Читать онлайн Бархатная ночь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная ночь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная ночь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная ночь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Бархатная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Кенна проснулась поздним утром. Рис уже ушел, и она встала с кровати, немного пристыженная и удивленная тем, что не слышала, как он собирался. В ее памяти всплыли сцены вчерашней ночи. Схватив подушку, Кенна прижала ее к груди, спрятав в ее мягкой прохладе улыбающееся лицо. Все будет хорошо. Он не пожалеет о своем решении жениться на ней!
Кенна быстро умылась и натянула платье, торопясь присоединиться к Рису. Ее волосы были все еще влажными, когда она вышла на палубу. Рис был рядом с капитаном Джонсоном, наблюдая за матросом, стоящим за корабельным штурвалом. Кенна обменялась приветствиями с капитаном, и Рис повернулся, услышав ее голос. Кенна внезапно застеснялась, но осветившая лицо Риса радостная улыбка заставила ее устремиться вперед. Она взяла протянутую руку мужа, позволив ему притянуть себя ближе и обнять за плечи.
— Доброе утро, Эльф, — тихо сказал Рис.
Кенна на мгновение замерла. Опять это прозвище. Было довольно обидно, что после такой ночи он называет ее именем, более подходящим ребенку.
— Доброе утро.
Рис слегка нахмурился, глядя на нее:
— Ты завтракала?
Кенна покачала головой, тепло улыбнувшись капитану:
— Надеюсь, все в порядке?
— День заиграл новыми красками при вашем появлении, миссис Каннинг. Я буду польщен, если вы согласитесь прогуляться со мной по кораблю, а потом позавтракать.
Кенна взглянула на Риса, надеясь, что тот возразит капитану и скажет, что он хочет побыть с женой. Но он молча снял руку с ее плеча. Кенне хотелось кричать от обиды. Но она вежливо улыбнулась мужу и взяла капитана под руку.
— Буду рада, капитан. — Уходя, она оглянулась на Риса, но он уже отвернулся и разговаривал о чем-то с матросом.
К полудню настроение Кенны было таким же мрачным, как небо над головой. Рис все время был чем-то занят. После завтрака с капитаном, осознав, что ей нечего делать на палубе, Кенна вернулась в каюту и немного почитала. Затем занялась починкой платья. Дождь монотонно стучал по иллюминатору. Она твердила себе, что Рис не обязан развлекать ее целый день, но все-таки не ожидала, что он с такой легкостью забудет о жене, сбросив ее, как помеху, на капитана. Кенне казалось, что Рис хватается за любую работу, лишь бы не встречаться с ней. Муж не спустился в каюту и на обед, а к ужину Кенна потеряла всякую надежду увидеть его. Так что, когда Рис, смертельно уставший и мокрый, вдруг появился на пороге, она от удивления чуть было не упала со стула.
Кенна мгновенно вскочила, забыв о жалости к себе:
— Рис? Ты в порядке?
Рис неуклюже кивнул, срывая с себя насквозь промокшую рубашку.
— Всего лишь промок и замерз. — Он открыл шкаф, подыскивая что-нибудь сухое на смену, а Кенна подхватила его рубашку и бросила ее на край пустой медной ванны. Сев на стул, Рис начал было снимать сапоги, но окоченевшие пальцы не слушались его, и после нескольких неудачных попыток он бессильно опустил руки.
Покачав головой, Кенна встала перед ним на колени и взялась за сапог.
— Кенна! Ты не должна этого делать! Я сам сниму его через пару минут.
— И за это время заработаешь воспаление легких, — деловито сказала она. Первый сапог ей удалось снять довольно легко, но вот сражение со вторым закончилось ее приземлением на пол. — Ох! — Кенна потерла ушибленное место и, заметив улыбку на лице мужа, бросила на него убийственный взгляд. — Только попробуй что-нибудь, сказать! Ни слова! Выбирайся из мокрых штанов, а я тем временем налью тебе чего-нибудь погорячее.
Предусмотрительно подавив желание шутливо отсалютовать Кенне, Рис, надев сухие бриджи и толстые носки, уселся за стол. Кенна сунула ему в руки чашку дымящегося чая и пододвинула тарелку с жарким.
— Почему ты улыбаешься? — Она присела напротив. Рис отпил глоток, с притворным удивлением глядя на жену:
— Разве я улыбаюсь?
— Не спорь. Я так смешна?
— Смешна? — Его темные брови поползли вверх. — Честно говоря, твой вид заботливой мамаши весьма забавен.
— Ты думаешь, я отношусь к тебе как к сыну?
— А разве нет? — Рис опустил чашку и набросился на жаркое. — Не фыркай, как рассерженный котенок. Не так давно ты бы облила меня водой и вытолкнула на холод, надеясь, что я там замерзну до смерти. Поверь, такая, как сейчас, ты мне нравишься больше.
В шоколадных глазах Кенны мелькнула улыбка.
— Выбросить тебя я всегда успею, — напомнила она. — Продолжай насмехаться — и тогда увидишь, что произойдет.
Рис скорчил уморительную гримасу, вызвав хохот у Кенны.
— Я так смешон?
— Да.
— Что ж, тогда мы квиты.
— Да. — Она заглянула в его глаза. — Как все замечательно.
Рис сомневался, что когда-нибудь поймет эту женщину. К его великому удивлению, она была в приподнятом настроении и казалась совершенно довольной собой. Философски пожав плечами, он вернулся к еде.
— Сегодня ты был очень занят, — заметила Кенна, подавая ему хлеб.
— Ты не можешь поверить, сколько мне предстоит узнать, Эльф. Я попросил капитана Джонсона научить меня всему, что касается строительства и управления судном. Признаюсь, нахожу это более захватывающим, чем думал раньше.
— Но ты ведь не собираешься сам отправляться в плавание.
— Нет. Пусть это останется в умелых руках людей вроде Джонсона, но мне представляется важным знать тонкости своего дела. В Бостоне мне предстоит продолжить образование. От судоходной компании Каннингов зависят сотни людей, и я не могу подвести их. Кенна верила, что так и будет.
— Позволь мне помочь тебе, Рис. Я этого очень хочу. Пожалуйста.
— Помочь мне? Как? — Рис внезапно осознал, насколько грубо это прозвучало. — Я не хотел…
Кенна отмахнулась от его извинений:
— Ты имеешь полное право сомневаться. Я и сама толком не знаю, что имела в виду, но я не хочу оставаться в стороне, когда ты будешь учиться всем этим восхитительным вещам.
— Неужели они тебе не кажутся скучными?
— Это замечание недостойно тебя. Если ты находишь свое дело интересным, почему думаешь, что для меня будет иначе? Позволь мне по крайней мере самой убедиться в этом.
Прошло много лет с тех пор, как Рис видел подобный огонь в глазах Кенны. Но хотя это несказанно обрадовало его, он все же счел своим долгом предупредить:
— Я не могу позволить тебе проказничать, Эльф. Это не игрушки.
Опять это противное прозвище. Он считает ее пустоголовым ребенком!
— Я знаю. Пожалуйста, Рис. Разреши мне учиться. Я так хочу этого. — Только сейчас она поняла, как ей не хватает настоящего дела.
— Это не школа, — мягко напомнил Рис.
— Ты не прав. В некотором роде это школа. Я не могу быть только домохозяйкой, Рис. Я умру от скуки. Ты оглянуться не успеешь, как станешь искать повод, чтобы отправить меня в сумасшедший дом.
Рис ухмыльнулся, услышав это драматическое заявление.
— Да я давным-давно должен был отослать тебя в подобное заведение, — пробормотал он себе под нос. Рис посмотрел на лежавшую на стуле мятую ткань. Одного ее вида было достаточно, чтобы понять: Кенна неплохая рукодельница, но явно ненавидит это занятие. — Я всегда знал, что ты необычная женщина, хотя в последние несколько лет я было засомневался. Ты была совершенно на себя не похожа, когда я вернулся с полуострова.
— Жестоко напоминать мне, какой я была свиньей.
— Мне кажется, я не употреблял этого слова.
