Читать онлайн Влюбленный мятежник, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный мятежник - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный мятежник - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный мятежник - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Влюбленный мятежник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Эрик едва успел войти в свою хижину после изнурительных строевых занятий с фон Штеубеном, когда услышал, что кто-то истерично выкрикивает его имя. Пустота и холод дома без Аманды лишь усилили его тревогу; он поспешил к двери и распахнул ее.
Женевьева почти падала с разбитой клячи из тех, что едва пережили зиму. От кузни прибежал Дэмьен — как раз вовремя, чтобы успеть подхватить сползающую с седла женщину.
— Дэмьен! О, слава Богу! И Эрик!
— Что случилось? — требовательно спросил Дэмьен.
— Веди ее в дом, — приказал ему Эрик, — на улице холодно.
Через минуту Женевьева с накинутым на плечи одеялом уже потягивала из бокала бренди в хижине.
— Она настояла на том, чтобы мы отправились на поиски продовольствия. Аманда… Она думала, что мы сможем внести свою лепту, если найдем что-нибудь в округе. Но потом она упала….Эрик, она жива, но я думаю, что у нее сломана нога. Она нуждается в твоей помощи.
Мороз… она лежит на морозе, раненная, замерзающая, страдая от невыносимой боли. К тому же надвигается метель. Если пойдет сильный снег, они могут и не найти ее, она может погибнуть из-за своей безрассудной попытки доказать верность патриотам…
— Боже праведный! — громко прошептал он и мгновенно вскочил на ноги — Дэмьен, передай Фредерику, пусть приготовит фургон.
Женевьева, объясни, где она? Как до нее добраться? Ты покажешь дорогу Фредерику, а я поскачу вперед с одеялами и бренди. Мороз слишком сильный!
— Конечно, конечно, — отозвалась, вставая, Женевьева.
Но тут дверь распахнулась, и на пороге возник Жак Биссе, высокий и мрачный. При взгляде на Женевьеву его лицо исказила ярость.
— Женщина лжет, — сказал он безжизненным голосом.
— Как вы смеете?! — задохнулась Женевьева. — Эрик! Дэмьен!
Не будете же вы слушать этого… этого лягушатника! Чьему слову вы поверите — его или моему?
Что-то в ее тоне очень не понравилось Эрику. Он неторопливо улыбнулся, прислонившись к стене.
— Я знаю Жака почти всю свою жизнь, Женевьева. Он никогда не говорил мне не правды. Жак, быстро расскажи; в чем дело!
— Я следил за ними. Леди Женевьева приехала сюда и позвала Аманду с собой. Я последовал за ними, когда они поскакали в поле. Я своими глазами видел, как их окружили «красные мундиры». Это была западня, заранее спланированное похищение.
Эрик почувствовал, как его сердце ухнуло вниз и, казалось, начало кровоточить. Во рту пересохло. Еле ворочая непослушным языком, он спросил:
— Кто, Жак? Кто захватил ее?
— Тэрритон. Лорд Роберт Тэрритон. Ее выманили из дома якобы к вам, а теперь хотят поймать вас в такую же ловушку. Я не знал, что делать! Я не мог позволить оставить ее одну в снегу, среди них, но и помочь ничем не мог, поэтому кинулся предупредить вас. Эта женщина — приманка. Они хотят выманить вас навстречу смерти. — Жак Поколебался, глядя на Женевьеву Если бы взгляд мог убивать, подумал Эрик, то Женевьева сейчас лежала бы в луже крови с кинжалом в сердце.
Дэмьен отшатнулся от молодой женщины. Огонь в очаге угасал, дым и копоть наполнили воздух. Дэмьен снова шагнул к Женевьеве, и та отступила, пятясь к стене.
— Это ложь! — закричала она. — Он лжет, и я не знаю почему!
Я даже не могу понять…
— Я могу! — хрипло перебил Эрик. Шагнув мимо Дэмьена, он схватил Женевьеву за плечи и развернул лицом к себе. — Это была ты. Именно ты дала знать Найджелу Стирлингу и Роберту Тэрритону об оружии, спрятанном в Камерон-Холле. Это ты!
— Нет!
— Да, — тихо произнес Дэмьен. — Я сказал ей. Я рассказал ей об этом, когда мы лежали в постели. Гнусная шлюха! — вырвалось у него.
Женевьева плюнула в Дэмьена, и он яростно хлестнул ее по лицу.
Закричав, женщина скорчилась на полу.
— Эрик, заставь его прекратить!
