Читать онлайн Больше, чем ты желаешь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше, чем ты желаешь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше, чем ты желаешь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше, чем ты желаешь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Больше, чем ты желаешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В кармане его сюртука лежали выигрышные карты — или то, что могло стать выигрышем. Он спрятал эти карты сразу после того, как партия была сыграна, и прежде, чем их успели вернуть в колоду. Он был уверен, что никто не заметил его ловкости рук. Если вспомнить, сколько он проиграл в эту ночь, это была его маленькая победа. Он гордился тем, что сумел их обмануть.
Было слишком темно, чтобы сейчас разглядывать карты. По небу плыли тяжелые тучи, и луна то и дело скрывалась в облаках. Он подозревал, что, вернувшись в «Конкорд», обнаружит, что карты меченые. Как он умудрился не догадаться об этом с самого начала?! Ответ пришел неожиданно: он недооценил своих партнеров и их представлений о «дружеской игре».
Он размышлял над тем, что сделает, когда увидит карты. Ему придется вызвать на дуэль каждого из них и стреляться на расстоянии двадцати шагов. Мысль, которая пришла ему в голову вызвала у него улыбку. Он понял, что не знает, существует ли еще у джентльменов Юга дуэль чести или этот обычай ушел из их жизни после Гражданской войны.
Слишком многое изменилось в последнее время. Он нащупал в кармане карты. Он должен был выиграть последнюю партию. Те трюки, которые они проделывали, очень смахивали на банальный грабеж. Ему нет места в их играх.
Он был всего в миле от «Конкорда», когда за его спиной раздался выстрел. Он упал на землю, выпустив из рук вожжи.
«Похоже, у них вообще нет чести», — подумал он. И умер.
Подходя к дому, Люк услышал бравурную мелодию Гайдна, Звуки так быстро сменяли друг друга, что казалось, им не терпелось вырваться на свободу и они, вылетев из Музыкального салона, заполнили собой все пространство перед домом.
Он поднялся на веранду и посмотрел на часы. Было около шести часов утра. По дороге он размышлял, будет ли кто-нибудь ждать его возвращения, и сейчас ему не терпелось узнать, кто же встречает его музыкой.
Из-под двери Музыкального салона выбивались желтые полоски света. Он не стал стучать, предупреждая о своем приходе, а просто распахнул дверь и… застыл, пораженный.
За роялем сидела Брай.
Она не видела его. Лицо ее было сосредоточенным, глаза закрыты, на нежных щеках горел румянец, кожа сказочно светилась в свете канделябра. Пухлые губы были плотно сжаты, Лоб прорезала глубокая складка.
Потоки музыки, казалось, окутывали ее. Ее голова, словно метроном, покачивалась в такт мелодии, а пальцы быстро бегали по клавишам.
Это была музыка, которую она давно похоронила в себе. Мелодия радости, страсти и гармонии. Но ничто не смогло ее уничтожить. Она сохранила эту музыку в своей душе, даже не догадываясь об этом.
Под аккомпанемент легкого стаккато Люк бесшумно подошел к роялю. Он стоял, наблюдая за ней, и вдруг понял, что она досталась ему в награду. И еще он подумал, что не заслужил такого счастья.
Внезапно пальцы Брай замерли на клавишах. Еще не открыв глаза, она уже знала, что он здесь.
— Люк! — Чуть не опрокинув стул, она вскочила из-за рояля и бросилась к нему. — Я знала, что это ты! Я знала? ~ Она встала на цыпочки и, обняв его за шею, крепко поцеловала в губы.
Люк притянул ее к себе. Она снова с ним. Его музыка. Его радость. Его страсть и гармония. Неистовость ее объятий была хорошо знакома ему. Он целовал ее, а в ушах все еще звучала ее музыка.
Откинувшись назад, Брай взяла в ладони его лицо и заглянула ему в глаза. В них стояли слезы.
— Ты плачешь? — прошептала она. — Почему ты плачешь?
— Музыка, — ответил он. — Во всем виновата музыка.
— Она предназначалась тебе. Понимаешь, я весь вечер не находила себе места. Все эти долгие часы ожидания были для меня мукой, и вдруг я обнаружила себя здесь, сидящей за роялем. Впервые за многие годы я почувствовала в себе музыку — музыку и страх. Но как только я дотронулась до клавиш, страх исчез, исчез навсегда. Вот что ты дал мне.
Он слушал ее слова и соглашался с тем, что она сказала ему, но не потому, что действительно дал ей что-то, а лишь потому, что она сама считала это правдой.
— Я люблю тебя, — прошептала она. — Мне так жалко, что я отпустила тебя без доброго напутствия. Даже мама упрекала меня за это. — Взяв Люка за руку, она подвела его к креслу у камина, в котором горел слабый огонь. Брай подбросила в него полено. — Погрейся у камина, — предложила она. — У тебя такие холодные руки. Я сейчас приготовлю тебе горячий чай.
Люк предпочел бы, чтобы она посидела рядом с ним, но она уже направлялась к двери, стараясь не смотреть на него и упорно избегая разговора о событиях минувшей ночи.
