Читать онлайн Больше, чем ты знаешь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Больше, чем ты знаешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Дай мне взглянуть на карту, – попросила Клер, – где тут Пулоту?
Рэнд положил указательный палец Клер на крошечную точку на карте, обозначавшую остров.
– Вот он, почти на четырнадцать градусов южнее экватора и сто шестьдесят градусов по долготе. – Чтобы помочь Клер сориентироваться, он провел ее указательным пальцем вдоль экватора, а большим, словно стрелкой компаса, указал на север. – Вот тут еще четыре крохотных островка, они ближе всех к Пулоту: Аипаи, Ароту, Анна и Амо. Амо, тот, что к югу, на самом деле не остров, а атолл.
– А как насчет остальных Солнечных островов?
Рэнд снова взглянул на карту. В этих широтах существовало такое количество крохотных островков, составлявших целую группу, что он даже не представлял себе, откуда начать. Поэтому ткнул пальцем в самый известный из них.
– Вот тут Гаиати. Клер кивнула.
– Да, я его знаю. Там родилась Тиаре. Придерживая палец Клер на Пулоту, Рэнд точно так же показал ей Рапа-Тири и Мауна-Ти.
– У меня сложилось впечатление, что большинство из тех, кто сидел в пирогах, родом с этих трех островов. Скорее всего жрецы призвали к оружию жителей Гаиати, потом вести понеслись на юго-запад. А когда у Тиаре появилось целое войско, все они прямиком отправились на Пулоту.
– Покажи мне.
Рэнд по очереди указал на каждый из трех островов.
– Вот отсюда, потом сюда, сюда… а потом сюда.
– Из Гаиати на Рапа-Тири, потом на Мауна-Ти и оттуда на Пулоту? Правильно?
– Ну конечно, чтобы попасть на Пулоту, им нужно было еще миновать Анну.
Клер снова попросила его показать ей острова вокруг Пулоту.
– Атолл не надо, – добавила она, – он только сбивает меня с толку.
– Это ты сбиваешь с толку меня. Что ты хочешь отыскать?
– Лес, – просто ответила Клер.
Объяснив, что она имеет в виду, Клер замолчала и молча ждала, пока Рэнд снова принялся рыскать по карте. Он сравнивал широту и долготу каждого из островов, причудливо изрезанные береговые линии и расстояние, отделяющее их друг от друга. Вдруг Рэнд заметил, как ее пальцы, лежащие в его руке, чуть заметно вздрогнули. Он мягко сжал их.
– Что с тобой, Клер?
Отыскав его рот своими губами, она жадно припала к мужу.
– Неужели ты не видишь? – нетерпеливо спросила она, отстраняясь.
– Что? – удивленно спросил он, скосив глаза на карту.
– Лес!
– Клер, это же Тихий океан! Тут не может быть…
– Лес! – повторила она. Задыхаясь от волнения, соскочила с колен мужа и ринулась к гардеробу. В спешке она обрушила на пол сложенные там вещи, но даже не заметила этого. Пыхтя, она зарылась в них с головой, пока очередная лавина платьев, хлынувшая из гардероба, чуть было не погребла ее под собой.
– Осторожно, – предостерег жену Рэнд, в изумлении глядя, как она один за другим выдвигает ящики и вытряхивает их содержимое на пол, а потом швыряет белье, нижние юбки и чулки через плечо. Возле ее ног уже образовалась живописная груда разноцветных предметов дамского туалета. Рэнд только диву давался – куда подевалась Клер, вечно следившая, чтобы все лежало на местах?
– Вот! – торжествующе объявила она. Он так и не смог разобрать, что у нее в руках, пока она не вернулась к столу. Клер снова забралась на колени к мужу и только тогда разжала пальцы.
– Брошь? – удивился Рэнд. – Но что общего у нее… Он осекся, видя, что Клер не слушает его. Ему показалось, что Клер пытается расстегнуть брошь. Освободив наконец булавку, Клер отыскала его руку и потянула ее к себе. Рэнд, не понимая, что она задумала, машинально отдернул руку. Клер почувствовала его сопротивление и остановилась.
– Ты что, решил, что я собираюсь воткнуть ее тебе в руку? – удивилась она.
– Кто тебя знает? – проворчал он.
– Положи мою руку снова на Пулоту.
– Ладно, – послушно сказал он. Положив ее руку с зажатой в ней брошью на Пулоту, он, открыв от изумления рот, смотрел, как она воткнула булавку в его драгоценную карту. Возмутившись, Рэнд сжал руку жены. – Какого дьявола?! Что ты еще задумала?
– Хочу показать тебе лес, – терпеливо, словно разговаривая с ребенком, объяснила она. – Вот сейчас соединю деревья, и получится лес. Смотри!
Только теперь Рэнд понял, что она имеет в виду.
– Бог ты мой! – только и мог прошептать он, округлившимися глазами глядя на карту. На этот раз он не позволил глазу отвлечься на цифры, обозначавшие глубины, и на линии меридианов и параллелей. Проследив за взглядом Клер, он будто ее глазами увидел то, на что смотрела она. – Вот оно, – благоговейно выдохнул он, беря из ее руки брошь. – Подожди, я возьму что-нибудь поудобнее этой штуки. – Пошарив в столе, Рэнд вытащил циркуль, потом вложил его в руку Клер. – Осторожно, – предупредил он, – он острый.
– Думаю, теперь мы знаем, чем пользовался покойный картограф капитана Уотерстоуна, чтобы нанести свои метки, когда записывал знаменитое заклятие. – Клер вернула Рэнду циркуль. – Лучше, если ты сделаешь это сам.
– Циркулем обычно пользуются, чтобы измерить расстояние между двумя точками на карте. – Как бы там ни было… – воткнув одну ножку циркуля в дырочку, уже сделанную Клер на том месте, где был обозначен Пулоту, он слегка раздвинул его ножки, – получится… – он поставил вторую сначала на Рапа-Тири, потом на Мауна-Ти, – получится… – острый конец циркуля одну за другой как бы нанизывал точки, обозначавшие на карте Аипаи, Ароту и Анна, – вот так. – Сделав последнюю дырочку на месте Гаиати, Рэнд удовлетворенно откинулся назад.
Гаиати.
Рана-Тири.
Мауна-Ти.
Анна.
Аинаи. Ароту.
Пулоту.
Уронив циркуль под стол и даже не заметив этого, Рэнд поднял карту на свет. Дырочки, сделанные острым концом циркуля, светили ему, словно звезды в ясную ночь. На него смотрело созвездие Большой Медведицы – он мог бы поклясться в этом. Запрокинув голову, Рэнд торжествующе расхохотался.
– Нет, будь я проклят, ты все-таки самая удивительная женщина на свете, Клер!
Карта полетела на пол, и руки Клер в ту же секунду обвились вокруг шеи Рэнда.
– Я самая удивительная женщина вообще, не только в мире! – поправила она.
Оглушительный хохот Рэнда заполнил тесную каюту.