— Что будем с ней делать, Эрик? — спросил Дэмьен, все еще сжимая кулаки; желваки бешено играли у него на скулах. — Да простит меня Господь, и ты, Эрик, прости, если сможешь, за то горе, что принесла нам всем своим вероломством эта женщина. Я был последним дураком, когда доверился ей!
Эрик схватил Женевьеву за запястья и рывком поставил на ноги.
— Сколько людей у Тэрритона?
— Двадцать тысяч! — вызывающе ответила та.
Он улыбнулся:
— Солжешь еще раз, и я сделаю тебе гораздо больнее, чем Дэмьен только что. А конкретно… « — 0н выдержал паузу, затем обратился к Дэмьену:
— Ты никогда не замечал, как наша леди Женевьева любит себя? Ее лицо — это ее жизнь. Жак, я знаю, тебе это доставит огромное удовольствие, принеси кочергу. Мы не будем столь жестоки, чтобы отнимать у леди жизнь, мы подпортим лишь ее красоту.
Глаза Женевьевы расширились, она все еще не верила. Дэмьен схватил ее за плечи и развернул лицом к Жаку. Высокий акадиец с жестокой улыбкой приближался к ней, держа в руке кочергу с докрасна раскаленным на огне концом. Он подносил кочергу все ближе и ближе к ее щеке, чуть ниже глаза. Женщина отчаянно задергалась, пытаясь вырваться из рук Дэмьена.
— Эрик, ты блефуешь! Я знаю, что ты блефуешь! Ты не… — Она завизжала от страха, когда жар раскаленного металла почти опалил ее ресницы. — Ты не сделаешь этого! — завопила она.
— Видишь ли, в обычных условиях я бы на это не пошел, — согласился Эрик. — Но я люблю свою жену, Женевьева, и чего бы мне это ни стоило, я выбью из тебя правду, чтобы вернуть ее обратно.
Кочерга угрожающе приблизилась к лицу Женевьевы.
— Хорошо! Хорошо! — выкрикнула она. — Их меньше сотни.
Генерал Хоув наслаждается зимой в Филадельфии, там без конца идут балы и вечеринки, жизнь весела и приятна. Это была идея Стирлинга.
Ему нужен ты, а Роберту нужна Аманда. Они взяли только эскадрон Роберта. Они были уверены, что ты сломя голову бросишься ей на помощь, и тогда легко будет захватить тебя и тех, кто будет с тобой.
Этакая маленькая диверсия. Но большой удар по силам американцев и предупреждение колеблющимся. Особенно если все узнают, что повесили благородного лорда Камерона!
Эрик пропустил мимо ушей ее сарказм.
— Каковы его планы? Где он держит мою жену?
— Есть… есть один дом. В десяти милях отсюда. В сосновой бору. Я должна была привезти тебя к лесу, а там уже ждала бы британская кавалерия.
— Жак, отведи ее к генералу Вашингтону. Пусть он решает ее судьбу. Дэмьен, зови Фредерика, пусть поднимает первую роту виргинцев. Потом возвращайся, я объясню свой план.
— Первая рота! — Женевьева расхохоталась. — Там наберется от силы двадцать человек. Они все погибнут, идиот!
— Дорогая Женевьева, я не спрашивал твоего мнения. Жак, ради Бога, уведи ее отсюда!
Он мог бы ничего и не говорить. Жак с силой вывернул ей руку, практически вышвырнув на снег. Эрик услышал еще, как Женевьева вскрикнула от боли и ярости, но тут же умолкла, и он был более чем уверен, что больше она не осмелится произнести ни слова. Она не могла не ощутить, насколько беспощадна была ненависть Жака, должна была понять, что он может запросто убить ее.
— Это из-за меня, Эрик! Все из-за меня, — пристыженно сказал Дэмьен. — Сможешь ли ты меня простить?
— Это я был елец, — с горечью ответил Эрик. — Я отказывался верить очевидному, пока не стало слишком поздно. Давай вернем Аманду.
Это главное.
— Они не повесят ее. Я не верю и в то, что они будут ее пытать, хотя Тэрритон… — Голос Дэмьена пресекся. Они оба знали, на что способен Тэрритон.
— Я всегда рисковал оказаться в руках палача, — напомнил ему Эрик. — И она моя жена. Без нее мое будущее теряет смысл. А теперь слушай, я, кажется, знаю, как вызволить ее и не потерять при этом ни одного человека.
После нескольких дней, которые Аманда провела в убогих жилищах Вэллей-Форджа, дом показался ей до неприличия роскошным и элегантным. Камин был отделан мрамором, на потолках красовалась изящная лепнина, стены были затянуты кожей ручной выделки Пушистые ковры покрывали натертые до блеска паркетные полы, а сама Аманда восседала в кресле с гнутой спинкой, держа в руке бокал с бренди.
