Читать онлайн Умираю от желания, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Умираю от желания - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Умираю от желания - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Умираю от желания - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Умираю от желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Утро следующего дня.
Он вошел, закрыл дверь и посмотрел на киллера.
– Какой идиотизм! – прошипел он.
– Идиотизм? – Киллер был озадачен. – Но ты сам сказал, что тебе нужно…
– Идиотизм! Как можно творить такое? О Боже, если бы нас выследили…
– Но все было под контролем, поверь мне. Ты сказал, что тебе нужно…
– Молчи! Еще раз говорю, что подобная глупость могла стоить…
Он хотел убить киллера. Убить свое создание.
Его пальцы дрожали. Он оглянулся, ища что-то. Оружие?
Но тут кто-то окликнул его.
Он погрозил пальцем.
– Мы еще поговорим. Поговорим…
Киллер испугался.
Ровное дыхание Серены сбилось, когда Лайам перелез через нее. Она напряглась, мгновенно встревоженная его движением. Он посмотрел на нее.
– Сигнализация в твоем доме была отключена.
– Что?
– Сигнализация не включена. Ты ее включила, когда вернулась домой?
То, как он смотрел на нее, заставило ее усомниться в своих действиях.
– Да, кажется, включила, как обычно…
– Кажется?
– Можешь спросить Билла.
Он вздохнул.
– Серена, откуда Билл знает, включила ты сигнализацию или нет? Он должен был оставаться около дома.
– Он сказал мне, чтобы я заперла дверь и включила сигнализацию. Точно также, как говорил ты. Он вышел, и я сразу же сделала это.
– Тогда почему она отключилась?
– А я откуда знаю? Видимо, не сработала.
– Мы должны позвонить в фирму охраны, – тихо чертыхаясь, проговорил он. – Когда ты рассказала мне, что твоя сестра потеряла ключи, я подумал, что тебе следовало сменить замок.
– Но это случилось в пустыне за тысячи километров отсюда!
– Если сигнализация неисправна, то любой, имея ключи, мог войти в твой дом.
– Прекрасно. Я сменю замок, – кивнула она. – Полиция закончит сегодня работать в доме?
– Да.
Ей показалось, он сам не верил, что полиция что-то выяснит, даже если обнаружит отпечатки и признаки возможного вторжения. Все это не более чем бесполезная трата времени.
Устав спорить, она мельком взглянула на часы. Еще не было и шести. Она снова положила голову на подушку.
– Что ты делаешь?
– Хочу еще поспать.
– Сегодня ты должна рано быть на студии, а я займусь этой фирмой охраны.
– Да, но не так рано, – возразила она.
– Я знаю, как тебя разбудить.
Она улыбнулась в подушку, думая, что у него что-то романтическое на уме. Секундой позже простыни были отброшены.
Она ощутила резкий шлепок чуть пониже спины и повернулась, приподнявшись в недоумении.
– Вот так. Все, что ты можешь получить от бывшего копа…
Но со временем она получила куда больше. Он снова залез в постель и молча наносил удары, но уже совсем другого рода. Моментом позже он пробормотал около ее губ:
– Теперь, когда я привлек твое внимание…
Но к сожалению, утро не располагало к бесконечным наслаждениям, тихим разговорам или повторению содеянного. Через час оба уже приняли душ. Он говорил по телефону, она пила вторую чашку кофе. Он позвонил Конару, с которым ей предстояло встретиться на студии, и попросил, чтобы Конар не спускал с нее глаз.
– У тебя снова какие-то дела? – вежливо поинтересовалась она.
– Я должен поехать к тебе домой и встретиться там с представителем фирмы охраны, – объяснил он. – Возьми кофе в машину.
Минутой позже он провожал ее к машине, и вскоре они уже были на полпути к студии.
– Ты просто высадишь меня? – спросила она.
– Нет. Я пойду с тобой.
Она решила не спорить.
