Читать онлайн Покоренная викингом, автора - Грэм Хизер, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покоренная викингом - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.73 (Голосов: 838)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покоренная викингом - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покоренная викингом - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Покоренная викингом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

Как хорошо вернуться домой!
Такое множество близких и дорогих людей ушло, сложив голову в бессмысленной битве с людьми Эрика. И все равно, до чего приятно просто приехать домой, войти в свое жилище.
В ее доме ничего не было тронуто, а многое из разрушенного теперь отстроено вновь.
Приехав домой, она наконец встретилась с Аделой. Двоюродной сестре ее матери, Аделе, было под шестьдесят. Она была веселой женщиной, с острым взглядом менее острым умом, и жила с Рианон долгие годы. Она пряталась в доме одного из вассалов-фермеров до тех пор, пока не приехала Рианон, и когда Адела увидела ее возвращение и то спокойное уважение, которое оказывают ей викинги из ее свиты, она тоже отважилась вернуться в город. Рианон смеялась и плакала, обнимая ее, и она снова водворилась в своей комнате.
— Питер и его семья отнеслись ко мне очень хорошо, и они ведь рисковали? пряча меня у себя, — рассказывала глубокомысленно ей Адела, которая была рада вновь надеть свою одежду, помыться и растянуться на широкой постели, покрытой мягкими матрасами. — Но, Боже мой, что за место! Охапка сена и пыльное одеяло на полу. О моя дорогая, до чего же болели все мои кости! Да, я на чем остановилась? А как ты, моя милая?
Вопрос был задан так ласково, что Рианон постаралась как можно меньше огорчать ее ответом.
— Прекрасно. Я… Я бежала отсюда к Альфреду, а потом, потом, когда Альфред пришел сюда…
— Я так и думала, что король придет сюда! — сказала Адела. — Но я не осмеливалась выйти из своего убежища, потому что не была уверена. Этот светловолосый гигант быстро положил конец всем бесчинствам, которые пытались творить его люди, но я не знала, как он отнесется к родственнице здешней госпожи. А теперь расскажи мне, как ты умудрилась вернуться назад?
— Я вышла замуж за этого светловолосого гиганта, — спокойно сказала ей Рианон.
— О, — Адела окаменела от неожиданности. — Ну да, конечно. А как же Рауен?
— Ну, — сказала Рианон, пытаясь улыбнуться, и отчаянно стараясь найти в этом хоть капельку смешного, и в таком виде преподнести новость Аделе. — Я полагаю, что свадьба с Рауеном теперь не состоится.
— О мой бедный ребенок! — закудахтала Адела и с нежностью посмотрела на девушку своими голубыми глазами. Потом она широко улыбнулась. — Ну да, ведь викинг — великолепный мужчина! Ты бы слышала его голос, когда он отдавал тут команды…
— Я уже наслушалась от него команд, спасибо!.
— Неистовый воин, конечно, но человек милосердный.
— Милосердный! — воскликнула Рианон.
Адела грустно кивнула головой.
— Когда битва была закончена, он приказал, чтобы никто никого не трогал. О моя милая Рианон! Ты сильно страдаешь, правда?
— Конечно, нет, — солгала Рианон. — Король потребовал, чтобы я вышла замуж, и я подчинилась. Это моя земля и мои люди, неважно, что думает этот викинг. Я не отдам того, что принадлежит мне. Большинство браков преследует какую-нибудь выгоду. У меня все будет хорошо. А теперь давай поговорим о чем-нибудь еще. Итак, Питер и его семейство — все живы и здоровы. Я так за них рада. — Она снова обняла свою кузину. — И я так благодарна им за то, что вижу тебя сейчас, но должна тебе сказать, что бедный Эгмунд мертв и многие другие тоже погибли!
Адела заверила ее, что Эгмунд и остальные погибшие были похоронены по христианским обычаям.
— Под большим дубом у восточных ворот, мы пойдем туда и помолимся об их душах, если это успокоит тебя, моя дорогая.