Приближалась ночь. На снегу за окнами легли черные тени. Аманда с такой силой стиснула в пальцах бокал, что тонкое стекло едва не треснуло.
Роберт Тэрритон возвращался. Она услышала его шаги по паркету за дверями.
Он распахнул дверь и, ввалившись в комнату, задержался у сервировочного столика, чтобы налить себе виски.» Мило улыбнувшись, он присел на ручку кресла напротив.
— Я очень сожалею, что не успел проявить к тебе должного внимания.
Аманда, уставившись в окно, сделала вид, что не слышит. Сколько потребуется Женевьеве, чтобы доскакать до лагеря? И как скоро Эрик помчится к ней? Уже вот-вот он появится. И либо его застрелят окружившие дом солдаты, либо поймают и вздернут на дереве на заднем дворе, где уже была прилажена веревка. Эту веревку Роберт показал Аманде первым делом, чтобы помучить ее. Он повел ее во двор и провел веревкой по ее щеке, а затем в подробностях рассказал, что происходит с человеком, когда у него на шее затягивают петлю.
Потом он привел ее сюда, швырнул в кресло и оставил, отправившись устраивать смертельную западню Эрику. Ей не пришлось долго оставаться в одиночестве. Появился отец и предложил ей бренди. А также заверил, что с наслаждением послушает ее крики и стоны, когда вернется Тэрритон.
— С радостью, с наслаждением! Я надеялся, что ты будешь страдать с Камероном, но ты как дура влюбилась в этого ублюдка. Ну, все равно Помучаешься сейчас.
— Почему? — в яростном негодовании потребовала она объяснений. — Почему? Что, во имя всего святого, я тебе сделала?
— Ты родилась, девчонка. Тебя родила шлюха, которую я никогда не забуду. Это моя месть! Я молюсь, чтобы был Бог и существовала загробная жизнь. Пусть она посмотрит на землю и увидит твои страдания!
С этими словами Стирлинг покинул ее. Аманда попыталась открыть окно, но обнаружила, что оно наглухо забито. И вдобавок за ним вышагивал часовой, следивший за каждым ее шагом. А теперь Роберт прошелся по комнате, выглянул в окно, погладил красивый, красного дерева наличник.
— Они вот-вот схватят его. Твоего мужа схватят с Минуты на минуту Я приказал, чтобы его сначала привели сюда. Я хочу, чтобы ты увидела его перед тем, как он умрет.
— Ты не можешь просто так повесить его! Должен быть суд Ты…
— Хочешь поторговаться за его жизнь, Аманда?
Она затаила дыхание, боясь услышать продолжение, но и «отчаянно надеясь.
— Ты еще его не поймал.
— Так поймаю!
Он отошел от окна, шагнул к Аманде и улыбнулся, увидев, как она вжалась в кресло. Роберт схватился за ее корсаж и рванул его — материя затрещала. Вскрикнув, она перехватила его руку и впилась в нее ногтями. Он выдернул ее из кресла, смеясь при виде ее разорванного платья. Он все еще смеялся, когда она вцепилась ему в лицо. Из царапин потекла кровь, и улыбка сбежала с его лица.
— Когда я его поймаю, слышишь, стерва, он будет умирать очень долгой смертью! Мы затянем петлю так, чтобы он, качаясь, мог дотягиваться до земли, и таким образом он будет медленно и мучительно задыхаться, пока не сдохнет! — Он поймал ее руки, едва не сломав пальцы, и поволок ее к камину. Прижав Аманду к стене, негодяй снова улыбнулся. — Прекрасный дом, не правда ли? Конечно, ваши континенталы хорошенько пограбили его, унеся продукты, прежде чем пришли мы. Хозяева, кажется, давно покинули его. Тебе стоит посмотреть спальню. Там стоит огромная кровать с шелковыми простынями на самом мягком матрасе, который ты могла бы себе представить Ты ведь привыкла к роскоши! Вот почему я думаю, что произойти это должно здесь. На полу, у стены. Я не буду брать тебя в роскоши спальни, как любовник — нет, ведь ты отвергла меня. Ты дразнила, манила, заигрывала — а потом бросила меня Поэтому я намерен взять тебя как продажную девку Как последнюю проститутку. Прямо здесь и на глазах твоего мужа!
Аманда закричала, отворачивая лицо, мечтая умереть, когда он сунул руку за ее разорванный корсаж и положил ладони ей на грудь.
— Я собираюсь проделать это на его глазах..