Он стоял у камина, потирая озябшие руки, когда она вернулась с подносом и налила им по чашке чаю. Люк взял чашку и повернулся спиной к огню, а она села в кресло и приподняла подол платья, чтобы согреть озябшие ноги.
Он бросил взгляд на ее туфли — они были мокрые.
— Куда ты ходила ночью? — небрежно спросил он. Удивленная вопросом, Брай проследила за его взглядом.
— Ах да, мои туфли. Я ходила прогуляться к реке. Мои пальцы устали от игры, и я решила немного отдохнуть. Прогулка пошла мне на пользу.
Поставив чашку на поднос. Люк сел перед ней на корточки снял с нее туфли и стянул мокрые чулки. Затем он принялся растирать ей ноги, чтобы согреть их, и Брай благодарно вздохнула.
— Я думал, ты уже давно лежишь в постели.
— Мама ушла к себе в спальню еще до полуночи. Адди тоже куда-то исчезла. Джеб и Элси разошлись по своим комнатам еще засветло.
— Значит, они пропустили твой концерт?
— Полагаю, что да. Во всяком случае, никто не пришел поинтересоваться, что за шум я тут подняла.
— Они много потеряли.
Выпрямившись, Люк взял чашку и сделал несколько глотков, наблюдая за Брай. Он понял, что она сдерживает себя, чтобы не спросить его об исходе игры, и решил ее помучить.
Взгляд Брай обратился к окну. Шторы были раздернуты, но на улице было так темно, что она видела в стекле лишь свое отражение.
— Ты ничего не говоришь об Оррине, — наконец не выдержала она. — Он вернулся вместе с тобой?
— Когда я уезжал, он оставался у Франклина.
— Наверное, им надо было обсудить деловые вопросы?
— Возможно, — равнодушно пожал плечами Люк. Допив чай, он поставил чашку на поднос. — А теперь спать!
— Ты ничего не хочешь рассказать мне?
— Рассказать — что?
— О результатах игры. Ты заставляешь меня нарушить слово, которое я себе дала.
— Какое слово?
— Что я не буду тебя ни о чем спрашивать, а сделаю вид, что меня это совсем не интересует. Мне только хотелось, чтобы ты вернулся живым и невредимым. Я говорю правду. А сейчас, когда ты вернулся, меня гложет любопытство, и это несправедливо, что ты меня мучаешь. Ты мог бы сказать, чем кончилась игра и почему Оррин не приехал вместе с тобой. — Люк открыл рот, но она быстро заговорила: — Нет-нет, я ничего не хочу знать! Я передумала. Меня абсолютно не интересует результат.
— Почему тебя не интересует результат? Я бы обязательно поинтересовался.
— Ты имеешь на это право. Ты рисковал. Мне же оставалось только волноваться.
— Не одна ты волновалась. Мне тоже пришлось поволноваться. Они пытались завербовать меня в свой Клан. Я этого от них не ожидал и не имел ни малейшего представления, чем для меня может обернуться мой отказ. Но они быстро оставили меня в покое, увидев, что я уклоняюсь от этого разговора.
— Они хотели, чтобы ты присоединился к ним? — удивилась Брай. — Разве они забыли, что совсем недавно ты целился в них из ружья?
— Этот инцидент даже не обсуждался. Может быть, они решили, что я действовал по твоему приказу. Открытым текстом они, конечно, об этом не говорили, но, насколько я понял, они хотели узнать, что я думаю по этому поводу. Но поскольку я для них чужак, они действовали очень осторожно.
— Невероятно! А что было дальше?
— Ты действительно хочешь это знать?
— Нет, не надо ничего рассказывать. Для меня это не имеет никакого значения. Главное, что ты здесь и ты не пострадал. — Она остановилась у рояля и загасила свечи в канделябре. — Правда, если бы ты мне хоть как-то намекнул… Намек я бы приняла. Таким образом я бы не нарушила данное себе слово и была бы к тебе более доброй, когда мы придем в спальню.
Подавив зевок, Люк взял ее за руку:
— Бри, если твое «более доброй» означает, что ты дашь мне немного поспать, тогда я расскажу тебе кое-что.
— Другая женщина на моем месте обиделась бы за такие слова, я же просто их никогда не забуду.
— Ничего себе утешение, — хмыкнул Люк. — В мои намерения не входило тебя обижать. Если тебе нужен намек, то загляни в карман моего сюртука.
Брай взглянула на спокойное лицо Люка и запустила руку его карман. Нащупав там сложенный листок бумаги, она вынула его и аккуратно расправила. Ей достаточно было одного взгляда, чтобы узнать небрежный почерк отчима.
«Прошу считать сегодняшний день днем выплаты всех моих долгов Лукасу Дирборну Кинкейду. Согласно этому документу сегодня, тридцатого числа ноября месяца, собственность, известная как „Конкорд“, в прошлом „Хенли“, переходит во владение Бран Гамильтон Кинкейд, дочери моей жены Элизабет Гамильтон Фостер. Указанная собственность включает в себя плантации риса, домашний скот, амбары, надворные постройки, фермы арендаторов и сам особняк. Для поддержания собственности в должном состоянии я выделяю ей сумму в восемь тысяч долларов.
Делаю это по собственной воле, без всякого давления с чьей-либо стороны.
