Читать онлайн Умираю от желания, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Умираю от желания - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Умираю от желания - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Умираю от желания - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Умираю от желания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Кайл Эймзбари, одетый, как обычно, с иголочки, сам отворил дверь. Однако он не пригласил Лайама войти, а остался стоять на пороге, загораживая вход в дом. На нем были легкие брюки и рубашка с коротким рукавом, расстегнутая у ворота. Его грудь была мускулистой и абсолютно лишенной волос.
– Что ж, черт побери… Вы Лайам Мерфи, не так ли? – Сегодня Эймзбари не скрывал своей враждебности. – Чем обязан? – поинтересовался он. – Я приглашал вас, но… – Он пожал плечами. – Видите ли, у меня сегодня закрытая вечеринка.
– И кто же из звезд присутствует сегодня в этом доме? – спросил Лайам.
Губы Эймзбари тронула беспокойная улыбка.
– А это, простите, не ваше дело.
– Вы, должно быть, знаете, что съемка людей без их ведома считается нарушением закона?
Эймзбари сделал неопределенный жест в воздухе.
– Без их ведома? У меня в доме повсюду установлены камеры наблюдения. Я имею право защищать себя. В каждой комнате антиквариат и прочие ценности.
– Вам не кажется, что вы переходите все дозволенные границы?
– У меня превосходные адвокаты.
– Эймзбари, вы не раз предупреждали продюсеров «Долины Валентайнов», что ваша компания прекратит спонсирование проекта. И это в тот момент, когда они делают все, чтобы раскрыть преступление. Что думает ваша компания о вашем поведении?
– Послушайте, Мерфи, мое поведение – мое личное дело. А вы сейчас шантажируете меня, злоупотребляя моим личным временем. Вы думаете, что у вас что-то есть на меня? И пришли сюда, чтобы шантажировать меня этим? – Казалось, Эймзбари сам изумился этой мысли. Лайам выдавил легкую улыбку.
– Нет. Я просто предупреждаю вас, что впредь буду следить за вами.
Кайл рассмеялся.
– Вы думаете, я ухаживаю за Сереной? Извините, старина, не мой типаж. Единственное, чего я всегда хотел, – это наладить отношения с нашей звездой.
– Но вы каким-то образом замешаны во всем этом, Эймзбари. Вы втягиваете людей…
– Я по натуре игрок. И да, ради Бога! Я привлекаю сюда людей.
– Каких людей, Эймзбари? И что вы пытаетесь получить от них?
– Мерфи, эти люди – мои друзья. Я защищаю их. Я позволяю им расслабиться, поиграть, осуществить скрытые фантазии. И то, что я знаю, это секрет, который навсегда останется со мной.
– Вы играете во всем этом какую-то роль, и я сделаю все, чтобы узнать какую.
– Может быть, вы хотите добиться моего ареста за то, что я эксцентричен? И это здесь, в Голливуде? Не думаю, Мерфи, что у вас есть шанс.
Лайам резко перенес вес с одной ноги на другую. Очевидно, Эймзбари не был так уверен в себе, как хотел показать, потому что тотчас отшатнулся к дверям.
– Эй, вы прикоснулись ко мне, Мерфи, и я могу арестовать вас. Вы должны знать, что у меня есть друзья в полиции.
Лайам улыбнулся:
– Не думаю, что стану марать о вас руки, Эймзбари. Но запомните, я буду следить за каждым вашим шагом. И если я поймаю вас…
– Поймаете меня на чем? На превращении вашей драгоценной актрисы в звезду порно? – усмехнулся Эймзбари.
Лайам ухватил его за воротник эксклюзивной рубашки и притянул к себе.
– Если только волос падет с ее головы – вы конченый человек!
Эймзбари побледнел. Лайам повернулся и пошел по дорожке прочь от дома. Он слышал, как за его спиной хлопнула входная дверь. Лайам задержался на секунду. Шторы на окнах опустились.
