Читать онлайн Больше, чем ты знаешь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Больше, чем ты знаешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Катч отшатнулся, едва не потеряв равновесия, но великан был так силен, что пуля не смогла свалить его на пол. Слабый стон, сорвавшийся с его губ, перекрыл душераздирающий крик Элизабет и щелчок перезаряжаемого револьвера. Прежде чем Оррин успел поднять его и выстрелить еще раз, сокрушительный удар Рэнда заставил его рухнуть на колени. Раздался грохот от упавшего револьвера, и «кольт» отлетел в сторону. Пришедший в себя Маколей Стюарт кинулся за ним, но револьвером уже завладела Бриа. Она медленно поднялась, держа «кольт» обеими руками, только теперь дуло его смотрело туда, где барахтался все еще не пришедший в себя Оррин. Возле него, прижав его к полу, стоял Рэнд. В лице Бриа не было ни кровинки, но руки, державшие револьвер, не дрожали.
Когда она заговорила, голос ее казался неестественно спокойным.
– Отойди в сторону, Рэнд, – велела она.
Удивленный Рэнд взглянул на сестру. На бледном, бесстрастном лице, будто высеченном из куска льда, только сверкающие синие глаза казались живыми. «А ведь она сейчас его убьет», – молнией пронеслось в голове у Рэнда. Не будь Бриа его сестрой, он с легким сердцем благословил бы ее прикончить эту пьяную скотину. – Нет, Бри. Отдай револьвер Стюарту.
Подняв глаза, он увидел, как его мать без сил опустилась на ступеньки лестницы. Она беззвучно плакала, по лицу ее градом катились слезы. Клер по-прежнему одной рукой крепко обнимала худенькие плечи Элизабет. Только ее присутствие, ее молчаливое участие удерживали его мать от истерики, и Рэнд это хорошо понимал. Взгляд его упал на Стюарта. Доктор с угрожающим видом навис над Бриа, явно намереваясь выхватить из ее рук «кольт». Судя по всему, он и думать забыл о раненом Катче.
Эта мысль заставила Рэнда оглянуться. Привалившись спиной к двери, Катч сидел на полу, одной рукой зажимая струившуюся из раны кровь. Куртка Рэнда валялась на полу, но удочки упрямый негр так и не выпустил из рук. Рэнд, не веря собственным глазам, покачал головой. Губы его раздвинулись в улыбке.
– С Катчем все в порядке, – проговорил он, желая успокоить Бриа. – Оррин слегка зацепил его. – Однако в лице сестры ничто не дрогнуло, и тут Рэнду впервые пришло в голову, что она не слышит его. – Бри, посмотри на него сама, – повысив голос, проговорил он. – Ну, посмотри же на Катча! – повторил Рэнд. Ему показалось, что даже лежавший на полу Оррин на мгновение перестал дышать, гадая, как поступит Бриа. Рэнд плотнее прижал отчима к полу, словно желая напомнить ему, чтобы слушал повнимательнее.
– В самую точку, капитан. Можете мне поверить, мисс Бриа, – своим глубоким, звучным голосом в полной тишине подтвердил Катч. – Разве это рана? Тьфу! Простая царапина!
Глаза Бриа сузились. Поколебавшись немного, она все-таки посмотрела на Катча. Он весело подмигнул ей, ухмыляясь во весь рот.
Это было настолько неожиданно, что Бриа растерянно моргнула, переводя взгляд с окровавленного плеча Катча на оружие, которое она по-прежнему держала в руках. Холодная решимость, превратившая ее лицо в маску, куда-то исчезла, сменившись крайним удивлением.
Рэнд тут же заметил эту перемену.
– Стюарт, быстро возьмите у нее револьвер. Держу пари, Бри отдаст его только вам.
Маколей протянул к ней руку. Поколебавшись, Бриа со вздохом разжала пальцы, и тяжелый револьвер лег ему на ладонь.
Оррин облегченно всхлипнул и задышал полной грудью. Рэнд наконец отпустил его и, брезгливо вытирая руки, словно дотронулся до чего-то мерзкого, поднялся на ноги. Перешагнув через отчима, как если бы тот был неодушевленным предметом, он направился к Катчу, вытащил у него из рук удочки и зашвырнул их в угол.
– Джеб, – окликнул он по-прежнему жавшегося в дверях слугу, – отведи Катча наверх, там полно свободных комнат.
Оррин к этому времени достаточно пришел в себя, чтобы сесть. Голос, похоже, тоже успел к нему вернуться.
– Никаких ниггеров в моем доме! – возмутился он. – Отведите его в то крыло, где живут слуги!
Рэнд рывком повернулся к нему.
– Заткнись, Оррин! – Это прозвучало как приказ. Катч попробовал было вмешаться:
– Послушайте, капитан, да что мне делать в господском доме? По мне и…
– И ты тоже, Катч! – оборвал его Рэнд. Повернувшись к Джебедии, он повелительно махнул рукой: – А теперь, Джеб, поддержи-ка его с одной стороны… а вы, Стюарт, беритесь с другой! – Доктор послушался, и Рэнд, забрав из его руки револьвер, отошел в сторону, чтобы не мешать им. Заметив еще одну робко жавшуюся к дверям служанку, Рэнд подозвал ее к себе и приказал, чтобы доктору принесли все, что понадобится. – Беги, Кейт, делай, что он скажет. Мама, а ты помоги Клер встать так, чтобы никто из слуг ненароком не задел ее.
Элизабет отерла рукой залитое слезами лицо, потом подняла на сына глаза, в которых смешались удивление и восторг.
– Слушаюсь, капитан, – тихо проговорила она, помогая Клер подняться на одну ступеньку выше и прижимая девушку к себе. – Вот так, дорогая, а теперь, может, вы проводите меня до моей комнаты? Боюсь, мы тут мало чем можем помочь.
Оррин с проклятием вскочил на ноги.
– Элизабет, ступай ко мне в кабинет!
И тут же почувствовал, как дуло револьвера ткнулось ему в висок.
– Ну, на этот раз я сам с тобой разберусь! – прорычал Рэнд, краем уха услышав, как в ту же секунду шаги на лестнице стихли – очевидно, его мать с Клер испуганно замерли, гадая, что произойдет дальше. Помахав дулом револьвера перед носом отчима, Рэнд повелительно указал ему на дверь кабинета: – А теперь вон туда, Оррин, и побыстрее! И можешь пить там хоть до следующей недели! На сегодня мы тобой сыты по горло!
Оррин заколебался. Одно быстрое движение – и рукоятка револьвера глухо стукнула его по затылку. Грязно выругавшись, Оррин рухнул на колени, потом тяжелое тело с грохотом распростерлось ничком на полу возле самых ног Бриа. Окинув его долгим взглядом, девушка отвела глаза в сторону, только убедившись, что отчим в глубоком обмороке.
