Читать онлайн Любовница бродяги, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница бродяги - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Любовница бродяги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Новобрачная покраснела не от смущения. Краска на ее щеках была результатом крайнего раздражения. Зеленые глаза сверкали, но не от сладостного ожидания. Линия полного рта соответствовала серьезному, даже неприступному выражению лица. Узкие плечи и вся стройная фигура выражали настороженность. Даже всегда распущенные каштановые волосы были собраны в косы. В общем, у невесты был вид женщины, приготовившейся к бою, а не к прогулке в церковь.
Вокруг нее все бегали и суетились. Ренни закрыла глаза и с радостью погрузилась в наступившую благословенную темноту. Она старалась не думать о том, что вскоре должна была сказать, но это оказалось невозможно. Ренни снова и снова представляла, как она стоит перед десятками гостей в соборе, повторяя за священником слова клятвы.
И она их произнесет, думала Ренни. Отступать теперь поздно, даже если она этого захочет. А она и не хочет. Холлис Бэнкс — идеальный партнер.
«Партнер, но не муж».
Она не удивилась подобной мысли. Ее брак был сделкой, в чем Ренни могла признаться самой себе, хотя гордость и здравый смысл никогда не позволили бы ей сказать об этом вслух.
Ренни открыла глаза. Суета вокруг продолжалась. Но на этот раз она улыбнулась.
Скай Деннехи стояла на коленях перед сестрой, подгоняя на Ренни платье. Маленькое овальное лицо пылало, огненно-рыжие волосы свесились набок. С полным ртом булавок она что-то бормотала, но на это никто не обращал ни малейшего внимания.
Мэгги колдовала над букетом, вновь и вновь переставляла оранжевые цветы, пытаясь найти наилучшее их сочетание. Она была вся поглощена своей работой, изящные черты лица стали напряженными, рот забавно скривился.
Мэри Френсис, чье красивое лицо оттенялось монашеским одеянием, занималась волосами Ренни, закрепляя их в нужных местах булавками и поправляя фату. Во время работы она еле слышно напевала мелодию, которую играет органист в соборе, и тем самым невольно напоминала Ренни, что времени осталось совсем немного.
Мать новобрачной разглаживала атласные рукава платья. Руки Мойры слегка дрожали, лицо было хмурым. Время от времени она озабоченно поглядывала на Ренни.
— Поминки, пожалуй, проходят веселее, — заметила Майкл. Она стояла на коленях рядом со Скай, вдевая нитку в иголку.
— Майкл! — предостерегла мать.
— Ну да, — без всякого сожаления сказала Майкл. Она передала Скай иголку с ниткой и осторожно вытащила у нее изо рта булавки. — Глядя на нас, можно подумать, что ирландцы только и умеют, что веселиться на поминках.
Вся эта суета происходит оттого, что Ренни споткнулась на ступеньках, испачкав платье и раньше времени бросив букет. Если б я была хоть чуточку суеверна, то сказала бы, что свадьбе не бывать.
Ренни взглянула на сестру, ее рот недовольно скривился.
— Я буду благодарна, если ты станешь держать подобные мысли при себе. Не сомневаюсь в твоих добрых намерениях, но я уже выслушала от тебя насчет моей свадьбы с Холлисом Бэнксом все что хотела.
Теперь, когда рот Скай был свободен от булавок, она, решила поддержать Майкл. Ее юное лицо было серьезным.
— Нельзя сказать, что нам не нравится Холлис. Но еще больше нельзя сказать, что он нам нравится.
— Скайлер! — Мойра в отчаянии покачала головой. И где только ее дочери научились так грубо разговаривать? Это влияние Джея Мака, подумала она. Жаль, его здесь нет, чтобы полюбоваться на плоды своих трудов. — Она не это хотела сказать, Ренни.
— Нет, именно это! — заявила Скай. — Я думаю, Холлис вполне хорош, но это не тот мужчина, за которого, как мне представлялось, ты выйдешь замуж.
Ренни энергична, независима, откровенна; Скай сомневалась, что Холлис оценит эти качества. Скорее он будет страдать от них.
Ренни слабо фыркнула.
— Я могу только гадать, до чего ты додумалась. Холлис мне прекрасно подходит. Он добрый, мягкий, умный и…
— Ему нужны твои деньги, — со спокойной уверенностью сказала Мэри Френсис.
Услышав замечание старшей дочери. Мойра вздрогнула.
— Действительно, — сказала Мэгги, помахивая букетом перед Ренни, — ему нужны деньги Джея Мака, и он считает, что ты именно та Деннехи, которая может ему их принести. Скай слишком молода, я недостаточно красива, Мэри Френсис — монахиня, а Майкл — на восьмом месяце беременности.
Мойра обмахивалась веером. Она с удовольствием упала бы в обморок прямо сейчас. Дочери пока что ее полностью игнорировали.
— Сейчас самое время говорить мне то, что ты думаешь, — огрызнулась Ренни.
Майкл воткнула булавки в подушечку.
— Мы все это тебе уже говорили. Ты не желала слушать.
— Вы должны меня сейчас поддержать. Если вы же лаете мне добра, то должны радоваться за меня.
Ренни стала высвобождаться, чувствуя себя так, будто ее растягивают сразу в пяти направлениях. Она была не очень убеждена, что ее слова пристыдили сестер и заставили сожалеть о своей бесчувственности. Но тут, несмотря на всю кипящую вокруг нее деятельность, внимание Ренни отвлекло кое-что происходящее в стороне.
На пороге церкви стояли двое мужчин, держа в руках шляпы. В запыленной и помятой одежде, они явно чувствовали себя неудобно. У каждого кобура пистолета была вызывающе выставлена напоказ. Один из вошедших переминался с ноги на ногу, как бы собираясь с духом. Другой стоял, небрежно привалившись к дверной раме, и спокойно наблюдал за происходящим.
Ренни похолодела. Она подняла голову, переводя взгляд с одного незнакомца на другого. Затем безотчетно сделала шаг по направлению к Майкл, как бы стремясь защитить ее.
— Можем ли мы что-нибудь сделать для вас? — спросила она.
Как заметил про себя Джаррет, ее голос был холодным и резким, подобно водовороту в горной речке. Вызывающе вздернутый подбородок и суровый взгляд не сулили ничего хорошего. На лице Салливана появилась улыбка. Бедный Холлис Банке! Джаррет подумал, что кандидат в новобрачные будет только благодарен ему за вмешательство.
Едва скрываемое веселое настроение незнакомца было неприятно Ренни. Она посмотрела на его спутника. Тот скользнул взглядом по озабоченному лицу матери, по нервно сжимающим букет пальцам Мэгги, по огненно-рыжей шевелюре юной Скай и остановился на профиле Майкл. И тогда Ренни поняла, кто он такой.
— Меня зовут Этан Стоун, — тихо сказал незнакомец. — Я пришел за Майкл.
«Какой ужас!» — подумала Ренни. Подобрав свое белое атласное платье, она протиснулась к Этану, не удостоив взглядом его спутника. Остановившись, она заговорила еще более резким и холодным тоном.
— Начальник полиции Стоун? — спросила Ренни. — Тот, который похитил мою сестру?
