Читать онлайн Высокий, сильный, опасный, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Высокий, сильный, опасный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

В комнате матери всегда царил полумрак, она не любила ни яркого света, ни полной темноты. Ее апартаменты располагались в самом дальнем конце коридора, вдали от кабинета, маленькой гостиной, столовой и прочих помещений. Спальня была уютной и просторной. И, разумеется, роскошной. Антикварная мебель красного дерева с великолепной резьбой. Спинка кровати просто фантастической красоты, постельное белье от Лауры Эшли. Эбби лежала в постели в изящном пеньюаре, на лице никаких следов косметики, волосы тщательно расчесаны. Дженнифер считала очень важным поддерживать моральный дух матери, и даже сейчас, когда Эбби так ослабела, проявляла настойчивость. Природа наградила Эбби тонкой красотой, соблюдение устоявшихся правил заставляло ее чувствовать себя лучше. Дженнифер даже настаивала на педикюре, поддразнивая мать и утверждая, что ее великолепные пальчики требуют ухода.
На цыпочках войдя в комнату, Дженнифер решила, что мать спит. Ее голова покоилась на подушке, глаза были закрыты. Она лежала совершенно неподвижно. Дженнифер, затаив дыхание, подошла к постели и привычным жестом нежно притронулась к ее щеке. Господи, почему ее всегда охватывала паника, когда она видела мать спящей? И каждый раз ей требовалось подтверждение, что она жива.
– Это ты, моя дорогая? – Эбби открыла глаза.
– Мама! Я не хотела тебя будить.
– Ты и не разбудила. Я не спала. Просто лежала.
Дженнифер присела на край постели, взяла руку матери и тихонько сжала.
– Эдгар сказал, у тебя был трудный день.
– Не труднее, чем любой другой.
– Да, но ты, наверное, разволновалась из-за приезда Конара?
Эбби негромко рассмеялась, пожимая руку дочери. Затем отпустила ее и приподнялась на постели.
– К чему такой укор, дорогая? Ты говоришь так, словно не я, а ты моя мать.
– Да нет, мама, право же, я никого не осуждаю.
– Но ты злишься из-за того, что я пригласила его сюда. Мне очень жаль, прости. Ты уже видела его, да?
– Видела.
– И тебе это не очень приятно?
– Поверь, мама, я была сама любезность.
– Ну да… и накричала на него…
– И не думала, он был…
– Он старается быть милым, – перебила Эбби.
– Конечно. Я тоже стараюсь.
Эбби взглянула на нее, красивые глаза светились в полумраке комнаты.
– Все это так меня огорчает! А ты знаешь, я не такая уж слабая.
Дженнифер колебалась.
– Я тоже не из слабых, мама.
Она пожалела, что сказала это. Пальцы Эбби начали суетливо теребить одеяло. Огорчение и беспокойство всегда усиливали дрожь.
– Послушай, мамочка, все будет замечательно, вот увидишь. Просто мы оба чуть-чуть напряжены. Это пройдет.
– Лайам все еще здесь? – вдруг спросила Эбби.
Дженнифер замерла. Откуда мать знает, что в доме полицейский? Или другой вопрос: как получилось, что они знакомы?
– Лайам?
– Да, милая, Лайам Мерфи, друг Конара.
Джен нахмурилась.
– Кто тебе сказал…
– У меня превосходный слух.
– Но… ты слышишь, что происходит в кабинете?
– Двери, которые выходят к бассейну, должно быть, были открыты, и моя дверь тоже. Я не слышала всего, но… голоса доносились.
– Да, он все еще здесь.
– И Даг?
– Ты знаешь и про Дага? Я не позволила ему пройти к тебе. Думала, ты спишь.
Может быть, мать слышала и ее разговор с Конаром? Еще бы, такой пламенный монолог посреди ночи!
Слава Богу, что в спальне темно, подумала Дженнифер, чувствуя, что краснеет. Она никак не могла избавиться от этой привычки, даже будучи актрисой. Чуть что, заливалась краской, как девчонка.
– Я надеюсь, ты не возражаешь? Даг так просился провести у нас уик-энд.
– Я не возражаю. Моральная поддержка необходима, дабы противостоять твоему ужасному, алчному сводному брату. Угадала?
– Мама!
Эбби рассмеялась. Дженнифер порадовал этот смех.