Переступив через бесчувственное тело, она распахнула дверь в кабинет и, согнувшись чуть ли не пополам, ухватила Оррина за щиколотки. Элизабет легко положила руку на плечо Клер.
– Бриа собирается оттащить Оррина в его кабинет, – прошептала она.
Клер молча кивнула. Она и так догадалась обо всем, что произошло, тем более когда услышала, как грузное тело Оррина рухнуло на пол. Позади нее снова зашаркали по полу ноги: дождавшись окончания спектакля, Стюарт с Джебедией снова повели Катча вверх по лестнице. Подождав немного, чтобы дать им отойти подальше, Клер повернулась к Элизабет и подхватила ее под руку.
Рэнд украдкой смотрел, как ее худенькие плечи чуть заметно ссутулились, принимая на себя вес Элизабет. Лицо его потемнело – похоже, без помощи Клер его мать не могла даже держаться на ногах. Девушка не столько вела, сколько тащила ее на себе. В этот момент, покончив со своим неприятным делом, из дверей кабинета Оррина появилась Бриа, и Рэнд, не глядя, сунул ей в руки револьвер.
– Ну-ка, позвольте мне, – попросил он, почувствовав, как напряглось тело Клер, когда он буквально втиснулся между ней и Элизабет. – Лучше уж я отнесу ее, Клер!
Элизабет с облегченным вздохом уронила голову на широкое плечо сына, когда тот без малейшего труда вскинул ее на руки.
– Возьмите его под руку, – сказала она Клер. – Мне бы очень хотелось, чтобы вы поднялись ко мне в комнату.
К несчастью, у Клер не было ни малейшего желания брать Оэнда под руку. Впрочем, как она подозревала, ему хотелось этого ничуть не больше, чем ей. Однако что-то подсказывало ей, что Рэнд не намерен ждать. Протянув руку, она почему-то решила, что почувствует грубую ткань сюртука, но вместо этого ее пальцы коснулись его локтя, и Клер чуть заметно вздрогнула, ощутив под тонким полотном горячую кожу и литые мускулы, сразу закаменевшие под ее ладонью. Она едва сдержалась, чтобы не отдернуть руку, неимоверным усилием воли овладев собой. Выдать себя сейчас значило открыто признать, что его близость не оставляет ее равнодушной. А Клер меньше всего хотелось, чтобы Рэнд догадался об этом.
Стоя внизу, Бриа молча смотрела, как ее мать, Рэнд и Клер втроем повернули за угол. Тяжесть «кольта» оттягивала ей руку. Вытащив оставшиеся в барабане пули, она сунула их в карман, а револьвер оставила на столике в прихожей. Потом окинула его критическим взглядом – нельзя сказать, что он выглядит так уж не к месту рядом с вазой с цветами, которые она поставила туда накануне вечером.
Бриа уже собиралась последовать за ними, как вдруг заметила валявшийся на полу сюртук Рэнда. Он так и остался лежать, где тот его бросил, но, похоже, кровь Катча на него не попала. Наклонившись, Клер подняла его с пола, рассеянно расправила смятый воротник и вывернутые рукава.
Вдруг она почувствовала под рукой влажную ткань и удивилась, а потом очень расстроилась. Вероятно, она ошиблась – кровь Катча не только попала на сюртук Рэнда, но еще и пропитала рукав насквозь. Но, бросив осторожный взгляд на свою руку, Бриа тут же убедилась, что та просто мокрая – крови не было и в помине. Озадаченно нахмурившись, девушка двумя пальцами приподняла промокший насквозь рукав и тут же заметила, что он как будто слишком тяжелый – даже если учесть, что он пропитался водой, словно губка. Она осторожно сунула руку внутрь и сразу же нащупала то, что торчало в рукаве.
Глядя на корсет, Бриа ошеломленно моргала. Конечно, она мгновенно догадалась, кому он принадлежит. И тут почему-то в голове у нее мелькнула на редкость неприятная мысль, что эта вещь каким-то непостижимым образом связана с заклятием Гамильтонов.
Для предстоящего объяснения с сестрой Рэнд выбрал продуваемую ветром веранду. «Проклятие, – выругался он, – на редкость неудачное время для такого дела». Только что пробило девять, а события вчерашнего бурного дня заставили всех изнемогать от усталости и мечтать только о том, как бы поскорее добраться до постели. Насколько ему было известно, только Катчу и Оррину посчастливилось уснуть. Последнего вместе с бутылкой уже после обеда удалось переправить к нему и спальню после еще одного приступа пьяного бешенства. А Катч мирно уснул сразу же после того, как ему перевязали плечо.
Бриа некоторое время наблюдала за братом из-за двери, прежде чем выйти на веранду. Рэнд сидел, развалившись в плетеном кресле; по всему было видно, что он совершенно вымотан. Руки его покоились на подлокотниках, взгляд был устремлен вдаль, туда, где невидимая за деревьями, несла свои воды река. А может, и дальше, к океану, где волны несли на себе его «Цербер». «Хорошо, если так, – вздохнула она. – Ему надо уехать отсюда, и как можно скорее».
Пододвинув плетеное кресло, она уселась возле брата. Рэнд слегка приподнял руку и слабо пошевелил пальцами, дав ей понять, что заметил ее появление. Она ласково накрыла их своей ладонью.
– Адди сказала, что ты хочешь меня видеть. Рэнд кивнул.
– Нам с тобой нужно поговорить.
– Снова будем ругаться? – кротко спросила она.
– Нет, просто поговорим, – повторил Рэнд.
Бриа молча ждала, что будет дальше. Так и не дождавшись, пока он начнет разговор, она нетерпеливо заглянула брату в глаза.
– О чем ты думал, когда я вошла?
– Что Маколей Стюарт – настоящий осел.
– О-о, – тихонько протянула Бриа, с трудом стараясь заставить себя улыбнуться, и выдернула свою ладонь из руки брата. – А мне почему-то показалось, что ты хотел поговорить о другом.
Рэнд выпрямился.
– Не мог самостоятельно вытащить пулю из плеча Катча! – возмущенно фыркнул он. – Что это за врач такой, скажи на милость, если он чуть ли не в обморок падает при виде пулевого ранения?
Мягкая улыбка Бриа странно не вязалась с резким тоном, которым она бросила брату:
– Обычный семейный врач из Англии!
– Он шотландец, – сухо поправил ее Рэнд.
– Ну, тогда, стало быть, обычный семейный врач из Шотландии.
Рэнд едва удержался, чтобы не прыснуть со смеху, но тут Бриа расхохоталась и он засмеялся вместе с ней.
– Не думаю, что у доктора Стюарта была возможность познакомиться на практике с пулевыми ранениями, – сказала она. – Он сам мне говорил, что в медицинской школе их ничему подобному не учили. Да и ты, помнится, рассказывал, что он специализируется в области офтальмологии.
– Да, конечно, но все же у него была обычная практика. Разве шотландцы не стреляют друг в друга время от времени?