Тэрритон отпрянул при стуке в дверь. Не отнимая рук от Аманды, он громко сказал:
— Войдите!
Аманда вновь попыталась вырваться, извиваясь, молотя кулаками, отталкивая его. Но затем силы оставили ее и она замерла в страхе и отчаянии.
Двое солдат в низко надвинутых на головы треуголках втащили в комнату Эрика. Его рубашка была в крови, мундир клочьями свисал вниз, волосы растрепались. Он выпрямился, встав напротив нее, высокий и дерзкий, с глазами, горевшими смертельной ненавистью. Солдаты держали его руки за спиной.
— Эрик! Добро пожаловать! — воскликнул Роберт. — Я как раз разговаривал с твоей женой. Так сказать, встреча старых друзей. Мне очень нравится твоя жена.
Эрик грубо выругался.
— Тебя повесят, Камерон! Прямо сейчас. Тебя повесят, а я буду наблюдать и заставлю Мэнди делать то же самое.
— Ты покойник, Тэрритон!
— Ошибаетесь, сэр. Это вы покойник.
— Нет! — закричала Аманда. Она оторвала взгляд от страстных, ненавидящих глаз Эрика и обернулась к Тэрритону:
— Не убивай его.
Я сделаю все, что хочешь Все, что хочешь! Пожалуйста…
— Аманда! — взревел Эрик.
— Я отдам свою жизнь вместо него, все, что угодно!
— Тебе не представится такой возможности Какую часть тела своей жены ты хотел бы увидеть, Камерон? Один последний взгляд на ее шею… или грудь? И мою руку на ней…
— Ты мертвец, Тэрритон! Я убью тебя прямо сейчас! — загремел Эрик. Он стряхнул державшие его руки и выхватил шпагу из ножен стоявшего рядом с ним солдата «Красный мундир» поднял голову, и у Аманды перехватило дыхание: перед ней был не враг, а Фредерик! Тэрритон отпустил Аманду и закричал, созывая охрану.
Коридоры сразу заполнились людьми Кто-то влетел через окно, покатившись по полу. Это был Дэмьен. Он вскочил на ноги в боевую стойку, в руке блеснула шпага. Он был готов драться.
Комнату заполнили солдаты. Аманда стояла, прижавшись к стене, придерживая на груди разорванное платье, все еще не придя в себя, в то время как Эрик и Роберт сошлись перед ней в смертельном поединке.
Шпаги звенели, противники отступали и вновь сходились, словно танцоры, скрещивали клинки в противостоянии силы и воли. Роберт упал на спину, но успел швырнуть Эрику под ноги стул. Эрик шутя перепрыгнул через препятствие: его вела ярость Настигнув Роберта, Эрик нанес ему сокрушительный удар. Шпага Тэрритона взвилась высоко в воздух и упала к ногам Аманды. Она наклонилась и схватила ее. Эрик приставил, острие своей шпаги к горлу Роберта.
— С каким удовольствием я проткнул бы тебя насквозь! Но каков будет подарок генералу Вашингтону!
— Аманда, собери их пистолеты!, — вдруг послышался голос Дэмьена. Фредерик, Дэмьен и молодой капитан виргинцев покончили с охраной: двое лежали на полу мертвыми, а двое других застыли молча, с приставленными к груди шпагами Дэмьена и Фредерика. Аманда побежала выполнять поручение. Но стоило ей повернуться спиной к пустому дверному проему, как она почувствовала холодное прикосновение стали к шее.
— Ну-ну, джентльмены! Что за шум на пустом месте! — послышался издевательски-вежливый голос.
Найджел. Найджел Стирлинг. За спиной Аманды стоял отец, обхватив ее шею одной рукой и приставив к горлу маленький кинжал.
Дэмьен взглянул на Эрика, который замер, сверля Стирлинга леденящим взглядом.
Роберт Тэрритон засмеялся и, отстранив нацеленную в его горло шпагу, потер красное пятно там, где ее острие расцарапало его кожу.
— Камерон, висеть тебе на дереве! Если, конечно, я не предпочту четвертовать тебя!
— Всего одна жизнь, чтобы отдать за свою страну, а, Эрик? И всего одна жизнь за свою жену, — любезно произнес Стирлинг — Ни одному противнику не одолеть тебя в поединке, Эрик. Кажется, только любовь и красота способны на это. Правда, моя дорогая доченька? Ну пожалуй, хватит забавляться. Лорд Камерон должен быть повещен, и как можно скорее, а ты, моя дорогая дочь, сполна насладишься этим зрелищем.
