Читать онлайн Безбрежное чувство, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безбрежное чувство - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безбрежное чувство - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безбрежное чувство - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Безбрежное чувство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Горничная ушла, освободив Рэй от тисков бального платья.
Снизу все еще доносились звуки скрипок и валторн, а значит, бал продолжался. Рэй задалась вопросом: неужто все эти увеселения будут длиться до рассвета? Как Найджел представлял себе обязанности хозяйки бала? Не мог же он всерьез ожидать, что она будет на ногах всю ночь, пока последний гость не поднимется к себе!
В наружной двери повернулся ключ, и Рэй поспешила в постель, как в укрытие. Герцог появился в ее спальне буквально через полминуты.
Рэй встретила Найджела сидя с тщательно подоткнутым вокруг ног одеялом. Огонек свечи бросал тень на его сухощавое лицо, отчего оно казалось еще более суровым. На пороге он помедлил. Казалось, герцог был озадачен тем, что она по-прежнему его дичится.
— Я пришел только затем, чтобы высказать, что благодарен за этот первый вечер. Ты держалась безупречно. Не нужно буравить меня взглядом, я не претендую на твое тело. Или ты предпочла бы обратное?
— О нет! — вырвалось у Рэй.
— В таком случае ты не слишком огорчишься, если я найду утешение в объятиях другой?
— Ни капли!
— Я запер дверь, так что можешь не опасаться незваных гостей. Пусть думают, что ты представляешь некоторую ценность как любовница.
— Вы очень добры.
— Вот уж нет. Я лишь подогреваю страсти. Не забывай, что скоро охота. Пусть как следуют распалятся.
— Оставьте меня в покое!
— В данный момент я так и намерен поступить. Завтра вечером ты появишься в серебристом платье, изумруды к нему отлично пойдут. Кстати, приготовься пустить их в ход.
Найджел ушел, а Рэй еще несколько часов лежала без сна. Она то сбрасывала с себя одеяло, то ныряла под него с головой. В конце концов девушка забылась беспокойным сном.
Джерри довольно долго стоял над спящей. Наконец положил в карман ключ от двери, наклонился и накрыл рот Рэй ладонью. Потом шепотом позвал ее по имени.
Сон Рэй больше напоминал тяжелое забытье и сопровождался короткими обрывками тревожных сновидений. Открыв глаза, она обнаружила, что над ней склоняется темная фигура. Крик ужаса сам собой рванулся из груди, однако воздуха почему-то не хватило.
— Тише! Это я, Джерри!
Прежде чем шепот достиг ее ушей, Рэй впилась зубами в ладонь, зажимавшую рот. Последовал приглушенный возглас боли.
— Джерри? — невнятно пробормотала она, продолжая сжимать ладонь зубами.
— Да, черт возьми! Отпусти же, ты мне пустишь кровь!
Шторы были задернуты, комната погружена в кромешную тьму, поэтому понадобилось время, чтобы разглядеть, как Джерри потирает укушенную ладонь. Рэй приподнялась на локтях.
— Как ты здесь оказался?! Ты в своем уме?
— Вряд ли. — Джерри присел на край кровати. — Мне нужно тебе кое-что сказать, не прогоняй меня так сразу.
— По-моему, ты мне снишься…
— Ничего подобного, я вовсе не плод твоего воображения. — Он осмелился накрыть ее руку своей. Девушка не шелохнулась. — Так можно мне остаться и высказать, с чем пришел?
— Ты хочешь просто поговорить? — уточнила Рэй, не скрывая недоверия.
Прикосновение, даже столь невинное, вызвало привычную волну тошноты, подавить которую удалось лишь титаническим усилием воли.
— Клянусь!
— Да, но как ты проник сюда?
Это звучало как начало разговора, и Джерри позволил себе немного расслабиться.
— Мой камердинер выяснил, что все ключи имеют дубликаты, и выкрал нужный.
— Твой камердинер?
— Мистер Гудфеллоу. В свое время он был парень ловкий и еще не совсем утратил навыки.
— Ты прихватил его с собой в качестве камердинера?! Но ведь он здесь уже однажды был, под видом лудильщика. Что, если кто-нибудь из прислуги его узнает?