Он припарковал автомобиль на месте Джо, и они вошли на студию. Вместе подошли к лифту и поднялись в ее гримерную. Конар был уже в холле, стоял, прислонившись к стене, поджидая их. Он вопросительно посмотрел на Лайама.
– Ты знаешь, – сказала она им, – это очень жестоко по отношению к Конару. Он мог прийти позже, ведь «египетская» сцена еще не скоро.
– Не важно, – вежливо возразил Конар. – У тебя сцена с Келли. Ее можно сразу снимать, вы ведь ее уже репетировали. Потом разговор с Верой, которая требует, чтобы ты прекратила спать с любовниками сестер. Конечно, она понятия не имеет, что ты спишь со мной, с ужасным, безнравственным интриганом Дэвидом Девиллем. Если бы она знала, она рассказала бы отцу, и тебя бы выпороли или выбросили из старого поместья. Между нами происходит короткий разговор, мы договариваемся о встрече позднее, где ты собираешься рассказать мне все. Потом твоя сцена с Джеем Браденом, вы ругаетесь. Он все еще женат на твоей сестре, но удосужился заделать ребенка одной из нелегальных работниц. И дальше у тебя разговор с представителем эксклюзивного евро-американского ресторана. И наконец, моя дорогая мегера, у тебя сцена со мной, ты обвиняешь меня во всех смертных грехах, мы катаемся по земле среди виноградников – грязь и вино, все как полагается, постараемся сделать это как можно убедительнее. Затем я иду за тобой в твою мастерскую, ты снова угрожаешь мне, и я запираю тебя в саркофаге. Между сценами я наношу визит твоему отцу, он опечален, а я злорадствую, я-то знаю, что сплю с двумя его дочерьми. Не одновременно, конечно. Мы не столь эксцентричны.
– Это на целый день, – сухо заметил Лайам.
– И всюду секс, – добавил Конар. – Да, знаешь ли, это нелегко, но кто-то должен делать это?
– Увидимся позднее, – кивнул Лайам. – Я постараюсь не задерживаться…
– Все будет нормально. Олсен здесь уже с утра, а Хатченс собирался присутствовать на съемке.
– Олсен ничего не говорил насчет анонимных звонков? И смогли ли они снять отпечатки?
– О, сняли и много, возможно, твои, мои, Дженнифер и так далее. Последний звонок в дом Серены был от ее сестры, те, которые были до него, пришли с мобильного телефона, принадлежащего Харвею Моссу, путешествующему бизнесмену из Айдахо, который заявил, что около полуночи у него украли телефон. В последний раз он пользовался телефоном, когда звонил своей жене и детям около шести. Вас это, кажется, не удивляет?
– Не удивляет. Я ожидал чего-то подобного.
– Да. Все, что происходит здесь, поразительно…
– Не отходи от нее ни на шаг, – напомнил Лайам.
– Непременно. Не оставлю ее одну ни на секунду.
– Конар, – сказала Серена, – мне нужно переодеться, впрочем, и тебе тоже…
Конар улыбнулся, сделав неопределенный жест в воздухе.
– Ты думаешь, мне надо уйти? Господи, я спал с этой женщиной перед камерой дюжину раз. Я думаю, вряд ли мое присутствие может смутить тебя.
– Конар, и все-таки… – настаивала она.
Лайам поднес палец к носу.
– Не выходи никуда без него, – сказал он.
– Да, сэр, слушаюсь, сэр, как «Американ экспресс», без него ни шагу.
Лайам и Конар обменялись долгими взглядами, затем Лайам направился к выходу.
– Не волнуйся, здесь ты в безопасности, – успокоил Конар.
– Он доверяет тебе, – ответила она. – Хотя, кажется, не доверяет никому.
– Он бывший полицейский.
– Бывший? Он так не думает. Прирожденный и потомственный, так, кажется, говорят. Ты знаешь, как питбулей и ротвейлеров готовят к схватке?
