Читать онлайн Бархатная ночь, автора - Гудмэн Джо, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархатная ночь - Гудмэн Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархатная ночь - Гудмэн Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархатная ночь - Гудмэн Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гудмэн Джо

Бархатная ночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Алиса? Где миссис ОХара хранит корицу? — Кенна откинула назад выбившуюся из прически прядь волос, оставив при этом на щеке полоску муки. У всех слуг был выходной, и только Алиса решила остаться дома и заняться починкой одного из платьев хозяйки. Кенна бросила взгляд на девушку. Та сидела на стуле у задней двери и последние десять минут не шевелилась. Вздохнув, Кенна ловко нарезала последнее яблоко для пирога. Закончив, она принялась шарить по шкафчикам в поисках корицы.
— Тот что слева, мадам, — внезапно сказала Алиса.
— Я думала, ты меня не слышала. Это, должно быть, очень приятные мысли.
— Очень, — отсутствующим тоном согласилась Алиса.
— Ох Алиса! Могу поспорить, ты думала о своем ухажере! — Всю последнюю неделю слуги в доме Каннингов бурно обсуждали жениха Алисы. Эта пикантная новость не минула Кенны, которой миссис Алькотт с плохо скрываемым злорадством сообщила, что девчонка совсем голову потеряла и что ее ждет ужасное разочарование.
На щеках Алисы появились два алых пятна, а губы сжались в полоску.
— Вы смеетесь надо мной, миссис Каннинг? — Она подняла подбородок, не обращая внимания на явное замешательство Кенны. — Я не такая красивая, как вы, но это не означает, что у меня не может быть кавалера. — Она фыркнула: — Некоторые здесь думают, что они лучше других.
— Но я к ним не отношусь, Алиса. И я вовсе не потешалась над твоими чувствами. Замечательно, что какой-то молодой человек увидел, какая ты прекрасная девушка. — Разговаривая, Кенна раскладывала дольки яблок на пироге. — Как он выглядит? — поинтересовалась она с подобающим любопытством.
Алиса немного успокоилась и вернулась к шитью.
— Он очень добр. И красив.
— Качества, которые говорят сами за себя. — Девушка кивнула:
— Он умеет заставить меня смеяться.
Кенна еле заметно улыбнулась и добавила к яблокам сахар, корицу и масло.
— Тогда я желаю тебе всего самого хорошего, Алиса. Похоже, он замечательный человек.
— Он такой и есть.
— У вас сегодня свидание? — Кенна раскатала последний кусок теста и закрыла получившейся лепешкой начинку. Обрезав лишнее тесто, она защипнула края пирога. — Ты поэтому осталась здесь?
— Да. Он сказал, что придет, — созналась Алиса и несколько вызывающе посмотрела на Кенну, словно ожидая ее возражений. — Вы против?
— Вовсе нет. — Тихонько напевая, Кенна поставила пирог в духовку, затем вытерла руки о фартук.
— Он сказал, что вы не будете против, — задумчиво проговорила Алиса, потом быстро добавила: — Я сказала ему, что я порядочная девушка и мы не будем в одиночестве, потому что вы никогда не ходите на склад, когда у нас выходной, и предпочитаете сама готовить обед мистеру Каннингу.
— Да и себе тоже, — рассмеялась Кенна. Она оглядела кухню, с гордостью обозревая царящий в ней беспорядок, затем, вздохнув, приступила к уборке. Миссис ОХара никогда не делала секрета из того, что Кенна — незваный гость у нее на кухне. Повариха отказывалась разговаривать с хозяйкой, если та сдвигала хотя бы одну ложку. — Ты можешь встретиться с ним в гостиной.
Алиса покачала головой:
— Я думаю, мы лучше пойдем погуляем.
— День для этого самый подходящий. — Кенна выглянула в окно. Солнечный свет коснулся ее лица, окунув его в приятное тепло. — Может быть, мне приготовить вам что-нибудь на ленч? — Она жалела, что Рис вернется нескоро. Ей хотелось провести с Рисом день так же, как планировала для себя Алиса… — А как зовут твоего молодого человека? Ты ведь никогда не говорила.
Дверь на кухню распахнулась, и Алиса вскрикнула от радости:
— А вот и он, миссис Каннинг. Познакомьтесь…
— Не беспокойся, дорогая Алиса. Мы уже встречались с миссис Каннинг.
От неожиданности Кенна уронила разделочную доску.
— Ты! — Единственное, что смогла она выговорить. Как, Боже мой, он ее нашел? Чтобы не упасть, она вцепилась в край стола. Перед ней стоял Мейсон. Кенна лихорадочно пыталась вспомнить его фамилию. Рис же говорил ей! Девон… Девер… Деверелл! Вот оно! Деверелл!
Кенна поспешно схватила со стола нож:
— Убирайся отсюда, Мейсон!
Мейсон прислонился к двери, чувствуя себя уверенно и непринужденно.
— Значит, ты меня помнишь. Мне это льстит. — На лице Алисы смешались удивление и ужас.
— Миссис Каннинг? Что вы делаете? — Кенна проигнорировала ее вопрос.
— Алиса! — резко сказал она. — Я хочу, чтобы ты взяла коляску и отправилась на склад. Скажи моему мужу, что здесь Мейсон Деверелл.
— Но…
— Сейчас же, Алиса! Иди! Быстрей!
Алиса не сомневалась, что Кенна сошла с ума, но, несмотря на раздражение, она привыкла выполнять приказы. Девушка положила шитье на стул, взглядом прося прощения у Мейсона.
Мейсон схватил ее за руку и потянул к себе. Острое лезвие ножа оказалось прямо у шеи Алисы.
— Положи нож, Кенна, иначе я воспользуюсь своим. — Кенна не сомневалась, что так и будет. Его холодные голубые глаза казались льдинками. Она разжала пальцы. Нож скользнул на пол.
— Отпусти Алису. Тебе она не нужна. — Мейсон хихикнул:
— Как ты права.
Лицо девушки исказила боль. Всхлипнув, она дернулась, и кончик ножа вонзился ей в шею. На месте укола выступили капельки крови.
— Осторожно, Алиса, — предупредил ее Мейсон. — А ты иди сюда, Кенна.
Кенна покачала головой. Его легкий акцент неприятным эхом отдавался в ее ушах.
Глядя на Кенну, Мейсон чуть нажал на нож, и кровь побежала сильнее.
— Иди сюда, — повторил Мейсон. Кенна шагнула вперед. — Дай мне руку. — Испугавшись за жизнь служанки, Кенна подчинилась, и он, оттолкнув Алису в сторону, схватил Кенну и приставил ей к горлу нож.
Алиса по инерции врезалась в угол стола, схватилась за горло и жалобно заплакала.
— Уходи, Алиса, — сказала Кенна. — Уходи, пока можешь.
— Не делай этого, — хладнокровно приказал Мейсон. — Ты же не хочешь, чтобы на твоей совести была смерть миссис Каннинг?
Алиса покачала головой, не в состоянии взглянуть на хозяйку. Она была в ужасе, оттого что стала в какой-то степени соучастницей негодяя.
— Хорошо, — продолжал Мейсон, — Я хочу, чтобы ты поднялась наверх и собрала кое-какую одежду для миссис Каннинг. Положи в саквояж все, что сочтешь нужным. Добавь туда и свои вещи. Мы втроем скоро уедем отсюда. — Девушка замешкалась, и он рявкнул: — Живо!
Алиса, рыдая, выбежала из кухни. Мейсон подтолкнул Кенну к столу, затем подобрал нож и положил его в карман.
