Читать онлайн Безумный экстаз, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безумный экстаз - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.91 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безумный экстаз - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безумный экстаз - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Безумный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Не лучше ли тебе подняться наверх? — спросил Этан, садясь за стол рядом с Мишель.
— Пусть остается! — запротестовал Билли. — Ты что, не видишь, она славно проводит время.
— Да, славно, — повторила Мишель, положила под бородок на ладонь и улыбнулась.
Этан ощутил силу этой улыбки, покорившей всех мужчин за столом.
— Она уже не может удержать голову, — возмутился Этан.
— Н-нет, м-м-могу. — У Мишель заплетался язык. Она захихикала и повторила отчетливее: — Нет, могу. — Подняв голову, она аккуратно сложила руки на коленях и распрямила плечи. — Видишь, я в полном порядке. Эй, кто-нибудь хочет еще пива? Сейчас принесу кувшин. — Не дожидаясь ответа, Мишель поднялась и направилась к стойке бара.
— И давно она пьет? — спросил Этан сидящих за столом. Ральф пожал плечами:
— По-моему, с конца первого выступления. Но она выпила всего стакана три пива.
— Ей хватило бы и одного.
— Я видел, как она совсем недавно приняла порцию чего-то покрепче, в баре, — заметил Билли.
Брови Этана взлетели вверх.
— О Господи! — простонал он, потирая подбородок. — Должно быть, она совсем спятила.
Мишель вернулась с пивом и наполнила стаканы, в том числе и для Этана.
— Ну, перестань дуться, — обратилась она к Этану. — Я ведь не пролила ни капли, верно? — Она села. — Это ты во всем виноват… ты виноват, что я оказалась здесь.
Этан догадался, какое значение могут придать словам Мишель остальные. Он знал, что история о вчерашнем побеге Мишель уже облетела город. И кроме того, он понимал, что Мишель говорит вовсе не о вчерашних событиях. Еще одно слово об ограблении, и ему придется поспешно придумывать какую-нибудь убедительную ложь.
— Пойдем наверх, Мишель. — Этан попытался взять ее за руку.
Мишель отдернула руку:
— У меня еще одно выступление.
Этан терял терпение, но понимал, какой опасностью грозит ссора с Мишель в переполненном зале.
— Ты снова спустишься.
Мишель взбунтовалась. Она повернулась к сидевшим за столом мужчинам, привлекая их внимание:
— Вы ведь не хотите, чтобы я уходила, ребята? Мы как раз решили сыграть в покер, пока не пришел Этан!
Билли неуверенно взглянул на Ральфа, Ральф переглянулся с Джимом, Калвином и Беном Тайлером.
— Знаешь, Мишель, у меня в карманах негусто, — сказал Билли. — Какой из меня игрок?
— А мне сегодня наверняка не повезет, — подхватил Джим.
— Мне вообще никогда не везет, — вставил Бен.
— Да и я, пожалуй, откажусь от игры, — присоединился к ним Калвин.
— Не можем же мы играть втроем, — заключил Ральф. Мишель обвела сидящих за столом презрительным взглядом.
— Трусы, — пробормотала она. — Ладно уж… — К изумлению сидящих за столом, она сунула руку за лиф платья и вытащила колоду карт. Умело перетасовав, Мишель принялась сдавать карты. — Я знаю уйму пасьянсов.
Этан почувствовал, как на него устремились глаза остальных мужчин, замерших в ожидании его действий. Вызывающий тон Мишель возбудил в нем ярость, Этану грозила опасность лишиться уважения приятелей.
— В трезвом виде у нее хватает мозгов, — объяснил Этан, пожимая плечами, — но стоит ей выпить, как она начинает думать тем местом, на котором сидит.
За столом вспыхнул смех. Этан ухмыльнулся, заметив гневный взгляд Мишель.
— За этим столом есть только один осел, — заявила она. — И если бы я захотела, то сидела бы у него на коленях.
После нескольких секунд ошеломленного молчания Этан расхохотался:
— Поди-ка сюда, Мишель, посмотрим, удобно ли тебе будет.
— Надутый осел, — сообщила Мишель остальным, не обращая внимания на приглашение Этана.
Он рывком подтянул поближе ее стул и легко пересадил Мишель к себе на колени. Она попыталась вырваться, но Этан сильнее сжал руки, и Мишель сразу успокоилась.
— Вот так-то лучше, — прошептал Этан ей на ухо. — А теперь сдавай карты Мы сыграем партию, потом ты поднимешься наверх и как следует проспишься.
— Партию? — Мишель с трудом выговаривала согласные. — Партию, — по слогам повторила она. — И если я выиграю, буду танцевать. — Мишель с коварной усмешкой оглянулась через плечо. — Я станцую для тебя, Этан. Только для тебя.
Это заявление не понравилось Этану, коварная усмешка Мишель не предвещала ничего хорошего — особенно для него. Он обвел взглядом сидевших за столом. Каковы ее шансы выиграть партию?
— Ладно, — наконец согласился он. — Но снимать колоду буду я.
— Конечно, — деловито кивнула Мишель. — Кто бы ни сдавал карты…
— Колоду всегда снимают, — хором закончили за нее соседи по столу.
Мишель дважды кивнула в знак согласия и застонала, когда комната вдруг закружилась перед ее глазами. На мгновение Мишель застыла, держась за стол. Большие руки Этана обхватили ее талию. Даже сквозь корсет Мишель ощущала тепло его пальцев. Она принялась сдавать карты.
— Сдаю по пять, — объявила она. — Одну лицом кверху, четыре лицом вниз. Как обычно. Первый ход — игроку со старшей картой.
Когда карты были сданы, у Ральфа оказалась старшая фигурная.
— Твой ход, Ральф, — объявила Мишель. — Ну, джентльмены, вам придется покопаться в карманах, чтобы остаться в игре. Интересно, в самом ли деле в них пусто? — Мишель взяла свои карты, старательно пряча их от Этана. К ней пришла тройка червей, еще одна тройка, король и пара десяток. Две пары, для начала неплохо, но до выигрыша еще далеко. Из всех игроков особенно довольный вид был у Ральфа. Мишель пожалела, что не видит лица Этана, хотя, возможно, это было ни к чему. На его лице редко отражались мысли или чувства. — Ладно, джентльмены, начнем. Ну, кому и сколько?
— Мне две, — ответил Ральф. Значит, на руках у него три одинаковые, решила Мишель.
— Три, — произнес Бен. Возможно, у него пара, поняла Мишель.
— Четыре, — заявил Джим. Ему пока ничего не попалось, в этом Мишель была уверена.
— А мне две, — объявил Билли, явно надеясь на две пары.
— Беру одну, — вставил Калвин. Мишель не могла догадаться, что у него на руках, и решила, что Калвин блефует.