— Ливрея совершенно преображает человека, а уж паричок тем более. Я боялся, что даже ты не узнаешь его при встрече. Он шлет тебе привет. Впрочем, довольно о нем, я здесь с иной целью.
— Но и ты передай ему мой привет.
— Хорошо.
Джерри помолчал. Узнав, что герцог этой ночью отправился искать приключений, он целый час репетировал речь, с которой хотел обратиться к Рэй, и вот теперь не мог вспомнить ни слова. Он даже не мог подавить нервную дрожь.
— Прости, Рыжая, — наконец сказал он. — Если бы я мог повернуть время вспять, я бы сделал это не колеблясь.
— Знаю, — тихо произнесла Рэй. — Я говорила тогда, что ты жестоко раскаешься, а ты посмеялся над моими словами.
— Я много над чем смеялся в тот день, но это просто так, с досады. Моей единственной целью было не позволить тебе вернуться в Линфилд.
— Ты хотел настоять на своем любой ценой.
— Чтобы уберечь тебя!
— Тебе не кажется, что это немного странный способ? Ты меня обидел, унизил, ты сделал мне больно, но хуже всего, ты дал мне понять, что такое полная беспомощность в руках мужчины! Ведь ты этого хотел, правда? Если ты явился просить прощения, то я тебя прощаю, хотя бы потому, что по-своему и ты пострадал. Но если надеешься залатать разрыв словами, если просишь все забыть и быть вместе, словно ничего не случилось, то напрасно. Я не знаю, смогу ли забыть хоть когда-нибудь.
Рэй говорила очень тихо и мягко, без малейшей неприязни, но слова ее были как удары бича. Но ранили не тело, а душу.
— Я лишь прошу, чтобы ты не избегала меня. Когда мы будем в безопасности, не беги прочь в первую же минуту, а еще лучше — никогда! Я постараюсь все исправить.
— Чтобы была спокойна твоя совесть?
— Чтобы тебе спокойно жилось.
Рэй заколебалась. По большому счету речь сейчас шла не о ней, а о будущем ребенке. Все остальное было второстепенным.
— Я не стану убегать, Джерри. Знай, я уже решила покинуть Линфилд и лишь по чистой случайности все еще здесь. Найджел некстати раскрыл, кто я такая.
— Куда ты хотела пойти? Ко мне?
— Да, к тебе.
— Правда?!
В голосе Джерри прозвучало такое счастье, что у Рэй не хватило мужества объяснить ему истинную причину. Но она промолчала не только поэтому. У нее не повернулся язык признаться в том, что беременна.
— Хорошо, что ты это сказала. Это поможет.
Рэй вновь открыла рот для признания — и снова не смогла издать ни звука. Она убедила себя, что промолчала для пользы дела: известие о ребенке могло отвлечь Джерри от предстоящей битвы за Стэнхоуп. Ему ни к чему знать, что она хотела просто укрыться в стенах его дома и что сам он тут ни при чем. Эта мысль вдруг наполнила Рэй таким сожалением и болью, что из глаз брызнули слезы.
— Я не могу… не могу выносить твоих прикосновений! — крикнула она шепотом. — Но все равно обними меня, как раньше! Может быть, у нас получится. Это я во всем виновата, Джерри! Это случилось по моей вине! Прости за те слова!
— Тсс! Ничего не говори сейчас.
Рэй напряглась в ожидании объятия. Однако когда Джерри потянулся к ней, она с некоторым удивлением поняла, что и он боится настоящего контакта. Его страх странным образом успокоил ее.
— Я солгала, Джерри, когда сказала, что если ко мне кто-то прикасается, я вижу при этом твое лицо. Это неправда! Я хотела… я хотела…
— Понимаю. Ты хотела наказать меня, и это твое право. Я стерпел бы и большее. — Он держал Рэй за плечи почти что кончиками пальцев. — Еще есть время решить.