– Держу пари, они все еще рубятся на своих широких мечах и дубасят друг друга по голове дубинами, утыканными шипами. Господи, забыла, как они называются!
– Булавы.
– Да, булавы. Рэнд улыбнулся.
– Думаю, оружие их все-таки изменилось, даже при том, что их эскулапы до такой степени отстали от жизни.
– Хорошо, что доктор Эдвардс смог приехать. Честно говоря, я не надеялась, что он согласится прооперировать Катча. Знаешь, его взгляды относительно негров мало чем отличаются от тех, которые исповедует Оррин.
– Ну, особого выбора у него не было – я об этом позаботился.
Бриа не стала выяснять, как ему удалось убедить доктора. Однако от ее внимания не ускользнуло, что револьвер куда-то пропал.
– Доктор Стюарт обработал Оррину рану на голове, – сказала она, – и дал ему что-то, чтобы он не так страдал от похмелья.
– Да, похоже, он сразу протрезвел, – сдержанно поддакнул Рэнд, явно не желая отдавать доктору должное, – и готов для второго раунда. Держу пари, Стюарт преуспел в обращении с пьянчугами.
– Именно поэтому ты попросил не его, а доктора Эдвардса осмотреть маму? Думаешь, Маколей не может отличить вывих от перелома?
Рэнд не преминул отметить про себя, с какой непринужденностью она назвала доктора по имени. «Похоже, сестра готова грудью встать на защиту Стюарта», – подумал он.
– Слишком она мучается, чтобы это был простой ушиб. Я подумал, а вдруг у нее треснула кость?
– Держу пари, ты сделал это для того, чтобы она без возражений отправилась в постель, – догадалась Бриа. – Между прочим, доктор Эдвардс полностью подтвердил диагноз Маколея. Маме нужно было просто полежать, а она не послушалась его совета, но вряд ли ты станешь винить его в этом.
– Конечно, но ведь он и словом не обмолвился, что у нее ко всему прочему еще и воспаление вен! А Эдвардс это определил. Даже Клер сразу заметила, что с мамой что-то не так. – Элизабет встретила в штыки то, что прописал ей доктор Эдвардс, а ведь накануне Рэнд случайно подслушал, что и Клер советовала ей то же самое. Элизабет и слышать не желала о каких-то припарках на разбитое колено и малую берцовую кость, и Рэнд сильно подозревал, что виной тому Маколей Стюарт.
– Но после его лечения маме и в самом деле стало легче, Рэнд. Ты же не можешь этого отрицать!
На лице Рэнда появилось задумчивое выражение.
– Послушай, признайся, ты что – неравнодушна к нему. – Я? … Бриа сделала вид, что не понимает.
– Мне не очень-то нравится, как он важничает, но в компетентности ему не откажешь.
Сестра вздохнула.
– Ладно, ладно. Если честно, он меня вообще не интересует. Я не испытываю к Маколею никаких чувств.
Рэнд насторожился, ожидая, что за этим последует, но, убедившись, что сестра упорно молчит, сообразил, что, по ее мнению, этого заверения более чем достаточно. Легкая дрожь пробежала у него по спине, когда до него наконец дошло, что она сказала.
– Но этого просто не может быть, Бриа, – запротестовал он.
– Мне нет дела до того, веришь ты мне или нет. Просто я не похожа на тебя, Рэнд. Не похожа ни на кого из тех, кого я знаю. Я только изображаю какие-то чувства. И уже очень давно. Порой мне это удается – угадать верный тон, верное выражение лица, – но это всего лишь игра.
– Но прошлой ночью… когда ты была вместе со Стюартом… ты ведь на самом деле испугалась.
– Да неужели? Именно так ты и подумал – ты ведь мне уже говорил. А я не стала возражать, понимаешь? Видишь ли, просто мне не хотелось, чтобы он дотрагивался до меня, вот и все. Но примешивались ли к этому какие-то чувства… право, не знаю.
Повернувшись к сестре Рэнд внимательно вглядывался в ее лицо. Он вдруг вспомнил, какое странное выражение было написано на нем, когда Оррин держал их всех заложниками под дулом револьвера – как будто она наблюдала за всем происходящим со стороны. Лицо ее было каким-то отсутствующим, словно все происходящее нисколько ее не трогало. Даже когда в руках у Бриа оказался револьвер, она двигалась подобно марионетке, которая шевелит руками и ногами, лишь когда кукольник дергает за нитки. А ведь она вполне могла нажать на спуск, понял Рэнд. Он и в тот момент в этом не сомневался. И ничто из того, что она сейчас сказала, не заставит его думать по-другому.
– Поедем со мной, Бри, – попросил он, – забудь о «Хенли». Мы с Катчем будем рады, если ты поселишься на «Цербере». Да и Клер тоже. Будем вместе искать сокровища. Ты ведь никогда еще не плавала…
Он не успел закончить – Бриа снова взяла его за руку.
– Я никогда не оставлю маму.
– Я и не говорил об этом, но, пока тут Оррин, ты не можешь чувствовать себя в безопасности. И она тоже. Я с радостью возьму с собой вас обеих. Поселитесь в моей каюте. Мне она не так уж нужна – все равно большую часть времени я провожу на палубе.
Бриа покачала головой.
– Ни слова больше, Рэнд. Я не могу отправиться с тобой. И мама тоже. Мы не оставим «Хенли», так что не строй планы на этот счет. Сегодня я наконец поняла, что могу защитить маму. Я больше не боюсь Оррина, Рэнд. И он это знает – я прочла это в его глазах. Не думаю, что он осмелится и дальше мучить маму.
– А как же ты?
Бриа передернула плечами.
– А что я? Мне Оррин всегда лишь мешал, но не больше, чем залетевшая в комнату надоедливая муха. Видишь ли, я всегда смотрела на него по-другому, не так, как ты. И я управляюсь с «Хенли» не благодаря ему, а несмотря на него. И вот уже третий год – с тех пор, как кончилась война, – плантация приносит какую-никакую прибыль.
Дыхание со свистом вырвалось из груди Рэнда. Сестре не следовало лишний раз напоминать ему, что вот уже скоро пять лет, как вся тяжесть по управлению «Хенли» лежит на ее плечах. Никаких денег Оррина Фостера не хватило бы, чтобы удержаться от разорения, пожелай он сам вести дела на плантации. Бриа не было еще и девятнадцати, когда она взяла все в свои руки и, вначале робко, а потом гораздо увереннее, стала все решать сама, попросту игнорируя указания Фостера. К тому времени, как ей исполнилось двадцать, сестра успела вникнуть во все, даже самые мелкие детали. Самым странным было то, что Оррин и виду не подавал, что знает, как в действительности обстоят дела. Истина заключалась в том, что, попытавшись несколько раз взять бразды правления в свои руки и получив решительный отпор, он попросту потерял к плантации всякий интерес. А пока в спиртном недостатка не было, все остальное его не интересовало. «Да и потом, плохо ли – считаться полновластным хозяином и при этом не иметь ни забот, ни хлопот?» – цинично подумал Рэнд.