— Я хочу, чтобы ты навела здесь порядок и сделала это быстро. — Почувствовав сопротивление, он легонько встряхнул ее: — Приступай.
— Зачем? Ты же все равно убьешь меня. Чего ради мне переживать, что я оставлю кухню неубранной?
— Потому что я не собираюсь убивать тебя, если ты, конечно, не станешь сильно перечить мне. Если бы у меня было такое желание, я бы давно это сделал. Ты забыла эпизод с коляской?
— Так это был ты?
— Да. Но все произошло случайно. Я увидел тебя и испугался, что ты меня узнаешь. Тут же пришпорил коня, но тот оказался слишком близко к коляске. Следует признать, что ты отлично управилась. Как я уже говорил, я не собираюсь убивать тебя. Ты мне нужна, чтобы получить выкуп, а чистая кухня является составной частью моего плана.
— Рис не даст тебе даже су. — Кенна наконец поняла, что Мейсон говорит с французским акцентом. Правда, в остальном его английский был безупречен.
— Убирай кухню, — хмуро приказал Деверелл.
Кенна сняла фартук и вытерла им стол. Затем сполоснула миски и вылила воду, в которой мыла посуду. Завернув яблочную кожуру в газету, выбросила сверток в стоящий в углу ларь.
— Доволен? — с вызовом спросила она.
— Повесь фартук на крюк. Подмети пол.
Кенна сделала все, что ей было велено. К этому времени на кухню вернулась Алиса. Она принесла с собой два саквояжа, которые поставила на пол.
— Сядь за стол, Кенна. Алиса, принеси бумагу и перо для миссис Каннинг. Она сейчас будет писать письмо.
Алиса поспешно выбежала из комнаты.
Кенна села за стол. Вскоре Алиса вернулась с письменными принадлежностями и, повинуясь знаку Мейсона, положила их перед хозяйкой.
— Подойди сюда, Алиса. — Бросив испуганный взгляд на Кенну, Алиса шагнула к Девереллу. Развернув ее к себе спиной, он, держа нож зубами, начал связывать ей руки веревкой, которую вытащил из кармана. Затем подтолкнул девушку к стулу.
— Приступим к письму, миссис Каннинг. Я хочу, чтобы ты составила послание мужу. Ты напишешь, что, поразмыслив, осознала, что больше не можешь жить с ним. Объясни, что не удовлетворена его попытками найти убийцу отца, поэтому хочешь сама заняться и, как следствие, уходишь от него.
Кенна побледнела, когда Мейсон с такими подробностями описал ее последнюю ссору с Рисом.
— Откуда ты это знаешь? — Ответом ей послужило всхлипывание Алисы. Значит, служанка бесстыдным образом подслушивала под дверью. — Алиса! Как ты могла?
— Я слышала, как вы кричали, — защищалась девушка. — И пришла посмотреть, все ли в порядке. Я думала, мистер Каннинг бьет вас… Но когда осознала свою ошибку, то все равно не ушла. Вы упомянули своего отца. Потом, когда вы упали с коляски, я приносила чай и услышала, как вы снова спорите с мужем. Я не хотела подслушивать… просто ничего не могла поделать с собой. Я волновалась за вас. Честно! — По ее щекам сбежали две слезинки. — Я не хотела говорить ему. Не хотела! Но у него как-то получалось все выведывать у меня.
Кенна поверила ей. Мейсон Деверелл отличался удивительной беспринципностью, и неопытная девушка была беззащитна перед его чарами.
— Замолчи, Алиса. Пиши письмо, Кенна. О, и упомяни, что ты берешь с собой свою личную горничную.
Слова протеста были готовы сорваться с губ Кенны, но она вовремя остановилась. Значит, Мейсон думает, что Алиса ее горничная? Очевидно, девушка таким образом пыталась поднять себя в его глазах и солгала, чтобы произвести на него впечатление. Кенна была готова ее расцеловать. Одного этого достаточно, чтобы Риса охватили сомнения. Какая ирония судьбы: Мейсон сам приказал ей написать это!
Мейсон через плечо Кенны следил за тем, что она пишет. Потребовалось трижды переписывать письмо, прежде чем он объявил, что доволен результатом. Деверелл сложил бумагу, положил ее в карман, а потом связал Кенне руки, так же как раньше Алисе. Не отпуская обеих женщин от себя ни на шаг, он быстро осмотрел весь дом, чтобы удостовериться, не оставила ли служанка какую-нибудь записку. Когда с осмотром было покончено, он бросил письмо Кенны на стол и снова отвел пленниц на кухню, где взял саквояжи, а затем через черный ход провел обеих на улицу.
Там он приказал им сесть в крытый экипаж. Алиса нервно поглядывала на Кенну, словно ожидая, что та каким-то образом освободит их, но Кенна не имела ни малейшего понятия, что делать. Деверелл слишком умело спланировал их похищение.
Повинуясь его указаниям, девушки легли на противоположные сиденья спиной друг к другу. Мейсон связал ноги Кенне, затем пропустил конец этой веревки через веревку на ее руках, так что теперь она могла только лежать или стоять на коленях. Проделав то же самое с Алисой, он заткнул им рты кляпом. Кенна решила, что на этом он закончил наконец-то свои гнусные манипуляции, но ошиблась. Швырнув саквояжи на дно коляски, он исчез на несколько минут и вернулся с конской сбруей. Обрезав ножом вожжи, он надел одну кожаную петлю на шею Кенны, другую — на шею Алисы, а концы привязал к ручке дверцы коляски.
— Это на случай, если одна из вас решит выпрыгнуть из коляски, — объяснил он, швыряя остатки упряжи на саквояжи. — В этом случае вы только сломаете себе шеи. — Похититель закрыл дверцу, снял с лошадей путы и запряг двух жеребцов в коляску. Коляска дернулась и покатила вперед.
С огромным трудом Кенне удалось перевернуться. Алиса последовала ее примеру. Было что-то успокаивающее в том, что они могли видеть друг друга, хотя оставались такими же беспомощными, как раньше.
Кенне показалось, что прошел час, прежде чем коляска остановилась. Она глянула на дверцу, стараясь не выказать страха, когда та открылась и появился Мейсон. Увидев, что его пленницы поменяли положение, он осуждающе покачал головой.
— Как предусмотрительно, что я не забыл об этой упряжи, — довольно сказал он. Отвязав вожжу, которая шла к шее Алисы, он дернул за нее так, что девушка без чувств упала на пол. Кенна в ужасе наблюдала, как Мейсон, схватив Алису за плечи, вытолкнул ее из коляски. Деверелл не закрыл дверцу, и Кенна догадалась, что он сделал это нарочно — видимо, для устрашения, чтобы она знала, что он может сделать то же самое и с ней.
Открывшийся ей вид был ограничен, но Кенна поняла, что они остановились где-то на берегу реки. Да ей и не надо было многое видеть, чтобы знать, что вокруг ни души, — в противном случае Мейсон и не остановился бы.
Не обращая внимания на сопротивление девушки, Мейсон подтащил Алису к обрыву, а потом без малейших колебаний столкнул ее в воду.
Вернувшись через минуту к коляске, Мейсон обнаружил, что Кенна потеряла сознание. Равнодушно пожав плечами, он захлопнул дверцу.
Рис привязал лошадь у черного хода, решив уговорить Кенну покататься перед ужином, и зашел в дом, ожидая увидеть свою очаровательно растрепанную жену. Ему обычно бывало достаточно только взглянуть на фартук, чтобы определить, что у них будет на ужин.
Рис принюхался, гадая, не стоит ли поужинать с Леско. Кенна явно что-то сожгла — в воздухе пахло гарью. Не закрыв дверь, он быстро распахнул окно. Как она могла оставить все плотно закупоренным?
