Читать онлайн Буду твоим единственным, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Буду твоим единственным - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Буду твоим единственным - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Буду твоим единственным - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Буду твоим единственным

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Нортхэм встретился с лордом Баттенберном на следующее утро, но состоявшийся между ними разговор не дал новых сведений или хотя бы намеков на то, что барон клюнул на наживку.
– Он ничего не говорил о документах? – поинтересовалась Элизабет, когда он вернулся. В ожидании мужа она пыталась занять себя чтением, но, по правде сказать, провела больше времени, глядя на часы или в окно, чем в книгу.
– Я и не рассчитывал, что он скажет об этом прямо. – Нортхэм протянул руки к огню. На его сапогах таяли снежинки. – Барон слишком хитер, чтобы выдать себя. Но я надеялся, что он упомянет о встрече с кем-нибудь из тех, чьи имена фигурируют в документах. Увы, этого не произошло.
Элизабет вздохнула:
– Как скверно с его стороны. – Она сдула прядь волос, упавшую на лицо. – Тогда бы мы точно знали, что бумаги у него.
– Я по пути домой заехал к Уэсту. Он заверил меня, что все документы были спрятаны там же, где драгоценности, и ты не могла их не заметить. – Он повернулся к Элизабет, слегка нахмурив брови. – Кстати, Уэст спрашивал меня о книгах. Его интересовало, не упомянула ли ты о них, и, похоже, обрадовался, когда я сказал, что нет. Мне это показалось странным. Позже я вспомнил, что ты и в самом деле что-то говорила о книгах посла. Правда, ты завела разговор в весьма неудачный момент… Вообще-то меня интересовали совсем другие вопросы, и я не стал углубляться в эту тему.
Взгляд Элизабет вдруг стал отсутствующим, и она засуетилась, расправляя шерстяной плед у себя на коленях.
– Так-так, – протянул он, подозрительно глядя на нее.
– Она вскинула голову.
– Что означает это твое «так-так»?
Норт, поняв, что попал в точку, и зная способность Элизабет уходить от ответа, небрежно проговорил:
– Да так, ничего. Похоже, сегодня у тебя нет настроения обсуждать книги посла.
– Едва ли это подходящее место.
Норт огляделся по сторонам.
– Элизабет, где же обсуждать книги, как не в библиотеке?
– Я только что позавтракала.
– При чем здесь это?
– Ни при чем. Просто констатация факта.
– Норт рассмеялся:
– Ты меня заинтриговала. Выкладывай, о каких книгах идет речь? Только не говори, что не знаешь, я не настолько доверчив, чтобы проглотить очередную ложь.
Элизабет, чувствуя, что изобразить надлежащее негодование ей не удастся, покорилась:
– Ты, случайно, не допрашивал шпионов?
– Нет. Думаешь, у меня неплохо бы получилось?
– Еще как! – Она откинулась на спинку кресла и набрала в грудь побольше воздуха, как будто ей предстояло прыгать с обрыва. – Я не могу судить обо всем собрании посла. Но в одну книгу я заглянула.
Норт молчал, ожидая продолжения, но у Элизабет язык прилип к небу. -
– И…
– Я видела всего лишь пару иллюстраций… Они были обнаженными.
– Иллюстрации?
– Мужчина и женщина.
– А-а.
Элизабет вскинула брови.
– Ты знал!
Он пожал плечами:
– Догадывался. Уэст как воды в рот набрал, но твое поведение мне все объяснило. Я понял, почему ты вчера вечером заговорила о книгах, а сегодня утром не желаешь даже слышать о них. Наверняка ты впервые столкнулась с эротическими картинками.
– Естественно. Я не изучала этого в классной комнате. – Она запнулась на секунду, вперив в него подозрительный взгляд: – А ты?
– В классной комнате? Нет. Впрочем, у Истлина были французские открытки.
– Французские, – произнесла она, брезгливо по морщившись. – Значит, фривольные.
Норт ухмыльнулся:
– Они всего лишь о любви.
Рассмеявшись, Элизабет встала и направилась к двери. Выходя, она бросила призывный взгляд через плечо – Норт тут же устремился следом.
Полковник Блэквуд постучал перевернутой трубкой о серебряный поднос, вытряхнул из нее пепел, набил ее табаком особого сорта, который купила для него Элизабет, после чего вопросительно взглянул на нее:
– Ты не возражаешь?
Элизабет покачала головой.
– Мне нравится аромат трубочного табака.
Норт удивленно воззрился на жену:
– Правда?
– Не от тебя, – отрезала Элизабет. – Но вид полковника с трубкой всегда навевает на меня приятные воспоминания.
Блэквуд хмыкнул в ответ на умоляющий взгляд Норта.
– Не надейся, я не стану вмешиваться. – Он раскурил трубку и сделал несколько коротких затяжек. Наконец он с наслаждением затянулся, переводя взгляд с Норта на Элизабет и обратно. Они сидели на диване напротив него, и в их позах чувствовалось напряжение, хотя Норт владел собой лучше, чем его жена. – Пришли известия от Уиттингтона и Саттона. Как вы помните, они разрешили упомянуть о них в нашем предприятии. Лорд Саттон получил вчера послание от барона, где его настойчиво приглашают в Баттенберн. Я имею в виду загородную резиденцию. В письме нет ничего такого, что можно было бы вменить барону в вину. Он просто заверяет Саттона, что тот прекрасно проведет время в его поместье.
– А граф Уиттингтон? – спросил Норт.
– Все то же самое, но в устной форме. Баттенберн встретил Уиттинггона в клубе. Граф признался, что если бы он не был в курсе дела, то решил бы, что речь идет о какой-то коммерческой сделке.
Элизабет прислонилась к мужу, а его рука легла на спинку дивана за ее спиной. Ни один из них не заметил довольной улыбки полковника, мелькнувшей за кольцами табачного дыма.
– А что слышно от остальных? – спросила Элизабет.