– Может, тогда оставить с вами Катча? – неуверенно предложил он.
– Ага, чтобы Оррин в конце концов его пристрелил! Не очень хорошая мысль, братец. Держу пари, Катч сказал бы то же самое.
Губы Рэнда слабо дрогнули в улыбке.
– Ладно, твоя взяла. Это и вправду не очень хорошая идея, но прямо ума не приложу, как уехать и оставить вас с ним! Может, мне остаться?
Бриа подскочила как ужаленная.
– Даже и не думай об этом, Рэнд! И о том, чтобы пробыть тут подольше, – тоже! Ничего хорошего из этого не выйдет. А потом, ты разве забыл, что связан словом с Клер и ее крестным? И ты обязан сдержать его!
– Хорошо, Бри. Но тогда что я могу для вас сделать? Как мне…
Он не успел договорить – сестра как подкошенная рухнула возле него на колени и умоляюще стиснула ему руки.
– Уезжай, Рэнд, здесь тебе не место! – пылко прошептала она. – И не думай, что я жертвую собой, оставаясь здесь! Мне бы это и в голову не пришло! Просто «Хенли» – единственное место, где я чувствую себя по-настоящему в безопасности. Не знаю, как тебе это объяснить… ты не поймешь. Я и сама порой не понимаю. После того, что случилось со мной здесь, естественно было бы, если б я бежала отсюда куда глаза глядят. Но это не так! И мне не нужно отказываться от чего-то ради того, чтобы остаться в «Хенли». А вот тебе придется!
Рэнд покачал головой, не желая признаться, что она попала в точку.
– Ты ошибаешься, Бри. У меня нет ничего такого, чем пришлось бы пожертвовать ради того, чтобы остаться с вами.
Бриа больше не колебалась.
– А Клер? – выпалила она. – Тебе бы пришлось отказаться от Клер!
Будто обжегшись, Рэнд вскочил на ноги. Обойдя по-прежнему стоявшую на коленях Бриа, он остановился на ступеньках веранды.
– Для особы, только что убеждавшей меня в полном отсутствии каких-либо чувств, ты уж очень романтически настроена!
– Ни о каких чувствах речь не идет! – Бриа вскочила на ноги. – Просто хотелось знать, как это выглядит!
Он оглянулся на нее.
– О чем это ты?
– Любовь. Ты ведь влюблен в Клер, разве нет? – Она тронула его за локоть.
– Перестань, Бри! – Рэнд сердито стряхнул ее руку. – Советую лучше изучить интересующий тебя предмет, не то не сумеешь в будущем достаточно убедительно сыграть свою роль. Да я просидел в гостиной с ее крестным не меньше часа, прежде чем вообще заметил эту девицу!
Бриа расплылась в улыбке.
– Но я и не утверждала, что это любовь с первого взгляда! – возразила она. – Теперь-то ты ее разглядел. И, похоже, неплохо! Если бы она могла видеть, как ты буквально пожираешь ее взглядом, у нее бы коленки задрожали!
– Ты путаешь меня с нашим милым доктором.
– Отнюдь. Он тоже не сводит с нее глаз, но не так, как ты.
– Ты ошибаешься, Бриа.
– Ничуть.
Она рассмеялась, поддразнивая его, и снова взяла брата за руку, но на этот раз Рэнд не рассердился.
– Подумай об этом на досуге, – прошептала она. – Труднее всего скрыть то, что творится в твоем сердце, – такое по плечу разве что волшебнику.
Брови Рэнда сошлись на переносице. Он машинально взъерошил непослушные волосы.
– И что это значит, по-твоему? Тебя послушать, так я и есть волшебник.
– А что мне прикажешь думать? – мягко проговорила она. – Угадай, что я нашла в рукаве твоего сюртука! – Пустив в брата эту парфянскую стрелу, Бриа повернулась и ускользнула прежде, чем он успел схватить ее. Рэнд и глазом не успел моргнуть, как сестра уже скрылась за дверью, захлопнув ее прямо у него перед носом. Глухо стукнула задвигаемая задвижка.
– Бриа! – завопил Рэнд. – Бри! – Он успел увидеть, как она с лукавой улыбкой оглянулась на него, прежде чем свернуть за угол и скрыться из глаз. – Проклятие! Ну, доберусь я до тебя!
Кто-то негромко кашлянул у него за спиной, и Рэнд осекся. В слабом свете луны он заметил тонкую фигурку Клер. Держа перед собой свою трость, она замерла на нижних ступеньках лестницы, ведущей на веранду. Руки ее крепко сжимали позолоченную рукоятку.
– И давно вы здесь? – не слишком вежливо поинтересовался Рэнд. Но если ее и покоробил его тон, то Клер удалось это скрыть.
– Я прошла через сад, – невозмутимо объяснила она. – А сначала немного посидела на берегу реки.
Что из этого было ответом на его вопрос?
– Я вас не видел, – буркнул Рэнд.
– Да? Держу пари, все из-за того, что вы были слишком заняты, препираясь со своей сестрой. Неужели она заперла дверь?
– Да.
Клер понимающе кивнула.
– Я почему-то так и подумала. Что ж, придется пройти с другой стороны. – Клер повернулась, и ее тросточка застучала по ступенькам. Но не успела она шагнуть, как Рэнд, подхватив ее под локти, одним легким движением поставил девушку рядом с собой.
– Оставайтесь здесь, Клер. Я сам схожу. Но если интуиция меня не подводит, Бриа позаботилась запереть и ту дверь тоже. Так что вам нет смысла уходить.
Клер успела расположиться в том же самом кресле, где еще недавно сидела Бриа, когда Рэнд вернулся назад. Прислонившись к одной из витых колонн, он скрестил руки на груди.
– Судя по всему, они тут все сговорились, – с кислым видом пробурчал он. – Весь дом словно вымер. Сколько я ни кричал, никто и носу не высунул, чтобы открыть мне дверь.
– Но ведь в доме полно окон! Неужели все они закрыты?
– Я уже думал об этом. Окна открыты только на втором этаже – ни одного на первом! А в последний раз, когда я лазил в окно на втором этаже, мой брат был так любезен, что подставил мне спину.
Представив себе, эту сцену, Клер невольно заулыбалась.
– И как, вам удалось пробраться к себе в комнату?
– Кажется, я ни словом не обмолвился о том, что это была именно моя комната.
– О! – задумчиво протянула Клер. – А как ее звали? Рэнд почувствовал, как вся его злость разом улетучилась.
– Мисс Эмили Типпинг. У них плантация чуть дальше к западу, так что мы соседи. На самом-то деле вздыхал по ней не я, а Дэвид. А меня он послал вперед – так сказать, на разведку. Господи, она чуть было не вышвырнула меня обратно в окно!
– Сильно ушиблись?