— И я беру одну, — в свою очередь, заявила Мишель, взяла карту, но не взглянула на нее. — Этан, а тебе сколько?
— Три. — Мишель отсчитала три карты, надеясь, что ему не повезет.
Каждый бросил в банк еще по монете.
— Ну, Ральф, посмотрим, что у тебя, — сказала Мишель. — Мы заслужили это право.
Ральф повернул карты:
— Три дамы — правда, не столь прекрасные, как ты.
— Ну, ты и льстец, Ральф! — воскликнула Мишель и ощутила, как рука Этана сжалась на ее талии. — А что у тебя, Бен?
Бен только что подтолкнул свои карты к центру стола:
— Ничего хорошего.
Джим вздохнул, бросая карты прежде, чем Мишель успела задать вопрос.
Билли показал свою пару шестерок.
— Что у тебя, Калвин? — поинтересовалась Мишель.
— Две пары.
— А жаль. — Мишель открыла свои карты. — У меня полный набор — тройки и десятки. — Она услышала за спиной приглушенное и недовольное восклицание Этана и потянулась через плечо за его картами. Этан вложил карты ей в руки, и Мишель смешала их с остальными. — Похоже, у него тоже намечались две пары. Какая досада. Этан! — Мишель соскользнула с его коленей, пошатнулась, встав на ноги, и сгребла со стола выигранные деньги. Садясь снова, она заняла свой стул, а не колени Этана. С надеждой оглядев сидевших за столом, она спросила: — Может, еще партию, ребята? Ну, как хотите. — Она пожала плечами, собрала карты и сунула колоду в нагрудный карман рубашки Этана, любовно погладив по карману сверху. — Ты постережешь их для меня, правда? Это мои счастливые карты.
— С каких это пор?
— С тех пор как они только что помогли мне выиграть.
В кувшине оставалось немного пива. Наполняя стакан Ральфа, Мишель заметила, что Билли сворачивает себе папиросу.
— Слушай, отдай ее мне, Билли! — попросила она. — А себе сверни другую.
Билли начал протягивать папиросу через стол, когда его руку остановила рука Этана, схватив за запястье. Билли беспокойно взглянул на более молодого и сильного противника.
— Она не курит, — заявил Этан.
— Как бы не так — курю! — возразила Мишель. — Давай ее сюда, Билли. Не бойся, Этан не станет ломать тебе руку.
Этан откинулся на стуле и раздраженно взглянул на Мишель.
— Я просто сверну тебе шею.
Билли отдернул руку, но Мишель ухитрилась выхватить у него папиросу.
— Кто-нибудь даст мне прикурить? — осведомилась она, держа папиросу между указательным и средним пальцами. Струйка табака просыпалась на стол. Мишель смела бурые крошки в бумажную гильзу. — Сыплется твоя папироса, Билли, — сообщила она, глядя через стол. — Ну что, у кого найдутся спички?
Никто из мужчин не шелохнулся: вид Этана убеждал их, что, предложив Мишель прикурить, они потом не раз пожалеют об этом.
— Можно подумать, вы еще никогда не видели курящих женщин, — презрительно процедила Мишель. — Нет, хуже: вы считаете, что женщина не имеет на это права. — Она сунула папиросу за лиф платья и сморщила нос, взглянув на Этана. — Ладно, приберегу ее на потом.
— Может, выпьешь еще? — Этан подтолкнул к ней свой стакан с пивом. — Еще пару глотков — как раз тебе хватит, чтобы свалиться под стол.
Мишель покачала головой и улыбнулась — сладко и притворно. Она ощутила, как комната вновь закружилась перед глазами, но не испугалась. Перекрывая шум салуна, она крикнула Лотти, сидящей у пианино и окруженной поклонниками:
— Сыграй-ка что-нибудь медленное и красивое, Лотти! Я буду танцевать для Этана!
Оттолкнув стул, Мишель вскочила и на мгновение крепко вцепилась ладонями в край стола, а затем пожелала всем присутствующим доброго вечера. Мишель не заметила, что внезапно в салуне стало непривычно тихо, а глаза всех мужчин устремились на нее. Она слышала только вступление мелодичной баллады и видела только глаза Этана.
Покачиваясь в такт музыки, Мишель пробралась между столами к сцене. Освещенная огнями рампы, она сделала грациозный пирует, подняла руки над головой и вновь повернулась — медленно, плавно, слегка выгнув спину и шею, выставляя напоказ ее изящную линию. Еще один поворот на месте — и она закружилась по сцене, соблюдая ведомый лишь ей порядок движений. Казалось, Мишель полностью отдалась музыке и движется, повинуясь ей, не в силах оставаться на месте.
Она танцевала, словно не касаясь ногами сцены, двигалась проворно и легко, с грацией кошки. Она ритмично взмахивала руками, будто пыталась выплеснуть душу из кончиков пальцев.
Этан вскоре не выдержал. Вскочив, он направился к лестнице, решив предоставить Мишель самой позаботиться о себе, когда закончится музыка. Она явно перестаралась, отстаивая свою независимость. Ну и черт с ней, думал Этан, поднимаясь по ступенькам.
Мишель приостановилась в замешательстве, увидев, что Этан направился наверх, но тут же овладела собой и попросила Лотти сменить темп. Мишель подхватила руку воображаемого партнера и начала вальс, описывая по сцене большие плавные круги. По сигналу Мишель Лотти заиграла быстрее, и движения ее стали быстрее и легче, тело изгибалось все резче, глаза сияли, лицо раскраснелось. Она мгновенно забыла о минутной мечтательности и плавности движений. На ее лице играла лукавая и коварная улыбка, локоны плясали на лбу, когда она кружилась в бешеном ритме.
Этан уже достиг верхней ступеньки. Он не хотел видеть, что вытворяет на сцене Мишель, но не смог сдержаться и, обернувшись, мгновенно понял, что нельзя оставлять ее на милость полупьяных гостей салуна. Неудивительно, если на нее набросятся прямо на сцене. Едва подумав об этом, Этан услышал, что музыка кончилась, а к сцене со всех сторон хлынул поток мужчин. Мишель сделала низкий реверанс и рухнула на пол, словно исчерпав в танце всю энергию.
— Потрясающе, — пробормотал Этан. Он выхватил револьвер и поднял его над головой, спускаясь вниз на несколько ступенек. — Все в порядке, ребята, — объявил он. — Она просто забавлялась. Но шутка окончена. — Несколько мужчин услышали его и остановились. Лотти вскинула голову и взяла несколько минорных аккордов, а Этан завершил затихавшие звуки единственным выстрелом из кольта. После этого в зале наступила полная тишина. Этан сунул кольт в кобуру. — Вставай, Мишель. Сейчас повторишь свой танец наверху.