Внезапно Стирлинг замолк. Аманда не могла обернуться, чтобы посмотреть, что делается сзади, но в следующее мгновение услышала сильный глубокий голос, голос с французским акцентом, холодный, гневный и беспощадный.
— Убери от нее свои руки, грязная свинья!
Это был Жак Биссе.
— Я убью ее! Не задумываясь перережу ей глотку! — проревел Стирлинг. Он мог э1 о сделать. Аманда ощущала на горле сталь, холодную, словно смерть — Свинья! — снова произнес Жак по-французски.
Затем, к изумлению Аманды, рука, сжимавшая ее горло, ослабла.
Она шагнула вперед, потирая шею, и вскрикнула, увидев, что отец валится на пол. Его глаза были широко открыты, а руки в последнем усилии тянулись к ней. Истекая кровью, он падал прямо на дочь. В ужасе она попятилась. Стирлинг рухнул к ее ногам. И тут Аманда увидела у распростертого тела Жака Биссе. Высокого, неподвижного, с темными бесстрастными глазами Жак взглянул на нее — Он должен был умереть.
— Проклятый ублюдок! — внезапно взревел Тэрритон Он бросился вперед и попытался вырвать у Эрика шпагу Тот едва шевельнул запястьем, и Тэрритон свалился подле Стирлинга — он напоролся на клинок.
— Ты сам выбрал смерть! — пробормотал Эрик, выдергивая шпагу Он посмотрел на Аманду и, протянув ей руку, спокойно улыбнулся:
— Нам надо скорее уходить.
Грохот шагов внизу заставил всех согласиться с его мнением. От соснового бора к дому приближались «красные мундиры», чтобы разобраться, что происходит.
— Аманда! Прыгай в окно! — приказал Эрик. Обхватив жену за талию, он перенес ее через раму разбитого окна. На секунду оба замерли, стоя на подоконнике, а затем вместе прыгнули в глубокий снег под окном и покатились под уклон. Аманда слышала, как прыгнул еле, Дэмьен, за ним последовали Фредерик и капитан — Бежим! — крикнул Эрик, поднимая ее на ноги. — Бежим!
Он крепко схватил Аманду за руку. Но сугробы были так высоки!
Британцы были совсем рядом, и он тянул ее все вперед и вперед.
Мороз был сильный, Аманда проваливалась в снег порой по пояс, и даже идти было почти невозможно — Эрик! — вскрикнула она падая.
Он упал вместе с ней; оступившись, оба катились с обрыва. Когда падение наконец закончилось и Эрик приподнялся, глядя ей в глаза, Аманда почувствовала, что выступившие на глазах от ветра слезы текут и примерзают к щекам. Уцепившись за плечи мужа, она ответила на его встревоженный взгляд.
— О, Эрик! Есть всего одна жизнь! И если все потеряно. Бог свидетель, я хочу, чтобы ты знал: эту жизнь я с радостью отдам за тебя.
— За тебя, — согласился он улыбаясь. — И за эту страну.
Аманда пылко поцеловала его Если их настигнут британцы, она хотя бы испытает напоследок сладостный вкус его губ.
— Одна жизнь… чтобы провести ее с тобой. Будет она короткой или длинной — не важно. Главное, что она наполнена теплом и любовью.
— Аманда, я люблю тебя.
— Я люблю тебя!
— Аманда, еще не все потеряно.
— Что?
— В лесу ждут мои люди. Я хотел, чтобы британцы увязались за нами. Нам надо пройти еще немного, любовь моя! Мы должны добраться до наших.
— О! Ты заставил меня говорить все эти вещи…
Эрик улыбнулся с нежностью. Плут, джентльмен. Он пожирал ее глазами с такой любовью, против которой она не могла устоять — А разве твои слова не были правдой? Только одна жизнь, любимая, и я с готовностью отдам ее за тебя!
Она рассмеялась и обвила его руками.
— О, Эрик! Это была Женевьева.
— Я знаю.
— Бедный Дэмьен!
— Он сильный, настоящий солдат. Он с этим справится.
— Мой отец мертв.
Эрик замялся, затем встал, поднимая ее на ноги. На кромке обрыва уже слышались полоса британцев. Лязгали шпаги, хлопнул мушкетный выстрел, тут же загрохотали ответные. Эрик охватил Аманду за руку:
— Скорее, я посажу тебя на лошадь, и ты сможешь выбраться отсюда.
— Без тебя я никуда не поеду! — с трудом выдохнула она, спеша за ним, увязая в снегу.