– Пока ничего. Но это не важно. Для наших целей достаточно, чтобы Баттенберн связался хотя бы с одной из возможных жертв шантажа. Когда мы убедимся, что информация, которой он располагает, была получена в результате кражи документов у посла, мы его возьмем.
– А Луиза? Она ведь его сообщница во всех начинаниях.
Блэквуд кивнул.
– К сожалению, ее арест зависит от ее присутствия во время визита Уиттингтона или Саттона. Если нет, то доказать ее вину будет гораздо сложнее. – Он отметил, что Элизабет задумалась, и повернулся к Норту: – А тебе необходимо отправиться в поместье Баттенбернов. Встреча намечена на девятое число.
– Как вы себе это представляете? Я что, должен пригласить самого себя?
– Конечно, нет. Баттенберну вовсе незачем знать, что ты там будешь. Меня удивило, что он назначил встречу за городом, хотя в Лондоне полно частных клубов, не говоря уже о его собственной резиденции. Думаю, он опасается ловушки. Баттенберны чувствуют себя гораздо увереннее в собствен ном доме. Ты согласна, Элизабет?
– Да, тем более что я знаю в Баттенберне каждый закоулок.
Полковник, улыбнувшись, выпустил струйку дыма.
– Вот именно. И ты расскажешь Норту то, что он не успел разведать во время своего летнего визита.
– И не подумаю. – Мужчины изумленно воззрились на нее. – Если только мне не будет позволено сопровождать мужа. О, не надо так на меня смотреть. В одиночку Норт рискует куда больше, чем в компании со мной. Он плохо знает Баттенберн и может там легко заблудиться. И потом, у нас слишком мало времени, чтобы я могла ему все рассказать. Мы ждали больше недели, пока Харрисон и Луиза дадут ход бумагам, которые они похитили из резиденции посла. Тот факт, что они выбрали Баттенберн как место действия, дает нам дополнительное преимущество. Там очень мало комнат, которые не связаны друг с другом либо дверями, либо через потайные коридоры. К счастью, барон и баронесса даже не подозревают о них. Они никогда всерьез не интересовались архитектурой собственного дома, а уж тем более его историей. Зато я посвятила много времени изучению всех тайных ходов и коридоров.
Элизабет выдержала паузу, устремив на полковника твердый взгляд.
– Насколько я поняла, вы хотите, чтобы Норт тайком пробрался в дом и подслушал разговор барона с Уиттингтоном или Саттоном?
– Пожалуй, мне стоило придумать что-нибудь получше, – заметил Блэквуд ехидным тоном. – Этот план больше не кажется мне таким уж удачным, когда я услышал его из твоих уст.
Норт хихикнул, но тут же ^поморщился, когда Элизабет ткнула его локтем в бок.
– За что?
– Чтобы не принимал его сторону. – Она повернулась к полковнику: – Вы что, уже забыли, что я тот самый вор Джентльмен? – Мужчины на это ничего не ответили. – Мне гораздо легче проникнуть в Баттенберн, чем Норту или любому другому члену Компас-клуба, если уж на то пошло! Я провор нее их и свободно ориентируюсь в доме. А если вам этого мало, так знайте: мне известно, где Луиза хранит драгоценности, которые я похищала для нее все эти годы.
Норт никак не желал верить, что едет в Баттенберн не один. Скакавшая рядом Элизабет предпочитала помалкивать, догадываясь, что настроение у него почти такое же черное, как их костюмы для верховой езды. Не помогло делу и то, что она мало напоминала женщину, на которой он женился. На ней была мужская одежда, позаимствованная у слуг, – к ее досаде, Брилл решительно отказался предоставить в ее распоряжение одежду Норта. Преданный слуга готов был спать в гардеробной, лишь бы спасти галстуки и фраки хозяина от посягательств его жены.
Впрочем, Нортхэм вынужден был признать, что одолженная одежда сидит на Элизабет лучше, чем любой из предметов, который она могла бы раскопать среди его вещей. Все было выстирано и отутюжено, так что запахи кухни и конюшни полностью выветрились из ткани. Но для Норта это было слабым утешением. Его жена вырядилась в брюки и сидела в седле по-мужски, а когда он позволил себе выразить неудовольствие по этому поводу, обозвала его ханжой.
И она, похоже, не шутила.
Услышав грохот приближающегося экипажа, Элизабет придержала коня. Переводя его на шаг, она подняла шарф, закрывая лицо от пыли. Пелерина ее пальто затрепетала, когда карета пронеслась мимо, а Бекет шарахнулся на обочину.
Норт тут же оказался рядом.
– Следи за лошадью, – сказал он сердито. – И не позволяй каретам сгонять себя с дороги.
Элизабет фыркнула и сдернула с лица шерстяной шарф.
– Ты намерен и дальше ко мне придираться?
– Я еще даже не начинал.
– В таком случае не стесняйся. Не стоит сдерживаться из-за меня.
Норт сжал губы. Вид Элизабет, одетой в мужской костюм, действовал ему на нервы, напоминая о ее бегстве из Лондона. Не требовалось особого ума, чтобы догадаться, что она добиралась до Стоунвикема отнюдь не в своем платье. Скорее всего она переоделась в гостинице, и именно там, ко всеобщему изумлению, бесследно исчезла. При мысли, что ей пришлось путешествовать в одиночку, у Норта стыла в жилах кровь.
– Извини, что назвала тебя ханжой. – Она покосилась на него и громко вздохнула, увидев, что его челюсти по-прежнему непримиримо сжаты. Оставалось только сожалеть, что ночь была лунной, и это позволяло лицезреть угрюмый лик Норта во всей его красе. – Ты бы не настаивал на платье, если бы знал, как трудно лазать по тем коридорам. Мне это хорошо известно, потому что я порвала там больше подолов и лифов, чем ты можешь себе представить. А ты подумал, что скажут о мужчине, который срывается с места посреди ночи, а его жена скачет за ним верхом? – Норт одарил ее колючим взглядом. – Хозяин гостиницы был бы шокирован. А так он решил, что ты путешествуешь с грумом, а твоя женушка мир но почивает в своей постели.