Рианон помолилась за Эгмунда и за всех других. Она навестила вассалов и рабов, выразила им соболезнования за их потери и пообещала помочь им отстроить заново все, что было разрушено. Потом она объявила, что этот день будет их свободным днем, и они смогут не работать в полях или в замке, а заниматься своими делами. Она раздала людям жареного оленя и эль из господских запасов. Никто из викингов не сделал попытки остановить ее благотворительные порывы. Даже тот высокий рыжебородый с широченными плечами, который, по-видимому, был оставлен для ее охраны.
Звали его Сигурд. Если он и был против разбазаривания содержимого кладовых его хозяина, то не сказал ни слова. Он вообще ничего не говорил, ужинал с ней, Мергвином и Аделой или завтракал с ними утром. Она знала, что он всегда был здесь. Что он следил за ней.
Стоя на городской стене на закате и глядя на свой маленький город, Рианон могла убедиться, что жизнь шла почти так же, как и прежде для рабов, слуг и ремесленников. Мужчины трудились в полях. Стояла весна, и для простого человека это было горячее время — время сева. Все они должны были что-то есть — чтобы жить.
Отношения с людьми были важной стороной жизни Рианон, и она старалась ладить со всеми. Рабы принадлежали ей, не совсем рабы, но почти. Они родились на ее землях, и проживут там всю жизнь. Они будут работать, чтобы служить ей всю свою жизнь, а если кто-то захочет уехать, он будет должен просить разрешения у Рианон. Она была доброй хозяйкой, неизменно следовала законам и справедливо разрешала все споры.
Служение хозяину или госпоже с древних времен было платой за охрану, которую он им предоставлял. Она с грустью созналась, что потерпела неудачу в защите своих людей. И хотя это произошло не по ее вине (ведь все, кто мог сражаться, ушли с королем), она потеряла своих людей, и это ее печалило.
Она вздохнула, наблюдая за волами и мужчинами, которые двигались по разноцветным полям. Появился один из викингов. Эрик оставил с ней людей, которые были чрезвычайно вежливы с ней, но не спускали с нее глаз. Они не делали ни единого движения, чтобы вмешаться в ее дела теперь, когда она возвратилась сюда, но когда она выходила к столу утром или вечером, они всегда были там. На месте бедного Эгмунда теперь сидел викинг.
Они, может, и называли себя ирландцами, но все равно они были викинги.
Рианон вздохнула. А что, если и о ее детях будут говорить то же самое через двадцать или тридцать лет. Нет, они не англичане, они — викинги!
При этой мысли она побледнела. Может, у нее вообще не будет детей с этим светловолосым гигантом. Он здесь чужой.
Нет, он не чужой, подумала она. Не совсем чужой после их брачной ночи. Щеки ее порозовели, и она вспомнила долгий путь домой в сопровождении Мергвина и свиты викингов. Она была очарована старым друидом, который развлекал ее различными легендами. Он рассказал ей о появлении Святого Патрика в Ирландии, и как он прогнал всех змей, и о том, что такое ирландское гостеприимство, и что нельзя прогнать никого, кто нуждается в крове или в куске хлеба, он поведал ей о Аэде Финнлайте, который объединил многих королей против угрозы нашествия викингов.
— И все ж, — заметила она, — викинги взяли Дублин! Мергвин улыбнулся и пожал плечами.
— И заключили мирный договор с Финнлайтом. И с тех пор, за исключением редких набегов датчан, там был мир. Финнлайт провел много времени в Дублине, и многие его внуки возделывали землю и усмирили непокорных дворян. Олаф, Волк Норвегии, говорит на ирландском языке гораздо лучше, чем на своем родном. Он одевается в ирландские королевские одежды и возводит сильные ирландские укрепления. Он в большей степени защитник этой земли, чем ее завоеватель.
— Теперь, — настаивала Рианон. — Но пришел-то он как завоеватель.