Но в следующую секунду глаза Эбби подернулись печалью.
– Дженнифер, пожалуйста…
– Мама, мы поладим, не беспокойся.
– Милочка, будь добра, позволь ему… позволь ему присмотреть за тобой.
– Я совершенно в этом не нуждаюсь, уверяю тебя.
– Наверное, Бренда Лопес говорила то же самое.
Джен снова остолбенела, недоумевая, откуда Эбби узнала о последнем сенсационном убийстве в Лос-Анджелесе.
– Кто рассказал тебе о Бренде? Неужели Конар? – Она стиснула зубы. Ему следовало знать, как это опасно для больного воображения матери. – Кто рассказал тебе о Бренде? – снова спросила она. – Правда, мама, он не должен был…
– Он не рассказывал. Я не слепая, не глухая и не немая. О ее смерти немедленно сообщили в новостях.
Дженнифер облегченно вздохнула.
– Конечно, мама, мне очень жаль Бренду.
– Не сомневаюсь. Я знаю, что ты хорошо к ней относилась. – Неожиданно Эбби сомкнула пальцы на запястье дочери. Ее хватка была на удивление сильной. – Пожалуйста, детка, позволь Конару присмотреть за тобой.
– Мама, я довольно самостоятельна в своей жизни, ты знаешь.
– Не совсем. Ты слишком привязана ко мне…
Эбби внезапно замолчала.
Ее болезнь часто преподносила подобные сюрпризы. Она не могла дышать, не могла глотать. Она всегда держала под рукой носовой платок, чтобы стереть слюну, которая в такие моменты стекала с ее губ.
– Мама, мама, пожалуйста! – На этот раз Дженнифер взяла ее руку и почувствовала, как она напряжена. – Я все сделаю. Ты ведь знаешь, я никогда не вела себя, как Бренда Лопес.
– Что ты имеешь в виду? Думаешь, ее убили за то, что она была «плохой» девчонкой?
– Нет, конечно, нет. Но Бренда всегда старалась настоять на своем, была чересчур требовательна и необоснованно амбициозна. У нее хватало недоброжелателей. Слава Богу, я никого не расталкиваю локтями. И вполне счастлива тем, что имею.
– Но ты выбрала эту работу, чтобы иметь возможность побольше быть со мной, – вздохнула Эбби.
Дженнифер покачала головой:
– Нет, мне нравятся «мыльные оперы». Правда, сейчас ты – главное в моей жизни.
– Что ж, тогда я рада. Но ты в опасности.
– Мама, ты ведь понимаешь, что это говорят тебе люди, которые живут в стенах. Тогда почему ты не можешь поверить, что их угрозы не что иное, как… сон.
– Я еще не сошла ума, – прошептала Эбби. – Я могу отличить реальность от фантазии. Просто я стараюсь предупредить тебя, Дженнифер.
– Мама, я понимаю. Но я не хочу, чтобы Конар всюду ходил за мной по пятам. Я осторожна и благоразумна. Когда я куда-то иду, и уже поздно, и мне нужна охрана, я никогда не выхожу одна. Со мной моя Леди. Моя верная большая собака.
– Она овечка.
– Но скажем так, предполагаемый убийца этого не знает.
– Пока он не узнает Леди.
– Мама, но ему неоткуда узнать мою собаку. Хорошо, а что, если я пойду на свидание?
– Дженнифер, у тебя нет никакой личной жизни. И все из-за меня.
– Кто может знать… А вдруг у меня появится кто-то?
– Дженнифер…
Эбби начала опять хватать воздух ртом.
– Нужно принять лекарство?
– Да, почти пора.
– Я принесу.
– Эдгар придет с минуты на минуту. Он знает. Он так заботлив ко мне. Бедный человек, никакой собственной жизни!
– Эдгар Торнби настоящее сокровище, но…
– Я больше не хочу никаких лекарств, кроме тех, что уже принимаю, – твердо заявила Эбби.
– Хорошо, мама.
– Помоги мне.
– Ты знаешь, я готова сделать все…
– Будь помягче с Конаром.
Дженнифер собралась возразить, но промолчала. Так или иначе, но она попалась в ловушку.