– Если бы я поехал один, – не выдержал Норт, – я бы добрался до Баттенберна за один день, а моя жена и в самом деле спала бы в своей постели в Лондоне! В этих переодеваниях просто не было бы необходимости.
– Не считая того, что ты довел бы себя до изнеможения. Путь слишком долог и утомителен, чтобы проделать его за один день. Вот увидишь, ты еще скажешь мне спасибо, что я настояла на отдыхе, когда проторчишь несколько часов в тех коридорах, скорчившись в три погибели.
Челюсти Норта снова сжались, а на щеке задергался мускул. Он надвинул шляпу на лоб и выпрямился в седле, подставив лицо холодному ветру.
– Ты не стал бы возражать, будь на моем месте кто-нибудь из твоих дружков.
– Пойми, Элизабет, я всего лишь хочу, чтобы ты держалась подальше от Баттенберна!
– А я думаю иначе, и тебе придется с этим смириться.
– Проклятие! – гаркнул Норт. – Я не хочу, чтобы ты участвовала в этом деле, потому что я боюсь за тебя. – Краем глаза он увидел, что Элизабет покачнулась в седле и даже Бекет сбился с шага от мощи его голоса. – Я люблю тебя, – сказал он гораздо тише. – И не хочу, чтобы ты пострадала.
– Но я испытываю к тебе такие же чувства, – обиделась Элизабет. – И я не смогу спокойно сидеть и ждать, пока ты вернешься. Пойми меня правильно, Норт. Я никогда и не надеялась, что наш брак остановит полковника, если он сочтет нужным дать тебе поручение. И как бы тяжело мне ни было, я бы ждала тебя, потому что не смогла бы предложить тебе ничего, кроме своей поддержки. Но сейчас совсем другой случай. Вместе мы будем в большей безопасности, чем поодиночке.
Норт не был уверен, что разделяет ее мнение, но он видел, что Элизабет не отступит от своих слов.
– Ладно. Но когда мы доберемся до Баттенберна, ты будешь во всем мне подчиняться.
– Разумеется. Полковник так и сказал.
Он бросил на нее сердитый взгляд:
– Я так сказал.
Элизабет лихо отдала честь.
Еще не рассвело, когда они прибыли в Баттенберн, так что их появление осталось незамеченным. Привязав лошадей в лесу, Норт спрятал их пальто и шляпы и взял с собой лишь небольшой мешок, который он лихо закинул на плечо. Дальше они двинулись пешком, неторопливо шагая по прихваченной морозцем траве. Норт вынужден был признать, что проникнуть в дом без помощи Элизабет было бы нелегко, хотя, разумеется, не стал говорить ей об этом. Все двери были заперты на засов, а в подземном переходе, который вел из конюшни в кухню, можно было наткнуться на слуг.
Норт слышал о загородных поместьях, имевших подземные туннели, но не подозревал, что нечто подобное есть и в Баттенберне. Они прокладывались в основном для того, чтобы создать иллюзию, будто дворец управляется как будто по волшебству, без участия слуг, которые появлялись и исчезали, невидимые для своих хозяев и их гостей. Элизабет была права: все эти тайные переходы не представляли для баронской четы ни малейшего интереса.
Тем не менее она предложила забраться в дом через окно. Норт отступил на шаг и задрал голову, пытаясь разглядеть, какое из окон осталось на ночь открытым.
– В галерее, – шепнула Элизабет. – Там есть окно, которое плохо закрывается. Подсади меня. Я влезу в окно, а потом впущу тебя через дверь.
Норт сделал все так, как она сказала, и через минуту уже входил в холл. В доме царила тишина, все его обитатели мирно спали, не подозревая о вторжении чужаков. Лорд и леди Баттенберн мирно почивали в своих апартаментах, а те из слуг, кто уже поднялся, еще не спустились с чердака, где находились их комнаты. Прибытие Уиттингтона и Саттона ожидалось не раньше полудня, и это означало, что им предстоит долгое ожидание.
Элизабет провела Норта наверх по потайной лестнице. Она несла свечу, прикрывая пламя ладонью, чтобы свет не просочился сквозь щели в стенах. Проход был узким и крутым, и к тому времени, когда они добрались до верхней площадки, их одежда покрылась пылью и паутиной. Отодвинув совместными усилиями большой шкаф, они проникли в пустую спальню.
Норт сразу узнал эту комнату.
– Здесь спал Саут, – шепнул он, стряхивая с себя налипшую грязь.
– Осторожно, – предостерегла его Элизабет. – Нельзя оставлять следы, они могут вызвать подозрения у горничных. Давай вытрем обувь. – Прежде чем Норт успел остановить ее, Элизабет опустилась перед ним на колени и прошлась по его сапогам рукавом своей куртки. Затем довольно неуклюже проделала то же самое со своими башмаками.
Норт поднял ее на ноги.
– Достаточно. Тот факт, что мы стоим посреди комнаты, не имея никакого оправдания нашему присутствию здесь, волнует меня куда больше, чем грязная обувь.
Разумеется, он был прав. Элизабет осторожно приоткрыла дверь в коридор и прислушалась.
– Ты проникла в комнату Саута через потайной коридор? – спросил Норт.
– Нет. Через дверь. Это было несложно. Он спит как убитый. – Она наградила его сердитым взглядом, когда он фыркнул. – Ты слишком шумишь.
Норт тут же принял серьезный вид.
– Куда теперь двинемся?
Элизабет прикрыла дверь, оставив лишь узенькую щель.
– В этом крыле есть гостиная, имеющая выход в коридор, который связан с рядом других комнат. Лучше всего нам подождать там. Мы сможем относительно свободно передвигаться и, возможно, даже узнаем, в какой комнате барон встретится со своими гостями.
– Показывай дорогу.
Элизабет выскользнула за дверь, Норт неотступно следовал за женой. Чтобы добраться до гостиной, требовалось не более минуты, но Элизабет показалось, что она услышала звук шагов на лестнице для слуг, и им пришлось нырнуть в одну из спален и сидеть там, пока она не решила, что можно идти дальше. Когда они наконец достигли пункта назначения, Норт сгреб Элизабет в объятия и крепко поцеловал.