— Его дети — это часть Ирландии. Точно так же, как и ребенок, которого ты носишь, будет частью объединенной Альфредом Англии.
Она задохнулась от негодования, строго посмотрев на него.
Я не ношу никакого ребенка…
— Значит, понесешь.
— Ты не можешь этого знать! Откуда тебе это известно?
Он пожал плечами.
— Думай, как хочешь. Но это будет мальчик, и ты назовешь его Гартом.
И снова она задохнулась, потому что, родись у нее когда-либо сын и выбирай она ему имя, она действительно назвала бы его в честь своего отца, которого любила так нежно. Если только викинг позволит. Откуда этот человек может знать все это?
— Ты, наверное, говорил с Альфредом, — пробормотала она.
Он не ответил ей, и она поняла, что дело не в этом. А сейчас, глядя на поля, но ничего не видя, Рианон ясно вспомнила его слова. Он не мог знать! Никто не может знать этого так скоро!
Она вздохнула. Не могла она носить ребенка викинга Официальный наследник — это может быть как раз то чего он желает, и она страдала от мысли, что против воли может дать ему желанное.
Она закрыла глаза и вспомнила ночь своей свадьбы не понимая, было ли это наяву или во сне.
— Боже милостивый! Ради всех святых! Сохрани меня! — прошептала она вслух, а потом вздрогнула. — Я не стану слушать чепуху, которую несет друид, — поклялась она.
Внезапно она вздрогнула, напряженно всматриваясь в даль.
Приближались какие-то всадники. Сначала она могла различить только большое облако пыли на горизонте. Они мчались быстро. Грязь летела из-под копыт лошадей. Потом, по мере их приближения, она смогла разглядеть отдельных всадников. Она уже могла рассмотреть развевающиеся штандарты.
Впереди всех она видела огромного белого коня и кольчугу, блестящую на солнце, какую обычно надевал в бой Эрик Дублинский. На нем был серебряный шлем с поднятым забралом, а гордой посадкой он напоминал юного Бога. За ним следовал всадник, высоко державший его штандарт с эмблемой волка.
Они возвращаются! Она молилась за победу короля, но не ожидала, что он вернется так скоро.
И она не ожидала увидеть Эрика Дублинского столь рано.
Зазвучали горны, возвещая возвращение воинов. Рианон наблюдала со стены картину, которая должна теперь стать привычной, чувствуя, как забилось ее сердце. Тогда она решила, что сойдет вниз и поздоровается с ним, как ей и подобает, со всем достоинством.
Она ничего ему не должна — ведь он разыграл ее, но все же она просто поприветствует всех.
Она поспешила вниз по лестнице, а потом в свою комнату. Она огляделась, чувствуя странный трепет, охвативший ее. Это ее комната, но он может потребовать, чтобы она стала общей. Его сундуки уже находились там, наполненные одеждой, мехами и оружием, картами и книгами, кропотливо созданными ирландскими монахами в монастырях. Она сперва осторожно, а потом смелее просмотрела его вещи и решила, что ей следует как можно серьезнее подойти к вопросу о выборе места, где ей спать. Но, как она ни старалась, она должна была признать, что опасается его. А может быть, то, что она чувствовала, был не совсем страх? Может, дело в том, что она уже достаточно хорошо его узнала. Если он пожелает, то, возможно, и позволит своей жене спать отдельно. Но если не захочет, он поймает ее и притащит назад, считая, что это его законное право.
И все законы Англии будут говорить в его пользу.
Она отыскала свою щетку на туалетном столике и провела ею по волосам, по всей их длине, затем оправила платье и критически оглядела свой наряд. На ней было белое льняное платье с прекрасным вышитым узором на лифе и рукавах. Это не платье для королевского приема» но оно было очень красиво и оттеняло цвет ее волос.
Интересно, почему ее так интересует, как она одета? — удивилась Рианон. Ведь они все еще враги. Смертельные враги.