Кайл Эймзбари достал из кармана отглаженных брюк телефон и сердито произнес несколько слов. Он посмотрел на звезды. Ему показалось, что кто-то зовет его. Он начал подниматься по ступеням.
Лайам вернулся к своему автомобилю и направился к следующей цели. У Эймзбари темные волосы. Густые, вьющиеся темные волосы.
– В твоем доме… Близко, в твоем доме… рядом с тобой… – продолжал нашептывать на ухо Серене хриплый, низкий голос.
Серена не думала, она побежала.
Бросилась к двери и резко открыла ее. И тут, несмотря на панику, охватившую ее, она поняла, что, выбежав из дома, не отключила сигнализацию. Но возвращаться не стала…
Она пересекла двор и направилась к улице. Но в этот момент перед ней мелькнула огромная тень. В темноте ночи она не могла ничего разглядеть. Только огромную тень.
Темную и устрашающую. Она преградила ей путь на улицу.
Серена лихорадочно пыталась сообразить, что же ей делать. Куда бежать? Где искать спасение? Дверь дома теперь оставалось открытой. И кто знает, возможно, кто-то уже поджидал внутри?
Она бросилась за угол дома, подбежала к забору и перелезла через него на задний двор. Она слышала, как стучало ее сердце, и этот звук был таким громким, что заглушал все остальные. Она не знала, преследуют ее или нет. Позади дома рос огромный старый дуб, ветви которого уходили в темное небо. Прижавшись к дереву и тяжело дыша, она зажала рот ладонями, чтобы не издавать ни звука. И притаилась… Сколько времени прошло? Секунды… минуты…
Сигнализация не сработала.
Она обняла дуб, стараясь спрятаться в его тени. Ей нужно успокоить бешено стучащее сердце, затаиться как мышке и слушать, не выдавая себя тяжелым дыханием.
Время шло…
Она повернула голову, стараясь сориентироваться в непроглядной мгле. Она видела черную гладь бассейна, пальмы вокруг него, барбекю, плетеные кресла… Буйная растительность придавала этому дворику особое очарование.
И вместе с тем делала его таким опасным.
И тут она заметила около дома какое-то движение. Прямо у стены рядом с кустами.
Что это? Ветер? Или игра воображения? Ветви слегка покачивались…
Вдруг ветка хрустнула прямо над ее головой.
Она невольно вскрикнула. И увидела белку, которая пулей слетела с дуба. Это она испугала зверька, а он испугал ее. Стук ее сердца стал еще громче.
Задний двор тонул в темноте.
Ничего кроме теней…
Ей удалось выровнять дыхание, она старалась дышать глубоко и спокойно. И поняла, какую совершила ошибку, решив спрятаться на заднем дворе. Она сама загнала себя в ловушку. Киллер мог сделать все, что угодно, скрытый деревянным забором. Ей нужно пробраться к фасаду дома, держась в тени…
Она приметила еще одно большое дерево справа от бассейна.
И стала вспоминать подобные ситуации, которые не раз видела в кино.
«Крик».
Киллер звонил и нервировал жертву. Жертва, не находя себе места от страха, бежала прямо навстречу…
Смерти.
«Идиотка!» – осадила она себя.
Зазвонил телефон. Она запаниковала и побежала. Путь назад закрыт, хотя дверь широко распахнута. А она в непроглядной тьме, и каждое дерево, словно призрак, движется и шепчет… Кажется, зовет ее по имени.
Она ждала, каждый нерв был натянут как тетива. Кругом стояла кромешная тьма.
Наконец она решилась…
И, перебежав к другому дереву, спряталась за его стволом. Она снова ждала и ждала… Кажется, во дворе все затихло. Да, ни звука.
Затем гул шагов, нет, шорох.
Нет, гул!
Кто-то был по другую сторону двора.
Она стояла в пятидесяти шагах от деревянного забора. Задержала дыхание, потом выдохнула и снова глубоко вдохнула.