– И что это должно означать? – спросила она шепотом, когда он оторвался от ее губ.
– Извинение, – с раскаянием в голосе признался он. – Ты была права. Я не смог бы найти эти комнаты сам.
– Я рада, что ты это понял. – Она выскользнула из его рук. – Нам сюда.
Потайной ход находился за стенной панелью недалеко от камина. Им пришлось проползти на четвереньках футов двадцать, прежде чем они смогли выпрямиться. Коридор заканчивался винтовой лестницей, уходившей вниз. Когда они спустились до середины, Элизабет остановилась.
– Подождем здесь, – тихо сказала она и села на ступеньку, прислонившись спиной к стене.
Норт устроился на несколько ступенек выше. Его плечи заняли почти все пространство между стенами. Приподняв огарок свечи, он огляделся и задул свечу. Узкий колодец не имел источников света, и окружившая их тьма накрыла их с головой.
– Где мы? – тихо спросил он.
– В самой сердцевине дома. Насколько мне известно, этот коридор ведет по крайней мере к дюжине комнат. Стены не везде толстые, так что нам придется быть вдвойне осторожными, когда все проснутся. Имей в виду, если мы кого-то слышим, то и нас могут услышать.
– Мы близко от галереи?
– Коридор ведет туда. Надо спуститься вниз и свернуть налево.
– А как насчет библиотеки барона и смежной комнаты, о которой ты упоминала? Такой же, как в доме посла?
– Она тоже соединяется с этим коридором. Отсюда есть несколько выходов, но только один вход. Оказавшись в любой из комнат, мы не сможем вернуться назад. Панели приводятся в действие пружинами, которые почти невозможно найти с той стороны. Устройство очень хитрое, рассчитанное на то, чтобы шпионы короля не могли его обнаружить.
– Значит, одному из нас имеет смысл оставаться в коридоре.
– Вот именно. Еще одна причина, которая оправдывает мое присутствие.
К чести Элизабет, она не стала злорадствовать. Она пыталась объяснить ему все это до того, как они отправились в Баттенберн. В отличие от полковника, который отнесся к ее словам с большим вниманием, Норт, судя по всему, пропустил мимо ушей почти все, что она говорила.
Она нашла рукой его колено и слегка сжала.
– Ты не пожалеешь, что взял меня с собой, – тихо произнесла она. – Правда, Норт. Обещаю, я буду делать все, как ты скажешь.
Норт молчал так долго, что если бы Элизабет не касалась его, то могла бы подумать, что он ее покинул. Наконец он накрыл ее руку своей и успокаивающе сжал ее пальцы.
– В точности как я скажу, – уточнил он. И почувствовал слабое движение. – Ты кивнула, Элизабет?
– Да.
– Тогда все в порядке.
Луиза поставила чашку с шоколадом на туалетный столик и принялась изучать свое отражение в зеркале. Приподняв подбородок, она посмотрела на одну щеку, потом на другую, чтобы вовремя обнаружить морщинки и пятнышки, а заодно поправить выбившиеся из прически завитки.
Харрисон, улыбаясь, наблюдал за ней со своего места у окна.
– Ты, как всегда, безупречна, дорогая. Даже ослепительна.
Луиза подняла взгляд от бриллиантовой броши с изумрудами, которую она прикалывала к зеленой шелковой ленте, украшавшей ее прическу.
– Тебе не кажется, что это чересчур? – озабоченно спросила она. – Наши гости прибывают довольно рано. Мне не хотелось бы выглядеть слишком разряженной.
– Никому и в голову не придет подобная мысль, – галантно отозвался барон. – Саттон и Уиттингтон будут в восторге. – Он одернул серый фрак и поправил галстук. – Я ожидаю их с минуты на минуту, так что тебе пора кончать прихорашиваться. – Баттенберн поднялся со стула и, подойдя к жене, запечатлел на ее щеке легкий поцелуй. – Я буду ждать тебя в библиотеке.
Она поймала его за руку, когда он повернулся, чтобы уйти.
– После сегодняшнего дня все политические вопросы окажутся под нашим контролем. Мы достигли всего, ради чего трудились. У нас прочное положение в обществе, и мы обладаем большим влиянием на судьбы людей и ход событий, чем если бы тебя назначили одним из ближайших советников короля.
– Чего я, безусловно, заслуживаю.
– Разумеется, – отозвалась баронесса. – И ты им скоро будешь. Ты вложил средства в сделки, которые помогут нам стать гораздо богаче, чем сейчас. Я буду удивлена, если тебе не будет дарован титул, более соответствующий твоему положению. Скажем, маркиза.
– Герцога.
– Или герцога.
– Кстати, Луиза. – Он отнял у нее свою руку. – Надеюсь, ты не собираешься попрекать меня игрой в карты? Должен же мужчина иметь какие-то увлечения, помимо политики и светской жизни.
– Да, конечно, – задумчиво кивнула она. – Кстати, я хотела поговорить с тобой об Элизабет.
– А что такое?
– Думаю, она еще может нам пригодиться.
– Разве ты не сказала только что, что мы достигли всего, чего хотели?
– Да, но…
– Я принял решение, Луиза. И ты согласилась. Помнится, именно ты высказала мысль, что наше сотрудничество с Элизабет себя исчерпало. Мне в отличие от тебя никогда не нравилась эта идея женить на ней Нортхэма. Он не производит впечатления человека, которым легко манипулировать.
– Именно в этом и заключается ценность Элизабет. Им можно управлять через нее. Ты сам говорил, что он обещал хранить молчание относительно ее краж.
– Он так сказал.
– Ты не веришь ему?
– Я не доверяю ему.
– Он правая рука полковника Блэквуда, – заметила Луиза. – Пока, к сожалению, нам так и не удалось использовать его любовь к Элизабет в своих целях. Не хотелось бы упускать второй шанс.