Рэй придвинулась ближе — так близко, что, сомкни Джерри руки, она оказалась бы в кольце объятий. Рука ее медленно, нерешительно приподнялась и легла ему на грудь. Какое-то время ладонь оставалась без движения. Рэй ощущала тепло его тела и учащенный стук сердца. В самом ли деле она искала утешения или женская слабость заставила ее потянуться к тому, кто прежде уже утешал? Или это была любовь, поруганная, но живая? Невозможно было сказать с уверенностью. Даже опуская голову на плечо Джерри, Рэй не знала, почему это делает. Просто ей было нужно, чтобы тот, кто причинил боль, стер в ее памяти этот отпечаток. И когда его сильные руки в конце концов обняли ее, в груди что-то разомкнулось, на душу снизошел покой, которого она не знала все последние недели.
Джерри хотелось стиснуть Рэй в объятиях, он принудил себя быть сдержанным. Он прислушивался к звуку ее дыхания, к малейшим движениям, чтобы вовремя уловить то, в котором будет сквозить отвращение. Он дал себе слово отпустить ее в этом случае немедленно.
— Это не значит, что отныне я буду обнимать тебя, когда захочу.
— Я думала, этого вообще не случится никогда, — с горечью призналась Рэй. — Я столько передумала за это время! Спрашивала себя, кто больше виноват, ты или я. Ведь я была… доступной, правда? Я думала: вдруг ты решишь, что все по-прежнему, что я снова к твоим услугам и днем и ночью? Что, если при первом же моем капризе ты повторишь то, что сделал в тот день?
— Нет!
— Не знаю, Джерри, — со вздохом прошептала Рэй. — Это сейчас ты уверяешь, что все в прошлом, но кто знает, как ты поведешь себя в сходной ситуации? Может статься, тебе снова захочется «уберечь» меня любой ценой.
— Скорее я пущу себе пулю в лоб.
— Нет, милый, скорее я пущу тебе в лоб эту пулю.
— Если успею, я скажу тебе спасибо. Никогда мне не было так гнусно на душе, как после той встречи в Хемминге.
— Я думала, ты вычеркнул меня из памяти.
— Это не так просто.
— А как насчет твоей клятвы не шевельнуть и пальцем, если я снова окажусь в беде из-за собственного безрассудства?
— Я сказал это сгоряча.
Рэй умолкла, пытаясь прислушаться к своим чувствам. Здравый смысл боролся в ней с уязвленной гордостью и совсем было одержал верх, но тут ей вспомнились слова Джерри, что до сих пор она выпутывалась из неприятностей лишь благодаря тому, что на выручку вовремя приходил тот или иной мужчина. Это были жестокие, но справедливые слова, и Рэй подумала: настало время доказать, что она способна за себя постоять, что обойдется без мужской помощи. Она найдет способ избежать участи дичи в предстоящей охоте, и тогда Джерри больше не усомнится в ней, никогда.
Когда она наконец заговорила, то сменила тему:
— Ты обдумал мой рассказ о пропавших документах?
В отличие от Рэй Джерри был далек от того, чтобы раздираться противоречиями. Еще вечером, выслушав ее, он оттеснил гордость подальше и с готовностью прислушался к голосу рассудка. В самом деле, завещание старого герцога было не в пример лучшим средством расправиться с Найджелом, чем пистолет.
— Я намерен разыскать эти документы. Если Найджел в самом деле перепрятал их в свой рабочий стол, я до них доберусь.
— Если и есть другой тайник, мне о нем ничего не известно. Все важные бумаги он держит в своем кабинете, в потайном ящике стола. Когда кругом столько народу, заглянуть туда будет непросто, разве что под утро.
— Думаю, Найджел не будет вертеться поблизости, ведь кругом столько податливых красоток!
Рэй некстати вспомнилась ночь, когда герцог забрался к ней в постель, коснулся ее холодной рукой, потянулся к ней губами — и все только потому, что она носила имя Маклеллан и была орудием мести. Она содрогнулась от омерзения.
— Что, Рыжая?
— Ничего, это пройдет.
Однако тошнота становилась непреодолимой. Рэй хотела предупредить Джерри, но вскинула голову как раз тогда, когда он наклонился ниже. Губы коснулись щеки — и дело было сделано.
Ощутив рвотный позыв, Рэй зажала рот ладонью, оттолкнула Джерри и соскочила с постели. Ночной горшок стоял за ширмой. Она склонилась над ним, сотрясаемая жестокой рвотой. Когда наконец удалось прийти в себя, она, шатаясь, вернулась в постель. То, что Джерри уже не было в комнате, принесло ей отчасти облегчение, отчасти печаль.