Глаза Джаррета были устремлены на Ренни. Все остальные смотрели на Этана.
— Да, — твердо сказал Этан. — Человек, который похитил вашу сестру.
Ответ Ренни последовал без промедления. Ее рука описала широкую дугу и остановилась всего в каком-то сантиметре от лица Этана. Ее остановил не Этан, а Джаррет. Он оттащил Ренни в сторону, завернул ей руки за спину и рывком приподнял, прижав к себе. Ренни застыла в абсолютной неподвижности, как и все вокруг.
На целых пять секунд.
Майкл положила руку на плечо Скайлер и встала, развернувшись лицом к Этану и уперев руки в бока. Ее светло-голубая блузка туго натянулась, ясно обозначив несомненное свидетельство беременности. Этан отвел взгляд от лица Майкл и посмотрел на ее живот. Она с воинственным видом вышла вперед, выпрямив плечи и выпятив подбородок — так, как совсем недавно сделала Ренни. Майкл твердо взглянула на Этана:
— Скажи этому человеку, чтобы он опустил мою сестру на пол.
Джаррет не стал дожидаться директив Этана, с запозданием поняв, что действительно оторвал Ренни на несколько сантиметров от пола.
— Меня зовут Джаррет Салливан, мисс Деннехи, — вежливо сказал он, осторожно ставя Ренни на пол, но не отпуская ее. Протиснувшись дальше в комнату, Джаррет ногой закрыл за собой дверь. Взгляд его темно-синих глаз также задержался на животе Майкл. Этан стоял, лишившись дара речи.
— Он этого не знал, — прошептал Джаррет.
— Ну конечно, не знал, — раздраженно прошептала Ренни. Она попыталась высвободиться, но Джаррет в ответ только сжал ее крепче.
Мэри Френсис нашла для матери стул и усадила ее. Мойра выглядела так, будто вот-вот упадет в обморок. Френсис вытащила из-за ее пояса белый шелковый китайский веер и принялась обмахивать Мойру. Она внимательно следила за Этаном, оценивая его реакцию на беременность Майкл. Френсис уже несколько месяцев назад предлагала Майкл сообщить Этану о своем состоянии, но та отказалась. Этан ее не любит, сказала она. Мэри Френсис тогда подумала, что сестра ошибается. Теперь она окончательно уверилась в этом.
Нервные пальцы Мэгги доламывали свадебный букет. Опустив глаза, она наконец увидела, что наделала, вздохнула и, прицелившись, запустила цветы в Этана. Снаряд проскочил мимо цели и попал в плечо Джаррета, не причинив никакого вреда. Низкий смех Салливана пробудил ярость Ренни.
— Мэгги! — закричала она, возобновив попытки освободиться. — Это мои цветы!
Говоря это, она чувствовала, как Джаррет трясется от еле сдерживаемого смеха, и ощущала теплоту его дыхания. Ренни повернула голову и свирепо посмотрела на него. Джаррет не отреагировал.
Скай вскочила на ноги, подняла злополучный букет и угрожающе взмахнула им перед Этаном.
— Ну, теперь кое-кто должен что-то сделать… кое-что сказать. — Она испытующе взглянула на Этана.
Джаррет покачал головой. Дочери Джона Маккензи Уорта оказались свирепыми как львицы. Он не слишком высоко оценивал шансы Этана на выживание. Однако его друг, казалось, не обращал внимание на происходящее. Он смотрел только на Майкл.
— Это конченый человек, — сказал Джаррет, обращаясь скорее к самому себе.
Ренни что-то проворчала в ответ.
— Может быть, поговорим? — спросил Этан у Майкл. Он огляделся. — Наедине, — добавил он много значительно.
— Я не хочу с тобой разговаривать, — твердо сказала Майкл. — Наедине или при свидетелях, сейчас или потом. Я знаю, почему ты здесь, и это не имеет никакого отношения ко мне или к моему ребенку. Это связано с побегом Хьюстона и Ди. Тебе придется искать их самому, начальник полиции Стоун, потому что я не собираюсь тебе помогать!
— Майкл! — Пять голосов с одинаковым ужасом хором произнесли ее имя.
— Разве он предал вашу сестру? — прошептал Джаррет на ухо Ренни.
У Ренни был такой вид, будто она его сейчас укусит. Ее зеленые глаза сверкали.
— Вы ничего об этом не знаете, — прошептала она.
Майкл смотрела на Этана примерно так же.
— Как ты нас нашел? — спросила она.
— Сегодня я уже говорил с твоим отцом.
— И он послал тебя сюда?
— Да, он направил меня сюда, но не сказал, чего можно ожидать. Он предоставил мне возможность узнать это самому. Как ты могла, Майкл? Почему ты мне ничего не сказала?
Она покраснела.
— Я не могу говорить об этом в присутствии моей семьи!
— Ну тогда давай поговорим наедине.
— Я не хочу оставаться с тобой наедине!
— Ну тогда поговорим сейчас!
— Этан! Мы ведь находимся на бракосочетании моей сестры!
Скайлер вертела головой, глядя то на одного, то на другого участника сражения. Теперь она смотрела на Этана, ожидая его возражений. К ее разочарованию, ответ последовал от Джаррета.
— Хорошо, что мне напомнили об этом, — сказал он, отпустил Ренни, затем проскользнул к двери и без слов закрыл ее за собой.
Ренни с недоумением смотрела, как он уходит.
— Мне это нравится! — саркастически заметила она, поправляя платье и фату. — Кто он такой?
— Я никогда его раньше не видела, — сказала Майкл. — Но если Этан говорит, что это его друг, то от него нужно держаться подальше.
Ренни подумала то же самое. Она еще никогда не сталкивалась с таким пренебрежением к себе. С ней только что обращались как с багажом, а не как с женщиной. Прикосновения Джаррета Салливана были грубыми и небрежными. Наверно, на запястьях у нее останутся синяки, а на подвенечном платье, там, где он прижимал ее к себе — следы пыли. Ренин в раздражении принялась себя отряхивать.
— Он мой заместитель, — сказал Этан, обращаясь к Ренни. Реплику Майкл он предпочел проигнорировать. — И когда ваша мать и сестры отправятся в долину, он останется с вами.
Ренни широко открыла глаза.
— Останется со мной? Это невозможно. Мы с Холлисом будем в доме его родителей, и присутствие вашего заместителя там совсем ни к чему.
Майкл с тревогой посмотрела на сестру.
— Ренни, а как же твой медовый месяц? Ты не собираешься ехать?
— Конечно, я не собираюсь ехать, — твердо ответила та. — Пока эти преступники на свободе, я не оставлю тебя одну. Может быть, я даже сумею помочь. Если я могу занять твое место, нет оснований подвергать опасности тебя или ребенка.
— Я этого не допущу! — Майкл топнула ногой. — Ты не сделаешь ничего подобного.
— О, дорогая! — прошептала Мойра.
Мэри Френсис, пытаясь успокоиться, начала перебирать четки.
Мэгги и Скайлер обменялись многозначительными взглядами.
Этану захотелось вытащить пистолет, несколько раз выстрелить и на этом закончить спор. Как мог Джаррет бросить его в такую минуту?
