Читать онлайн Любовница бродяги, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница бродяги - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница бродяги - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Любовница бродяги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Все соглашались с тем, что Ренни — невозможный пациент. Из родных дольше всех могла ее выносить Мэгги, а меньше всех — Мэри Френсис. Никто, даже доктор Тернер, толком не понимал, как Джаррет мог проводить столько времени в ее компании. За неделю, прошедшую после ранения, Ренни уже успела с каждым поцапаться по многу раз.
Джаррет сидел около кровати в большом удобном кресле. Маленький стол отделял его от Ренни. В центре их внимания была мраморная шахматная доска с фигурами из слоновой кости. Большинство побитых фигур лежало со стороны Ренни. Она с тайным злорадством смотрела, как пальцы Джаррета застыли над оставшимся слоном.
Он взглянул на нее, увидел ее торжествующее лицо и решил пока не ходить слоном.
— Твои родные думают, что я святой, раз столько тебя терплю, — сказал он.
— Не говори об этом в присутствии Мэри Френсис. Это же просто богохульство.
Джаррет самодовольно ухмыльнулся.
— Это ты так считаешь. Именно она и предлагает меня канонизировать.
Он все же пошел слоном, увидел, как она бьет его ладьей, и вздохнул.
— Я не могу с тобой сравниться, — сказал он. — Здесь тебе нужен Джей Мак.
— Он переносит мое общество лишь чуточку лучше, чем Мэри Френсис, — безропотно сказала она. — Находиться со мной не очень-то приятно.
Она не ждала, что Джаррет станет возражать, и он действительно не стал. Вздохнув, Ренни передвинулась на кровати, положив за спину подушки. Ее плечо ударилось о переднюю спинку кровати, и она поморщилась от боли.
— С тобой все в порядки? — спросил Джаррет. — Дай, я сам сделаю.
Он поправил подушки, уложив одну у поясницы, а другую — около плеч. Затем разгладил одеяло и пододвинул столик так, чтобы она могла дотянуться до него не напрягаясь.
— Спасибо. — Она избегала его взгляда. — Так лучше.
— Так тебе не будет больно.
— Мое плечо идет на поправку.
Джаррет покачал головой. Он взял ее за подбородок и приподнял так, что ей пришлось на него посмотреть.
— Нет, — сказал он. — Я имел в виду только твое «спасибо».
Когда Ренни, ощетинившись, отпрянула назад, он убрал свою руку и, засмеявшись, прервал заготовленную ею гневную тираду. Через мгновение она сдалась и тоже засмеялась.
Джек Мак носком ботинка открыл дверь в спальню Ренни.
— В моих ушах этот веселый смех звучит как музыка, — сказал он, прикрывая дверь локтем. Руки у него были заняты подносом, нагруженным ломтиками ветчины, картофелем, кукурузой и бобами. От пара, поднимающегося с тарелок, его новые очки запотели. Джей Мак поставил поднос на грудь Ренни и протер стекла носовым платком.
— Почему никто больше не может вызвать у нее подобный смех? — спросил он Джаррета.
— Наверное, потому что больше никто так хорошо не валяет дурака.
— Я почему-то сомневаюсь, что дело в этом, — сказал Джей Мак.
Ренни снова повязала ленту, скреплявшую на затылке ее густые волосы.
— Ты услышал это от него, — сказала она, разворачивая салфетку. — Может быть, ты поможешь ему выйти из затруднения, Джей Мак.
Она указала на шахматную доску.
— Если ты не вмешаешься, игра продлится еще максимум три хода.
Джей Мак присел на край постели, стараясь не опрокинуть поднос. Некоторое время он смотрел на доску.
— Насколько я понимаю, тут будет не три хода. Он наступает на тебя со всех сторон. Давайте, Джаррет. Вы можете ее победить.
Удивленная, Ренни вновь посмотрела на доску, затем на самодовольную улыбку Джаррета, Она слабо фыркнула, поджала губы и вновь принялась резать мясо.
— Я думаю, ты что-нибудь передвинул, пока я не видела, — раздраженно сказала она. — Я отказываюсь признавать, что честно проиграла.
Теперь засмеялся Джей Мак. Он хлопнул Джаррета по спине, напомнив ему, что обед будет через полчаса, а их встреча назначена на восемь. Затем он поцеловал Ренни в щеку, потрепал по здоровому плечу и ушел.
Едва дверь закрылась, Ренни повернулась к Джаррету.
— Какая встреча? Что вы там делаете с моим отцом? Джаррет подвинул вперед своего черного коня.
— Шах.
Ренни ткнула в его сторону вилкой, отказываясь даже взглянуть на доску.
— Я не поезд. Меня не так легко столкнуть с рельсов.
— Это не имеет к тебе никакого отношения, — сказал Джаррет.
— Я и не думаю, что имеет, Я просто спрашиваю. Он лукаво посмотрел на нее:
— С тобой ничего не бывает просто, Ренни.
— Ты опять начинаешь. Меня так не собьешь, Джаррет. Моя мать и сестры всю неделю этим занимаются. Даже Джей Мак не дает мне прямых ответов. А потом они имеют наглость удивляться тому, что я, сидя взаперти в этой комнате, чувствую себя такой несчастной. Ты был единственным, с кем можно поговорить о том, что происходит, что на самом деле происходит.
— Я думаю, остальные не хотели тебя беспокоить.
— Так я все равно беспокоюсь. С того самого момента, как очнулась в этой кровати, увидев над собой склонившегося доктора Тернера. Я не привыкла к тому, что в меня стреляют.
Джаррет постарался подавить смех.
— К таким вещам невозможно привыкнуть, — сухо сказал он.
— Ты знаешь, что я имею в виду. Я думаю, что имею право знать больше, чем все вы, включая тебя, считаете возможным мне сообщить. Это несправедливо, Джаррет.
Отодвинув в сторону столик и шахматную доску, Джаррет вытянул ноги. Он чувствовал упрямое настроение Ренни, видел напряженный взгляд ее изумрудно-зеленых глаз, видел поджатые губы. Пушистые брови нахмурились. Завиток темно-рыжих волос на левой щеке слегка дрожал вместе с челюстью.
Ее кожа порозовела, но это был не тот неестественный, лихорадочный румянец, который на протяжении доброй части прошедшей недели то появлялся, то исчезал. Это была краска нетерпения и раздражения. С гордо поднятой головой, энергично бьющимся на шее пульсом, высоко вздымающейся от частого дыхания грудью, Ренни сейчас выглядела не такой уж хрупкой и слабой.