– Мама, – сказала она, надеясь сменить тему разговора. – Ты как-то говорила, что хотела бы устроить маленькую вечеринку. Так вот, у нас будут гости. Настоящая вечеринка, правда, не такая уж маленькая. Наши актеры и съемочная группа. Сами напросились, честное слово. Надеюсь, все пройдет хорошо. Я пыталась объяснить, что это не мой дом, но…
– Все, что я имею, принадлежит тебе, ты это знаешь, – сказала Эбби. Голос срывался, как будто ей не хватало воздуха.
Как она все это выдержит?
– Мы будем милы, гостеприимны, радушны и быстренько выпроводим их всех, – смеясь, сказала Дженнифер. – Серина была просто великолепна. Знаешь, что она сказала? Что в два счета может положить этому конец, если я хочу, разумеется. Но я ведь знала, что ты мечтала устроить что-то такое, ради Конара…
Она замолчала, услышав легкий стук в дверь. В спальню вошел Эдгар, на серебряном подносе, который он держал в руках, лежали лекарства Эбби. Джен встала.
– Мисс Дженнифер! – сказал дворецкий. – Я не хотел прерывать вас!
– Ничего, Эдгар, маме нужно принять лекарство. И знаете что? Я сама валюсь с ног и собираюсь лечь. Спокойной ночи, мама. – Она нагнулась и поцеловала Эбби в лоб.
Эбби потянулась и обняла ее.
– Мистер Маркем в комнате Грейнджера, мисс Дженнифер. Мистер Хенсон в Голубой гостиной.
Конар в комнате Грейнджера! «Комната мастера» – называли ее в доме. Когда-то это была комната Эбби. А еще ранее именно в этой комнате обитал Грейнджер, мастер магии, создатель особняка. Ничего странного, что Конара разместили именно там. Самая очаровательная комната в доме.
Джен могла бы занять ее в любое время, если бы хотела. Она не хотела. Зачем же злиться, что теперь ее отдали Конару?
Она улыбнулась. Так-то лучше.
– Все чудесно. Замечательно. Спасибо, Эдгар, – проговорила Джен.
Мельком взглянув на поднос, она ужаснулась, как много разных таблеток. Болезнь Паркинсона относится к области неврологии, поражает мозг. Естественно, лекарства действовали на умственные способности Эбби.
Дженнифер еще раз поцеловала мать.
– Прости, – шепнула она.
– Люблю тебя, Дженни.
– Я тоже люблю тебя, мама. Спокойной ночи, Эдгар, – добавила Дженнифер и предоставила мать ее уединению и ее пилюлям.
И… галлюцинациям.


– Итак, почему ты вернулся? – настаивал Лайам.
Конар сидел в кожаном кресле, настоящий «честерфилд».
Пристроившись на широком валике софы, Лайам спокойно потягивал виски. Он находился на дежурстве. Да, он полицейский и мог прийти, чтобы задать несколько вопросов, но здесь он был прежде всего как друг.
– Предложили хорошую работу, – пожал плечами Конар.
– Темнишь, – спокойно заметил Лайам. – Ты говорил, что никогда не вернешься назад. Когда убили твою жену, ты сказал, что ненавидишь Калифорнию.
– При чем тут Калифорния… я ненавидел то, что случилось. Это было ужасно. Но… – Он сделал паузу, безнадежно махнув рукой. – Безумный подонок, ищущий, с кем бы подраться, убивает красивую молодую женщину, мою жену. Ее убил человек, именно человек… не город.
Лайам вопросительно приподнял бровь.
– Когда мы встречались последний раз, ты жил в Нью-Йорке и говорил, что страшно доволен и что это в тысячу раз лучше, чем Лос-Анджелес. Ты даже подумывал, не посниматься ли где-нибудь на Карибах, совместив отдых и работу.
Лайам знал его очень хорошо.
– Ладно, сдаюсь. – Конар поднял руки вверх. – Я вернулся, потому что меня попросила Эбби.
– Она ведь очень больна, да? – мягко поинтересовался Лайам. – Она умирает?
– Нет, она может прожить еще годы и годы, но перспектива весьма печальна… Правда, возможна операция. – Он замолчал и снова пожал плечами. – Я не очень в курсе, ведь я только приехал.
– Ты знаешь, что она недавно звонила в полицию? – поинтересовался Лайам.
– Она говорила мне.
Лайам придвинулся поближе, помешивая лед в своем стакане.