Она спустилась в главный зал. Адела сидела у окна, занятая шитьем, но быстро встала при появлении Рианон, улыбаясь с озорными искорками в глазах.
— Итак, гигант возвращается.
Рианон взглянула на нее и резко ответила.
— Да, Адела, едет. Ты должна с ним познакомиться. Не бойся его.
— О, я вовсе и не боюсь! — убежденно сказала ее кузина.
Адела вышла следом за ней через тяжелые двойные двери во двор. Слева отворяли ворота. Сигурд и Мергвин были там, поджидая своего хозяина.
С дико бьющимся сердцем, сжав пальцы в кулаки, Рианон стояла в свете раннего утреннего солнца. Он должен был ехать всю ночь, чтобы приехать так рано.
Лошади стучали копытами, проезжая через ворота. Эрик все еще ехал впереди. Серебряный шлем он теперь держал в руке, а его большое знамя с гербом волка развевалось за ним. Выехав во двор, он спешился. Мальчишки-конюхи подбежали, чтобы взять его белого коня. Огромный, в полном боевом снаряжении, Эрик улыбнулся Мергвину и Сигурду, а потом его взгляд быстро пробежал по ступеням, где стояла Рианон, судорожно сжимая кулаки. Она подумала, что в его глазах промелькнуло мрачное удовольствие, когда он оглядел ее. А может, это был вызов.
Она задумалась, ожидал ли он, что она выйдет к нему навстречу, и решила, что не приблизится ни на шаг. Но это оказалось неважным, потому что навстречу ему пошел Сигурд, расспрашивая о подробностях битвы, а Эрик похлопал его по плечу и уверил, что это была полная победа. Он поприветствовал Мергвина и спросил его о здоровье, а затем сам подошел к Рианон. Она с трудом перевела дыхание.
Почему-то ей вспомнилось, как он впервые появился в этом зале, она просто физически ощущала их первую битву и их первую встречу.
Он стоял перед ней, все еще держа в руках шлем и забрало. Она была уверена, что в его глазах скрывался вызов, вместе с любопытством.
— Миледи, жена моя, как я рад, что ты вышла сюда, горя желанием встретить и поприветствовать меня.
Она, разумеется, совсем не горела желанием поприветствовать его, и он прекрасно понял это. Но все равно она улыбнулась, почувствовав, как заливается румянцем ее лицо.
— Мне бы хотелось узнать о короле, Эрик Дублинский.
— С королем все прекрасно. А почему бы тебе не спросить обо мне?
— Я не слепая, господин мой. Я сама вижу, что с тобой все отлично, не правда ли?
— В полном порядке. Я только был ранен стрелой в прошлом сражении, а из этого вышел целым и невредимым. Я уверен, что тебе должно быть приятно услышать это.
Она ответила застывшей улыбкой:
— Конечно.
Он низко наклонился, взяв ее руку, и прошептал ей ухо:
— Какая ты лгунья, женушка. Тебе бы ужасно хотелось, чтобы меня привезли с распоротым животом, откуда вывешивались бы все мои внутренности.
— Нет, господин мой. Я ужасно хотела, чтобы ты вовсе не возвращался. Никогда, — ехидно сказала она. И, повысив голос, добавила:
— Ты, должно быть, сильно устал после такой долгой дороги.
— Я совсем не устал, — сказал он ей. — Хотя я бешено мчался в надежде… попасть домой.
Она повернулась, готовая войти в дом и покончить с комедией, которую они разыгрывали перед другими. Но это, конечно, не конец. С ними вошел Ролло и, конечно же, остальные его полководцы, и их нужно было принять, накормить, сделать распоряжения насчет обеда. А ей надо постараться быть подальше от него, занимаясь какими-нибудь приготовлениями.
Она почти натолкнулась на Аделу. Эрик увидел женщину в первый раз и нахмурился, потянув Рианон назад.
— Кто это такая?
— Адела, господин. Одна из дам госпожи.
— Моя кузина, — поправила Рианон, наградив Аделу строгим взглядом.