Оторвавшись от дерева, она пробралась к забору. И перелезла через него. И снова услышала шорох, потом чьи-то шаги… Кто-то бежал за ней. Страх заставил ее снова прижаться к стене. «Не возвращайся в дом. Беги, не останавливайся. Проберись к дому соседей. Стучи в двери, в окна, кричи, зови на помощь».
Она перелезла через забор, ударилась коленкой о землю, но поднялась, готовая бежать дальше. Она уже пересекла лужайку.
Ее сердце гулко стучало в груди. Фары автомобиля освещали улицу. Приближалась какая-то машина… Все, что она хотела сделать, – это выйти на дорогу. Кричать, остановить машину.
Из-за кустов гибискуса, которые росли вдоль дороги, вынырнула тень и преградила ей путь.
Она повернулась и снова бросилась в глубину темного двора.
Тени впереди, тени сзади. Господи, она загнала себя в ловушку.
Совершив еще одну ошибку, она беспомощно металась в темноте. Идиотка!
Ночь ожила звуками, шепотом… шорохами… Тени двигались и перемещались…
В комнате было темно, лишь слабо светился экран компьютера. Лайам стоял позади Оза Дэвиса, своего приятеля по высшей школе, специалиста в области всего, что касалось кино и видео, а также компьютерных технологий. Поставив кассету, Оз добивался четкости изображения, насколько позволяла техника.
Но глядя на экран, где незнакомый мужчина занимался сексом с Джейн Данн, Лайам был расстроен. Несмотря на все ухищрения приятеля, ракурс не позволял увидеть то, что было необходимо Лайаму.
– Этот парень ведет себя так, словно знает, что камера наблюдает за ним, – сказал Оз, с отвращением качая головой. Он указал на экран. – Я просматривал кассету снова и снова. Пытался расшифровать и просил помощи у компьютера. Но увы, невозможно получить четкое изображение лица. Единственное, что ты можешь сделать, – это попытаться определить личность мужчины по спине и плечам. Может быть, я могу кое-что подсказать тебе: у этого парня нет волос на спине и груди. Предположительно это актер, или специалист по бодибилдингу, или гей, который сделал лазерную эпиляцию, потому что стесняется волосатой спины.
– Что ж, это уже кое-что, – вздохнул Лайам. Он вспомнил гладкую грудь Кайла Эймзбари в вырезе рубашки. Схватив его за воротник, он невольно прикоснулся к его плечам и спине.
Гладкие.
Он взглянул на часы. Затем снова посмотрел на экран. Мужчине на кассете удалось занять выгодную позицию… Не важно, насколько будет увеличено изображение, все равно ничего, кроме макушки и темной шевелюры, а также широких плеч и спины, видно не будет. Но черт побери, Оз сказал такое, над чем следует поразмышлять – гей стал бы стесняться даже одного волоска на спине или груди.
– Спасибо, Оз, – сказал Мерфи.
– Я еще поработаю с этим, – заверил его Оз, кивая на экран. – Я не уверен, удастся ли мне сделать что-то, но я попытаюсь.
Лайам покинул студию и поехал к дому Серены, досадуя, что ему не удалось узнать ничего нового, но надеясь, что еще не все потеряно. Кто этот человек на пленке? Это мог быть и Джей Браден, и Кайл Эймзбари.
Или все же Джефф Гелф?
Когда город остался позади, он неожиданно сменил направление. Ему не терпелось проверить кое-что. Тем более что ехать было совсем недалеко…
Он повернул к дому Джеффа Гелфа.
Джефф, должно быть, слышал, как подъехал автомобиль. Прежде чем Лайам подошел к дверям, Джефф уже открыл их. Он вопросительно посмотрел на незваного гостя.
– Я арестован?
– Нет.
– Ты хочешь снова войти? – спросил Джефф.
– Нет. Я хочу попросить тебя поднять рубашку. Пожалуйста.
Джефф с изумлением смотрел на него. Он даже не стал спрашивать зачем. На нем была рубашка поло, и он одним движением стянул ее через голову.
– Повернись кругом.
Джефф повиновался.