— Кенна! — Рис оглядел кухню в поисках источника неприятного запаха. Через секунду он обнаружил в духовке обуглившиеся остатки того, что когда-то было яблочным пирогом. Сама духовка была холодной, огонь погас. Он поставил пирог на стол, вновь окликая жену.
Ответом ему служила тишина, и у Риса по спине пробежал холодок. Сначала он решил, что Кенна обожглась, и без промедления кинулся в спальню, ожидая увидеть там жену. Когда ее там не оказалось, он обыскал каждую комнату на втором этаже и помещения слуг на третьем. Неужели она так сильно поранилась, что вынуждена была отправиться к врачу? Эта мысль вогнала его в конюшню, где он обнаружил, что пропали крытая коляска и два жеребца. Значит, она не ранена, в противном случае у нее не хватило бы сил запрячь коляску.
Похоже, Кенна по какому-то делу покинула дом и забыла о пироге. Возможно, лет через десять или около того он позволит ей забыть об этом дне! Рис вернулся в дом, гадая, когда же появится Кенна. Судя по остывшей духовке, ее нет уже несколько часов.
Рис поклялся себе, что в следующий раз ни за что не даст всем слугам выходной одновременно. Кенна обожала хотя бы раз в неделю оставаться полновластной хозяйкой в доме, но слуги могли бы сказать, куда она отправилась. Внезапно Рису пришло в голову, что Кенна наверняка оставила ему записку.
Он увидел письмо на столе в кабинете. За те несколько секунд, которые ему потребовались, чтобы прочитать записку, его мир рассыпался на куски — но не потому, что Рис поверил хотя бы одному написанному слову. Его жена была настолько честным и откровенным человеком, что просто не могла убежать в его отсутствие. Кенна встретила бы его и прямо объявила о своих намерениях.
Рис перечитал послание. Его глаза вернулись на ту строчку, где говорилось, что она берет с собой личную горничную, так что ему не стоит беспокоиться об Алисе. Алиса? В других обстоятельствах Рис рассмеялся бы. Эта девушка собиралась открыть свой магазин и никогда бы не согласилась прислуживать хозяйке. Да и почему он должен беспокоиться об Алисе, когда от него ушла жена? Странная просьба.
Если он все же хоть на минуту поверил, что Кенна по собственной воле покинула его, то обгорелый пирог в духовке окончательно положил конец сомнениям. Ни одна женщина, и уж точно не Кенна, не стала бы печь мужу пирог, если бы собиралась оставить его.
Значит, Кенна писала под диктовку другого человека. Но кто мог ее заставить? Он подумал о Бритте. За участие в поджоге адвоката и его друзей ждет тюрьма, и дата суда уже назначена. Мог ли Бритт каким-то образом похитить Кенну в надежде, что Рис отзовет свои обвинения? Рису это казалось маловероятным, так как в этом случае содержание письма выглядело бессмысленным. Неизвестный хотел, как виделось Рису, заставить его поверить в бегство Кенны. Намерение очевидно: он не должен искать жену.
Рис нахмурился. Заставив себя мыслить разумно, он положил записку в карман и вернулся в спальню, разыскивая хоть какие-то зацепки, которые помогли бы ему разобраться в случившемся. Но комната была в идеальном порядке. То же самое можно было сказать и о комнате Алисы. Рис спустился на кухню.
Пока он был наверху, вернулась миссис ОХара. Она металась по кухне, выдвигая и задвигая ящики шкафов и что-то гневно бормоча себе под нос.
— Черт побери! Может быть, вы остановитесь хотя бы на минуту! — рявкнул Рис.
Миссис ОХара вскрикнула и развернулась к нему лицом. Она не привыкла к такому грубому обращению и была более чем рада затеять ссору.
— Миссис Каннинг превратила мою кухню в помойку! — объявила она, широко расставив руки, чтобы Рис ничего не пропустил.
Рис огляделся. За исключением безнадежно испорченного пирога на столе, куда положил его он сам, ничто не вызвало его подозрений.
— У меня нет времени…
— Вы только посмотрите! — Кухарка подняла доску для резки хлеба. — Она сунула ее к чайникам. А это! — Миссис ОХара потрясла деревянной ложкой. — Разве это похоже на нож? — Кухарка подняла с пола какой-то сверток. Она положили его на стол и развернула. Внутри была яблочная кожура. — Вы знаете, куда она это положила? В ларь с мукой! Она же знает, что мы скармливаем очистки животным! Кроме того, я не могу найти разделочный нож. Все перепутано. Мне не нравится…
— Сядьте, миссис ОХара! — оборвал ее Рис. — Сейчас же!
Миссис ОХара села. Никогда в своей жизни она не видела такую ярость, которая сейчас читалась на лице Риса Каннинга. Его челюсти были сжаты, на щеке дергалась жилка. Когда он наклонился в ее сторону, кухарка испуганно отодвинулась.
— Моя жена когда-нибудь оставляла кухню в таком виде?
— Нет, — пролепетала кухарка. — Никогда. Мистер Каннинг, мне очень жаль…
— Тихо, миссис ОХара. Пожалуйста. Я хочу подумать.
Кухарка смолкла и, сев, сложила руки на коленях. Глаза Риса были закрыты, а кончики пальцев — там, где они касались стола, — побелели.
Наконец Рис, глубоко вздохнув, заговорил:
— Миссис Каннинг здесь нет, и, думаю, она отсутствует уже большую часть дня. Кто-то заставил мою жену покинуть дом. Вы понимаете, о чем я говорю? — Миссис ОХара кивнула. — Учитывая состояние кухни, этот человек вошел, когда Кенна готовила обед. Чтобы создать впечатление, что она самостоятельно ушла отсюда, он убрал кухню сам или…
— …Заставил миссис Каннинг сделать это, — закончила вместо него кухарка. — А она все специально перепутала.
— Очень хорошо, миссис ОХара. — Рис указал на подгоревший пирог: — Я обнаружил его в духовке уже холодным. Пока вы не упомянули об остальных предметах, это было единственным доказательством того, что Кенна ушла не по своей воле. Сейчас мне нужна ваша помощь, миссис ОХара. — Кухарка выпрямилась:
— Все что угодно, мистер Каннинг.
— Прочитайте. — Он подал ей написанное Кенной письмо. — Внимательно. Скажите мне, если что-то вам покажется странным.
Кухарка отодвинула лист на вытянутую руку, затем, прищурившись, поднесла ближе, пытаясь разобрать мелкий почерк.
— Миссис Каннинг всегда сама ухаживает за собой! Ей не нужна личная горничная. И по своей воле она уж точно не взяла бы с собой Алису!
— Так я и думал. Но я не понимаю смысла этой фразы. Почему она ее написала?
— По той же причине, по которой создала беспорядок на кухне.
— Сомневаюсь. Кто бы ни заставлял ее писать, он специально вставил упоминание об Алисе. Но почему? У Алисы был выходной, и она ушла вместе со всеми.
— Вот уж нет.
— Что?
— Алиса осталась здесь и, между нами говоря, ждала визитера.
Рис нахмурился:
— Гостя? Кого же?
— Какого-то знакомого из города. Мужчину. — Миссис ОХара понизила голос: — Мне кажется, слишком быстро она решила пригласить его домой. Я ей так и сказала. Но она не стала слушать. А ведь они впервые встретились всего неделю назад.
— Вы знаете, как его зовут?
— Не сомневайтесь, — гордо произнесла кухарка. — Алиса сказала, что его зовут Майкл. Майкл Даунинг.
Рис понуро опустил плечи. Он ждал чего-то большего. Может быть, он пропустил что-то важное и зациклился на пустяках?