– Bay, – протянул Конар. – Ты хочешь сказать, что вы оба все еще спорите? Опять? А выглядит так, будто вы вполне ладите.
– О, мы могли бы ладить.
– А-а, – пробормотал он понимающе.
– Что значит это «а-а»? – спросила она.
– Ничего.
– Конар! Пошел ты к черту!
– Хорошо – я подумал, что вы ладите в постели.
– Конар Маркём!
– Но ты же сама настояла…
– Больше не буду.
Она открыла дверь гримерной. Конар вошел следом за ней. Взял журнал. Присел на кушетку. Вошла Джине, поздоровалась и прошла к гардеробу Серены.
– Серена, я слышала об этих ужасных звонках. Как ты себя чувствуешь? Сегодня предстоит такой трудный день, – щебетала Джине. – Я могу пойти к Джо и сказать… Я не пойду к Джо, я боюсь. Но кто-то мог бы пойти к Джо…
– Я не собираюсь выходить из сериала, Джине. Я чувствую себя прекрасно.
Конар поднял глаза от журнала.
– Ты знаешь Джо, Джине. С виду он жутко строгий, а на самом деле добродушный медвежонок. Если бы Серена захотела, она сама бы сказала ему.
Джине радостно кивнула:
– Я счастлива! Я люблю свою работу. Ненавижу, когда кто-то сдает позиции и…
– Мы не собираемся, – заверила ее Серена.
Когда Джине вышла, появился гример Торн Маккей. Конар налил Серене кофе из своего большого термоса, она поблагодарила. И пила, пока Торн делал свою работу.
– Эй, дай мне твой текст. Я буду подавать тебе реплики, пока Торн гримирует тебя.
Торн работал над ее глазами, Конар подавал реплики, она отвечала на них.
День начался, и пока все шло нормально.
Сотрудник «Ферст энд формост аларм», высокий, худощавый мужчина лет пятидесяти, работал в системе охраны почти тридцать лет и двадцать из них в этой фирме. Он рассказал Лайаму, что сам родом из Техаса, но полюбил Калифорнию. Много состоятельных клиентов и много желающих охранять свою собственность.
– Я поменял замки на входных и задних дверях. Если вы хотите, вы можете обойти со мной весь дом, и я покажу вам, как работает вся система, – предложил Джуд Бакер. Они обошли весь дом и проверили окна, двери, провода, пульт охраны, соединение с домом и телефонные провода.
– Теперь у мисс Маккормак новые замки, поэтому вы можете быть спокойны. Ничего не должно случиться, но кто знает? Может быть, кто-то поиграл с ключами? – сказал Джуд. – Вы не думаете, что она могла забыть код? Или, может быть, набрала его неправильно? Такое возможно, если она была расстроена, поэтому система не сработала… а она не обратила внимания на то, что лампочка не загорелась…
– Вы уверены, что система сигнализации была в исправности? – допытывался Лайам.
– Абсолютно. Не вижу, чтобы что-то опровергало это. Телефонная связь в порядке. Как я сказал, возможно, она решила, что включила сигнализацию, а сама это не сделала, или набрала не тот код. Если происходят такие странные события, ей надо быть особенно осторожной и внимательной. Вы скажите ей, хорошо?
– Конечно, я передам ей, – заверил Лайам.
– Это надежная система.
– Я верю, что система надежная, – кивнул Лайам.
– Все абоненты пронумерованы. Номерам соответствуют коды. И если код набран неверно, и если вы не уверены, загорелась ли лампочка…
– Я понял. Спасибо.
– Полиция ничего не нашла?
– Ничего.
– Должно быть, кто-то решил пошутить, а заставил ее волноваться. Вы знаете, чего только здесь не происходит… кто-то вырывается вперед, а кто-то ненавидит того, кто вырвался вперед, когда он все еще топчется на месте. Другой завидует. Или ревнует… Но… с ней все хорошо, да? – озабоченно поинтересовался Джуд.