Оррин Фостер.
Перед лицом Господа и в присутствии свидетелей:
Остин Типпинг. Сэмюел Дэниелс. Франклин Арчер и др.»
Брай посмотрела на Люка. Ее руки дрожали.
— Это правда? — потрясение произнесла она.
— Я сразу понял, что намек тебя не удовлетворит. Да, это правда.
Брай повисла у Люка на шее, смеясь и плача одновременно. Прежде чем поцеловать ее, он взял из ее дрожащих рук документ и положил в карман.


Они поднимались по лестнице в их спальню, когда с улицы донеслись громкие крики. Брай остановилась и испуганно посмотрела на Люка. Он обнял ее за плечи и притянул к себе.
— Пойду посмотрю, что там случилось, — проговорил он. — Жди…
Но Брай больше ждать не хотела. Она и так ждала его всю ночь. На этот раз она будет рядом с ним.
— По крайней мере позволь мне пойти первым. — Люк выбежал в холл, Брай следовала за ним по пятам.
На востоке разгоралась заря. Поднимающееся из-за горизонта солнце окрасило облака в розовые и красные цвета.
На веранде они столкнулись с Тедом и другими конюхами. Тед и Джордж были чем-то сильно взволнованы. Джордж молодая копия своего кузена Теда, явно нервничал, ожидая, когда Тед наконец заговорит.
— Это хозяин, — произнес Тед. — Он мертв, — подтвердил Джордж, ударив себя кулаком по бедру. — Это так же верно, как то, что я стою перед вами в ночной рубашке. Его лошадь вернулась одна. Она заржала, и я проснулся. Я подошёл к кабриолету, но он был пуст. Я разбудил Теда, и мы пошли искать хозяина. Мы нашли его на дороге, в миле отсюда. Сначала мы подумали, что он пьян и просто заснул. Но он оказался мертвым. Мы с Тедом принесли его сюда, и Тед велел вам все рассказать. Он посмотрел на кузена.
— Думаю, ты все уже рассказал. — На лице Теда появилась ласковая улыбка. Он повернулся к Брай: — У него и правда от страха душа ушла в пятки, но все, что он рассказал, так и есть. Мистер Фостер мертв. Похоже, у него в груди застряла пуля.
Ноги Брай подкосились, в глазах потемнело. Люк поддержал ее, обняв за талию.
— Где он? — спросил Люк. — Куда вы положили его?
— Мы положили его в кабриолет. — Джордж отчаянно замотал головой. — Тед прав, я очень испугался. Мы оставили его в кабриолете и поспешили к вам.
Люк, удостоверившись, что Брай твердо стоит на ногах, снял руку с ее талии.
— Ведите меня, — приказал он.


Он шел за конюхами, чувствуя спиной, что Брай идет за ним — правда, на этот раз медленно и неуверенно.
Тело Оррина Фостера лежало на сиденье. Даже на расстоянии Люк разглядел темное пятно на его сюртуке. Подойдя к Оррину, он расстегнул пуговицы и увидел, как из-под левого соска медленно струится кровь.
Люк посмотрел на Брай. Ее лицо было бледным, черты заострились. С губ её сорвался тихий стон.
— Тед, Джордж, распрягите кабриолет, и пусть один из вас отведет лошадь в конюшню, а другой поможет мне отнести мистера Фостера в дом.
— Я помогу, — вызвался подошедший Джеб. — Я услышал шум, и Элси велела мне пойти посмотреть. Вот уж не думал, что увижу такое! Мисс Бри, возвращайтесь домой. Ваша мать должна узнать о случившемся. Но сначала мы с мистером Люком приведем его в порядок. Не дело, чтобы она увидела его таким. Какой-никакой, а он ее муж.
Брай переводила взгляд с Джеба на Люка.
— Пойду попрошу Адди приготовить простыни. — Она направилась к дому, низко опустив голову. Слезы застилали ей глаза. Неужели она плачет по Оррину Фостеру? Или это что-то еще, чего она пока не понимает?
Воспользовавшись моментом, когда все смотрели вслед Брай, Люк сунул руку в карман сюртука Оррина и вытащил записку с его настоящим именем: «Уолтер Уингейт». Спрятав ее в карман, он отошел в сторону, пока конюхи выпрягали лошадь,
— У тебя есть какие-нибудь соображения по этому поводу? — обратился Люк к Джебу.
— Полно. Слишком много людей хотели ему отомстить. Но я не знаю, кто направил на него карающую десницу Господа.
Вдруг в кабриолете раздался глухой стук.
— Осторожнее, — нахмурился Люк.
— Мы здесь ни при чем, — ответил Тед. — Что-то упало с сиденья. — Он оглядел пол и присвистнул. Нагнувшись, он поднял отделанный серебром «ремингтон»,
— Мистер Люк, посмотрите, что я нашел. — Тед протянул ему револьвер.