— Вы его видели?
— Нет, но вот миссис Алькотт однажды встретилась с ним. Они с Алисой ездили в город по делам, и он там заговорил с ней. Нагловатый, по словам миссис Алькотт, но красив, ничего не скажешь.
Рис собрался спросить, не говорила ли миссис Алькотт еще о чем-нибудь, но тут распахнулась дверь — и на кухню ввалился мистер Алькотт. Его лицо была белым как мел, он тяжело дышал. Прислонившись к стене, он прижал руку к груди.
— Мистер Каннинг! Какое счастье, что вы здесь!
— Что случилось? Вы ранены?
Алькотт покачал головой. Он хватал ртом воздух, пытаясь восстановить дыхание.
— Не я. Алиса. Кто-то попытался… Она очень плоха… Ее обнаружили около… Она спрашивает вас, мистер Каннинг. Нет времени…
У Риса все оборвалось внутри.
— Вы отвезете меня к ней?
— Немедленно, сэр, — кивнул Алькотт.
Рис последовал за слугой. Лошадь Алькотта была в мыле, но он отказался взять другую.
— В любом случае я должен вернуть конягу, — объяснил он свои действия. — Я его одолжил.
— Куда мы едем?
— Через город. Вдоль по реке.
Риса раздражала медленная езда слуги, но он сдерживал себя, так как Алькотт был явно изнурен и все же Торопливо рассказывал о случившемся.
— Мы с миссис Алькотт были в Кембридже, навещали ее сестру, — объяснял он. — Мы уже собирались уезжать, когда прибежал один молодой человек. — Он грустно покачал головой. — К счастью, бедняжка знала, где мы проводим наш выходной. Мы с миссис Алькотт сразу же отправились в дорогу. Юноша отвез нас на ферму его отца, расположенную почти в двенадцати милях отсюда, и рассказал, что нашел Алису, когда пошел порыбачить. Она лежала на камнях, связанная по рукам и ногам, не в силах даже поднять голову.
Рис слушал рассказ Алькотта с замиранием сердца. Если Алиса так сильно пострадала в руках похитителя, то что же с Кенной? Он запретил себе думать о том, что она может быть уже мертва.
Когда они прибыли на ферму, Риса тотчас провели в спальню, где лежала Алиса. Казалось, девушка спит, но, когда Рис подошел к кровати, ее веки затрепетали и поднялись. На мгновение ее глаза подернулись пеленой, но потом Алиса узнала его, и они прояснились. Девушка хотела что-то сказать. Она открывала рот, но оттуда не вылетало ни звука.
Рис думал, что готов ко всему, но то, что пришлось увидеть, превзошло всякие ожидания. Лицо девушки казалось пепельным, на шее виднелся фиолетовый кровоподтек, лежащие на одеяле руки покрывали страшные ссадины. Левая рука была неестественно согнута. «Видимо, сломана», — машинально подумал Рис.
— Мистер Каннинг.
— Ш-ш-ш, Алиса. — Он легонько коснулся ее лба. — Не разговаривай. — Не важно, что в его голове теснились сотни вопросов, — сейчас он не мог мучить бедную девушку.
В ее глазах появились слезы.
— Я должна, — прошептала она. — Миссис Кан… — Рис промолчал. Достав носовой платок, он вытер ей набежавшие слезы.
— Это был мой Майк. Простите меня. Мне так жаль…
— Я знаю.
— Простите меня, — жалобно молила она.
— Разумеется, Алиса.
— Он не хотел меня. Хотел… ее. — Голос девушки прервался, и Рису пришлось наклониться, чтобы разобрать следующие слова. — Она его знает. Называла его Мейсон. — Алиса закашлялась, хватая ртом воздух, и бросила полный страха взгляд на Риса, Он взял ее за руку, и она с удивительной силой сжала его пальцы.
Изо рта девушки вытекла струйка крови, и Рис, едва прикасаясь, вытер платком края ее губ. Вскоре ее пальцы разжались. Полный сострадания и жалости, Рис закрыл невидящие глаза Алисы и прикоснулся губами к ее лбу. Поправив одеяло, чтобы прикрыть ее руки, он вышел из комнаты.
«Артемида» была в двух днях от Бостона, когда впередсмотрящий заметил судно, идущее к ним с норд-веста. Тэннер Клауд тут же подозвал жену.
Алексис прервала разговор с двумя матросами и, подойдя к Тэннеру, встала у него за спиной:
— В чем дело?
— Гарри увидел корабль.
— Я слышала, как он кричал. Он сказал, что это американское торговое судно. Ты ждешь каких-то неприятностей?
Тэннер передал ей бинокль:
— Посмотри сама.
Алексис поднесла бинокль к глазам:
— Это судно Каннингов.
— Да. А человек на мостике? — Алексис, нахмурившись, опустила бинокль.
— Похож на Риса, но этого не может быть.
— Вот почему я и позвал тебя. — Сверху раздался крик:
— Они подают сигнал. Просят принять пассажира. — Тэннер отдал приказ поменять курс «Артемиды».
Двадцать минут спустя он уже жал руку Рису.
Рис обменялся кратким приветствием с Клаудами и тут же объяснил свое присутствие:
— Я должен поговорить с Деверо. Кенну похитили.
— Когда? Как это случилось? — вскрикнула Алексис.
— Деверо с нами нет, — одновременно сказал Тэннер. Рису показалось, что его кто-то ударил под дых. Он почти не спал последние три дня — собирался в дорогу, прокладывал курс «Артемиды», а потом следил за морем, боясь пропустить судно Гарнетов. И вот сейчас, когда он наконец здесь, готовый силой заставить Мишеля Деверо вспомнить тот маскарад, ему говорят, что этого человека нет на борту!
— Вы так и не догнали корабль?
— Мы перехватили «Гармонию» несколько, дней назад. Но Мишеля там не было. Он сошел на берег, едва мы проводили его. Он все еще в Бостоне.
— Уже нет. — Рис ударил кулаком по поручням. — Боже мой! — Внезапно ему все стало ясно. Правда была настолько очевидна, что он не мог простить свою собственную глупость. — Мишель Деверо — это Мейсон Деверелл. Одно и то же лицо. Почему я не догадался раньше?
Кенна не знала, сколько прошло времени. В темной дыре, где Мейсон держал ее, словно животное, она не могла различить день и ночь. Время текло непрерывным потоком. Ей подавали еду дважды в день, всегда одно и то же: сухари, бульон, фрукты и холодный бисквит. Ни один из матросов с ней не разговаривал и не отвечал на ее вопросы.
В ее комнатушке почти не было обстановки. Всего пара тонких одеял, соломенный тюфяк, горшок и пустая коробка, которую она использовала как стул. У нее остался саквояж, полный вещей, которые ей упаковала Алиса, но Кенне они не требовались. Она была слишком подавлена, чтобы следить за чем-то столь несущественным, как внешность.
Дни и ночи сливались в недели. Равномерное покачивание корабля навевало сон в самые неподходящие часы. За все это время она ни разу не видела кошмаров и не встречалась с Мейсоном Девереллом.
Николас Данн нахмурился. Ему только-только сдали пристойные карты, а тут из-за спины выныривает слуга с письмом на серебряном подносе. С трудом скрывая раздражение, Ник положил карты на стол и взял записку. Он прочитал ее, а затем, вцепившись в бумажку внезапно задрожавшими руками, перечитал снова. Игнорируя вопросы и протесты своих партнеров, Ник вышел из-за стола.
— Я должен вернуться в Даннелли. — Ни говоря больше ни слова, он развернулся на каблуках и, размашисто шагая, ушел из клуба.