Спина Джеффа была покрыта шерстью, как у гризли.
– Спасибо, – буркнул Лайам.
– Не стоит, – пробормотал Джефф. – Но ты не мог бы объяснить, зачем тебе это понадобилось?
– Могу, но как-нибудь в другой раз.
Внезапно из дома донесся голос Мелинды. Она звала мужа:
– Джефф! Что-то случилось? Кто-то пришел?
Лайам покачал головой.
– Я ухожу, – сказал он Джеффу. – Скажи ей, что все хорошо. Я думаю, именно так и есть. Ты спал с Джейн Данн. По крайней мере один раз. Где? Не у Кайла Эймзбари?
– У Эймзбари? – переспросил Джефф. И снова покраснел как мальчишка. – Это было только один раз. – Он глубоко вздохнул. – В ее гримерной.
– Спасибо. – Лайам направился к своей машине.
Серена подумала, что теперь она знает, какие чувства испытывает загнанный зверь.
Она снова перелезла через забор позади дома с единственной мыслью, что кто-то был впереди нее. Но когда ее нога коснулась земли, она готова была поспорить, что видит кого-то на другой стороне бассейна. Не четко. Кто-то стоял рядом с пальмами и кустами, скрываясь в глубокой тени от света фонарей, освещавших бассейн.
Она бросилась к кустам и большой пальме. Они могли послужить укрытием.
Фигура у бассейна сделала движение.
Ее сердце билось, как у преследуемого зайца. Каждый вздох звучал как порыв ветра. Она вылезла из кустов и бросилась бежать.
– Серена! – вдруг услышала она на бегу. Это был голос из телефона? Она не знала. Ветер свистел в ушах, мешая разобрать, и еще шум ветвей. Она перелезла через забор, надеясь все же добраться до дороги.
И снова тень выросла впереди нее.
Она бросалась из стороны в сторону, меняя направление, и тень плясала впереди, повторяя ее движения. Она вскрикнула в отчаянии, и, как безумная, кинулась к дороге.
И угодила прямо в тень…
Глубокая тревога охватила Лайама в ту минуту, когда он подъехал к дому Серены. Фасад дома был освещен, дверь распахнута настежь. Во дворе стояли машины.
Он резко вдавил педаль газа, на полной скорости подъехал к дому и нажал на тормоза. И, выскочив из машины, услышал пронзительный крик, такой громкий, что, казалось, он запросто мог разбить стекло.
Серена.
Он бросился через двор, прямо через живую изгородь. Там была Серена и кто-то еще… Он двигался так быстро, что практически налетел на мужчину, который преграждал путь Серене. Здоровенный парень… Но Лайам с легкостью повалил его на землю. Серена тоже упала, продолжая кричать.
– Нет, нет, Лайам…
Мужчина попался не из слабых. Лайам навалился на него. Билл Хатченс.
– О Господи, Лайам! Да прекрати же ты, это я! – стонал Билл.
Лайам поднялся, глядя сверху вниз на полицейского и друга, которого только что уложил на лопатки. Он встал и потянулся за пистолетом, когда услышал скрип шагов и глухой шум за забором. Он почти вытащил оружие.
Но тут появился Рикардо, перелез через забор и подошел к ним. Серена все еще лежала на земле и смотрела на них непонимающими глазами. Лайам подошел к ней, протянул руку и помог подняться на ноги.
– Что здесь происходит, черт побери?
– Я вернулся, чтобы проверить, приехал ли ты и все ли в порядке с Сереной, – говорил Билл, болезненно морщась. – Увидев, что дверь широко открыта, и услышав какой-то шум, я начал обходить дом.
Между тем Рикардо, тяжело дыша, подошел к ним. Он, очевидно, слышал то, что только что сказал Билл.
Он нагнулся, положил руки на колени, пытаясь отдышаться.