– Прекрасно. По правде говоря, я должен ехать, чтобы удостовериться в этом, – извинился Лайам.
Джуд кивнул:
– Тогда не буду вас задерживать.
– Спасибо. Спасибо за помощь.
Лайам пожал его руку и пошел прямо к машине. Взглянув на небо, он увидел, что солнце уже поднялось высоко. Он ехал быстро, стремясь поскорее прибыть на студию.
День обещал быть удачным.
Сцены были отрепетированы, затем сняты. Перемена костюмов шла без задержки.
Так как у Келли была сцена с Джеем, Джим держал в голове, что они должны снять еще и сцену, в которой Верона приходит к сестре и матери. Она настаивает, чтобы они ускорили развод, хотя Натали (героиня Дженнифер) уехала на острова поправить здоровье после травмы из-за романа с Дейлом Донованом (его роль исполнял Энди), пока ее брак с Рэнди Роком (Джей) находится в процессе распада. Горничная Серафина приходит к ней сказать, что однажды ночью Рэнди Рок соблазнил ее. Он пробрался в поместье, пытался увидеть свою жену и злился, потому что семья не позволяла ему общаться с ней.
У Веры, которая с трудом запоминала текст, здесь было только две реплики. Поэтому она согласилась на короткую репетицию.
Удивительно, но все шло хорошо. Затем появился Энди и, обрадованный тем, как идет съемка, решил сыграть сцену, которая была намечена на следующий день в «египетской» декорации. Он подошел к Серене со словами, что она поступила как идиотка, потому что всегда любила его, и что ей нужно оставить «Долину Валентайнов» и вернуться к нему. Убийца разгуливает на свободе. Она подвергает себя опасности, работая по ночам в коттедже, одна, далеко от своего дома. Она говорила ему, что никогда не выйдет за него снова и даже обсуждать это не станет – он умудрился завести роман с ее сестрой, когда они были женаты. Она прогнала его, но он клялся, что вернется и найдет способ заставить ее выслушать его.
Она и Конар сыграли сцену соблазнения прямо среди виноградников. Они оба так сильно смеялись, что пришлось переснимать дважды. Джим укоризненно качал головой, сетуя, что его звезды должны работать лучше.
Серена не обращала внимания на Джима. Все шло прекрасно.
Даже сцена с мужчиной из массовки, которого пригласили сыграть сомелье, прошла как по маслу. Его звали Джулиан Пейдж. Джим хорошо отзывался о нем и ушел с площадки, говоря, что счастлив снова работать с этим парнем.
Вскоре появился Билл Хатченс в компании другого полицейского. Он рассказал Серене и Конару об их поисках и о том, что произошло в ее доме, но с сожалением сообщил, что им не удалось узнать ничего нового.
– Серена, я в самом деле сомневаюсь, что кто-то был около дома в ту ночь, – с грустью сказал он. – Черт побери, этот негодяй просто действует на нервы своими звонками, да еще стоит налогоплательщику больших денег.
– Считай, что ты меня успокоил.
– Тебе надо быть осторожнее.
– Конечно.
– Лайам еще не вернулся?
– Пока нет.
– Он скоро будет… пробка на шоссе…
– Ничего. Все идет прекрасно. Ты здесь, Конар здесь… так что я не одна. Дженнифер прислала кофе и сандвичи. И бутылки воды из своего дома. Я работаю. Все идет хорошо.
– Чудесно. Продолжайте работать.
Пришло время «египетской» сцены.
Джим задержал съемку сцены Серены и Конара, показывая им, как работает механизм саркофага. Он несколько раз возмущался, звал кого-нибудь из бутафоров, когда не мог добиться, чтобы крышка открывалась и закрывалась должным образом.
– Это старинный фокус, – объяснял он. – Все работало превосходно, когда Джефф был рядом. Я бы хотел, чтобы муж твоей сестры не увольнялся, Серена.