— Ты сделаешь так, как я…
Эрик оборвал себя. Они выбрались на гребень обрыва как раз вовремя, чтобы увидеть конец драмы. По крайней мере два десятка трупов в красных мундирах лежали в снегу Остальные, спасаясь, метались между деревьями. Дэмьен с боевым кличем виргинцев преследовал их.
Эрик вышел на поляну и осмотрелся вокруг.
— Башмаки, ребята. Нам нужны их башмаки, чтобы обуть своих.
А после похороним их, если, конечно, сумеем продолбить замерзшую землю. Фредерик! Отвези, пожалуйста, мою супругу в лагерь.
— Но, Эрик… — начала было Аманда.
Он поймал ее за плечи и поцеловал в губы.
— Пожалуйста, дорогая. Потерпи. Дэмьен, Жак и я вернемся так скоро, как только будет возможно. И тогда мы все вместе поговорим.
Ее глаза расширились. Он был так серьезен. Любопытство охватило Аманду, и она даже не подумала больше возражать.
— Хорошо, — согласилась она. — Но только поторопись!
Отвернувшись, она поблагодарила Фредерика, который накинул ей на плечи спой плащ, и оперлась о его руку.
— Я думал, она ни за что не уедет! — сказал Дэмьен. — Аманда — воплощение огня, не так ли?
Аманда уже хотела развернуться и сказать кузену все, что она о нем думает, но ее опередил Эрик.
— Патриоты все такие, — отозвался он.
— Вы правы, милорд! Вы правы! — согласился Дэмьен.
Все рассмеялись. Аманда не стала оглядываться. Подсаживая ее на лошадь, Фредерик улыбнулся, и она тоже ответила ему улыбкой.
Мужчины вернулись в Вэллей-Фордж через несколько часов.
Аманда сидела за столом в хижине и смотрела на них — Эрика, Дэмьена и Жака, стоявших перед ней навытяжку, словно провинившиеся школьники.
Эрик кашлянул, собираясь заговорить, но вперед выступил Жак.
— Я убил твоего отца, Аманда.
— Он хотел убить меня, Жак, — тихо произнесла она. — Он… он действительно намеревался это сделать. Он всегда ненавидел меня.
Жак не ответил ни слова. Эрик снова прокашлялся.
— Аманда, Найджел не был твоим отцом.
— Что?! — В изумлении она вскочила на ноги. — Но…
Дэмьен обнял кузину и, опустившись на колени рядом, усадил ее обратно.
— Ты никогда не задумывалась, почему он был так холоден по отношению к собственному ребенку, своей плоти и крови? До меня доходили разные слухи. Я помню твою мать, Аманда. Хотя и смутно.
Она всегда была так добра и приветлива и так…
— Щедра душой, — добавил Жак. Он смотрел на Аманду, но, казалось, видел другое время, другие обстоятельства. — Она была красива, нежна и добра, ее голос был подобен соловьиному пению, она заботилась обо всех, кто ее окружал, будь то раб или свободный человек, работник или дворянин. Она… она нашла мне работу, когда я прибыл из Нова-Скотии.
Он замолчал, долго не решаясь продолжить. Его темные Глаза с волнением смотрели на Аманду.
— Я влюбился в нее, — заговорил он севшим от волнения голосом. — И она полюбила меня. Мы собирались бежать в Луизиану, но он поймал нас. Он бросил меня, посчитав мертвым. Меня подобрал дед лорда Камерона, и со временем раны на моем теле зарубцевались, кости срослись, но до того дня, как появилась Даниелла, я не помнил, что со мной было раньше.
У Аманды перехватило дыхание. Она попыталась найти нужные слова:
— Что… что ты имеешь в виду?
— Аманда, — негромко произнес Эрик, — Жак — твой отец.
Наступила тишина. Гробовая тишина. Затем Жак начал говорить, в волнении мешая английские и французские слова — Я не мог сказать тебе, я даже не сказал об этом лорду Камерону. Я так боялся! Думал, ты ужаснешься тому, что ты не дочь знатного лорда, а дитя простого работника Но я видел, mon Dieu
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
! Я видел, как он поступает с тобой, и поклялся, что убью его. Mais, та petite
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
, даже после этого я не хотел говорить тебе, но твой муж настоял — ты уж прости меня. Я с самого начала нежно любил тебя, ты освещала мою жизнь — для меня было счастьем просто видеть тебя, прикасаться к моим внукам., .
Аманда онемела. Просто онемела! Жак смотрел на нее с такой тоской, и Эрик, и Дэмьен смотрели на нее…
Она вскочила на ноги и бросилась Жаку на шею. Плача от радости, она осыпала его лицо поцелуями.
— Мой отец! Mon реrrе!