– Да, – благоговейно повторил он. – Так оно и есть, – подтвердил он, целуя ее. Под нажимом его губ губы Клер приоткрылись, руки обвили его шею. Подхватив жену на руки, Рэнд встал и, пинком откинув загромождавшие пол вещи, понес ее к кровати.
– Что ты делаешь? – удивилась Клер, когда он опустил ее на одеяло.
– Дурацкий вопрос. Лучше бы спросила, что я собираюсь делать дальше.
– Но ты ведь ничего не знаешь… Брови Рэнда вздернулись кверху.
– Как это? Я знаю, как делать это… – с притворным возмущением изрек он, осторожно целуя жену в ушко, – и это, – добавил он, кончиком языка скользнув по ее запрокинутой шее, – и вот это тоже. – Расстегнув пуговицы ее корсажа, он раздвинул ткань и обнажил грудь.
Клер попыталась оттолкнуть мужа.
– Да я не об этом! – возмутилась она. – Я о сокровище! Ведь ты так и не знаешь, где оно!
– Сокровище? Ну, думаю, отыскать его будет нетрудно. – Тон его голоса недвусмысленно указывал на то, что он имеет в виду, и Рэнд нисколько не удивился, заметив, как краска смущения, залив лицо жены, спустилась вниз до самой груди. Обхватив ее запястья, он прижал ее руки к одеялу, а сам, на клонившись, взял в губы один из сосков и осторожно сжал его зубами. Услышав, как она судорожно вздохнула, Рэнд торжествующе улыбнулся. Потом припал губами к ее губам, вобрав в себя слабый стон.
Кончик языка Клер скользнул по верхней губе мужа. Она почувствовала, что он улыбается, и задрожала от наслаждения. Высвободив руки, Клер принялась стаскивать с Рэнда одежду. Избавив его от куртки, она одну за другой расстегнула пуговицы на рубашке, потом стянула ее с его широких плеч, и рубашка вслед за курткой полетела на пол, вместе с ее корсажем образовав весьма живописную мешанину возле койки. Постепенно к ней присоединились рубашка самой Клер, а вслед за ней – штаны, носки и башмаки Рэнда.
Клер блаженно вытянулась возле мужа, перекинув через него одну ногу. Его широкие ладони сжали ее маленькие ягодицы.
– Поднимешься на борт? – хрипло прошептал он ей на ухо. Рассмеявшись, Клер с помощью мужа устроилась на нем верхом, потом легла, вытянувшись поверх него. Ее грудь прижалась к его груди, и он в который раз поразился, до чего же нежные у нее соски. Чуть-чуть приподняв бедра, она просунула руку меж их телами и помогла ему войти в нее. Легкие движения Клер заставили Рэнда застонать от наслаждения, а она в ответ чуть слышно замурлыкала.
Потом она задвигалась, вначале медленно и неторопливо, повинуясь ритму волн, поднимавших и опускавших корабль, потом все яростнее, все нетерпеливее. Пальцы Рэнда впились в ее бедра. Ладони его двинулись вверх, приподняли ее упругие груди, потом он осторожно обхватил двумя пальцами набухшие соски, слегка сжал их, и по всему телу Клер волной пробежала дрожь.
Быстро перевернувшись, Рэнд подмял жену под себя и нежно поцеловал трепещущее губы. А потом ворвался в нее с такой силой, что Клер невольно вскрикнула. Пальцы ее вцепились ему в плечи.
– Извини, – прошептал он, – не знаю, что на меня нашло…
Покачав головой, Клер притянула мужа к себе.
– Все в порядке. – Она поцеловала его слегка припухшими губами. – Не останавливайся.
Но Рэнд уже овладел собой, неимоверным усилием воли взнуздав свою страсть, словно норовистого жеребца. Клер, надо признать, не облегчала ему задачу. Все ее тело выгнулось дугой, пальцы с силой вцепились в матрас. Набухшие груди дразняще закачались перед его глазами. Рэнд снова осторожно сжал губами ее сосок, и Клер издала ликующий крик.
Влажная от пота кожа Клер издавала легкий мускусный запах. Рэнд задвигался, поймав ритм, с каждым мгновением все убыстряя движения, но на этот раз Клер и не пыталась протестовать. А он, помня ее просьбу, не останавливался.
Тело Клер вздрогнуло… Раз… другой. Рэнд следил, как наслаждение разгладило морщинки у нее на лбу, как ее пухлые губы слегка приоткрылись. Ресницы Клер затрепетали, и она закрыла глаза. Судорога пробежала по всему ее телу, оно на мгновение выгнулось дугой и медленно расслабилось. Легкая краска показалась на щеках.
Через мгновение тяжелое тело Рэнда рухнуло поверх нее, пригвоздив Клер к постели. Горячее дыхание защекотало ей ухо. Они затихли. Руки и ноги обоих наливались блаженной тяжестью, сердца бились все ровнее.
– Спи, – прошептал он.
Рэнду не пришлось повторять дважды – через мгновение Клер провалилась в сон.
Когда Клер проснулась, в каюте никого не было. Она понятия не имела, сколько проспала – час или всю ночь. Однако выспалась она отлично и собиралась отыскать Рэнда. Первое, что заметила Клер, – это что в каюте воцарился порядок. На полу больше ничего не валялось – стало быть, Рэнд, прежде чем уйти, аккуратно убрал вещи в гардероб. Что-то довольно мурлыкая себе под нос, Клер принялась одеваться. Уже перед тем как уйти, она провела рукой по столу в надежде обнаружить там вчерашнюю карту. Но стол был пуст. Клер не очень огорчилась – где бы ни была карта, решила она, Рэнд ее найдет.
– Ты хорошо спал? – полюбопытствовала она, заглянув в каюту, которая служила ему рабочим кабинетом.
Рэнд даже не поднял головы от разостланной на столе карты. Вместо этого он, не глядя, подтащил поближе второй стул, давая понять, что Клер может присоединиться к нему. Нащупав стул кончиком трости, Клер села и выжидательно затихла. В каюте повисла тишина, прерываемая лишь ожесточенным царапаньем пера по бумаге. Судя по всему, Рэнд все еще не оставил надежды определить их местонахождение. Облокотившись о стол, Клер подперла подбородок кулачками и повернула голову к мужу.
– Надеюсь, я не закрыла ничего важного? – кротко осведомилась она.
– Ммм?
Клер с огорчением была вынуждена признать, что муж скорее всего даже не слышал ее. Так что насчет того, мешает она ему или нет, можно было не беспокоиться. Нисколько не обескураженная, Клер положила руки на стол.
– Ну а теперь, – осведомилась она, – неужели я опять не закрыла ничего важного?
Рэнд устало потер переносицу пальцем. Это как будто слегка облегчило жестокую головную боль, пульсирующую где-то позади глаз глубоко в его мозгу.
Почувствовав его усталость, Клер немедленно устыдилась своей детской шалости. Нащупав трость, она встала из-за стола, подошла к мужу сзади и, положив руки ему на плечи, принялась осторожно разминать затекшие мышцы спины.
