Читать онлайн Умираю от желания, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Умираю от желания - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Умираю от желания - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Умираю от желания - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Умираю от желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Бросив последний взгляд на багажник черного джипа, Лайам проверил содержимое. Принадлежности для рыбной ловли, лыжи, ящик с едой, инструменты, пиво «Миллер лайт», и одна важная перемена в обычном наборе – несколько бутылок вина в сумке-холодильнике. Глядя на них, он почувствовал легкий укол беспокойства. Он любил эти выезды на природу, быстрые ручьи, горы… Калифорния – красивейший штат, полный поразительных чудес природы!
Вся его жизнь прошла под знаком любви к природе. И всю свою жизнь он обожал женщин. И всегда старался не смешивать одно с другим.
Одиночество не тяготило его, ему нравилось проводить время наедине с окружающим его миром дикой природы, хотя он не всегда выезжал один. Пару раз в году ему составлял компанию Чарли Игл, индеец из племени нез-персэ.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Они вместе рыбачили, охотились, пили слишком много пива и вместе расстреливали пустые консервные банки, обсуждая судьбы мира, причем понимали, что изменить что-то не в их силах.
На этот раз он собирался поехать с Шэрон. Двадцать восемь лет, платиновая блондинка, ноги как у модели, и вместе с тем повадки отчаянного сорванца. Она изучала первобытного человека и посетила бесчисленное количество мест, которые были открыты недавно и свидетельствовали о том, что древние поселения появились в Северной Америке гораздо раньше, чем принято было считать. Они познакомились, когда он занимался розыском пропавшего человека и наткнулся в пустыне на человеческие останки. Следы насильственной смерти были очевидны. Но в результате произведенной экспертизы медицинский эксперт Лос-Анджелеса вместе со своими помощниками пришел к заключению, что бедный парень был обезглавлен до того, как была написана официальная история континента. История жизни этого человека была запечатлена в наскальных рисунках, которые обнаружили в ближайшей пещере, что вызвало настоящий бум среди ученых. Шэрон и Лайам сразу нашли общий язык, что было прекрасно, так как он продолжал просыпаться по ночам и долго лежал, вспоминая все то, что у него было и чего не было с Сереной Маккормак.
Ему следовало знать это с самого начала. Мир Серены был далек от реальной жизни, а его мир, напротив, был слишком реален. Она была самая невероятная женщина из всех, кого ему доводилось встречать до этого. Узнать ее ближе было равносильно тому, чтобы подбросить в огонь бомбу, которая неминуемо взорвется. Завести с ней роман означало то же самое.
Захлопнув багажник с большей силой, чем требовалось, Лайам убеждал себя, что собирается в горы и чудесно проведет время. Он вернулся в дом, провел руками по волосам. Нужно позвонить Шэрон и предупредить ее, что он выезжает. Пройдя на кухню, открыл дверцу холодильника, рассматривая содержимое. Выбрав большую бутылку апельсинового сока, бросил в стакан с водой две таблетки аспирина и прямо из бутылки запил их соком. Затем прошел в гостиную.
Его дом не отличался большими размерами, красивый старый дом в Лорел-Вэлли, приютившийся на краю каньона. Воловья шкура перед камином, темная кожа на софе и стульях. Множество работ из камня и такие же панели на стенах. Огромная голова лося в окружении голов газели и оленя. Он не убивал этих животных, эти трофеи передавались от хозяина к хозяину. И уже украшали стены дома, когда он приобрел его у прокурора округа. Тот, в свою очередь, рассказывал, что эти головы были там, когда он купил дом. Так они и остались в доме. Что-то вроде добрых старых друзей.
Над камином висело несколько фотографий. На одной – он за своим рабочим столом, другая относилась к тому времени, когда он закончил полицейскую академию. На третьей – он и Конар Маркем стоят рядом. Конар был отличный дайвер, как и он сам. И в то время они увлекались дайвингом.
Но потом Конар стал актером, а Лайам остался в полиции. Ему нравилась его работа. Хотя он сам толком не понимал, почему вскоре после дела о «хичкоковских» убийствах, в которое волей судеб была втянута вся группа «Долины Валентайнов», он внезапно решил уйти из полиции. Может быть, причиной тому Серена? Он хотел изменить свою жизнь и открыть частную практику. Эта работа была ему по душе. Он мог сам выбирать дела, которыми стоило заняться. Большинство расследований, которые он вел, касались розыска пропавших людей.