Это был верный признак, что она выздоравливает.
Джаррет провел рукой по волосам.
— Я не думаю, Ренни, что кто-либо из твоих родных специально скрывал от тебя что-то. Просто так получилось. На второй день у тебя началась лихорадка, и все опасались сказать или сделать что-нибудь такое, что могло бы помешать твоему выздоровлению.
Ренни отложила вилку. Сейчас еда ее мало интересовала.
— Например…
— Например, сказать, что твоя мать упала без чувств, когда увидела, как тебя вносят в дом.
Голос Джаррета стал тихим и печальным.
— А потом снова, когда увидела, что Джей Мак склонился над ней в прихожей.
— Бедная мама, она увидела Джея Мака вот так… без предупреждения. Она, должно быть, подумала, что умерла и находится на небесах.
Глаза Ренни помрачнели, когда она увидела, что серьезное выражение лица Джаррета не вполне соответствует ее поспешному объяснению.
— Но теперь с ней все в порядке, не так ли? Я имею в виду, что она всю неделю сновала туда и сюда в заботах обо мне. Это ведь был просто обморок, правда? Шок от всего… — Она остановилась. — Что же еще, Джаррет?
— Мойра должна была родить еще одного ребенка, Ренни. В ту ночь у нее был выкидыш.
Он увидел, как лицо Ренни побледнело, глаза потемнели и широко раскрылись.
— Это не твоя вина, — быстро сказал он. — И если ты готова хотя бы на минуту в это поверить, значит, твои родные были правы, когда не хотели тебе говорить. Дело не в шоке от того, что она увидела тебя или Джея Мака, и даже не в падении. Некоторое время она уже чувствовала боль. Доктор Тернер сказал, что нельзя было ничего сделать и что несколько недель назад он говорил твоей матери, что она, вероятно, не сможет доносить ребенка до срока. Твоя мать уже в таких годах, когда другие женщины не в состоянии даже забеременеть.
Глаза Ренни заблестели от слез.
— Это не имеет значения, — сказала она тихим и печальным голосом. — Она любит детей. А папа… он, должно быть, очень огорчился. Он знал, что мама в положении, когда отправился на запад?
— Нет. Очевидно, твоя мать сама не была в этом уверена еще тогда, когда ты отправилась искать Джея Мака. — Он сразу заметил, что Ренни снова начинает чувствовать себя виноватой. — Не надо, Ренни. Здесь были Мэгги и Скай, чтобы ей помочь. Если бы ты не уехала, то не смогла бы вернуть ей Джея Мака. С тех пор как вернулся, он не выходил из дома, даже вряд ли от нее отходил.
— Я думала, это только потому, что он избегает Нину и газетных репортеров.
— Ты знаешь о репортерах? Она кивнула.
— Если встать у окна под определенным углом, можно видеть, как один или два из них прохаживаются по тротуару перед домом. Иногда патрульный полицейский их прогоняет. Ты хочешь сказать, что после возвращения он никому ничего не рассказывал?
— Только Маршаллу Логану несколько дней назад. Он рассказал о происшедшем «Кроникл», так что другим газетам пришлось в своих статьях сообщить не много правды. Однако твой отец был не слишком откровенен. Скандал только начинается. Никто не знает, например, что Джей Мак считает, что именно его жена пыталась его убить, вместо этого ранив тебя. Никто, кроме Маршалла, не знает, что на самом деле целью, вероятно, был именно Джей Мак. Большинство считает, что ты просто попала в перестрелку между мною и одним из преступников, за которого назначено вознаграждение.
— Джаррет! Но ведь было совсем не так. Я не хочу, чтобы люди думали, что ты как-то в этом виновен!
— У тебя нет выбора, — решительно сказал он. — Поспорь об этом еще, и я пересмотрю свое решение сказать тебе то, о чем до сих пор молчал.
Ренни замолчала, недовольно поджав губы. Только сверкающие глаза выдавали ее мысли.
— Вот и прекрасно.
Джаррет откинулся в кресле и уперся ногами в раму кровати, сделанную из орехового дерева.
— То, что твой отец не выходил из дома, лишь отчасти связано с Мойрой. Я также настаивал на том, чтобы он оставался здесь. Из-за состояния Мойры и твоего собственного было легче его в этом убедить, но я предупредил его, что сделаю, если он меня не послушается.
Ренни заморгала глазами.
— Ты угрожал моему отцу? — с недоверием спросила она.
— Мне больше нравится думать, что я убедил его в том, что сделаю свое дело.
Взгляд Джаррета перешел на ее плечо. Сквозь ткань рубашки просвечивали бинты.
— Больше не должно быть инцидентов наподобие того, когда ты чуть не погибла.
— В этом нет твоей вины, Джаррет. Ты спас жизнь моему отцу.
— Это не должно было произойти в ущерб тебе. Ренни поставила поднос на стол и бросила туда же салфетку. Затем без всякого предупреждения отбросила одеяло и свесила ноги с кровати. Встав, она оказалась зажатой между его ногами — как и хотела. Наклонившись вперед, Ренни оперлась о закругленные ручки кресла, в котором сидел Джаррет, и приблизила свое лицо к его лицу.
— Ложись в постель, Ренни. Ты что, считаешь, что ты…
— Я люблю тебя, — сказала она. Ее голос был сдавленным, потому что раненое плечо все еще болело. Но Ренни не обращала на это внимания. — Я знаю, что ты меня любишь. Я слышала… тогда, на вокзале. Пожалуйста, скажи мне, что я не ослышалась, что мне не показалось.
— Ренни, вернись в…
Ее глаза смотрели умоляюще.
— Джаррет!
Он долго ничего не говорил, вглядываясь в ее лицо, в то время как она вглядывалась в его душу. Его пальцы сомкнулись вокруг ее рук и он мягко притянул ее к себе.
— Тебе не показалось, — наконец неохотно сказал он.
Ноги Ренни подогнулись, тонкие пальцы переплелись с пальцами Джаррета.
— Почему ты не хотел этого говорить?
Джаррет не отвечал. Он знал, что она еще не задумывалась над всем этим. Юридически брак уже был расторгнут. Благодаря влиянию судьи Хелси документ об этом был готов я ждал только возвращения Ренни. Но в глазах церкви Ренни все еще была замужней женщиной. Точка зрения Джаррета не очень от этого отличалась, как, по правде говоря, и точка зрения Ренни.