Харрисон вздохнул.
– Ты уже все решила, верно?
Она улыбнулась чуточку виновато.
– Признаться, да. Пожалуйста, Харрисон, сделай мне еще одно одолжение.
Он прищурился, устремив на нее испытующий взгляд.
– Чего ты на самом деле хочешь, дорогая? Только, умоляю, не говори, что всего лишь доступа к секретам полковника. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы клюнуть на эту удочку.
Баронесса звонко рассмеялась.
– Ваша проницательность делает вам честь, милорд. Я давно восхищаюсь рубиновым браслетом леди Эверли. С помощью Элизабет его будет нетрудно заполучить.
– Ты неисправима, Луиза.
– Значит, ты согласен? Джентльмен сделает еще одну вылазку?
– Еще одну, – твердо заявил барон. – И последнюю, Луиза. На этом наши отношения с Элизабет должны закончиться.
– Разумеется. Я обо всем позабочусь, милый. – Она улыбнулась. – Как всегда.
Элизабет была скорее озадачена, чем испугана. Она зажгла свечу и повела Норта дальше по коридору, соединявшемуся с библиотекой барона. Проход стая значительно шире, и они теперь могли идти, выпрямившись во весь рост.
– По-моему, она собирается меня убить, Норт. Я должна украсть для нее браслет леди Эверли, после чего она найдет способ покончить со мной навсегда. Как ты думаешь, она имела в виду убийство?
Норт молчал, глядя на ее потрясенное лицо. Сам он, однако, не выглядел удивленным, а в его ответе не прозвучало даже тени сомнения:
– Именно это она и имела в виду. – Он взял свечу из ее задрожавшей руки. – Не бойся, Элизабет. Я не…
– Думаешь, я испугалась? Ничего подобного! Я разозлилась. Чертовски разозлилась. – Взгляд Элизабет упал на мешок, висевший на его плече. – У тебя есть пистолет? Мне бы он сейчас пригодился.
Норт не был уверен, что она шутит.
– Обойдешься, – проговорил он. – Главное, чтобы ты понимала, на что способна баронесса, лишь бы заполучить желаемое – не важно, драгоценности это или титул, – и как мало она ценит тех, кто помогал ей в этом деле.
– Мало ценит? Это слабо сказано. – На ее мрачном лице мелькнула грусть. – И все во имя того, чтобы иметь еще больше.
– Чего?
– Денег, земель, власти. Престижный титул. – Элизабет беспомощно развела руками. – Одним словом, больше.
– Для тебя это новость? – мягко спросил он. Элизабет отвернулась, и лицо ее оказалось в тени.
– Я думала, что они вынашивают какой-то грандиозный план, направленный на то, чтобы изменить к лучшему жизнь многих людей, а не только собственную. Даже когда они проявляли свои худшие черты, я старалась верить, что ими движут благородные помыслы.
– Благородные?
– Ну, хотя бы добрые.
– Элизабет!..
– Ладно. Я не хотела верить, что они законченные мерзавцы.
Норт обнаружил, что еще способен улыбаться.
– Ты совсем не так цинична и не настолько искушена в жизни, как пытаешься меня уверить.
– Похоже, да. – Судя по ее тону, она не на шутку разочаровалась в себе. – Но ты должен признать, что я старалась.
Он обнял ее за плечи и задул свечу.
– Это точно.
Лорду Уиттингтону не сиделось на месте. Его долговязая фигура едва умещалась в чересчур мягком кресле у камина, а стулья с веретенообразными ножками и прямыми спинками никогда ему не нравились. Он поднялся на ноги в третий раз за последние три минуты.
– Не понимаю, почему Баттенберн заставляет нас ждать, – проворчал он, обращаясь к своему собеседнику. – И вообще, какого черта мы потащились в такую даль?
Саттон вздохнул. Его коренастая фигура прекрасно вписывалась в глубокое кресло с подголовником.
– Вы скачете как карась на сковородке, Уиттингтон. Возьмите себя в руки. Я уверен, что Баттенберн продумал все до мелочей. Если нас заставляют ждать – значит, это зачем-то нужно. Постарайтесь расслабиться, если не хотите, чтобы вас хватил удар.
Граф Уиттингтон пропустил эти слова мимо ушей.
– Мне это все надоело! – пробурчал он, расхаживая по комнате. – Даже графиня заметила, что я вне себя, а она никогда не обращала внимания на мое настроение.
– Тем более вам следует держать себя в руках.
И тут массивные двери библиотеки распахнулись, и на пороге возник Баттенберн.
– Прощу прощения, господа, что заставил вас ждать, – произнес он задушевным тоном. – Возникла небольшая проблема, которая потребовала моего внимания. Вижу, вам подали напитки. – Двери бесшумно закрылись за ним. – Как прошло путешествие? Вы приехали вместе?
Саттон приподнял рыжеватую бровь.
– Каким это образом? Я даже не подозревал, что Уиттингтон тоже приглашен, пока не встретился с ним по дороге. Вы почему-то не сочли нужным предупредить нас заранее.
– Верно, но знаете, всякое бывает. Несмотря на мое предостережение, было бы вполне естественно, если бы вы попытались связаться друг с другом, учитывая ваши отношения с послом.
Уиттингтон круто повернулся к Саттону.
– Так вот в чем дело! – воскликнул он. – Вы здесь из-за французского посла?
– Как я понимаю, мы оба, – отозвался Саттон. – Я прав, Баттенберн?
– Я счастлив сообщить, что дело обстоит именно так. – Барон сунул руку во внутренний карман сюртука и извлек на свет два листка плотной бумаги. – На тот случай, если у вас появится соблазн уничтожить их, предупреждаю, что это копии, написанные моей рукой. Оригиналы хранятся в надежном месте. Можете убедиться в том, что здесь не пропущено ни одного слова. Я скопировал даже ошибки. – В подтверждение своих слов он вручил каждому из мужчин копию его письма, затем предложил им обменяться посланиями и налил себе бокал мадеры, ожидая, пока они ознакомятся с документами.