– Я прибыл сюда, увидел открытую дверь, увидел свет в доме. Позвал Серену, не получил ответа… – Он глубоко вздохнул. – Услышал какой-то шум за домом, перепрыгнул через забор, увидел фигуру, стал подбираться к ней. Но фигура исчезла, затем снова перелезла через забор, и я снова сделал то же самое, уверенный, что это Серена. Я пытался сказать ей, что это я. Но… она была уже за забором.
Серена дрожала, стоя рядом с ним. Лайам посмотрел на нее.
– Зачем ты вышла из дома? Что случилось? С чего это началось?
– Мне кто-то постоянно звонил. Не один раз… А потом этот кто-то повторил слово в слово текст «валентинки», которую мне прислали… и сказал, что он в доме.
– И ты убежала? – Он с недоверием взглянул на нее. Ее глаза враждебно сверкнули.
– Звонивший сказал, что он или она в моем доме!
– Кто-нибудь осматривал дом?
– Я осмотрел дом, когда привез ее сюда, – сказал Билл, раздраженно поправляя рубашку и стараясь смахнуть с нее травинки. – Там никого не было. Я готов поклясться жизнью…
Лайам вдруг понял, что они все уставились на Серену, словно и Билл, и Рикардо с трудом воздерживались от того, чтобы назвать глупостью ее поведение. Его так трясло, что он потерял терпение.
– Ты идиотка! – хрипло выкрикнул он. – Ты знала, что в доме никого нет…
– Я испугалась.
– Прекрасно. И бросилась прямо в руки смерти! – Он повернулся спиной к ней, боясь, что она увидит, как сильно он дрожит. – Кто-то осматривал дом потом?
– Лайам, мы оба прибыли сюда незадолго до тебя, – объяснил Билл. – Мы не успели ничего осмотреть. – Он покачал головой. Затем напомнил, что был на дежурстве, но Лайаму понадобилась помощь. – Мы осмотрим дом. Рикардо, обыщи двор.
– Да, лейтенант.
Лайам перевел взгляд на Серену. Она тяжело дышала, на лбу выступили капли пота, волосы растрепались. Глаза, казавшиеся огромными на бледном лице, были прищурены от обиды и злости на него. Он скрипнул зубами. Ему нужно было сдержаться. Он хотел просто встряхнуть ее.
Он пошел вперед. Билл Хатченс обнял Серену за плечи, направляясь вместе с ней к дому.
– Ты в порядке?
– Да. Спасибо. Все хорошо.
Его упрек был нежен.
– Серена, ты ведь знала, я осмотрел весь дом.
– Билл, я все понимаю… Но эти звонки достали меня. Я испугалась.
– Может, это к лучшему. Может, мы выйдем на след. Мы услышим голос. Мы можем провести тест. Возможно, это просто злая шутка…
– Шутник, который знает о посланной «валентинке» и процитировал ее слово в слово? – Она покачала головой.
– Мы осмотрим дом, затем послушаем запись.
Лайам шел к дому впереди них. Может быть, поэтому он ушел из полиции. Тогда он вел себя по-человечески с жертвами преступления. Сегодня… он не выдержал и взорвался, позволив злости и страху овладеть собой.
Он начал со спальни Серены. Осмотрел все: заглянул под кровать, открыл шкаф, проверил ванную, посмотрел за шторами. Ее спальня занимала большую часть правой стороны дома, а напротив, через холл, располагалась библиотека. Ни в ванной, ни в чулане – нигде нельзя спрятаться. Всюду пусто.
Достаточно было обвести взглядом гостиную, чтобы понять, что и здесь негде спрятаться. Он вернулся назад на знакомую территорию, где раздвижные двери выходили к бассейну.
Билл появился с другой стороны дома, где осматривал гостевые апартаменты. Взглянув на Лайама, покачал головой.
Серена стояла у входа.
– Давай послушаем запись, – предложил Лайам.
Она включила автоответчик и нажала кнопку воспроизведения. Механический голос: «Для вас новое сообщение».
Потом голос, принадлежавший Мелинде Гелф: «Серена, возьми трубку. Это я, твоя сестра. Я знаю, что ты дома, просматриваешь звонки. – Потом молчание. – Хорошо. Можешь не отвечать».