— Ты должна вернуться в постель, — сказал он.
— Я там, где хочу быть. Пожалуйста, не прогоняй меня. Джаррет покачал головой. Как всегда, она считала его сильнее, чем он был на самом деле. Он и сам хотел, чтобы она оставалась там, где сейчас. На словах Джаррет мог высказывать свое неодобрение, но оттолкнуть ее он был не в состоянии.
— Я сопровождаю твоего отца на заседание в конторе. Он собирается устроить, как он говорит, весеннюю уборку. Он впервые встречается с кем-либо из сотрудников Северо-Восточной компании.
— Холлис там будет?
— Он приглашен. У него будет возможность ответить на обвинения Джея Мака. А после этого мы собираемся навестить Нину.
— Боже мой! — тихо сказала Ренни. — Уж не собирается ли мой отец ее обвинять? Но ведь нет доказательств того, что это именно она была на платформе. Ты не сможешь ее опознать. Я же ее вообще не видела, как и Джей Мак.
— Я думаю, что узнаю правду, когда встречусь с ней лицом к лицу, — сказал Джаррет. — Но не думаю, что это имеет для твоего отца какое-либо значение. Даже если я со всей определенностью смогу сказать, что стреляла именно Нина, Джей Мак не собирается выдвигать против нее обвинения.
Ренни нахмурилась.
— Тогда что же он…
— Он не до конца доверяет мне, Ренни, но я думаю, твой отец собирается требовать развода.
С минуту она не могла ничего сказать. Голова ее лежала на плече Джаррета, Обеими руками она прижимала к груди его руку. Закрыв глаза, она пыталась сдержать слезы.
— Я не могу найти в себе сил, чтобы этому радоваться, — наконец сказала она. — Это так печально… все это.
Она шмыгнула носом и вытерла глаза.
— Мои сестры знают?
— Думаю, что да. Они перешептывались между собой.
— А мама?
— Я считаю, что они с твоим отцом все обсудили. На это были намеки. Мне никто ничего не говорит, Ренни. Это не мое дело и даже не твое или твоих сестер. Это вопрос отношений между Джеем Маком, Ниной и твоей матерью.
— Я знаю, — прошептала она. — Я и не хотела, чтобы со мной советовались. Только чтобы предупредили.
— Может быть, я все же ошибаюсь.
— Нет, нет, не ошибаешься. Я давно чувствовала какую-то напряженность, какое-то беспокойство. Если Нина согласится, он женится на моей матери — если, конечно, она согласится.
— Ты полагаешь, Джей Мак может предоставить им возможность выбора?
Ренни улыбнулась слабой, печальной улыбкой.
— Он незаметно ускользнет от мамы.
— Тогда будет еще один скандал.
— По сравнению со всем остальным это будет пустячный проступок.
Она сжала его руки своими.
— Джей Мак просил тебя сопровождать его сегодня вечером?
— Нет, И не собирался. Я вызвался сам.
Джаррет почувствовал на себе ее взгляд, полный сомнения.
— Собственно, я настоял.
— Нина ждет его?
— Нет. Было бы не слишком умно ее предупреждать.
— Приглашать Холлиса на заседание совета тоже было неумно.
— Сомневаюсь. Если он придет — значит, он считает, что может отговориться от всех обвинений. Если не придет — это все равно что признать свою вину. Более того, в случае, если он не собирается приходить, боюсь, что он уже далеко от Нью-Йорка. Я не думаю, что он будет сидеть и дожидаться ареста за мошенничество и расхищение имущества Северо-Восточной компании.
Ренни вздохнула.
— Хотела бы я быть там. Мне бы очень хотелось самой обвинить его в некоторых вещах.
Джаррет мог себе это представить. Он помог Ренни встать на ноги и лечь в постель.
— Я должен идти на обед. Твоя семья уже, возможно, гадает, что такое меня задержало.
Она высокомерно фыркнула.
— Уж конечно, они не в состоянии поверить, что ты можешь предпочесть им мое ничтожное общество.
— Бог мой, конечно, нет, — сказал он с серьезным видом. — Они никогда в это не поверят. Придется по дороге что-нибудь придумать.
Он крепко поцеловал ее в губы. После отъезда из Эхо-Фолз Джаррет целовал ее впервые, и сладкий аромат ее губ вызвал у него желание задержаться. Ему пришлось заставить себя уйти.
Ему также пришлось увернуться от подушки, которую она запустила в него.
За несколько минут до того как он должен был уйти с Джеем Маком, Джаррет переступил порог комнаты Ренни. В спальне было темно, горел только огонь в камине. Ренни лежала на боку лицом к стене, укрытая горой одеял. Джаррет мог различить только краешек ее головы. Ренни сегодня была более оживленной, чем в предыдущие дни, и Джаррет знал, что она устала. Тем не менее он собирался ее поцеловать. Того поспешного поцелуя, который сегодня только раздразнил его, было явно недостаточно. Раньше он считал, что не должен был говорить ей о своей любви, а теперь сожалел о том, что этого не сказал.
Джаррет сделал только шаг в глубь комнаты, как в коридор вошла Мэгги с подносом, на котором лежали булочки и горячее какао. Ее появление заставило его вздрогнуть. Даже с целым подносом фарфоровых чашек и блюдцев она могла двигаться совершенно бесшумно. Джаррет отошел от двери и поднес палец к губам.
— Ваша сестра спит.
Мэгги ухитрилась пожать плечами, не уронив свой груз.
— Тогда мне придется ее разбудить. Сейчас слишком рано, чтобы она могла проспать до утра. Среди ночи она об этом пожалеет.
Мэгги пошла было к комнате, затем остановилась.
— Вы хотели ей что-то сказать? — спросила она. — Папа пошел к экипажу, но у вас еще есть время.
Джаррет разрывался на части. Он думал о сладких губах Ренни и в то же время думал о Джее Маке, который находился снаружи с одним мистером Каванагом в роли эскорта. Однако поцеловать Ренни в присутствии ее младшей сестры было совсем не то, что поцеловать ее, когда они были одни.
— Это может подождать. — Он придержал дверь открытой, и Мэгги проскользнула мимо него. — Когда я вернусь, то увижусь с ней, если она не будет спать.
Улыбаясь про себя, Мэгги смотрела, как он уходит. Она поставила поднос рядом с кроватью, случайно зацепив несколько шахматных фигур. Падая, они застучали по полу. К удивлению Мэгги, сестра даже не пошевелилась.