Камин в кабинете Найджела давно прогорел, окна были плотно занавешены, и как Джерри ни присматривался, все равно не мог определить, где расположен стол. Он двинулся наугад и в конце кониов довольно чувствительно ударился об угол. Нащупав стык тяжелых гардин, он слегка раздвинул их, впуская в помещение полоску лунного света.
Как и было обговорено, Дрю Гудфеллоу остался за дверью: он должен был следить, чтобы «кража со взломом» осталась без свидетелей, и подать Джерри знак при первом же признаке опасности. Действовать нужно было быстро — в переполненном гостями доме в коридор мог забрести кто угодно.
Джерри уселся за стол и, нащупывая замочную скважину, провел пальцами по передней стенке верхнего ящика. Когда это удалось, он достал из внутреннего кармана отмычку и вставил в отверстие медной пластины. Орудуя нехитрым приспособлением, он попутно шарил рукой снизу по столешнице. Где-то непременно должна была быть скрытая пружина, нажав ее, он мог скорее добиться желаемого результата. Скрежет отмычки в замке казался в полной тишине неестественно громким, а щелчок пружины прозвучал просто оглушительно. Джерри невольно затаил дыхание. Но все было тихо. Он осторожно выдвинул ящик.
В сумраке кабинета просмотреть найденные бумаги не представлялось возможным. Джерри прикинул, что более рискованно: раздвинуть до отказа шторы или пройти с бумагами к окну. Он решил, что наделает меньше шума, если подойдет к окну, и перенес всю стопку бумаг в полосу лунного света. Самый поверхностный просмотр показал, что среди бумаг нет документов, упомянутых Рэй. На всякий случай дважды перебрав стопку, Джерри вернул ее на место и сунул руку поглубже в ящик. Может быть, там был тайник для документов особой важности. И действительно, он там обнаружился. Но тень улыбки, что касалась его губ, очень скоро исчезла: среди содержимого потайного ящичка не было ничего, кроме черновиков писем с угрозами в адрес Эшли и всех Маклелланов. Один из набросков был датирован числом недельной давности. Уже собираясь убрать бумаги, Джерри заметил в письме имя Рэй. Это заставило его вчитаться в содержание, Когда он складывал письмо, его лицо превратилось в камень. Он не по своей воле ознакомился с перечнем унижений, которые Найджел приготовил дня пленницы. Когда Джерри вкладывал письма в тайник, его руки тряслись. Тем не менее он постарался оставить все как было, в том числе сдвинул гардины. Больше в кабинете делать было нечего.
— Их нет! — буркнул он, когда они с Гудфеллоу быстро шли по коридору к лестнице для прислуги.
Дом был относительно тих. Иногда лишь слышались приглушенные звуки похотливых любовных игр. У своей комнаты Джерри помедлил.
— Мне нужно повидаться с Рэй.
— Ты спятил? Эту ночь герцог для разнообразия проводит в собственной постели!
— Я буду вести себя очень тихо.
— Ну да, как мертвый! И тебе даже не придется притворяться!
— Мне нужно повидаться с ней, мистер Гудфеллоу. Необходимо! Тут уж ничего не попишешь.
Старик покачал головой. Его юный друг наверняка утратил всяческий рассудок.
— Раз так, я умываю руки. Надеюсь, ты понимаешь, на что идешь. Будь осторожен, а главное, не огорчай бедную девочку. Если зачешутся руки, спрячь их за спину и почеши!
Вот уже много лет никто не осмеливался обращаться с Джерри так бесцеремонно. Если бы кто-то другой осмелился теребить свежие раны его души, то не сносил бы головы, но это был Дрю Гудфеллоу — покровитель, помощник и старший друг. Джерри подавил гнев и демонстративно сунул руки в карманы.
— Я буду держать их вот так. Не нравится мне ваше недоверие, вот что я скажу. Я никогда больше не обижу Рэй, и для этого совсем не обязательно каждый раз тыкать меня носом в содеянное.