– Она рассказывала, что ей кто-то звонил, нашептывал угрозы в адрес ее дочери. И еще, что она получила записку, которая тут же исчезла.
Конар кивнул.
– Это не значит, – продолжал Лайам, – что полиция отнеслась несерьезно к этим утверждениям. Но мы не в состоянии отслеживать все необычные звонки и записки, которые исчезают. Жаль, что я не удосужился с ней побеседовать. Я собирался, но…
– Ничего.
– У нее больное воображение? – поинтересовался Лайам.
– Она ссылается на свои видения, но настаивает на их реальности.
– Предположительно это касается и угроз. Насколько я знаю, Дженнифер довольно известная актриса? Может, все дело в зависти?
– Возможно, – согласился Конар.
– И Эбби просила тебя приехать именно из-за Дженнифер?
– Да. – Конар уставился в свой стакан, но внезапно поднял голову. Ему вдруг почудилось, что Дженнифер стоит в дверях.
Стройная, элегантная, она действительно застыла, опершись о дверную раму. На красивом лице сияли широко распахнутые глаза. Совсем такие, как у ее матери, большие, выразительные, излучающие свет. Черты лица, пожалуй, отличались даже большей утонченностью. Губы удивительно красивой формы. Она имела свой, только ей присущий облик, и сказать, что она похожа на кого-то, было бы неверно.
Они говорили слишком громко и упомянули ее имя.
– Джен, ты можешь войти. Здесь слышно лучше, – сказал Конар и тут же скрипнул зубами. Проклятие! Слишком жестко для начала. Она и так обижена из-за его появления, а он не может ничего с собой поделать. Конар поднялся, надеясь, что она сядет рядом с ним.
Дженнифер прошла в комнату, проигнорировав его молчаливое приглашение. Лайам встал. Она неловко улыбнулась ему:
– Простите. Я и не думала подслушивать, но все, что происходит, немножко сводит меня с ума. Мама чувствует… она очень испугана. Все из-за болезни.
– А может быть, у нее есть на это веские причины? – спросил Лайам, глядя на Дженнифер.
Конар нахмурился:
– Почему ты думаешь, что все эти угрозы существуют на самом деле?
– Просто… – ответил Лайам.
– Что? – резко спросил Конар.
Лайам покачал головой, вертя стакан с виски в руках.
– Вам нужно было взглянуть на ее тело, вот и все, – тихо произнес он. – Тело Бренды. Дикость какая… впрочем, это могло случиться где угодно. И все же нелишне поостеречься.
– Я всегда осторожна, – заверила его Джен.
– Тогда не отказывайтесь от телохранителя, хорошо? – попросил Лайам, имея в виду Конара.
– Знаете, – начала Джен, передернув плечами. Ресницы взлетели, и ее глаза встретились с его. Голубое пламя, сталь и враждебность. – Он живет здесь, не так ли? И Боже мой, он такой супермен! Не знаю, на что это будет похоже, если такой сердцеед станет наблюдать за вами денно и нощно. Во всяком случае, я не берусь утверждать, что смогу чувствовать себя в безопасности.
Лайам рассмеялся:
– Да. Отлично. Что ж, пожалуй, я пойду. Увидимся завтра вечером.
– Завтра вечером? – удивленно переспросила она.
– Ну да, Конар пригласил меня на вечеринку. Вы не возражаете?
– Нет, конечно нет, – сказала она слишком поспешно. Ее глаза остановились на нем. – Разумеется, он живет здесь, мамин дом – мой дом и его тоже. Наш резидент, похититель сердец и телохранитель в одном лице более чем вправе приглашать гостей в свой дом.
Иронично улыбаясь, Конар подошел к ней и по-хозяйски обнял за плечи. Он решил, что с него довольно.
– Позволим нашему гостю уйти, сестренка?
Ее глаза сузились. Она хотела вырваться, но он не пустил.
Он подталкивал ее, пока они шли следом за Лайамом по коридору, затем через вестибюль к главным дверям. Они пожелали ему спокойной ночи. Конар чувствовал, как напряглись ее плечи, и все тело выражало нетерпение и гнев. Но она не стала вырываться, пока дверь не закрылась.
– Что это значит, черт возьми?