Уиттингтон молча просмотрел послание Саттона. Лорд Саттон что-то проворчал по поводу удручающей безграмотности Уиттингтона.
Получив письма назад, Баттенберн бросил их в огонь. Пламя тут же охватило бумагу, превратив ее в горстку пепла.
– Такие вот дела, – спокойно произнес он. – Думаю, вы не догадывались, как много у вас общего, пока я не довел это до вашего сведения. Вашу переписку с французским послом едва ли можно отнести к области дипломатии. Это скорее напоминает измену. В своем стремлении свалить премьер-министра вы не остановились даже перед тем, чтобы поступиться интересами короны. Можно только гадать, на что вы рассчитывали, доверяя подобные идеи бумаге.
Уиттингтон снова принялся расхаживать по комнате. Его длинные ноги быстро переносили его из одного конца библиотеки в другой.
– Как вам удалось добыть эти письма? Оаттон, вы в курсе? Мне он ничего не говорил.
– Мне тоже. – Лорд Саттон обратил на барона вопрошающий взгляд.
– Это не важно, – отмахнулся тот. – Что вас должно волновать, так это мое намерение дать им ход, если мы не придем к соглашению.
– К какому соглашению? – спросил Саттон.
– Касающемуся моего назначения. Я надеюсь занять должность королевского советника.
Уиттингтон резко остановился и удивленно воззрился на барона.
– Это все? – спросил он с некоторым облегчением.
Саттон тоже расслабился.
– Так бы сразу и сказали. Это довольно легко устроить.
Их очевидная готовность пойти ему навстречу насторожила Баттенберна. И в первую очередь та легкость, с какой они согласились дать ему то, чего он так жаждал. Он пришел в ярость, но постарался ее скрыть и сделал несколько глотков вина, чтобы успокоиться.
– Мне могут понадобиться финансовые вложения, – проговорил он, хотя до последней секунды не собирался просить у них денег. Это было недостойно его, но он считал, что унизит их еще больше, если потребует с них взятку. – Время от времени, милорды.
– Послушайте, Баггенберн! – вспылил Уиттингтон. – Я не…Саттон поднял руку, призывая графа к молчанию.
– Придется, Уит. Нам обоим. Мы знаем это, и Баттенберн тоже знает. Я прочитал ваше письмо, вы прочитали мое. Возможно, мы слишком доверились послу. Похоже, он нас предал.
– Я в это не верю! – Уиттингтон взглянул на барона, надеясь разглядеть хоть какой-то намек, но встретил ничего не выражающий взгляд холодных голубых глаз. – Я хочу получить оригинал письма, написанный моей рукой.
– Разумеется, – кивнул Баттенберн. – Я верну его вам… со временем.
Граф продолжал настаивать:
– Я хочу увидеть свое письмо.
– Я тоже, – поддержал его Саттон. – Мы должны убедиться, что письма в ваших руках. Иначе какой нам смысл выполнять ваши условия?
Баттенберн пожалел о своем последнем требовании. Может, именно оно повлияло на решение обоих мужчин занять более твердую позицию.
– Хорошо, – проговорил он беспечным тоном. – Моя жена принесет их. Луиза, ты слышала? Наши гости хотят увидеть документы.
Саттон и Уиттингтон в замешательстве уставились на барона, который, казалось, обращался в пространство. Но тут их внимание переключилось на одну из секций книжных полок, которая внезапно пришла в движение и повернулась, отделившись от стены. Их изумление еще более возросло при виде пары, появившейся в открывшемся проходе.
Нортхэм с поднятыми руками шагнул в библиотеку. Следом за ним шла баронесса. В одной руке она держала два листка бумаги, в другой – пистолет.
– Вы только посмотрите, кого я обнаружила в вашей библиотеке, милорд, – ехидно произнесла Луиза, подталкивая Нортхэма в спину пистолетом. – Он все слышал и не показался мне особенно удивленным. Боюсь, мы столкнулись с непредвиденной проблемой, Харрисон. Я убеждена, что они заодно.
– Что? – Взгляд Баттенберна заметался между гостями и пленником жены. – Заодно? Что ты имеешь в виду?
Луиза бросила документы на стол.
– Это фальшивка, -брезгливо процедила она.-Не сомневаюсь, что они написаны нашими гостями, но я также уверена, что их попросили это сделать. Я права, лорд Саттон?
– Как вам будет угодно, миледи, – любезно отозвался тот. – Я, во всяком случае, не стану возражать, поскольку это освобождает меня от обвинений.
Барон перевел взгляд на Уиттингтона.
– Это правда?
– Я тоже не стану возражать, – присоединился к нему граф. – Если вы предпочитаете думать, что мое письмо подделка, тем лучше.
– Они смеются над нами! – разозлилась Луиза. – Присутствие Нортхэма уже само по себе о многом говорит. Элизабет выдала нас ему. Он не смог бы найти коридор без ее помощи и не оказался бы здесь в этот день и час, если бы эти двое не сообщили ему о месте и времени встречи. Они раскрыли нас, Харрисон. И хотят устроить нам западню.
Баттенберн поставил свой бокал и взял со стола письма. Он не сомневался в правоте Луизы. Вопрос был только в том, как использовать и эту ситуацию к собственной выгоде. Поведя подбородком в сторону Нортхэма, он спросил у жены:
– Как ты думаешь, Элизабет с ним?
– Не глупи, Харрисон! Он бы никогда этого не допустил.
– Нортхэм улыбнулся:
– Разумеется.
Не произнеся ни слова, барон выдвинул ящик своего секретера и вытащил дамский пистолет. Краем глаза он заметил, как Саттон и Уиттингтон обменялись испуганными взглядами.
– На вашем месте, господа, я не стал бы делать лишних движений, ибо, уверяю вас, я буду стрелять. – Он поменялся пистолетами с Луизой, поскольку тот, что он держал в руке, был для него слишком мал. – Итак, дорогая, что будем делать?