— Вы, — резко сказал он Ренни, — сделаете так, как вам скажут. Я здесь для того, чтобы обеспечить безопасность вашей сестры, и я намерен выполнить свой план. Я обсудил его с Джеем Маком, так что это дело решенное. Джаррет будет присматривать за вами, и с вашей стороны не должно быть никаких геройских поступков.
Ренни открыла рот и вновь его закрыла. Ей хотелось сказать Этану много разных слов, но ни одно из них нельзя было произнести в церкви.
Майкл смотрела на Этана, слегка приоткрыв рот от удивления.
— Ты не должен так говорить с моей сестрой, — на конец произнесла она.
— Но он все же так поступает, — спокойно сказала Мэри Френсис. Она отошла на шаг от Мойры и повернулась к Майкл. — И в этом есть определенный смысл. До сих пор ты не воспринимала всерьез этих преступников. Я, например, довольна, что мистер Стоун по крайней мере желает защитить твои интересы. С тех пор как ты узнала об этом побеге, ты игнорировала предупреждения папы и думала только о себе.
Ренни заметила, что при этих словах Майкл покраснела. Мэри Френсис всегда говорила очень спокойным тоном. Тем не менее она могла сказать такое, что надолго оставляло неприятные воспоминания. И хотя Ренни была согласна с Мэри, ей все же было жаль свою двойняшку.
— Мэри, — умоляюще сказала Майкл, — как ты можешь такое говорить? Меня нельзя упрекнуть в эгоизме. Наоборот, я старалась не мешать свадебным планам Ренни и не впутывать вас в свои дела.
— Дело не в этом. Мы одна семья, а ты относишься ко всем нам как к посторонним. Ты что же, считаешь, что кому-либо из нас действительно все равно? Посмотри на маму. Разве она о тебе не беспокоится? А Ренни? Ренни готова ради тебя противостоять всему миру. Ты думаешь, она не понимает, что тебе грозит?
Воцарилось молчание. Майкл со слезами на глазах посмотрела на Мэри, затем перевела беспомощный взгляд на мать, потом на Ренни. Мэгги с виноватым видом смотрела в сторону, Скай перебирала букет.
— О, простите меня. — Майкл покачала головой, как бы не веря, что могла наделать такое. — Мне так жаль!
Ренни сделала шаг к сестре, но Этан ее опередил. Ренни с бьющимся сердцем смотрела, как он колеблется, опасаясь отказа. Шепотом он позвал Майкл по имени. Что сделает сестра?
Майкл повернулась и шагнула прямо в объятия Этана.
Скай передала Этану носовой платок. Он вытер слезы на лице Майкл и поцеловал ее в лоб. Твердый живот женщины прижался к нему, и Этан почувствовал движение своего ребенка. Затаив дыхание, он замер в ожидании, что это повторится.
Понимание необычности момента, чувство ответственности — все это было написано на лице Этана. Мойра и Мэри одобрительно кивнули. Скайлер усмехнулась. Мэгги с грустью вздохнула.
Только Ренни хмурилась, понимая, что с Холлисом Бэнксом она никогда ничего подобного не испытает. Она не могла себе представить, что Холлиса вообще что-либо может так глубоко тронуть, и ноющее чувство не отпускало ее.
Этан теперь говорил что-то о возвращении Майкл домой, о том, как он ее любит и хочет защитить, но Ренни слушала вполуха. Внутри она ощущала пустоту, слова Этана эхом отдавались в голове. Только услышав свое имя, Ренни вышла из транса.
— Я не могу уехать, — сказала Майкл. — Ренни выходит замуж.
Как заметила Ренни, при этих словах начальник полиции Стоун почему-то опять почувствовал себя неуютно. Он отстранился от Майкл, коротко взглянул на Ренин и отвернулся.
— Так вот, насчет венчания, — медленно проговорил Этан. Он предпочел бы находиться на пути стада испуганных буйволов, попасть в буран, оказаться перед Натаниэлем Хьюстоном, держащим в руках пистолет, — только бы уклониться от разговора о том, что сейчас делает Джаррет.
— Видите ли, я разговаривал сегодня с Джеем Маком, — снова начал он, — и тот выразил некоторые сомнения насчет намеченного венчания.
Ренни прижала руку к губам. Она дико посмотрела на Майкл и увидела, как на ее лице, словно в зеркале, отразился тот же страх.
— Этан, — сказала Майкл, — что происходит? Что ты сделал?
— Я ничего не сделал. Я был здесь, разве не так? — Все кивнули, Майкл и Ренни с некоторой неохотой. — Но Джаррет… Я думаю, он ушел, чтобы поговорить с Холлисом Бэнксом. Сомневаюсь, что венчание состоится.
По требованию Салливана органист перестал играть свадебную прелюдию.
— Благодарю вас, — вежливо сказал Джаррет, убрав руку с пистолета, и застегнул кобуру. — А теперь, будьте добры — покажите жениха.
Дрожащий палец указал на мужчину, занятого серьезным разговором с тремя шаферами.
— Еще раз спасибо, — сказал Джаррет, надел шляпу и двинулся с хоров вниз в заднюю часть церкви. Звук его легких шагов нарушил тишину собора. Заметив приближение Джаррета, Холлис Бэнкс замолчал. Гости, сидевшие на скамьях, повернули головы и в недоумении следили, как по длинному центральному проходу Джаррет приближается к жениху.
Холлис Бэнкс сделал шаг навстречу Салливану и замер в ожидании.
Джаррет Салливан заранее составил себе портрет избранника Ренни. Но Холлис Бэнкс на этот портрет был совершенно не похож. Такой же высокий, как Джаррет, крепкого телосложения — сильные плечи, широкое лицо и мощная грудь. Темно-каштановые волосы, подстриженные по последней моде и разделенные посередине пробором, блестели от «Средства для волос Эльджина», Усы были аккуратно навощены, а бакенбарды повторяли сильную линию подбородка. Черная визитка, сизого цвета брюки, туфли, сверкающие почти так же ярко, как и волосы. Рот был плотно сжат, темные глаза смотрели уверенно. На молокососа Бэнкс явно не походил.
О чем только думал Джей Мак? Но Джаррет недолго терялся в догадках. Несомненно, Джон Маккензи Уорт настолько хотел расстроить эту свадьбу, что не остановился перед ложью. Джаррет скривил рот в усмешке. В кабинете Джея Мака десять тысяч долларов казались огромными деньгами. Ему нужно было требовать больше. Джей Мак наверняка уплатил бы.
— Холлис Бэнкс? — спросил Джаррет, остановившись всего лишь в полуметре от него.
Бэнкс коротко кивнул. Плечи его были расправлены, прищуренные глаза смотрели с любопытством и пренебрежением. Они сверлили Джаррета, отмечая пыльную и мятую одежду, порванные на колене джинсы, стоптанные ботинки и шляпу со следами пота. Выступающий под плащом пистолет также не остался незамеченным.
Джаррета не тронуло то осуждение, которое он прочитал на широком лице Бэнкса.
— Прошу прощения, если помешал, — сказал Джаррет, сдвинув указательным пальцем шляпу на затылок. — Мы можем переговорить с вами наедине?