Адела грациозно присела, ее глаза забегали.
— Я рада, что господин вернулся целым и невредимым.
Эрик медленно улыбнулся, а потом разразился хохотом.
— Адела? Пойдем, выпей с нами. Я уверен, моя жена жаждет выпить за последнюю победу Альфреда.
Рианон ничего не ответила. Казалось, каждое его слово имело скрытый смысл. Он получал удовольствие, подшучивая над ней. Она поклялась, что никогда не будет его несчастной жертвой, что никогда не сдастся. Пускай он сейчас подшучивает над ней, смеяться последней все равно будет она.
К ней подошел Ролло и, приветствуя ее, поцеловал ей руку. Зал стал заполняться другими людьми.
Сердце Рианон бешено забилось и дыхание перехватило, когда она заметила хорошо знакомое лицо в толпе воинов.
Лицо Рауена. Ее бывший нареченный вошел за ее мужем в зал, который мог бы принадлежать ему.
Она почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Она почувствовала тяжелый взгляд своего мужа.
Рауен.
Он смеялся над чьей-то шуткой, когда их взгляды встретились. Он стал серьезным, приветственно кивнул ей головой и отвернулся.
Тяжелая рука в рукавице опустилась на ее руку, развернув ее. Она подняла лицо, чтобы встретить пристальный взгляд своего мужа.
— Да, жена, — мягко сказал он ей. — Юный Рауен со мной. Живой и вполне здоровый, как ты могла заметить.
Она намеренно выдернула свою руку. Он позволил ей это сделать.
— Почему он здесь? — спросила она. — Для чего такая жестокость?
— Никакой жестокости, дорогая. Он сам выбрал, кому служить.
— Я не верю тебе!
— Разве ты видишь его в кандалах? Нет, моя дорогая жена, он свободен. Получилось так, что мне посчастливилось спасти ему жизнь в схватке с датчанами, и, насколько я понимаю, он благодарный человек.
— Ты спас ему жизнь?
Его самодовольство и надменность разозлили ее сверх всякой меры.
— Ты глуп, большой ирландский волк, — выговорила она с удовольствием и добавила со страстью:
— Может, я все еще безумно люблю его. Может, и он все еще безумно любит меня. И, возможно, я изменю тебе с ним в этом самом доме.
Он долгое время молчал, и на его лице не дрогнул ни один мускул. Против своей воли она почувствовала, что у нее внутри все сжалось, и она уже пожалела о своих словах.
Одна его бровь изогнулась, когда он пристально смотрел на нее, и ей страшно захотелось узнать, что он действительно думает в этот момент. Он пожал плечами, и она чуть не вскрикнула, когда он взял двумя руками ее руку и снова низко наклонился, прижимаясь к ней губами.
— Не думаю, миледи. Правда, я так не думаю. Рауен не предаст меня, поступившись своей честью. И ты не изменишь мне, потому что, если ты это сделаешь, я нахлопаю тебя по голому заду так, что ты хорошенько запомнишь этот урок.
На этот раз, когда она попыталась освободиться от него, у нее ничего не вышло.
— Отпусти меня! — отчаянно прошептала она. — Весь зал полон твоими товарищами! Разве ты не хочешь быть радушным хозяином?
— Нет, я буду твоим мужем, дорогая. И я намереваюсь принять ванну и переодеться к обеду.
— И не воображай, что я буду развлекать твоих людей! — запротестовала она.
— И не воображаю, — заверил он ее. — Жду, что ты будешь развлекать меня.
Ее глаза расширились, и она всерьез стала пытаться высвободить свою руку.
— Эрик, ты не думаешь…
— Именно это я и думаю, любовь моя. Твои слова, полные любви, о Рауене, вызвали в моей памяти видение. И я снова увидел мою жену, одетую в роскошную одежду, состоящую исключительно из собственных волос, которая обещала мне все, если юный Рауен останется в живых. Обещала мне все, что я захочу. И как захочу.