– Ничего, за исключением того, что я еще не удосужился ответить тебе как следует. А теперь пришло время. В Лос-Анджелесе произошло ужасное убийство. Твоя мать боится за тебя. По моему мнению, ты все еще маленькая избалованная сучка, но давай по порядку. Эбби хочет, чтобы тебя охраняли. Я собираюсь сделать это. Так что поаккуратнее со мной. Поняла? Я гость в этом доме, так же как и ты. Она любит тебя, я люблю ее, вот почему я здесь. Дошло?
Она смотрела на него, еле сдерживая себя. Ее глаза сверкали, как два стальных кинжала. Если бы взглядом можно было убить, его кровь уже растекалась бы по полу.
Но она не притронулась к нему. И не стала возражать.
– Мерзавец! – процедила она сквозь зубы и, круто повернувшись, направилась к лестнице.


Дженнифер лежала в постели, уставясь в потолок. Она была измучена, но сон не шел.
Эбби выглядит неважно, хуже, чем всегда. Такая слабая. Дрожит, не может говорить, испугана. Даже когда лежит в постели.
Все это приезд Конара.
Она повернулась и закрыла глаза. Как хочется уснуть!
Но стоило ей закрыть глаза, как воображение заработало с новой силой. Бренда Лопес. Ее выразительное лицо, длинные волнистые волосы, красивые темные глаза. Она увидела их блеск, услышала ее смех.
А потом она увидела ее такой, как описывали в новостях.
Удар ножа.
И снова удар за ударом. Кровь…
Труп, сброшенный на самое дно каньона Лорел, прямо под ними. Ее могли сбросить с их территории…
Джен беспокойно заворочалась, снова перевернулась на спину. Она так устала! «Не думай о Бренде. Здесь Даг, милый, хороший». Интересно, как будет развиваться сюжет их сериала, придется ли репетировать? И что нового их ждет? В доме стояла мертвая тишина. Но вот что-то скрипнуло, застонало. Она знала эти звуки, принадлежавшие старому дому, простоявшему много-много лет. Она любила этот дом…
Должно быть, она наконец задремала, и сон превратился в ночной кошмар. Она снова видела Бренду… Она видела, как ее тело катится вниз. По холмам, по скалам. Обнаженное красивое тело, с налипшей на него грязью и пылью, зияющее множеством зловещих смертельных ран. Наконец оно остановилось внизу, на самом дне каньона, посреди камней, пыли и грязи.
Дженнифер подошла к ней, желая взглянуть. Почувствовала отвращение, хотела убежать, но все стояла и смотрела на Бренду.
Та открыла глаза.
– Ты должна быть осторожна, очень осторожна!
Мухи кружились над ее головой. Она рассмеялась, и насекомые стали карабкаться по ее губам.
Дженнифер пыталась кричать, но не смогла. Она проснулась.
Кто-то стоял у изголовья постели, склонившись над ней. Черная тень в кромешной тьме комнаты.
Она ахнула, снова пытаясь закричать. Заморгала. И тень исчезла. В панике, не понимая, спит она или нет, Джен соскочила с постели и бросилась зажечь свет.
Комната засияла всеми красками.
Все еще не в состоянии перевести дыхание, дрожа как осиновый лист, она огляделась вокруг.
Никого. Она была совершенно одна. Дверь закрыта. Она подошла, дернула ручку. Заперта. Она помнила, что заперла ее, когда шла спать.
Раньше она так не делала.
Она никогда не испытывала страха, живя в Грейнджер-Хаусе.
Все еще дрожа, она села в кровати. Наверное, это просто ночной кошмар. Сначала снилась Бренда, потом – будто кто-то проник в ее комнату… В горле пересохло. Сердце отчаянно стучало.
«Ляг и попробуй уснуть, не то завтра будешь не в форме», – уговаривала она себя.
Нет, она ни за что не хотела снова вернуться в постель. Черная тень, склонившаяся над ее изголовьем, мерещилась ей вновь. Она все равно не уснет.
Лучше спуститься вниз и что-нибудь выпить. Возможно, это успокоит ее разгулявшиеся нервы. Можно прихватить бутылку бренди и вернуться назад. Если не удастся успокоиться, то она просто устроит себе нокаут.
Размышляя подобным образом, она завернулась в длинный махровый халат, открыла дверь и выскользнула в коридор. Дом спал. Но, как было заведено, на ночь оставляли ночники, и по стенам плясали причудливые тени. Разные чудовища, драконы, монстры.