Он резко отвернулся и направился в то крыло замка, где находились апартаменты герцога.
Было четыре часа утра, когда Рэй проснулась от тревожного ощущения, что не одна в комнате. Еще не проснувшись до конца, она уселась, протерла глаза и натянула повыше одеяло. Присмотревшись, девушка заметила, что в кресле у кровати кто-то сидит. Это оказался Джерри. Вид у него был такой, словно в его присутствии в комнате не было ничего из ряда вон выходящего. Впрочем, Рэй не особенно удивилась: рано или поздно она ожидала чего-нибудь подобного. Нет, не совсем так. «Рано» тут вряд ли подходило, ведь для начала Джерри должен был примириться с ее неспособностью держать пищу в желудке…
Прошедшие два дня Томас Адамс избегал Рэй. Это не укрылось от внимания Найджела, и тот спросил, что натворила девушка, чтобы отвадить от себя уважаемого гостя. Рэй решила, что наилучшей отговоркой будет свалить всю вину на Адамса, и обвинила его в том, что он преступил границы приличий и предложил нанести ей ночной визит. Вместо того чтобы оскорбиться, Найджел некоторое время молчал. Его хитрые глаза скользили по Рэй, как бы прикидывая, не подложить ли ее и в самом деле в постель лорду Адамсу. Почему бы и нет, подумала Рэй. Это будет десертом к главному блюду — распискам Ньюборо.
Тем более Найджел как будто вознамерился уступить гостю лавры победителя: вот уже два дня Рэй подавала хозяину знаки с помощью изумрудного ожерелья, и он пользовался этим, чтобы… систематически проигрывать. Рэй меньше всего хотелось докапываться, зачем он это делал, она и без того подозревала, что «лорд Адамс» пришелся Найджелу по душе. Герцог, похоже, полагал, что они одного поля ягоды, и это не на шутку беспокоило ее, потому что походило на правду. Оба были на редкость хладнокровны, неуступчивы, бесстрастны, оба умели поставить на место одним лишь ледяным взглядом или — что еще хуже — вообще не удостоить внимания. Сейчас, когда Рэй была исключена из сферы интересов Джерри, она все чаще раздумывала над тем, так ли уж сгоряча он когда-то пригрозил вычеркнуть ее из своей жизни. Быть может, он был вполне на это способен.
Как бы то ни было, Рэй отчасти завидовала тому, чем в избытке обладал Джерри и чего она была лишена совершенно, — умению разорвать любые узы, в том числе узы любви. В своем роде он был человек исключительный.
— …Давно ты здесь? — прошептала она, зная, что голос выдает ее тоску.
— Пару минут.
— Но Найджел…
— Знаю. Все равно нам надо поговорить.
Джерри изнывал от желания обнять Рэй, приласкать так, чтобы из ее голоса исчезли тягостные, тоскливые нотки, но ограничился тем, что крепче вцепился в подлокотники кресла.
— Я обыскал стол в кабинете. Документов там нет.
Рэй закусила губу. Она не стала обижать Джерри вопросом, был ли обыск достаточно тщательным, потому как успела усвоить, что он ничего не оставляет на волю случая.
— Что же дальше?
— Пока не знаю, я ведь прямо оттуда. Я заметил, что Найджел мошенничает ради проигрыша. Это полностью лишает меня шанса назвать его шулером и вызвать на дуэль — никто не поверит столь абсурдному обвинению. При подобных обстоятельствах его смерть не сойдет мне с рук, начнется следствие и бог знает что еще. Кстати, если он будет продолжать в том же духе, завтра у меня на руках окажутся все расписки Ньюборо. Мои карты хорошо тебе видны?
— Лучше не бывает. А как ты поступишь, если ему вдруг вздумается выиграть?
— Я ему это позволю. Стэнхоуп был и остается для меня средством покончить с Найджелом, поэтому на ставке здесь совсем не поместье. Если я стану прятать от тебя карты, ты пострадаешь, а у меня на совести лежит и без того тяжкий груз, — Джерри! — взмолилась Рэй. — Я…
— Это еще не все, — ровным тоном перебил Джерри. — Нужно обсудить одно важное обстоятельство. Я бы даже сказал, первостепенной важности. Документов я не нашел, но наткнулся на…
— Тише! — Она замерла. — Я слышу голоса!
