвела Майкл в сторону. Сейчас их лица заметно отличались выражением. Зеленые глаза новобрачной светились от счастья. Щеки ее порозовели, ямочки около рта четко обозначились.
Губы Ренни были плотно сжаты, в глазах — беспокойство.
— Только скажи, и я займу твое место, — промолвила она.
Майкл засмеялась, сделав вид, что не поняла.
— Около Этана? Ренни, ты в самом деле думаешь, что он не узнает? — Она посмотрела на свой живот, затем снова на сестру. — Сейчас мы не очень похожи.
Ренни взяла ее за плечи и слегка встряхнула.
— Не смей шутить надо мной. Я думаю о тебе и о ребенке.
Счастливая улыбка Майкл исчезла.
— За это я тебя и люблю. Во всем свете нет другой такой, как ты.
— Это всего лишь комплимент, — спокойно сказала Ренни.
Майкл обняла сестру.
— Но это действительно так, — прошептала она. — Во всем свете нет другой такой, как ты. И я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности. Я не смогу жить с этим, Ренни.
Она отступила назад и посмотрела на сестру. Ренни казалась спокойной, но Майкл лучше, чем кто бы то ни было, чувствовала всю силу сдерживаемого гнева.
— Мне жаль, что так получилось с твоим замужеством, — сказала Майкл. — Я имею в виду не то, что ты не вышла за Холлиса, — чтобы избежать недоразумения, добавила она, — а то, что решили за тебя. Ты понимаешь меня?
— Конечно. — Ренни ткнула большим пальцем назад через плечо, намекая на присутствие Джаррета Салливана. — Лучше бы Мэри Френсис позаботилась о его коленях.
Майкл засмеялась.
— А как насчет Джея Мака?
Изумрудные глаза Ренни взглянули в сторону отца, поглощенного беседой с Этаном и судьей Хелси, Она медленно покачала головой, ее сердце было одновременно переполнено гневом и восхищением.
— Я не стану уклоняться от вызова, — сказала Ренни. — Я попробую как-нибудь отплатить ему за ту шутку, которую он со мной сыграл.
Майкл стало почти жаль отца.
— Желаю тебе удачи, Ренни, — сказала она, в знак одобрения пожимая сестре руку. — Но не выходи за Холлиса Бэнкса назло папе. Ты навредишь только себе.
Ренни хотела ответить, но Майкл не дала ей возможности оставить за собой последнее слово. Прежде чем Ренни смогла что-либо сказать, сестра отошла от нее, присоединившись к Этану, судье и Джею Маку.
— Вы знаете, она права, — сказал Джаррет. Услышав голос, шепчущий ей на ухо, Ренни вздрогнула от неожиданности. Взгляд ее стал угрюмым, а голос резким.
— Если вы собираетесь находиться рядом со мной до поимки Ната Хьюстона, то прошу вас — держитесь тихо и вмешивайтесь как можно меньше. Я буду признательна, если вы запомните, что в моей жизни вы никакой роли не играете и поэтому ваше мнение меня не интересует.
— Знаете ли, мэм, — произнес он, растягивая слова, — вы пытаетесь объездить слишком высокую лошадь. Упав с такого животного, леди может ушибиться. — Произнеся эту сентенцию, Джаррет не спеша удалился.
Ренни осталась в одиночестве. Ее мать разговаривала с Мэри Френсис, Джей Мак смеялся над какой-то шуткой судьи, Майкл находилась в объятиях мужа. Скай и Мэгги включили Джаррета в свою оживленную беседу. Никогда еще Ренни не ощущала такого одиночества и такой безысходности. Некоторое время она испытывала ненависть ко всем окружающим. Потом это прошло, и она возненавидела себя. Увидев, что Джаррет занят разговором, Ренни проскользнула к двери.
Она успела уже выйти из здания суда, когда ее схватили за руку.
— Почему вы заботитесь только о себе? — спросил Джаррет.
Ренни попыталась освободить руку, но эти усилия привели к тому, что Джаррет сжал ее еще крепче. Ренни с вызовом подняла голову.
— Да что вы об этом знаете?
— Я знаю, например, что когда ваши родные обнаружили ваше отсутствие, они пришли в ужас.
— О, вы действительно считаете, что им меня недоставало?
Пальцы Джаррета ослабили хватку.
— Что, немного жалеете себя? Пожав плечами, Ренни отвернулась.
— Я себя даже очень жалею, потому и ушла. Я не гожусь для компании.
Такая честная самооценка удивила Джаррета. Ренни стала удаляться от здания суда, и Джаррет последовал за ней, держась немного поодаль.
— Мы должны взять экипаж, — сказал он. — Так безопаснее.
— Я хочу прогуляться.
— Хорошо. — Он подал Ренни шаль и смотрел, как девушка небрежно набрасывает ее на плечи. — В экипаже теплее.
Ренни не удостоила его ответом.
Засунув руки в карманы пыльника, Джаррет пожал плечами. Он знал, что ей холодно, что она вот-вот задрожит. Казалось, Ренни воспринимала свежий ночной воздух как некое заслуженное наказание. В свете уличных фонарей тонкие черты ее лица напоминали старинную гравюру; глаза не выражали ничего, кроме страдания.
Когда Джей Мак предложил расстроить свадьбу, это показалось Джаррету чем-то забавным. Теперь же он думал о том, что вряд ли кто из женщин, знакомых ему, повел бы себя так же гордо и независимо. Безотчетно Джаррет придвинулся ближе к Ренни, чтобы защитить ее от порывов ветра.