– Идиотка! – громко прошептала она. Затянув потуже пояс халата, Дженнифер направилась по длинному коридору. Остановившись, оглянулась назад. Комната Грейнджера располагалась за большой дверью в дальнем конце холла. Она прищурилась, всматриваясь. Нет, дверь была закрыта.
Ей показалось, что она слышит короткий щелчок.
Может, Конар не спал? Тихо прокрался в ее комнату и смотрел на нее?
Двери Голубой гостиной, гостевой комнаты, где остановился Даг, тоже были закрыты. Она взглянула на свои часы. Три утра. Естественно, что он спит.
И Эдгар тоже спит. У него свои маленькие апартаменты на самом верху, в мансарде. Там у него все свое, даже крохотные кухня и гостиная. Это хорошо, что у преданного немолодого слуги есть свой угол.
Джен вздохнула поглубже и поспешила к лестнице. Она не стала надевать тапочки, но полированный деревянный пол покрывала темно-красная дорожка, и ногам не было холодно.
Она направилась в кабинет. Открыв дверь, прошла прямо к бару.
И только тут увидела Конара.
Он стоял около застекленных французских дверей, выходивших к бассейну и патио, спиной к ней. В темном проеме высоких окон сияла полная луна.
На нем не было ничего, кроме пижамных брюк. Повернувшись на шум ее шагов, он молча наблюдал, как она взяла бутылку бренди.
Итак, он не спал.
Но, судя по всему, он тоже недавно встал с постели. Бродил по дому и запросто мог войти к ней и стоять в изголовье ее постели, глядя на нее. И… напугать ее до смерти.
Она поставила бутылку на место и, кипя от негодования, подошла к Конару.
– Кретин, – прошипела она и, к своему ужасу, размахнулась и что было силы влепила ему пощечину.
Он не ожидал удара и не сделал никакой попытки остановить ее. Но в следующую секунду его пальцы сомкнулись вокруг ее запястья с такой силой, что казалось, вот-вот хрустнет кость. Его щека побагровела, жилка пульса отстукивала стаккато у основания горла.
– Ты что, взбесилась? – недоумевая, спросил он.
– Ты… ты напугал меня до смерти.
– Находясь здесь? – недоверчиво переспросил он.
– Войдя в мою комнату.
– Я не был в твоей комнате.
– Был… это был ты. Стоял надо мной и разглядывал.
– Не обольщайся! Ты преувеличиваешь свои чары.
Она покраснела от стыда и злости, стараясь высвободить свою руку. Он притянул ее ближе. Совсем близко! Она почти прикасалась к его обнаженной груди. Жесткие темные волосы задевали ткань ее халата и почти проникали сквозь материал. Его плечи отсвечивали в полумраке комнаты. Мускулистые, сильные очертания подчеркивались игрой теней.
– Я вовсе не обольщаюсь. Думаю, ты просто решил попугать меня.
– Какого черта я стал бы это делать?
– Ну, чтобы я испытывала чувство благодарности за то, что ты здесь. – Он все еще держал ее руку, а она пыталась освободиться.
– Кто-то был у тебя в комнате?
– Ты отпустишь меня или нет? Послушай, ты один не спишь во всем доме. Может, я это придумала? Мне снилось что-то ужасное.
– Что именно?
Она молча смотрела на него. Его глаза вглядывались в нее так настойчиво… Она глотнула воздуха, покачав головой. Что происходит? Она могла закричать, но почему-то не кричала. Только дрожала.
– Я… видела Бренду.
– Давай пройдем к тебе.
Он? В ее комнате? Полуодетый?
– Нет, должно быть, это мне привиделось. Я только что сказала тебе, что видела сон. Наверное, я еще спала. Я проснулась в панике…
– Пойдем посмотрим.
Он повернулся, не отпуская ее руки, и потащил за собой. Они миновали коридор, лестницу и остановились перед дверью в ее комнату.
– Конар! – горячо прошептала она.
Никакой реакции. Она остановилась, отпрянув и заставляя его повернуться.
Она говорила мягко, но решительно:
– Я… мне, должно быть, просто показалось. В доме все заперто. Даже ворота. Ночью выпускают собаку, она бы залаяла. И потом…
Дженнифер замолчала, нахмурившись и чувствуя себя полной дурой.
– Что? – резко спросил он. Его голос был громче, чем ее.