Глаза Бэнкса слегка расширились от удивления.
— Вы понимаете, что собираетесь прервать венчание?
Джаррет огляделся с таким видом, как будто только что заметил, что происходит вокруг. Прихожане сидели на скамьях, повернувшись к алтарю, словно надеялись услышать их разговор. Везде стояли вазы с оранжевыми цветами, слышались голоса детей, Шаферы позади Холлиса были одеты так же, как и он; у каждого в нагрудном кармане красовался сложенный треугольником накрахмаленный платок. Священник стоял лицом к гостям, служка у алтаря только что кончил зажигать свечи.
Джаррет вновь повернулся к Холлису.
— Ей-богу, вы правы! Не считая отсутствующей новобрачной, налицо все признаки венчания, — сказал он.
У Холлиса покраснела сначала шея, затем лицо.
— Я плохо отношусь к дуракам, — резко сказал он. — Говорите, что вам нужно, и уходите.
— Здесь?
— Ну ладно, — после минутного колебания ответил Холлис и посмотрел на шаферов. — Дайте нам три минуты. — Он направился к двери справа.
Джаррет усмехнулся, глядя на шаферов.
— Как я догадываюсь, от меня ждут, что я пойду следом. — Он двинулся вслед за Холлисом.
Когда они остались в маленькой комнате, где служки хранят свое облачение, а священник делает последние приготовления к проповеди, Бэнкс резко повернулся к Джаррету.
— Как вас зовут и что у вас за дело?
Джаррет ответил не сразу, оглядев комнату с таким видом, как будто спешить было некуда.
— Меня зовут Джаррет Салливан, — ответил он, остановив наконец взгляд на Бэнксе. — Я только что встречался с Джеем Маком. Я готов предложить вам тысячу долларов за то, чтобы вы отказались от Ренни.
На мгновение Холлис Бэнкс лишился дара речи. Его глаза расширились, на лице было написано полное непонимание происходящего. Затем Бэнкс рассмеялся. Смех у него был звучный и раскатистый. В уголках глаз Холлиса проступили слезы, плечи тряслись. За стеной комнаты Джаррет мог различить хихиканье гостей, услышавших, как веселится Бэнкс.
— Простите. — Холлис вытащил из нагрудного кармана платок и вытер слезы. — Всего тысячу долларов, а? Это не похоже на Джея Мака, Вы действительно с ним встречались?
Джаррет вынул свой «ремингтон» и направил его в грудь Холлиса. На лице Джаррета больше не было улыбки.
— Есть еще это, — спокойно сказал он. Бровь Холлиса приподнялась.
— Джей Мак велел вам убить меня?
— Скажем — он не велел этого не делать.
— Понятно. — Холлис задумчиво смотрел на пистолет. — Я гадаю, кого он прочит на мое место.
— Не могу сказать. Я думаю, Ренни достаточно красива. Она найдет для своего загона другого жеребца.
— Я говорю не о муже Мэри Рини. Я имею в виду Северо-Восточную компанию. Я вице-президент у Джея Мака, его заместитель по эксплуатации.
На лице Джаррета ничего не отразилось, но про себя он проклял Джона Маккензи Уорта. Джаррет пожал плечами.
— Мэри Рини знает, что вы делаете?
— Да, я уже говорил с ней. Она в боковом приделе с сестрами и матерью.
Холлис Бэнкс снова посмотрел на «ремингтон». На него еще никогда не направляли пистолет, но по виду Джаррета Салливана можно было предположить, что тот готов пустить его в ход.
— Нат Хьюстон, — медленно произнес Холлис.
На этот раз удивление Джаррета было заметно.
— Что? — спросил он.
— Нат Хьюстон, — повторил Бэнкс. — Вот вы кто.
Не говоря уже о том, что вице-президент по эксплуатации сильно ошибся, что-то в его словах было не так. Жених Ренни теперь выглядел совершенно испуганным. На лбу выступил пот, взгляд нервно перескакивал с лица Джаррета на пистолет, чего раньше не наблюдалось. Что-то звучало фальшиво, и Джаррет решил продолжить игру.
— Как вы это вычислили?
— Это было нетрудно. Вы можете быть или начальником полиции Стоуном, или Натаниэлем Хьюстоном. Джея Мака предупредили, что Хьюстон бежал и может появиться здесь. Стоун последует за ним.
— И что же?
Бэнкс кивнул, его глаза вновь остановились на «ремингтоне».
— Я предполагаю, что начальника полиции интересует только Майкл, тем более что она носит его ребенка. А мистер Уорт никогда не предложил бы тысячу долларов за то, чтобы помешать свадьбе Ренни.
— Действительно, это мое предложение. — Улыбка вновь появилась на лице Джаррета, намекая на нечто интимное — то, что Холлис Бэнкс должен понять. — Я увлечен Мэри Рини.
— Поэтому логично предположить, что вы Нат Хьюстон. Иначе откуда такой человек, как вы, может достать тысячу долларов?
Услышав это снисходительное высказывание, Джаррет слегка приподнял дуло пистолета.
— Не знаю, мистер Бэнкс. В конце концов в этом мире и такой человек, как вы, может стать зятем Джея Мака.
Холлис ответил не сразу, долго и задумчиво глядя на Джаррета.
— Все дело в тщательном планировании, — наконец ответил он.
Джаррет ожидал именно такого ответа. Ему все больше и больше казалось, что намеченный брак заключается не по любви.
— Так вы раздумали брать деньги? Или получить пулю вам больше по душе?
Не отводя пистолет от Бэнкса, Джаррет залез в задний карман и вытащил двенадцать сто долларовых купюр. Это были все его деньги, большую часть которых он выиграл в покер по дороге сюда. Салливан очень надеялся, что Джей Мак сдержит свое слово насчет десяти тысяч.
Зажав деньги между большим и указательным пальцами, Джаррет протянул их Холлису. Одновременно он медленно взвел курок «ремингтона».
— Осталось немного времени, — сказал он. — Ваши друзья скоро придут за вами. Что они обнаружат — труп на полу или человека, который стал богаче?
Бэнкс осторожно поднял руку. После минутного колебания она протянулась за деньгами.
— Ренни никогда не поверит, что это случилось, мистер Хьюстон. Она мне доверяет.
— А я нет. — В этот момент Джаррет уронил деньги на пол, и Холлис инстинктивно нагнулся, пытаясь их поднять. Он не увидел, как «ремингтон» опустился на его череп. Издав тихий звук, Холлис упал рядом с деньгами. Джаррет осторожно ткнул его носком запыленного ботинка. Бэнкс не пошевелился.
Сделав над собой некоторое усилие, Джаррет оставил деньги там, где они лежали, спрятал «ремингтон» и вышел через боковую дверь, не желая встречаться с прихожанами. По его оценке, оставалось меньше минуты до того момента, когда друзья Холлиса найдут жениха лежащим без сознании. Салливан поспешно обошел церковь и вошел с другой стороны.
В боковом приделе он наткнулся на Ренни и тут же обхватил ее рукой за талию, одновременно и поддерживая, и лишая возможности двигаться. Оглядевшись, Салливан обнаружил, что Этан и Майкл ушли.