Рис не относился к тому типу людей, которые постоянно сомневаются в своих поступках, но сейчас он снова и снова возвращался к мысли, не допустил ли ошибку, когда попросил Алексис и Тэннера вернуться в Бостон. Они предлагали взять его на борт своего корабля и плыть в Даннелли, но он отказался. Причиной тому был не просто мимолетный каприз. Он тщательно обдумал это предложение, но решил все же не вовлекать их в свои дела. Он не был уверен, что Мейсон повез Кенну в Англию. Он даже не был уверен, что Кенна жива. Единственное, на что можно было ориентироваться, так это на жадность Мейсона и его лояльность Наполеону. Мейсон собирал деньги для возвращения императора на трон и мог рассматривать Кенну как своеобразный кошелек с золотом. Рис был уверен, что если бы Деверелл думал только о своей безопасности, то сразу убил бы Кенну. Предпринятые же действия Мейсона говорили о том, что он преследуют иные цели и что в таком случае он мог направиться только в Англию.
Рис проклинал себя за то, что помог этому человеку бежать с континента. Его с Робертом Данном использовали, чтобы заслать шпиона в Англию. Так же как использовали и Леско.
Он покачал головой, гоня прочь воспоминания. Капитан сообщил ему, что через день они достигнут канала. Следовательно, он должен направить свою энергию в другое русло. Рис взял один из лежащих на столе пистолетов и начал его чистить.
— Вылезай! — нетерпеливо потребовал Мейсон. Кенна заслонилась рукой от света лампы, которую принес Деверелл. Как он смеет приказывать ей! Она гордо подняла голову и расправила плечи. Его смех смутил ее.
— Трогательный мятеж, Кенна. Узнаешь? — Он поднес к лампе небольшой флакон, чтобы она его разглядела. Ее мгновенное оцепенение лучше слов сказало, что Кенна прекрасно знает, что внутри. — Отлично. Не хотелось бы снова пользоваться этим, но уверяю: я так и сделаю, если ты откажешься помогать мне. Сейчас же поднимайся. Возьми саквояж.
Кенна встала и медленно подошла к нему. Мейсон вывел ее в пустой коридор. На подкашивающихся ногах она поднялась по узкой лестнице на верхнюю палубу, и Деверелл в конце концов взял у нее саквояж. Он распахнул перед ней дверь своей каюты и втолкнул ее туда.
— Зачем я здесь? — спросила Кенна. Мейсон махнул рукой в сторону ванны в углу:
— Я хочу, чтобы ты помылась. — Он положил саквояж на пол и, открыв его, начал копаться в вещах, пока не нашел нужные. Он выложил чистое белье, расправил складки на персиковом платье Кенны и поставил на пол туфельки. Кенна настороженно следила за ним. — Раздевайся. Мойся.
— Зачем?
Деверелл проигнорировал вопрос. Он подошел к ней, развернул к себе спиной и дернул за крючки платья. Кенна отшатнулась:
— Я сама!
— Как тебе угодно. — Мейсон сел на стул.
— Ты не мог бы выйти?
— Нет. Нам надо кое-что обсудить. — Повернувшись к нему спиной, Кенна дрожащими пальцами расстегивала платье. Вода остыла, но Кенна быстро опустилась в ванну. Найдя мыло и мочалку, она начала мыться.
— Ты знаешь, где мы? — спросил он.
— Нет. Рядом с Парижем?
— Около Даннелли. — Деверелл увидел, как она потрясенно замерла. — Через несколько часов мы отправимся на берег. Я уже договорился о встрече. За тебя дадут неплохой выкуп.
— Ясно, — медленно протянула Кенна. Теперь ей стала понятна причина такой заботы о ее внешнем виде. Мейсон не хотел, чтобы она выглядела так, словно с ней дурно обращались. — Если тебе нужны деньги, то почему просто не попросить у Риса?
— Твой муж богат, но не настолько, как твой брат. Мне нужны все деньги Даннов. Нас должны встретить в пещере. Помнишь ее?
Кенна кивнула.
— Отлично. Сожалею, но буду вынужден связать тебе руки. Однако ты сможешь идти. Все закончится через пару минут, и я уйду. Надеюсь, никто не попытается остановить меня. Тебе же следует подумать о последствиях, если ты решила изображать из себя героиню.
Кенна на мгновение закрыла глаза. Она приказывала себе не плакать перед этим человеком. Окунув голову в воду, чтобы намочить волосы, Кенна начала мыть их, с силой массируя кожу головы, лишь бы не думать о происшедшем. Смыв мыло, она неуклюже поднялась, испытывая неловкость и страх под его пристальным взглядом, и завернулась в полотенце.
— Николас не даст тебе денег. Мейсон пожал плечами и встал.
— Вернусь через час. Устраивайся поудобнее.
— Ублюдок, — пробормотала она себе под нос. — Сатанинское отродье.
Рассмеявшись, он открыл дверь в каюту.
— Ты не первая, кто называет меня дьяволом, миссис Каннинг. Но в твоем положении лучше попридержать язык. Мне не составит никакого труда второй раз сломать тебе нос.
Кенна потрясенно смотрела на захлопнувшуюся дверь.
— Подожди! — Она подбежала к двери и забарабанила по ней кулаками. — Вернись! Я хочу знать, что ты имел в виду, когда говорил о моем носе! — Ответа не было, да она и не ждала его. Кенна, рыдая, привалилась к двери.
Николас мерил шагами комнату Викторины. Время от времени он поднимал голову, чтобы посмотреть на часы, затем разворачивался и шел в противоположном направлении.
— Я не могу позволить тебе рисковать собой, Викторина. Это слишком опасно.
Пальцы Викторины нервно теребили складки платья.
— У нас нет другого выхода, Ник. В письме все сказано очень ясно. Я должна сама спуститься в пещеру с выкупом за Кенну. Если же нет…
— Я читал это проклятое послание! — рявкнул Ник. — Но не понимаю: почему именно ты должна доставить эти деньги?
— Возможно, потому, что я женщина и не представляю особой опасности для преступников. — Всего за неделю после известия о смерти Кенны волосы Викторины поседели. Долгие годы она выглядела моложе своих лет, но сейчас этого о ней никто не сказал бы. Вокруг губ и глаз пролегли глубокие морщины, а лицо казалось желто-серым. — Я предпочла бы не вызывать тебя из Лондона, — с горечью сказала она, — справилась бы сама, но именно твоя подпись должна стоять под банковскими бумагами, а у меня не хватало времени продать свои драгоценности.
— И слава Богу, что ты послала за мной! Викторина, ты не можешь рисковать собой попусту. Мы ведь не знаем наверняка, что Кенна жива. Может быть, это просто шантаж. Позволь мне пойти с тобой. Если я принесу деньги, разве похититель Кенны прикажет мне уйти? Разумеется, нет. А если Кенна там, то я могу защитить вас обеих.
— Я боюсь. За нами могут следить, и преступники не войдут в пещеру, если будут знать, что ты там.
— Придется пойти на риск. — Ник нервно провел рукой по волосам. Его губы искривила горькая усмешка. — Викторина, я положил золото и серебро в саквояж, как было приказано. Он такой тяжелый, что ты просто не оторвешь его от пола. Если я пойду сейчас, то меня могут и не заметить.
Викторина кивнула:
— Тогда иди, Николас. Да поможет тебе Бог! — Она подождала, пока шаги Ника затихли в коридоре, затеет подошла к шкафчику и выдвинула нижний ящик. Покопавшись в белье, Викторина нашла, что искала. Очень осторожно она достала пистолет, который хранила там со дня смерти Роберта Данна.