– Да нет, скорее, пострадала моя гордость. Я уже переболел ею раньше. И знал, что она собой представляет, поэтому и предложил отправиться на разведку – побоялся, что она вышвырнет Дэвида прямо мне на голову.
– А вместо этого вышвырнули вас.
– Хм-м. – Впервые Рэнд заметил, что уже вспоминает о погибшем брате без привычной острой боли. «Как же это произошло?» – гадал он. Может, боль стихала постепенно, так, что он даже не замечал этого? Или просто само присутствие Клер проливает бальзам на его душу? Он придвинул к себе кресло и уселся рядом с ней. – Я как-то сразу об этом забыл, – пробормотал он.
Клер машинально поправила юбку, которую, проходя мимо, задел Рэнд. Движение скорее выдавало ее растерянность. Клер гадала, как отреагирует Рэнд, услышав то, что она собирается сказать.
– Если бы ваш отец и Дэвид не погибли во время войны, теперь они занимались бы плантацией.
Рэнд метнул в ее сторону быстрый взгляд.
– Да, вы правы. Дэвид наверняка бы женился на Эмили и она переехала в «Хенли». А уж он знал о плантации все, что только можно знать.
– Конечно, ведь он же был наследником.
Рэнд угрюмо кивнул. Вдруг до него дошло, что Клер не могла этого видеть.
– Да, – поспешно подтвердил он, – наследником.
– А Шелби? – спросила Клер. – Чем занимался бы он, если б остался жив? Вы тоже это знаете?
– Нет ничего проще. Шелби просто бредил приключеннями. Наверняка отправился бы в Африку, куда-нибудь в верховья Конго.
– Правда? А случайно, не на поиски клада Гамильтонов? Медленная усмешка, скользнувшая по губам Рэнда, внезапно сделала его лицо жестоким.
– Он бы отыскал его много лет назад, Клер. Даже в те времена ему было известно о кладе больше, чем всем нам, вместе взятым. Он собирался вслед за мной отправиться в Оксфорд и начать поиски оттуда. Шелби не мог дождаться, когда придет его черед учиться в Англии. Он умолял меня заняться этим и подробно сообщать ему все, что удастся обнаружить.
Клер вспомнила, как ее крестный упоминал о том, что Рэнд, должно быть, успел как следует покопаться в Оксфордской библиотеке. Он ошибся только в одном – не поиски клада были причиной того, что Рэнд отправился в Англию.
– И как, вы выполнили его просьбу? – спросила она.
– У меня было мало свободного времени, – пожал плечами Рэнд. – И конечно, я не был так одержим кладом, как Шелби. Но со временем тоже нашел, что это достаточно увлекательно.
В это Клер могла поверить.
– Думаю, Шелби считал заклятие ключом, который мог привести его к кладу, а для вас заклятие было занятным само по себе.
Рэнд удивился, гадая, что из того, что он сказал, могло навести Клер на такую мысль. Он пожал плечами.
– Тогда – да. В то время мы с Шелби no-разному относились к заклятию.
– Я знаю, – тихо прошептала Клер.
Во рту Рэнда вдруг появился странный металлический привкус. Будто от крючка, на который ловко, словно рыбешку, насадила его Клер.
– И что же вы знаете? – резко спросил он.
Она немного помолчала, прежде чем ответить. Склонив голову, Клер заправила за ухо непослушную прядь.
– Дэвид, как наследник, должен был позаботиться о том, чтобы «Хенли» перешло в руки нового поколения Гамильтонов. А задачей Шелби было сделать так, чтобы семья снова завладела сокровищем. Мне кажется, что все их планы по-прежнему остаются в силе. Они не исчезли с их смертью, потому что теперь вы должны позаботиться о том, чтобы они осуществились. Как будто их души переселились в вас.
Ее слова обрушились на него, как удар. Весь воздух, который был в его легких, вдруг со свистом вырвался наружу. Будь она мужчиной, он бы ударил ее в ответ. Но сейчас Рэнд застыл в оцепенении.
– Рэнд? – почувствовав что-то неладное, окликнула его Клер. Голос ее звучал неуверенно. Склонив голову, она прислушивалась к его неровному дыханию. – Вы здесь?
– Я здесь, Клер, – с трудом выдавил он. Оставалось только гадать, подействовали бы на него ее слова, если бы это не было чистой правдой.
– Вы рассердились?
– Да нет… все уже прошло.
– Может, мне уйти?
– Куда вы уйдете? – Рэнд тяжело вздохнул. – Дверь-то ведь заперта.
– Ах да, я и забыла.
Рэнд хохотнул, но в его смехе не было и намека на веселье.
– Выхода нет, дорогая. Придется закончить начатое. Клер даже не пыталась закрыть ладонями вспыхнувшие щеки в надежде, что он этого не заметит. Впрочем, он, должно быть, и сам догадался, что его намек попал в цель. Клер молчала до тех пор, пока не убедилась, что голос не выдаст ее смятения.
– А если бы ваши братья остались живы, – невозмутимо поинтересовалась она, – чем бы вы занялись тогда?
Рэнд сообразил, что нет никакой нужды притворяться, будто ему это не приходило в голову. Клер наверняка знает ответ не хуже его.
– Учился бы, – ответил он, – занимался бы исследованиями. Собирал бы коллекции, составлял каталоги. Но я еще не оставил эту мысль, Клер, несмотря на то, чем мне приходится заниматься сейчас. Вы же были в моем кабинете на «Цербере». И знаете, что это правда.
– Да, я догадываюсь, что вы еще не оставили эту мысль. Но как только сокровище окажется в ваших руках, думаю, вы забудете об этом. Вернетесь в «Хенли», чтобы выполнить то, что завещал вам Дэвид… потом женитесь на Эмили Типпинг или еще на ком-то вроде нее. И вряд ли вам даже придет в голову, что Бриа не только научилась уже управлять плантацией, но что ей очень нравится это делать.
– Бриа сама вам сказала? Клер покачала головой.
– Так какого черта?.. Какое имеет значение, что я буду делать и почему?!
– Это имеет значение, – тихо проговорила Клер, – и гораздо большее, чем вы можете предположить. – И тут же пожалела о вырвавшихся у нее словах, как только пальцы Рэнда сжали ее запястье. – Не надо, – прошептала она. В голосе ее звучало не столько возмущение, сколько мольба. Но когда Рэнд притянул ее к себе, она и не подумала протестовать. Тросточка с легким стуком упала на пол. Острое наслаждение охватило Рэнда, когда Клер покорно опустилась к нему на колени. Он обнял ее за плечи, и Клер безвольно прижалась к нему, чувствуя, как ее обволакивает тепло его тела.
Щелчок отодвигаемой задвижки прозвучал у них над ухом, как выстрел из револьвера. Клер сорвалась с колен Рэнда, успев подхватить с пола трость за мгновение до того, как дверь на веранду распахнулась и на пороге появилась Бриа.