— Ваши сестры хотели бы, чтобы вы проводили их в загородный дом, — сказал он.
Ренни покачала головой.
— Они надеются, что я останусь там, если поеду их провожать. Если я вернусь оттуда в город, будет только лишнее разочарование.
— И вы не передумаете?
— Сейчас я хочу быть как можно ближе к Майкл и как можно дальше от Джея Мака. Это нетрудно понять — даже вам.
— Я думал, что мое присутствие здесь склонит чашу весов в пользу долины.
Она остановилась возле фонаря. Горящий газ тускло освещал ее лицо, казавшееся бесцветным. Зеленое платье приобрело черный оттенок, изумрудные глаза Ренни стали серыми.
— Ваше присутствие здесь для меня мало что значит, а когда моя мать и сестры уедут, будет значить еще меньше.
Джаррет был вновь поражен ее решимостью и серьезностью тона. А еще тем, насколько привлекательными для поцелуя показались ее губы. Это наблюдение выбило его из колеи. Джаррет поднял воротник пыльника и отвернулся.
— Пойдемте.
Ренни колебалась. Он взял ее под руку и слегка подтолкнул.
Ренни чуть не оттолкнула его, но затем передумала. Лучше пусть эта маленькая стычка останется за Джарретом. Но в конце концов она выиграет войну.
Город был незнаком Джаррету, но он знал, что нужно делать, чтобы не заблудиться. По дороге к зданию суда он запоминал ориентиры, по которым без посторонней помощи смог бы найти обратную дорогу к дому Деннехи. И теперь, когда Ренни вела его мимо гостиницы святого Марка и площади Союза, Джаррет знал, что его не обманывают.
Даже после полуночи Бродвей был оживленным. Движение на мостовой и тротуарах заставляло Джаррета сохранять повышенную бдительность. В поисках Натаниэля Хьюстона и Детры Келли его глаза внимательно осматривали каждого кучера, каждую продавщицу цветов, каждого пошатывающегося гуляку. Уши отмечали любой звук. Вот проехал молочный фургон. Вот тихо заржала в унисон пара сказочно красивых серых рысаков. Вот продавец фруктов отпустил ругательства в адрес своей супруги.
— Вы действительно думаете, что они могут появиться на Бродвее?
Джаррет не сразу понял, что Ренни обращается к нему.
— Что вы сказали? Она вздохнула.
— Вы действительно думаете, что Нат Хьюстон и его принцесса могут появиться здесь на улице среди ночи?
— Иногда случаются очень странные вещи.
— Но подобное все же трудно себе представить. Не слишком ли мала вероятность такого совпадения?
Не глядя на нее, Джаррет заговорил. В его голосе чувствовалось напряжение, в котором он находился уже много часов.
— Никакого совпадения тут и быть не может, мисс Деннехи. Натаниэль Хьюстон знает, чего хочет, и знает, что Майкл здесь, в Нью-Йорке. Наоборот, будет очень странно, если этот человек не покажется.
Ренни вздрогнула, но на сей раз не от холода. Обойдя по тротуару Джаррета, она подняла руку и остановила двухместный экипаж. Сев, она плотнее запахнула шаль на плечах.
— Вам следует быть не здесь, со мной, — сказала она, глядя в окно. — Вам надо выследить и поймать этого убийцу.
Джаррет откинулся на кожаном сиденье, положил ноги на скамейку, спокойно сложил руки на груди и закрыл глаза.
— Мне намного труднее найти его, чем ему найти вашу сестру.
— В общем, вы организуете засаду. Он кивнул:
— Именно так.
Ренни страшно захотелось его ударить.
— Ну, тогда вы уж точно должны быть с моей сестрой.
— Вы знаете, что для этого нужно.
— Я не уеду.
Джаррет открыл глаза и смерил Ренни твердым, неумолимым взглядом.
— И я тоже.
Остаток пути прошел в молчании. Когда они подъехали к дому, Ренни вышла из экипажа, не дожидаясь Джаррета. Но как только она попыталась открыть дверь своим ключом, Джаррет оттолкнул ее.
— Что вы делаете? — возмущенно спросила Ренни. Глаза Салливана скользнули по неосвещенному зданию.
— Где же кухарка и ее муж? Почему вы не стучите?
— Это не…
Джаррет постучал в дверь.
— …имеет смысла, — сказала Ренни. — Они живут на верхнем этаже каретного сарая. Это за…
— Я знаю, где это, — коротко ответил Джаррет и забрал у нее ключ. — Подождите здесь, пока я не удостоверюсь, что все в порядке.
Ренни хотела было огрызнуться, но тут увидела пистолет. В этом споре «ремингтон» был сильным аргументом. Джаррет заметил ее реакцию.
— Я знаю, что вы больше беспокоитесь о своей сестре, чем о себе, но пора понять, что вам угрожает ничуть не меньшая опасность. — Она медленно наклонила голову. — Ждите здесь и никуда не отходите.
Этот дом было почти невозможно тщательно обследовать. Джаррет начал с первого этажа, как тень скользя по комнатам. Толстая ковровая дорожка на главной лестнице заглушала его шаги, когда он поднимался на второй этаж. Удостоверившись, что в комнатах никого нет, Джаррет спустился вниз, чтобы встретить Ренни. И тут его внимание привлек звук удара, послышавшийся в передней.
Ренни приподняла край платья. Стоя на одной ноге, она потирала ушибленные пальцы другой ноги и тихо ругалась, кривясь от боли. Однако боль показалась ей пустяком, когда она вдруг поняла, что рядом находится еще кто-то. Ее сердце замерло, затем застучало с такой силой, что Ренни едва не потеряла сознание. Оглянувшись, она нос к носу столкнулась с «ремингтоном» Джаррета.