– Может, принести тебе что-нибудь? – спросила она. – У доктора Стюарта есть хорошие порошки от головной боли.
– Нет уж, как-нибудь обойдусь без его снадобий!
Клер с улыбкой принялась еще энергичнее разминать его мышцы, и ответом на ее усилия послужил благодарный вздох Рэнда.
– Долго ты спал?
– Всего пару часов. Сейчас около семи.
– И неужели все это время ты сидел тут над картой? Рэнд покачал головой.
– Нет, сначала поднялся наверх проверить вахту. Додд со своей командой вернулся в лагерь где-то после полуночи. Теперь благодаря ему нам чуть больше известно о подводных рифах, чем раньше. И тем не менее этого недостаточно. А Катч со своим отрядом вернулись только перед рассветом. О результатах его вылазки я еще ничего не знаю.
– Может, принести тебе кофе? – предложила Клер.
– Это было бы чудесно, но лучше я сам, – мечтательно вздохнул Рэнд, словно ощущая в воздухе бодрящий аромат кофе. – А ты, пока я схожу за кофе, попробуй прикинуть в уме курс.
– Очень смешно! – буркнула Клер.
Встав из-за стола, Рэнд поцеловал ее в волосы и вышел из каюты. Пожав плечами, Клер снова уселась за стол. В животе у нее забурчало. Придвинувшись к столу, она невольно принялась мечтать о том, чтобы Рэнд додумался вернуться назад с чем-нибудь более существенным, чем кофе, причем в расчете не только на одного себя.
Положив параллельно две линейки, Клер осторожно, едва касаясь карандашом, провела тонкую линию на карте. Про себя она гадала, скоро ли вернется Тиаре и когда же наконец ей будет позволено встретиться с Типу. Все это время у нее из головы не шло предположение, высказанное вечером Рэндом. Чем больше она думала над этим, тем более вероятным казалось ей, что муж прав – Тиаре скорее всего действительно могла опасаться ее. В конце концов, она ведь мать и вряд ли ей могло прийтись по душе то, что она, вполне вероятно, сочла вмешательством в судьбу ее сына. Впрочем, теперь Клер и самой казалась странной та самонадеянность, с которой она еще совсем недавно строила планы, решив отобрать ребенка у матери, чтобы самой растить его в холодной и совершенно чужой для него атмосфере цивилизованной Англии.
Клер покачала головой, с горькой усмешкой удивляясь собственному нахальству. Поклявшись себе, что при первой же возможности попробует убедить Тиаре, что той нечего опасаться, она почувствовала, что с ее плеч будто свалилась тяжелая ноша.
С легким скрипом отворилась дверь, и Клер, вздрогнув от неожиданности, выпрямилась на стуле. Ее ноздрей коснулся дразнящий аромат свежесваренного кофе, и улыбка на ее лице стала шире.
– Надеюсь, тут хватит и для меня.
– Если пожелаете. – Маколей Стюарт с легким стуком поставил на стол кружку с кофе. При первых же его словах Клер машинально быстрым движением протянула вперед руку, чтобы свернуть карту. – Нет-нет, не волнуйтесь ее кружка чистая, никаких пятен не будет, – успокоил он.
Пальцы Клер замерли на карте.
– Позвольте, я сверну ее, чтобы как-нибудь ненароком не сбросить на пол, – проговорила она, – я ведь, знаете ли, слепая…
Судя по всему, доктор слегка опешил. Не сводя глаз с ее потемневшего лица, он чуть слышно вздохнул.
– Знаете, Клер, похоже, я все-таки постепенно начинаю привыкать к вашему своеобразному чувству юмора. – Вынув из ее руки линейку, Маколей слегка похлопал Клер по пальцам другой руки. Та инстинктивно разжала руку, и наполовину скатанная карта с мягким шуршанием развернулась. – Уверяю вас, с ней ничего не случится, – проговорил он, пододвинув в сторону Клер кружку с горячим кофе. – А вы пока наслаждайтесь, – посоветовал он, предварительно убедившись, что пальцы Клер обхватили кружку.
Но Клер не сделала ни малейшей попытки поднять ее – она отлично понимала, что ее руки, до сих пор прикрывающие карту, мешают Стюарту разглядеть то, что на ней начертил Рэнд.
– Что вы здесь делаете?
– Искал вас, дорогая. После того как вы вчера так неожиданно лишились чувств, у меня ведь даже не было случая осмотреть вас. Поэтому я и решил с утра пораньше заглянуть к вам в каюту, но увидел, что ранняя пташка уже упорхнула. А я и не знал, что вы такая любительница встречать рассвет.
– Может быть, это потому, что вы сами большую часть плавания просидели в своей каюте, – отрезала Клер.
Стюарт пропустил ее шпильку мимо ушей.
– Разве вы не хотите кофе? – удивился он. – Я из нее не пил, если это вас беспокоит.
– Да нет… просто он очень горячий. Мне не хочется обжечься.
– Да? А я и не заметил. Ну-ка давайте ее сюда, я добавлю в кружку немного холодной воды, чтобы остудить.
– О нет, не надо. Оставьте. Я люблю, чтобы кофе был покрепче, а вы?
– А я предпочитаю горячий, – ответил доктор. – Ну что ж, если вы отказываетесь от кофе, я с удовольствием выпью его сам. – И пальцы Стюарта сомкнулись поверх ладоней Клер, которыми она по-прежнему держала кружку.
Но Клер была твердо намерена выиграть эту схватку. Не отпуская кружку, она потянула ее на себя, и кофе выплеснулся на стол, облив Стюарту руки.
– Проклятие! – зашипел он.
К удивлению Клер, Маколей немедленно разжал руки и выпустил из рук кружку с кофе. Захваченная врасплох, Клер не успела отреагировать, и рука ее, крепко сжимавшая кружку, невольно дернулась вверх. Сама Клер успела отскочить в сторону, но вторая порция кофе, выплеснувшаяся из кружки, щедро залила многострадальную карту.
– Быстро! – завопила, опомнившись, Клер. – Дайте мне что-нибудь вытереть лужу!
Увы, она слишком поздно поняла, что доктор и не собирался помогать ей. Вместо этого он воспользовался представившейся возможностью, и карта оказалась у него в руках, прежде чем она успела что-то сделать.
– Сильно испачкалась? – с тревогой спросила Клер.
– Сложно сказать, – проворчал доктор, промокая кофе своим носовым платком. Потом подошел к стоявшему в углу кувшину, прополоскал платок и снова провел им по карте. – О, тут какие-то дырочки! Но думаю, кофе тут ни при чем, – задумчиво проговорил он, словно не был в этом до конца уверен. – Ни при чем, верно?
– Не знаю, – солгала Клер. – Осторожно, не порвите карту.
– Боюсь, я случайно смыл все пометки, которые сделал капитан. Это очень плохо.
Клер тяжело вздохнула.
– Да уж, чего хорошего!