Теперь и Джерри расслышал в комнате герцога сдавленное проклятие. Он решил, что сейчас Найджел войдет в спальню к Рэй, и вскочил с кресла. Только когда за дверью зазвучали сразу два сердитых голоса, он сообразил, что происходящее там не имеет к ним с Рэй никакого отношения.
Девушка торопливо набросила халат и босиком, на цыпочках подошла к Джерри, который тут же прирос к полированному дереву. Жестом он попросил Рэй сохранять полную тишину. При первом же крике за дверью она отшатнулась — не было никакой необходимости прислушиваться, голоса были хорошо слышны. Беседа велась на повышенных тонах. Один из ссорившихся был Найджел, другой — Чарлз Ньюборо. Рэй никогда не слышала, чтобы герцог повышал голос и уж тем более кричал. Очевидно, он был в таком бешенстве, что совершенно утратил самообладание. Теперь она знала, как звучали бы его письма к Эшли, если бы могли передавать эмоции. Что сделал Ньюборо, чтобы навлечь на себя подобную ярость?
— Как вы смеете мне угрожать?
— Угрожать? Вы ошибаетесь, это вовсе не угроза! Я просто ставлю вас перед неприятным фактом.
— В моем доме! Да как вам это в голову взбрело? Еще никому не удавалось безнаказанно злоупотреблять моим гостеприимством!
— Ради Бога, Линфилд, перестаньте корчить из себя оскорбленное достоинство. Это я здесь потерпевшая сторона.
— Да вы давно уже разорились бы, не будь у вас в кармане больше, чем вы в состоянии промотать! Таких, как вы, не стоит наделять не только имуществом, но и жизнью!
— Хотите положить конец моему ничтожному существованию, вызвав на дуэль? Ха-ха-ха, — раздельно произнес Ньюборо. — Как только вы это сделаете, доверенный человек повсюду раструбит о найденных мной документах. Уму непостижимо! Я всегда восхищался вашим здравым умом, и надо же — узнаю, что вы все эти годы хранили завещание старого герцога. Надеюсь, это простой недосмотр? Впрочем, нет, это знак того, что вы уверены, будто стоите выше закона. Я могу лишь рукоплескать этому заблуждению, ведь благодаря ему у меня в руках рычаг, который повернет ситуацию в мою пользу. Вы наивны, Линфилд, если поверили, будто я обращаюсь к вам за помощью, не имея запасного выхода. — Ньюборо засмеялся скрипучим смехом. Он явно хотел еще больше взбесить герцога. — Судя по тому, как вытянулось ваше и без того длинное лицо, это не пришло вам в голову. Бедняга! Вы потрясены тем, что в этом мире еще кто-то, кроме вас, способен на низость.
— Замолчите! Я не позволю вам ограбить меня!
— Если вы думаете, что мне нужен Линфилд, то глубоко заблуждаетесь. Мне и в самом деле кое-что нужно от вас, даже две вещи, но это не титул и не состояние. Прежде всего мне нужно удержать в руках Стэнхоуп. Думаете, я слепой и не замечаю, как вы намеренно проигрываете Адамсу? Я явился сюда, чтобы положить этому конец. Итак, если завтра вы отыграете все мои долговые расписки и передадите их мне, клянусь, никто никогда не узнает о том, что я обнаружил в вашей семейной Библии. Я давно знаю о существовании этих важных улик, но долгое время ничего не предпринимал. Увы, ваша бывшая горничная и теперешняя содержанка была не в меру усердна в своих обязанностях. Когда мне стало ясно, что бумаги могут попасть в чужие руки, я просто вынужден был их перепрятать. В более надежное место. Туда, куда не лезет прислуга. Они вернутся к вам в обмен на расписки.
— Вы не заслуживаете такого поместья, как Стэнхоуп… да и никакого, — сказал Найджел с презрением. — По натуре вы плебей, и то, что вам посчастливилось разжиться титулом, не меняет сути дела.