Щелчок.
Снова механический голос: «Конец последнего сообщения».
Она с недоумением смотрела на телефон.
– Я клянусь, там были и другие сообщения. Этот негодяй звонил несколько раз. Молчал и дышал в трубку. Потом заговорил, повторяя слова этого проклятого стишка и говоря, что убийца в доме.
Рикардо появился в дверях. Он покачал головой:
– Во дворе никого.
– Я говорю тебе… – начала Серена.
– Может быть, эти записи кто-то стер? – хмуро спросил Билл.
– Конечно. Вы можете стереть все, что угодно, если звоните откуда-то, зная код.
– Что ж, тогда мы проверим все входящие звонки, – сказал он ей. – У нас есть отпечатки пальцев некоторых подозреваемых, и нужно убедиться, что никто из них не входил в дом. И мы вытащим телефонные записи. Мы займемся этим прямо сейчас.
– Тебе нужна Серена? – спросил Лайам.
– Конечно. Она должна написать заявление и заполнить некоторые бумаги.
– Хорошо. Давай сделаем все это быстро. Я хочу увезти ее отсюда сегодня же вечером.
Серена повернулась к нему:
– Ты думаешь, что я сошла с ума и воображаю то, чего на самом деле не было?
– Я не говорил этого, – возразил Лайам.
– Ты же сам сказал, что в моем доме никого не было, тогда зачем мне уезжать отсюда?
– Это необходимо, – твердо заявил он. – Билл, ты можешь начать как можно скорее?
– Безусловно.
Прошло два часа, прежде чем бумаги были заполнены.
Он нервничал, хотя был знаком с процедурой и знал, сколько времени это займет.
Эксперты по снятию отпечатков прибыли проверить телефон, двери и другие предметы в доме. Они пробудут тут некоторое время. Лайам сомневался, что они что-то найдут, поскольку придерживался версии, что в доме никого не было. Звонивший хотел запугать Серену и заставить ее выбежать во двор.
Никаких намеков на взлом двери. Серена сама оставила ее широко открытой. Вообще никаких свидетельств, что в доме кто-то был… Только утверждение Серены.
Кассета была вынута из автоответчика и отдана для проверки. Может, кто-то из специалистов сумеет вытащить из нее то, что им нужно. Все входящие звонки будут отслеживать.
Когда она подписала последний лист бумаги, Лайам сказал:
– Пойди собери свои вещи.
– Но разве мне сейчас угрожает опасность? Дом окружен полицией, – стиснув зубы, пробормотала она.
– Сегодня мы уедем отсюда, – повторил он.
– Но нет никакого смысла…
– Я не собираюсь спорить с тобой. Я хочу увезти тебя отсюда.
– Лайам…
– Либо ты делаешь то, что я сказал, либо я ухожу.
– Что? – недоверчиво переспросила она. Отбросив назад непослушную прядь, она вздернула подбородок. – Мне кажется, что тебя наняли следовать за мной, а не наоборот.
– Ты делаешь то, что я сказал, или я ухожу, – повторил он. Он мог слышать, как скрипнули ее зубы.
– Уходи. Ты ведь этого хочешь, не так ли? – отрезала она. Они стояли в коридоре, вдали от остальных.
– Не глупи, – сказал он ей. – Речь идет о твоей жизни. Я делаю все, чтобы защитить тебя.
– Лайам…
– Ты действительно хочешь остаться одна? Или нанять другого телохранителя, которого не интересует ничего, кроме денег?
Она могла быть по-королевски щедрой, когда хотела. И совершила над собой немыслимое усилие.
– Хорошо, – мягко ответила она. – Куда мы поедем?
– Ты узнаешь, когда мы будем на месте.
– Но мне завтра надо быть на работе…
– Ты будешь.
– Я не понимаю, почему ты не можешь сказать мне?
– Я не хочу, чтобы кто-то знал.