— Не важно, все уже в прошлом. — Она наклонилась вперед. — Ты должен понять меня, Рис. Новая жизнь в Америке. Для меня это подобно возрождению. Не кривись: я не преувеличиваю! — страстно проговорила она. — Я оставила в Англии все — все, кроме тебя. Ты навязал мне эту новую жизнь, но тогда, будь добр, разреши мне жить, как я хочу. Я не могу заниматься благотворительностью, как Ивонна, или ждать тебя с работы, как это делала бы Викторина. Я…
Рис поднял руки, призывая к молчанию:
— Подожди-ка немного. Я не женат на Ивонне или Викторине. Я не желаю, чтобы ты подражала какой-нибудь из этих прелестных женщин, если это претит тебе. Я хочу, чтобы ты была счастлива.
Кенна понимала, как это глупо, но предпочла бы, чтобы Рис опустил слово «прелестные».
— Так ты разрешишь мне учиться вместе с тобой?
— Разумеется, — сказал Рис уверенно, словно у него никогда не было других мыслей.
Кенна встала и, обойдя стол, подошла к мужу. Встав у него за спиной, она обняла его и поцеловала в щеку.
— Спасибо, Рис. Ты не пожалеешь об этом! Обещаю, что не стану мешать тебе! О, спасибо! — Она отстранилась бы, если бы Рис не схватил ее за руку и не потянул на себя.
— Что…
— Подойди сюда. — Одним движением он заставил Кенну сесть к нему на колени. — Если ты хочешь поблагодарить меня, делай это как положено.
Прижавшись лбом к его щеке, Кенна прошептала:
— Не имею ни малейшего понятия, о чем ты.
— Ты отвратительная лгунья. Поцелуй меня. — Кенна прижалась губами к кончику его носа.
— В губы.
Она с удовольствием выполнила просьбу. Решив, что уже достаточно отблагодарила мужа, Кенна отодвинулась, положив голову ему на плечо.
— Ты намного более послушна, чем я ожидал, — засмеялся Рис.
Услышав его хохот, она улыбнулась:
— Когда меня это устраивает.
— Я так и думал. Жаль, что ты не была столь дружелюбна сегодня утром, когда вышла на палубу. Казалось, что ты ждешь не дождешься, как бы побыстрее уйти.
— Ты неверно оценил ситуацию. Это ты хотел, чтобы я ушла.
Рис покачал головой:
— Я не хотел, чтобы ты уходила, но не мог сопровождать тебя в экскурсии по палубе или на завтрак. Я глава судоходной компании в Бостоне, но я дал четко понять Джонсону, что здесь, на корабле, я работаю под его началом. Я и не думал, что он с такой радостью ухватится за возможность увести тебя с собой. — Наклонившись, Рис коснулся губами ее лба. — По правде, я не ожидал, что ты станешь искать моего общества.
— Я редко была добра к тебе, Рис, но ты всегда терпел мои выходки. Почему?
В это мгновение Рис понял, что он трус. Он не мог сказать ей всей правды.
— Помнишь, когда мы впервые встретились, Эльф? Ты была совсем малышкой, а я серьезным одиннадцатилетним мальчиком. Насколько я помню, ты залезла ко мне на колени, как сейчас, и одарила очень слюнявым и очень пылким поцелуем. — Его голос стал мягче. — Тот невинный поступок был первым случаем в моей жизни, когда кто-то с любовью прикоснулся ко мне. Ты изменила меня, Кенна. Дала мне повод надеяться, что меня тоже можно любить. Как я мог не принимать участия в твоих проказах, даже если ты протестовала? Ты заставила меня почувствовать себя живым. А это намного больше, чем то, что я когда-либо сделал для тебя.
Кенна крепко обняла мужа:
— Ты ошибаешься. Ты спас мне жизнь.
— Чистый эгоизм. Я просто спросил себя, какой станет жизнь без тебя.
— В таком случае благодарю тебя за эгоизм. — Подняв голову, Кенна заглянула ему в глаза. — Я собираюсь быть тебе хорошей женой, Рис. Я знаю, почему ты женился на мне, и обещаю сделать все, чтобы ты не пожалел об этом.
Рис нахмурился. Она знает, почему он на ней женился? Она знает, что он любит ее? Он помедлил, надеясь, что Кенна тоже признается ему в любви. Когда она промолчала, он понял, что его ожидания слишком велики. Он и так жалел, что дал ей знать о своих чувствах. Будет ужасно, если Кенна из чувства благодарности скажет то, о чем позже пожалеет.
— Просто будь сама собой, Эльф, и я ни о чем не стану жалеть.
Эльф! Что за глупости! Она говорила об их браке, а он опять отнесся к ней как маленькой глупышке. Это невыносимо! Кенна поспешно спрыгнула с колен мужа. Она так торопилась уйти, что не заметила удивленного взгляда Риса.
— Кенна?
Кенна развернулась к нему, уперев руки в бока и глядя на него полными слез глазами.
— Теперь я снова Кенна?
Рис потряс головой, словно пытаясь прояснить ее.
— О чем, черт побери, ты толкуешь? — Кенна притопнула ногой.
— Не изображай из себя глупца! — взвизгнула она. — Вопрос в том, как ты меня называешь.
Рис во все глаза глядел на разъяренную жену. Он не понимал, отчего она так злится, но видел, что это серьезно.
— Ты не повторишь свой вопрос?
— Это уже не вопрос, по крайней мере для меня. Не стану утверждать, что понимаю ход твоих мыслей.
Прежде чем Рис успел ответить, раздался стук в дверь.
— Слава Богу, — пробормотал Рис, радуясь передышке. Он крикнул, чтобы стучавший вошел, и в дверях появился помощник кока. Кенна поспешно села и взяла в руки шитье.
— ОМэлли послал меня собрать посуду, если вы поели. — Рис махнул рукой в сторону тарелок:
— Мы закончили, Хэнк.
В каюте царила тишина, нарушаемая лишь позвякиванием тарелок, которые Хэнк ставил на поднос. Кенна атаковала иголкой подол платья, а Рис, погруженный в глубокие раздумья, откинулся на спинку кресла.
— Кэп сказал, чтобы вы все закрепили, мистер Каннинг, — сообщил Хэнк, перед тем как уйти. — Штормовой ветер сначала усилится, потом сойдет на нет.
Рис коротко кивнул, глядя в иллюминатор на быстро темнеющее небо. Потом его взгляд вернулся к Кенне.
— А как быть с нашим внутренним штормом? Он тоже сначала усилится, потом сойдет на нет?
Кенна пожала плечами:
— Не могу сказать.
Встав, Рис подошел к жене. Он без предупреждения вырвал ткань у нее из рук и отшвырнул в сторону. Затем, взяв ее под мышки, заставил встать и поднял на руки.
Кенна была вынуждена вцепиться в его плечи, иначе она рисковала упасть.
— Что ты делаешь? — возмутилась она, когда Рис понес ее к кровати.
— Ты слышала Хэнка. Капитан сказал, закрепить все предметы. А ты, моя дорогая Кенна, единственное сокровище, которое стоит закрепить. — Он уложил ее на кровать.
Пока Кенна пыталась встать, взывая к небесам, Рис запер дверь в каюту и подвернул фитиль лампы. Каюта, мебель и он сам погрузились в полумрак.
Кенна с опаской смотрела на приближавшегося к кровати Риса. Она заметила, что, хотя корабль кренился из стороны в сторону, шаги ее мужа очень уверенные.
— Рис? — с опаской спросила она. — Что ты сейчас делаешь? — Его короткий смешок напугал ее. Кенна отползла к стене.
— Неужели не ясно, даже в этом неярком свете? Раздеваюсь. — Он через голову стянул рубашку и бросил ее на стул.
— Зачем? Еще нет восьми. Разве ты собираешься ложиться спать?
— Ты права. Я не собираюсь спать.
— Но… — Ее мысли разбежались. Рис наклонился к ней, и она увидела в его глазах опасный блеск. Прочая одежда последовала за рубашкой, и он уже обнаженным сел на кровать.
— Иди сюда, Кенна.
Она не пошевелилась, да и не в силах была это сделать.
Но Рис, схватив Кенну за руку, дернул ее на себя и, держа другой рукой за волосы, заставил поднять голову, так что ее полураскрытые губы оказались около его рта. Кенна шумно дышала, явно напуганная тем, чего не в силах была понять.
— Почему ты сердишься на меня? — прошептала она.
— Я могу задать тебе тот же вопрос.
— Но я не сержусь. Больше не сержусь. — «Это правда», — подумала она. Гнев исчез в то мгновение, как Рис обнял ее. Она подивилась его власти над ней, понимая, что причина заключается в ее любви к мужу.