Разразившись смехом, посетители салуна стали возвращаться на свои места.
Мишель вскинула голову, пронзая Этана ледяным взглядом, но тут же заморгала — фигура Этана расплылась перед ее глазами.
— Китти! — позвал Этан. — Джози! Помогите-ка ей подняться. Пожалуй, сегодня вечером она уже не сможет танцевать.
Китти и Джози быстро пробрались на сцену, Лотти вновь заиграла, остальные девушки вернулись к прежней работе. Детра наблюдала за происходящим из-за стойки бара. Она искоса взглянула на Хьюстона, который прислонился к стойке неподалеку.
— Видишь, какая она? — спросила Ди. Хьюстон оттолкнулся от стойки.
— Вижу, какой она может быть, — ответил он и отправился помочь Джози и Китти.
Этан растапливал печку, когда услышал в коридоре шаги.
— Положите ее на кровать, — распорядился он, прикрывая дверцу печки. Встав и обернувшись, Этан увидел, что Мишель в комнату принесли не Китти и Джози, а Хьюстон. — А, это ты.
— Да, я.
— Положи ее на кровать. Дальше я справлюсь сам. Черные глаза Хьюстона холодно и пристально уставились на Этана.
— Ты не слишком хорошо присматривал за ней, с тех пор как она появилась здесь.
— Странно слышать от тебя такой упрек. Ты с самого начала не скрывал, что предпочел бы видеть ее мертвой.
— До тех пор, пока не познакомился с ней поближе. — Хьюстон положил Мишель на кровать, на отвернутое одеяло. Мишель сразу повернулась на бок и обхватила руками подушку, а Хьюстон прикрыл ее одеялом. — Тебе следовало быть к ней внимательнее, Этан. Через месяц она будет моей.
— Я видел, как сегодня утром ты поцеловал ее.
— Значит, ты видел и то, как она меня оттолкнула. — Хьюстон отошел от кровати. — Но так не может продол жаться всегда. Она еще не знает, на что я способен. — Хьюстон расплылся в улыбке. — Пожалуй, она заинтересовалась мною.
— Не сомневаюсь. Хьюстон шагнул к двери.
— Так ты будешь бороться за нее? — спросил он на пороге.
— Посмотрим. Все зависит от того, захочет ли этого Мишель.
Размышляя над этими словами, Хьюстон молча вышел в коридор и закрыл за собой дверь.
Этан с раздражением взглянул в сторону Мишель и запер дверь изнутри.
— Какого черта тебе не сиделось в Нью-Йорке? Почему бы тебе не рожать детей, вместо того чтобы вертеться здесь?
Этан не ждал ответа и не получил его. Вынув патроны из револьвера, он повесил кобуру на гвоздь у двери и разделся, готовясь лечь спать. Он вытащил из шкафа свежие простыни и одеяла и расстелил их на полу — там, где провел много ночей подряд, кроме последней, — и сбросил с кровати подушку.
Лишь в одном он отклонился от уже привычного порядка вещей. Просунув руку под спину Мишель, а вторую — под ее колени, он поднял ее с кровати и положил на пол.
Мишель не пошевелилась. Этан укрыл ее, подоткнув одеяло вокруг нее.
— Я говорил, что не собираюсь больше уступать свою постель, — прошептал он.
Этан потушил лампы и улегся в постель, еще теплую от тела Мишель. Ее запах наполнил его ноздри. В ту ночь Этану казалось, что еще никогда сон так долго не шел к нему.
Проснувшись, Мишель на минуту растерялась, но как только поняла, где находится и кто спит над ней, наслаждаясь теплом одеяла и мягкостью матраса, издала еле слышное насмешливое восклицание. Она перевернулась на бок, затем на спину и на другой бок. Она пыталась уснуть, лежа на животе и подсунув руки под подушку, затем вытянув их по бокам. Ничто не помогало. Более того, каждое движение отдавалось резкой, словно зубной, болью в голове. Мишель могла поклясться: она слышала, как кровь пульсирует у нее в венах, приливая к голове и снова убегая к наполненным свинцом ногам. Голова то казалась непривычно-легкой, то страшная тяжесть мешала повернуть ее. Мигая, Мишель испытывала режущую боль в глазах.
Ей было не столько трудно, сколько мучительно вспоминать, чем она занималась вчера в зале. Воспоминания о собственных дерзких выходках сначала за столом, во время игры в покер, затем на сцене, во время чувственного и соблазнительного танца, вызвали у Мишель стыдливую гримасу. Помолившись, чтобы все эти кошмарные видения оказались только сном, она сунула ладонь за вырез платья. Ужасные подозрения Мишель подтвердились — она обнаружила папиросу.
— О Боже! — тихо простонала она, и шепот отдался в ее голове такой жгучей болью, словно она визжала. Мишель сунула папиросу под кровать, с глаз долой.
Она осторожно села, зажав голову ладонями, вцепилась в край, затем в ножку кровати и осторожно поднялась на колени. Когда барабанная дробь в голове немного утихла, Мишель медленно встала, сопровождая каждое движение невольно вырывающимся стоном.
— Похоже, ты помираешь, — устало заметил Этан. Он повернулся на бок, наблюдая, как Мишель мелкими шажками передвигается к комоду.
— Так и есть, — простонала Мишель. — Только не вопи, ради Бога, ты сведешь меня с ума.
— Я говорю шепотом.
— Тогда шепчи потише. — Мишель тяжело привалилась к комоду и закрыла глаза. — Я же не пью. Просто не могу пить. Тогда почему это случилось?
Слова прозвучали с таким отчаянием, что Этан не смог оставить их без ответа и привстал, желая помочь ей.
— Потому, что ты вела себя дерзко и упрямо, словно у тебя булыжники вместо мозгов.
— Это единственно возможное объяснение. — Мишель положила руки на комод и уронила на них голову. — Только не надо бежать ко мне на помощь. Справлюсь сама.
Этан был по-прежнему зол на нее, но обнаружил, что с трудом удерживается от смеха. Даже в столь жалком виде Мишель находила силы, чтобы иронизировать над собой.
Мишель отстранилась от комода и ощупью нашла второй ящик.
Этан услышал, как она чертыхается в темноте.
— Хочешь, зажгу лампу?
Мишель представила нестерпимо яркий свет.
— Нет уж, спасибо.
Этан потер глаза, радуясь, что Мишель не видит его улыбку.
— Нашла рубашку?
Мишель кивнула и тут же застонала.
— Да, — наконец выговорила она, — нашла.