– Я должна позвонить сестре. Я не хочу, чтобы она подумала, что я игнорирую ее.
– Мы позвоним Мелинде. Но не скажем ей, где ты. Собери вещи.
Прошло десять минут, и они уже сидели в машине, он был за рулем.
– Мы едем к тебе?
Он кивнул.
– Есть возражения?
– Нет… думаю, нет.
Она хранила молчание, пока они ехали. Он тоже старался не раскрывать рта. Но не мог.
– Серена. Черт, ты вела себя настолько глупо…
– Ты уже говорил мне это.
– Кто-то мог быть около дома. Поджидать тебя.
– Но кто-то мог быть и в доме.
– Билл проверил дом…
– Он мог не заглянуть в чулан…
– Не мог.
– Хорошо, прекрасно. Сколько можно говорить мне, как глупо я поступила?
– Кто-то мог проникнуть во двор. Звонок был рассчитан на то, чтобы выманить тебя из дома.
– Я знаю.
– Ты вышла одна, в темноту…
– Я знаю, черт побери! Я испугалась.
Он замолчал. Но потом снова продолжил настаивать на своем:
– Если ты в доме и все двери заперты, ты должна оставаться там, ты слышишь меня?
– Да. Как я могу не слышать тебя? – сердито возразила она. Затем добавила: – Я не думаю, что телохранитель должен запугивать клиента, которого обязан охранять.
– Я уже сказал, можешь меня уволить.
– Я не хочу тебя увольнять. Я хочу, чтобы ты бросил свои диктаторские замашки. Я постараюсь никогда больше не делать глупости, но как быть, если я такая эмоциональная? Я ведь актриса. Я знаю твое мнение на этот счет.
– У меня нет негативного отношения ни к актрисам, ни к актерам, – сказал он. – Скорее к тому образу жизни, который они ведут. Когда реальный мир не важен, а важно то, что пишет о них пресса или что показывают на экране либо на пленке… – Он оборвал себя. Он хотел сделать как лучше, а получилось скверно. И злился, и никак не мог сбросить напряжение…
И никак не мог избавиться от страха за нее.
Они подъехали к его дому. Лужайка перед крыльцом была ярко освещена. Никто не мог спрятаться здесь или на открытой веранде.
Он вышел из машины, обошел ее. Но Серена уже вылезла, не дожидаясь, когда он откроет ей дверь.
– Можно мне взять вашу сумку, мисс Маккормак? – подчеркнуто вежливо поинтересовался он.
– Я уже взяла, спасибо. Мы, актрисы, привыкли сами носить свои вещи. И знаешь что? Я даже могу приготовить кофе на костре. Но чего я терпеть не могу, так это спать с комарами в грязном спальном мешке. О'кей?
Она шла следом за ним к дому. Он открыл дверь, пропустил ее вперед и набрал код сигнализации.
Она стояла в гостиной.
Она вспоминала тот день, когда была здесь в последний раз. Он тоже думал об этом дне.
Он ушел…
Он слишком увлекся ею. Любовь. Черт, он обнаружил, что стоит перед витриной ювелирного магазина, рассматривает бриллианты, соображая, может ли он позволить себе камень, который достоин ее? И о том, что даже если она согласится выйти за него замуж, если они сделают это… Все равно ее частое появление на обложках глянцевых журналов, в новостях и светской хронике, там и сям, и рядом этот парень, тот парень…
Ревность.
Да, именно ревность…
– Что ж, где ты позволишь мне разместиться? – наконец спросила она.
– Располагайся в моей комнате. А я устроюсь здесь.
Она вышла. Он слышал, как закрылась дверь.
Ночь выдалась холодная, и он решил затопить камин. Когда пламя разгорелось, появилась Серена. Она уже приняла душ, смыла с лица всю косметику. Волосы были расчесаны, длинные, блестящие, с красными отблесками в золотистых прядях.
– Можно мне позвонить? – спросила она. – Я должна поговорить с сестрой.
Она ожидала, что он скажет «да», и уселась около телефона на софе.