– Нужно избавиться от улик и, разумеется, от свидетелей.
– Полностью с тобой согласен. – Барон подошел к камину и бросил оригиналы писем в огонь. – Думаю, все прочие тоже фальшивки. – Ему не пришлось покидать библиотеку, чтобы сходить за документами. Он подошел к книжным полкам и, взяв один из томов, вытащил из него несколько листков и бросил их в огонь. – С уликами покончено, – деловито заявил он. – А с этими тремя будет несколько сложнее.
Нортхэм поднял бровь:
– Сложнее швырнуть нас в огонь?
Ответила ему баронесса:
– Нет, не в огонь, милорд. У меня на уме кое-что другое. – Она ткнула его пистолетом в поясницу. – Прошу вас.
Нортхэм двинулся к выходу из библиотеки. Баттенберн сделал знак Уиттингтону и Саттону, чтобы те следовали за ним. Баронесса, закрыв секцию полок, служившую входом в потайную комнату, поспешила за мужем.
– Наверх, – приказала она, махнув рукой на главную лестницу.
Нортхэм возглавлял процессию. Он подозревал, что их путь лежит на парапет, однако послушно останавливался при каждом разветвлении коридора, ожидая указаний от Баттенбернов в надежде, что Элизабет где-то неподалеку и слышит их.
Просто чудо, что баронесса не наткнулась на нее. Норт уже притаился под дверью библиотеки барона, когда его обнаружила леди Баттенберн, воспользовавшаяся тем же входом, что и он. Она двигалась абсолютно бесшумно, к тому же Нортхэм отвлекся, прислушиваясь к обмену репликами между Уиттингтоном и Саттоном. Норт просто диву давался, насколько артистично они играли роли, предложенные им полковником. Обычно хладнокровный, граф Уиттингтон пребывал в крайнем возбуждении, а лорд Саттон хотя и держался более непринужденно, однако не собирался уступать Баттенберну, как это и было задумано.
Норт ожидал появления баронессы, но никак не думал, что она возникнет из того самого коридора, где находилась его жена. И теперь Элизабет скрывалась где-то в доме и не знала, где он и что с ним случилось. К счастью, у нее осталась сумка с оружием, и Норт надеялся, что в случае необходимости она им воспользуется. А вот что делать ему – он уж точно не знал. Он не представлял, как спастись самому, а ведь следовало еще позаботиться о товарищах по несчастью.
Холодный воздух устремился им навстречу, когда Норт распахнул дверь, которая вела на крышу. Он вышел наружу и сделал глубокий вздох, первый после того, как баронесса наставила на него пистолет. За спиной кашлянул Саттон, а Уиттингтон начал притопывать ногами, пытаясь согреться. Обернувшись, Норт заметил, что ни лорд, ни леди Баттенберн не страдают от холода. Вот что бывает, подумал он, когда в жилах течет ледяная водица.
Баронесса взмахом пистолета указала на зубчатый парапет, окружавший башню по периметру.
– Давайте-ка туда, – проговорила она. – К бойницам.
Нортхэм неспешно двинулся в указанном направлении.
– Неужели вы и вправду думаете, что это сойдет вам с рук, Баггенберн? – Ветер далеко разносил его голос. – Мы ведь не единственные, кто знает о письмах, которые вы похитили из библиотеки посла.
– Я похитил? – изумился Баттенберн. – Вы перепутали меня со своей женой. Это она воровка, Нортхэм, а не я.
– Документов уже не было, когда она там появилась.
Барон хмыкнул.
– Это она вам сказала? Уверяю вас, все было совсем иначе. Она сунула документы под тюрбан и унесла с собой. Мне очень жаль, но вас ввели в заблуждение.-От его пристального взгляда не укрылось, что шаг Нортхэма замедлился, а плечи напряглись. – Что еще она от вас скрыла?
Норт не счел нужным отвечать, понимая, что его элементарно провоцируют. Саттон и Уиттингтон тоже молчали, выжидая момент, когда можно будет перехватить инициативу.
– Полагаю, она рассказала вам о ребенке? – ехидно продолжил Баттенберн. – А иначе как бы она могла объяснить отсутствие девственности в первую брачную ночь?
Самым неприятным в откровениях барона было то, что они делались в присутствии Саттона и Уиттингтона. Поскольку Норт твердо решил вытащить их из этой передряги, это означало, что прошлое Элизабет перестанет быть тайной. И хотя он верил, что может рассчитывать на их молчание, ему было больно за свою жену.
Луиза смерила мужа недовольным взглядом. Она ни в малейшей степени не одобряла этот разговор. То, что ее молчаливый укор остался без ответа, свидетельствовало о ярости, в какой пребывал барон.
– Повернитесь, – приказал он, когда они добрались до бойницы. – Вы, все!
Фигура Нортхэма заполнила пространство между двумя каменными зубцами, делая его беззащитным перед толчком в грудь. Баттенберн мысленно представил, как выталкивает Нортхэма через амбразуру, а затем, перегнувшись через парапет, наблюдает за его падением на землю. Пожалуй, это зрелище доставит ему удовольствие.
– Но все ли вы знаете? – лениво спросил он, словно и не отвлекался. – Она рассказала вам об отце ребенка?
Губы Нортхэма едва заметно сжались. По обе стороны от него, прижавшись к каменному парапету, стояли Саттон и Уиттингтон. Налетавший сзади ледяной ветер, словно чьи-то пальцы, трепал полы его куртки. Это ощущение было настолько реальным; что Норт с трудом сдерживался, чтобы не обернуться и не посмотреть вниз. Чувствуя, как озноб пронизывает позвоночник, он стиснул зубы и расставил ноги, прочнее обосновываясь в проеме стены.
– Вижу, рассказала, – чуть ли не пропел барон, бросив взгляд на жену. – Что я тебе говорил? Наверняка она рассказала вам ту трогательную историю, которую Луиза помогла ей состряпать. Это так утешило Элизабет, что она и сама в нее поверила.
– Харрисон, – произнесла баронесса с мягким укором, – теперь все это не имеет никакого значения.