Она выложила рубашку на комод и неловкими движениями принялась снимать розовое платье. Избавившись от шуршащей ткани, Мишель уронила платье на пол, не заботясь о том, что позднее ей придется приводить его в порядок. Шнуровка корсета оказалась гораздо более сложным препятствием, и, справившись с ней, Мишель испытала такую гордость, словно выиграла главное сражение. За платьем последовали нижние юбки. Снова привалившись к комоду, Мишель стащила туфли, чулки и пояс, а затем, повернувшись спиной к кровати, отделалась от нижней рубашки и коротких панталон и надела ночную рубашку. Когда она обернулась, Этан сидел на постели.
— Пить хочется, — пробормотал он, чувствуя, как постепенно наливается каменной твердостью. Света от догорающих в печке углей хватало, чтобы он мог разглядеть линии ее бедер и ног. Ниже поясницы у нее оказались две ямочки, не менее соблазнительные, чем те, что играли в углах рта, когда она сияла улыбкой. Этан застыл в напряжении, надеясь, что Мишель слегка обернется, позволив ему увидеть грудь. Пытаясь сдержаться, он сел и прижал к глазам ладони — перед глазами поплыли яркие пятна. Незачем поддаваться ее чарам, если она способна сдерживать себя не более чем перекати-поле в пыльную бурю. Этан наблюдал, как Мишель побрела к умывальнику — бледный призрак в длинной ночной рубашке. Вздохнув, Этан встал, нашел бутылку виски, откупорил ее и глотнул прямо из горлышка. Он отставил бутылку, заметив, что Мишель уже сполоснула лицо и направляется к постели.
— Э, нет! — заявил он, удерживая ее за плечо в тот момент, когда Мишель уперлась коленом в матрас. — Ложись на пол.
Мишель поморщилась, едва пальцы Этана вдавились ей в кожу.
— Ты шутишь? Ты в самом деле хочешь, чтобы я спала всю ночь на полу?
— Или на полу, или в постели — вместе со мной. Мишель с вожделением взглянула на постель, а затем на пол у своих ног, где были расстелены одеяла.
— Ты не против, если я лягу с тобой?
— Чертовски против.
— Да? Тогда мне остается пол.
Этан остановил ее вновь, когда она попыталась отойти.
— Но не по тем причинам, о которых ты думаешь. Давай, забирайся в постель. И поживее. Ложись с краю, подальше от меня, только не свались. — Этан слегка подтолкнул ее сзади.
Мишель оглянулась, не устояла на постели и повалилась.
— Хватит, — фыркнул Этан, ложась рядом. — Конечно, ты могла бы отодвинуться и подальше, но и так сойдет.
Мишель осторожно приложила руку ко лбу, опасаясь, что в конце концов голова разорвется от боли.
— Скажи, что утром мне станет лучше.
Этан слегка потеснил ее, чтобы высвободить место для собственных ног, и набросил сверху одеяло.
— Утром тебе станет лучше.
— В самом деле?
Его смех прозвучал приглушенно, с ноткой явного злорадства, почти над самым ухом Мишель.
— Нет, утром будет только хуже.
События следующего утра мало чем отличалась от мрачных предсказаний Этана, что весьма забавляло его.
— Надеюсь, сегодня ты не собираешься помогать вдове? — спросила Мишель, когда они вместе завтракали на кухне. В такой ранний час кухня пустовала. — Или что-нибудь взрывать на рудниках?
— Ты хочешь сказать — взрываться? — пошутил Этан и добавил, не дожидаясь ответа: — Пока миссис Джонсон не нуждается в моей помощи. Она наняла Джона Гиббса. А на рудниках взрывать мне больше нечего, пока не расчистят завалы от прежних взрывов. Как видишь, сегодня я отдыхаю. И, может быть, завтра тоже.
Мишель макнула твердую корку булки в кофе — движения челюстей болью отдавались в голове. Мишель была не прочь поспать подольше, но когда Этан встал, она проснулась и больше не смогла заснуть. Этан ни словом не упомянул о том, что во сне Мишель прижалась к нему, а Мишель не могла даже сделать вид, что это получилось случайно. Этану пришлось выбираться из-под ее руки и ноги, чтобы встать с постели. Но Мишель не могла поблагодарить его за великодушное молчание.
— И все-таки, чем ты там занимаешься? — спросила Мишель. По крайней мере единственное, что ей оставалось, — пропускать мимо ушей его насмешки и пытаться быть вежливой.
— Серебро залегает жилами глубоко под землей. Я закладываю заряды… — Этан замолчал, увидев, как Мишель затрясла головой.
— Нет, я имела в виду — чем ты занимаешься у вдовы, миссис Джонсон.
— У Эмили Джонсон? — переспросил Этан, разрезая на тарелке бифштекс с яичницей. — Вначале у меня было много возни с крышей. Когда Эмили и Джорджи купили этот дом, он был настоящей развалюхой. Конечно, они успели немного привести его в порядок, но на большее времени у них не хватило. — Этан помолчал, глядя в сторону, как бы наедине со своими мыслями, затем заговорил вновь: — Потом я сменил в нескольких местах прогнившие половицы, расчистил землю за домом, чтобы весной можно было устроить огород. Остальная работа была почти такой же. Я делаю все что умею. Обычно это занимает несколько дней в неделю.
— Странно, что ты вообще соглашаешься на это. Должно быть, на рудниках тебе неплохо платят… а потом, у тебя есть еще одно, более прибыльное дело.
Этан перестал намазывать маслом ломтик хлеба.
— Я не беру у Эмили ни гроша. Эта помощь — самое меньшее, что я должен делать для нее.
Слабая морщинка между бровями Мишель опередила ее вопрос.
— Самое меньшее, что ты должен делать для нее? Не понимаю.
Этан взглянул на Мишель в упор, готовясь принять ее реакцию.
— Я убил ее мужа.
Мишель не мигая смотрела на него. Она опустила чашку на блюдечко. Мишель казалось, она достаточно близко знакома с Этаном, чтобы изумиться такой новости. Похоже, Этан тоже ждал от нее изумления и испуга.
— Как это случилось?
Этан намазал хлеб маслом. Ему хотелось солгать, сочинить какую-нибудь байку об уличной перестрелке с Джорджи Джонсоном. Он хотел» чтобы Мишель поверила — он способен еще и не на такое. Но вдруг Этан вспомнил прикосновения ее рук, объятия в постели, ее голову на своей груди. Он был слишком эгоистичен, чтобы лгать. Он хотел, чтобы Мишель снова была рядом с ним, и потому поведал менее отвратительную правду.
— Я взялся работать взрывником на рудниках, как только прибыл в Мэдисон, и нанял в помощь Джорджи — он немного умел обращаться с динамитом. Однажды мы работали в чертовски глубокой шахте. Вокруг было темно, как в аду, светили только фонари, которые мы принесли с собой. Мы с Джорджи закончили бурить отверстия и заложили взрывные капсюли. У нас кончился шнур, и потому мне пришлось прокладывать по туннелю дорожку из пороха, а Джорджи переносил подальше наши вещи.