– Эта книга слишком уж тяжелая, – неожиданно проговорил доктор.
Сердце Клер глухо забилось.
– Какая книга? – пробормотала она.
– Которая прижимает к столу дальний конец карты. Не думаю, что вы знали о том, что она там.
Боясь, что сердце вот-вот остановится у нее в груди, Клер протянула к нему дрожащую руку.
– Дайте ее мне, пожалуйста.
– Сейчас. – Маколей в третий раз провел по карте мокрым носовым платком, потом осторожно положил его на раскрытую книгу. – Должно быть, это один из рабочих журналов капитана, – предположил он. – Навигационный журнал?
– Нет, один из тех, куда он заносит свои заметки по естествознанию.
– А записи все еще можно разобрать?
– Трудно сказать. Я ведь не читал, что там написано, пока вы не залили его кофе.
«Так вот, стало быть, куда он смотрел, пока заговаривал мне зубы», – мысленно ахнула про себя Клер. Выходит, его заинтересовало нечто куда более важное, чем карта, которую она пыталась спасти.
– Дайте его мне, – снова попросила она.
– Для чего? Чтобы почитать? Разве вы сами только что не напомнили мне, что по-прежнему слепы?
Губы Клер побелели.
– Это уже не смешно. – Она протянула к нему руку ладонью вверх.
– Сейчас, сейчас. – Глаза Маколея, сузившись, превратились в щелки, привлекательное мальчишеское лицо стало напоминать маску. Приподняв страницу журнала, он обнаружил, что кофе, промочив ее насквозь, пролился на следующую. – Как странно! – с расстановкой проговорил он.
– Что? – быстро переспросила Клер. – Что странно?
– Пятно на другой странице страшно напоминает созвездие Большой Медведицы, – объяснил он.
– Согласна, что все это странно, – отрезала Клер. – А теперь не будете ли вы столь любезны, доктор, вернуть мне журнал моего мужа? – Она надеялась, что, упомянув о Рэнде как о муже, заставит доктора поторопиться. Но тот, однако, будто застыл на месте. – Чем вы там заняты? – нетерпеливо спросила Клер;
– Вытираю кофе.
Движения доктора стали еще медленнее, что безумно злило Клер. Она не сомневалась, что Стюарт внимательно изучает записи в журнале. Но очень скоро она поняла, что угадала лишь наполовину – Маколей Стюарт воспользовался представившейся ему возможностью, чтобы, кроме этого, сунуть нос еще и в карту.
– А известно ли вам, какие планы строит капитан Гамильтон? – неожиданно поинтересовался он.
– Планы? – Клер не выдержала и рассмеялась. – Значит, вы до сих пор считаете, что Рэнд что-то замышляет? И против кого же, если не секрет? Против вас?
Доктор отрицательно покачал головой.
– Я о карте, Клер. О том курсе, который он вычерчивал по ней. Он соединил линией шесть… нет, семь островов, соединил один за другим. – Голос его с каждым словом звучал все тише и наконец оборвался. Склонив голову, Стюарт внимательно вглядывался в карту. – Он даже продырявил карту в нескольких местах… Хотелось бы мне знать, для чего… – Отодвинувшись, доктор вдруг растерянно заморгал, внезапно увидев всю картину целиком. – Батюшки, да ведь это и в самом деле Большая Медведица! И острова расположены точь-в-точь как те тики на Пулоту! – Доктор снова перевел взгляд на журнал Рэнда, внимательно изучая обе страницы. И крохотные дырочки, через которые злополучный кофе просочился насквозь, образовавшие рисунок, идентичный тому, что был на карте, вновь бросились ему в глаза. – Да уж, чертовски странно! На странице дырочки точь-в-точь в тех же самых местах, что и на карте капитана! – протянул он.
– Не сомневаюсь, что все это крайне любопытно, – недовольным тоном заявила Клер. – Вот и спросите об этом его самого. Ну а теперь вы уже закончили со своим кофе?
– Да… да, почти. Теперь… уже… да, закончил. Клер невольно нахмурилась, внимательно прислушиваясь к каждому шороху.
– Что вы сделали? – вдруг подозрительно спросила она. С шумом захлопнув журнал, Маколей сунул его ей в руки.
– Я вытер его насухо.
Клер с досадой покачала головой.
– Нет, вы сделали что-то еще. Я слышала. Вы вырвали из него страницу!
– Клер, позвольте…
– Нет, уж это вы позвольте! – повысила голос Клер, крепко прижав драгоценный журнал к груди. Теперь она уже почти не сомневалась в том, что листок с заклятием Гамильтонов перекочевал из журнала в карман проклятого доктора. – Так это были вы! – угрожающе процедила она.
– Я? – равнодушным тоном переспросил Стюарт, снова склонившись над картой. Его взгляд перебегал с одной отметки на другую, сделанные Рэндом накануне. Губы его слегка шевелились, когда он повторял непривычные для него названия туземных островов.
Не дождавшись ответа, Клер с силой хлопнула по столу рукой. Она почувствовала, как Маколей подскочил от неожиданности, и удовлетворенно кивнула – теперь она могла больше не сомневаться, что ей удалось завладеть его вниманием.
– Это ведь вы рылись в наших вещах, – уверенно заявила она.
Брови Маколея взлетели вверх, но выражение лица ни на йоту не изменилось, оставшись таким же добродушным, как и прежде. Сунув руку в карман, он вызывающе похрустел свернутым листком.
– Да неужели? И когда же я это делал?
– Когда мы плыли из Лондона в Чарлстон, – ответила Клер. – Я помню, что время от времени обращала внимание на какой-то непонятный беспорядок… то в моей каюте… то здесь, в этой комнате… Потом вы сами как-то раз проговорились, что и прежде видели карты в каюте капитана… – Голос Клер оборвался, мысль лихорадочно работала. – Выходит, когда мы гостили в «Хенли» и кто-то обшарил комнаты Фостера, это тоже были вы! И потом, когда мы вернулись на судно, это вы пробрались ко мне в каюту!
– Я был в вашей каюте десятки раз, притом совершенно открыто, – все так же спокойно заявил Маколей.
Но Клер досадливо отмахнулась.
– Вы пробрались туда, когда вам нужно было что-то отыскать, – предположила она, – но я спугнула вас. Вы спрятались и сидели тихо, пока я обшаривала каюту. Вы знали, как я напугана, и тем не менее вам было на это наплевать. Ирония в том, что я выбежала из каюты и бросилась искать вас, чтобы попросить помощи. Но вас не было в каюте, что бы вы там потом ни говорили. Вы вернулись туда уже позже, может быть, улучив момент, пока я была на палубе. Именно поэтому мистеру Катчу и удалось вас отыскать. Там еще произошел несчастный случай на верхней палубе. И вас искали, чтобы вы наложили лубок на сломанную ногу.
– Ах да, помню, – кивнул доктор, – во всяком случае, тот случай с ногой. А вот остальное… остальное весьма смутно. Может, потому, что я не имею ко всему этому никакого отношения. А вам как кажется?