— Вы уж слишком высокопарны в своих суждениях, милорд герцог бог знает в каком колене. — В голосе Ньюборо прозвучала предостерегающая нотка. — А между тем мы в сходном положении. Правда, с одной маленькой разницей: Стэнхоуп мой и останется моим, потому что я вовремя принял меры, чтобы никто никогда не потребовал его назад. Что, скажите на милость, помешало вам избавиться от племянницы? Вы могли бы и в самом деле утопить ее, но не сделали этого. Почему?
— Это касается меня одного. Вернемся к вашим делам. Что еще вы желаете от меня получить, кроме расписок?
— Хотите, чтобы я поскорее прикрыл дверь с другой стороны? А я мог бы вести эту увлекательную беседу до самого утра.
— К делу, или я пристрелю вас прямо здесь!
— Это было бы неразумно. Моя безвременная смерть повлечет за собой обнародование вашей постыдной тайны. Кстати, все это время вы так кричите, что только глухой не услышит. Хотите собственноручно оповестить весь свет? Ну хорошо, хорошо! Вы уже столько раз испепелили меня взглядом, что я бы должен рассыпаться в прах. Итак, я хочу гарантий, что выйду победителем на охоте и Рахаб достанется мне.
— Только-то? Берите ее хоть сейчас!
Рэй в ужасе прильнула к груди Джерри. Шум в ушах совершенно заглушил ответную реплику Ньюборо. Зато Джерри прекрасно все слышал, потому что напрягся словно для атаки. Когда ноги Рэй подкосились, он подхватил ее и отнес на постель. Она сжалась под покровами в комок, а он стоял над ней, беспомощно свесив руки. Он не мог утешить ее и презирал себя за это. Он слышал, как в смежной комнате с треском захлопнулась дверь и почти сразу за этим раздался звон битого стекла — Найджел выплескивал ярость. Наконец Джерри решился склониться к Рэй.
— Тебе нужно как можно скорее покинуть замок, Рыжая. Мистер Гудфеллоу обо всем договорился. Его друг будет ждать в Хемминге на постоялом дворе. Все, что от тебя потребуется, это назвать свое имя. В дальнейшем он о тебе позаботится. Согласна?
Рэй слабо кивнула. Ужас отхлынул, навалилась апатия. Если бы она решила протестовать, все равно бы ничего не вышло.
— Что, прямо сейчас?
— Нет, конечно, ведь скоро рассветет, и тебя хватятся. Придется подождать следующей ночи. Мы уж как-нибудь вызволим тебя из-под замка.
— Тогда Найджел поймет, что у меня был сообщник. Будет лучше, если я скроюсь во время перерыва в карточной игре. В этом случае ты будешь вне подозрений.
— Допустим. — Джерри был вынужден признать, что это звучит разумно. — Но ведь перерыв продлится не более получаса! В случае погони у тебя будет слишком короткая фора.
— Длиннее, чем во время охоты! — возразила Рэй с невеселым смешком.
— Ты все время жила под угрозой этого, ведь так? А я узнал только сегодня ночью, когда читал последнее письмо герцога. Почему ты ничего не сказала о том, что здесь затевается?
— Наверное, из гордости. Хотелось показать, что я вполне способна выбраться из беды без мужской помощи. Обидно было узнать, что ты считаешь меня такой беспомощной!
— Что за нелепость! Ты должна понимать, зачем я наговорил такого! Просто хотел удержать тебя от возвращения в Линфилд.
— Но ведь это правда.
— Господи Боже, Рыжая, это правда для любого, кого ни возьми! Не только для женщины, но и для мужчины — для меня, например. Нам всем нужна помощь в трудную минуту, и лишь в крайнем случае удается выкарабкаться самому. Вспомни, ведь и ты не раз помогала мне. Черт возьми, мне пора! Обсудим этот вопрос в другой раз, а теперь вот что: уходи отсюда завтра с пустыми руками и держись в стороне от дороги, желательно слева, где гуще заросли. Надеюсь, тебе приходилось когда-нибудь взбираться на деревья?
— Один раз, — сказала Рэй и вспомнила про шрам на колене. — А что?
— Если услышишь шум погони, заберись на дерево и оставайся там, пока опасность не минует. Скорее всего никому не придет в голову смотреть вверх.
— Я так и сделаю.