Этан отпил кофе, уставясь в стену за плечом Мишель.
— Не знаю точно, что случилось потом, не понимаю, что взбрело в голову Джорджи. Видимо, он забыл что-то в забое и бросился туда. Наверняка он надеялся, что я замечу, как он возвращается. Но я его не видел. Клянусь Богом, не видел!
Мишель протянула руку через стол и коснулась кончиками пальцев запястья Этана. Он отстранился, а Мишель не стала настаивать и пытаться утешить его.
— Я вывел пороховую дорожку из забоя, огляделся, но Джорджи нигде не было. Я позвал его. Знаешь, в рудниках звуки иногда отзываются странным эхом. Мне показалось, он ответил мне из соседнего забоя. Я решил, что Джорджи в безопасности, и поджег порох.
— О Господи!
Этан резко встал, прошел к плите и налил себе еще кофе.
— В то время Эмили была беременна. У нее случился выкидыш.
Мишель потупилась.
— Остальные сочли происшедшее несчастным случаем. Все знали, что Джорджи было незачем возвращаться в забой, где предстояло провести взрывы, особенно после того, как я уже начал сыпать порох. Неподалеку были рудокопы, которые тоже слышали эхо и решили, что Джорджи в безопасности.
— Значит, это и был несчастный случай.
Этан промолчал. Он поднял кофейник, предлагая кофе Мишель. Она отрицательно покачала головой. Этан вернулся к столу и сел.
— Теперь я предпочитаю работать в одиночку.
И рисковать, подумала Мишель, вспоминая рану на спине Этана, полученную, по его словам, от удара камня.
— Миссис Джонсон не обвиняет тебя, — заметила она и, когда Этан вопросительно прищурился, добавила: — Иначе она не могла бы видеть тебя.
— Она говорит то же самое, все время повторяет, что я искупаю несуществующую вину, что меня не за что прощать.
— Она права.
Этан не был в этом уверен.
— Может, я буду чувствовать себя иначе после того, как она вновь выйдет замуж, а я узнаю, что она счастлива и о ней есть кому позаботиться.
— Большего женщина не может желать, — отозвалась Мишель, уловила собственную иронию и немедленно пожалела о ней. — Прости. Я не хотела насмехаться над тобой или над Эмили. Не знаю, почему у меня это вырвалось. Я в самом деле желаю ей счастья.
Этан вгляделся в лицо Мишель и понял, что она говорит правду.
— И Джон Гиббс тоже.
— Тот, кто помогает ей вместе с тобой?
Этан кивнул:
— Джон был ей хорошим другом и сможет стать хорошим мужем.
Мишель рассеянно ковыряла вилкой яичницу. Снаружи, за окном, в просвет между тучами выглянуло солнце. Луч света ударил в окно за спиной Этана и лег поперек стола.
— А как же ты. Этан? Тебе когда-нибудь хотелось бросить грабить поезда и стать кому-нибудь хорошим мужем?
Оглянувшись на дверь и убедившись, что их никто не подслушивает, Этан ответил:
— Одно не связано с другим. Все, что мне надо, это найти женщину, которой будет все равно, что я взрываю — сейфы или рудники.
— Понятно, — холодно отозвалась Мишель.
Он рассмеялся:
— Не беспокойся. Ты не такая женщина.
— Ты чертовски прав, мне никогда не будет все равно.
— Но ручаюсь, ты уверена, что сумеешь перевоспитать меня. — Этан заметил, что его замечание попало в самую точку, хотя Мишель попыталась скрыть это. Она по-прежнему отчаянно хотела найти оправдание[ своему влечению к Этану. — Скоро ты поймешь, что нельзя заставить других жить так, как хочется тебе. Например, еще недавно я был уверен, что сумею отучить тебя ругаться.
Прежде чем Мишель нашла достойный ответ, Этан поднялся и вышел из комнаты.
В полдень Хьюстон разыскал Мишель в салуне. Она сидела за пианино, извлекая из него простенькую мелодию. В баре было всего семь посетителей и еще несколько — в зале. Китти стояла за стойкой и вела оживленный разговор с братом и его приятелем.
Хьюстон прошелся по залу, остановился рядом с пианино и несколько минут наблюдал за Мишель.
— Голова еще гудит? — спросил он, — Этан говорит, что утром тебе пришлось нелегко.
Мишель подняла голову, не прерывая игру.
— Мне уже лучше. — Она сфальшивила и сделала подчеркнуто выразительную гримасу. — По крайней мере сейчас.
— У Ди есть порошки. Может, принести тебе что-нибудь?
— Порошки из запасов Детры? — Мишель скептически приподняла бровь. — Нет, благодарю. Обойдусь без них.
— Похоже, ты уже слышала про мистера Келли.
— Слышала. Это правда?
Хьюстон пожал плечами:
— Здешний врач сказал, что это был сердечный приступ. Другие версии мне не известны.
— Вы пришли сюда по делу, Хьюстон, или просто так? Если вы ищете Детру, она в своем кабинете.
— Нет, не ищу, — покачал головой Хьюстон. — Я уже разобрал бумажные завалы на столе, закончил обход и препоручил очередную драку помощнику.
— Уверена, Джейк справится с порученным делом.
— Я не прочь пригласить тебя прокатиться со мной в коляске — я взял ее в конюшне на несколько часов. Я отвезу тебя на рудники, покажу, где бывает большинство жителей города, когда они не спят и не пьянствуют в салуне. — Хьюстон снял шляпу, провел пятерней по волосам, пригладил вихры на висках и водрузил шляпу на прежнее место, выжидательно поглядывая на Мишель.
— Не знаю, Хьюстон… Ди будет…
— Ди можешь предоставить мне.
— Но Этан…
— Ты сама сказала, что между тобой и Этаном все кончено. Прошлой ночью это подтвердилось. Когда речь заходит о тебе, Этан ведет себя как собака на сене. Ты ему не нужна, но он никого не пускает на свое место.
— Такие решения я принимаю сама.
— Тогда докажи это! Поедем со мной. Ты же хочешь этого. Свежий воздух прочистит тебе мозги.
В последнем Мишель не была уверена, но ей хотелось осмотреть рудники. Вопреки всем доводам рассудка ее продолжало живо интересовать все, что было связано с Этаном Стоуном. Если Хьюстон способен помочь ей, Мишель не собиралась отказываться от его помощи. Ему незачем знать, что их интересы пересекаются.
Мишель поднялась:
— Сейчас возьму пальто.