Конечно, бывало и такое, что жены или мужья вовсе не пропали, а сбегали со своими возлюбленными. А в нескольких случаях он опоздал. Дважды жертвы киднепинга были убиты сразу после похищения. И все, что он мог сделать, – это сообщить родственникам, что дело закрыто. Это был чистый ад. Даже после всех тех лет сердце переворачивалось, когда он должен был сообщить кому-то, что их родной человек никогда не вернется. Но были и удачные дела, он дважды находил похищенных людей: преступник положил женщину живой в гроб позади своего дома, а ребенка запер в чулане. И тогда он чувствовал ни с чем не сравнимое удовлетворение. Это было равносильно взятию реванша.
Он взглянул на телефон, стоявший на журнальном столике между софой и большим кожаным креслом. Но не поднял трубку, чтобы позвонить Шэрон. Он еще успеет сделать это. Он никак не мог забыть тот последний раз, когда он уже собрал все необходимое и собирался сесть в машину, чтобы ехать в горы… как его вызвали по срочному делу. Что ж, он больше не полицейский. Теперь его время принадлежит ему одному.
К его изумлению, телефон зазвонил в тот момент, когда он посмотрел на него.
«Пусть поработает автоответчик» – сказал он себе, стараясь сохранить спокойствие. Возможно, это Шэрон. Автоответчик заработал. Он услышал собственный голос. А потом, к своему удивлению, голос Билла Хатченса.
– Лайам, возьми трубку, если ты дома. Босс просил позвонить тебе. Лайам, возьми трубку, возьми трубку.
– Пошло оно… – процедил он сквозь зубы, но сам не заметил, как его рука потянулась к телефону и пальцы уже сжимали трубку. – Да, Билл. Это я. Что случилось?
– Несчастный случай на съемках «Долины Валентайнов».
Хотел он этого или нет, но его сердце сжалось.
– Серена? – насторожился он.
– Нет. С ней все нормально. Но актриса, которая только недавно начала сниматься, Джейн Данн… погибла. Упал софит.
– И вы уверены, что это несчастный случай?
– Олсен просил позвонить тебе… Продюсер Джо Пенни, кажется, опасается, что мы можем не досчитаться других.
– Других софитов? – скептически процедил Лайам.
– Дело в том, что в тот момент Серена была на площадке. Пенни хочет, чтобы ты последил за ней.
– Я? – Лайам был искренне удивлен.
– Очень осторожно, разумеется. Этот вопрос еще не обсуждался с мисс Маккормак.
– Вы хотите приставить к женщине телохранителя без ее ведома?
– Что-то вроде того, но это пока… Олсен хочет сначала заручиться твоим согласием, а потом объяснит ей. Она узнает очень скоро. Черт, это не моя идея. Олсен решил пригласить тебя.
– Не выйдет. Я уезжаю на природу. С подружкой.
– Чарли Игл – подружка?
– Билл, ты осел, ты слишком долго служишь в Голливуде. Нет, я еду с женщиной, с которой сейчас встречаюсь.
Билл мягко присвистнул.
– Блондинка, с которой я видел тебя в итальянском ресторане как-то на днях?
– Ну да. Послушай, скажи Олсену, что я благодарен ему за доверие, но не могу взяться за эту работу.
– А я полагал, что пожму твою руку.
– Считай, что уже пожал. Ответ будет: к черту – нет.
– Ты можешь выдвинуть свои условия.
– Департамент полиции не позволит мне подобную роскошь. Ты даже не можешь представить, что я потребую.
– Департамент платить не будет, сериал на подъеме. И это Голливуд. Они платят миллионы долларов идиотам, которые и играть-то толком не могут, а лишь способны на то, чтобы развлекать тинейджеров. Они заплатят тебе столько, сколько ты скажешь. Для них мисс Маккормак – главная инвестиция.
Лайам крепче сжал трубку. Нет, он не хочет делать это.
Да, он хочет.
К черту, нет.
Он ушел сам, но она обладала поразительной способностью менять ход событий. Что ж, по крайней мере он снова увидит ее. Серена имела на все свое собственное мнение. Фактически он закрыл дверь, он заставил себя уйти. Но он не закрыл эту дверь в своем сознании, поэтому и лежал ночами без сна. Она всегда присутствовала в его мыслях. Ни у кого в мире не было таких волос, глубокого темно-рыжего оттенка, ярче, чем закатное солнце. А ее глаза… как бирюзовое море… А фигура? Высокая, стройная, грациозная…
– Нет.