— Он забрал ее в отель? — спросил Джаррет.
Мойра, Мэри Френсис, Мэри Маргарет и Мэри Скайлер утвердительно кивнули. Мэри Рини ткнула Джаррета кулаком в живот.
Конечно, он ее забрал, — прошипела она, пытаясь освободиться от железной хватка Салливана. — Разве вы не видели Майкл?
— Простого «нет» будет достаточно. Его спокойствие и улыбка приводили Ренни в бешенство. Он ведь даже не вздрогнул от удара — видимо, его живот такой же твердый, как и лоб. Она ушибла суставы, а ему хоть бы что.
— Не будете ли вы так добры, отпустить меня? — холодно спросила Ренни.
Джаррет проигнорировал ее вопрос и посмотрел на остальных.
— Теперь настало время нам всем уходить. Свадьбы не будет… по крайней мере сегодня.
Мэри Френсис с безмятежной улыбкой прикоснулась к своим четкам.
— Я благодарю Бога за это.
У Ренни перехватило дыхание.
— Мэри! Как ты можешь так говорить? — Она подняла взгляд на Джаррета. — Будьте добры, опустить свою руку! — резко потребовала Ренни, — Я буду… — И она ушла в объятия Джаррета.
— С ней все в порядке, мэм, — заверил Джаррет устремившуюся вперед Мойру. — Просто обморок. С ней часто это бывает?
— Только когда ее зажмут в тиски, — слышным на всю комнату шепотом заметила Мэгги.
Скай захихикала, прикрыв лицо рукой.
Джаррет подхватил Ренни под колени и поднял на руки.
— Она случайно не беременна?
Мэри Френсис сделала шаг вперед, чтобы поддержать свою мать.
— Я думаю, вы забываетесь, мистер Салливан. Мы благодарны вам за помощь и за ваше вмешательство, но это не дает вам права задавать столь личные вопросы.
Джаррет почувствовал, что краснеет.
— Прошу прощения, сестра, — поспешно сказал он. На этот раз тихо засмеялась не только Скай, но и Мэгги. Обе не раз получали внушения от Мэри Френсис и поэтому испытывали к Джаррету Салливану некоторое сочувствие.
— Мы должны идти, — сказал Джаррет, — Снаружи ждет экипаж, который вместит всех нас. Я не думаю, что спокойствие продлится долго. — Он имел в виду Холлиса Бэнкса, лежащего без сознания в приделе, но то же самое могло относиться к Ренни, которая зашевелилась у него на руках. — Быстрее! Мы должны сейчас же уехать.
Мойра покачала головой:
— Я не могу уехать. Что подумают гости? Мне нужно остаться, чтобы принести извинения.
— Я все сделаю, — быстро сказала Мэри, мягко подталкивая мать к двери. — Ты поедешь с мистером Салливаном. Скай, Мэгги, вы тоже. Я со всеми переговорю.
Она сделала шаг назад и показала рукой на дверь:
— Быстрее, пока Ренни снова не начала шуметь.
Не успела Мойра воспротивиться, как Мэгги и Скай повлекли ее в холл и через большие дубовые двери вывели наружу. Джаррет уже двинулся за ними, но тут почувствовал на своем плече чье-то легкое прикосновение.
— Она не беременна, — сказала Мэри Френсис. — Но тем не менее вам нужно обращаться с ней помягче. Моя сестра фыркает и кусается, когда считает это необходимым, но здесь, — Мэри приложила руку к сердцу, — она очень чувствительна.
Джаррет нахмурился, не вполне понимая.
— Я согласился защищать ее, сестра, а не провоцировать.
— Не уверена, что вы сможете здесь что-то сделать, — мягко сказала Мэри, загадочно улыбаясь.
Джаррет пожал плечами, от чего Ренни передвинулась у него на руках.
— Холлис остался в дураках. Он в маленькой комнате в передней части церкви. За исключением головной боли с ним будет все в порядке.
— Он дрался с вами из-за Ренни? — спросила Мэри Френсис, явно озадаченная такой возможностью.
— Нет, я сбил его с ног в тот момент, когда он взял тысячу долларов за то, чтобы отказаться от свадьбы.
— О, какая прелесть! — Мэри Френсис едва не рассмеялась. — После этого Ренни будет не лучшего мнения о Холлисе.
— Холлис сказал, что она не поверит.
Брови Мэри сошлись на переносице. Она подумала, что Холлис Банке, возможно, прав, но не стала говорить об этом Джаррету.
— Вам лучше идти, мистер Салливан, Они ждут вас в экипаже. — Мэри проводила его до главного входа и открыла дверь.
— Благослови вас Бог, — прошептала она.
— Было бы глупо думать, что я в этом не нуждаюсь, — усмехнулся Джаррет и поспешил вниз по каменным ступенькам. Легкий смех раздавался ему вслед.
Дом, стоявший на пересечении Бродвея и 50-й улицы, был не намного меньше роскошного загородного дома во Франции, с которого он был скопирован. Если бы на то была воля Мойры Деннехи, она продолжала бы жить в небольшом уютном доме на Хьюстон-стрит, где выросли ее дочери. Но у Джея Мака имелись собственные представления о том, где должна жить его любовница, и, когда нью-йоркская элита начала переселяться в эти кварталы, он переместил туда же Деннехи. Разразился сравнительно негромкий скандал, во время которого соседи шушукались, что Джей Мак не имеет на это права, а газеты намекали, что он вышел за рамки приличий. В конце концов, его собственный дом находился всего лишь в нескольких кварталах отсюда, как раз к западу от Центрального парка. Этот факт вызвал многочисленные пересуды, что, однако, совершенно не трогало Джона Маккензи Уорта и его жену — если, конечно, предположить, что той было все известно.
Джаррет сидел в экипаже, ожидая, пока кучер поможет nuin и Мойре, Мэгги и Скай. Он ободряюще улыбнулся Ренни, хотя и был совершенно уверен в ее гневной реакции.
— Вам требуется помощь, мэм?
Все пришедшее на ум Ренни было настолько банальным, что она придержала язык. Она сомневалась, что шокирует Джаррета, если скажет, как относится к его помощи. Скорее всего развеселит, а если он снова станет ее высмеивать, думала Ренни, она просто сойдет с ума от злости.
— Я справлюсь сама, — холодно сказала Ренни. Некоторое время Джаррет испытующе смотрел на нее.
Щеки девушки слегка порозовели. Она явно делала усилия, чтобы сдержать себя, и Джаррет подумал, что и ему стоило бы вести себя более сдержанно. Изводя ее насмешками, он ничего не выигрывает. Джаррет сдвинул в сторону свои длинные ноги так, чтобы Ренни могла пройти, и усмехнулся ей в спину, когда она буквально выскочила из экипажа, протянув руку кучеру.
Ренни пошла прямо к входной двери, в то время как ее мать и сестры, соблюдая вежливость, ждали Джаррета у экипажа. Обращаясь к Мойре, он слегка прикоснулся к своей шляпе.
— Если вы не возражаете, мэм, я бы хотел осмотреть все вокруг дома — чтобы, так сказать, почувствовать его.