Люк сразу узнал его. Точно такой же он видел в Нью-Йорке. В полиции ему показывали «ремингтон», из которого застрелили Конрада Моррисона. Это был тот же самый револьвер или его двойник. На рукоятке из слоновой кости рельефно выделялись пять звездочек и флаг Соединенных Штатов. Таких револьверов было изготовлено всего около ста штук. Их укладывали парами в ящики из древесины орехового дерева, выложенные внутри черным бархатом. «Ремингтонами» награждали офицеров, проявивших себя в боях в Вест-Пойнте. После войны эти револьверы заняли достойное место в коллекциях оружия многих плантаторов-южан, но Моррисона оружие не интересовало, и в результате каким-то образом один из револьверов попал в руки Уолтера Уингейта.
В своих поисках по дому Люк никогда не натыкался на ящичек орехового дерева. Сказать по правде, он его и не искал. Ему даже в голову не приходило, что Оррин Фостер будет держать дома свидетельство своего преступления.
— Вы думаете, он застрелился? — спросил Джордж у Люка. — Мне кажется странным, что кто-то мог его убить и оставить оружие. Должно быть, что-то их спугнуло. Это «кольт»?
— «Ремингтон», — ответил Люк. — Вы когда-нибудь видели его прежде?
— Я никогда не видел у хозяина оружия, — пожал плечами Джеб.
Трое парней непонимающе смотрели на Люка. Он не стал устраивать им допрос. Засунув револьвер в карман панталон, он повернулся к Джебу:
— Давай отнесем его в дом. Найдется у вас что-нибудь в конюшне, что можно использовать в качестве носилок?
Конюхи быстро смастерили импровизированные носилки из жердей и конской попоны.
Брай ждала их в холле. Она придержала дверь, пропуская их в дом. В комнате по обеим сторонам кровати и на камине горели лампы. Ванна была наполнена водой, а рядом на стуле лежала стопка полотенец. Кровать была застелена свежими простынями, на которых будут обмывать тело.
— Я не могу найти Адди, — проговорила Брай, когда Люк с Джебом внесли тело. — Ее нет ни в ее комнате, ни у Джона. Элси ушла на кухню готовить завтрак. Она сказала, что у нее много дел.
— Мы встретили ее, — кивнул Джеб. — Она говорит, что ей надо подготовиться к поминкам.
Брай не могла сообразить, что ей дальше делать. Она смог пела, как Люк с Джебом кладут Оррина на кровать. Если бы он не был таким неподвижным, можно было бы подумать, что он просто пьян.
— Мне кажется, надо послать за доктором Эдвардсом, — проговорила Брай. — А также позвать шерифа. Я не знаю…
— Я уже послал Теда за ними, — прервал ее Люк. Он вытащил из брюк револьвер. — Ты когда-нибудь раньше видела эту штуку?
Брай удивленно раскрыла глаза:
— Никогда. Где вы его нашли?
Понимая, что он здесь лишний, Тед, извинившись, ушел. Когда они остались одни, Люк рассказал жене, где они нашли револьвер и о его возможном владельце.
— Кто мог знать, что он у него есть? — спросил Люк.
— Почему ты думаешь, что кто-то мог знать? Разве недостаточно, что о нем знал Оррин? Ведь он сам застрелил себя, разве не так?
Люк видел, что Брай очень хочется в это верить.
— Давай подождем, что скажут врач и шериф, — предложил Люк. — Кстати, ты еще не рассказала Элизабет о случившемся?
— Я не успела…
— Я попрошу Марту и одну из ее сестер, чтобы они обмыли и одели тело. А потом мы вместе пойдем к твоей матери.
— Как скажешь.
— Мне нужно сделать эскиз лица Оррина. Это поможет при опознании.
— Хорошо. — Они вышли в коридор. — Может, это дело рук Клана? — предположила Брай.
— Не знаю. — Люк и сам подумывал об этом. — За столом ходили всякие разговоры. Возможно, они решили, что Оррин их предал. Может, это как-то связано с нашей ставкой? Мы с Оррином обсуждали ее при всех. Я не стал говорить ему в присутствии его друзей, что знаю его настоящее имя. — Люк вынул из кармана записку и показал ее Брайн
— Я дал ему это, — пояснил он.
— «Уолтер Уингейт», — прочитала Брай. — Следовательно, ты дал ему понять, что знаешь, кто он на самом деле?
— Это вынудило его решиться на последнюю игру. Он не стал отрицать этого факта, но и не хотел, чтобы о нем узнали другие. — Люк спрятал записку.
— Я не виню тебя, Люк, ни в чем. Сколько раз мне самой хотелось его… — Она не договорила, но по ее виду нетрудно было понять, что она имела в виду. — Ты знаешь, как он пугал меня? Думаю, он и сам догадывался, что я могу его пристрелить. Однажды я уже направляла на него пистолет. Я взяла его на мушку в присутствии мамы, Рэнда и Клер. Это случилось после того, как Оррин застрелил одного из наших негров. Я вполне могла его убить. Меня остановил Рэнд, но ведь он мог этого и не делать. Ты понимаешь, о чем я говорю?
Брай смахнула с глаз слезы.
— Ладно, давай займемся делом. Попроси кого-нибудь, чтобы Марту прислали в комнату Оррина. Я буду ждать тебя около спальни мамы. Должно быть, она крепко спит, если не слышала всего этого шума.
Люк поцеловал Брай в заплаканные глаза.