— Ты и вправду устала, — сказала Мэгги, наклоняясь, чтобы поднять фигуры. Она поставила их в ряд на столе и монотонно заговорила:
— Ренни, тебе надо просыпаться. Ты всю ночь будешь без сна. Никто не хочет, чтобы ты бродила по дому как…
Мэгги выпрямилась и нахмурившись наклонилась над кроватью.
— Ренни, перестань притворяться, что ты меня не слышишь. — Она осторожно положила руку на здоровое плечо сестры и мягко встряхнула. — Я хочу поговорить с тобой о…
Мэгги отшатнулась, когда то, что она считала плечом, рассыпалось, превратившись в ничто.
— Что за…
Она сорвала покрывало, обнажив кучу одеял. По всей длине под ними были аккуратно сложены подушки — так, чтобы создать впечатление, что под кучей кто-то есть. На подушке, где должна была лежать голова Ренни, лежала прядь ее волос, искусно размещенная так, чтобы возникала полная иллюзия ее присутствия.
Отступив от кровати, Мэгги принялась обшаривать взглядом комнату. Никого нет. Она быстро осмотрела смежные гардеробную и ванную комнаты и снова ничего не обнаружила.
— Ох, Ренни, — печально сказала Мэгги, прислонившись к дверному косяку. — Как ты могла такое сделать? И чего ты хотела этим добиться?
Покачав головой, она покинула комнату Ренни, Хотя Мэгги бегом преодолела коридор и главную лестницу, она все же опоздала к отъезду Джаррета. Краем глаза она заметила в гостиной свою мать. Пробежка Мэгги со второго этажа к входной двери вызвала ее интерес. Дочь глубоко вдохнула воздух, медленно выдохнула и заставила себя улыбнуться матери. Подходя к ней, Мэгги никак не могла решить, что же ей сказать.
В зале заседаний совета в конторе Уорта собралось одиннадцать человек. Джей Мак сидел во главе длинного стола из орехового дерева. Стоящую перед ним пепельницу он так и не использовал, тогда как в остальные, на равном расстоянии расставленные вдоль стола, с дымящихся кончиков сигар все время сыпался пепел. От пепельниц поднимались клубы голубоватого дыма. Над головами собравшихся висела дымка, затуманивавшая свет газовых ламп.
Джаррет Салливан не присоединился к сидящим за столом. Он сел у двери, ссутулившись, руки небрежно сложены на коленях, ноги вытянуты вперед, голова слегка наклонена. И хотя его глаза были прикрыты ресницами, а поза создавала впечатление полной незаинтересованности, даже скуки, ничего из происходящего с Холлисом Бэнксом не ускользало от его внимания.
Холлис сидел на дальнем конце стола напротив Джея Мака. Его мощные плечи заполняли всю ширину занимаемого им кресла. Когда он говорил, его большие руки спокойно лежали на столе, создавая впечатление, что Холлису нечего скрывать. Отвечая на вопросы о своих действиях в роли директора во время отсутствия Джея Мака, он держался спокойно и не жестикулировал.
С точки зрения Джаррета, столь уверенное поведение Холлиса было проявлением величайшей хитрости или величайшей самонадеянности.
Проект Куинс-Пойнт был для всех присутствующих вопросом номер один, и Холлис с большим апломбом принялся развивать эту тему.
— Изыскательская партия заверила меня, что самый дешевый маршрут является не самым лучшим, — сказал он присутствующим. — Сам Джей Мак обычно полагается на ту информацию, которую ему дают изыскатели и инженеры.
Полагаю, вы не думаете, что я буду действовать иначе.
Он добродушно улыбнулся, убедившись в том, что на него смотрят все, включая Джея Мака.
— Когда Мэри Рини, которая тогда была моей невестой, пришла ко мне с другим проектом, основанным на ее расчетах, я выслушал то, что она хотела сказать, — фактически я обсудил ее выводы с Джеем Маком и решил, опять же основываясь на экспертных оценках людей, работающих в Северо-Восточной компании гораздо дольше меня или Ренни, что она неправильно истолковала имевшиеся у нее данные.
Выполнение проекта началось с одобрения Джея Мака и присутствующих — я бы даже сказал, под звуки фанфар, — и я был назначен его куратором. Джей Мак, разумеется, вспомнит, что я несколько раз обращался с просьбой разрешить мне лично съездить в Куинс-Пойнт, но каждый раз какие-то дела здесь, в Нью-Йорке, не давали мне отлучиться.
Внимание Джаррета переключилось с Холлиса на Джея Мака. Хотя глава Северо-Восточной железнодорожной компании сидел в каменном молчании, Джаррет мог заметить, что последнее заявление Холлиса застало его врасплох. И дело заключалось не только в этом — было очевидно, что Холлис говорит правду. Джей Мак явно забыл, что Холлис просил его разрешить лично проинспектировать ход работ.
— Последним таким делом, как вы все знаете, — спокойно продолжал Холлис, — была катастрофа в Джагглерс-Джамп. По сравнению с известием, что Джей Мак погиб, ход работ по проекту в Куинс-Пойнт имел гораздо меньшее значение. А когда по собственной рекомендации Джея Мака я был назначен управляющим Северо-Восточной компанией, Куинс-Пойнт стал всего лишь одним из проектов, который я должен был кому-нибудь передать.
Голос Джея Мака звучал сурово, глаза смотрели холодно. Пристальный его взгляд нес в себе угрозу. Джей Мак гадал, заморгает ли его младший коллега.
— Работы по проекту в Куинс-Пойнт никогда не велись, — сказал он. — У меня есть запросы на поставки, которые никогда не осуществлялись; расписки в получении зарплаты людьми, которые ни дня не проработали на Северо-Восточную компанию. Десятки тысяч долларов потрачены на сталь, пиломатериалы, рабочую силу, а в Колорадо нет абсолютно ничего, оправдывающего эти затраты. Вы заверяли меня и этот совет, что работы там идут.
Широкое лицо Холлиса было спокойным и бесстрастным. Карие глаза смотрели прямо на Джея Мака.
— Я несу полную ответственность за то, что доверял людям, которые, как я считал, этого заслуживают. Я не правильно их оценил. В этом, джентльмены, заключается мое преступление против Северо-Восточной компании, и только в этом. И если вы считаете, что я тайно руководил хищениями в Куинс-Пойнт, то нельзя ли подобное обвинение выдвинуть и против Джея Мака? В конце концов, он мне доверился.