— Он же уже был оставлен в живых!
— Если бы я не обещал не убивать его, он бы уже был мертв, моя любовь.
— О, ты знаешь, что я имею в виду. Ты издеваешься надо мной. Ты все уже решил тогда. Ты сидел верхом на этой своей, то есть моей, лошади и забавлялся, делая из Меня дурочку!
— Ты обещала дать мне все, что должна.
— Я ничего тебе не должна.
— Наоборот, — сказал он, и его глаза засияли синим пламенем, впиваясь в нее, а хватка стала безжалостной. — Ты мне многое должна, и я пришел, чтобы это получить.
— Не здесь и не сейчас.
— Адела, — позвал он резко, прерывая Рианон.
Адела быстро обернулась. Эрик одарил ее прекрасной улыбкой, которая сразу же ее очаровала, а Рианон привела в трепет.
— Не соизволишь ли приказать слугам принести бадью в мою спальню. И позаботься, чтобы принесли достаточно ключевой воды, и, может быть, немного вина. А затем, кузина Адела, я хотел бы рассчитывать на тебя, что ты позаботишься о моих людях здесь, в зале. Я полагаю, тебе привычна эта роль в этом доме, до той суматохи, которую мы наделали своим приездом сюда. Я думаю, что потребуется некоторое время, чтобы поджарить мясо и приготовить обед. Не присмотришь ли ты за этим?
— Конечно, господин мой, — сказала Адела и быстро направилась в кухню выполнять полученное задание. Наблюдая за ней, Рианон быстро заговорила:
— Эрик, такое поведение с твоей стороны просто грубость…
— Идя рядом со мной, можешь взять меня под руку. Мне все равно, как ты будешь сопровождать меня, но ты это сделаешь.
— Ты так обращаешься со мной, потому что Рауен здесь, в зале, — сказала она упрямо.
— Нет, госпожа моя, жена. Я поступаю так, потому что это доставляет мне удовольствие, — наверное, не мне одному.
Ледяная завеса, казалось, спала с его глаз, когда он посмотрел на нее. Она почувствовала холодок внутри, сменившийся иссушающим жаром. Ее губы пересохли, и она вся затрепетала. Она хотела ненавидеть его — она и вправду ненавидела его и презирала за то, что он с ней делал. Но против своей воли она вспомнила их брачную ночь.
И ощущение от прикосновения его рук, которые ласкали ее. Вкус его губ, касающихся ее рта, целующих ее тело.
Она отчаянно замотала головой. Рауен был в зале. Она любила Рауена.
И никогда она не будет испытывать такого же чувства к нему.
— Эрик, я не пойду с тобой сейчас!
— Давай, сопротивляйся, но я все равно одержу верх, — предупредил он ее.
— Ты не всегда будешь одерживать верх.
— Нет, всегда, потому что я рожден, чтобы побеждать, в противном случае ничего не остается, как только умереть, и поэтому к любому сражению я отношусь серьезно.
Она открыла было рот, чтобы ему возразить, но он был слишком решителен и не бросал слов на ветер. Он наклонился и обнял ее за плечи. Смех и разговоры в зале внезапно смолкли, и он произнес, обращаясь к присутствующим и продолжая обнимать Рианон:
— Воины, пейте и отдыхайте после сражения, мы это заслужили! Мы с женой скоро присоединимся к вам.
Послышались смешки и одобрительные возгласы. Эрик повернулся. Рианон была прижата к его телу, одетому в кольчугу, когда он быстро направлялся к лестнице. Он за секунду поднялся по ступенькам, не обращая внимания на угрозы, которые она шептала, и на ее кулаки, которые обрушились на него. Когда они вошли в спальню, он швырнул ее на постель с такой силой, что веревки, которые держали матрасы, казалось, лопнут. Она быстро поднялась на локте, ей хотелось закричать и наброситься на него, но она только кипела от возмущения, потому что в спальню уже внесли деревянную ванну, которую он просил, и мальчики с кухни ведрами носили подогретую ключевую воду. Старый Джозеф принес кожаный мех с вином и два серебряных кубка и поставил их на стол. Он Даже не взглянул в ее сторону. Эрик поблагодарил слуг и запер дверь, как только они удалились.