— Я вернусь через несколько минут, — пообещал он. Брай проводила его до двери, затем, вернувшись в комнату, достала из шкафа новый костюм и туфли, чтобы Марта обрядила Оррина. Она заметила «ремингтон», лежавший на прикроватном столике, там, где Люк оставил его. Брай долго смотрела на него, потом, взяв его в руки, открыла патронник и пересчитала пули: четыре штуки. Две израсходованы. Если они обе были использованы сегодня ночью, значит, это не самоубийство. Оррин не мог выстрелить в себя дважды.
Брай положила револьвер на столик и склонилась над Оррином, чтобы осмотреть его тело. Она нашла только одно входное отверстие, расположенное под левым соском. Неужели он смог дважды нажать на курок? Нет, это исключено. Значит, был кто-то другой… Брай не позволила себе закончить свою мысль.
Выходя из комнаты, она в дверях столкнулась с Люком. ;
— Я думал, ты ждешь меня у комнаты матери, как мы и договорились, — удивился он. Лицо Брай было бледным, сапфировые глаза огромными. — Что-то случилось?
— Я приготовила его одежду. — Она видела, что Люк ждет от нее объяснений, но ничего больше не добавила. Они вместе направились в спальню Элизабет.
Люк осторожно постучал в дверь, но ответа не последовало. Он посмотрел на Брай, ожидая указаний. Она постучала громче, затем нажала на ручку и открыла дверь. В комнате было темно, лишь узенькая полоска света пробивалась сквозь неплотно задернутые шторы. Брай разглядела на кровати смутные очертания женского тела. Она подошла к окну и раздвинула шторы.
Люк увидел чью-то спящую фигуру в кресле-качалке. Адди!
Он молча указал на нее Брай.
— Вот уж не думала, что найду ее здесь! — нахмурилась она. — Постарайся осторожно разбудить ее. Люк. Она выглядит такой измученной, А я разбужу маму.
Рядом с камином стоял трехногий стул, затянутый материей с розочками. Люк подвинул его к креслу и дотронулся до запястья Адди.
— Адди! Пора вставать.
Она зашевелилась и, выдернув руку, спрятала ее в складках платья.
Люк растерянно посмотрел на Брай. Она так же безуспешно пыталась разбудить свою мать. Люк склонился над Адди и принюхался. От нее несло перегаром!
Он страшно удивился, потому что она практически не употребляла спиртных напитков. Даже во время праздника урожая Адди пила очень мало. Люк обратил внимание на ее платье. Адди была худенькой, и тем не менее это платье было ей явно маловато. Расцветка платья была неброской, но ткань дорогой. Оно никак не могло принадлежать ей.
Люк осторожно потряс Адди за плечо. Ее реакция его поразила: она резко выпрямилась и с ужасом уставилась на него. Прежде чем Люк успел ее успокоить, она вскочила на ноги и начала размахивать кулаками. Ему с трудом удавалось увернуться от ее ударов.
— Адди! — позвала ее Элизабет с постели. Ее голос со сна был хриплым, но строгим. — Успокойся! Брай с Люком пришли нас разбудить.
Адди наконец окончательно проснулась. Испуг уступил место смущению. Она медленно опустилась в качалку, не произнеся ни слова, что было на нее совсем не похоже.
Люк перехватил удивленный взгляд Брай и повернулся к Элизабет, которая уже удобно устроилась на кровати и сидела как королева на троне. Ее ночная рубашка с атласными ленточками, завязанными бантиком у горла, была аккуратно расправлена. Сейчас она поправляла прическу, убирая со лба растрепавшиеся во время сна пряди.
Брай залезла к матери на кровать и легла ей под бочок. Подол ее юбки задрался, обнажив голые ноги. Элизабет нахмурилась.
— Где твои туфли и чулки, Брай? В доме слишком холодно, чтобы ходить босиком.
Люк не слышал ответа жены. Он не отводил взгляда от Адди, которая забралась в кресло с ногами, поджав их под себя. Но прежде чем они исчезли под платьем, он успел заметить голые пальцы. Он оглядел комнату в поисках туфель и чулок.
— Почему Адди здесь? — спросила Брай.
— А почему ты об этом спрашиваешь? — ответила вопросом на вопрос Элизабет, вздернув подбородок. — Если что-то случилось, говори прямо.
Но Брай была еще не готова рассказать матери о последних событиях. Склонившись к ней, она поцеловала ее в щеку и сразу почувствовала запах алкоголя. Откинувшись назад, она, вопросительно посмотрела на Элизабет.
Мать поджала губы, в ее карих глазах появился холодок. Брай молчала, не решаясь ее расспрашивать. Она впервые столкнулась с такой проблемой. Раньше Элизабет никогда пила.
— Мы с Люком приносим свои извинения, что разбудили тебя, мама. И Адди тоже. Теперь уж ничего не поделаешь. У нас новости, которые не могут дольше ждать.
— Это связано с Рэндом? — спросила Элизабет. — От него есть вести? Я никогда не верила… — Она замолчала, потому что Брай медленно покачала головой. — Скажи мне, что случилось?
— Это Оррин. Его застрелили.