От пережитого страха Ренни пришла в бешенство.
— Будьте вы прокляты! — закричала она, оттолкнув от своего лица руку Джаррета. — Как вы смеете меня так пугать! — С этими словами она сильно толкнула его в грудь, а когда он не сдвинулся с места, толкнула еще раз, отчего Джаррет слегка покачнулся.
— Если вы не можете убраться из моей жизни, мистер Салливан, то, будьте добры, хотя бы не стойте у меня на дороге!
Ренни попыталась уйти, но он остановил ее, схватив за толстый пучок волос на затылке. Ренни поняла, что, если станет вырываться, волосы могут оторваться вместе с кожей. Джаррет подождал, пока она успокоится, и опустил пистолет в кобуру.
Его голос был мягким и сдержанным, но, несмотря на это, таил в себе угрозу.
— За свою жизнь я ни разу не ударил женщину, мисс Деннехи, но если кто-то толкает меня так, как это сделали вы, у меня появляются серьезные основания сбить его с ног. Я предупреждаю, в следующий раз это будет относиться и к вам. — Джаррет сделал паузу, желая убедиться, что его слова дошли до Ренни. — Что же касается того, что я вас испугал, то напугались не только вы. Я ведь говорил вам, что нужно подождать у входной двери.
Он нащупал в темноте ее руку и засунул за отворот своего пыльника так, чтобы Ренни могла нащупать рукоятку «ремингтона».
— У меня пистолет. Помните об этом в следующий раз, когда захотите меня испугать.
Теперь Ренни поняла, что ее едва не застрелили в собственной передней.
— Прошу прощения, — тихо сказала она. — Я должна была слушаться вас.
Джаррет не рассчитывал, что Ренни будет долго каяться, особенно если он станет ее задерживать. Тем не менее ему очень хотелось не отпускать ее подольше, Пряди шелковистых каштановых волос струились между его пальцами, рука ощущала теплоту и нежность кожи. Дыхание Ренни отдавало свежестью. Джаррету начали приходить в голову мысли о том, каким может быть ее поцелуй, но тут он спохватился. Его рука разжалась, освобождая волосы Ренни.
— Боже мой, я устал сильнее, чем мог себе представить. — Он помотал головой в надежде, что от этого она прояснится. — Так что в данный момент…
— Да?
Джаррет спохватился.
— Нет, ничего.
Ренни ждала продолжения. Когда же стало ясно, что больше он ничего не скажет, она предложила Джаррету выпить чашку кофе.
— Пройдет некоторое время, пока мама и сестры вернутся. Я собираюсь их подождать.
— Ну что ж, я выпью кофе.
Пока Ренни ходила на кухню, Джаррет зажег настольные лампы и стал прохаживаться по комнате от камина до большого сводчатого окна. Того времени, что ему удалось урывками поспать, было явно недостаточно.
Стоя у порога, Ренни смотрела на него. Синие глаза Джаррета были тусклыми от усталости. Его пыльник висел на спинке кресла-качалки, и под белой сорочкой было хорошо заметно, как напряжены мышцы спины и плеч. Тщетно пытаясь прогнать сон, Джаррет то и дело потирал переносицу и затылок.
Ренни поставила на стол поднос.
— Пожалуй, вы можете сесть.
— Я уже пытался, — устало ответил Джаррет.
В этот момент она заметила вмятины на диване и креслах.
— Слишком удобно? — спросила Ренни.
— Именно так.
— Вам нет нужды бодрствовать. Я не собираюсь сегодня ночью уходить из дома.
— Я еще не вполне вам доверяю. Она пожала плечами.
— Как хотите. Какой кофе вы любите?
— Черный.
Ренни налила чашку и подала ему.
— Спасибо.
— Пожалуйста.
Они долго смотрели друг на друга, затем неловко рассмеялись, слегка испуганные таким обменом любезностями.
Придя в себя, Ренни подошла к окну и отодвинула штору. Тогда и Джаррет пришел в себя и заворчал, требуя, чтобы она отошла. Ренни не сдвинулась с места, пока Джаррет не подошел, и не вырвал портьеру у нее из рук, тщательно занавесив окно.
— Вы представляли собой прекрасную мишень, — сказал он. — Вас было отлично видно с улицы. Для этой проклятой крепости, которую вы называете домом, нужна не железная ограда, а каменная стена.
— Что вы сделали с Холлисом, чтобы расстроить нашу свадьбу? — спросила Ренни, пристально глядя поверх чашки.
— Кто сказал, что я с ним что-то сделал?
— Я говорю. Холлис — мой жених, и я знаю его достаточно хорошо. Он не мог просто отойти в сторону.
— Он не просто отошел в сторону, он прямо-таки откатился. — Ренни побледнела. — Извините. Мне не стоило об этом говорить.
— Да, конечно, — спокойно сказала она. — Это было действительно так?
Джаррет был избавлен от необходимости отвечать, так как в этот момент в дом вошли Мойра, Джей Мак и сестры Ренни.
— Я тебе говорила, что он ее найдет, мама, — сказала Мэгги. — Готова спорить, что она даже не успела выйти на улицу. Я права, Ренни?
— Почти, — сказала Ренни. — Мама, я прошу прощения, что причинила тебе беспокойство. Мне просто надо было уйти оттуда.
Мойра подошла к дочери, обняла ее и поцеловала в щеку.
— Я понимаю твое настроение, но всех нас это очень напугало. — Она повернулась к Джаррету. — Слава Богу, что вы были там.