– Я бы тоже этого хотела. Я не уверена, что он собирается это сделать, ведь он связан контрактом!
– Я думаю, ему нелегко сейчас. И то, что произошло с Джейн Данн, расстроило его. Она всегда ругалась с ним еще до того, как все началось…
– Джефф ругался с Джейн Данн? Я думала, он едва знал ее.
– Ты толком не знала ее, чтобы спорить о ней, – сказал Джим Новак. – Послушай, Конар, подойди ближе. Сюда. Сюрприз здесь. Я придумал это. Великолепная вещь. Когда ты откроешь крышку, то увидишь огромные шипы. Когда закроешь, это выглядит так, словно шипы пронзают того, кто внутри. Но там есть тонкая стальная прокладка, которая перекроет их, вдавливая назад. Именно так было на представлении в Лас-Вегасе. Ты знаешь, красивая ассистентка входит внутрь, фокусник показывает шипы публике, затем закрывает крышку… публика в шоке. А красивая ассистентка выходит оттуда целая и невредимая. В этом все дело. Ты понял, Конар?
Конар осмотрел саркофаг и крышку, проверил хитрый механизм.
– Я понял. А как срабатывает защитная прокладка, которая перекрывает шипы?
– Автоматически. Когда петли двигаются, они давят на кнопку и кнопка пускает в ход внутреннюю крышку, – объяснил Джим Новак. – Мы один раз уже репетировали сцену. Не стоит сразу запихивать Серену в эту штуковину, мы пройдем текст до того момента, когда ты разозлился и начал засовывать ее туда. Хорошо? Тогда репетируем! Тишина на площадке!
Репетиция прошла хорошо. Серена и Конар громко ссорились и нападали друг на друга с обвинениями. Это было впечатляюще, и Джим аплодировал.
– Один дубль, Серена, один дубль, и мы это сделаем, опережая график.
– Один дубль, Серена? – повторила она смеясь.
– Извините меня. Разумеется, нам следует быть политкорректными, – сказал Джим вздыхая. – Один дубль, Серена и Конар. О'кей?
– Брось! – рассмеялся Конар.
Серена вошла на площадку и заняла свое место среди «египетских» сокровищ. Ворвался Конар, он был явно возбужден. Между ними произошла бурная сцена. Она говорила ему, что не припомнит, чтобы у них были какие-то проблемы, когда они занимались любовью в виноградниках. Он отвечал, что проблема существовала всегда и что он любит ее сестру Марлу Валентайн, а ей лучше уйти с их дороги. Она кричала, что он не любит Марлу, как он может любить Марлу, если постоянно преследовал ее, то есть Верону? Разозлившись, он отвечал ей, что, как выяснилось, она готова заарканить любого мужчину. Она сказала ему, что он подонок… У него ничего не получилось с виноградниками, и он рассчитывал на помощь Валентайнов… Что он не должен был использовать в этих целях ее сестру, и что она идет прямо к отцу. Он преградил ей путь, крича, что она никуда не пойдет. Она стала звать на помощь. Зажав ей рот, он потащил ее к саркофагу, говоря, что он перенесет ее вместе с саркофагом в другое место, там они и поговорят.
Когда она увидела острые шипы, которые Дэвид Девилль, казалось, не замечал, то попыталась вырваться из его рук, кричала и сопротивлялась… Но он запихнул ее в саркофаг.
И крышка начала закрываться.
Было похоже, что все сработает именно так, как говорил Джим. Она видела, как внутренняя перегородка пришла в движение, перекрывая шипы.
Но вдруг что-то произошло, и перегородку заклинило.
Однако крышка продолжала закрываться.
Сначала Конар не понял, что случилось.
Затем увидел.
Он выругался, бросился к саркофагу, ухватился за крышку.
Шипы продолжали двигаться, несмотря на все его усилия.
– Найдите кого-то, придумайте, как остановить их! – кричал он.