Мойра взглянула на дочерей, затем перевела взгляд на Джаррета. Угроза, нависшая над семьей, вновь показалась ей очень реальной.
— Делайте то, что считаете необходимым, мистер Салливан.
Ренни остановилась, открывая дверь, и оглянулась через плечо.
— Конечно, мистер Салливан, — сказала она слащаво, — делайте то, что считаете необходимым. Вытаптывай те вдоль и поперек мамины клумбы, взламывайте замки, подглядывайте в окна и, пожалуйста, очень вас прошу, всячески нам надоедайте. — С этими словами она вошла в дом, хлопнув дверью.
Джаррет поднял руку, предупреждая извинения Мойры. — Я буду очень осторожен с вашими клумбами, мэм. Он надвинул поглубже шляпу и начал обходить дом по периметру.
Дом походил на крепость. Он был сложен из больших блоков гладкого серого камня, окружен оградой из сваренных между собой стальных конструкций, которую вдобавок окаймляли пышные кусты роз. Однако на первом этаже было двадцать окон и четыре двери, причем все они выглядели не особенно надежно. Замок на входной двери оказался настолько расхлябанным, что Джаррет открыл его одним движением плеча.
Войдя в прихожую, он столкнулся с Ренни, которая в это время собиралась выходить.
— Я думал, вы сидите в своей комнате и дуетесь, — сказал Джаррет.
— А я думала, вы все еще где-то рыскаете, — огрызнулась Ренни.
Джаррет ухмыльнулся.
— К счастью для вас, я уже кончил. Если бы я был на другой стороне, то мог бы с вами разминуться. — Его взгляд задержался на открытом воротнике ее платья. — Вы переоделись.
— Я решила приберечь подвенечное платье для венчания.
— Это имеет смысл. — Джаррет прислонился к дверному косяку, загородив дорогу Ренни. — Вы собираетесь выйти? Наверно, в туалет?
— Туалет находится внутри, — с досадой сказала Ренни.
— Кто бы мог подумать!
— О Боже мой! — вздохнув, сказала Ренни. — Этот Джей Мак с вашей помощью сведет меня с ума.
— Вы читаете мои мысли.
На другом конце длинного коридора появилась Мойра.
— Ренни, что ты тут делаешь? Видно, хочешь довести меня до нервного расстройства.
Ренни немедленно раскаялась.
— Мама, ты же знаешь, что это не так. Но не жди, что я буду подчиняться планам Джея Мака. Папа не имеет права в это вмешиваться.
— Может, и не имеет, — сказала Мойра. — Но раз он вмешался, то пусть так и будет.
Повернувшись на каблуках, Ренни быстро пошла к матери. Ее туфли слегка постукивали по ковровой дорожке.
— Я хочу видеть Холлиса, — сказала она, понизив голос.
Мойра покачала головой.
— Я хочу, чтобы ты обещала, что останешься здесь. Иначе как мистер Салливан сможет тебя защитить? Так что присоединись к своим сестрам наверху и помоги им упаковать вещи к завтрашнему отъезду. А я пока позабочусь о мистере Салливане.
Ренни скривилась.
— Тогда лучше перенести туалет на улицу.
— Ренни! Мистер Салливан…
— Стоит рядом с вами, — мягко сказал Джаррет, Ренни была смущена и, разозлившись от этого, метнула в Джаррета уничтожающий взгляд.
— Я и не заметила, как вы прокрались вслед за мной.
— Я просто шел за вами, — без тени раскаяния сказал Джаррет.
— И мне все больше надоедает ваш иронический тон. Я не вижу вокруг ничего смешного.
— Это потому, что у вас нет зеркала под рукой.
Мойра хлопнула в ладоши.
— Успокойтесь, вы оба. Ренни, ты ведешь себя слишком грубо. Я все время пытаюсь тебе сказать, что мистер Салливан — наш гость. А когда мы уедем, он уже будет твоим гостем, и я надеюсь, что ты будешь относиться к нему соответственно.
Она посмотрела на Джаррета.
— Я разрешаю вам, если это понадобится, запереть ее в комнате…
— Мама!
— Но, пожалуйста, не дразните ее больше. Мы никогда не замечали у Ренни чувства юмора.
— Мама!
Джаррет кивнул.
— Ваше замечание принято, — торжественно сказал он. — Прошу простить меня, мисс Деннехи.
Ренни открыла было рот, чтобы принять, хотя и не очень охотно, эти извинения, но тут сообразила, что Джаррет извинялся вовсе не перед ней, а перед матерью. Лицо ее перекосилось.
— Прошу меня извинить, — сдавленно произнесла она. Мойра и Джаррет смотрели, как девушка с непреклонным видом поднимается вверх по лестнице.
— Вы неисправимы, мистер Салливан, — с улыбкой заметила Мойра. — Уверена, однако, что вы неплохо проведете время.
— Не могу сказать, что я это предвкушаю, мадам.
— Обманщик! — мягко возразила Мойра.
Не успел Джаррет увериться в том, что все расслышал правильно, как она по длинному ряду залов, лестниц и коридоров повела его знакомиться с домом. Несмотря на то, что снаружи жилище Деннехи походило на крепость, внутри оно имело вполне обжитой вид. Гостиные были забиты мебелью, всюду красовались вышитые подушки, многочисленные фотографии, статуэтки. В столовой большой стол из орехового дерева покрывала великолепная льняная скатерть ирландской работы. Над буфетом красовались портреты всех пяти Мэри в детстве. Стены комнат были отделаны в едином стиле — ореховыми панелями. Сине-золотые обои расцвечивали длинные коридоры и делали светлее лестничные проемы. Мойра привела Джаррета на кухню и представила кухарке, миссис Каванаг, а затем дала возможность обследовать кладовые.
По черному ходу они поднялись на верхний этаж и обошли там спальни, гостиные, гардеробные и ванные. Под конец Мойра показала Джаррету отведенную для него комнату.
Он покачал головой.
— Боюсь, она не подойдет. Слишком далеко от комнаты вашей дочери. Я и так столкнулся с замками, которые не запираются, и с окнами, которых больше, чем хотелось бы. Наверно, я просто лягу в холле около комнаты Ренни. Видите ли, мэм, сейчас я настолько вымотался, что…
На лице Мойры было написано сочувствие.
— Простите меня, мистер Салливан…
— Джаррет.
Она улыбнулась.
— Джаррет. Конечно, вы устали. С моей стороны было глупо об этом забыть. Давайте я покажу вам другую комнату, где вы сможете поспать. У вас есть багаж?
— Мои вещи у Этана, — ответил Джаррет, покорно направляясь за Мойрой в другой конец зала.
— Ну и отлично. Я пошлю за ними мистера Каванага в отель святого Марка.
Мойра открыла дверь в спальню, находившуюся в северо-восточном углу дома.
— Здесь вы можете наблюдать за улицей, и от комнаты Ренни недалеко.
Стараясь поменьше обращать внимание на кровать, Джаррет осмотрел комнату. Раздвинув темно-синие шторы, он выглянул в окно и, удовлетворенный дислокацией, принялся благодарить Мойру за проявленную любезность.