– Лайам, ты должен.
– Нет. Я хочу слишком много денег. Я хочу… – Он подумал секунду-другую, затем назвал баснословную сумму.
– Отлично, я передам Олсену, – быстро сказал Билл. – Черт, мне следовало уйти из отдела, чтобы потом Олсен мог нанять меня за половину этой суммы. Но говорю тебе, продюсеры готовы платить. Серена для них сейчас самая ценная фигура, особенно если учесть, что Дженнифер Маркем пока отсутствует на площадке.
– Но я все еще говорю «нет».
– А что, если с ней что-то случится, что-то такое, что ты мог бы предотвратить?
Лайам опустился на софу и так крепко сжал трубку, что побелели костяшки пальцев.
Черт, это ведь он ушел.
Да, физически он.
Но на самом деле она никогда не принадлежала ему целиком. Он влип в это по горло, она – настолько, насколько ей удобно. И он решил, что лучше уйти, нежели превратиться в жалкого наблюдателя восхождения Серены Маккормак к мировой славе.
И все же…
Если с ней случится что-то такое, что он мог предотвратить…
– Где Олсен ждет меня?
– В отделении.
– В отделении? А как насчет студии?
– Павильон закрыт сегодня и завтра. Они возобновят съемки после похорон и уик-энда. Поэтому Олсен хотел бы поговорить с тобой в отделении.
– Хорошо, я еду. Но мне нужно осмотреть место происшествия. Как можно скорее.
– Не беспокойся, он это сразу же организует после того, как ты поговоришь с ним. Он, между прочим, уже проинформировал капитана Риггера, что пытается пригласить тебя.
Капитан Риггер.
Лайам покачал головой. Риггер служил в отделе убийств с первого дня своего пребывания в полиции. Лайам впервые познакомился с ним, будучи неуправляемым подростком, и обстоятельства этого знакомства были далеко не радостные. Его друг и вся его семья сгорели во время пожара. Лайам увидел пламя и позвонил в службу 911; Риггер был детективом, который расследовал это дело. Сначала подозрение пало на отца приятеля Лайама. Но вскоре обнаружилось, что мать подростка и другие дети не были убиты отцом, которого нашли с пулей в голове и с пистолетом в руке. Судебная экспертиза доказала, что отец умер намного раньше, чем мать и дети. И Риггер вышел на след бойфренда погибшей женщины…
Позже судьба снова свела Лайама с Риггером. В то время он серьезно увлекался дайвингом и сотрудничал с полицией, разыскивая погибших на воде. Риггер произвел на него впечатление своей работой, и с его легкой руки Лайам начал служить в полиции. В тот момент учеба в колледже не интересовала его. Риггер убедил его в преимуществе учебы в вечерней школе и заставил найти время, чтобы получить степень по уголовному праву. И естественно, Риггер спас его от кошмара уличной жизни.
Он многим обязан Риггеру. И Олсену.
– Черт побери, Лайам, ты слушаешь?
– Да, я здесь. Хорошо, скажи Олсену, я буду через пару часов.
– Спасибо, спасибо.
Билл закончил разговор. Лайам положил трубку.
– Черт! – выругался он. – Черт!
Он сел на софу и сидел так несколько минут, напряженный как тетива. Планы на этот день рухнули. Он набрал номер Шэрон.
Она ответила обычным, бесконечно радостным голосом.
– Ты заедешь за мной? – поинтересовалась она. – Эй, если ты жалеешь и передумал…
– Я не жалею, что пригласил тебя. Но придется отложить на другой раз. Кое-что случилось…
– Да?
– Возникло одно срочное дело. И это связано со старыми друзьями. Мне правда очень жаль. Ты понимаешь?
– Конечно.
– На студии произошел несчастный случай.
– «Долина Валентайнов»?
– Откуда ты знаешь? – удивился он.
– Когда я познакомилась с тобой, я знала, что ты вел дело, которое тоже имело отношение к «Долине Валентайнов», – сказала Шэрон. – И к Серене Маккормак, – добавила она.
– В тот раз Серена не имела прямого отношения к делу.