Кто-то выругался. Полицейские подбежали ближе. Энди закричал.
Она не видела Лайама до тех пор, пока он не оказался рядом с ней. Встав в саркофаг, он закрыл ее своим телом и, используя собственный корпус, навалился на крышку, пытаясь сломать петли. Примчался Эмилио с пожарным топориком в руках и начал крушить саркофаг.
Дерево задрожало от ударов, и саркофаг развалился надвое. Одна часть упала вперед. Другая повалилась на пол за Сереной и Лайамом. Он стоял перед ней, на его лбу струился пот.
– Господи! – выдохнул он. Она подумала, что это похоже на молитву.
Она не дрожала. Все случилось слишком быстро.
– Слава Богу! Чтобы я еще купил что-нибудь у этих фокусников! Да никогда в жизни! – поклялся Джим.
Энди, дрожа, подошел к краю площадки.
– Господи! – пробормотал он.
– Ты в порядке? – спросил Лайам, вглядываясь в лицо Серены.
Она кивнула и постаралась пошутить:
– Когда Джефф нужен, его, как назло, нет.
Он прищурился.
– Джефф готовил этот саркофаг?
– Джефф не приходил сегодня на студию, – сказала она. Он взял ее за руку, желая увести с площадки.
– Господи! – воскликнул Джим, глядя через плечо оператора. – Это был фантастический кадр. Лица Лайама нам не видно. А он и Конар оба одеты в темные куртки… Можно принять одного за другого.
Проходя мимо камеры, Лайам внезапно выбросил вперед руку. Камера упала на пол.
– Эй, – крикнул Джим, – ты что…
– К черту! – вспылил Лайам, уводя Серену с площадки.
– Лайам, подожди, – взмолилась Серена. – Это случайность.
– Нуда, как же. Тебе не кажется, что слишком много случайностей происходит за последнее время?
– Но им нужен этот кадр…
– Кадр вряд ли. Им нужно то, что я сделал.
– Лайам…
– Что? Что? Ты хочешь, чтобы я извинился перед твоим режиссером? Тебя едва не убило.
– Нет. Я не хочу, чтобы ты извинялся. Я… я хочу поблагодарить тебя. Ты спас мне жизнь.
Он вздохнул и оглядел студию. Серена сделала то же самое. Билл Хатченс вместе с другим полицейским прошли на «египетскую» площадку осмотреть саркофаг. Конар тоже был с ними, он что-то сердито говорил Хатченсу. Даже Джим понял, что дело зашло слишком далеко. Джей Браден ругался вовсю, говоря, что кто-то наверняка стоит за всем этим.
Лайам посмотрел на Серену.
– Знаешь что? С меня хватит. Мы уезжаем прямо сейчас. Я говорю серьезно. Берем отпуск. Пусть здесь все уладится. Ты поняла?
Она кивнула:
– Хорошо. Я думаю, мы отсняли достаточно материала.
– Правда?
Она снова кивнула.
– Собери свои вещи. Мы уходим. Я позвоню Хатченсу и объясню все, а потом поставим в известность Энди и Джо. Ты едешь на неделю. Полная неделя, не важно, устраивает это их или нет. Дай им время выяснить, что к чему. Ты поняла? Ты здесь как подсадная утка!
Она смотрела на него, кусая губы. Она не стала говорить ему, что они уже сняли больше намеченного. Все шло как по маслу – до того как этот проклятый саркофаг…
– Собери свои вещи. Мы уходим.
– Хорошо.
Но сделать это тихо не удалось. Сначала подошел Хатченс поговорить с Сереной, потом Джим и Конар присоединились к ним. И другие подошли, чтобы убедиться, что с Сереной ничего не случилось.
Затем все повернули к гримерной Серены. Вошли Джо Пенни и Энди Ларкин, хмурые, обеспокоенные, желая как-то смягчить то, что произошло.
Лайам настаивал, что им надо ехать. Прямо сейчас.