Он прислонился к двери, пристально глядя на Рианон.
— Ну? — спросил он наконец.
— Что?
— Иди и служи мне теперь.
— Ты с ума сошел! Наверное, какой-нибудь топор все-таки повредил тебе череп, любовь моя.
— Каким нежным голоском были сказаны эти слова! Я еще не сошел с ума. Наоборот, у меня отличная память. И я помню, любовь моя, что ты…
— Ты меня обманул! — напомнила она ему.
Он направился к ней, громадный в своей кольчуге и тяжелых доспехах.
Она соскользнула с постели до того, как он успел добраться до нее.
— Эрик…
— Рианон! Подойди и помоги мне снять эту кольчугу, или, я клянусь, ты пожалеешь об этом.
— Не угрожай мне.
— Это просто суровое и серьезное обещание.
— Я не могу…
— Можешь. Я совершенно уверен, что ты хорошо знаешь, как обращаться с доспехами. Подойди и помоги мне. Послужи мне. Может, это все, что от тебя требуется.
Она стояла, не шевелясь, с сильно бьющимся сердцем, а потом откинула назад свои волосы и неторопливо подошла к нему. Он уже отбросил свой шлем и дотянулся до нижней кромки длинной кольчуги, похожей на тунику, которая составляла часть его доспехов. Он опустился на одно колено, и она помогла ему стянуть ее через голову. Кольчуга была тяжелой, она не удержала ее, и металлические цепи упали на пол, издавая железный позвякивающий звук.
— Ничего страшного, — сказал он ей нетерпеливо. — За ней придет мой слуга. Освободи завязки.
Он встал, и Рианон, не говоря ни слова, обошла его кругом, отвязывая кожаные завязки, которые скрепляли его кольчугу с его нательной рубашкой. Он нетерпеливо отбросил доспехи. Под ними на нем оказалась льняная рубашка, штаны и сапоги. С этим он мог и сам справиться прекрасно, подумала Рианон и отступила на шаг.
Но он сел на стул, поднял ногу и уставился на нее.
— Давай! Уж сапоги ты можешь снять сам!
— Да, могу. Но предпочитаю, чтобы ты мне помогла. — Он любезно улыбнулся. — Я обещаю, что буду помогать тебе снимать одежду всякий раз, как только ты пожелаешь.
— Спасибо, не желаю, — отрезала она. Он по-прежнему не сводил с нее глаз, ожидая и улыбаясь. И даже когда он наблюдал за ней, ей казалось, что тепло медленно заполняет ее, разливается в низу живота и, наконец, приливает к ее щекам.
— Ради Бога, — прошептала она.
Она быстро подошла и стянула один сапог. Когда она наклонилась, чтобы снять второй, он положил ей ногу пониже спины. Она стянула сапог со всей быстротой, на которую была способна, и быстро повернулась. Эти скандинавские голубые глаза все еще сверлили ее, хотя теперь улыбка не сходила с его лица. Лениво он прикрыл глаза.
— Благодарю, — сказал он тихо, поднимаясь. Повернувшись к ней спиной, он стал снимать рубашку и штаны.
Рианон напряженно сглотнула, увидев его голую спину и ягодицы, его твердые мускулы, которые играли при малейшем его движении. Она отвернулась, уставившись в стену, пока он опускался в ванну.
Казалось, время замедлило свой ход.
— Я могу идти? — спросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и спокойно.
— Могу что?
— Идти! Уйти из этой комнаты! Спуститься к гостям!
— Спуститься к гостям? Ты что, имеешь в виду, что горишь желанием развлекать это стадо викингов?