Ренни чуть не поперхнулась кофе.
— А где Мэри Френсис?
— Она вернулась в монастырь, — сказала Скай. — Папа хочет сейчас же отправиться в загородный дом.
Джаррет заметил, что Ренни впервые за время разговора посмотрела на отца. В этом взгляде не было враждебности — только вызов.
— Это так? — спросила она. — Ты по какой-то причине спешишь покинуть город? Может быть, ты испугался Ната Хьюстона?
Джаррет подумал, что вряд ли многие осмелились бы разговаривать с Джеем Маком в подобном тоне. Отец Ренни, однако, не моргнул глазом.
— Не провоцируй меня, Ренни. Ты хорошо знаешь, что меня больше пугаешь ты, чем любой самый жуткий убийца.
— И не без оснований, — сказала она. — Ты должен ответить за многое.
— Холлис Бэнкс не стоит тебя, — сказал Джей Мак. — Он хорош как вице-президент Северо-Восточной компании, но это не тот мужчина, который тебе подходит.
— Большое спасибо, папа, но я сама делаю свой выбор. — Она многозначительно посмотрела на отца. — И ты все равно в ответе за многое.
— Он ответит за это в Судный день, как и все мы, Мэри Рини. Ты не имеешь права судить своего отца.
Это вызвало взрыв смеха у Мэгги и Скай, Всю дорогу домой они слушали, как Мойра произносила речь перед Джеем Маком. Скай взяла за руку Мэгги.
— Пойдем, Мэг, за дорожными чемоданами. Надеюсь, Джаррет поможет нам погрузить их в экипаж.
С этими словами девушки исчезли, направившись вверх по лестнице. Джаррет воспользовался предлогом и, извинившись, тоже ушел.
— Мы не договорили, папа, — сказала Ренни, оставшись наедине с родителями. — Ты не имел права так поступать.
— Если Холлису Бэнксу нужны мои деньги, он может их честно заработать, как и остальные мои сотрудники. А если ты желаешь участвовать в моем деле, то можешь сделать то же самое. Ему не нужно жениться на тебе, и тебе абсолютно нет никакой необходимости выходить за него замуж.
Ренни открыла было рот, но тут вмешалась ее мать.
— Хватит — вы оба! Я не желаю этого слушать, тем более сейчас, когда мы расстаемся. Если уж тебе так хочется поспорить, Джей Мак, попробуй убедить свою дочь поехать с нами в долину, А я пока пойду укладываться.
Мойра величественно вышла из комнаты. Джей Мак проводил ее взглядом, затем снова повернулся к Ренни.
— Ну, Ренни? — спросил он, потрогав свои бакенбарды. — Уже не в первый раз твоя мать оказывается права. Давай заключим перемирие.
— Пусть будет перемирие, — без колебаний согласилась Ренни.
— А как насчет другого? Ты поедешь с нами в загородный дом?
— Нет! — опять не раздумывая ответила она. Он кивнул, ожидая именно такого ответа.
— Скажу твоей матери, что использовал самые убедительные аргументы, но так как ты унаследовала все ее ирландское упрямство…
— Ирландское упрямство? Лучше скажи — уортовскую несговорчивость!
Поставленный таким образом на место, Джей Мак робко улыбнулся.
— Ну, как ни назови, но ты сама это признала.
— Кофе еще горячий, — улыбаясь, сказала Ренни. — Хочешь?
— Пожалуй, я выпью чашку.
Сидя на диване, они провели вместе несколько спокойных минут, пока в комнату не влетела Скай с сообщением, что все готово и скоро можно будет ехать. Тут же она снова выскочила наружу, чтобы проследить за укладкой багажа.
Джей Мак встал.
— Пойду помогу Джаррету с чемоданами. Он сегодня и так достаточно потрудился.
— Да уж конечно.
Испытующе глядя на дочь, Джей Мак провел рукой по своим густым русым волосам.
— Не суди его слишком строго, Ренни. За то, что он сделал, я предложил ему поистине царское вознаграждение. — Которое, как напомнил себе Джей Мак, он все еще не выплатил заместителю шерифа.
— Я не испытываю уважения к людям, которых можно купить, — сказала Ренни. — Он не должен был этого делать.
— Надеюсь, ты еще вспомнишь свои слова, — с серьезным выражением на лице ответил Джей Мак. — Да, непременно, — передразнивая провинциальный говор Мойры, — повторил он, — я надеюсь, что это будет так.
Когда экипаж скрылся за углом, Ренни позволила Джаррету отвести себя обратно в дом.
— С ними будет все в порядке? — спросила она.
Рука Джаррета машинально погладила карман брюк. Прикосновение к чеку на десять тысяч долларов, подписанному лично Джеем Маком, вызывало почему-то некоторые угрызения совести.
— С ними будет все хорошо. Ваш отец, видимо, уверен в тех людях, которых нанял. Это меня удовлетворяет.
— А Мэри Френсис?
— Хьюстон не дурак. Даже если он знает о Мэри Френсис, я очень сомневаюсь, что он попытается что-либо сделать в монастыре. Для этого нужно быть совсем уж в полном отчаянии.
— А Майкл?
— Вас приободрить или сказать правду?
— Правду, — ответила она, не мигая глядя на него.
— Этан Стоун не пожалеет своей жизни, защищая вашу сестру.
Ренни кивнула, понимая, что должна удовольствоваться этим ответом. Ничего более определенного Джаррет ей сказать не мог.
— Я собираюсь ложиться, — сказала она. — Вы позаботитесь о лампах или мне самой ими заняться?