– Я увожу ее отсюда, – твердо сказал он.
– Увозишь? – спросил Энди, не скрывая раздражения. – Но кто ты такой? Ты забыл, Лайам, что тебя наняли помогать?
– Замолчи, Энди, – предупредил Джо.
Энди прочистил горло.
– Извините. Я просто… черт, ты прав. Джо тоже сказал, что ей нужно уехать на недельку.
Серена положила руку ему на плечо.
– Если они используют этот кадр, я не буду беспокоиться о расписании и смогу взять неделю отпуска без проблем. Правда?
– Мы сможем отпустить тебя на неделю. А сами пока займемся сценами без твоего участия. Придется покрутиться, но что поделаешь, это в наших целях.
– Тогда воспользуйтесь этим проклятым кадром, – махнул рукой Лайам. – Но я увожу ее отсюда немедленно.
Лайам поднялся, намереваясь уйти.
Серена потянулась, чтобы поцеловать Келли, коснулась руки Джея и поблагодарила за все Конара. Она больше не дала руки Лайаму. Она была благодарна ему, но не хотела выглядеть как ребенок, которого тащит из школы разгневанный родитель.
Когда они подошли к машине, он посмотрел на нее.
– У тебя проблема с отъездом? Или со мной?
– И да и нет, – сказала она, садясь на переднее сиденье.
Он тоже сел и захлопнул дверь.
– Да и нет? – повторил он, глядя на нее, пока заводил мотор.
– Нет, никаких проблем с отъездом. И я благодарна тебе… конечно. Но ты не должен вести себя так грубо.
– Извини. Ты чудом осталась в живых, а я должен беспокоиться о том, как я выгляжу в глазах твоих коллег?
– Да.
Он заглушил мотор и уперся головой в руль.
– Этот сериал очень важен для многих людей, – продолжала она.
– Но он не стоит твоей жизни.
Она глубоко вздохнула.
– Лайам, они все сбиты с толку, как и мы.
– О, не все. Один из этих людей, с которыми я не должен был вести себя грубо, – убийца. Она молчала, глядя вперед.
– Есть в твоей жизни что-то важнее этого сериала? – спросил он после долгой паузы.
– Да.
Не сказав больше ни слова, он завел мотор, и они выехали из гаража.
– Куда мы едем? – спросила она.
– На Гавайи.
– Гавайи? – повторила она, не веря своим ушам. Затем возразила: – Нельзя поехать на Гавайи просто так. Нужны билеты, и вообще…
– У меня есть приятель пилот.
– Но… вот так просто? Это так далеко…
– Да. Я надеюсь, что когда между тобой и «Долиной Валентайнов» будет часть Тихого океана, я хоть какое-то время смогу поспать спокойно.
– Но я должна позвонить сестре, сказать…
– Нет.
– Я должна…
– Нет. Я позвоню Олсену и Риггеру, когда мы прилетим туда, и Конару. Больше никто не должен знать.
Она хотела поспорить. Она уезжает, как было заявлено. Но ее сестра должна знать, куда она едет, и кое-кто из группы тоже.
А может, и нет… Она должна признать…
Она была напугана, и не имело значения, как Лайам вел себя. Он был нужен ей.
– Прекрасно, – холодно отозвалась она. Он бросил взгляд в ее сторону.
– Вот и славно. Едем вперед, и прекрати дуться на меня. Мы можем снова начать войну, когда будем подальше отсюда. Подальше от твоей семьи, твоих друзей и всех твоих «мыльных» почитателей. Твоя жизнь и твои роли… иногда я думаю, чувствуешь ли ты разницу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Умираю от желания - Грэм Хизер



фігня....
Умираю от желания - Грэм Хизернаталка
21.08.2015, 23.44





Почитать можно. И ЛР, и детектив.
Умираю от желания - Грэм Хизериришка
11.03.2016, 19.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100