— Застрелили? — удивленно спросила Элизабет. Она начала подниматься с постели, но Брай остановила ее. — Я должна пойти к нему. Адди! Ты слышала? Ты должна мне помочь. Нам нужны бинты и мазь. Надо поставить компресс. Ты знаешь, как это делается. — Она внимательно посмотрела на дочь: — Ты не сказала, где его застрелили. Вы послали за доктором Эдвардсом?
— Он мертв, мама. Пуля попала прямо в сердце.
— В сердце? Но… — Плечи Элизабет поникли, а на лице появилось выражение недоумения. Она сжала руку дочери, словно стараясь найти у нее силы. — Кто? Остин? Это была дуэль? Оррин всегда был о себе высокого мнения. Он считал себя джентльменом по происхождению. Ему даже в голову не приходило, что других это может раздражать. Я никогда не говорила ему об этом — он бы расценил это как посягательство на его честь. — На глазах Элизабет появились слезы. Смахнув их, она посмотрела на Люка: — Может, все это из-за карт, Люк?
— Я не знаю. Когда я уехал, Оррин оставался у своих друзей. Я уже объяснил Брай, что там возникли некоторые подозрения из-за моей ставки. Все почему-то подумали, что это как-то связано с Кланом.
Элизабет решительно откинула одеяло и спустила ноги с кровати.
— Мои сады не стоят такой жертвы. Я хочу пойти к нему; Кому-нибудь пришло в голову занести его тело в дом?
— Да, мама, — ответила Брай. — Люк и Джеб отнесли тело» в его комнату. Марта готовит его к похоронам.
— Я должна сделать это сама. — Элизабет взяла со стула халат и, надев его, туго завязала пояс. — Идем, Адци. Ты мне поможешь. Марте никогда не, приходилось этим заниматься.
Адди с трудом встала с кресла, словно ее удерживала какая-то невидимая сила. Она быстро вытерла глаза тыльной стороной ладони и последовала за Элизабет к двери. На пороге она остановилась и оглянулась на Брай, Она хотела что-то сказать, но Элизабет взяла ее за руку и вывела в коридор.
Дверь за ними захлопнулась, и наступила тишина. Брай повернулась к Люку.
— Я боюсь, — призналась она. — Люк, мне кажется, она могла… — Ее голос пресекся. То, о чем она думала, было слишком страшно, чтобы облечь это в слова. Она беспомощно смотрела на мужа. — Что нам теперь делать? Шериф… доктор Эдвардс… они уже в пути. Если мама заговорит с ними, они могут подумать… — Брай опустилась на кровать, подложив под спину подушку, которая еще хранила запах матери.
Люк встал со стула и стал обходить комнату по периметру, открывая дверцы шкафов и ящики комода. Он остановился около кровати, задумчиво посмотрел на нее и вдруг, опустившись на колени, начал шарить под ней. Его рука наткнулась на маленький графинчик. Вытащив его, он увидел, что там осталась только треть жидкости. Открыв пробку, он поднес его к носу.
— Виски. — Закрыв графин, он поставил его на стол.
— Именно так я и подумала, — с горечью проговорила Брай.
— То же самое было и у Адди, — заметил Люк. У Брай защемило сердце. Она прошептала имя Адди, словно боялась произнести его вслух.
Люк продолжал шарить под кроватью, забираясь все глубже, пока рука не коснулась другого предмета. Он не стал его вытаскивать. Поднявшись с пола, он подошел к окну. На щеках его играли желваки.
— Был момент. Бри, когда я подумал на тебя, — неожиданно признался он.
Брай, широко раскрыв глаза от удивления, смотрела на мужа
— Когда Тед и Джордж сказали, что Оррин мертв и я осмотрел рану, мне пришла в голову мысль, что это могла совершить ты. Подол твоего платья был вымазан в грязи, туфли и чулки промокли. Ты выходила из дома незадолго до моего возвращения. Я подумал, что ты могла убить Оррина и вернуться домой перед самым моим приходом. Ты хорошая наездница. Кроме того, знаешь более короткую дорогу к дому. Конюхи не выдадут тебя. Они сделают все возможное, чтобы тебя защитить.
— Значит, все-таки подумал?
— И сразу отогнал от себя эту мысль.
— Тогда почему ты говоришь мне об этом сейчас?
— Только потому, что твое поведение говорит об обратном. Тот факт, что твоя мать и Адди напились, еще ничего не значит. Элизабет никак не могла заснуть и попросила Адди посидеть с ней. Одна из них предложила выпить, чтобы поскорее заснуть. Это самое простое объяснение.
Брай хотелось верить в это. Мысль о том, что мать могла накачать себя спиртным для храбрости, чтобы отнять у Оррина жизнь, была невыносима. А уж то, что они праздновали его убийство, вообще казалось чудовищным.
— В твоих словах есть логика. Но у меня тоже был момент, когда я подумала, что убийство совершил ты.
Люк бы сильно удивился, если бы она его не подозревала.
— Продолжай.
— Он убил человека, который относился к тебе как к сыну. Так что мотив вполне потянет. С твоих же слов, ты оставил игру раньше Оррина. Думаю, Франклин и Сэм тебя поддержали. Раньше я никогда не видела этого револьвера, и мы оба отлично понимаем, что он не принадлежал ни Сэму, ни Остину, ни Франклину. Мне пришло в голову, что ты мог привезти его из Нью-Йорка с единственной целью — убить Оррина. Ты тоже хороший стрелок.