– Я собиралась подержать тебя здесь, пока ты не остынешь немного, братец, – заявила она, – и только потом сообразила, что Клер тоже осталась там.
Брови Рэнда скептически поползли вверх. Свет из коридора падал на лицо сестры. Улыбка ее была слишком уж невинной, а время для ее появления на сцене было выбрано слишком удачно, чтобы это можно было принять за правду. – Лучше ступайте к себе, Клер, – проговорил он. Впрочем, этого и не требовалось – Клер уже взбиралась по ступенькам. Когда до двери оставалось всего несколько шагов, в памяти ее вдруг всплыли недавно услышанные ею слова: «Теперь-то ты ее разглядел. И, похоже, неплохо! Если бы она могла видеть, как ты буквально пожираешь ее взглядом, у нее бы коленки задрожали!» Клер невольно замедлила шаг, но поступь ее оставалась твердой. Однако ей с трудом удалось подавить в себе желание рассмеяться. Похоже, она куда менее чувствительна к его чарам, чем думает Бриа!
В последующие несколько дней ее коленкам уже больше ничто не угрожало – Рэнд отправился в Чарлстон посмотреть, как идут приготовления к отплытию. Катч беспрестанно ныл, настаивая на том, что ему вовсе незачем лежать в постели, но никто, и меньше всех сам Рэнд, не обращал на него внимания. Клер нашла превосходный способ отвлечь его – принесла книгу и упросила его почитать ей вслух. При этом ее нисколько не волновало, что Катч то и дело принимался клевать носом, а то и вовсе засыпал.
Просыпался он, как правило, от собственного храпа. Очнувшись от дремоты, сначала пытался, словно надоевшую муху, смахнуть упавшую на грудь книгу, потом виновато поглядывал на Клер, но та уткнулась в свое рукоделие. Наконец и он решился посмотреть, что она вяжет.
– Надеюсь, вам не придет в голову подарить эту штуку кому-то, кого я знаю? При мысли о том, что это предмет одежды, предназначенный для какого бы то ни было человеческого существа, кроме разве что бродячего певца-негра, мне делается дурно!
Чуткие пальцы Клер пробежали по петлям, снова пересчитывая их.
– В чем дело, мистер Катч? Что-то не в порядке с выкройкой?
– С выкройкой-то как раз все нормально. – Пыхтя, он приподнялся на постели и уселся, подсунув подушку себе под спину. – Это ведь шарф, я угадал?
– Очень может быть. – Клер расправила вязанье, чтобы Катч мог его рассмотреть. – А как по-вашему… это похоже на шарф?
Катч придирчиво разглядывал ее творение. Клер удалось связать никак не меньше шестидесяти рядов, но каким-то непостижимым образом вязанье вдруг стало куда уже, чем было в начале.
– Эта штуковина здорово смахивает на треугольник.
– На треугольник? Правда? Выходит, я потеряла несколько петель. – Вязанье упало на колени. – Я с самого начала знала, что из этого ничего не выйдет, – уныло проговорила она. – Ко всему прочему эта штука, наверное, расцветкой смахивает на радугу.
– Вроде того, только на нее не так приятно смотреть – режет глаза.
– Хорошо, что я слепая.
Катч застыл с открытым ртом. Потом вдруг затрясся всем телом, и оглушительный хохот вырвался у него из груди.
– Ну вы и штучка, мисс Банкрофт! В точности как говорит Рэнд!
– По-моему, первым это сказал Шекспир, – сухо поправила она.
– Наверняка этот Шекспир имел в виду кого-то еще. А Рэнд – именно вас.
Поспешно пригнувшись, Клер опять принялась на ощупь пересчитывать петли. Бесполезно! Тяжело вздохнув, она нащупала ногой стоявшую на полу корзинку и с досадой швырнула, туда вязанье.
Хихикнув, Катч поднял книгу.
– Хотите, я вам почитаю?
– Да нет, что-то не хочется. Может, лучше поболтаем? Закрыв книгу, Катч бережно отложил ее в сторону.
– Что это у вас на уме, юная леди?
– Просто хотела спросить. Вы ведь и не думали совать нос в бумаги мистера Фостера, верно?
Катчу сразу стало неуютно. «Какая жалость, что нельзя закрыть глаза и притвориться спящим», – с досадой подумал он. – Конечно, – проворчал он, – с чего бы я стал это делать?
– А тогда кто, по-вашему, это сделал? Катч пожал плечами.
– Понятия не имею.
– Стало быть, вы взяли все на себя не потому, что хотели защитить Рэнда?
– Да нет, тут вы угадали, да только не совсем. Мне и в голову не пришло, что это мог быть он. Просто отчим наверняка пристрелил бы его, если б даже он молчал. Оррин к тому времени уже достаточно упился, чтобы начать палить во все, что движется.
– Да? Конечно, я не могла догадаться, как все это происходило… И когда раздался выстрел, я так и не поняла, кто… – Осекшись, она некоторое время молчала, прежде чем снова заговорить. – Вероятно, вы кого-то подозреваете.
– Скорее всего это был сам Оррин.
– Это не первый раз, когда он что-то делает, а потом начисто забывает об этом.
– Вот как? Никогда бы не подумала!
– Тогда, выходит, сами вы подумали на кого-то еще, верно? Клер покачала головой.
– Нет-нет, что вы, – но тут же почувствовала, что Катч ей не верит. – Ей-богу, мистер Катч! Да и потом, что там такого уж важного в книгах Оррина?
– Где-то в них спрятано заклятие.
– Заклятие Гамильтонов? Но ведь оно есть у Рэнда! Разве…
– Неужели? Лично я никогда его не видел.
– Но он читал наизусть несколько строф из него! Это было в библиотеке моего крестного. Я сама это слышала.
– Да ведь Рэнд знает его наизусть! Господи, да он слышал его в детстве чуть ли не чаще, чем колыбельную!
– Вы хотите сказать, что заклятие нигде не записано… что оно просто передается от поколения к поколению?!
– Чем черт не шутит, может, и так.
«А может, и нет», – подумала Клер. Катч ведь так и не сказал ей ничего определенного.
– Вам не следовало мне об этом говорить. Ни при каких обстоятельствах, – пробормотала она.
– Это верно, – согласился Катч, – не следовало. Это касается только Гамильтонов. И хотя за столько лет, что я прожил бок о бок с ними, мне немало пришлось узнать об этом деле, я и сейчас считаю, что это их семейное дело. Да и потом… а вдруг это вы рылись в бумагах Оррина?
Брови Клер взлетели вверх.
– Неужели такое могло прийти вам в голову? – изумилась она.
Катч задумчиво вглядывался в ее лицо.
– Пришло, как видите, – признался он.
Вскочив со стула, Клер двинулась вдоль кровати, пока не остановилась у изголовья. Нагнувшись, она порывисто обняла Катча.