— Со мной то же самое. И я очень сильно хочу тебя. — Его губы жадно припали к ее рту.
Кенна поняла, что их желания полностью совпадают, и с восторгом вернула поцелуй. Хватка Риса ослабла, когда обняв его за шею, Кенна прижалась к его груди. Она почувствовала пальцы Риса у себя на спине: он расстегнул платье ровно настолько, чтобы стянуть его с плеч, обнажив ее грудь. Его губы коснулись чувствительных вершин ее сосков, и Кенна вскрикнула. Но когда Рис собрался вернуться к ее губам, она остановила его:
— Помоги мне снять платье.
— Повернись. — Она послушалась, и Рис занялся сползшим до талии платьем, одновременно покрывая поцелуями ее обнаженные плечи. — Думаю, будет лучше, если ты снимешь его сама, — чуть хрипловато произнес он. — И поторопись, иначе через секунду я сорву эту чертову тряпку.
Встав с постели, Кенна стянула платье, затем быстро сняла белье. Она повернулась к кровати, и в это мгновение корабль нырнул в волну. Рис поймал ее, и она оказалась лежащей на нем, когда они оба упали на мягкую пуховую перину. Кенна хихикнула, глядя ему в глаза.
— Мне, видимо, еще долго придется учиться жить на корабле.
Рис погладил костяшками пальцев ее ягодицы.
— Неуклюжая девчонка! Я обожаю тебя и твое тело. — Он легонько подтолкнул ее, так что Кенна совсем оседлала мужа. Взяв руками его за плечи, она поднялась, чувствуя, как что-то твердое упирается ей в живот. Рис поднял руки, лаская ее ставшие очень чувствительными соски. — Скачи на мне; Кенна.
Ей не требовались дальнейшие указания. Прекрасно понимая, чего он хочет, Кенна слегка приподнялась и вобрала в себя его восставшую плоть. Прикусив губу, она подавила легкий возглас удивления, привыкая к новым для себя ощущениям.
— Я хочу тебя чувствовать, Кенна. Не останавливайся. — Он слегка пошевелил бедрами, задавая ей ритм движений.
Кенна наслаждалась властью. Она поддразнивала мужа медленными толчками, так же как это когда-то делал он. Она жаждала высвобождения, но всеми силами оттягивала это мгновение. И, глядя в лицо мужа, она впитывала ту страсть, которую сама пробудила в нем.
— Да, — сказала она, когда рука Риса, оставив грудь, медленно скользнула между ее бедер. — Пожалуйста, — всхлипнула она, когда его пальцы нашли и погладили влажный бутон ее удовольствия. — Я хочу… — начала она, но не смогла закончить мысль, когда верх взяла сила, более значительная, чем ее слова. Ее бедра задвигались быстрее, а потом ей показалось, что каждый мускул в ее теле напрягся в ожидании чего-то неизвестного. Голова Кенны откинулась назад, шея и спина выгнулись дугой — и это было самое красивое, что Рис видел в жизни. Его пальцы сжали ее бедра, когда он почувствовал близость финала. Он вонзился в нее, вызвав тихий стон, а потом Кенна упала на него, двигаясь в такт, пока не ощутила удивительную и очищающую волну завершения. Успокаивая ее, Рис ласково поглаживал ей спину и ягодицы. Через несколько секунд он осторожно вышел из ее лона. Но даже этого легкого движения оказалось достаточно. Она вцепилась в плечи Риса, и ее тело сотрясла еще одна вспышка необычайного наслаждения.
— Рис! — вскрикнула она, испугавшись возвращения сладкой истомы. Кенна боялась, что не сможет вторично выдержать столь сильные ощущения. Не так скоро. Не так неожиданно. Она зарылась лицом ему в плечо, паникуя от того, что ее бедра, словно против воли, сжали его мужское орудие.
— Ничего страшного — прошептал Рис. Положив руку ей на ягодицы, он прижал ее к себе и держал так, пока его прикосновение не принесло искомой свободы.
— Боже мой! — выдохнула Кенна.
— М-м-м. — Рис поцеловал ее в лоб.
— Что со мной случилось?
— Ничего особенного.
— Это ты так говоришь. Мне это показалось чем-то сверхъестественным.
— Женщины часто испытывают наслаждение несколько раз за одну ночь.
Было бы неприлично спрашивать, откуда он знает, поэтому Кенна воздержалась от подобного ревнивого вопроса. Да ей и не хотелось знать ответ. Она слегка поежилась, и Рис быстро накинул на них одеяло.
— Кенна, — сказал он через мгновение, когда увидел, как горят ее щеки. — Мне это показалось невероятно прекрасным. Более того, ты сама была невероятно прекрасной. — Она промолчала, и он легонько потряс ее за плечо: — Кенна?
Рис рассмеялся: Кенна сладко спала.
Проснувшись, Кенна несколько минут приходила в себя. Она лежала на полу, запутавшись в одеяле, а качка резко усилилась. Уцепившись за край кровати, Кенна попыталась найти что-нибудь смешное в том, что она с нее свалилась.
— Ты на самом деле неуклюжая девчонка, — громко сказала она.
Звук ее собственного голоса был заглушек шумом волн, разбивавшихся о борт корабля, и криком матросов на палубе. Она протянула руку, ища Риса, хотя уже догадалась, что он ушел. Должно быть, его вызвали наверх, чтобы помочь остальным управиться с «Морским драконом». «Сейчас подходящее время, чтобы научиться жить на корабле», — решила Кенна, рассудив, что наверху ничем не лучше, чем внизу. Тем не менее короткая прогулка до шкафа, сначала вверх, затем вниз, далась ей нелегко. Кенна обшарила все полки, пока не нашла бриджи и рубашку мужа. Бриджи ей пришлось подвязать куском ткани. У нее не было подходящей обуви, поэтому она взяла ботинки Риса, набив их предварительно кусками ткани и надев несколько пар шерстяных чулок. К сожалению, ботинки еле-еле держались у нее на ногах.
И, только поднимаясь по лестнице, Кенна усомнилась в мудрости своего поступка. Одно плечо уже саднило после соприкосновения со стеной, а в тот момент, как она ступила на палубу, на нее обрушились холодные капли дождя. На расстоянии вытянутой руки уже было не видно ни зги.
— Эй, ты! — раздался грубый голос у нее за спиной, и Кенна чуть было не подпрыгнула от неожиданности. — Не время бездельничать. Капитан приказал заняться парусами.
Кенна прижала руку козырьком и посмотрела наверх. Некоторые из парусов бились по ветру, как ночная бабочка на стекле лампы. Люди на палубе сражались с веревками, но канаты безнадежно перепутались, и у них ничего не получалось. Протесты Кенны, что она не готова к подобной работе, потерялись за шумом ветра. Ее грубо схватили за локоть и толкнули к мачте.
— Вверх, приятель, — последовал приказ. — Я лезу за тобой.
Схватив обеими руками канат, Кенна подтянулась и поползла вверх. Ее ноги немедленно соскользнули, и она не раздумывая скинула ботинки. Дело сразу пошло быстрее.
Корабль покачнулся под порывом ветра и на миг замер под каким-то немыслимым углом.
— Я не оранжерейный цветочек. Я не оранжерейный цветочек, — повторяла Кенна вновь и вновь, продолжая ползти вверх. — Кенна Каннинг — сильная женщина. — Ее сердце билось в такт словам. Над ней, грозя ее свалить, метался из стороны в сторону огромный парус, внизу угрожающе кренилась палуба, а за ее спиной расстилалось бесконечное море серых волн. Кенна глубоко вздохнула. «Я выживу, — сказала она себе, — хотя бы для того, чтобы доставить Рису удовольствие убить меня за глупость». На вантах рядом появились другие матросы, а один из них принялся отдавать команды, выкрикивая их таким громовым голосом, что его не мог заглушить даже пронзительный свист ветра.
— Ждите затишья! Когда судно идет вниз, паруса опадут! Тянем!
Кенна последовала примеру находящихся рядом матросов, хотя в глубине души сомневалась, что им удастся утихомирить разбушевавшийся парус. Но все произошло так, как говорил тот человек. Вместе с остальными Кенна вцепилась в канат.
— Тянем!
Общими усилиями они на несколько ярдов скатали парус. Затем судно поднялось на новую волну, и ветер снова обрел силу. Кенне показалось, что она задохнется, когда, трепещущий парус на мгновение накрыл ее тело. Наступило следующее затишье, и она изо всех сил налегла на веревку, в немалой степени движимая страхом.