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
О, благодарю тебя. Господи, благодарю! Эрик, как ты мог?! Все знать, обо веем догадываться и не сказать мне!
— Ну, видишь ли, я…
— Так тебя не ужасает эта новость? — волнуясь, спросил Жак.
Его руки, обнимавшие Аманду, ходили ходуном.
— Ужасает? Ужасает! О нет, я так потрясена и так горда! Монстр, который жил ради того, чтобы отомстить мне за то, что моя мать не могла вынести даже его прикосновения, — не мой отец! Мой отец высок, красив, храбр, просто чудесен, и он любит меня. Любит меня!
О, Эрик, разве это не самое главное?
Успокоившийся и безмерно довольный, Эрик, усмехнувшись, облокотился о каминную полку.
— О, конечно, Аманда! — Он одновременно и радовался, и страдал, наблюдая слезы, стоявшие в ее глазах, видя на ее лице выражение. свершившегося чуда. И на лице Жака. Человека, который всегда был рядом с ней в нужный момент, любил ее и боялся сказать правду из опасения причинить ей боль. — Любовь и человек, заслуживший ее.
Мы воюем за новый мир. За право человека самому определять свою судьбу. И могу сказать, месье Биссе: я знаю вас с самого детства, и для меня нет человека более честного, более благородного. Я с радостью назову вас своим тестем.
Эрик протянул Жаку руку. Тот оторвал взгляд от пламенеющей головы своей дочери и посмотрел на предложенную руку. Мужчины обменялись крепким рукопожатием. Затем Эрик откашлялся и улыбнулся Дэмьену, восторженно наблюдавшему эту сцену.
— Наверное, нам надо дать им побыть несколько минут, наедине.
— Наверное, да Ни Жак, ни Аманда не заметили их ухода. Аманда плакала, не стесняясь своих слез.
— Даниелла! Даниелла — моя тетушка! Ох как прекрасно! Я горю нетерпением увидеться с ней снова!
Эрик оставил Аманду одну до самого вечера Когда он вернулся в хижину, главная комната оказалась пуста, поэтому он поспешил в спальню.
Аманда была там, и на секунду ему показалось, что она спит, настолько неподвижно она лежала. Эрик подошел к узкой кровати и обнаружил, что прекрасные изумрудные глаза его жены открыты и в них светится мечтательное выражение.
Губы, напоминавшие лепестки розы, улыбались, волосы алым пламенем рассыпались вокруг ее головы, укутывая обнаженную красоту плеч цвета слоновой кости. Он встал на колени возле кровати. Переведя на мужа взгляд, Аманда улыбнулась еще шире.
— Здравствуй, — сказал он.
— Здравствуй, — отозвалась она.
— И что же…
— Ох, Эрик! — Аманда обвила его шею руками и притянула к себе. — Спасибо тебе! Я так тебе благодарна! Ты дал мне не только любовь, но подарил еще двух прекрасных детей и наш дом, а теперь и отца!
Он усмехнулся:
— Положим, кое-что из перечисленного — дело не только моих рук…
— А еще ты подарил мне страну, Эрик. Сегодня я поняла это! Я поняла это так отчетливо! Я поняла, что готова умереть за тебя, а потом почувствовала, что готова умереть и за наше дело тоже. Теперь я разделяю все то, что так много значит для тебя, понимаю, за что стоит бороться, за что стоит умирать.
Должно быть по-нашему, Эрик!
Эта земля не должна принадлежать титулованным свиньям вроде Найджела Стирлинга, она принадлежит таким людям, как мой отец. Смелым, благородным, готовым трудиться для того, чтобы взять от нее все лучшее и все лучшее отдать ей. О, Эрик! Не могу выразить, как я счастлива! Ты не можешь даже представить, каково мне было мучиться вопросом: за что отец так неистово ненавидит меня? А он прекрасен, не правда ли? Жак прекрасен!
— Да, любимая, он прекрасен.
Ее улыбка погасла.
— Что будет с Женевьевой?
— Ее будут содержать в Балтиморе, пока не представится возможность выслать ее в Англию.
— Это была она! Все это время.
— Ну… почти все время, — отозвался Эрик.
Аманда зарделась:
— Хорошо, я была кое в чем виновата. Но во Францию ты выслал меня из-за нее! Ты…
— Я покорно прошу меня простить, любовь моя.
— Неужели? Ты? — Аманда улыбнулась. — Никак не могу представить тебя покорным, умоляющим о прощении.
— Это и есть не совсем так.
Она обняла его.
— Но все равно мне было приятно.
— Ты хотела бы услышать больше приятных слов?