– Вы милый, – прошептала она. – Вы очень, очень милый. Катч широко улыбнулся.
– Приятно слышать, но, право, не знаю, чем я заслужил столь лестный комплимент.
Клер отодвинулась. Пальцы ее скользнули по его подбородку, погладили широкую щеку.
– Вы предположили, что я могла это сделать, – прошептала она, – и даже не понимаете, что это значит. Стало быть, для вас не важно, что я слепая.
Катч осторожно подвинул ее ладонь так, чтобы она могла почувствовать его широкую улыбку.
– Значит, еще как значит, – ухмыльнулся он. – Именно поэтому я и решил, что это все-таки не ваших рук дело. Вы бы провернули это дельце получше. Будь это вы, все бы осталось на своих местах и Оррин бы даже не догадался, что там кто-то побывал.
Клер рассмеялась.
– Ну, если вы думаете, что я всегда все кладу на место, то ошибаетесь! Если хотите знать, вчера я чуть ли не десять минут искала свою расческу, а книгу, которую хотела почитать, «Франкенштейн», так и не нашла. Мой сундук уже наполовину сложен, и между тем я ничего не могу отыскать.
Катч, прищелкнув языком, неодобрительно покачал головой.
– Миссис Уэбстер была бы очень разочарована.
– Согласна с вами, Катч.
Откуда-то из-за дверей донесся голос Рэнда, и Клер замерла. Дверь с шумом распахнулась.
– Могли бы сначала постучать, – наставительно произнесла она и принялась поправлять сбившиеся простыни.
– Вот так лучше, – заметил Катч, с одобрением наблюдая за ее проворными, ловкими движениями. Клер уже не улыбалась. Катч же, напротив, глядя на Рэнда, изобразил на лице полнейшее блаженство. – Она очень хорошо заботилась обо мне, пока вас не было, капитан.
Рэнд даже не подумал улыбнуться в ответ.
– Надеюсь, – проворчал он. Воспользовавшись тем, что Клер озабоченно шарит по кровати в поисках книги, он подошел поближе и принялся с интересом наблюдать за ее действиями. Но, заметив, что ладонь Клер вот-вот окажется в опасной близости от мужского достоинства Катча, он поспешно схватил книгу и сунул ей в руку.
– Благодарю вас, мистер Катч.
– Всегда к вашим услугам, – ответил тот, делая вид, что не замечает укоризненного взгляда Рэнда.
Сунув книгу под мышку, Клер наклонилась, чтобы поднять с пола корзинку с рукоделием.
– Думаю, джентльмены, вы не станете возражать, если я удалюсь. Наверняка вам нужно многое обсудить.
– Тогда до завтра, – кивнул Катч, – мы закончим…
– На борту «Цербера», – договорил за него Рэнд. – Это уже моя забота. Останьтесь, мисс Банкрофт. То, что я хочу сказать, касается и вас.
Клер была и встревожена, и заинтригована одновременно. Сунув книгу в корзинку, она тихонько вернулась на свое место.
– Мы уезжаем завтра?
Рэнд молча стряхнул пыль, толстым слоем покрывавшую его рукав. Вернувшись домой, он не позаботился привести себя в порядок. Зайдя в конюшню, он наткнулся на Бриа, которая выглядела ничуть не опрятнее его самого. Ее амазонка была сплошь заляпана грязью и пропитана лошадиным потом – судя по всему, она с раннего утра объезжала плантацию. Выглядела она так, словно позаботилась заглянуть под каждый кустик риса по очереди, а потом, не разбирая дороги, скакала по полям, счастливая, что эта изнурительная работа осталась позади. Ее лицо блестело от пота – сияло, сказал бы он, будь у него время. Но, услышав привезенные им новости, Бриа, полусмеясь-полуплача, кинулась ему на шею. Мать не разделяла ее энтузиазма, однако не пыталась протестовать.
– Завтра утром «Цербер» отплывает из Чарлстона, – объявил Рэнд, – стало быть, нам придется уехать из «Хенли» сегодня же вечером.
Клер знала, что Рэнд отправился в Чарлстон именно для того, чтобы подготовить корабль к отплытию, но предполагала, что у них впереди еще дня три, не меньше.
– Так скоро! – ахнула она.
– Простите, не знал, что у вас другие планы.
Клер предпочла сделать вид, что не замечает едкого сарказма в его голосе.
– Я… я думала, что у меня остается больше времени на сборы.
– Мне казалось, вы говорили, что уже начали собираться.
– Тогда, должно быть, вы слышали, что у меня это неважно получается.
– Я попрошу кого-нибудь помочь вам.
– А вы уже сказали об этом Бриа? И вашей матушке?
– Прямо перед тем, как прийти сюда, – объявил Рэнд. «Значит, все уже решено», – подумала Клер. Стало быть, ей тоже нужно поторопиться.
– Я должна идти, – вставая, сказала она.
– Обедать будем здесь, а после обеда отправимся в путь. Кивнув, Клер нагнулась за корзинкой и тростью. Выставив их перед собой, словно для защиты, она попрощалась.
– Ну и что вы на это скажете? – спросил Катч, едва дождавшись, когда Клер окажется за дверью. – Похоже, ей очень не хотелось уходить.
– Она расстроилась, – ответил Рэнд. – На борту «Цербера» у мисс Банкрофт будет меньше шансов избежать моего общества.
Припомнив промокший насквозь дамский корсет, Катч озадаченно поскреб лысую макушку. Между этими двоими происходило что-то, чего он явно не понимал. Он пожал плечами. Как и заклятие, это было личной заботой Гамильтонов.
«Цербер» вышел из гавани Чарлстона, едва рассвело. Распустив белоснежные паруса, он легко поймал попутный ветер, и поднимавшееся из-за горизонта солнце заставило их слегка порозоветь, словно щечки смущенной девушки. Рэнд стоял на мостике, его рыжие волосы, разметавшиеся по плечам, горели пламенем. Через полчаса, прикинул он про себя, они будут делать десять узлов, а то и все двенадцать. Не пройдет и нескольких дней, как «Цербер», оставив позади Карибское море, пересечет экватор и окажется в более теплых, чем сейчас, тропических водах. Он мог заранее сказать, что эта часть плавания пройдет гладко, так же как не сомневался, что по другую сторону земного шара, где стоит зима, их ждет непогода.
Оставалось только гадать, как подобное путешествие отразится на Клер. Рэнд взмолился про себя, чтобы их не угораздило попасть в полный штиль, как случалось в этих широтах.
А под ним, в своей каюте, без сна лежала Клер. Легкий крен на один бок и мерные удары волн о борт заставили ее всю ночь проворочаться с боку на бок. Взбив подушки повыше, Клер протянула руку к стене и провела пальцем вдоль щели между деревянными панелями.