— Еще раз. Тянем!
Кенна тянула так, словно от этого зависела ее жизнь, и парус наконец был свернут. Тут же пять пар рук придавили его и прикрепили к нок-рее. Радость от сделанного дала Кенне силы спуститься вслед за остальными. На бизань-мачте и фок-мачте также скручивали паруса, и «Морской дракон» легко, словно нож в масле, двигался среди волн.
Кенна спрыгнула на палубу, удивленная тем, как изменилось движение корабля, когда закрепили паруса.
Кто-то ударил ее по спине, отчего она чуть было не упала на колени:
— Чертовски хорошая работа, парень.
Кенна улыбнулась чуть глуповато, с трудом удерживая равновесие. Падающие струи дождя застилали глаза, мешая видеть. Кто-то еще прошел рядом, по дороге одобрительно похлопав ее по плечу.
Внезапно раздался знакомый голос:
— Можете спуститься вниз! Больше нечего делать, теперь судно управится само.
Кенна подняла голову:
— Рис!
Рис остановился так резко, что даже поскользнулся на мокрой палубе.
— Кенна! — Удивление заострило его черты. — Что, черт возьми, ты тут делаешь?
— Я выпала из кровати! — прокричала она, словно это все объясняло. — Ты видишь, Рис? — Кенна ткнула пальцем в парус на нок-рее. — Я помогала! — Ее взгляд пропутешествовал туда, где еще недавно она тянула канат. Почему эта высота кажется более пугающей сейчас, чем когда она убирала парус? У Кенны закружилась голова.
— Боже мой! — пробормотала она.
— Кенна. — Рис шагнул вперед.
Кенна не понимала, корабль ли это качает, или у нее подгибаются колени. Она упала без чувств в протянутые руки Риса.
…Кенна вновь была в картинной галерее Даннелли, но на этот раз она не пряталась за софой и ей было не тринадцать лет. Дверь отворилась, и она, повернувшись, увидела, как в комнату входит ее возлюбленный-разбойник.
Кенна подбежала к нему. Рис немедля заключил ее в свои объятия. Он коснулся ее приподнятого лица кончиками пальцев и поцеловал в губы.
— Из тебя вышла прелестная Клеопатра, — сказал он, легонько дергая за черные локоны парика. — Но мне больше нравятся твои собственные волосы.
— Глупый! Я не Клео, а разбойник, как и ты.
— Опомнись! Разве бандиты так покачивают бедрами, когда ходят.
Кенна отодвинулась и опустила взгляд вниз. Она действительно надела облегающее, расшитое золотом платье и сандалии. Дотронувшись до лба, она коснулась золотого обруча, который придерживал локоны парика. На ее обнаженных руках сверкали браслеты в форме змей.
— Как странно. — Кенна удивленно взглянула на Риса. — Я была уверена, что надела костюм разбойника.
Рис улыбнулся:
— Ничего страшного. Этот мне нравится больше. Пошли. Чем я могу услужить египетской царице?
Кенна обняла его за шею:
— Ты можешь поцеловать меня. И продолжать это делать, пока я сама не прикажу тебе остановиться.
— Всегда к твоим услугам, — пробормотал он, склоняя голову.
Его поцелуй был жадным и требовательным. Кенна закрыла глаза и прижалась к Рису, пытаясь покорить его своими чарами.
Когда она открыла глаза, то обнаружила, что каким-то образом перенеслась в пещеру. Кенна прижалась к влажной каменной стене, так чтобы слышать, что происходит в соседней пещере. Кенне хотелось уйти отсюда и вернуться в безопасную тишину галереи, но она не могла пошевелиться. Ей снова придется пережить все те ужасы…
Рис коснулся лба Кенны, отбросив назад непослушный локон. Она беспокойно металась на подушках рядом с ним. Смочив в тазу с водой полотенце, Рис протер им покрытое бисеринками пота лицо Кенны.
Кенна пришла в сознание вскоре после того, как Рис уложил ее в кровать. Она была такой бледной, что ему не хватило духу обругать ее за последнюю выходку. Она жива, а это главное. Он помог ей снять мокрую одежду, и сразу же после этого она уснула. Рис лег рядом с ней, и мало-помалу качка убаюкала и его. Засыпая, он подумал, что никакие удары волн о борт корабля не смогут его разбудить. Однако он скоро проснулся, так как Кенна с силой вцепилась в него во сне и что-то шептала и вскрикивала, словно в бреду. Попытки разбудить ее были безрезультатны.
Рис коснулся ее руки и повторил ее имя. Она что-то ответила, но он не смог разобрать слов.
— Это сон, Кенна. Всего лишь сон. — Он провел полотенцем по ее шее. — Проснись, дорогая. — Капли воды блестели на ее щеках, мешаясь со слезами, которые текли из-под закрытых век. Вскоре тело Кенны начали сотрясать рыдания, и Рис бережно обнял ее, прижав к груди. Повторяя се имя как заклинание, он нежно укачивал жену.
Раздавшийся крик заглушила его одежда. Затем Кенна открыла глаза, не сразу осмыслив действительность.
— Боже мой, — прошептала она. — О Рис, это было ужасно!
— Ш-ш-ш… Все кончено. Это всего лишь сон.
— Прости, что разбудила тебя. Я кричала?
— Только в конце, перед тем как проснуться. Ты хочешь поговорить об этом?
— Я должна. Возможно, с твоей помощью я смогу наконец разобраться в себе.
— Ложись. — Рис подвинулся, чтобы Кенна могла поудобнее лечь, а сам устроился рядом, накрыв себя и ее одеялом. — Лучше?
— М-м-м. Я не знаю, как начать.
— Как хочешь. — Он взял Кенну за руку и ободряюще сжал ее.
Кенна слабо улыбнулась:
— В этот раз все началось по-другому. Я была в картинной галерее.
— Что ты там делала?
— Обычно во сне я жду Ивонну. Она все еще на балу, и я прячусь, ожидая возможности вытащить ее из зала. Только на этот раз все изменилось. Я была одета не как разбойник, а как Клеопатра и ждала тебя, а не сестру. Мой костюм не плод воображения. Я действительно собиралась его надеть до того, как завлекла Ивонну в ту башню.
— Но ты никогда его не надевала. Когда мы нашли тебя в пещере, на тебе был костюм разбойника.
— Да, знаю. — Кенна помолчала, подыскивая слова, чтобы объяснить то, что происходило во сне. — Все очень смутно. Ты понимаешь? Но сегодня во сне мне было не тринадцать лет. Я думаю, что оделась так, потому что хотела… соблазнить тебя.
— Понимаю, — протянул Рис улыбаясь. — И как, удалось?
— Мне кажется, начало было удачным, — серьезно ответила Кенна. — Но тебе не понравился парик. — Она машинально коснулась своих крашеных волос. — Этот цвет, вероятно, беспокоит меня больше, чем я готова в этом признаться.
Риса восхитила эта смесь реальности и фантазий, хотя он не понимал, что это могло означать.
— Что случилось потом?
— Мы целовались.
— Ага, — глубокомысленно заметил он. — Значит, парик мне не помешал.
Кенна сжала его руку:
— Я с силой вцепилась тебе в плечи. Мне казалось, твое тело вырезано из камня. А потом ты действительно превратился в камень, и я обнаружила, что нахожусь в пещере. В тот момент мне хотелось проснуться, потому что я уже догадывалась, что это сон. Но я не могла проснуться, словно какая-то сила заставляла меня пройти все события до конца.
Кенна почувствовала, как вспотели ее ладони.
— Я прижалась к стене, слушая спор в другом отсеке пещеры. Двое мужчин из лодки… — Она остановилась. — Ты знаешь о лодке?
— Да. Ник говорил мне, что, по твоим словам, какой-то корабль подавал сигналы и на берег высадились двое мужчин.
— Это так. Они стояли спиной ко мне и частично скрывали тебя. Я имею в виду мужчину, которого я принимала за тебя, — быстро поправилась Кенна. — Но я прекрасно видела Викторину. Она или спорила, или, возможно, умоляла этих французов.
— Ты уверена, что они были французами?
— Не больше, чем во всем остальном.
— Продолжай.
— Внезапно появился мой отец. Рис, раньше я этого не видела, но могу поклясться, он словно сквозь стену прошел. — Она нервно засмеялась: — Зачем я говорю тебе это? Сейчас мой рассказ выглядит еще более неправдоподобным, чем раньше.