— Вы для нас желанный гость, — тепло ответила она. — Я прослежу, чтобы вам приготовили все для ванны, свежее белье и все такое прочее. И мы сейчас же пошлем вам то, что приготовит миссис Каванаг.
Как только она ушла, Джаррет открыл дверь в соседнюю комнату. Там он обнаружил гардеробную, убедившись заодно, что туалет действительно находится в доме. Он не стал дожидаться, пока принесут свежее белье (найденное в шкафу показалось ему вполне пригодным), и, как только ванна наполнилась, немедленно разделся.
Вода была холодной, но это не имело большого значения. Джаррет был рад возможности наконец избавиться от песка, покрывавшего его тело подобно второй коже. Он скребся с энтузиазмом, поливая водой лицо и плечи и что-то напевая себе под нос. Услышав звуки в соседней комнате, Джаррет замолчал.
Так как ее руки были заняты подносом, Ренни открыла дверь в спальню Джаррета ногой. За ней вошла Мэгги, неся подогретые полотенца. Последней появилась Скай, которая принесла саквояж Джаррета.
— Ну, — оглядевшись, медленно проговорила Ренни, — вот так прекрасная защита! Надеюсь, начальник полиции охраняет Майкл лучше. Не знаю, может, мне стоит пойти в отель святого Марка, чтобы самой в этом убедиться.
Скай положила саквояж Джаррета на стул, стоявший около камина.
— Перестань, Ренни. Мистер Салливан, наверно, в ванной комнате. Ты не пойдешь в отель святого Марка…
— И вообще никуда, — добавила Мэгги, сжав губы. — С тобой можно потерять всякое терпение. Мистер Салливан совсем не такой злодей, каким ты его хочешь представить.
Поставив поднос с тарелками, Ренни повернулась к сестрам.
— Вы забыли, что это должен был быть день моей свадьбы? Я — нет. Так что мистер Салливан, по моему мнению, несет ответственность за многое.
Щеки Скай стали едва ли не одного цвета с ее волосами.
— Это должен выслушивать папа. Именно он вмешался в это дело.
— Не папа сбивал Холлиса с ног.
— Не думаю, что все так драматично, — сказала Мэгги. — Скай права. Если бы не предложение папы, мистер Салливан не сделал бы того, в чем ты хочешь его обвинить.
— И мне кажется, — добавила Скай, — что ты больше злишься, чем действительно переживаешь.
Чувствуя себя так, словно все ее предали, Ренни переводила взгляд с одной сестры на другую. Теперь на ее лице было видно то чувство, об отсутствии которого только что говорила Скай.
— Я не упрекаю вас, — мягко сказала она.
— Ренни! — взмолилась Мэгги. — Мы не хотели…
— Положи полотенца, — сказала Ренни. — Как я вижу, мистер Салливан здесь во всем преуспел. — Она повернулась спиной к сестрам, тем самым показывая, что разговор закончен. Ренни чувствовала их колебания, ощущала их полные сожаления взгляды, но не смягчилась. Как они могли подумать, что она на самом деле ничего не испытывает? Когда дверь закрылась и Ренни оказалась одна, выдержка оставила ее. Плечи поникли, колени задрожали и, чтобы не упасть, она вынуждена была опереться на стоявший у кровати столик.
В таком состоянии и застал ее Джаррет: стройная фигура застыла у стола, на лице написано отчаяние, глаза закрыты. С минуту он стоял на пороге, опоясанный полотенцем, и наблюдал за тем, как Ренни пыталась справиться с собой. Затем, решив, что она вряд ли будет благодарна ему за вторжение, Джаррет бесшумно вернулся в гардеробную.
— Есть здесь кто-нибудь? — громко спросил он оттуда. Голос Джаррета возвратил Ренни к реальности.
— Это Ренни, мистер Салливан. Я принесла вам обед.
— В настоящий момент меня больше бы заинтересовала какая-нибудь одежда.
— Ох, — вскрикнула Ренни и осеклась, представив себе злую ухмылку Джаррета. Она вздохнула поглубже, стараясь успокоиться. — Да, конечно. Я не подумала об этом.
— Правда, я вполне благопристойно прикрыт. Теперь Ренни не сомневалась, что он над ней смеется.
Собрав остатки самообладания, она попыталась сохранить невозмутимость.
— Я верю вам на слово, но все же оставайтесь там, где находитесь. Ваш саквояж стоит здесь на стуле, а мама прислала нагретые полотенца. Потом кто-нибудь заберет поднос с едой. Всего хорошего, мистер Салливан.
— Всего хорошего, мисс Деннехи. — Джаррет сомневался, что она его слышала, так как дверь закрылась в тот момент, когда он начал говорить.
Посмеиваясь про себя, Джаррет вышел из гардеробной. Он не стал возиться с пыльным саквояжем, где лежала чистая одежда, а воспользовался одним из принесенных полотенец, наскоро вытерев им голову. Он также сменил обернутое вокруг пояса мокрое полотенце на сухое, присел на край кровати и принялся исследовать блюда, приготовленные кухаркой Мойры Деннехи.
Джаррет мог есть опилки и пить расплавленный воск, но тем не менее был очень рад, что этого делать не придется. Миссис Каванаг прислала ему толстые куски ростбифа и гору картофельного пюре с бассейном подливки. Горячие булочки блестели от плавившегося на них масла, а дымящийся черный кофе был именно таким, как он любил.
Джаррет съел все, макая булочки в соус, и допил кофе с последним кусочком вишневого пирога. Наевшись и чувствуя приятную тяжесть в желудке, он отодвинул поднос и откинулся на кровать, положил руки под голову и уставился в потолок. За окном были слышны ритмичный стук колес экипажей и топот лошадей, возбужденная болтовня людей, направляющихся в театр. Джаррет прекрасно понимал, что глаза закрывать нельзя. Большим и указательным пальцем он ущипнул себя за нос, затем потер веки. И в следующее мгновение провалился в сон, даже не заметив, как это произошло.
Постучав и не получив ответа, Ренни открыла дверь. В комнате было темно, и она некоторое время постояла на пороге, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. То, что в конце концов открылось ее взору, привело ее в сильное смущение.
Да, он был благопристойно прикрыт. Но и только. Ренни с раздражением ощутила, что ее щеки пылают. Она считала себя достаточно искушенной женщиной, но сейчас, находясь в собственном доме, никак не могла с этим справиться. И все из-за Джаррета Салливана! Создавшаяся ситуация отнюдь не порождала к нему теплых чувств. Подняв плечи и повернув набок голову, Ренни дерзко смотрела на незваного гостя.
Его внешность нельзя было назвать неприятной. Скорее наоборот, подумала Ренни, отдавая дань своей объективности, которой так гордилась. Все еще влажные волосы были более темными на висках и белесыми от солнца на макушке. Сейчас черты лица не казались столь резко очерченными; не чувствовалось той жесткости, которая проступала в его ленивой улыбке. «Значит, — с некоторым сожалением подумала Ренни, — такова уж его улыбка».