— Я все сделаю. — Он отошел в сторону, давая ей пройти. Глядя, как Ренни, устало опустив голову, поднимается по лестнице, Джаррет подумал, что она снова ничего не спросила о себе.
Джаррет проснулся, услышав, как скрипнула кровать. Теперь он лежал очень тихо, напряженно вслушиваясь. Был ли это звук от его собственных движений или что-нибудь еще? Шум раздался вновь. На сей раз был слышен легкий шорох туфель. Ренни, очевидно, не сообразила, что так, скользя по ковру, она производит больше шума, чем если бы передвигалась на цыпочках.
Сев, Джаррет натянул джинсы. Когда он встал, кровать скрипнула, но дальше он двигался совершенно бесшумно, босиком направляясь к двери. Джаррет все же испытывал слабую надежду на то, что по коридору движется злоумышленник. Он чуть-чуть приоткрыл дверь — и как раз вовремя, чтобы заметить, как Ренни сворачивает за угол, двигаясь к черному ходу. Сориентировавшись, Джаррет спустился по главной лестнице на первый этаж, пробежал через холл и остановился, поджидая Ренни у входа для прислуги, находящегося около кухни.
Увидев, как он стоит, с самодовольной улыбкой, небрежно прислонившись к дверному косяку и сложив руки на обнаженной груди, Ренни затряслась от бешенства. Капли воска со свечи потекли, обжигая ей пальцы. Джаррет протянул руку и забрал свечу. То, что он сохранял спокойствие, только подогревало ярость Ренни, от злости потерявшей дар речи.
Джаррет окинул ее взглядом. На Ренни было темно-синее платье, туфли, в руке она держала небольшую расшитую бисером сумочку. Для того чтобы подогреть молоко на кухне, вряд ли нужно было так одеваться.
Хотя Ренни было нечем оправдаться, Джаррет ждал, что она скажет, приготовившись выслушать гневную обличительную речь. Но Ренни не сказала ни слова, и он понял, насколько глубокой была ее обида и насколько сильным гнев. Самодовольная улыбка исчезла с лица Джаррета. Он выпрямился и указал свободной рукой в сторону кухни.
— Пойдемте снимем воск с ваших пальцев.
Ренни прошла за ним к раковине и, к собственному удивлению, позволила заняться своей рукой. После того как Джаррет сполоснул пальцы холодной водой, в обожженных местах осталось только слабое покалывание. Ренни вырвала руку.
— Это несправедливо, — спокойно сказала она. — Я не должна быть пленницей в собственном доме.
И не дожидаясь ответа, она повернулась и стала подниматься по лестнице.
Джаррет следовал за ней. Когда Ренни открыла дверь в спальню, он протянул руку и преградил ей путь.
— Ваша мать разрешила мне запереть вас в случае необходимости.
Ренни заморгала, краска бросилась ей в лицо.
— Мама пошутила. Она прекрасно знает, что к этим дверям нет ключей.
— Я боялся, что вы мне скажете что-либо подобное. — Джаррет вздохнул, понимая необходимость того, что придется сделать и что ему не очень нравилось. — Разрешите мне осмотреть вашу комнату изнутри, — сказал он устало.
— О, разумеется.
Она сделала реверанс и с преувеличенным радушием махнула рукой, приглашая пройти.
— Пожалуйста, распоряжайтесь в моем доме как в своем собственном. Идите куда хотите.
Джаррет предпочел не вступать в спор. Свечой он зажег лампу на ночном столике и не спеша осмотрелся. Его интересовала не мебель, и не предметы, в беспорядке лежащие на комоде, и даже не тот факт, что Ренни в спешке забыла здесь маленькую сумку с одеждой. Ему нужно было знать, нет ли здесь чего-то, что она может использовать для бегства.
— Куда ведет эта дверь? — спросил он, указывая влево от камина.
— Вы разве поверите моим словам? — сказала она.
— Ладно, я сам посмотрю.
Джаррет открыл дверь и огляделся. Как он и думал, это была гардеробная. К несчастью, она соединялась с ванной комнатой и через нее с другой спальней.
— В том-то и проблема, — сказал он сам себе.
— Что вы там бормочете? — спросила Ренни. Джаррет зло посмотрел на нее, на что Ренни ответила вызывающим взглядом. Он покачал головой.
— Что с этими дверями? — спросил он, потянув за медные ручки французских двойных дверей в стене напротив. Двери звякнули, но не открылись.
Ренни села на кровать.
— А что с ними?
— Они не открываются.
— Они заперты на задвижки сверху изнизу. Прежде чем прибегать к грубой силе, вам стоило бы пораскинуть мозгами.
— А вам стоило бы подумать о том, чтобы сменить тон.
— И что будет, если я не стану этого делать? — вызывающе спросила Ренни.
Джаррет сделал вид, что не расслышал. Он отодвинул задвижки, открыл двери и вышел на балкон. Через мгновение он услышал, как двери захлопнулись и лязгнули закрывающиеся задвижки. Тут он понял, какую глупость совершил. Джаррет стукнул рукой о дверную раму.
— Ренни! Откройте! Ответа не последовало.
— Ренни! Я вам серьезно говорю! Откройте двери! — Он перестал стучать, заглядывая через окно в спальню. Ренни нигде не было видно. Джаррет уперся плечом в дверь и попытался ее открыть. Задвижки выдержали натиск. Возможно, стоило разбить окно и подобраться к дверям с обратной стороны, но это наверняка заняло бы слишком много времени.
Джаррет перегнулся через край балкона и увидел то, чего боялся, когда обдумывал возможные пути бегства Ренни. Впрочем, сейчас это его обрадовало.