– Ты ведь тогда встречался с ней?
– Да, встречался. Но это закончилось, Шэрон.
– Извини, – быстро сказала она. – Я не это имела в виду.
– Ничего, – сказал он.
– Что там случилось? – снова спросила она.
– Упал софит. Одна актриса убита.
– Не Серена Маккормак? – Почему ему показалось, что в ее голосе прозвучала надежда?
Его пальцы крепче обхватили трубку. Он заставил себя успокоиться. Он покончил с этим.
– Нет. Джейн Данн.
– Джейн Данн… да-да, я что-то видела в новостях о ней и о том, что она принимает участие в сериале. Она погибла? Умерла прямо на площадке?
– Несчастный случай… я на самом деле пока не знаю все подробности.
Он почти видел, как она задрожала. Почти.
– Похоже, что этот сериал приносит несчастье.
– У него самый высокий рейтинг среди дневных передач.
– Ты же сейчас частный детектив, не полицейский.
– Но у меня в полиции друзья, которым требуется помощь. И потом, этот сериал смотрят миллионы людей, это важно…
– Да, не сомневаюсь. И теперь станет еще важнее. Люди страсть как любят поглазеть на несчастный случай. Кто пострадал, сколько крови и…
– Я это компенсирую тебе, вот увидишь…
– Ты компенсируешь мне, а я компенсирую тебе. Помни об этом, если дела у королевы дневного эфира пойдут хуже. Позвони мне, когда сможешь. Я пойду разбирать вещи.
– Спасибо за понимание.
– О, конечно, – вздохнула Шэрон. – Может быть, я отправлюсь на раскопки с приятелями из университета? Они будут рады, я уверена.
– Чудесно.
– Я дам тебе знать, когда решу. Может, ты понадобишься мне. Или захочешь видеть меня.
– Спасибо. Позвони, если захочешь встретиться. – Это были слова, которые он мог сказать и за которые полностью отвечал. Он заботился о ней. Но не так, как следовало. Жаль, что он не мог объяснить почему.
Тогда с ним была другая женщина. Красивая, нет, более того – прекрасная, но настолько далекая от общего представления об обязательствах, что оставалось только уйти. Кино было ее стихией. Он провел некоторое время в этом кругу. Вокруг нее было много мужчин, она должна была нравиться, это одно из условий успешной карьеры. Он больше не мог мириться с этим. Все было кончено. Действительно кончено.
Он посмотрел на камин и тихо выругался. Затем встал и начал ходить из угла в угол.
Это было слишком даже для него.
– Слава Богу, ты дома! Ты в порядке?
Вечер предстоит далеко не мирный, подумала Серена, услышав риторический вопрос Мелинды. Серена только что пришла домой, скинула туфли и, услышав стук в дверь, посмотрела в глазок и увидела сестру.
Первым делом Мелинда обняла Серену, да с такой силой, что чуть не сломала ей ребра. Серена обняла ее в ответ, радуясь, что та так переживает из-за нее.
– Успокойся, Мелли, со мной все в порядке. – Она высвободилась из объятий, понимая, что сестра очень взволнована. Мелинда прошла через маленький холл, отделанный мраморными панелями, в глубь дома и остановилась у стеклянных дверей, выходивших в патио, где располагался бассейн. Она смотрела на воду и патио, качая головой.
– Она умерла, – вздохнула Мелинда, не в состоянии унять дрожь.
– Это нелепая случайность.
– Они уверены, что все было именно так? – спросила Мелинда, продолжая стоять спиной к Серене.
Серена задумалась, удивленная беспокойным тоном сестры. Мелинда была на пять лет старше, но, несмотря на безусловное внешнее сходство, они были совершенно разные. Мелинда всегда отличалась прилежанием; Серена хорошо училась в школе, но все равно до сестры ей было далеко. Она слишком интересовалась другими занятиями: танцы, игра на гитаре, пантомима. И ей всегда страстно хотелось играть на сцене. Она участвовала в спектаклях и в школе, и позже в колледже, затем стала принимать участие в съемках «ситкомов», не отказывалась ни от какой работы в кино. Однажды она попала в уже идущий сериал, и, наконец, у нее появилась возможность стать главной героиней в «Долине Валентайнов». Мелинда, закончив школу, поступила в колледж, затем получила ученую степень по искусству древних этрусков.