– Я хочу, чтобы он знал. – Ветер трепал густые волосы Баттенберна, бросая их в его лицо, хранившее упрямое выражение. – Это недолго. Доставь мне это маленькое удовольствие Луиза. – Он перевел взгляд на Нортхэма. – Я был ее любовником, – заявил он. – Отцом ее ребенка. Я был у нее первым. Подумайте об этом, когда вы…
И тут неожиданно все услышали дикий вопль. Выскочив из-за спины Норта, Элизабет перемахнула через парапет и прыгнула на Баттенберна. Тот выстрелил, но Нортхэм успел пригнуться и, оттолкнув Саттона и Уиттингтона, бросился барону под ноги. Тело Элизабет врезалось в грудь Баттенберна, и: общими усилиями они опрокинули его навзничь. Крик баронессы раздался одновременно с глухим стуком, когда голова барона ударилась о холодный камень. Скатившись с Баттенберна, Норт попытался схватить за лодыжку баронессу, которая, опомнившись, устремилась к двери, но промахнулся. Вскочив на ноги, он бросился вдогонку. Им двигала одна мысль: если Луиза доберется до потайных коридоров Баттенберна, даже Элизабет не сможет ее найти.
Элизабет отмахнулась от лорда Саттона, когда тот подбежал к ней, чтобы поднять ее с пола. Проследив взглядом за кровавой цепочкой, которая вела от неподвижного тела Баттенберна к двери, она увидела Норта, преследующего баронессу.
Ее предостерегающий крик чуточку запоздал. Леди Баттенберн внезапно повернулась и вскинула пистолет. Но целилась она не в своего преследователя, а в Элизабет. Взор Нортхэма застлало красной пеленой от безумной ярости и парализующего страха за жену, а также от странного ощущения, будто с ним что-то не так. Он рванулся вперед, вытянув руки и пытаясь поймать баронессу. Та попятилась и, споткнувшись о порог открытой двери, за которой находилась крутая лестница, рухнула вниз. Спустя мгновение Нортхэм, движимый силой инерции, влетел в дверной проем следом за ней.
Элизабет, Саттон и Уиттингтон уже подбегали к двери, когда прогремел выстрел, отозвавшийся гулким эхом от каменных стен. Тело баронессы покатилось по винтовой лестнице в вихре нижних юбок, пока не замерло где-то далеко внизу. Элизабет едва успела схватить Норта за ногу, иначе ему могла бы грозить та же участь. Саттон перескочил через него и поспешил к леди Баттенберн, пока Уиттингтон помогал Элизабет поставить мужа на ноги.
Нортхэм выпрямился, тяжело опираясь на плечи жены и графа. Это было совсем непросто, особенно если учесть, что Элизабет была значительно ниже его ростом, а Уиттингтон на целую голову выше. Тем не менее он был благодарен им за помощь, ибо наконец понял, что же с ним не так.
– Ты ранен, Норт! – испугалась Элизабет. – Иди сюда. Пусть лорд Уиттингтон…
Снизу донесся звучный голос Саттона, отраженный от каменных стен:
– Леди Баттенберн мертва! Она сломала шею.
Элизабет лишь равнодушно пожала плечами, услышав это известие, и занялась своим мужем.
– Сядь, Тебе нужно… – Она замолчала, обнаружив, что Норт оглядывается по сторонам, не обращая на нее внимания.
– Где он? – требовательно спросил он.
Элизабет проследила за его взглядом. Барон исчез. Лужица крови отмечала место, где его голова ударилась о камень. Остальные капли принадлежали Норту и заканчивались там, где они сейчас находились. И больше никаких следов, которые могли бы указать направление, куда, скрылся барон, не было.
Ужас, нахлынувший на Элизабет, заставил ее посмотреть на ту амбразуру, через которую она вскарабкалась на башню. Взглянув на мужа, она увидела, что ему пришла в голову та же мысль. Уиттингтон помог ей довести Норта до парапета. К тому моменту, как они добрались до него, к ним присоединился и лорд Саттон. Подобно древним рыцарям, они выстроились вдоль каменных зубцов и, перегнувшись через них, взглянули вниз.
Под ними, распростершись на мерзлой земле, лежал Харрисон Эдмунде, последний барон Баттенберн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Буду твоим единственным - Гудмэн Джо



Роман понравился, сразу захватил, было интересно узнать, что-же с героиней не так. Ну и конечно поражает выдержка гл. героя.
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоТаня Д
15.09.2014, 0.30





Увлек, с интригой! Короче, интересно.
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоЛиза
17.09.2014, 3.26





Очень понравились и Ггой и Ггня! Хорошо закручен сюжет, до конца интригует!
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоТатьяна
19.09.2014, 9.16





Очень понравилось. Написано живо, с интригой.
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоТатьяна
26.09.2014, 13.48





Понравилось. 9 баллов. Не могу поставить 10, есть и лучшие романы.(не этого автора) За них обидно будет.
Буду твоим единственным - Гудмэн Джоmila
14.11.2014, 22.39





Очень интересный. Свежий сюжет.Ставлю твердую 9.
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоВероника
14.02.2015, 8.30





Очень интересный. Свежий сюжет.Ставлю твердую 9.
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоВероника
14.02.2015, 8.30





Очень увлекательная книга. Автор не поленилась над идеей, переводчик тоже не подвел. Сюжет, смысл, загадка, "острые" диалоги, интрига. В этой книге есть всё. Читать обязательно!
Буду твоим единственным - Гудмэн ДжоКсения
20.02.2015, 9.02





роман понравился 9 балов
Буду твоим единственным - Гудмэн Джотату
14.05.2015, 21.12





Сюжет конечно наворочен, но много юмора и хорошие герои (второго плана тоже). В любом случае-читать.
Буду твоим единственным - Гудмэн Джонаташа
22.07.2015, 1.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100