— Не важно, — ответил Рис. — Расскажи, что случилось дальше.
Кенна была поражена серьезностью его тона. Ее мучили сомнения, но Рис, казалось, ловил каждое ее слово.
— Ну, он шагнул в пещеру, и щель в стене исчезла. Он приказал Викторине подойти к нему и отругал за то, что она поверила этим французам. Я тогда очень испугалась за отца. Французы сильно заволновались, а Викторина начала плакать. Я бросилась в ту пещеру, надеясь, что смогу помочь отцу.
— Он узнал тебя?
— Да. — У нее на мгновение перехватило дыхание. — Я до сих пор помню, как он на меня посмотрел. В его глазах было столько горя, что я была буквально парализована. Раньше я думала, что это из-за Викторины отец отвлекся, дав возможность французам разбить лампу, но сейчас я уверена, что из-за меня. Может быть, из-за этого я не хотела вспоминать? Потому что это я убила своего отца?
— Кенна! Нет! Ты ошибаешься! — Рис смахнул рукой слезы с ее щек. — Ты не убивала отца! Вспомни. Ты говорила мне нечто подобное в ту ночь, когда я пришел к тебе в спальню в Даннелли. Помнишь? Ты по ошибке приняла меня за Ника. Есть еще что-то, что ты не желаешь вспоминать, нечто более болезненное, чем горе отца, когда он увидел тебя в пещере.
— Я не знаю, что это, Рис! Честное слово, не знаю.
— Кто был тот мужчина рядом с Викториной?
— Я не знаю! — Зажмурившись, она замотала головой из стороны в сторону. — Не помню! Фонарь разбился, и мне не хватило нескольких секунд, чтобы рассмотреть его лицо. Не заставляй меня вспоминать!
— Хорошо, Кенна. — Он прижал ее к себе, обхватив руками за плечи. — Как я говорил, ты в безопасности. Все в прошлом.
— Тогда почему я все время вижу эти сны? — еле слышно спросила Кенна.
«Ее вряд ли обрадует мой ответ», — подумал Рис. Он считал, что кошмары прекратятся только тогда, когда она вспомнит, кто убил ее отца. Рис промолчал, и через несколько минут Кенна заснула, успокоившись в кольце его рук.
Ее разбудил запах кофе. Открыв глаза, она увидела, что Рис сидит за столом и, прихлебывая из дымящейся чашки, изучает судовой журнал. Должно быть, он краем глаза заметил, как она пошевелилась, потому что поднял голову и улыбнулся ей:
— Хочешь кофе?
— С удовольствием. Запах божественный. — Кенна откинула одеяло и прошла к шкафу за пеньюаром. — Я думала, ты уже на палубе, — сказала она, завязывая пояс.
Рис подал ей чашку:
— Осторожно, горячо.
Кенна отпила глоток и скорчила гримаску.
— Боюсь, я никогда не привыкну к кофе. Мне больше нравится чай. — Выглянув в иллюминатор, она увидела, что солнце только что поднялось над горизонтом. Небо было чисто-голубого цвета, без единого облачка. — Я и не предполагала, что так рано.
Рис рассмеялся, заметив взгляд, брошенный ею в сторону кровати.
— Забудь об этом. Если ты действительно хочешь учиться, то помни, что день начинается с рассветом. Если бы ты не встала, я бы сам разбудил тебя через пару минут.
— Зверь! Ты бы сделал это, не сомневаюсь. И с превеликим удовольствием.
— Не стану отрицать, — с ухмылкой согласился он. — Признаюсь, что после такой ночи мне бы это доставило радость.
Кенна побледнела и опустилась в кресло.
— Извини меня, Рис, но эти кошмары…
— Кенна, — быстро перебил ее Рис. — Я не это имел в виду. Разве я не сказал, что все в прошлом?
— Да, — виновато сказала Кенна.
— Я говорил о твоем присутствии на палубе или, лучше сказать, над палубой.
— А, это…
— «А, это…», — передразнил он. — Я чуть было не поседел от страха. С чего тебе взбрело в голову проделывать подобный смертельный трюк? И не говори мне опять, что ты упала с кровати. Одно не вытекает из другого.
Кенна вскинула голову.
— Разумеется, — горячо подтвердила она. — Я не такая дурочка, чтобы карабкаться на ванты, потому что упала с кровати. Я из-за этого вышла на палубу. А вверх полезла, потому что у меня в тот момент не было другого выбора.
— Клянусь, я сейчас умру от смеха, — вздохнул Рис, закатывая глаза. — Я бы принял это объяснение лет десять назад, если бы услышал его от некой мисс Непоседы, но мне казалось, время хоть немного меняет людей. Еще раз. Помедленнее.
Сделав большой глоток кофе, Кенна закашлялась и принялась махать ладошкой перед раскрытым ртом.
— Я же предупредил тебя: он горячий. — Кенна сморщила нос:
— Постарайся хоть иногда ошибаться, иначе будет скучно.
— Хорошее предложение. А сейчас все-таки давай твои объяснения, пожалуйста.
— Хорошо. Я проснулась, потому что упала с кровати. — Рис изобразил на лице страшное разочарование:
— Мне придется расстаться с мыслью о том, что ты лунатик и ходишь во сне.
— Тебя это расстраивает? — ледяным голосом осведомилась Кенна. — Как я тебе уже говорила, я сильно испугалась. Тебя не было, и я рассудила, что ты поднялся на палубу, чтобы помочь остальным. Здесь, в каюте, мне было страшновато, поэтому я решила найти тебя. Кроме того, мне пришло в голову, что это будет отличной учебой. Я позаимствовала несколько твоих вещей и поднялась на палубу. Прежде чем мне представилась возможность найти тебя, кто-то, явно меня не узнавший, приказал закрепить главный парус. Я отказалась, Рис, честное слово. Но кто меня мог услышать в этом шуме? Меня практически подтащили к мачте — и мне ничего не оставалось делать, кроме как начать взбираться наверх.
Рис стиснул зубы.
— Я протащу под килем того негодяя.
— Не имею ни малейшего понятия, кто это был, — поспешила заметить Кенна. — А если бы знала, то не сказала бы. Он не знал, кто я, и просто выполнял приказ капитана. В любом случае «протащу под килем» звучит варварски.
— Так оно и есть. — В голосе Риса не было ни капли жалости. — Возможно, стоит тебя наказать таким способом.
— Это меняет дело, потому что я заслужила наказание.
— Не искушай меня. — Немного подумав, Рис добавил: — Пожалуйста.
— Мне больше нечего сказать. Я боялась не подчиниться приказу, потому что не знала, что меня ждет в таком случае. Меня могли просто швырнуть за борт. Я начала забираться наверх. Ой! Я сбросила тогда твои ботинки. Ты их, случайно, не нашел?
— В этот момент Рису пришло в голову, что у него терпение святого.
— Один из матросов принес их сюда, после того как я удалился с тобой на руках.
— Ну надо же! Удивительно, как их не смыло волной?
— Просто чудо, — хмуро согласился Рис.
Кенна не могла не заметить раздражения в его голосе. Она осторожно отхлебнула кофе и быстро продолжила:
— Остальное ты сам знаешь. Я помогла закрепить парус. Честно признаюсь, что была перепугана до смерти, и тебе не нужно запрещать мне делать это снова, потому что я уже сама пришла к такому выводу. Ничто не заставит меня во второй раз залезть на нок-рею. Я твердила себе, что таким образом докажу всем, что я не оранжерейный цветочек, но это же глупо. И бесполезно. Как только я коснулась ногой палубы, то, уф! — Кенна прищелкнула пальцами, — увяла, как сорванная фиалка.
Рис счел момент неподходящим, чтобы напомнить ей, что фиалку едва ли можно назвать оранжерейным цветком. Он с трудом подавил улыбку. Если Кенна поймет, с какой легкостью он поддается ее обаянию, покоя не жди.
— Как я понимаю, это конец рассказа, — заметил он сухо.
— Да.
— Надеюсь, что больше мне не придется запрокидывать голову в поисках своей жены на вантах.
— Никогда.
— А если я обнаружу тебя на мачте, то…
— Я поняла, — быстро сказала Кенна, — меня протащат под килем.
— Точно. — Рис помедлил, тщательно подбирая слова. — Ты неплохо сработала, Кенна.