Я сожалею, что не смог проконтролировать ход выполнения проекта — в данном случае его начало, — но я уверен, что вся моя работа в этой компании говорит сама за себя. За время отсутствия Джея Мака я всегда действовал как компетентный президент и руководитель Северо-Восточной компании, оправдывая ваше доверие. Теперь, когда Джей Мак вернулся, я хочу, даже сильно желаю, опуститься на ступень ниже и занять мой прежний пост вице-президента по эксплуатации. Могу вас заверить, что в первую очередь я постараюсь выяснить все насчет хищений в Куинс-Пойнт. Я лично возглавлю расследование и буду докладывать о его ходе непосредственно совету.
Все головы повернулись в сторону Джея Мака.
— Я уже наметил того, кто будет расследовать дело о хищениях, — сказал он. — Того, кто не работает на компанию и в целом в ней не заинтересован. Боюсь, Холлис, что позволить вам возглавлять такое расследование — все равно что пустить лису в курятник.
Джей Мак проигнорировал возгласы удивления, сопровождавшие его замечание.
— Вы поймете, почему я этого не допущу. Холлис слегка покраснел. Однако его ответ был спокойным.
— Я не только понимаю это, но и приветствую. На вашем месте я принял бы точно такое же решение.
Он жестом указал на Джаррета:
— Конечно, вы выбрали мистера Салливана.
— Да.
— Хороший выбор.
Это было новостью для Джаррета. Однако он ничего не сказал и только кивнул членам совета, которые повернулись к нему.
— А Мэри Рини будет руководить строительством в Кейнс-Пойнт.
Члены совета обменялись настороженными взглядами; некоторые закашлялись. Несмотря на такую реакцию, Джей Мак не стал делать паузу.
— Я ожидаю, что работы по проекту начнутся этой весной. К тому времени мистер Салливан закончит расследование. Вопрос о виновных, таким образом, будет ясен, и мы спокойно займемся железнодорожными перевозками.
Его твердое заявление о намерениях было встречено с одобрением. Джей Мак посмотрел на Холлиса Бэнкса.
— Конечно, вы будете оказывать помощь в расследовании. Вы можете сохранить свой пост вице-президента по эксплуатации, и, если вы будете оправданы, я, естественно, принесу официальные извинения.
Холлис холодно улыбнулся и слегка приподнял брови.
— Я наверняка буду оправдан, и тогда, сэр, я потребую большего, чем ваши официальные извинения.
Он встал из-за стола, поклонился Джею Маку, затем совету и забрал свои шляпу и пальто. Его уход был омрачен только тем обстоятельством, что он был вынужден переступить через вытянутые в проходе ноги Джаррета Салливана.
По пути из конторы домой Джей Мак сидел в углу экипажа с непроницаемым лицом и смотрел в окно.
— Вы сделаете эту работу, не так ли? — внезапно спросил он, повернувшись к Джаррету.
Не стоило говорить Джею Маку, что этот вопрос несколько запоздал, что время, когда можно было что-то обдумать, давно прошло.
— Да, — сказал Джаррет. — Я сделаю эту работу.
Джей Мак коротко кивнул.
— Здесь нет ничего приятного, — тихо сказал он, снова отвернувшись. — Я доверял этому человеку.
— Я понимаю.
— Совет занял выжидательную позицию. Он рассказал правдоподобную историю. Если вы не сможете доказать, что за хищениями стоит именно он, Холлис будет требовать моей отставки.
— Я подумал, что в этом и заключается его угроза.
— Именно я основал Северо-Восточную компанию и не собираюсь отдавать ее этому подонку.
Джаррет ничего не ответил. Экипаж остановился около роскошной главной резиденции Джея Мака.
— Вы хотите, чтобы я вошел внутрь? — спросил Джаррет, когда Джей Мак спустился на землю.
— Вы можете подождать в фойе, — сказал тот. — Мой разговор с Ниной будет приватным.
Джаррет кивнул и пошел следом за ним. Несколько комнат на первом этаже здания были освещены. На втором этаже свет лился из двойных французских дверей, ведущих на каменный балкон. Их встретил дворецкий, на длинном лице которого не отразилось ни малейшего удивления по поводу приезда Джея Мака.
— Я хочу видеть свою жену, — сказал Джей Мак, отдавая ему пальто и котелок. — Мистер Салливан подождет здесь. Принесите ему что-нибудь выпить, Пинкни, — все что он пожелает.
— Как скажете. — Мистер Пинкни забрал у Джаррета пыльник. Заметив на боку у гостя пистолет, дворецкий неодобрительно поджал губы. Он было протянул руку, но затем передумал и жестом указал Джаррету на мягкую скамейку в прихожей около лестницы.
— Миссис Уорт в кабинете, — сказал он Джею Маку. — Могу я о вас доложить?
— В этом нет необходимости, — ответил тот. — Я задержусь не больше чем на час, — добавил он, обращаясь к Джаррету. Затем вновь обернулся к дворецкому:
— Разберите мой гардероб и сундуки, Пинкни, и все упакуйте. Пусть вещи сложат в экипаже, причем я не думаю, что мистер Салливан пошевельнет для этого хоть пальцем.
Широкими шагами он пошел к кабинету.
— Значит, это наконец случилось, — тихо сказал Пинкни, наблюдая, как дверь кабинета открылась и вновь закрылась.
— Вы этого ждали? — спросил Джаррет.
На какой-то момент дворецкий ослабил свою оборону.
— Каждый день в течение двадцати пяти лет, — вздохнув, сказал он. Приподняв пальто и шляпы, Пинкни повесил их и пошел собирать людей для упаковки вещей.
По пути к Мойре Джаррет и Джей Мак не разговаривали. Экипаж был настолько переполнен сундуками и всевозможными вещами, что Джаррету пришлось ехать на месте кучера вместе с мистером Каванагом. Когда они прибыли на пересечение Бродвея и Пятидесятой улицы, их встретило известие, что Ренни пропала.
Поверх головы Джея Мака Джаррет поочередно переводил взгляд с Мойры на Мэгги и Скай. На их лицах были написаны смятение и беспокойство.
— Как это может быть? — спросил он. — Она же спала, когда я от нее ушел.
Мэгги покачала головой.