Под балконом, находившемся на высоте шести метров, вплоть до самой земли ничего не было. Но сбоку, на высоте пяти метров от земли, находился карниз, с которого можно было легко спуститься по одной из опор.
Джаррет ловко спрыгнул на карниз, затем, ухватившись за водосточный желоб, свесился через край и обвил ногами одну из опорных колонн. Через несколько секунд он уже стоял на влажной траве.
Джаррет не представлял, с какой стороны Ренни будет выходить из дома — спереди, сзади или сбоку. Он быстро выбрал направление, надеясь, что не ошибся. Было несложно догадаться, куда направляется Ренни. Но одно дело — догадаться, что она направляется к Холлису Бэнксу, и совсем другое — знать, где живет мистер Бэнкс.
Джаррет быстро обежал вокруг дома, скользя по мокрому газону. Уличные фонари давали достаточно света, и Джаррет без труда обнаружил следы Ренни. Они вели к боковым воротам. Створки ворот все еще покачивались, из чего он заключил, что не слишком отстает. След Ренни снова обнаружился на лужайке за вымощенной плитами дорожкой на участке соседей. Джаррет продолжал мчаться за беглянкой, следуя за ней через каменные стены и изгороди, через сады и маленький пешеходный мостик над соседским прудом.
Заслышав его шаги, кошки на аллеях отпрыгивали в сторону. Лошади в стойлах фыркали и нервно переминались с ноги на ногу. Бездомная собака встревожила своих сидящих на цепи друзей, и в поднявшейся какофонии заспанным слугам пришлось выходить из дому, чтобы их успокоить. Пробудилась вся округа, хотя до рассвета было еще далеко.
Подняв юбки, Ренни полезла через забор, разделяющий владения Маршаллов и Стюартов, и зацепилась платьем за торчащие из ограды декоративные железные острия. Отчаянно пытаясь высвободиться, Ренни порвала платье, но так и не сдвинулась с места. Здесь и нашел ее Джаррет.
Он прислонился к ограде, радуясь возможности перевести дух. Когда Ренни стала вновь дергать платье, Джаррет просунул руку через забор и зажал материю. После погони его голос звучал хрипло.
— Больше не пытайтесь испытывать мое терпение, — сказал он.
— Вы угрожаете мне, — тоже задыхаясь, спросила Ренни.
— Да. — Джаррет был рад, что нашел наконец способ заставить ее замолчать. Он перелез через забор, легко спрыгнув на землю рядом с Ренни.
— Я сейчас вас отцеплю, и мы пойдем обратно в дом. Не вздумайте делать никаких попыток к бегству. Если надо будет, я вас понесу на руках. Если вы так горите желанием увидеть своего ухажера, я вам это устрою завтра. Хотя от вашего внимания вряд ли ускользнуло то обстоятельство, что он пока ни разу не пытался выломать дверь, требуя свидания с вами.
— Не смейте так о нем говорить! Вы не имеете права! Джаррет пожал плечами. Не ожидая от Ренни слов благодарности и действительно их не получив, он отцепил ее платье.
— Пойдемте. Если даже вы не устали, то я очень устал.
— Что, черт возьми, здесь происходит? — требовательно спросил из темноты низкий мужской голос.
Джаррет встал перед Ренни, загораживая ее. Машинально протянув руку к кобуре, он обнаружил, что ее нет на месте. Его утешило только то, что перед ними не Натаниэль Хьюстон. Тот не дал бы времени на поиски пистолета.
— Майкл, это вы? — Говоривший вышел из находившейся в тени задней веранды на лужайку. Приблизившись, он опустил свой «кольт» 45-го калибра.
Ренни сделала шаг вперед.
— Это Мэри Рини, мистер Маршалл, сестра Майкл. Логан Маршалл опустил пистолет в кобуру на поясе.
Сюда же были прикручены полы ночной рубашки.
— Ренни? Боже мой, сколько времени прошло! Но вы с ней все так же похожи. Ну, сейчас, может быть, и не настолько, — добавил он, посмотрев на ее плоский живот. — Так вы хотите мне что-то сказать, — спросил Маршалл, поймав смущенный взгляд Ренни, — или я должен считать, что видел очень странный сон?
Ренни искоса взглянула на Джаррета. На его лице не было даже тени смущения. Он стоял во дворе Логана, одетый только в пару выцветших джинсов, и по его виду можно было понять, что это для него в порядке вещей. Зеленые глаза Ренни смотрели умоляюще.
— Наверно, нам всем стоит считать, что мы видели сон. Джаррет ухмыльнулся.
Логан заметил насмешливую улыбку Джаррета и снова посмотрел на Ренни.
— С вами все в порядке? Она кивнула:
— Да, в порядке. Наверно, я вела себя сегодня чересчур опрометчиво.
Логан пригладил свои медно-рыжие волосы. Он понимал, что объяснения Ренни предназначены не ему, что она таким образом извиняется перед мужчиной, который стоит рядом. Однако, как показалось Логану, незнакомец не придал этому значения.
— А в вашем доме все в порядке?
— Да. Мы уже возвращаемся туда.
Логан посмотрел на изгородь за ее спиной. Клок белой материи от нижней юбки Ренни развевался на одном из штырей как символ капитуляции.
— Ренни, вы уверены, что не нужно посылать за полицией? Я знаю о побеге Ната Хьюстона. «Кроникл» несколько дней назад получила телеграмму от Этана Стоуна. Он хотел, чтобы об этом не сообщалось в печати, пока Джей Мак не расскажет обо всем вашей сестре лично. Так приняли меры или нет?