— Таким образом, у нас достаточно подозрений, чтобы поделиться ими с шерифом. — Люк привычным жестом пригладил волосы. — Позволь мне самому урегулировать это дело. Бран. Старайся говорить как можно меньше и следуй моим указаниям. Мне будет гораздо труднее остановить твою мать, поэтому ей лучше не вмешиваться. Она не должна привлекать к себе внимания. Кроме того, Адди — она должна быть вне подозрений, Бри. Иначе они просто ее повесят.
— Что ты собираешься сейчас делать? Люк уклонился от ответа.
— Забери свои туфли и чулки из Музыкального салона, спрячь их подальше и иди к матери. Если на Адди все еще платье Элизабет, попроси ее переодеться. Ты сможешь это сделать?
— Да, но как же ты?
Люк крепко поцеловал ее в губы и почувствовал, как тело ее расслабилось.
— Об этом позже, — отмахнулся он. — Иди. Я скоро к тебе присоединюсь. Мне надо поговорить с Джебом до приезда шерифа.
— В револьвере только четыре пули, Люк. Я проверила, когда ты вышел из комнаты. Если одна из них сидит в Оррине, то где же другая?
Люк не знал, что на это ответить.
— Я рад, что ты сказала мне об этом, — наконец произнес он.
Кивнув, Брай подошла к зеркалу и оправила платье. В зеркале она видела, как Люк взял со стола графин и переставил его на прикроватный столик. Брай только сейчас сообразила, что нигде не видела стаканов. Значит, Элизабет и Адди пили прямо из графина? Представив себе эту картину, она пришла в отчаяние. Потом, махнув рукой на все эти мелочи, быстрым шагом вышла из комнаты.
Как только Брай ушла и ее шаги стихли в холле, Люк заглянул в шкаф Элизабет. Здесь он нашел платье Адди, мокрое до самых коленей и с прилипшей травой. Ее туфли и чулки были такими же грязными и мокрыми. К подошвам прилипли комья земли и прелая листва. Рядом висело еще одно платье, в котором Элизабет была вечером за обедом. Он ощупал подол — на пальцах осталась влага.


На дне шкафа Люк обнаружил туфли Элизабет. Внутри их лежали скомканные чулки. Не возникло бы никаких подозрений, если бы женщины аккуратно развесили свои платья, но, судя по всему, они в тот момент плохо соображали.
Люк поднес оба платья к окну и в предрассветном сумраке обследовал их более тщательно. У Адди на рукаве было пятно, похожее на кровь. Такое же пятно он нашел и на рукаве платья Элизабет, ближе к запястью. Под платьем он обнаружил нижнюю юбку, кружевной подол которой был оторван. Для чего? Чтобы перевязать рану? Он вспомнил, как Адди прятала руки. Четыре пули вместо шести. Возможно, она ранена?
Собрав всю мокрую одежду и обувь. Люк положил их на одеяло. Встав на колени, он пошарил рукой под кроватью и вытащил оттуда ящичек, на который наткнулся раньше. Он был размером девять на двенадцать дюймов и глубиной три дюйма. Повернув его к свету. Люк увидел, что он сделан из ореховой древесины и весь захватан. Техника снятия отпечатков пальцев была разработана сравнительно недавно и требовала большого мастерства. Люк не знал, сумеет ли шериф справиться с задачей или это доступно полицейским только крупных городов. Но он знал главное — отпечатков на ящичке было слишком много, чтобы можно было утверждать, что все они принадлежат Оррину Фостеру.
Открывая медную защелку, Люк добавил к другим и свои. Выложенная черным бархатом внутренность ящичка, где должны были лежать два «ремингтона», была пуста. Закрыв крышку, Люк бросил его на груду одежды, потом, подумав, завернул в платья вместе с обувью и направился к двери, по пути прихватив графин с виски.
Подойдя к комнате Оррина, он ногой постучал в дверь. Ему открыла Брай. Увидев кучу одежды в руках Люка, она побледнела.
— Тихо, — шепнул он. Поверх ее головы Люк видел Элизабет и Марту, склонившихся над телом Оррина. Никто из них не обратил на него внимания.
Где Адди?
— Переодевается.
Хорошо. Ты можешь вывести твою мать и Марту на несколько минут?
— Но…
— Придумай что-нибудь. Мне надо всего несколько минут.
— Хорошо. Подожди здесь.
Люк быстро проскользнул в соседнюю комнату и стал ждать. За стенкой слышались голоса — это Брай пыталась выпроводить мать и Марту из комнаты. Люк вытащил из свертка с одеждой ореховый ящичек и сунул под мышку. Когда в комнате наступила тишина, он вошел в спальню Оррина.
Тело уже обмыли. Простыня закрывала его до талии. Пулевое отверстие на покрытой густыми волосами груди было теперь мало заметно. Рана была маленькой, темной и скорее походила на третий сосок, а не на след от пули. Окровавленная одежда Оррина валялась на полу. Обойдя ее. Люк подошел к постели.