Рис ждал Пауэлла на лесной опушке. Когда тот показался на тропинке, Рис вышел из-за дерева и позвал своего верного друга.
Пауэлл вздрогнул от удивления и быстро повернулся. Сузившимися глазами он оглядел фигуру Риса.
— Боже правый! Вы чуть было не довели меня до могилы! Я не поверил собственным глазам, когда получил записку Полли о том, что вы хотите со мной встретиться. Что вы делаете в Англии, Рис?
Рис коротко ознакомил Пауэлла с последними событиями, стараясь рассказывать только о самом необходимом.
— Я прибыл в Лондон менее сорока восьми часов назад и провел одну ночь у Полли, намереваясь завтра же поговорить с Ником. Однако за день до этого он поспешно выехал в Даннелли. Я мог придумать только две причины этому. Как Викторина?
— Как обычно. Выглядит ужасно, как это и было с тех пор… ну, вы знаете. Это она послала за Ником. Я видел, как она отдавала письмо юному Биллу.
— Значит, это связано с Кенной. Боюсь, у нас мало времени. Что-то должно произойти еще до конца недели.
Пауэлл тяжело вздохнул:
— Не сомневаюсь. Деверелл должен поторопиться, если хочет помочь Наполеону. Вы слышали, что Веллингтон скоро загонит его в угол?
— Да. Все в Лондоне только и говорят об этом. У Ватерлоо, я думаю.
— Если Деверелл знает об том, он должен как можно быстрее получить выкуп и бежать из страны.
— Согласен. Ты проведешь меня в дом?
— Прямо сейчас. Пройдет еще несколько часов, пока проснутся слуги.
Рис прошел за Пауэллом через двор, стараясь держаться в тени. Они завернули за угол, и тут Пауэлл резко остановился.
— Посмотрите туда, сэр! В сторону летнего домика!
Сощурив глаза, Рис пялился в темноту, пытаясь узнать спешащего к летнему домику мужчину.
— Боже мой! Это Деверелл. Посмотри! Он что-то несет в руках.
Пауэллу пришлось придержать Риса, иначе тот кинулся бы вслед за тем человеком.
— Это не Деверелл. Это лорд Данн. Или по крайней мере на этом человеке плащ Николаса.
— Я больше не могу ошибаться. Я иду за ним.
— Нет! Позвольте мне. Я буду наблюдать за берегом, а вы идите в пещеру. Вы можете спускаться по лестнице быстрее, чем я. Вы вооружены?
— Да. Фонарь по-прежнему лежит на верхней ступеньке лестницы?
— Да. Все так, как вы и оставили. Никто, кроме меня, не пользовался тайным ходом. В пещеру тоже никто не заходил со дня вашего отъезда в Америку.
— Неудивительно, — сухо заметил Рис. — Предатель последовал нашему примеру и пересек Атлантику. Будь осторожен, Пауэлл.
— И вы тоже. — Пауэлл ободряюще сжал плечо Риса, и они разошлись каждый в свою сторону.
— Пора, — объявил Мейсон. — Нас встречают.
— Ты был здесь, когда убили моего отца, — сказала Кенна.
— Как умно, — саркастически заметил он. — Пошли.
Но Кенна отказывалась двигаться с места. Ты Мишель Деверо, не так ли?
— Временами. Признаюсь, удивлен, что тебе потребовалось так много времени, чтобы догадаться об этом.
— Единственный раз, когда я видела тебя в личине Мишеля Деверо, ты носил маскарадный костюм, — напомнила Кенна.
— Превосходная маскировка, не правда ли?
— Очень. Как ты радовался, наверное, что бал у Клаудов тоже был маскарадом. Иначе я бы легко узнала Мейсона Деверелла.
— Верно, — согласился похититель. — Как ты помнишь, я не стал испытывать судьбу в тот вечер и избегал тебя. Впрочем, я и не подозревал, что ты знаешь мою фамилию.
— Рис обнаружил это, когда искал меня. — Мейсон равнодушно пожал плечами:
— Прибереги скучную историю поисков для другого раза. Нам пора. — Он вытащил из кармана кусок веревки: — Повернись и заложи руки за спину.
Кенна помедлила, но, вспомнив о флаконе, подчинилась. Деверелл заставит ее выпить зелье, если она откажется, а Кенна понимала, что ей лучше сохранить ясную голову. Мейсон ловко связал руки девушки, затем взял за локоть и повел наверх. На палубе Кенна с любопытством огляделась. Там находилось всего несколько человек.
Увидев озадаченное выражение на лице Кенны, Деверелл объяснил:
— Кораблю такого размера не требуется большая команда. Остальные сейчас спят, ожидая приказа плыть во Францию.
— Ты так уверен в себе!..
Мейсон пожал плечами. Он помог Кенне спуститься в лодку и, взяв весла, начал ритмично грести к берегу.
Кенна узнала место — пляж, который находился почти в миле от пещеры. Этот человек, как обычно, все продумал заранее: под покровом темноты его корабль не различить даже со столь выгодной позиции, какой является летний домик.
Деверелл подвел лодку как можно ближе к берегу, затем спрыгнул в воду и вытащил лодку на сушу, так что Кенна даже не замочила подол. Однако галантность Деверелла нервировала ее. Он протянул к ней руку с тем же спокойным равнодушием, с каким столкнул Алису.
Кенна отрицательно качнула головой:
— Сама справлюсь.
— Как хочешь. — Он взял из лодки фонарь и повел Кенну к пещере, заставляя ее держаться как можно ближе к скалам, чтобы их не заметили сверху.
Потребовалось немногим более пятнадцати минут, чтобы дойти до входа в пещеру. Кенна шагнула внутрь, но Мейсон, схватив ее за локоть, удержал на месте. Подняв фонарь, он молча указал на следы на песке.
— Думаю, у нас большая проблема, — тихо сказал он. — С этого момента ты идешь первой. — Мейсон вытащил из-за пояса пистолет и направил на нее. — Помни, что дуло нацелено тебе в спину.
— Не думаю, что смогу забыть об этом. — Кенна еле слышала себя из-за громкого стука сердца. Деверелл подтолкнул ее, и она медленно двинулась вперед. Со дня смерти отца она ни разу не заходила в пещеру, и сейчас с каждым шагом в ней просыпались воспоминания о той ночи. Она споткнулась и еле удержалась на ногах.
— Иди, — хрипло прошептал Мейсон.
— Не могу. Пожалуйста, не заставляй меня.
— Проклятие! Двигайся!
Кенна заставила себя сделать шаг, затем второй. Перед ее мысленным взором предстала картина десятилетней давности: вот она, цепляясь за стену, прислушивается к спору в другом ее углу. Но теперь Кенна знала то, чего не знала тогда. В картинной галерее был Ник — с убийственной ясностью она вспомнила, как Викторина выкрикнула его имя. Но в пещере с Викториной был другой человек! В тринадцать лет Кенна столкнулась с предательством людей, которых очень любила, — брата и мачехи. Естественно, сработала защитная реакция — ее разум не справился со столь сильным потрясением. Кроме того, она перепутала Ника с Мейсоном Девереллом — понятная ошибка, учитывая их одинаковые маскарадные костюмы. Слова отца, которые он бросил Мейсону, эхом отдались в ее памяти. «Не ожидал, что ты способен предать свою страну ради мифического мирового порядка, который предлагает Наполеон». Тогда Кенна думала, что он говорит об Англии. Сейчас она поняла, что отец обвинял Мейсона в предательстве Франции. «Я обязан, — сказал отец, — отдать тебя под суд, не гордость не позволяет мне опозорить свой дом». Кенна могла легко представить унижение, которое испытал отец, потому что он сам помог Мейсону перебраться в Англию.