Она вышла замуж за Джеффри Гелфа, который тоже был серьезным ученым, и с тех пор они оба погрузились в науку. Они путешествовали по миру, выбирая далекие, уединенные места. Им удалось побывать в дюжине стран третьего мира, и она достоверно знала, что они единственные, кто посетил Чили. Серена искренне удивилась, когда Джо Пенни на одном из бар-бекю, устроенном в ее доме, пригласил Джеффри на должность консультанта в их сериале. До того времени Серена была уверена, что Мелинда и Джефф даже не знают о существовании такой вещи, как кабельное телевидение.
Разумеется, после трех недель работы Джефф познакомился с Джейн Данн, но при чем тут Мелинда? Почему она так переживает случившееся?
– Мелинда, – успокоила сестру Серена, – разумеется, будет расследование.
– Естественно. – Сестра продолжала стоять к ней спиной. – О Боже, это так ужасно!
– Мелинда, разумеется, это печально… но я не знала, что ты была так близко знакома с Джейн.
– Я узнала ее достаточно, чтобы понять… что она была настоящая стерва.
Серена подошла к сестре и с силой развернула ее к себе.
Мелинда в конце концов взглянула на нее. В ее голубых глазах с легким зеленоватым оттенком, так похожих на глаза Серены, блестели слезы.
– Мелинда, что она тебе сделала, что ты позволяешь себе так отзываться о ней? – нахмурившись, спросила Серена. Она видела, что Мелинда готова разрыдаться, собираясь объяснить, почему она презирает Джейн.
– Нет, Серена, это я сделала… я ненавидела ее. Я видела ее всего несколько раз на вечеринках Джо, но она была грубой и несносной. Со мной, по крайней мере. И вот она умерла! А я в порядке…
– Послушай, Мелинда, – мягко прервала сестру Серена, – это трагедия, но ты ничем не можешь помочь. Многие люди, – она колебалась, потом сказала правду, – действительно, многие люди недолюбливали ее. Но твоя неприязнь к ней здесь ни при чем, она не из-за этого погибла.
– Надеюсь, – всхлипнула Мелинда.
– Что?
– Ничего. Ничего. О Серена! – Мелинда обняла сестру, прижимая ее к себе. – Я так рада, что ты… что это случилось не с тобой.
Эти слова шли от сердца, и снова Серена была благодарна. Они были близки, так близки, как только могут быть близки родные сестры, столь непохожие друг на друга. Мелинда все годы ворчала по поводу артистической карьеры Серены, не понимая, как можно выбрать жизнь, в которой не существует такого понятия, как отпуск? Когда Серена была моложе и играла в спектаклях, Мелинда качала головой, но всегда была среди зрителей, несмотря на все свое неодобрение.
– Со мной все в порядке. Правда… – Улыбнувшись, Мелинда отодвинулась от нее. – Прости. Я веду себя как идиотка.
– Неудивительно, было бы странно, если бы подобное событие не расстроило тебя.
– Серена, я действительно чувствую себя из рук вон плохо. И не только из-за этого… Я беспокоилась из-за Джеффа. Его не было дома… он был на студии…
– Мелинда, у тебя нет причин беспокоиться о Джеффри. Он рано ушел со студии, еще до того, как случилось несчастье. И потом, он консультант, а не рабочий постановочного цеха, и, конечно, не отвечает за работу осветителей.
– Я знаю, но просто…
– Мелинда, о чем ты?
Мелинда вздохнула, глядя на сестру так, словно собиралась снова разрыдаться.
– Мелинда?
– Я не знаю… Я правда не уверена. При каждой встрече она была так зла со мной. Вернее, не зла – она просто не замечала меня вообще, как если бы я пыль на ковре. Она была груба с Джеффом, но там было что-то еще…
– Она просто немножко флиртовала с ним, Мелли. Просто флирт, ничего больше.
– Нет, с ее стороны это было больше, чем флирт. Она использовала мужчин. Она затягивала их… как паук затягивает свои жертвы в паутину, чтобы воспользоваться, когда понадобится. И вместе с тем мне искренне жаль, что она умерла. Ты веришь мне, Серена?
– Разумеется.
– И Джефф… он тоже виноват, но… это все же, должно быть, несчастный случай. Серена, может, тебе стоит послать этот сериал куда подальше? Не слишком ли это опасно?