Простыней, прикрывавшей Оррина, он стер отпечатки пальцев с поверхности ящичка. Затем, держа его краем простыни, чтобы не оставить своих отпечатков, он поднес его к свету, чтобы убедиться в том, что хорошо протер всю поверхность.
Сев на кровать, Люк протянул ящичек Оррину, словно ожидая, что тот приподнимется и возьмет его. Продолжая держать его углом простыни. Люк взял сначала правую руку Оррина, затем левую и нанес ими десять отпечатков пальцев, расположив их таким образом, как будто Оррин открывает ящичек. Он сделал еще несколько отпечатков на крышке и вокруг замка и внимательно оглядел свою работу. Удовлетворенный результатом. Люк засунул его в ящик прикроватного столика.
Управившись с ящичком, он взял револьвер. На нем не было четких отпечатков, поэтому он вложил его в правую руку Оррина и сжал его пальцы.
— Я не сделаю той же ошибки, какую однажды сделал ты, — прошептал он тихо. — Я-то знаю, что ты правша.
Положив револьвер на столик. Люк поднялся с кровати.
— Жаль, что этого не случилось раньше, ублюдок! — презрительно процедил он и вышел за дверь.


Было десять часов, когда приехал доктор. Сразу вслед за ним прибыл и шериф Джозеф Аллен. Люк проводил шерифа в комнату Оррина и обнаружил там доктора Эдвардса, Элизабет и Брай, стоящих у кровати покойного. Доктор протянул шерифу руку.
— Рад снова видеть вас, шериф, но лучше бы не при таких обстоятельствах. — Эдвардс понизил голос и кивнул на Элизабет. — Это ужасно. Сначала Рэнд, теперь Оррин. Конечно, вы знаете и о судьбе других членов семьи. Я начинаю думать, что над этой семьей висит проклятие.
Подавив тяжелый вздох, доктор почесал за ухом. Это был высокий человек с седеющими волосами и глубоко посаженными глазами. Его густая борода была совершенно седой, а губы едва виднелись из-под пушистых усов. Он кивнул в сторону тела:
— Смотрите сами.
Прежде чем подойти к постели, Аллен поздоровался с Элизабет и Брай. Оррин был одет в свой лучший вечерний костюм, руки его лежали вдоль тела.
— Я был бы очень признателен, если бы леди ушли. Вам незачем видеть, как я буду производить осмотр тела.
Брай молча взяла мать за руку и вывела ее из комнаты. Как только женщины удалились, шериф расстегнул у покойника сюртук и рубашку.
— Парень, которого вы послали за мной… Как его там?
— Тед, — ответил Люк.
— Да, Тед. Он сказал, что Оррин получил пулю в грудь.
— Верно.
Эдвардс стоял в ногах кровати, скрестив на .груди руки, и наблюдал, как шериф ощупывает рану.
— Рана едва заметна. Чистая и аккуратная. Пусть пуля остается в теле. Нет нужды ее вынимать.
— Где это произошло?
Аллен застегнул на Оррине рубашку и сюртук и выпрямился. Засунув руки в карманы панталон, он стал раскачиваться на пятках. Пробыв четыре срока в качестве шерифа, Аллен знал почти всех в своем округе. Если он с кем-то не был знаком лично, то узнавал все об этом человеке от своих осведомителей. Его дружелюбие располагало к нему людей. Он посмотрел на Люка, ожидая ответа на свой вопрос.
— Мы не знаем. Где-то между домом Франклина Арчера и нашим.
— Это примерно двенадцать миль.
— Возможно, ближе к нашему дому, но мне не удалось найти никого, кто слышал бы выстрел. Он ехал в кабриолете. Лошадь сама привезла его домой.
— Трудно поверить, что она сама нашла дорогу.
— Я тоже подумал об этом.
Аллен посмотрел на револьвер, лежавший на столике.
— Тед сказал мне, что его нашли на полу кабриолета.
— Совершенно верно.
Шериф взял в руки револьвер и стал его рассматривать. Он даже подкинул его на ладони, чтобы определить вес, затем открыл патронник и, высыпав на ладонь все пули, направил револьвер на Эдвардса. Доктор вздрогнул, хотя знал, что оружие не заряжено.
— Вы что, решили уложить меня рядом с Оррином, черт бы вас побрал? Опустите револьвер.
Аллен прицелился в Люка.
— Ну, что скажете, док? Такое расстояние? Ближе или дальше?
— Пока не могу сказать.
— Во время войны вам приходилось лечить раненых. Должны же быть у вас какие-то соображения?
— Ну, скажем, ближе. — Доктор почесал бороду. — Гораздо ближе.
Аллен направил дуло револьвера себе в грудь.
— Так? — Доктор кивнул.
Аллен посмотрел на доктора, затем на Люка:
— Вам придется меня убедить.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Больше, чем ты желаешь - Гудмэн Джо

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Больше, чем ты желаешь - Гудмэн Джо



Очень класный роман, мне понравился) Читала несколько раз и, думаю, прочитаю еще)
Больше, чем ты желаешь - Гудмэн ДжоОльга
10.02.2013, 15.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100