Сейчас Кенна осознала то, чего не понимала тогда. Ей осталось только узнать, почему Викторина была с Мейсоном и почему отец всего лишь попенял жене на то, что она не верит ему, снимая с нее всю вину и защищая ее до самой своей смерти.
Рис тихо выругался, шаря в поисках фонаря. Проклятие, Пауэлл ведь сказал, что он здесь. Он резко отдернул руку, наткнувшись на зазубренный кусок стекла. Через несколько секунд осторожных ощупываний Рис обнаружил разбитый фонарь. Боясь потерять драгоценное время и не сомневаясь, что сможет и в темноте отодвинуть тот каменный блок, что закрывал проход в пещеру, Рис начал спускаться по ступеням без фонаря. Он двигался так же, как в тот вечер, когда шел за Робертом Данном: вытянув одну руку вперед и держась другой за стену. Рис ненавидел себя за медлительность, с которой вынужден был спускаться, но ничего нельзя было поделать. Он никому не сможет помочь, если сломает шею на этой проклятой лестнице.
— Ник! — воскликнула Кенна, когда вошла в ту часть пещеры, где десять лет назад погиб ее отец. Николас Данн стоял у дальней стены. У его ног лежал саквояж, а фонарь он поставил на каменный выступ. Кенна инстинктивно подалась вперед, а Ник порывисто шагнул к ней, но Мейсон тут же, бросив фонарь, схватил ее за руку.
— Стой, где стоишь, Данн, — приказал он. — Скажи ему, Кенна.
— У него пистолет, Ник. — Ник стиснул зубы и кивнул.
— Ты в порядке?
— Да. Ох, Ник, мне так жаль… — Мейсон ткнул Кенну пистолетом в спину:
— Довольно. Почему пришел ты, Данн? Я же сказал: Викто…
Стена за спиной Ника внезапно будто раздвинулась, заставив всех находящихся в пещере вздрогнуть от неожиданности. Ник, стоявший ближе всех к зияющему провалу, отпрыгнул в сторону. Мейсон, не осознав, что Ником движет безотчетное стремление избежать опасности, толкнул Кенну в сторону, поднял пистолет и выстрелил. Пуля вонзилась в плечо Ника. Он упал, ударившись головой о камень, и потерял сознание.
— Черт тебя побери! — Кенна подбежала к брату. Она больше не боялась пистолета Мейсона, так как требовалось время, чтобы перезарядить его. Кенна опустилась на колени около неподвижного тела Ника, но, услышав шорох, резко подняла голову. В пещеру через отверстие в стене шагнула ее мачеха.
— Зачем ты пришла? Посмотри, что… — Кенна резко смолкла, увидев в руках Викторины пистолет. Он был нацелен на Мейсона.
Деверелл заметил оружие раньше Кенны и действовал без промедления. Толкнув ногой свой фонарь, так что тот покатился к Викторине, он быстро нырнул вниз, используя Кенну как живой щит. Застигнутая врасплох, Викторина пошатнулась, шагнула назад и, наткнувшись на стену, сдвинула потайную пружину, так что каменный блок снова встал на место, отрезав им путь к спасению.
Мейсон встал, заставив Кенну подняться вместе с ним.
— Твое спокойствие удивляет меня, Викторина. Я думал, ты выстрелишь. Давай рассуждать здраво. У тебя все еще заряженный пистолет, а у меня Кенна. Похоже, нам есть чем поменяться. Ты согласна?
По щекам Викторины текли слезы, но она не опустила оружия.
— Ты ублюдок, Мейсон.
— Какое оригинальное обращение, — беззаботно заметил он. — Дай мне саквояж, и я скажу вам всем аu revoir
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
.
— Если он тебе так нужен, сам его и возьми. — Кенна не на шутку испугалась за мачеху. Пистолет казался слишком тяжелым для ее слабеньких рук.
— Пусть берет деньги, Викторина, — сказала Кенна. — Какое это имеет значение?
— Ты не права. Как только он получит желаемое, то убьет нас.
— Но его пистолет…
— Мейсон всегда носит с собой нож. Не правда ли?
— Ты так хорошо изучила меня, дорогая, — ухмыльнулся тот. — Разумеется, ведь мы близко знакомы уже много лет. Возможно, ты хочешь, чтобы я рассказал все Кенне?
— Я хочу, чтобы ты перерезал веревки, которыми связал ее.
— Я так не думаю.
— Режь веревки, Мейсон.
Он пожал плечами. Не отрывая глаз от Викторины, он вытащил из сапога нож и перерезал веревки. Однако он не отпустил Кенну, а притянул к себе, прижав кончик лезвия к ее горлу.
— Я выполнил твою просьбу, Викторина, хотя не понимаю, чего ты этим добилась.
Викторина добилась того, что теперь Кенна могла защищаться, что было невозможно со связанными сзади руками.
— Отпусти Кенну, и я дам тебе возможность забрать саквояж.
Мейсон покачал головой:
— И застрелишь меня, когда я наклонюсь над ним. Я еще не забыл, что ты умеешь управляться с оружием, хотя Кенна, возможно, этого не знает. Ты плохо стреляешь на расстоянии — вспомни, как ты промахнулась и вместо Кенны попала в старого браконьера, — но думаю, не промажешь с двух метров.
Кенна вскрикнула, потрясенная до глубины души предательством мачехи. Последние барьеры в ее памяти рухнули. На мгновение закрыв глаза, она увидела то, чего никогда не вспоминала раньше: Викторина подобрала пистолет, который обронил ее отец, за секунду до того, как один из французов разбил фонарь.
— Ты убила моего отца! — обвиняюще закричала Кенна. — Ты убила своего мужа!
Мейсон сжал руку Кенны:
— Неверно. Она убила Роберта Данна, но не своего мужа. — Он дернул подбородком в сторону Викторины: — Скажи Кенне, почему мы были здесь в ту ночь.
Худые плечи Викторины опустились, и пистолет на мгновение дрогнул у нее в руках.
— Я пришла с Мейсоном, чтобы получить весточку о своем муже, графе Дуссо.
— Но… — начала было Кенна и замолчала, когда кончик лезвия сильнее прижался к ее шее.
Викторина, казалось, не заметила ни этого движения, ни того, что Мейсон медленно и осторожно передвигается вместе с Кенной по направлению к саквояжу. Она продолжала говорить тихим бесстрастным голосом:
— Ты думаешь, я была вдовой? Все так считали. Но мой муж был еще жив… Я бы сделала все на свете, чтобы вызволить его… И я так и поступила. Мне сказали, что я могу спасти его, если отправлюсь в Англию и буду там шпионить в пользу бонапартистов. Я приняла предложение Роберта выйти за него замуж, поскольку считала, что так мне будет легче получать информацию. Я не думала, что когда-нибудь смогу полюбить его, но в конце концов это случилось.
— Он любил тебя, — с горечью сказала Кенна. — И той ночью пытался защитить свою жену.
— Знаю. — Викторина опустила глаза. — Он знал обо мне больше, чем я думала. Мало-помалу он понял, чем я занимаюсь, и передавал мне совершенно бесполезные сведения.
Кенна перевела взгляд на безжизненное тело брата. Нужно срочно остановить кровотечение.
— Тогда ты обольстила Ника.
— Да. Ник сгорал от страсти, но я только подшучивала над ним.
— С кем же ты встречалась в летнем домике? — По щеке Викторины скатилась слезинка.