Теперь Джаррет понял, кто это такой. Логан Маршалл был издателем и совладельцем одной из крупнейших нью-йоркских газет, работодателем Майкл Деннехи. Джаррет считал, что стоящий за «Кроникл» сильный человек должен быть старше, не одного возраста с ним или Этаном, и уж, во всяком случае, не таким физически крепким. Маршалл оказался достаточно высоким, чтобы спокойно выдерживать пристальный взгляд Джаррета, и обладал достаточной ловкостью и физической силой, чтобы противостоять ему, защищая Ренни.
Джаррет был уверен, что и Логан его пристально разглядывает. Разглядывает человека, который перепрыгивает через заборы, преследуя Ренни Деннехи. Под этим пристальным взглядом Джаррету стало немного не по себе. Интересно, есть ли у Ренни нормальные соседи? Или тут только Маршаллы и Асторы?
Ренни почувствовала, что в три часа ночи должна дать Логану Маршаллу немного более подробные объяснения, чем он рискнет потребовать, не нарушая правил хорошего тона.
— Это мистер Джаррет Салливан, мистер Маршалл. Джаррет не смог придумать ничего лучшего, как протянуть Логану руку.
— Я заместитель Этана Стоуна, — сказал Джаррет.
Логан пожал протянутую руку.
— Профессиональный охотник за преступниками? Джаррет кивнул, уверенный в том, что Ренни за его спиной вздрогнула от удивления.
— Иногда. Но сейчас я заместитель шерифа. Отпустив руку Джаррета, Логан слегка нахмурился.
— Ренни, мне кажется, Майкл говорила мне, что вы сегодня выходите замуж за Холлиса Бэнкса… то есть вчера… — Он потер висок. — Бог ты мой, ведь уже скоро утро.
— Майкл вышла замуж вместо меня, — сказала Ренни.
— За Холлиса Бэнкса? — Вот теперь происходящее действительно показалось Маршаллу дурным сном.
— Нет, за Этана Стоуна. Мы только что со свадебной церемонии.
— Ну да, более или менее, — пробормотал Джаррет, оглядывая свое одеяние.
Логан поднял руки вверх.
— Ни слова больше. Уверен, что все это имеет для вас какое-то значение, но сейчас я собираюсь обратно в постель. Думаю, что мне теперь есть о чем рассказать Кейти. — Он поклонился обоим. — Спокойной ночи. Да, вам будет удобнее выйти через ворота. Не стоит второй раз за ночь подвергаться опасности сесть на кол.
Ренни слабо улыбнулась. Она шла домой, опустив глаза, и про себя желала, чтобы земля под ногами разверзлась и поглотила ее.
— Пожалуй, это самое большое унижение в моей жизни, — сказала Ренни с глубоким вздохом.
— Это все потому, что сейчас глубокая ночь. — Джаррет взял ее под руку, заставляя ускорить шаг. Протесты Ренни относительно того, что ее тянут за собой, как лодку на буксире, остались без ответа. Войдя в дом, Джаррет повел Ренни прямо в свою спальню, минуя ее собственную.
— Эй, подождите! — воскликнула Ренни, — Вы прошли мимо моей комнаты.
— Нет, не прошел. По крайней мере на эту ночь ваша комната здесь, А вон там ваша кровать. — Джаррет указал на овальный ковер, лежавший у камина.
Ренни попыталась вырваться.
— Но я не могу спать на полу! Джаррет перехватил ее.
— Постарайтесь приспособиться. И вообще, мисс Деннехи, последние трое суток я просидел, как в тюрьме, в вагоне поезда, а перед этим еще несколько дней провел в седле. И то, в другое не очень располагает ко сну. Всю неделю я практически не смыкал глаз — разве что на несколько часов. Поэтому на кровати буду спать я, а вы ляжете на полу. И меня абсолютно не волнует, уснете вы или нет.
Джаррет отпустил руку Ренни и, прежде чем она сообразила, что к чему, оторвал кусок от ее нижней юбки. Она слишком испугалась, чтобы закричать.
— Что вы собираетесь делать? — Заметив мстительный огонек, загоревшийся в глазах Джаррета, Ренни сделала шаг назад и, посматривая на дверь, нервно поправила сбившуюся прядь рыжих волос. Желая защититься от не понятной угрозы, она выставила руки вперед.
— Что вы делаете?
Джаррет не ответил, продолжая двигаться вперед. Кусок материи в его руках был туго натянут. Ренни сделала еще шаг назад и со слабым «ох» упала прямо в большое кресло, стоявшее у нее за спиной. Глаза ее были широко раскрыты от удивления. Ренни сделала неуклюжую попытку вскочить, но ноги запутались в лохмотьях, оставшихся от нижней юбки и платья. Джаррет схватил дрожащие руки девушки и быстро связал запястья. «Примерно так связывают телят», — подумал он, но сразу же отогнал от себя это сравнение.
С удовлетворением убедившись в том, что Ренни связана, Джаррет пододвинул ковер вплотную к кровати. Затем, не обращая внимания на все просьбы своей подопечной, подтащил ее поближе и привязал свободный конец веревки к ножке кровати. Ренни ничего не оставалось, как самой опуститься на колени, не дожидаясь, пока ее силой заставят это сделать.
Джаррет бросил ей одеяло, затем остановился, раздумывая, где взять подушку.
— Думаю, это не имеет большого значения, — сказал он, отдавая ей свою. Говоря это, Джаррет лениво растягивал слова — явно для того, чтобы подразнить Ренни. — Я привык спать без подушки. Хотя, конечно, с ней все же приятней.