Этан оказался в комнате, сидел с книгой в кресле, вытянув ноги на банкетку. Заложив страницу пальцем, Этан закрыл книгу и поднял голову.
— Куда это ты собралась?
— Хьюстон пригласил меня прокатиться в коляске. Может, хочешь остановить меня?
— Неужели ты так ничего и не поняла? Единственный способ остановить тебя — это остановить Хьюстона. Я уже говорил, что не собираюсь никого убивать из-за тебя. Надо было еще добавить «или умирать самому». Он заставил тебя поехать?
— Нет.
— Тогда я не буду заставлять тебе остаться. Решай сама. Только помни, вчерашнего поцелуя ему было мало.
— Ты видел?..
Этан кивнул. Взгляд его серо-голубых глаз устремился на лицо Мишель, спустился вниз, к шее, груди и скользнул по глубоким складкам ярко-зеленого платья, словно намереваясь проникнуть сквозь ткань.
— Теперь, когда ты узнала вкус того, что происходит между мужчиной и женщиной в постели, вероятно, ты решишь испробовать какую-нибудь женскую хитрость.
— Хьюстон — убийца.
— Скоро ты забудешь об этом, ведь со мной забыла. Мишель с силой захлопнула за собой дверь.
— Готова? — спросил Хьюстон, когда она быстро спустилась по лестнице. — Коляска ждет у двери.
Мишель насторожилась.
— Вы были настолько уверены, что я соглашусь?
— Я просто питал большие надежды.
Проходя мимо стойки, Мишель краем глаза заметила тревожное лицо Китти. Мишель улыбнулась ей в ответ с уверенностью, которой не чувствовала.
Хьюстон помог Мишель забраться в коляску и укрыл ее колени пледом.
— Возьми мои перчатки, — предложил он. — Это солнце обманчиво. Еще холодно, а как только тронемся с места, коляску насквозь продует. Мы поедем помедленнее.
Мишель натянула перчатки.
— А как же вы?
— Я буду править одной рукой. Другую согреешь ты. — И Хьюстон подал руку Мишель. — Ну, возьми ее. — Хьюстон подхватил вожжи в тот момент, когда Мишель взяла его руку обеими руками. Он усмехнулся ее не ловкому движению. — Уже лучше, верно?
Мишель положила его руку к себе на колени. Солнечное тепло и в самом деле было обманчивым. На небе не виднелось ни облачка. Горные пики отчетливо вырисовывались на голубом фоне и казались слишком одинаковыми и ровными, будто нереальными. Мишель чувствовала, как ледяной воздух обжигает ей легкие.
Хьюстон показал ей замерзшее озеро, стремительные ручьи, бегущие по ледяным перекатам, пустые птичьи гнезда среди паутины голых веток. Через некоторое время Хьюстон обнял Мишель за плечи, переложил вожжи в другую руку и сунул озябшую руку на место согретой.
Мишель заерзала, и ее колени столкнулись с коленями Хьюстона.
— Я думала, вы будете более уважительно относиться к жене Этана.
— Я мог бы… если бы ты в самом деле была за ним замужем.
Мишель ощутила панический ужас и невольно, сжала руку Хьюстона. Что известно этому человеку? Неужели она что-нибудь сказала или сделала и выдала себя? Неужели Этану надоело играть и он во всем признался за ее спиной?
— Не понимаю. Что вы имеете в виду?
— Если не считать случайной встречи в поезде, вы с Этаном не жили как муж и жена четыре года. Насколько я знаю, ваш брак продлился всего несколько месяцев, прежде чем Этан бросил тебя. Маловато, чтобы уважать такой брак.
Первая волна паники отхлынула, и Мишель еле скрыла облегченный вздох. Только теперь она заметила, что слишком сильно сжимает руку Хьюстона. Она слегка потерла его руку, делая вид, что хочет просто согреть ее.
— Но ведь я замужем за Этаном, Хьюстон задумчиво возразил:
— И при этом держишь меня за руку. Скажи, чем занимался Этан, когда вы впервые встретились?
Мишель искренне порадовалась давнему разговору с Этаном, во время которого они обменялись множеством подробностей о своей жизни. Она точно помнила, чем он занимался в Нью-Йорке той весной, когда состоялся их мнимый брак.
— Он работал в банке.
Усмехаясь, Хьюстон искоса взглянул на нее:
— Держу пари, так оно и было. Причем не в одном банке. Только сомневаюсь, что он числился в официальном списке служащих.
Мишель не пришлось делать вид, что она потрясена, — она и в самом деле с трудом опомнилась. Она даже не подозревала, что Этан открыл ей лишь часть истины.
— Вы ошибаетесь! — торопливо возразила она. — Тогда Этан не грабил банки!
— Нет, этим делом Этан занялся еще до встречи с нами. Это не он нашел нас здесь, в Мэдисоне, мы разыскали его. Он один работал в городах вроде Сент-Луиса или Денвера.
— Да, но…
— Видишь, тебе известно про Этана далеко не все. Кое-что ты никогда не узнаешь. Трудновато доверять такому человеку, правда?
— Мне казалось, Этан ваш друг.
— Он мне нравится. Но я не доверяю Этану, — Хьюстон оторвал взгляд от дороги и устремил его на лицо Мишель. — Как и большинству других людей. По-моему, безопаснее доверять лишь самому себе.
Ощущая пробежавший между ними холодок отчужденности, Мишель с трудом смогла подавить дрожь. Она была рада, что на время в коляске воцарилось молчание.
На серебряных рудниках близ Мэдисона было более дюжины входов. Одни шахты спускались под землю на сотни футов, другие — всего на несколько. В толще горы расходилась настоящая паутина туннелей и переходов, вырубленных вдоль пути драгоценного металла. Из чрева горы руду вывозили на небольших вагонетках, которые двигались по рельсам, проложенным в большинстве туннелей. После примитивной местной очистки руду доставляли на мулах в Стилуотер — ближайшую станцию железной дороги. Подобные перевозки были весьма неудобными, и некоторые горожане считали, что давно пора провести железнодорожную ветку в Мэдисон, но дорогу прокладывать не торопились, и это означало, что запасов руды в здешних местах хватит еще на добрый десяток лет.
Хьюстон помог Мишель выбраться из коляски и повел к одному из входов в рудник, где не было признаков бурной деятельности.
— Мы пройдем совсем немного, — объяснил Хьюстон. — Без фонаря там ничего не разглядеть. Но, может быть, тебе любопытно осмотреть весь рудник? Я раздобуду фонарь.
— Нет, нет, краткого осмотра вполне хватит. Мне бы не хотелось спускаться слишком глубоко. — Мишель позволила Хьюстону взять ее под руку и стала спускаться по наклонному коридору, пока они не достигли ближайшей развилки. Им удалось пройти всего ярдов пять по горизонтальному туннелю, прежде чем темнота обступила их со всех сторон.