— С Мейсоном, — тихо ответила она. — Моим любовником был Мейсон. Я не хотела этого, но мне не дано было решать. Еще до того, как я отправилась в Англию, Мейсон уже пользовался моим телом. Взамен он обещал, что графа Дуссо не будут пытать. — Она гневно посмотрела на Деверелла. — Однако в отношении моих родителей он ничего не обещал. Они были убиты бонапартистами, а со временем то же произошло и с моим мужем. — Викторина внезапно прервала свои воспоминания и резко выпрямилась. — Не двигайся, Мейсон.
Мужчина замер. Пытаясь сломить сопротивление Викторины, он заговорил о маскараде.
— Твоя мачеха, Кенна, позаботилась о том, чтобы на мне был такой же костюм, как на Нике. Так мы могли отвлечь внимание от меня и бросить тень подозрения на сына хозяина дома. Викторина сказала, что добыла очень важную информацию, и провела меня тайным ходом, который ей показал Роберт, а я подал сигнал на корабль. Но она обманула меня. Ей нужно было лишь узнать о своем муже. Твой отец незамеченным следовал за нами.
— Это был несчастный случай, Кенна! — вскричала Викторина. — Ты должна поверить мне! Это был несчастный случай! Я подобрала пистолет, который уронил Роберт, когда Мейсон схватил его за руку. Фонарь разбился, и я не видела, что происходит. Я была так напугана! Не помню, как я нажала на спусковой крючок, но внезапно твой отец упал на меня. Я закричала, и один из прибывших французов оттащил меня от Роберта. Кенна не смягчилась.
— Ты оставила меня здесь, — сказала она холодно. — Мои руки и ноги были связаны, а ты оставила меня на верную смерть.
— Я не знала, что это ты! Никто из нас этого не знал! Я бы никогда не поступила так с тобой!
— Верится с трудом. Не забудь о моем падении с лестницы, перерезанной подпруге, смерти Тома Аллена, мышьяке и, в конце концов, похищении.
Мейсон злобно улыбнулся Викторине:
— У Кенны отличная память, ты не находишь?
— Это все Мейсон! Он заставил меня! Если бы ты вспомнила, что случилось на маскараде, то его миссия была бы провалена. А я бы попала в тюрьму! Я не могла этого допустить! Но сейчас мне все равно.
Кенна не знала, можно ли верить Викторине. Видимо, сомнение отразилось на ее лице, потому что Викторина заговорила вновь:
— Это правда! Мне безразлично, что со мной будет. Да, я перерезала подпругу Пирамиды, но затем поехала с тобой на прогулку. Я увидела, как твое седло начало соскальзывать. Ты помнишь? Я крикнула, чтобы ты остановила лошадь. Я спасла тебя от смертельного падения. — Голос Викторины молил о прощении. — Это я установила капкан, но, когда ты целой и невредимой вернулась в Даннелли, я поняла, что у меня ничего не получится. Я пошла, чтобы забрать его, но там уже были вы с этим старым браконьером. Я так испугалась! Я могла бы убить тебя, но я не сделала этого!
— Вместо этого ты спасла свою шкуру, убив Тома Аллена, — с горечью сказала Кенна.
— Я не могла иначе!
— Ты пыталась отравить меня, Викторина!
— Нет, всего лишь испугать, — поправила мачеха. — Я знала, что ты подозреваешь Риса. Да и кто бы на твоем месте думал иначе? Мейсон сказал, что ты не должна выходить замуж, так как мы больше не сможем тебя контролировать. Если бы я хотела убить тебя, то сделала бы это очень легко, а подозрение пало бы на Риса или же, спасибо Дженет, на месье Рэйе.
— Это ты встречалась с Мейсоном в пещере и обсуждала план бегства Наполеона? Ты давала деньги на этот побег?
Вопрос Кенны застал врасплох и Мейсона, и Викторину.
— Откуда ты знаешь? — спросила Викторина.
— Не важно.
— Я была вынуждена, разве ты не видишь? Мейсон не дал мне другой возможности. Я должна была достать денег для него. Были и другие, кто предлагал помощь, а я стала связующим звеном между ними и Мейсоном.
— А как насчет моего похищения? — холодно спросила Кенна.
— Это была мысль Мейсона. Ничего не подозревая, я рассказала ему о твоей поездке в Черри-Хилл. Он сделал все остальное, так как понял, что я не смогу убить свою падчерицу. Разве я не молила тебя остаться в Даннелли?
Викторина разрыдалась, и Мейсон воспользовался ее слабостью. Он с силой толкнул Кенну вперед. Викторина подняла руки, чтобы отвести дуло пистолета. Кенна по инерции врезалась в мачеху, и они обе упали. Раздался выстрел, но пуля попала в потолок.
Кенна быстро скатилась с Викторины и вскочила на ноги. Внимание Мейсона было отвлечено — он пытался поднять тяжелый саквояж. Не думая о последствиях, Кенна ударила Мейсона кулаком по носу. И тут же внезапно почувствовала резкую боль в бедре. Это Деверелл вонзил в нее нож. Из его носа текла кровь, и он в ярости начал надвигаться на Кенну.
Она стала пятиться, пока не наткнулась на стену рядом с тем местом, где стоял фонарь. Единственное, что пришло ей в голову, — попытаться убежать под покровом темноты. Она быстро схватила фонарь и разбила его о каменный выступ. В этот момент второй раз за вечер сдвинулась стена пещеры.
У Риса была лишь доля секунды, чтобы запомнить положение всех людей в пещере до того, как погас фонарь и наступила кромешная тьма. Грохот выстрелов от его пистолетов громом пронесся в небольшом пространстве, затем наступила тишина.
— Кенна? — тихо позвал он.
Услышав взволнованный голос Риса, Кенна была так потрясена, что просто не могла произнести ни звука. Она оперлась о влажную стену пещеры, не в силах поверить, что это ей не почудилось.
— Проклятие, Кенна! Скажи что-нибудь!
— Я здесь Рис.
Рис бросился вперед, но предупреждающий возглас Викторины заставил его остановиться и отпрыгнуть в сторону, так что нож Мейсона разрезал только рукав его сюртука. Затем почти одновременно раздался громкий стон Деверелла и полный боли крик Викторины. В пещере вновь воцарилась зловещая тишина.
— Рис! — закричала Кенна. — Что случилось? Викторина!
Рис промолчал. Он осторожно двигался вперед в кромешной тьме, уже догадываясь, чту его ждет. Первым он обнаружил тело Мейсона. Толкнув труп, он задел рукой плечо Викторины. Мгновение спустя он нащупал торчащий из ее груди нож Мейсона.
— Она мертва, — тихо сказал Рис.
Всхлипывания Кенны заставили его поспешить обратно. Она почувствовала, как его руки обнимают ее, и прижалась к мужу, рыдая от горя и радости одновременно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бархатная ночь - Гудмэн Джо

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Бархатная ночь - Гудмэн Джо



красивая сказка про любовь
Бархатная ночь - Гудмэн Джонара
11.01.2012, 14.16





"Отличный роман!"
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоНИКА
15.02.2012, 1.07





неплохо! можно и почитать.
Бархатная ночь - Гудмэн Джовэл
23.05.2013, 14.41





Остросюжетный роман. Читается с интересом.Пещеры,приключения.rnТаинственные смерти.
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.37





Неплохо, читать можно.
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоТаня Д
13.09.2014, 19.32





Очень даже неплохой роман, но уж больно тут всего намешано, один сплошной детектив от начала и до конца с приплетом Наполеона и шпионажа. Но герои милы и их приключения интересны. 9/10
Бархатная ночь - Гудмэн ДжоНаталия
7.11.2016, 5.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100