– Да и была ли у вас вообще морская болезнь? – спохватилась Клер. – Именно она-то ведь и давала вам свободу передвижения, верно? Когда Рэнд и остальные считали, что вы отлеживаетесь у себя в каюте, вы преспокойно шныряли по всему кораблю. Меня-то ведь вы не боялись, верно?
– Скажите, чем я вас обидел, Клер? Иначе к чему все эти глупые обвинения?
Клер отложила журнал и снова выжидательно протянула к доктору руку.
– Отдайте мне ту страницу, которую вы вырвали, Маколей. Вы не имеете никакого права брать ее.
Маколей снова бросил взгляд на карту.
– Стало быть, Гамильтон все-таки отыскал его? Я угадал? Это ведь оно самое и есть – заклятие Гамильтонов. Его заклятие.
– Понятия не имею, о чем вы. Я всегда считала, что этот журнал имеет чисто научное значение.
– Тогда, возможно, ваш супруг доверяет вам меньше, чем я думал, – Маколей с иронией окинул взглядом опустившую глаза Клер, – или вы более искусная лгунья, чем я считал до этого.
– Рэнд вернется с минуты на минуту. Если вы немедленно вернете мне листок, я все возьму на себя. И никто ничего не узнает.
– Вы сами себя перехитрили, Клер. Теперь я уверен, что вы мне лгали.
Щеки Клер вспыхнули румянцем.
– А вы-то почему так заинтересованы в этом сокровище?
– По той же самой причине, что и вы, – пожал плечами Стюарт. – Хочу отыскать клад, вот и все. Разве это так странно?
Клер почувствовала себя как боксер, получивший удар «под дых». Прижав ладонь к груди, она без сил опустилась на стул.
– Да кто вы такой? – слабым голосом прошептала она.
– Маколей Стюарт, – просто сказал он. И только потом понял, какой смысл она вложила в этот вопрос. – О, так вот что вы имеете в виду! Вообразили, верно, что я один из Уотерстоунов? Или еще один Гамильтон? Нет, Клер, выкиньте это из головы. Я скажу вам еще кое-что – я вдобавок и не Меркуцио.
– Меркуцио?! – Брови Клер удивленно полезли вверх… и тут она вспомнила. – Но… как? – чуть слышно пролепетала она. Глаза ее расширились. – Так вы следили за нами – там, на Пулоту? Когда мы купались в лагуне?
Стюарт пожал плечами.
– Скорее, решил выбраться из лагеря рано утром, пока все еще спят, и кое-что поискать. Откуда мне было знать, что вам с капитаном пришла в голову та же мысль?
– Вы лжете! – И вдруг до Клер дошло, что Стюарт сказал «утром», а не «вечером». «М-да, – мрачно подумала она, – похоже, ему удалось подслушать куда больше, чем их с Рэндом разговор по поводу Меркуцио».
От внимания Маколея не укрылось, как потемнело лицо Клер.
– Да, вы угадали – мне известно и о заклятии Уотерстоунов. Впрочем, как выяснилось, я давным-давно уже знал его. Так что в данном случае открытием было только то, что и вам оно уже известно.
Клер тщетно пыталась понять, что он имеет в виду. Сердце у нее ныло. Устало закрыв глаза, она потерла виски. Головная боль с каждой минутой усиливалась. Казалось, она ворочается, словно потревоженный лесной зверь, готовясь запустить когти ей в мозг.
Вдруг чьи-то шаги в коридоре привлекли внимание Клер, и она быстро повернула голову в ту сторону. Может, это Рэнд, с надеждой подумала она.
– Что-то наш капитан задерживается, – словно подслушав ее мысли, хмыкнул Маколей. – Кстати, когда я спускался сюда, от берега отошла туземная пирога. Мне показалось, кто-то сказал, что там Тиаре. Думаю, сейчас ваш супруг занят тем, что приветствует ее на борту.
Клер попыталась было встать, но почти сразу же тяжелая рука доктора придавила ее к стулу. Сопротивляться она не пыталась.
– Я хочу увидеть Тиаре – она обещала отвезти меня к брату.
– Одну минуту. Гамильтон, думаю, приведет ее сюда. В конце концов, он же не может не знать, где его жена. – Рука, лежавшая у нее на плече, ослабла, но осталась лежать где лежала. – А пока расскажите мне все, что вам известно об этом сокровище, – велел он. – Оно на одном из этих островков?
– Я не знаю.
– Тогда почему Рэнд отметил их на карте?
– Я не знаю.
– А при чем тут Большая Медведица?
– Я не знаю.
Он уже занес было руку, чтобы ударить ее по лицу, но помедлил. Рука его упала. Взгляд Стюарта остановился на Клер – она сидела совершенно неподвижно, даже не подозревая, что в эту минуту он готов был придушить ее. Стараясь избежать шума, доктор спрятал руку за спину.
– Давайте объединим силы, Клер, хотите? Вы, я и капитан. Гамильтон примет мою помощь, если вы его уговорите. А я и в самом деле могу вам помочь, можете мне поверить.
Губы Клер слабо шевельнулись.
– Вы что-то сказали, дорогая?
– Я вам не верю.
Маколей пожал плечами.
– Ваше право. Впрочем, надеюсь, вы передумаете. Помолчав немного, Клер кивнула.
– Ладно, но мне нечего вам сказать, кроме того, о чем вы и сами уже догадались. Я и вправду не знаю ответов на те вопросы, которые вас интересуют.
Маколей молчал, словно гадая, верить ей или нет. Но расспрашивать ее дальше у него уже не было возможности: в коридоре загрохотали быстрые шаги Рэнда.
– Боюсь, капитан уже здесь. – Он пожал плечами. – Подумайте над тем, что я сказал, Клер.
Распахнув дверь, Рэнд шагнул в каюту и замер на пороге.
– Доктор, – проговорил он, кивнув в его сторону, – я не рассчитывал застать вас здесь. – Отступив в сторону, он пропустил в каюту Тиаре. – Тиаре, вы ведь еще не забыли доктора, не так ли?
– Тот самый лжец, – презрительно процедила жрица. Заметив, как вспыхнули щеки Маколея, она, судя по всему, почувствовала себя удовлетворенной. Сделав вид, что не замечает его, Тиаре направилась к Клер. Сделав изящный жест рукой, она коснулась локтя девушки. – Я хотела отвезти тебя к Типу, – почти весело проговорила она, – как и обещала.
Клер с трудом заставила себя улыбнуться. Вопреки ее ожиданиям слова Тиаре не доставили ей особой радости. И сейчас она почти ненавидела Маколея Стюарта за то, что он лишил ее этого.
– Мне бы хотелось, чтобы мой муж поехал со мной. Я была бы рада познакомить его с Типу.
В голосе Тиаре прозвучало сдерживаемое нетерпение:
– Я об этом позаботилась. Маколей откашлялся.
– Тогда и я поеду с вами, – вмешался он. – Моя помощь может понадобиться миссис Гамильтон.