— Видишь, забои расходятся отсюда во все стороны. Обычно на руднике каждый день работают две смены рудокопов.
— А этот участок выработан? Поэтому здесь никто не работает?
— Не знаю. Может быть. Я не так хорошо знаком с работой на рудниках, как Этан. Можешь спросить его.
— Пожалуй, спрошу. — Они остановились. Мишель осознала, что находится довольно близко к внутренним штольням, и ощутила холодную сырость земли и камня, пробирающуюся под одежду. Она оглянулась в сторону входа и успокоилась, увидев прямоугольник солнечного света в обрамлении деревянных подпорок.
— Тебе здесь не нравится? — спросил Хьюстон. Мишель думала, что Хьюстон посторонится, пропуская ее в боковую штольню, но вместо этого он шагнул ближе, и Мишель отступила, прижавшись спиной к стене туннеля.
— Да, — кивнула она, — не нравится.
Мишель надеялась, что после признания Хьюстон отойдет. Но она ошиблась.
— Этан говорит, что, когда вы познакомились, ты училась в университете.
Смена темы разговора ошеломила Мишель. Она заставила себя взглянуть Хьюстону прямо в глаза.
— Правда.
— Что же ты изучала?
— Литературу. Я хотела писать…
— Стихи?
Мишель покачала головой;
— Прозу. Романы.
— Ты что-нибудь начинала писать?
— Десятки раз. И ни разу не закончила. Я веду дневник. — Мишель упомянула о дневнике только потому, что Хьюстону уже было известно об этом. Это придавало убедительности лжи, которую она собиралась сплести.
— И поэтому ты хотела выйти замуж за Дрю Бомона? Потому что он писал статьи для газет?
Мишель шагнула в сторону, надеясь отодвинуться от стены хотя бы на дюйм. Хьюстон остановил ее, небрежным движением уперев ладони в стену туннеля над плечами Мишель.
— Я хотела выйти замуж за Дрю потому, что любила его.
— Ты не носила по нему траур. Если не считать первых дней после его смерти, я не замечал, чтобы ты горевала.
— Откуда вам знать, каково было у меня на душе?
— В самом деле?
Мишель отвела глаза, не в силах выдержать испытующий взгляд Хьюстона, Его взгляд, казалось, пронизывал насквозь.
— Зачем вы говорите об этом? Хьюстон уклонился от прямого ответа:
— Иногда я размышляю о том, на что ты способна, чтобы сбежать из Мэдисона.
— Прошу вас, уйдем отсюда. — Мишель скрестила руки на груди. Пальцы застыли даже в кожаных перчатках Хьюстона.
— Неудивительно, что тебе здесь надоело, — любезно отозвался он. Он огляделся, ненадолго задержав взгляд на освещенном входе в рудник, затем на темных дырах штолен и, наконец, на полускрытом в тени лице Мишель. — Разумеется, в таком месте вряд ли захочется пробыть долго. В этих штольнях можно заблудиться и умереть, так и не увидев вновь белого света. — Хьюстон помедлил, ожидая, какое воздействие произведут его слова. — Ну что, я заставил тебя задуматься?
Мишель промолчала, упорно отворачиваясь. — Посмотрим, что ты надумала. — Хьюстон подхватил ее за подбородок и повернул к себе, приподняв лицо. — Дай мне губы.
Губы ее приоткрылись в беззвучном всхлипе. Мишель ощущала жжение за прикрытыми веками, сдерживаемые слезы опаляли горло. Рот Хьюстона был твердым, его прикосновение — испытующим, как взгляд. Мишель ощутила его пальцы на пуговицах пальто, затем его руки скользнули под одежду, пробежали по всему телу, касаясь груди, стискивая талию и бедра, прижимая ее к себе. Губы Хьюстона мазнули по шее, когда Мишель отвернулась, пытаясь избежать его губ.
— Посмотри на меня. — Его дыхание стало прерывистым. — Черт побери, повернись ко мне!
Мишель медленно подняла глаза, глядя на него с неудержимым гневом и ненавистью.
— Я не хочу, чтобы Этан узнал об этом.
Мишель подумала, что это не имеет значения. Этан уже предупредил, что ради нее не станет убивать людей. Но Хьюстон, вероятно, об этом еще не знал.
— Я ничего ему не скажу.
— Мудрое решение. — Хьюстон вновь склонился к ее губам. — Этан и в самом деле мне по душе. Мне бы не хотелось из-за тебя убивать друга. — И Хьюстон поцеловал ее, вбирая губы в свой рот. — Пожалуй, мне было бы легче убить тебя.
Мишель толкнула его в грудь и нырнула из-под рук, когда Хьюстон пошатнулся. Ей удалось пробежать несколько ярдов, прежде чем он сильно схватил ее за запястье и оттащил обратно. После краткой борьбы, осознав ее бесплодность, Мишель решила поберечь силы. Легкость, с которой Хьюстон справился с ней, заставила Мишель испытать унижение.
— Вот так-то лучше, — негромко произнес он. — Я никогда не говорил тебе, почему терпеть не могу газетчиков?
Мишель застыла, внимательно слушая его я оставаясь настороже.
— Нет, никогда, — с трудом выговорила она.
— Когда мне было десять лет, мой отец убил мою мать, а затем себя. Оружие держал в руках он, но курок нажал репортер.
Рой возникших у Мишель вопросов остался без ответа. Хьюстон обошел ее и направился к выходу. Не успели они выйти из рудника, как у входа появился Оби Лонг, Мишель с трудом удержалась, чтобы поспешно не поправить волосы и не застегнуть пальто — тем самым она дала бы понять, что между ней и Хьюстоном что-то произошло. Гораздо больше усилий ей потребовалось, чтобы скрыть облегчение при виде Оби.
— В чем дело, Оби? — вежливо осведомился Хьюстон, Мишель поняла, что Хьюстон услышал приближение Оби еще до того, как увидел его. Неожиданное напряжение, с которым Хьюстон отвернулся от нее и зашагал к выходу, тут же исчезло. Хьюстон был готов к очередной схватке. Неужели он думал, что в штольню войдет Этан?
— Джейк прислал меня за тобой. По телеграфу пришло сообщение. Похоже, Джейк счел его очень важным.
Хьюстон кивнул:
— И должно быть, недаром. Я успел показать Мишель совсем немного. Почему бы тебе не продолжить показ, а я вернусь на твоей лошади в город?
— Конечно. Я не против.
— А ты, Мишель?
Мишель замялась, но пальцы Хьюстона больно сжали ее локоть.
— С удовольствием приму приглашение Оби.