Зеленые глаза Ренни гневно сверкнули.
— Идите к черту, мистер Салливан, — сказала она.
— Джаррет! Учитывая, что мы живем с вами в одной комнате и все такое прочее — зовите меня просто Джаррет.
В ответ она попыталась лягнуть его ногой. Это была бесполезная попытка, приведшая только к тому, что Ренни ударилась головой о кровать. Из ее глаз брызнули слезы — от боли и бессилия. Было ясно, что самостоятельно она развязать узел не сможет.
Джаррет слегка похлопал ее по щеке и отдернул руку, прежде чем Ренни успела его укусить. Смеясь, он вытянулся на кровати, погасил лампу и повернулся на бок, положив руку под голову.
— Спокойной ночи, Ренни.
— Я не разрешала вам обращаться ко мне по имени. Джаррет улыбнулся в темноте. Он подоткнул одеяло под плечи и потер свои холодные ноги, пытаясь согреться.
— Спокойной ночи, мисс Деннехи.
Ренни зашипела от злости. Повернувшись, насколько позволяли путы, она не меньше часа пыталась ногтями развязать узлы, но в конце концов поняла, что не сможет их даже ослабить. Джаррет мирно спал, время от времени слегка похрапывая и тем самым как бы напоминая Ренни о своем присутствии.
Постепенно она стала ощущать, что, вовсе того не желая, не столько борется за свое освобождение, сколько пытается преодолеть сон. Дедушкины часы в прихожей пробили четыре часа, затем половину пятого. Это было последнее, что слышала Ренни.
Джаррет стоял, наклонившись над Ренни. Его влажные волосы вились на затылке. Полотенцем, обмотанным вокруг шеи, он вытер каплю воды, повисшую на подбородке. В ногах кровати лежала рубашка, он поднял ее и надел. Ренни даже не шелохнулась.
Казалось, она все же нашла единственное положение, которое обеспечивало какой-то минимальный комфорт. Ренни лежала на боку, свернувшись калачиком и прижав колени к груди. Руками она обнимала ножку кровати. Даже в профиль на лице девушки были заметны тени под глазами, и, как мог понять Джаррет, Ренни в эту ночь отдохнула неважно.
Заметив ссадины на ее руках, Джаррет поморщился. Темно-синее платье перекрутилось вокруг тела, рукав на локте был порван. Ренни откинула в сторону одеяло, открыв ноги до колен. Чулки оказались порваны в нескольких местах, кое-где к ним пристали колючки. Высокие ботинки были забрызганы грязью.
Во время сна или, может быть, во время схватки (Джаррет не мог точно сказать, когда именно) большая часть заколок выскочила из прически, и бронзовые пряди волос в беспорядке перепутались вокруг бледного лица Ренни. Зеленое пятнышко около уха давало представление о тех многочисленных кустах, которые она преодолела этой ночью. По правде говоря, у Ренни был довольно потрепанный вид.
Но обо всем этом можно было думать, только не обратив внимания на ее губы, а это было невозможно. Во сне Ренни слегка приоткрыла рот, влажный, с восхитительно полными губами. Форма его, с чуть выступающей нижней губой и чувственно изогнутой верхней, весьма привлекала Джаррета. Рот Мэри Рини мог заставить мужчину забыть обо всем, кроме желания ее поцеловать.
Джаррет наклонился к своему саквояжу и долго шарил там, пока не нашел большой нож. Он вытащил его из чехла и встал на колени рядом с Ренни, намереваясь разрезать ее путы. Нож оказался в нескольких сантиметрах от лица девушки, и в этот момент она проснулась.
Грудь ее высоко поднялась, когда Ренни вобрала воздух в легкие. Джаррет успел зажать ей рот, прежде чем истошный крик, от которого задрожали стекла, достиг своего максимума. Пытаясь освободиться, она вертелась так, что Джаррет был вынужден отложить в сторону нож, чтобы ее не поранить.
— Я хочу вас освободить, — спокойно сказал он. — Вам незачем кричать, я не собираюсь сделать вам ничего плохого.
Ренни не могла вздохнуть, потому что рука Джаррета зажала ей рот и нос, перекрыв доступ воздуха. Она замотала головой, пытаясь сбросить его руку, отчего узлы на запястьях затянулись еще сильнее.
В этот момент миссис Каванаг постучала в дверь.
— Вы здесь, мистер Салливан? Я ищу Ренни. Я не могу, — она слегка приоткрыла дверь и просунула в нее голову, — ее нигде найти.
Услышав крик кухарки, Джаррет отпустил Ренни и сел на пол, обратив свой взор к небу и покачивая головой. Ренни вдохнула воздух и разразилась по его адресу такими проклятиями, которые заставили бы покраснеть даже бывалого моряка.
Джаррет поднял нож, вонзил его в кровать и встал. Он прошел мимо бившейся в истерике миссис Каванаг, оставив Ренни там, где она лежала.
— Крику, как на чикагской бонне, — пробормотал он с отвращением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница бродяги - Гудмэн Джо



Полная ерунда.Да же не стала дочитывать до конца.
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоНаташа
25.02.2012, 20.26





Интересный лр, он конечно довольно объемный, но сюжетная линия интересная, любовь с примесью приключений очень увлекает.
Любовница бродяги - Гудмэн Джокуся
24.12.2012, 10.38





замечательная книга. читала взахлеб. был неинтересен только пролог, поэтому я его пропустила. любители романов. обязательно прочитайте это произведение
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоАьбина
28.07.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100