Рэнд удивленно вскинул брови.
– С чего вы взяли, что это необходимо? – Он не стал ждать, пока доктор подыщет подходящий ответ. – Клер? – повернулся он к жене. – Что-то не так?
«Все не так! – хотелось крикнуть ей. – Я позволила ему украсть заклятие Гамильтонов».
– Нет-нет, ничего особенного. – Ложь была настолько очевидна, что только слепой не заметил бы этого, а Рэнд отнюдь не был слеп. Впрочем, именно на это и рассчитывала Клер. Оставалось только молиться, чтобы Рэнд догадался, как ему следует поступить. И муж ее не разочаровал.
– Что это ты такая красная? – ворчливо спросил он. Отодвинув в сторону Маколея, он подошел к жене и приложил ладонь к ее лбу. Лоб был теплым, но в меру. Рэнд внимательно вгляделся в лицо Клер. Потом погладил кончиками пальцев ее щеку.
Клер прижала к щеке его ладонь.
– Говорю тебе, со мной все в порядке. Просто я долго сидела, подперев щеки руками.
Рэнд оглянулся на доктора.
– Может, стоит отложить эту поездку?
– Нет! – Клер отбросила в сторону руку мужа.
– Я еду! Можете отправиться с нами, Маколей, если хотите, но я здесь не останусь.
Рэнд бросил вопросительный взгляд на Тиаре. Ее прекрасное лицо по-прежнему было невозмутимым, как лицо каменной богини. Невозможно было догадаться, о чем она думает.
– Тиаре, вы позволите доктору сопровождать нас?
– Я ему не доверяю. Этот человек – лжец.
Клер бросила на нее умоляющий взгляд. Ей было нестерпима даже мысль о том, что доктор останется на судне с украденным документом в руках, имея полную возможность изучить его на досуге. Впрочем, она нисколько не сомневалась, что у Маколея были свои причины на то, чтобы увязаться за ней, иначе он бы ни за что это не предложил. Но сейчас, как ни странно, их желания совпадали.
– Доктор Стюарт просто старался защитить меня, – вступилась она, – он ничего плохого не имел в виду. Если бы он знал, что вы воспримете это столь серьезно…
Тиаре долго думала.
– Ладно, – кивнула она наконец, – пусть едет.
Последним из каюты вышел Маколей. Прихватив тросточку Клер, он подбросил ее в воздух и заговорщически улыбнулся самому себе. «Что ж, – подумал он, – малышке удалось обвести вокруг пальца и мужа, и Тиаре! Впрочем, что ж тут удивительного? Герцог Стрикленд не раз предупреждал меня, что ум у Клер не менее острый, чем у ее отца».
И доктор в который раз пообещал себе не забывать об этом.
Пироги были готовы отплыть в ту же секунду, как они уселись. На веслах сидели шестеро туземцев. Рэнда, Маколея и Клер отделяла друг от друга пара гребцов, тогда как Тиаре в гордом одиночестве уселась на носу.
Маколей, улучив момент, тронул Рэнда за плечо.
– Как вы думаете, нам долго плыть?
Рэнд только пожал плечами – любое другое движение могло привлечь к себе внимание туземцев. Покосившись на солнце, он попытался прикинуть в уме направление, в котором двигалась пирога. Потом, вернувшись на судно, он попробует определить, где они были.
Остров вставал на горизонте темной громадой. Не выпуская его из виду, Рэнд мысленно представил себе карту. Подгоняемая свежим морским ветром и дружными ударами трех пар весел, пирога быстро летела вперед. По мнению Рэнда, она двигалась на север либо на северо-запад. Вскоре он заметил, что она начала поворачивать, описав широкую ровную дугу.
Добравшись до входа в бухту, пирога замедлила ход. Благодаря высоким пальмам, затенявшим оба берега, ветер стих как по волшебству. Клер склонила голову к Рэнду, и он, как обычно, принялся описывать ей то, что он видел. Почти вертикально уходившие вверх стены небольшой бухточки были почти сплошь увиты растениями. Изящные молодые побеги папоротника, словно маня пришельцев прохладой, слегка покачивались в воздухе, напоминая восточные опахала. Полыхающий всеми цветами радуги гибискус наполнял воздух нежным ароматом. Солнце стояло почти в зените. Стоило только пироге войти в бухту, как на берегу вспыхнул огонь, указывавший им дорогу.
Высоко над их головами с оглушительным шумом низвергался вниз водопад, и солнце, играя в его брызгах, превращало их в каскад сверкающих бриллиантов. А там, где воздух заполнила водяная пыль, всеми своими переливами ослепительно играла радуга. Один конец ее терялся меж деревьев, другой, похожий на жидкую ленту, словно стекал в море, исчезая под водой.
Протянув руку Клер, Рэнд помог ей встать, потом, подхватив на руки, вынес из пироги на берег.
– Тут красиво? – спросила она.
– Да, – кивнул он.
– Радуга, – прошептала она, вздохнув, – вода и солнце. Богом благословенная земля…
На мгновение они застыли – сравнение напрашивалось само собой. «… Там, где Бог свои обещанья забыл…» Это так бросалось в глаза, что Рэнду невольно пришел в голову вопрос, почему он сразу об этом не подумал. Радуга. Точно, радуга! Он чуть было не расхохотался во весь голос. Но вместо этого, спохватившись, крепко сжал локоть Клер, однако предупреждение было излишним – открытие так потрясло ее, что она застыла.
– Что-то не так? – вмешался Маколей. Обернувшись, Рэнд заметил, что доктор наблюдает за ними обоими, в особенности за Клер.
– Просто оступился, – сказал он.
Маколей тут же подскочил к Клер и продел ее руку в свою.
– На тот случай, если вам вдруг опять станет дурно, – добродушно прокомментировал он.
– Что это за место? – обращаясь к Тиаре, поинтересовался Рэнд.
Но Тиаре пропустила его вопрос мимо ушей.
– Идем. Мы уже почти на месте.
Повернувшись к ним спиной, Тиаре с неподражаемой грацией двинулась в сторону едва заметного прохода в лесной чаще. Вдоль тропы были сделаны отметки – без этого легко было бы заблудиться, поскольку вокруг сплошной стеной вставали джунгли. И через эту непролазную чащобу вилась узенькая тропинка, протоптанная туземцами. Двигаться по ней можно было, только выстроившись в цепочку. Рэнд вел Клер, ухватившись за один конец ее тросточки; за другой держалась она сама. За ними двигался Маколей. Замыкали шествие шестеро гребцов с пироги.
Тропинка вначале вела их вверх по пологому склону небольшого холма, но вскоре подъем стал круче, и через какую-то сотню ярдов им уже пришлось карабкаться по ступенькам, высеченным в скале явно вулканического происхождения. Темно-зеленый шатер из узорчатых листьев папоротника и гигантских ветвей пальм почти полностью закрывал небо, не пропуская ни единого луча солнца.
Внезапно сплошная стена деревьев раздвинулась, они вышли на небольшую прогалину и над ними вновь ослепительно засияло солнце.