— М-м-м…
Встав с колен, Эрик скинул плащ и быстро разделся. Он откинул одеяло, и Аманде стало на мгновение холодно, но затем ее укрыло его тело, и она подумала, что никогда не знала такого приятного и ласкового тепла. Он поймал ее лицо в ладони и начал покрывать поцелуями.
— Все закончилось, — ; успела шепнуть она между поцелуями.
Он остановился, глядя на нее сверху вниз очень серьезным взглядом.
— Аманда, до конца еще очень далеко.
— Война. Она кажется такой жестокой, правда? Мрачной, жестокой и пугающей. Но для нас, любимый, война закончена. Наша война закончена.
Эрик улыбнулся:
— Да, любовь моя, наша война закончена. Не важно, как надолго и далеко друг от друга мы можем оказаться, мы никогда больше по-настоящему не расстанемся, потому что нашли свой мир. Мир любви и доверия.
Теперь улыбнулась она:
— Любви и доверия.
Он вновь принялся целовать ее. Она крепко взяла его за плечи и, притянув к себе, взглянула прямо в глаза.
— Ты правда любил меня с самого начала?
— М-м-м…
— Лгунишка!
— Скажем так, я жаждал тебя всем своим существом. Это тебя устроит?
— Ты сказал…
Он переплел свои пальцы с ее пальцами, завел ей руки за голову и плотно прижал к кровати.
— Аманда! — возопил он.
— Ладно. — Она закрыла глаза. Она чувствовала пульсирующий жар его обнаженного тела, волшебную дрожь мышц и напряжение сухожилий, ощущала его мужскую силу. Она подумала, правильно ли будет помолиться Господу посреди такой сладостной неги.
Аманда открыла глаза.
— Я сдаюсь! — заявила она.
— Неужели? — В его глазах заплясали лукавые серебристые искорки. — Тогда, любовь моя, я с удовольствием захвачу всю добычу.
— Эрик!
Его шепот согрел и возбудил ее, его дыхание лукаво защекотало ухо.
— Любимая, я сдаюсь и этой ночью дарю тебе всего себя, свое сердце и свою душу! Жизнь была бурным морем и еще долго будет такой, но как бы ни трепали меня шторма, какие бы порывы ни обуревали меня, ты, моя любовь, должна знать: я сдаюсь!
Аманда вздохнула и ощутила его поцелуй. «Благодарю тебя, Боже милостивый, за все это! За то, что дал мне Жака, отца…»
Его ладони легли ей на грудь, затем стали гладить бедра.
«Благодарю тебя за близнецов…»
Поцелуй Эрика ожег ее плечо, живот… Его прикосновения были столь возбуждающими, что она уже почти не могла думать, не могла дышать…
«Спасибо тебе, Господи, за этого мужчину…»
Она отдалась ему. Его прикосновения были одновременно и смелы, и нежны, вызывающи и решительны. В стиле Камерона.
— Аманда… — прошептал он ее имя.
Она полностью отдалась его прикосновениям.
— Любимый мой, пусть бушуют бури, ураганы, мне безразлично!
Лишь бы ты любил меня, это все, чего я хочу!
— Я буду любить тебя вечно! — поклялся Эрик.
И своей любовью, своим нетерпением, всем существом он принялся доказывать ей это.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Влюбленный мятежник - Грэм Хизер

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ II

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

ЧАСТЬ III

Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ IV

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Эпилог

Ваши комментарии
к роману Влюбленный мятежник - Грэм Хизер



Очень хороший роман !!! Герои адекватные . Все их страхи , чувства , поступки вполне объяснимы ! Очень понравился главный герой !!! ДЕВОЧКИ - С 8 МАРТА !!!
Влюбленный мятежник - Грэм ХизерМари
8.03.2012, 6.58





Прочитала несколько раз. Очень нравится.Читайте не пожалеете однозначно!!!!
Влюбленный мятежник - Грэм Хизерчитатель
11.03.2012, 10.59





можливо тут трохи забагато реплік про війну і т.д.,але в цілому роман класний, впевнена в тому, що час потрачений не дарма
Влюбленный мятежник - Грэм ХизерНадя
25.06.2012, 1.52





Интересная книга,много трогательных сцен,роман стоит того,чтобы читать!
Влюбленный мятежник - Грэм ХизерАйрис
5.07.2013, 15.57





ГГ-ня бесит просто.Роман,так себе.На 6 тянет.
Влюбленный мятежник - Грэм ХизерЖасмин
1.12.2014, 6.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100