— Эта наука не забывается. — Джерри ободряюще улыбнулся. — В Хемминге сразу иди на постоялый двор и спроси там Тома Дженкинса. Он сделает все, чтобы доставить тебя в Лондон, а я вернусь сразу, как только закончу свои дела в Линфилде.
Он всмотрелся в бледное лицо Рэй, чтобы удостовериться, что она все поняла, потом покинул спальню так же бесшумно, как и появился.
После его ухода Рэй еще долго не сводила взгляда с двери, удивляясь острому чувству утраты. Джерри становился ей жизненно необходим, как источник силы, как опора, и она вяло улыбнулась при мысли, что мало-помалу превращается для него в обузу. Только сейчас она осознала, что он уже не улыбается той беспечной мальчишеской улыбкой, которая так ему шла. Когда-то — словно целую вечность назад — он сказал, что она сделала его счастливым. Судя по всему, ненадолго. Ее упрямая потребность доказывать свое только умножала проблемы. Она хотела доказать, что может постоять за себя не хуже самого Джерри, но добилась лишь того, что из подруги и любимой стала ярмом, тяжким грузом, мешавшим ему дышать полной грудью. Так хотелось возместить ему хоть что-нибудь!
И Рэй решила. Прежде чем покинуть Линфилд, она сделает для Джерри то единственное, что было в ее власти: внесет свой вклад в то, чтобы он заново обрел Стэнхоуп. Ее рука потянулась к шее, мысленно касаясь изумрудов ожерелья. Что ж, если она не в состоянии вернуть Джерри себя, она вернет ему Стэнхоуп.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безбрежное чувство - Гудмэн Джо



Хороший роман, как и другие романы этого автора:) Сюжет кажется немного затянутым.
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоТаня
1.06.2012, 19.30





Удивлена, что у такого хорошего романа всего 13 голосов(+ сегодня моя десяточка будет). Роман удивительный. Видно, что автор реально сидела и думала, как сделать книгу необычной, интересной, захватывающей. Обычно, когда читаешь, уже примерно знаешь как будет разворачиваться события, здесь вообще не так. Здесь, пока не дочитаешь до этого места даже предположить сложно куда поведет нас автор. А автор придумывает всё новые и новые приключения для своих героев. Нравится, что автор не жалеет своих героев, и здесь нет такого, что в самый последний момент, кто - то кого - то обязательно спасает. Нет, если сказали, 22 удара плетки - значит главный герой получает 22 удара плеткой, если сказали, что изнасилуют - значит героиню изнасилуют. Нравится, что гл герои полностью понимают свои ошибки, и не в конце книги(для более удачного хепи энда), а в процессе романа. В общем, я давно не читала таких качественно написанных романов. Автор большая молодчина! Обязательно прочтите эту книгу.
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоКсения
6.03.2014, 10.09





3/10rnСкучно, много откровенных ляпов. Ггероиня в некоторых ситуациях просто дура. Не дочитывала, а домучивала.
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоЛи
15.06.2014, 14.56





Давно читала, но, что не мало важно до сих пор помню сюжет, а это думаю о многом говорит. Мне роман понравился. Моя оценка: 9/10
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоЕва
17.06.2014, 19.46





Роман хороший прочитала с удовольствием советую всем кто не особо ревностно относится к грубости по отношению к женскому полу
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоНадежда
23.09.2014, 0.21





Роман хороший прочитала с удовольствием советую всем кто не особо ревностно относится к грубости по отношению к женскому полу
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоНадежда
23.09.2014, 0.21





мне очень понравился роман.10б.
Безбрежное чувство - Гудмэн Джол.а.
19.11.2015, 8.54





Пока еще читаю, и мне нравится.
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоВесна.
14.05.2016, 17.09





Оказывается это второй по счету роман из серии "Маклелланы". Третий про Ноя наз. "Муки обольщения". А где же первый про Селима? Он, что, не переведен? Так как в этом романе очень много сносок на предыдущий, очень хотелось бы его прочитать.
Безбрежное чувство - Гудмэн ДжоВесна.
15.05.2016, 13.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100