– Подожди, – сказал он. – Возьми мой мобильный.
Она поджала губы, давая понять, что она думает о его сомнениях относительно сестры и ее мужа.
Она взяла его телефон. Их пальцы соприкоснулись. На ней был халат с глубоким вырезом, и Лайам невольно подумал, есть ли что-то под этим халатом.
Она набрала номер.
– Не говори никому, где ты. Никому, – предупредил он. Она не ответила. Он услышал, как заработал автоответчик Мелинды.
– Мелинда, это я. Я не дома… я постараюсь позвонить тебе снова утром. Я поеду на съемку. Рано.
Она закончила и отдала ему трубку.
– Спасибо, – сказала Серена. Встала и направилась в спальню.
– Эй! – окликнул он, идя за ней.
– Что? – Она повернулась.
– Могу я предложить тебе что-то? Хотя ты сама знаешь, где что искать… Если тебе что-нибудь нужно…
– Спасибо. Ничего не нужно. – Она вошла в его комнату. И снова он услышал, как хлопнула дверь.
Он уселся на софу и стал смотреть на огонь, пытаясь привести свои мысли в порядок.
Исключая невозможное…
Ничего невозможного в этих звонках нет. При теперешних технологиях можно запросто узнать номер телефона Серены. Любой, зная код, мог стереть нежелательное сообщение.
Он услышал, как скрипнула дверь. Она вошла в гостиную. Ее глаза были широко открыты. Смотрели немножко удивленно. Волосы в беспорядке.
А вырез халата…
– Ты намерен сидеть так всю ночь? Не собираешься спать?
– Нет. Я собираюсь улечься здесь на софе, – сказал Лайам. – Это место специально для диктатора. Я не особенно рассчитываю, что ты жаждешь моего общества сегодня.
– Ты действительно диктатор.
– Нет.
Она изогнула бровь.
– К черту, Серена, я сам испугался.
– Ты не понял? Я была так напугана…
– И сейчас тоже? Поэтому спрашиваешь меня, где я собираюсь спать? Ты хочешь, чтобы я пошел туда? Чтобы кто-то был рядом, потому что тебе страшно?
– Теперь ты говоришь не только как диктатор, но и как идиот, – вздохнула она.
– Неужели?
Она молча смотрела на него.
– Неужели я всегда должна… просить тебя? – тихо сказала она. – Ты не мог бы… пойти туда? Впрочем, можешь не отвечать.
Где-то посреди ночи Серена услышала, как звонит телефон. Она пыталась приподняться.
Лайам, лежа рядом с ней, повернулся.
– Это мобильный. Он на столе, рядом с тобой.
– Да, – пробормотала она.
– Просто ответь. Скажи «хэлло».
Она сказала.
Молчание было ответом. Потом щелчок. Серена взглянула на Лайама.
– Кто-то знает, где я, – сказала она.
Он взял у нее телефон, отбросил назад ее спутанные волосы.
– Да, они знают, что ты в безопасности. Со мной. – Он нажал на кнопку, чтобы определить номер звонившего. Высветился номер Шэрон. – Ничего особенного, просто приятель, – сказал он Серене и положил телефон со своей стороны на кровать.
Обняв Серену, привлек ее поближе к себе.
– Ты в безопасности, – сказал он ей.
– С моим высокооплачиваемым телохранителем?
Он погладил ее по голове, глядя в темноту ночи.
– Постарайся заснуть.
Эймзбари снимает людей, выведывает их секретные фантазии и грязные маленькие секреты. Все эти ужасы происходили на площадке. А Эймзбари никогда не заходил туда…
Скорее всего тут задействовано несколько человек.
Все, что он должен сделать, – это определить одного из них.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Умираю от желания - Грэм Хизер



фігня....
Умираю от желания - Грэм Хизернаталка
21.08.2015, 23.44





Почитать можно. И ЛР, и детектив.
Умираю от желания - Грэм Хизериришка
11.03.2016, 19.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100