— Я тоже думала, что она спит. Но оказалось, что там только подушки, накрытые одеялами. Я не имею представления, когда она ушла, поскольку в это время все мы обедали.
— Но почему…
Скай взяла под руку мать — и чтобы ее поддержать, и чтобы самой найти поддержку.
— Мы надеялись, что она встретится с вами, — сказала она, — Куда еще она могла направиться, кроме как на папино заседание? Мы все думали, что она хочет сразиться с Холлисом.
— Ее там не было, — сказал Джей Мак. Он оглянулся на Джаррета в надежде, что здесь может быть какое-то логическое объяснение.
— Вы посылали кого-нибудь за полицией? — спросил тот.
Мэгги покачала головой.
— Мы хотели убедиться, что она не с вами, но мы со Скай можем сейчас за ними пойти.
— Нет, — сказал Джаррет. — Я сам все сделаю. Сначала давайте я пройду в ее комнату и посмотрю, нет ли там каких-либо указаний на то, куда она могла исчезнуть.
Он сделал шаг вперед, но никто не двинулся с места. Джаррет понял: они настолько ошеломлены бегством Ренни, что не могут сделать без специальных указаний даже простейших вещей.
— Скай, отведите вашу маму в гостиную и проследите, чтобы она выпила стакан горячего хереса. Джей Мак, попросите мистера Каванага оседлать для меня лошадь. Мэгги, пойдемте вместе в комнату Ренни. Вы можете заметить что-то, что я могу пропустить.
На этот раз все разошлись. Джаррет взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Мэгги пришлось побыстрее передвигать ноги, чтобы за ним поспеть. Джаррет рывком открыл дверь в комнату Ренни и остановился на пороге так резко, что Мэгги на него натолкнулась.
Извинившись, она через его плечо заглянула в комнату. Глаза Мэгги широко раскрылись. Она отчаянно заморгала. Рот раскрылся, но девушка не могла выговорить ни слова.
Ренни лежала поверх одеяла, подложив одну руку под голову, и тихо похрапывала.
Не оборачиваясь, Джаррет протянул руку к Мэгги и втащил ее в комнату.
— Это была плохая шутка, — сказал он. — И насколько я могу видеть, она ничего не дала.
— Это была не шутка, — сказала она. — Ренни действительно не было. Я сама ее искала, а потом мне помогала Скай.
— Вы можете видеть сами, что она здесь.
— Конечно, я могу это видеть.
Выразительный рот Мэгги скривился, она с раздражением посмотрела на Джаррета.
— Но еще двадцать минут назад ее здесь не было. Ренни не может ходить, когда спит.
— Я это знаю.
Мэгги заморгала, затем покраснела, но все же постаралась не отводить взгляд.
— Может быть, мы постараемся вместе выяснить, что произошло, — сказала она. — Вместо того чтобы спорить.
Джаррет кивнул.
— Но сначала идите и скажите своим родителям, что она здесь и в безопасности.
Он посмотрел ей вслед.
— Маленькая упрямица, — пробормотал он про себя, приближаясь к кровати. Джаррет отодвинул ноги Ренни в сторону и сел. Он наклонился и откинул ее волосы, закрывавшие шею и щеку. Кожа Ренни была прохладной. Он зажег спичкой лампу, стоявшую около кровати. Кожа Ренни могла сколько угодно быть прохладной, но она покраснела так, как может покраснеть только от воздействия ветра или холода. Ренни скиталась где-то снаружи.
Джаррет коснулся ее босой ступни. Она была не холоднее, чем лицо. Он огляделся в поисках снятых чулок или туфель. Их не было. Он проверил шкафы и гардеробную. Там тоже ничего не было.
Возвращаясь к кровати, Джаррет остановился перед французскими дверями. Он вспомнил, как легко было с балкона перебраться на прилегающую крышу и спрыгнуть на землю. Не этим ли путем двигалась Ренни? Открыв двери, Джаррет вышел наружу. Позади себя он слышал приближающиеся шаги родных Ренни.
Он шагнул обратно. К подошве его ботинка пристал мокрый лист. Он снял его и бросил в кучу влажных осенних листьев, толстым слоем покрывавших балкон. Их никогда оттуда не убирали. Он видел достаточно, чтобы понять, что Ренни уходила именно этим путем — и не по своей воле.
Ренни не реагировала на сутолоку около своей кровати. Когда мать взяла ее руку и слегка похлопала по ней, с легким ирландским акцентом повторяя ее имя, Ренни даже не пошевельнулась.
— Она вам не ответит, — сказал Джаррет. Он пододвинул к Мойре стул, чтобы она могла сесть. — По край ней мере до тех пор, пока не кончится действие хлороформа.
— Хлороформа! — Мэгги наклонилась над сестрой и понюхала ее губы. — Вы правы, — тихо, не доверяя своим чувствам, сказала она. — Ренни усыпили.
Увидев, что у Мойры подгибаются ноги, Джей Мак взял ее за руку. Он сел на изогнутую ручку кресла, а Мойра прислонилась к нему.
— Усыпили? — спросил он.
Скай обошла кровать с другой стороны, устроилась рядом с Ренни и принялась трясти сестру за плечо.
— Ренни! — позвала она. — Если ты разыгрываешь с нами какую-то шутку, то это не смешно.
— Это не шутка, — сказала Мэгги. — Если ты будешь ее толкать, то все равно не разбудишь.
Скай сложила руки на груди и откинула голову на переднюю спинку кровати.
— Я только старалась помочь.
— Я знаю, что может помочь, — сказал Джаррет. — Это если вы все уйдете. С Ренни все в порядке. Когда она проснется, мы, может быть, сможем получить от нее ответы на некоторые вопросы, но сейчас к вам у меня вопросов нет.
Джей Мак кивнул.
— Вы останетесь с ней?
— Вы меня не сможете удалить при всем желании. Я дам вам знать, как только она очнется. Если вы хотите послать мистера Каванага за доктором…
— Я не думаю, что в этом есть необходимость, папа, — сказала Мэгги.
— Хорошо, — сказал тот после долгой паузы. — Пойдем со мной, Мойра. Я уложу тебя в постель. Для одного дня тебе вполне достаточно.
Мойра, уверившись, что с ее дочерью все будет хорошо и что она находится под защитой, вновь обрела твердость характера.
— Нет нужды ухаживать за мной, как за ребенком. Я еще не впала в детство.
Она встала, сама взяла Джея Мака за руку, и вывела его из комнаты.