Ей до сих пор не давало покоя то, что, расставаясь, шепнула ей на ухо Бриа. «Будь осторожна, – чуть слышно пробормотала она одними губами, – меня не будет на борту, и некому будет отвлечь внимание доктора». Что она хотела этим сказать? Неужели Бриа намекала, что именно это она и делала, пока они гостили в «Хенли»? И притом намеренно? Клер такое и в голову бы не пришло. Ей казалось, что Маколей Стюарт очарован девушкой с первого взгляда. То, какие восторженные эпитеты он выбирал, описывая ее красоту, уже говорило о многом. Да и Бриа всегда поощряла его или по крайней мере достаточно ясно давала понять, что его восхищение не оставляет ее равнодушной.
С тяжелым вздохом Клер перевернулась на спину. Что же могло заставить Бриа так стараться привлечь внимание доктора? Может, ей просто хотелось сделать приятное брату? Или причина в другом?
Клер устало закрыла глаза.
Почти всю следующую неделю Клер провела у постели Катча. Она не отходила от него ни на шаг, пока Стюарт не объявил, что больной уже может вставать и даже выполнять кое-какую легкую работу. Да и сам Катч в это время был исключительно внимателен к ней. Он всегда находил предлог, чтобы убедить ее побыть с ним, и пару раз она даже заподозрила, что все его ахи и охи не более чем притворство. Но даже если так, Клер не стала выводить его на чистую воду. Читал он гораздо выразительнее, чем Маколей, и не был таким угрюмым и неразговорчивым, как Рэнд. В то утро, когда он объявил, что готов снова приступить к своим обязанностям, Клер почувствовала, что ее мирная и спокойная жизнь подошла к концу.
Потеплело, и Клер теперь больше времени проводила на палубе. Матросы не спускали с нее глаз – она постоянно чувствовала на себе их взгляды, – а порой вели себя так, будто они были давними друзьями. Додд даже предложил учить ее вязать морские узлы. Клер скоро научилась отличать полуштык от простого узла – оказалось, что завязать его не сложнее, чем обычный шнурок на ботинке. Он объяснял ей, как сращивать между собой волокна веревки, укладывая их один к одному, как сплеснивать концы, распутывая нити, чтобы потом переплести их накрепко. Рифовый узел дался ей сложнее. Над двойным плоским штыком
type="note" l:href="#fn9">[9]
Клер трудилась почти полдня и с удивлением обнаружила, что заниматься этим ей куда интереснее, чем вязанием, к которому хотел приохотить ее Маколей.
А вот штопать и латать паруса она так и не научилась, хотя кое-кто из команды изо всех сил старался ей помочь. Инструменты, которые использовались для этого, оказались слишком непривычными. Кроме того, латать было потруднее, чем управляться с иголкой и пяльцами. Для этого требовались специальные деревянные молотки и крюки, а также особый клиновидный штырь под названием драек, которым распутывались волокна веревки. Мужчины также пользовались вместо наперстка кожаным ремнем, которым оборачивали палец и ладонь, чтобы не повредить руку острой головкой металлической иглы. Ни один из этих ремней не хотел держаться на узкой ладони Клер. Но если честно, она особенно не огорчилась.
Она прилежно трудилась над шкотовым узлом, когда громкий стук в дверь заставил ее поднять голову. Клер вздрогнула от неожиданности, и оба конца веревки, распустившись, повисли у нее в руках. В таком виде и застал ее появившийся на пороге Рэнд.
– По-моему, я не приглашала вас войти, – раздраженно проговорила Клер.
Он бросил взгляд на концы, которые она по-прежнему держала в руке, заметив при этом недовольно поджатые губы.
– Наверное, вы чертыхались, а я не расслышал и принял это за приглашение войти.
– Хм-м. – Отбросив веревку, Клер уронила руки на маленький столик, возле которого сидела. Потом подперла кулачками подбородок и стала ждать, что последует дальше. Было непохоже, чтобы Рэнд зашел просто поболтать на досуге или посмотреть, не скучно ли ей. Со дня отплытия ему и в голову такое не приходило.
Закрыв за собой дверь, Рэнд прислонился к ней спиной, скрестил на груди руки, ни на мгновение не отрывая взгляда от хмурого лица Клер. Непослушная прядь темных волос спустилась ей на бровь, но Клер, не позаботившись заправить ее в прическу, лишь досадливо дернула головой. Неожиданно зачарованный этим безыскусным жестом, Рэнд не мог оторвать взгляда от ее губ.
– Да? – спросила Клер.
Ледяной тон, которым это было сказано, заставил Рэнда очнуться.
– А как вы догадались, что это я? – поинтересовался он. Она никак не могла взять в толк, почему это так важно.
– Вы обычно стучите резко, – досадливо пояснила она. – Два резких нетерпеливых удара, как выстрел из двустволки. Да, очень похоже. А вот мистер Катч, несмотря на то что он чуть ли не вдвое выше вас, стучит осторожно, костяшками пальцев. А доктор Стюарт – тыльной стороной ладони. Совсем другой звук. И потом, он стучит три раза, а вы – два. – Брови Рэнда удивленно поползли вверх. – Объяснять дальше или хватит? Конечно, мистер Катч и доктор Стюарт заходят ко мне чаще остальных, но иногда мне удается узнать по стуку и других посетителей.
– Спасибо, я узнал все, что хотел. Могу я присесть?
– Конечно. – Чуть повернувшись на стуле, Клер дожидалась, пока он усядется. Он мог бы присесть на сундук в углу каюты, но тут под тяжестью его тела скрипнула койка и Клер поняла, что Рэнд уселся на край постели. Она постаралась не думать об этом.
– Доктор Стюарт сказал, что сегодня вы чувствуете себя достаточно хорошо. Могу ли я надеяться, что вы присоединитесь к нам за ужином?
– У меня немного болела голова. – Ощупью отыскав концы, она бросила их на колени. – Ага, вот они где.
– Вы очень упрямы.
Снова выронив веревку, Клер опять опустила подбородок на руки. – Да, тут вы правы.
– И упорно избегаете моего общества.
От удивления и неожиданности Клер приоткрыла рот, но не издала ни звука.
– Вы не отвечаете? Подумали, что я это о ком-то другом?
– Вы и так прекрасно знаете, что я подумала.
– Итак, значит, я прав? Вы упорно стараетесь избегать меня.
– Нет, вы ошибаетесь. Просто я стараюсь не отвлекать вас без нужды. Вы ведь очень не хотели брать меня на борт, капитан, верно? Я этого не забыла и делаю все, чтобы никому не мешать. Странно, а мне-то казалось, вы как никто должны оценить мои усилия не путаться у вас под ногами.
– Мое имя Рэнд, Клер. И «под ногами» – совсем не то место, где бы я хотел вас видеть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо



муть,слишком нудно написано!!ели,ели дочитала.
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джонина
28.01.2015, 19.53





Приключение,но ведь это сайт женских романов..Чем то напоминает Остров сокровищ и т.п.Перечитывать явно не буду...
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джоюля
4.09.2015, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100