Серена вздохнула, потирая виски. В голосе сестры звучала надежда.
– Нет, Мелинда. Я много лет работаю в «Долине Вален-тайнов», привыкла к коллективу… И потом, у меня контракт. Я не могу разорвать его.
– Твоя жизнь дороже, чем любой контракт.
– Да. Я ценю твою искренность, но не верю, что сама была предполагаемой жертвой. И потом… софиты не падают дважды в одно и то же место.
Мелинда отошла от нее.
– То есть ты абсолютно уверена, что это несчастный случай? – снова спросила она, остановившись перед маленьким баром. К удивлению Серены, ее сестра, которая вообще не пила, налила себе виски.
– Откуда я знаю… – медленно сказала Серена, думая о блюдце, которое исчезло неизвестно почему, но решила ничего не говорить об этом сестре, потому что она и так была слишком расстроена.
Кто-то позвонил в дверь, и они обе подпрыгнули от неожиданности. Звонок был очень резкий. Стакан виски дрогнул в руке Мелинды.
– Это всего лишь звонок. Звонок в дверь, – успокоила сестру Серена.
Она пошла в холл открыть дверь. Ну разумеется, это муж Мелинды. Высокий и очень худой, черты лица правильные, а само лицо тоже удлиненной формы, как и его гибкая, подвижная фигура. Сейчас его светлые волосы с едва заметными проблесками седины были зачесаны назад, как будто он провел по ним руками по меньшей мере раз сто. Серена и Джефф понимали друг друга, за исключением того, что он, как и ее сестра, считал, что она тратит свою жизнь на пустое занятие.
– Джефф, – улыбнулась Серена, открывая дверь, – входи.
– Мелинда у тебя?
«Странно, почему он спрашивает?» – подумала Серена, машина ее сестры стояла перед домом, и он не мог не видеть ее.
– Да.
Он вошел в холл. Мелинда повернулась… Секунду-другую они молча смотрели друг на друга, затем Мелинда залилась слезами и бросилась к мужу. Это напоминало сцену из «мыльной оперы».
– Джефф, – всхлипнула Мелинда, глядя на него.
– Давай поедем домой. Вместе, – предложил Джеффри.
Мелинда кивнула, глядя на мужа так, словно ни за что на свете не хотела расставаться с ним.
– Ты знаешь? – спросила она.
– Конечно. Я уже был в полиции.
– В полиции?
– Конечно.
– Джефф…
– Мелинда, я очень устал. Поедем домой.
– Джефф, она была такая дрянь. Дрянь…
– Но она не заслужила подобной смерти, – возразил Джефф.
Мелинду, казалось, успокоили его слова.
– Моя машина… – начала она неловко.
– Если хочешь, – предложила Серена, – заберешь ее в воскресенье. Может быть, мы пообедаем вместе? А потом ты заберешь машину.
Мелинда расслабилась.
– Ты хочешь пригласить всю группу?
– Нет, только свои. Хорошо?
– Конечно, с удовольствием, – кивнул Джефф. – Только свои. – Он нахмурился. Это выражение вошло в их лексикон еще в те далекие годы, когда он начал ухаживать за ее сестрой, а Серена училась в последнем классе школы. Ни уже тогда она обогнала сестру по росту. – Ты уверена, что у тебя нет других планов?
– Да, и хочу, чтобы вы оба приехали ко мне в воскресенье.
– Чудесно. – Снова взглянув на жену, Джефф взял ее за руку и повел к дверям. В последнюю минуту Мелинда повернулась и крепко обняла Серену.
– Я люблю тебя, – сказала она.
– Я тоже люблю тебя, – отозвалась Серена.
– Если я понадоблюсь, я всегда рядом.
– Я тоже, – улыбнулась Серена. – Ты знаешь это. Если тебе будет тяжело одной, если ты захочешь поговорить…
– До воскресенья! – воскликнул Джефф. – Никто не имеет права покидать город или…
– Или умереть, – буркнула Мелинда, снова обнимая сестру на прощание. Они ушли, Серена осталась одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Умираю от желания - Грэм Хизер



фігня....
Умираю от желания - Грэм Хизернаталка
21.08.2015, 23.44





Почитать можно. И ЛР, и детектив.
Умираю от желания - Грэм Хизериришка
11.03.2016, 19.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100