— Это работа Холлиса, — сказала она, выходя за дверь. — Он наглый подонок. Теперь даже самое бы строе расторжение ее церковного брака меня не удовлетворит.
Услышав спокойную речь матери, Скай и Мэгги обменялись удивленными взглядами. Хихикая, они позволили Джаррету выставить их из спальни Ренни.
Джаррет закрыл дверь и прислонился к ней. Он смотрел, как Ренни под действием хлороформа спит тяжелым сном, но мысли его были далеко.
— Он опасный подонок, — тихо сказал Джаррет. — И слишком самонадеянный.
Дыхание Ренни прерывалось бормотанием и вздохами. Джаррет снял с себя пальто и портупею. Снял ботинки. Запер двери. И скользнул в постель, обняв Ренни и тесно прижав к себе. Часы на каминной доске отсчитывали минуты. Легкий дождь монотонно стучал в окно, но под ровный стук сердца Ренни Джаррет погрузился в сон.
Очнувшись, она еле держалась на ногах. С трудом выбравшись из постели, Ренни прошла в ванную комнату и брызнула себе в лицо водой из умывальника. Головокружение не проходило. Она ухватилась за раковину, боясь, что сейчас упадет в обморок. Отражение в зеркале не слишком ободряло, и Ренни не стала его тщательно рассматривать. Она почистила зубы, прополоскала рот и расчесала спутавшиеся волосы.
Она уже собиралась ложиться в кровать, когда увидела Джаррета, распростертого поверх одеял. Вместо того чтобы забраться в постель, Ренни плюхнулась в кресло, стянула одно из одеял и вполне удобно свернулась там, накинув одеяло на плечи и прикрыв им босые ноги.
Джаррет спал крепко. Ренни убавила свет лампы, прикрутив фитиль. Даже в тусклом свете были видны морщинки в углах его глаз. Пряди каштановых волос пересекали его лоб, разметавшись по подушке. В лице Джаррета ощущалась некоторая напряженность. Только в области рта она исчезала. Глаза Ренни надолго остановились на нем. В памяти всплывало ощущение от прикосновения его губ к ее губам, к ее коже.
— Ты проснулась.
Ренни удивленно заморгала, затем виновато отвела взгляд, досадуя, что ее застали за этим откровенно чувственным занятием.
— Что ты делаешь в моей постели? — спросила она. — Мне это, случайно, не снится? Ты в моей постели, и мы в моем доме, а мои родители в конце коридора.
— Это очень длинный коридор. Ренни улыбнулась ему в ответ.
— Ты действительно должен уйти, Джаррет. Джей Мак и мама не станут этого терпеть.
— Они оба знают, что я здесь. Ее глаза раскрылись еще шире.
— Тогда я точно знаю, что вижу сон. И лишь чуть-чуть более абсурдный, чем тот, что я видела раньше.
Она зевнула, сделав вялую попытку прикрыть рот.
— Прошу прощения.
Джаррет снисходительно улыбнулся.
— Расскажи мне твой сон, — небрежно сказал он.
— Он был очень глупым. Она подавила второй зевок.
— Я снова была в соборе святого Григория. Только на этот раз тебя не было там, чтобы остановить венчание. Там был друг Холлиса — Тэдди, который все говорил, чтобы я поспешила. И были другие шаферы Холлиса. Я пыталась сказать, что не хочу с ними идти, но они меня не слушали. Я была там — и в то же время не была. Это все равно что одновременно быть участником события и свидетелем. Мы ждали чего-то в каком-то темном месте, может быть, в маленькой комнате сзади церкви, я не уверена, и слышала, как называли имя Холлиса, но самого Холлиса не видела. Это все, что я могу вспомнить. Ах да, мне все время было тяжело дышать.
— Я понимаю.
— Говорю тебе, что это было глупо.
Но вполне вероятно. Джаррет гадал, зачем Холлису понадобилось похищать Ренни из дома и, что было не менее загадочно, зачем понадобилось возвращать обратно. Он увидел, что Ренни прижала руку ко рту, чтобы скрыть еще один зевок. Сейчас было не время ей все рассказывать. Это дело подождет до утра. Джаррет похлопал по кровати рядом с собой.
Ренни покачала головой.
— Я не могу… не здесь.
— Я не думал ни о чем, кроме сна. — Он уловил ее скептический взгляд. — Ну, — нарочито растягивая слова, сказал он, — я не собирался ничего делать, кроме как спать.
Он сделал небольшую паузу.
— По крайней мере до тех пор, пока мы не поженимся, — добавил он с оттенком торжественности.
Ренни замерла.
— Ты этого хочешь? — тихо спросила она. — Ты все еще хочешь жениться на мне?
— Я никогда не изменял своего мнения на этот счет. А ты?
— Нет! — быстро проговорила она. — О Боже, конечно, нет. Я… я хочу этого больше всего на свете. Я просто не знала, что ты меня не только любишь, но и хочешь на мне жениться. Я сделала столько ошибок, что не могла бы ни в чем обвинить тебя, если бы ты просто ушел.
— Ты ждала, что я это сделаю в Эхо-Фолз, не так ли? — спросил он. — Когда ты покинула хижину, сказав мне про Холлиса, ты подумала, что это конец.
Она неохотно кивнула.
— Твое поведение не очень обнадеживало.
— Я был, — он долго подыскивал нужное слово, — ошеломлен. Мне требовалось время, чтобы все обдумать.
— Джей Мак так и сказал.
— Он был прав. — Джаррет немного помолчал, испытующе глядя на Ренни. — А почему, как ты думаешь, я стал его телохранителем? И не говори, что это было связано с деньгами. Ты ведь знаешь, что дело не в этом.
— Я думала, все объясняется уважением к моему отцу… и желанием меня помучить.
Он улыбнулся.
— Это серьезные причины, но не те. — Джаррет приподнялся на локте. — Ты ведь пыталась убежать от меня, Ренни. Ты решила, что все было ошибкой и что всему конец. Единственная причина, по которой я согласился предпринять эту проклятую поездку на восток — это чтобы быть достаточно близко и поймать тебя.
Ренни обхватила себя руками. Глаза ее сияли. Ее сердце готово было разорваться от радости.
Смех Джаррета был низким, слегка лукавым, в нем звучала и нотка сожаления.
— Как я вижу, мое признание не помогло заманить тебя в эту постель.
Она покраснела и покачала головой.
— Мне бы хотелось, чтобы завтра ты пошел со мной к отцу Даниэлю.