– Тише! Помолчи!
Но он не собирался молчать.
Она облизнула губы.
– Моя дверь была заперта. Я… я обычно не запираю ее, но сегодня сделала это. И проснулась в панике… но все равно я проверила: она была заперта.
– Потому что ты вообразила, что я могу зайти к тебе в комнату и наблюдать, как ты спишь? – настаивал он.
Она молила, чтобы они не разбудили кого-нибудь своим разговором. Он все еще не отпускал ее руку.
– Нет, не надо смеяться, – сказала она. – Я думаю, что заперла ее… из-за того, что случилось с Брендой.
– Вот как? Но ты же говоришь, что чувствуешь себя в полной безопасности. Что тебе не нужна защита.
– Конар, ты всех перебудишь.
Он открыл дверь, втащил ее в комнату и захлопнул дверь. И все это время не отпускал ее руку.
– Конар, правда, я клянусь. Ты не представляешь, какие сильные таблетки принимает Эбби. Она разговаривает с «друзьями», которые живут в стенах! Честное слово. Правда, я думаю, она может вообразить любую опасность, которая мне угрожает.
– Но ты-то почему так боишься? Зачем заперла свою дверь? Зачем ударила меня?
– Не ударила, а дала пощечину.
– Ах, прости, и большое спасибо за объяснение.
– Послушай, Конар, нам обоим тоже надо поспать. Извини, что ударила тебя, мне, право, очень стыдно. Пожалуйста, если бы ты… – Она протянула руку. Он казался очень высоким в ее комнате. И, как она уже заметила, заполнял собой все пространство.
И он казался очень… Обнаженным. Бронзовые грудь и плечи излучали тепло.
– Конар… пожалуйста.
Она опустила глаза, завороженная мольбой в собственном голосе.
Он уронил ее руку.
– Когда я уйду, не забудь запереть дверь.
– Запру, честное слово. Хотя я не думаю…
– Запри! – приказал он.
Повернулся и вышел, затворив за собой дверь. Она смотрела ему вслед, досадуя, что дрожит.
– Закрывай, говорю тебе.
Она подпрыгнула от этого звука, пришедшего из коридора, подбежала к двери и повернула ключ. Очевидно, он слышал, как щелкнул замок, и был удовлетворен. Во всяком случае, до нее донеслись удаляющиеся шаги.
Она долго стояла, затем вернулась к постели и села на край. Сна ни в одном глазу.
Черт, она так и не выпила бренди. А как это было бы кстати.
Она так и сидела, понимая, что уже больше не сможет выйти из своей комнаты и спуститься вниз.
Она боялась снова наткнуться на него.
Проклиная себя, Джен поднялась, откинула одеяло, стянула халат и рухнула на кровать.
«Я люблю свою постель, – уговаривала она себя. – Матрас – само совершенство. Подушки легкие и мягкие. Простыни чистые и пахнут свежестью».
Она смотрела в потолок широко раскрытыми глазами.
Позже, много позже, когда она наконец задремала, она снова подумала, что же случилось.
Чья-то тень? Дверь была заперта…
Но что Конар делал внизу? Абсолютно бодрый, стоял и смотрел на луну?
Смотрел на луну… Которая своим призрачным светом освещала каньон Лорел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизер



Дуже класний роман.цікавий,не передбачуваний.Кожна наступна глава цікавіша попередньої.Просто супер.Саме такі романи варто читати!
Высокий, сильный, опасный - Грэм ХизерХристина
19.01.2011, 20.02





очень интересный, но больше детектив, чем любовный
Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизерарина
23.07.2012, 19.08





Очень хороший детективчик. Это не любовный роман, но я не пожалела, что прочла.rnА вообще на мой взгляд Хизер Грэм удаются больше исторические любовные романы, чем современные.
Высокий, сильный, опасный - Грэм ХизерЛоя
29.07.2012, 10.21





Замечательный роман! Адекватные герои, достойные диалоги, хорошая любовная линия. А убийца!! Очень неожиданно. В общем читайте и получайте удовольствие!)
Высокий, сильный, опасный - Грэм ХизерФатима
6.08.2015, 23.37





Продолжение этого ЛР "Умираю от желания"
Высокий, сильный, опасный - Грэм Хизериришка
11.03.2016, 22.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100