Она покраснела, понимая, каких трудов ему стоило похвалить ее.
— Спасибо.
Рис откинулся в кресле.
— А теперь почему бы тебе не допить кофе и не позавтракать? В каюте Джонсона есть несколько бумаг, которые я хотел бы просмотреть вместе с тобой.
Следующие недели Кенна показала себя весьма способной и знающей ученицей. Рис дивился тому, с какой скоростью она обращается с цифрами и как аккуратно прокладывает курс судна. Они вместе обсуждали возрождение судоходной компании Каннингов. Зная со слов капитана Джонсона, какие суда есть в их распоряжении, Кенна и Рис планировали свои дальнейшие действия. Самое главное — они должны нарастить капитал, увеличив прибыль.
Оставалось всего две недели до прибытия «Морского дракона» в Бостон, а Кенна все еще билась над этой проблемой. В данный момент задача становилась крайне сложной, потому что Рис поглаживал ее шею и выказывал все признаки того, что не собирается ограничиться только одной частью ее тела.
Кенна блаженствовала в медной ванне, погрузившись по самые плечи в воду, куда добавила несколько капель духов. Около дюжины свечей, поставленных Рисом на стол, освещали каюту, придавая ей особенный интимный вид. Все это необычайно волновало Кенну, чувствительную к столь романтической обстановке. Иногда они так уставали, что просто падали в постель и засыпали еще до того, как головы касались подушки. Кроме того, всю предыдущую неделю из-за ежемесячного недомогания Кенны Рису пришлось сдерживать свои порывы, но сегодня был явно иной день.
— Я думала, ты собираешься помыть мне спинку, — мурлыкнула Кенна. Зачерпнув ладошкой теплую воду, она брызнула ею на мужа.
— Мне кажется, я именно это и делаю, — прошептал он в ответ. Пламя свечей отражалось на золотисто-рыжих волосах Кенны. Рис никогда не говорил ей, как он счастлив, что вся краска уже сошла с них.
— Я же показывала тебе, а ты все делаешь не так.
— Я потерял мочалку.
Прежде чем его рука нырнула под воду, Кенна остановила его:
— Я сама найду.
— Да пустяки, — возразил он усмехаясь.
Кенна шлепнула его по руке, затем нащупала рукой мочалку.
— Вот она. — Она подала Рису предмет их обсуждения и наклонилась вперед, обняв колени. Рис начал водить мочалкой по ее спине, и Кенна вздохнула от удовольствия. — Я думала… — мечтательно протянула она, но тут же поправилась: — О грузах.
— Жаль, — сказал Рис.
— Если бы мы были бесчестными торгашами, то быстро решили бы проблему наращивания капитала.
Рис прекрасно знал, о чем идет речь.
— Ты могла бы жить в мире с самой собой, если бы мы занялись перевозкой рабов или опиума?
— Конечно, нет. Так же как и ты.
— Ты так считаешь?
Кенна знала, что Рис дразнит ее. Если бы она была более уверена в его чувствах, то могла бы сказать, что любит его и поэтому не верит, что он согласится на нелегальный или бесчестный промысел.
— Я уверена, — просто сказала она.
— Хорошо. — Наклонившись, Рис прижался губами к ее шее.
— Я думала об альтернативе, — сказала Кенна, поеживаясь от удовольствия.
Вздохнув, Рис чуть отодвинулся и вновь вернулся к работе мочалкой.
— Итак? Какие мысли пришли тебе в голову?
— Свежие фрукты и кофе.
— Еще раз, пожалуйста.
— Свежие фрукты. Мне их ужасно не хватает. Должно быть, то же самое и с другими жителями Новой Англии. Апельсины, лимоны. Бананы из Южной Америки. Разнообразные плоды с островов Вест-Индии. И кофе. Судя по тем американцам, которых я встречала, они не могут жить без этого напитка. Зачем отучать их? Суда Каннингов поставят его в рекордно короткие сроки.
Рис на мгновение опустил руку.
— Я могу добавить ложку дегтя?
— Разумеется.
— В таком случае пристрастие к кофе нельзя назвать чисто американской привычкой: Ллойды в Лондоне первыми стали подавать его…
— Замечание принято.
— Кроме того, как, по-твоему, мы будем перевозить эти грузы? Судя по словам Джонсона, единственное достаточно вместительное судно — это то, на котором мы плывем. Другие были потеряны в войну, когда отец пытался перевозить грузы под носом у англичан.
— Но у нас есть несколько легких быстроходных шхун, которым под силу убежать от любого английского корабля и даже сразиться с ним на равных.
— Если бы это было так, мы не сидели бы на краю долговой ямы.
— Не важно, — отмахнулась Кенна. — Эти суда станут основой нашего дела. Капитан говорит, что они словно скользят по воде. А судя по чертежам, их трюмы вполне подходят для перевозки фруктов и кофе. Что еще более важно, они способны доставить скоропортящийся деликатесный груз на север в кратчайшие сроки. Получив прибыль, мы сможем построить суда под стать этому, для дальних путешествий, например в Китай или Индию.
— Китай? Индия? Ты мечтательница, Кенна. — Он начал мыть ее руки, но его движения были замедленными. — Правда, меньшего я и не ожидал. Что ж, я согласен.
— Я знаю, что так и будет. — Она взяла у него мочалку и начала намыливать шею, плечи и грудь.
Присев сбоку, Рис следил за женой. Он гадал, насколько невинны ее движения. По крайней мере этого нельзя было сказать о тех взглядах, что она бросала на него. Его сердце лихорадочно забилось. Он прокашлялся:
— Отличная мысль.
— Я рада, что ты так думаешь.
— Надеюсь, ты понимаешь, что до зимы ждать еще полгода, так что, когда мы прибудем с нашим товаром в Бостон, свежие фрукты из Индии, возможно, не будут пользоваться особым спросом.
— Я думаю, фрукты всегда нужны. Согласна: зимой мы получим большую прибыль, но и сейчас заработаем достаточно, чтобы расширить дело. С кофе будет еще легче. — Кенна откинулась назад и, приподняв ногу, принялась намыливать ее.
— Подобная мысль может прийти в голову и другим судовладельцам.
— Я уже думала об этом. Наша просто станет самой лучшей.
— Я верю тебе. — Рис накрыл ее руку своей ладонью, затем забрал мочалку. — Позволь мне закончить.
Кенна закрыла глаза. И с этого момента купание превратилось в изысканное эротическое действо, и Кенна с радостью отдалась сладостным ощущениям. Рис приподнял ее колено, затем занялся пальчиками. На мгновение он коснулся их зубами, и Кенна задрожала, несмотря на теплую воду. Прикосновения Риса больше походили на ласки, нежели на купание. В какой-то момент он отбросил мочалку и, набрав в ладонь мыльной пены, стал водить ею по бедрам и животу Кенны, пока ее губы не раскрылись и она не застонала.
Кенна невольно облизала языком внезапно пересохшие губы, чувствуя, как его лицо наклонилось к ее лицу. Она ждала, предвкушая мгновение, когда он припадет губами к ее рту. Шли» секунды, но ничего не происходило. Кенна осторожно приоткрыла глаза.
Лицо Риса было на самом деле очень близко. Его глаза потемнели от желания. Он смотрел на нее, словно хотел навечно запечатлеть в памяти. Нежность и жар его взгляда тронули душу Кенны. Этот красивый мужчина хотел ее. И она отвечала ему тем же.
— Ополоснись.
Услышав его хриплый голос, Кенна вздрогнула. Она помедлила, решив, что он поддразнивает ее.
— Если ты этого не сделаешь, то я сам заберусь в ванну. — Кенна неторопливо смывала остатки мыла. Она вряд ли осознавала, что ее улыбка была сама по себе приглашением и что Рису с трудом удается сдержаться, чтобы не прыгнуть к ней в воду. Ее глаза следовали за ним, когда он встал и обошел ванну, чтобы взять с печки ведро с чистой водой. Кенна встала, не только не испытывая смущения от своей наготы, но и гордясь ею. Какой-то бесенок вынудил ее спросить:
— Ты помнишь тот вечер, когда в первый раз увидел меня в ванне?
Рис начал лить воду ей на плечи. Кенна откинула голову назад, чувствуя, как теплые струи текут по ставшей горячей от желания чувствительной коже. Рис, у которого в паху разгорелся огонь, с трудом понял ее вопрос. И только когда Кенна забрала у него ведро, он сообразил, к чему она клонит. Он шагнул назад, но недостаточно быстро, чтобы уйти с «линии огня».