— Вот и хорошо, — заключил Хьюстон. — Тогда решено. Только не задерживай ее долго, Оби. — Хьюстон отпустил Мишель и зашагал прочь.
— Подождите! — окликнула его Мишель. — Ваши перчатки? Они тебе понадобятся на обратном пути.
— Нет, заберите их, я настаиваю. — Мишель стащила перчатки и бросила Хьюстону, заставляя его поймать их.
— Благодарю.
Мишель посмотрела ему вслед, зная, что прощальная улыбка Хьюстона предназначена для Оби, а не для нее. Она взяла Оби за руку.
— Хьюстон успел показать мне совсем немного, — объяснила она. — Он забыл фонарь. Может, нам удастся найти какой-нибудь, и тогда…
— Конечно! — с жаром перебил Оби. — Я покажу тебе, где я работал, раз уж ты видела, где работает Этан.
Осмотр рудников в обществе Оби продолжался целый час. И если Мишель с трудом переносила воспоминания о прогулке с Хьюстоном, компания Оби оказалась для нее необременительной и даже приятной. Оби знал рудники вдоль и поперек, разбирался в машинах, предназначенных для того, чтобы проникать в толщу земли до самых глубоких жил. Мишель заметила: несмотря на то, что Оби робел в присутствии женщин из салуна, в привычной ему обстановке он становился разговорчивым и держался открыто. Мишель задумалась, можно ли задать этому парню вопросы, не имеющие ничего общего с рудниками Мэдисона.
Она поблагодарила Оби у дверей салуна.
— Нет, нет, я дойду сама. Если хотите, можете остаться здесь и подождать, пока я не скроюсь за дверью. Я знаю, вам еще надо отвезти коляску в конюшню. — Не дожидаясь возражений или помощи, Мишель легко выбралась из коляски и направилась в салун. Она мимоходом перемолвилась парой слов с Кармен и Сюзан, пообещав им помочь с новым танцем перед обедом, помахала рукой Китти, стоявшей за стойкой и беспечно болтавшей с двумя посетителями. Проходя мимо кабинета Ди, Мишель сдержалась, чтобы не оглянуться и не взбежать по лестнице слишком поспешно.
Мишель толкнула дверь своей комнаты с большей силой, чем требовалось. Дверь громко ударилась о стену. Мишель торопливо прикрыла ее под пристальным взглядом Этана. Он стоял у комода перед тазом воды, помешивая помазком в чашке. Этан был обнажен до пояса, на шее у него висело полотенце. Он стер брызги мыла с пальцев, внимательно наблюдая в зеркале за движениями Мишель.
Она сняла пальто и повесила в шкаф. Обернувшись, Мишель сжала руки и принялась согревать их дыханием. Спустя минуту она прошлась по комнате, встала на четвереньки и начала шарить рукой под кроватью.
— Что-нибудь ищешь? — полюбопытствовал Этан.
Мишель не ответила. Она нащупала папиросу, засунутую под кровать утром, и жадно схватила ее. Поднявшись, направилась к окну и, одарив Этана насмешливым взглядом, с треском распахнула раму.
— Эта рама никогда не была наглухо закрашена. Этан безразлично помешивал в чашке помазком.
— Подумать только!
Мишель пошарила за оконной рамой и выудила оттуда спички, припрятанные заранее. Мишель было наплевать, что Этан наблюдает за ней. С вызовом вскинув глаза, Мишель взяла кончик папиросы в рот, чиркнула спичкой и прикурила. Она глубоко затянулась и поняла, как заметно дрожат ее пальцы, только когда увидела пляшущий огонек папиросы. Мишель придвинула один из плетеных стульев к окну и села, выпуская дым.
Этан начал намыливать щеки.
— Странно, откуда ты знаешь, как женщинам полагается сидеть на стульях? Я думал, ты усядешься на него верхом.
Мишель пропустила его насмешку мимо ушей, повернувшись к окну и делая еще одну глубокую затяжку. Слезы выступили у нее на глазах. Мишель смотрела в окно, поверх фальшивых фасадов и двускатных крыш, на зубчатый горный хребет на горизонте, подпирающий небо. Слеза повисла у нее на ресницах и легко скатилась вниз по щеке. Мишель нетерпеливо смахнула ее. За первой слезой немедленно последовала вторая.
— Ты плачешь, Мишель? — Этан отставил чашку с помазком и шагнул от комода, вглядываясь в ее профиль. — Мишель, что случилось?
Когда она обернулась, ее темно-зеленые глаза были полны слез.
— Я только сейчас поняла, насколько безнадежна моя затея, — проговорила она с еле различимой дрожью в голосе. — Мне никогда не выбраться из Мэдисона, правда?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безумный экстаз - Гудмэн Джо



я этот роман не читала.
Безумный экстаз - Гудмэн Джоgala
5.07.2011, 10.54





этот роман немного тяжеловат для прочтения и меня он разочаровал, короче он мненя не зацепил!
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоКазявка ахахаха
6.09.2012, 0.23





Роман обалденный!!! Он конечно немного затянут вначале, но нестандартный сюжет и неординарные ггерои восполняют этот недостаток полностью!
Безумный экстаз - Гудмэн Джокуся
24.12.2012, 10.33





Название не соответствует содержанию. Никакого безумного экстаза и накала страстей здесь нет. Милая история. Можно почитатать и забыть.
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоКакоша
18.01.2013, 20.51





Тягучий...
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоDiana Carolina
16.03.2013, 8.30





Тягучий...
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоDiana Carolina
16.03.2013, 8.30





ЛР слегка криминальный.Автор сотворила Ггероиню действительно (по тексту) с булыжниками в голове вместо мозгов.Сама создает ситуации, а претензии к ггерою. Сюжет романа несколько необычный для ЛР,но это не испортило, а только улучшило его.Но конец скомканный,торопливый.Один раз почитать можно.
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоГандира
13.04.2013, 16.08





А мне понравилось! Гудмын мастерица закручивать сюжеты! А иначе, зачем за это вообще браться?! И гг у нее жизненные, правдишные что ли. Приятно почитать. Мило
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоКэтрин
4.06.2013, 16.12





Этот роман - поздний вестерн, когда Дикий Запад уже завоеван...индейцы как нация уничтожены и началось искоренение бандитизма. Да и бандиты уже не те, как первые. Теперь они уже работают, а бандитизм - хобби. А главарь - оборотень в погонах! Я с интересом прочитала роман и мне он понравился. Даже домашние дела откладывала. Как я поняла, будут романы о всех остальных 4-х сестрах гл. героини. Надо поискать.
Безумный экстаз - Гудмэн ДжоВ.З.,68 лет
29.10.2016, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100