Клер подняла лицо вверх, наслаждаясь его жаркими поцелуями. Рэнд, отпустив конец трости, остановился возле нее. Клер ощупью нашла его руку.
– Что это за место? – шепотом спросила она.
– Какой-то храм, – прошептал в ответ Рэнд. – Большая прогалина, а почти в самом центре ее – алтарь. Сама прогалина и основание алтаря выложены из огромных валунов – обычно такие выбрасывает наружу при извержении вулкана. Господи, сколько же лет ушло на то, чтобы доставить их сюда! По каждую сторону алтаря – деревянные колонны. И каждая из них на конце увенчана фигуркой тики. Похоже, прогалина эта не природного происхождения – судя по всему, ее регулярно очищают от лиан и прочей зелени. И вообще заметно, что за храмом хорошо следят. Я видел развалины таких храмов на островах – этот в прекрасном состоянии.
Маколей Стюарт ловил каждое слово Рэнда. – То есть, вы хотите сказать, здесь по-прежнему приносят жертвы? – прерывающимся голосом испуганно спросил он.
– Похоже на то.
Доктор подозрительно оглядел алтарь, на глазок прикинув его размеры.
– Что, и человеческие?!
– Конечно, – сухо кивнула Клер, – если есть подходящий кандидат.
От острого взгляда Рэнда не ускользнуло, как плечи стоявшей перед ним Тиаре внезапно пару раз вздрогнули, будто она с трудом удерживалась, чтобы не расхохотаться. Он и сам едва удержался от улыбки. Взяв Клер за руку, он подвел ее к тому месту, где было нечто вроде грубо выложенной из камней примитивной лестницы. Только взобравшись на возвышение, посреди которого красовался алтарь, Рэнд вдруг случайно заметил смущенно юркнувшего за алтарь темнокожего мальчишку.
Он мгновенно догадался, что Тиаре не случайно привела их сюда – вне всякого сомнения, она решила воспользоваться случаем, чтобы напомнить Клер о туземном происхождении ее единокровного брата. И то, что Клер не могла увидеть алтарь собственными глазами, не имело никакого значения. Под ногами она чувствовала шероховатые каменные валуны, и ей достаточно было только протянуть руку, чтобы коснуться грубо высеченного из куска скалы туземного алтаря, на котором полинезийцы до сих пор приносили жертвы богам своих предков. От каждого камня веяло древностью.
Оглянувшись, Рэнд заметил, что ни один из туземцев, сопровождавших их сюда, не решился подняться к алтарю. Сбившись в кучку в дальнем конце поляны, они почтительно взирали на путешественников издалека, при этом не выказывая никакого желания последовать за ними.
Тиаре вывела своего сына вперед, и Рэнд выпустил руку Клер. Судя по всему, мальчик только и мечтал о том, чтобы снова укрыться в своем убежище за алтарем. Но Рэнд догадался, что дело тут не только в застенчивости. Похоже, малыш был сильно напуган.
– Тут твой брат, Клер, – тихо шепнул Рэнд жене. – Типу? – Клер протянула вперед руки.
Тиаре подтолкнула малыша к ней.
– Он немного боится. Я рассказала ему, что ты не видишь. Вот он и решил, что злые духи, отнявшие у тебя глаза, не дадут тебе узнать его.
Слезы заблестели в темных глазах Клер. Она опустилась на колени возле самого алтаря.
– Я узнаю тебя! – воскликнула она. – Ты ведь мой брат, Типу! Я бы узнала тебя даже в огромной толпе!
Черные глаза мальчика с сомнением смотрели на Клер. Ему было страшно… и в то же время стыдно – ведь воин не должен показывать страх, да еще перед лицом всех этих папалаги! Как мать посмела так опозорить его! Сказала, что он боится! Наконец любопытство пересилило осторожность, и он медленно шагнул вперед.
Широкая юбка раскинулась вокруг нее на земле. Клер услышала, как она слегка зашуршала, когда маленькие босые ноги коснулись ее подола, и слегка поддернула край юбки, чтобы мальчик мог подойти поближе. И вот он уже совсем рядом. Если бы не ее слепота, они бы смотрели в глаза друг другу. Клер чувствовала его легкое дыхание на своем лице.
– Я тебя не обижу, – ласково прошептала она. – Хочешь, потрогай меня. На мне нет тапу.
К этому времени Клер уже догадалась, чего так боится Типу. Конечно, причина была вовсе не в том, что старшая сестра неизвестно почему вдруг ослепла, – скорее всего малыш до смерти боялся, что поразившее ее проклятие каким-то неведомым образом падет и на него. Вот и сейчас Типу оглянулся на мать в поисках поддержки, но прекрасное лицо Тиаре было по-прежнему бесстрастным. Это решение ты должен принять сам, казалось, говорило оно.
Клер застыла, словно один из гигантских валунов, из которых был сложен языческий алтарь. Естественно, она не могла видеть, как Типу нерешительно поднял руку, но вдруг почувствовала тепло его ладони возле своей щеки. Ей с трудом удалось подавить желание прижать ее к своему лицу.
– Типу? – робко прошептала она.
– Хелло, Клер. – Решившись наконец, Типу с такой силой обхватил шею Клер, что чуть было не повалил ее на землю. Она плечом ударилась об алтарь, но почти не почувствовала боли. Смеясь и плача, Клер прижала малыша к себе, осыпая его поцелуями, и опомнилась лишь тогда, когда почувствовала, что столь бурное изъявление чувств ему неприятно.
– Забавно, как эти мальчишки похожи друг на друга – что в Англии, что в Полинезии, – смеясь, сказала она Рэнду. – Терпеть не могут телячьих нежностей.
– Слава Богу, с этим мы справились, – облегченно вздохнул Рэнд, покосившись на Тиаре. Жрица не сводила глаз с Клер и Типу, на губах ее играла мягкая, почти нежная улыбка.
Выпустив Типу из объятий, Клер ласково взъерошила его темные вьющиеся волосы и невольно вздохнула, вспомнив, какие волосы у Тиаре – иссиня-черные, густые и мягкие. Должно быть, мальчик унаследовал их от матери, подумала она про себя. Смеясь, она слегка дернула малыша за ухо и обрадовалась, услышав знакомое хихиканье.
– Ты так вырос – скоро меня перегонишь, – мечтательно вздохнула она и чуть было не рассмеялась снова, когда почувствовала, как тот, польщенный ее словами, горделиво расправил плечи, выпятил грудь и, сам того не замечая, привстал на цыпочки, чтобы казаться выше.
– Уже перегнал, – фыркнул он.
Клер кивнула, великодушно сделав вид, будто забыла о том, что стоит на коленях. Раньше это была их любимая забава – сравнивать рост. Она украдкой погладила кончиками пальцев его щеку, слегка коснулась упрямого подбородка, провела пальцем по носу, подумав при этом, что личико Типу слегка округлилось за минувший год, а черты лица стали тверже. Увы, в этом мальчишеском лице не было ничего от ее отца – ни знакомой горбинки на переносице, ни глубокой ямки на подбородке. Клер не нужно было смотреть на Типу, чтобы вспомнить теплый медовый тон его кожи, который он унаследовал от матери.