— Тогда ты меня почти утопил! — объявила Кенна, окатывая мужа водой из ведра.
Отплевываясь и откашливаясь, Рис гадал, зачем он поднял руки. Это было явно бесполезным жестом, если, конечно, она не вздумает швырнуть в него еще и ведром.
— Ежели вы хотели, остудить мой пыл, мадам, — ухмыльнулся он, — то вы просчитались.
Взгляд Кенны опустился на его бедра.
— Ой-ой-ой. — Она выпрыгнула из ванны и, схватив со стула полотенце, выставила его вперед, словно щит. Попятившись, она наткнулась на стол. Свечи опасно накренились. Она шагнула в сторону, оглядываясь, где бы спрятаться.
Заметив, что Кенна стреляет глазами во все стороны, Рис рассмеялся:
— Я предложил бы тебе самой выбрать место поудобнее, миссис Каннинг, так как, клянусь, возьму тебя там, где поймаю. — Он махнул рукой на массивный стол, около которого сейчас оказалась Кенна. — В любом месте.
Кенна вспыхнула, догадываясь, что он не шутит. Однажды днем он подошел к ней, когда она сидела у окна. В тот раз они даже не добрались до постели.
Насколько она помнила, пол казался ей тогда вполне подходящим местом для занятий любовью, но все-таки было довольно жестко. Кровать намного лучше, и Кенна буквально кинулась к ней, увидев, что Рис сделал шаг в ее направлении. Полотенце запуталось у нее в ногах. Кенна потянулась к подушке и швырнула ее в мужа. Рис прикрылся рукой и, приблизившись, начал срывать с себя мокрую одежду. Кенна бесстыдно наблюдала за ним, завороженная игрой мускулов и очевидным свидетельством его возбуждения.
— Очень мудрый выбор, Кенна. Прибережем стол для следующего раза.
Схватив полотенце, Кенна хлестнула им по спине Риса.
Встав на колени на край кровати, он схватил ее за плечи.
— Если ты так категорически возражаешь против стола, могла бы просто сказать об этом.
Руки Кенны скользнули по его талии к бедрам.
— Ты же не пострадал. — Она начала ласкать его, с улыбкой глядя ему в глаза.
Издав глухой рычащий звук, Рис припал губами ко рту Кенны. Она с наслаждением впитывала сладость его поцелуя. Она знала, что любит мужа, и искала лишь уверенности, чтобы сказать это вслух. В конце концов она передала это своим телом, растущим напряжением плоти, надеясь, что он поймет.
Она ласкала его руками и губами, шепча слова, которых, возможно, никогда бы не произнесла в других обстоятельствах. Осмелев, она взяла инициативу на себя, поражая Риса силой своей страсти. Он позволил ей исследовать свое тело, пока она не нашла все его сокровенные местечки. Отдавшись умелым рукам любимого, она, в свою очередь, подверглась подобному же изучению. Ничто из того, что делал Рис, не казалось ей уродливым или постыдным. Кенна видела лишь красоту и удовольствие в прикосновениях его губ к ее груди и бедрам.
Рис подтолкнул Кенну, чтобы она легла на живот, а сам встал на колени позади нее. Его руки погладили ее спину, затем скользнули вниз к груди, а потом он резким движением вошел в нее. Новизна ощущений на мгновение встревожила Кенну, но вскоре страсть взяла верх, и она с радостью отдалась наполнившим ее волнам желания.
Ее пальцы впились в мягкую перину, когда Рис повел ее за собой по дороге страсти. И ее плоть сжималась даже после того, как он пролил в нее свое семя.
Рис подождал, пока восстановится дыхание, и лишь тогда, поцеловав Кенну в лоб, встал с кровати. Лежа с закрытыми глазами, она слышала, как он моется, а затем что-то ищет в шкафу. Она с любопытством открыла глаза и увидела, что Рис вытащил халат. Но вместо того чтобы надеть его, он понес халат к кровати, попутно обшаривая карманы.
Кенна приподняла одеяло, давая ему возможность лечь рядом.
— Что ты ищешь?
Рис пробормотал что-то нечленораздельное, затем отшвырнул халат на стул.
— Что ж, спрошу иначе. Что у тебя в руках? — Рис держал в кулаке маленький золотой ободок.
— Не знаю, подходящее ли сейчас время. Черт, я вообще не знаю, когда это будет уместно. Я собирался подождать, пока мы прибудем в Бостон и я смогу проверить его размер, но понял, что больше не хочу ждать. Я пойму тебя, если ты откажешься: тебя буквально принудили к этому, хотя, если ты помнишь, ты дала согласие на эту церемонию.
— Рис, о чем ты говоришь?
— Об этом. — Он подал ей обручальное кольцо. Кенна недоуменно уставилась на него.
Это была совсем не та реакция, на которую надеялся Рис.
— Кенна?
Ее глаза заволокли слезы.
— Милый мой, — пробормотала она, покрывая поцелуями его щеки.
Рис был потрясен. Он знал, чту это кольцо означает для него. Неужели оно символизирует то же самое и для Кенны? Взяв ее за руку, он надел кольцо на безымянный палец.
— Ты уже тогда хотел, чтобы это была настоящая семья? — с надеждой спросила она.
— Да, и я это имел в виду, когда говорил, что развода не будет.
— Никакого развода, — эхом отозвалась Кенна и прижалась к мужу. — Ты что-то сказал о том, что уже один раз навязал мне это кольцо. Что ты имел в виду?
— Я дал тебе это кольцо, когда мы поженились. Неужели ты не помнишь?
— Нет, — грустно сказала она. — Я вообще ничего не помню о том времени.
— Это и к лучшему. Оно вряд ли было особенно приятным.
Кенна не собиралась обсуждать былые неприятности.
— Расскажи мне о нашей свадьбе. Я помню, какое на мне было платье и как мы ехали в церковь. Меня сопровождала какая-то женщина.
— Это была Полли Роуз. Жаль, что тебе не удалось по-настоящему познакомиться с ней. Она удивительный человек.
Даже с кольцом на пальце Кенна не чувствовала себя настолько уверенно, чтобы спокойно выслушивать похвалы другой женщине, особенно той, которая, как она подозревала, играла очень важную роль в жизни ее мужа. Интересно, почему она запомнила, как Рис обнимал эту Полли, и забыла многое другое?
Рис, в благословенном неведении о том, какой поворот приняли мысли Кенны, продолжил рассказ:
— Именно Полли все и организовала. Она была знакома со священником, который пытался спасти души живущих в Доме Цветов. Она уверила его, что он просто обязан повенчать нас.
Кенна нахмурилась, припоминая:
— Рис, чем занимается Полли? И что такое Дом Цветов?
— Да, ты хорошо все подзабыла. Дом Цветов — заведение того же порядка, что и у миссис Миллер, а Полли Дон Роуз — его хозяйка.
Кенна не верила собственным ушам.
— Ты хочешь сказать, что меня вытащили из одного борделя и поместили в другой?
— Звучит невероятно, но это так. Разумеется, Полли вовсе не собиралась готовить тебя к… э-э… — он несколько секунд подбирал нужное слово, — к службе. Девушки просто хотели тебе помочь. Когда они забрали тебя у миссис Миллер, они не знали, кто ты такая.
— Невероятная история.
— Согласен. Так ты хочешь узнать о нашей свадьбе?
— Позднее, — сказала Кенна, заинтересовавшись рассказом о своих приключениях. — Если они не знали, кто я такая, почему решили спасти меня от миссис Миллер? Это твоих рук дело?
— Нет. — Рис понял, что ему придется многое объяснить жене. Вздохнув, он рассказал Кенне все, начиная с того, как искал ее, и заканчивая их встречей у Полли и его связью с Домом Цветов.
— У меня в голове это не укладывается, — сказала Кенна, когда он закончил. — Словно все происходило с другим человеком. Утром напишу письмо с благодарностью мисс Роуз и остальным и отошлю его с первой же оказией.
Рис быстро схватил Кенну за руку, не осознавая, что делает ей больно:
— Нет! Никаких писем! Полли — единственный человек в Англии. Который знает, что ты жива. Даже ее девушки считают тебя умершей. Если хоть одна из них найдет письмо и проболтается, то тебе грозит опасность.
— Хорошо, никаких писем, — согласилась Кенна, потирая запястье.