Взгляд Ренни ненадолго задержался на линии рта, перешел на тяжелый подбородок и проследовал ниже — туда, где на шее сверкала задержавшаяся капелька воды. Грудь Джаррета мерно поднималась и опускалась. Ниже живота полоска темных волос исчезала под туго натянутым полотенцем, которое на правом бедре интригующе расходилось. Ренни заморгала, не веря своим глазам — полотенце медленно поднималось.
Придя в себя, Джаррет рывком приподнялся и сел, прижав колени к груди. Теперь он мог скрыть возникшее напряжение в паху, но болезненное чувство по-прежнему ощущалось. Брови Джаррета поднялись в немом вопросе прежде, чем он смог заговорить.
— Вы что-то видели?
— Я увидела больше, чем хотела бы, — собравшись с духом, смело ответила Ренни.
— В самом деле? — Улыбка, граничащая с насмешкой, вновь вернулась на его лицо. — Вы очень внимательно смотрели на того, кто сможет вас насытить. — Джаррет с удовлетворением отметил, как вспыхнуло лицо Ренни.
Вы отвратительный, низкий человек, мистер Салливан.
— Да? — Теперь он и в самом деле развеселился, — Чаще всего меня просто называют сукиным сыном.
Ее приводило в бешенство то, что он смеялся над ней, то, что как-то сумел одержать верх, несмотря на свою наготу. Жаль, что она не назвала его сукиным сыном, ведь он, несомненно, этого заслуживает.
— Вы чего-то хотите? — спросил Джаррет. — Или вы слоняетесь здесь просто для того, чтобы на меня посмотреть?
Ренни вздернула подбородок, и на ее лице вновь появилось неприступное выражение.
— Вам следует знать, мистер Салливан, что я никогда в жизни не слоняюсь. Я также не хожу иноходью, не фланирую и не брожу.
— Значит, вы как торпеда. Не так ли, мисс Деннехи? Всегда полным ходом вперед.
Ренни поджала губы.
— Иногда я гуляю, иногда бегу, но всегда с определенной целью. Я не только знаю, куда направляюсь, но и знаю зачем. Так что я никогда не слоняюсь и не очень одобряю подобные наклонности у других.
— Тогда вы рискуете достичь цели, не насладившись дорогой к ней.
— Ради Бога, избавьте меня от нотаций. Я сама… Джаррет поднял руку.
— Тпру! Вы, может быть, я не ходите кругами, но слова у вас ходят по кругу. У меня разболелась голова.
Увидев, что он массирует виски, Ренни сладко улыбнулась.
— Если из-за моего присутствия у вас возникают те же ощущения, как при похмелье после трехдневной пьянки — что ж, мистер Салливан, я думаю, тогда дело всей моей жизни сделано.
В этот момент она подумала, что зашла слишком далеко. Джаррет посмотрел на нее без всякого выражения, затем его плечи затряслись от громкого смеха.
— Дело всей жизни, говорите? — Он покачал головой, все еще посмеиваясь, затем повернулся на кровати так, что ноги свесились с края. — Я встаю, мисс Деннехи, и собираюсь одеваться. Я должен об этом предупредить, поскольку вы, кажется, приросли к полу.
Ренни и вправду застыла на месте, ее взгляд был прикован к Джаррету — к полоске волос над животом и выпуклости в паху.
— Мы приглашены на свадьбу, — внезапно охрипшим голосом сказала она. — Через час моя сестра выходит замуж за вашего друга. — Повернувшись на каблуках, Ренни выбежала из комнаты.
— Подождите! — крикнул ей вслед Джаррет. Но, когда он добрался до двери, Ренни уже исчезла в одной из соседних комнат.
Джаррет быстро оделся и пошел искать Мойру. Он нашел ее в гостиной. Глядя в зеркало над камином, Мойра поправляла брошь на шали и была настолько увлечена этим занятием, что испуганно вздрогнула, услышав шаги Джаррета.
— Прошу прощения, — сказал он, увидев, как Мойра поднесла палец ко рту, — Вы поранились?
Он взял ее за руку, рассматривая пострадавший палец.
— Поцарапалась, — ответила Мойра. На пальце висела капля крови. Джаррет предложил ей свой платок, и Мойра не отказалась. Не отказалась она и от его предложения помочь застегнуть брошь, отметив при этом, что большие руки Джаррета достаточно ловко исполняют тонкую работу.
Появившаяся на пороге Ренни подумала о том же. Через плечо Джаррета Мойра увидела ошеломленное выражение на лице дочери, затем поймала ее взгляд. Мойру не удивило, что Ренни, спохватившись, попыталась сделать вид, будто ничего не произошло. Ренни всегда считала, что о ее мыслях нельзя догадаться.
«Может быть, это и так, — подумала Мойра, — но только не в кругу своей семьи».
Джаррет поправил шаль на худых плечах Мойры и опустил руки.
— Ваша дочь сказала, что Мэри Майкл и Этан сегодня вечером женятся. Это правда?
Не успела Мойра ответить, как в разговор вмешалась Ренни.
— У меня нет привычки обманывать, мистер Салливан. Мойра смерила ее суровым взглядом.
— Не думаю, что Джаррет имел в виду это, Мэри Рини, — ответила она осуждающим тоном и вновь перевела взгляд на Салливана. — Видимо, это правда, — сказала она. — Признаюсь — когда принесли приглашение, я была удивлена. Майкл все делает не вовремя.
— Лучше сейчас, — сказала Ренни, вставая на защиту сестры, — чем тогда, когда вы все уедете в загородный дом.
— Да, — вздохнув, сказала Мойра. — Конечно, ты права. Просто теперь я не вижу смысла торопиться.
— Она ведь на восьмом месяце, мама.
— То-то и оно. Торопиться надо было семь месяцев назад.
Мойра подошла к серванту и налила себе маленький бокал хереса.
— Я ничего не могу с собой поделать — мне кажется, что этот человек женится на ней из-за ребенка.
— Этан едва ли не самый храбрый человек на свете, за исключением того, что связано с вашей дочерью, — стал защищать Джаррет своего друга. — Ребенок мог придать ему смелости, чтобы просить руки Майкл, но я не сомневаюсь ни минуты, что он влюблен в нее по уши.
Ренни ухмыльнулась.
— Влюблен по уши, — сказала она, подавая Джаррету бокал с хересом. — Что за удачное выражение!
Поверх своего бокала Мойра взглянула на дочь и Джаррета.
— С вами обоими такого, конечно, не может случиться, — серьезно сказала она.
Никто из них не уловил легкого сарказма в ее голосе или насмешки во взгляде.
— Никогда! — в унисон ответили оба.
Такой дружный хор означает, что они уже заодно, отметила про себя Мойра.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница бродяги - Гудмэн Джо



Полная ерунда.Да же не стала дочитывать до конца.
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоНаташа
25.02.2012, 20.26





Интересный лр, он конечно довольно объемный, но сюжетная линия интересная, любовь с примесью приключений очень увлекает.
Любовница бродяги - Гудмэн Джокуся
24.12.2012, 10.38





замечательная книга. читала взахлеб. был неинтересен только пролог, поэтому я его пропустила. любители романов. обязательно прочитайте это произведение
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоАьбина
28.07.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100