И тут ей пришло в голову, что то, чего так боялся Типу, чуть было не произошло: случись ей вернуться на остров несколькими годами позже, вряд ли она смогла бы узнать брата. Конечно, он одинаково хорошо владел и туземным наречием, на котором говорил народ его матери, и английским, однако теперь в его речи ясно слышался певучий туземный акцент. Впрочем, так и должно было случиться, с грустью подумала она, снова крепко прижимая Типу к себе. На мальчике была лава-лава, туго облегавшая его бедра. Обнаженная спина и грудь не боялись жгучих поцелуев солнца.
– Тиаре! – окликнула Клер. – Да?
– Спасибо тебе, – хриплым, взволнованным шепотом проговорила Клер, позволив Типу вывернуться из ее рук. – Мне так важно было узнать, что с ним все в порядке. Благодарю тебя за это. Я… так боялась за него… все это время.
Тиаре кивнула.
– Что ж, это понятно. Мне никогда и в голову не приходило сомневаться, что ты любишь его. Куда меньше мне было известно о твоих намерениях.
Рэнд помог Клер подняться на ноги, заметив при этом, что Типу украдкой наблюдает за ним. Рэнд обернулся и с вопросительным видом посмотрел на мальчика.
Типу, уже не скрываясь, разглядывал его – судя по всему, этот новый папалаги смущал его меньше, чем слепая сестра.
– А этот огромный корабль в бухте… он твой? – наконец не выдержал он.
Тиаре, недовольно покачав головой, тронула сына за плечо.
– Все в порядке, – успокоил ее Рэнд. – Да, это мой корабль. Я назвал его «Цербером».
Типу удивленно вытаращился на него, услышав незнакомое слово.
– А что, так звали твою мать?
– Нет, – расхохотавшись, покачал головой Рэнд, – так звали трехглавого пса, охранявшего вход в преисподнюю.
Малыш широко распахнул глаза.
– Да?! Нет… тики мне нравятся больше.
– Мне тоже. – Рэнд указал рукой в сторону каменных фигурок тики, венчавших колонны по всем четырем сторонам алтаря. – Может, расскажешь мне об этих?
Типу только рад был случаю уйти. Схватив Рэнда за руку, он подтащил его к ближайшей фигурке и принялся что-то с жаром рассказывать.
Проводив их взглядом, Тиаре одобрительно кивнула.
– Твой муж дал нам возможность поговорить наедине, – пробормотала она, взяв Клер за руку. Потом подозрительно покосилась через плечо на Маколея. – А этот… лжец, все еще здесь… вынюхивает что-то! – Властным движением руки она приказала ему отойти. А сама тем временем отвела Клер в дальний конец возвышения, на котором стоял алтарь.
Конец тросточки Клер слабо звякнул о черный камень. Нащупав край, она немного отодвинулась назад.
– Я не собираюсь сталкивать тебя вниз, – успокоила ее Тиаре Клер улыбнулась.
– Я и не думала, но так доктору будет спокойнее. Пусть видит, что я больше не веду себя так легкомысленно, как раньше.
– А что, раньше вела? – спросила Тиаре.
Ее нарочито равнодушный тон подсказал Клер, что в душе этой дикарки вновь зашевелились подозрения.
– Немного, – улыбнулась она.
– Да неужели? Клер вздохнула.
– Да нет, на самом деле нет. – Она отвернулась, чтобы Маколей не мог читать у нее по губам. – Он по-прежнему следит за нами?
– Да.
Именно этого Клер и ожидала.
– Он сам вызвался пойти с нами, – созналась она. – Рэнд ни за что бы не согласился. Вот мне и пришлось придумать какую-то причину, чтобы он взял его с собой.
– А почему ты была против этого?
Клер рассеянно пожала плечами. «К чему упоминать об украденном заклятии?» – подумала она. К тому же тогда непременно всплывет вопрос о спрятанном сокровище, а Клер меньше всего хотелось бы, чтобы это произошло, тем более что прежде ни она, ни Тиаре никогда не говорили между собой об этом.
– Просто я хотела сохранить мир, – объяснила она. – К несчастью, капитан Гамильтон и доктор Стюарт не ладят между собой.
Тиаре понимающе кивнула.
– Ясно. Ну а теперь, когда ты увидела Типу, могу я спросить, какие у тебя планы?
За своей спиной Клер слышала, как Типу взволнованно рассказывал Рэнду о духах, поселившихся в предках, и в его мальчишеском голосе звенела гордость. Да, за время ее отсутствия малыш не только вырос и стал шире в плечах, он заметно повзрослел.
– Ты хочешь, чтобы он стал жрецом, – догадалась Клер.
– Это его кровь.
– У него это в крови, – поправила ее Клер. Тиаре покачала головой.
– Нет, я не то хотела сказать. О таких вещах часто говорил твой отец. Вы, англичане, любите все делать слабее, чем оно есть на самом деле, – даже чай разбавляете молоком. А это… это и есть его кровь.
– И твоя. – Да, и моя.
Клер кивнула, впервые поняв, что имеет в виду Тиаре. Ее голос упал до едва слышного шепота:
– Я не собираюсь отбирать его у тебя, Тиаре. Конечно, я помню, что хотел для него отец, но это… это было бы неправильно.
– Как трудно идти против желания отца – все равно, чей он, верно?
Слегка нахмурившись, Клер кивнула, решив, что Тиаре намекает на то, как сама однажды ослушалась отца.
– Этот ребенок не должен был появиться на свет, – чуть слышно проговорила Тиаре. – Меня учили, как не допустить этого, но я… я забыла все, чему учила меня мать, пошла против воли отца. Гриффин мечтал о ребенке, и я решила подарить его ему. – Заметив, как потемневшее было лицо Клер вдруг прояснилось, Тиаре решилась наконец. – Что тебе известно? – напрямик спросила она.
– Видишь ли… теперь я все чаще спрашиваю себя, действительно ли Типу мой брат? И мне кажется…
– Нет, он тебе не брат, – оборвав ее на полуслове, отрезала Тиаре. – Отец Типу – Трентон.
У Клер от удивления отвисла челюсть. Подобного признания она никак не ожидала.
– Не понимаю, – пробормотала она запинаясь. – А отец… сэр 2Гриффин знал об этом?
Тиаре помялась.
– Ты и вправду ничего не помнишь, да? Это случилось в последний вечер, там, на Пулоту…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джо



муть,слишком нудно написано!!ели,ели дочитала.
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джонина
28.01.2015, 19.53





Приключение,но ведь это сайт женских романов..Чем то напоминает Остров сокровищ и т.п.Перечитывать явно не буду...
Больше, чем ты знаешь - Гудмэн Джоюля
4.09.2015, 21.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100