— Отцу Даниэлю?
— Я имею в виду епископа Колдена. Это связано с расторжением церковного брака. Я думаю, он может мне помочь.
— Епископ? Не слишком ли высоко ты метишь, Ренни? Тут Джаррет увидел ее загадочную улыбку и понял, что на минуту забыл, как хорошо Джей Мак заботится о защите своих дочерей.
— Твой крестный отец? — спросил он с недоверием, но зная, что это правда.
Ренни кивнула.
— Будь я проклят.
— Епископ Колден и в этом может помочь. Джаррет коротко засмеялся:
— Я буду иметь это в виду.
Ренни вскочила на ноги, наклонилась над кроватью и крепко поцеловала Джаррета в губы. Ей удалось ускользнуть от его руки, пытавшейся схватить ее и прижать к себе. Слегка запыхавшись, смеясь и сияя от радости, Ренни плюхнулась обратно в кресло.
— Расскажи мне, что произошло на заседании совета, Джаррет сел и тыльной стороной ладони откинул волосы, упавшие на лоб.
— Твой отец рассказал всем о том, что увидел в Куинс-Пойнт — или скорее о том, чего не увидел, — и предоставил возможность Холлису дать свое собственное объяснение. Холлис был к этому готов и приветствовал проведение расследования. Я буду удивлен, если на него удастся возложить вину за что бы то ни было. Я думаю, он сумел достаточно хорошо замести следы.
— Это зависит от того, кто будет расследовать, — сказала Ренни.
— Джей Мак попросил меня провести расследование. Причем Холлис чуть ли не умолял его об этом.
— Ну и хорошо.
Джаррет покачал головой.
— Я не очень в этом уверен, Ренни. Такого рода делами я до сих пор не занимался. Я умею выслеживать преступника по следам на земле, а не на бумаге. Ты думаешь, Холлис об этом не знал, когда предлагал мне заняться расследованием?
— Может быть, он так и считал, но ты докажешь, что он неправ.
Она сказала это уверенным, спокойным тоном, как будто результат был заранее предрешен.
— Джей Мак вообще говорил о крушении поезда?
— Только когда дал краткий отчет о происшедшем с ним. Он не мог говорить о наших подозрениях, не впутывая в это дело Нину и Холлиса.
— Как я подозреваю, в том, что некоторые вещи имеют слишком личный характер и их нельзя выносить на публику, есть как положительные, так и отрицательные стороны. — Ренни вздохнула. — Джей Мак потом виделся с Ниной?
Джаррет кивнул:
— Не больше часа. Я думаю, это было очень вежливое расставание. По крайней мере они не повышали голоса. Мистер Пинкни упаковал вещи твоего отца и на этом все кончилось.
— В это трудно поверить, — сказала она, пристально глядя на противоположную стену комнаты. — Раньше я представляла себе, как Джей Мак покидает ее и переезжает жить к нам. Теперь, когда мы уже выросли, все выглядит по-другому.
Джаррет протянул ей руку. На этот раз Ренни взяла ее и позволила переместить себя из кресла в кровать. Она прижалась к Джаррету, положив голову ему на плечо, а рукой обняв за талию. Его пальцы гладили ее руку, слегка касаясь края повязки, затем опустились к локтю. Было очень спокойно лежать так рядом с ним, и казалось, Джаррет это знал. Ренни закрыла глаза.
— Тебе нужно скоро уходить, — сказала она.
Он кивнул, но не сделал попытки сдвинуться с места.
Ренни была этим вполне удовлетворена.
Их разбудил сильный стук внизу. Джаррет сразу вскочил на ноги, протягивая руку за портупеей, Ренни скатилась на пол через несколько мгновений. Она с трудом держалась на ногах, пытаясь сориентироваться и успокоиться.
— Что это такое? — спросила она, протягивая руку за халатом.
— Кто-то стучит в дверь, — сказал Джаррет. Ренни выразительно посмотрела на его пистолет.
— Это сейчас потребуется?
Джаррет не стал ей отвечать и открыл дверь в коридор, остановившись только тогда, когда понял, что она идет следом.
— Куда это ты собралась?
На сей раз не стала отвечать она. Проскользнув под его рукой, Ренни устремилась вдоль по коридору.
Джаррет догнал ее на лестнице. Теперь стук был громче и настойчивее. Можно было различить чей-то приглушенный крик.
— Я подойду к двери, а ты жди здесь.
Ренни открыла рот, чтобы возразить, но затем передумала. Она осторожно взглянула на большую входную дверь и осталась на месте. Наверху можно было слышать, как открываются и закрываются двери в коридор — это поднялась с постелей оставшаяся часть семейства.
Прежде чем повернуть медную ручку двери, сделанную в форме шара, Джаррет посмотрел в боковое окно. Когда он открыл дверь, мистер Пинкни почти влетел в прихожую.
Джаррет помог ему удержаться на ногах, достаточно быстро сообразив, что дворецкий Джея Мака не пьян. Вытаращенные глаза, безумное выражение лица — все это имело другую причину.
— В чем дело, Пинкни? — спросил Джей Мак с верхней площадки лестницы. — Что привело вас сюда среди ночи?
Пинкни наконец отдышался. Его обычно бледное лицо сейчас было багровым от напряжения.
— Это миссис Уорт, сэр, — сказал он.
— Что с ней? — холодно спросил Джей Мак. Он почувствовал, как Мойра взяла его за руку и слегка сжала в знак предупреждения.
— Не будь таким высокомерным, дорогой, — прошептала она. — Что-то не в порядке.
Джей Мак сделал шаг вниз.
— Давайте, Пинкни, говорите смело, что бы ни случилось. Пинкни снял шляпу.
— Миссис Уорт умерла, сэр, — сказал он, держа шляпу перед собой. — Она выбросилась с балкона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовница бродяги - Гудмэн Джо



Полная ерунда.Да же не стала дочитывать до конца.
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоНаташа
25.02.2012, 20.26





Интересный лр, он конечно довольно объемный, но сюжетная линия интересная, любовь с примесью приключений очень увлекает.
Любовница бродяги - Гудмэн Джокуся
24.12.2012, 10.38





замечательная книга. читала взахлеб. был неинтересен только пролог, поэтому я его пропустила. любители романов. обязательно прочитайте это произведение
Любовница бродяги - Гудмэн ДжоАьбина
28.07.2014, 0.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100