— Извини. Я сделал тебе больно?
— Нет, — солгала она.
— Почему ты улыбаешься?
Кенна несколько смущенно пожала плечами:
— Я думала, каким ты можешь быть свирепым, а через секунду нежным. Ты мне нравишься в любом обличье.
— Ты сама можешь быть очень свирепой.
Кенна прекрасно поняла, что он намекает на удар полотенцем.
— Но и нежной тоже. — Она рассмеялась, когда Рис сделал движение, словно хочет схватить ее. — Лучше расскажи мне о нашей свадьбе. — Вытянув руку, Кенна залюбовалась сверкающим золотым ободком на пальце. — Я рада, что ты не стал ждать Бостона, чтобы подарить мне это, Рис. До сегодняшнего дня я и не понимала, как это важно для меня. Глупо, но я почувствовала себя увереннее и не так боюсь, как раньше.
— Это не глупо, — мягко возразил он. — Я и не знал, что ты боишься.
— Иногда, когда я просыпаюсь, а тебя нет. Мне кажется, что ты меня бросил, и я путаюсь.
Рис прекрасно понимал ее страх. Он так свыкся с мыслью, что Кенна потеряна для него, что теперь, когда долго не видел ее, по его спине пробегал холодок ужаса. — Я никогда не брошу тебя, Кенна.
— Сейчас я это знаю.
Рис уже заснул, а Кенна все лежала, глядя на него. Она навсегда запомнит эту ночь как самую спокойную, которую она провела рядом с ним.
Воспоминания об их разговоре помогли ей прожить следующий день, когда всего за три часа Рис раз двадцать назвал ее Эльфом. Он сидел за столом, изучая бумаги, а Кенна примостилась рядом, на краю, и, склонившись, разглядывала документы. Они пытались определить оптимальную величину грузов, которую смогут нести их шхуны, а также реальный срок, за который те доберутся из Вест-Индии в Нью-Йорк и Бостон. Первый раз, когда прозвучало ненавистное прозвище, Кенна стиснула зубы и промолчала, но, когда Рис стал повторять, его вновь и вновь, она не выдержала. Ему нужна жена, любовница, партнер или ребенок?
— Примерно по разу каждые семь минут, — сказала она, подсчитав что-то, глядя на клочок бумаги, и подав ему этот листок.
— Ты ошиблась, Эльф, — добродушно сказал Рис. Кенна забрала листок, приписала там новую цифру и снова отдала мужу.
— Ты прав. Каждые шесть с половиной минут. — Рис откинулся на спинку кресла.
— Кенна, — терпеливо сказал он, — как мы можем посылать суда каждые шесть с половиной минут? Для этого требуется флот размером… Мое воображение отказывается служить мне.
Кенна фыркнула.
— Я говорила не о расписании движения судов, — сладким голосом объявила она. — Мой счет основывается на ста восьмидесяти минутах, что мы провели здесь, и двадцати семи случаях, когда ты назвал меня этим глупым прозвищем. Хватит, Рис! — Она спрыгнула со стола, сделала несколько шагов, затем развернулась к мужу: — Разве я похожа на эльфа? Эльфы — маленькие воздушные существа, невероятно хрупкие и очень проказливые. Последнее не в счет, — быстро добавила она, заметив улыбку на губах мужа. — Я не маленькая, не воздушная и уж совершенно не хрупкая! — Чтобы доказать это, она лягнула ногой стол с такой силой, что бумаги разлетелись в стороны.
— Подойди ко мне, — сказал Рис тоном, не терпящим возражений.
Кенна помедлила, пока одна черная бровь Риса не поднялась, бросая ей вызов, который она не могла игнорировать. Она подошла. Падающие из иллюминатора лучи солнца освещали ее желтое муслиновое платье, обрисовывая контур длинных ног и тонкую талию.
— Ближе. — Рис показал прямо перед собой: — Сюда.
Кенна несколько вызывающе сделала последний шаг, и он взял ее за руку, заставив стоять на месте.
— Хорошо. Давай подумаем над твоими словами. Во-первых, твой рост. Даже встав на цыпочки, ты все равно будешь ниже меня, так что для меня ты маленькая. Воздушная? Кенна, если бы ты только знала, какой воздушной и неземной ты выглядишь сейчас, то не подвергла бы сомнению это утверждение. Остается хрупкость. — Рис поднес ее руку к губам. — Давай подумаем: — Потянув, он заставил ее сесть к себе на колени и коснулся ее губ кончиками пальцев. — Не хрупкая, но изысканная и изумительная.
— Рис, — вздохнула Кенна, — ты очень красиво говоришь, но, боюсь, не понимаешь, в чем дело.
— Я тебя слушаю.
— Когда ты называешь меня эльфом, я чувствую себя твоей сестрой или, хуже того, маленькой девочкой, которая когда-то следовала за тобой по пятам. И что плохо, я начинаю думать: а может быть, ты на самом деле такой и видишь меня? Неужели это так, Рис? Я хочу быть твоей женой, твоей подругой и любовницей. Неужели для тебя я все еще ребенок?
— Ребенок? Нет. — Он отрицательно покачал головой. — Я не думал о тебе как о ребенке со дня твоего семнадцатилетия.
Кенна не смогла скрыть удивление:
— Ты же был тогда на полуострове. Мы не виделись несколько лет.
— Да, я был в Испании, но Ник прислал мне миниатюру с твоим портретом. К твоему дню рождения он заказал большой портрет и попросил художника сделать небольшую копию.
— Я не знала об этом.
— Ник предусмотрительно не стал тебе ничего говорить, иначе ты отказалась бы позировать.
— Боже, я была так жестока.
— Ты считала, что у тебя достаточно причин ненавидеть меня, — напомнил он ей. — Когда я посмотрел на портрет, то увидел перед собой женщину, а не ребенка. Твое лицо было таким серьезным, что я подумал, а заметила ли ты сама, как ушло детство. В твоих глазах сквозила беззащитность, и мне было безумно жаль, что время сломило твой дух. Это было лицо не ребенка, а женщины, которая и не подозревает о своей красоте.
Эту миниатюру я носил с собой везде. Она стала моим талисманом. К сожалению, я так и не знаю, где она теперь и что с ней случилось. Я готовился к бою и полез в карман за ней, а ее там не оказалось. Никогда не забуду, как мне стало страшно в тот день.
— Тебе не нужен был никакой талисман, — с трудом проглатывая комок в горле, проговорила Кенна.
— Вряд ли я соглашусь с тобой, — возразил Рис. — В том сражении подо мной были убиты две прекрасные лошади, а потом меня ранило в голову. — Заметив боль в глазах Кенны, он поспешно добавил: — Это была не больше чем царапина. Я всего-навсего пару часов пролежал без сознания.
— Ох Рис, — вздохнула Кенна.
— Не думай об этом, малышка. Помни, я зову тебя Эльфом потому, что это трогает какие-то струны, созвучные твоей душе. Когда ты была маленькой, я любил тебя, как сестру. Но ты должна понять: сейчас я люблю тебя только так, как мужчина может любить женщину. И так было многие годы.
— Ты никогда не говорил… Я думала, ты пытался лишь защитить меня. Я думала, ты пожертвовал своим будущим ради меня.
— Я вовсе не такой человек, — сказал Рис. — Я очень эгоистичная личность и буду беречь тебя, как умирающий от жажды охраняет последние капли воды.
— Я люблю тебя. — Кенна прижалась лбом к его плечу. — Видит Бог, как я люблю тебя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бархатная ночь - Гудмэн Джо

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Бархатная ночь - Гудмэн Джо



красивая сказка про любовь
Бархатная ночь - Гудмэн Джонара
11.01.2012, 14.16





"Отличный роман!"
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоНИКА
15.02.2012, 1.07





неплохо! можно и почитать.
Бархатная ночь - Гудмэн Джовэл
23.05.2013, 14.41





Остросюжетный роман. Читается с интересом.Пещеры,приключения.rnТаинственные смерти.
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.37





Неплохо, читать можно.
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоТаня Д
13.09.2014, 19.32





Очень даже неплохой роман, но уж больно тут всего намешано, один сплошной детектив от начала и до конца с приплетом Наполеона и шпионажа. Но герои милы и их приключения интересны. 9/10
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоНаталия
7.11.2016, 5.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100