Было невозможно сохранять спокойствие и сдерживать свои чувства! Она не будет унижаться и просить! Она даже не будет спрашивать его позволения уйти. С возгласом нетерпения она повернулась и направилась к двери.
Его слова ударили ее как хлыстом.
— Не делай этого, — предупредил он. С досадой она почувствовала, что у нее перехватило дыхание, а сердце отчаянно заколотилось.
Она не открыла дверь, но остановилась рядом с ней. Она не трусиха, уверяла она себя. Но, если она попытается уйти, он наверняка вылезет из бадьи голым и пойдет за ней. А потом… она не могла предположить, что он сделает потом.
Она повернулась, скрестив руки на груди, и посмотрела на него:
— Ты сказал, что если я помогу тебе…
— Но мне еще нужна твоя помощь, — сказал он любезно.
— Что еще тебе нужно?
— Подойди, потри мне спину. Я устал от своего военного облачения. Мне нужен покой и отдых.
Покой и отдых, как бы не так! — подумала Рианон, но ни слова не проронила вслух. Превозмогая дрожь, она подошла к бадье, изо всех сил стараясь не смотреть на его наготу. Она взяла мочалку и мыло и зашла ему за спину. Она терла его с отчаянным желанием содрать с него кожу. Она напряженно сглатывала, когда терла его широкие бронзовые плечи и чувствовала его жизненную силу, и силу его мускулов, и его тепло под руками. Его золотые волосы намокли и прилипли к его спине, и ложились кольцами под ее пальцами.
— Вот! Все! — сказала она ему нетерпеливо, швырнув мочалку и кусок мыла.
Он схватил ее за запястье и потянул за руку, так что она очутилась прямо перед ним. Сила, с которой он дернул ее, была такова, что она не устояла и упала на колени, встретившись с ним взглядом.
— Нет, не все. Это только начало.
— Я…
— Твое прикосновение к моей спине было таким нежным и ласковым. Я теперь знаю, что хорошо помыт. А теперь такая же ласка нужна моей груди.
Рианон опустила глаза, потому что больше не могла выдержать его взгляда. Стиснув зубы, она опять схватила мочалку и мыло и начала тереть его грудь, отворачивая глаза от принадлежностей его мужского достоинства. Мускулистая плоть пульсировала под ее пальцами, и у нее затряслись руки так, что она с трудом могла справиться со своей задачей.
— Я буду молиться, чтобы ты умер! — прошептала она со злостью.
Она все еще не могла встретиться с ним взглядом. но чувствовала, что он на нее смотрит.
— Ты, должно быть, молилась христианскому Богу. А нужно было молиться богам моего отца и датчан. Может быть, тогда Тор забрал бы меня в том сражении и унес на холмы Вальхаллы — вместо того, чтобы принести меня в твою спальню.
— Может быть, — сказала Рианон. — Я запомню это для следующего раза. — Она хотела остановиться, но снова была поймана за запястье.
— Любовь моя, ты еще не закончила.
— Нет, закончила!
— Тшш! — сказал он. Она поняла, что краснеет под его взглядом, но спасенья не было, его пальцы как железные щипцы держали ее запястья.
— Только подумай о длинных одиноких ночах, когда я лежал без сна, думая о тебе и о твоих сладких обещаниях.
— Ты лжешь! Я уверена, что ты уехал сражаться и не думал обо мне ни секунды. Может, ты и думал о вновь приобретенных землях, но…
— Да, — прервал он ее резко. — Я думал о землях. Их глаза снова встретились.
— Я люблю эту землю. Я люблю ее суровость и красоту, люблю ее щедрость. Я люблю смех детей, когда они играют в лугах. Мне больно видеть, что люди ничего не делают, чтобы увеличить ее богатства. Ты ведь тоже ее любишь, — сказал он.
Он и вправду любил землю, она это чувствовала в нем. И она должна признать, что он высоко ценил человеческую. жизнь, что необычно для человека, который провел полжизни в сражениях.
Но и Альфред тоже провел жизнь в битвах. Альфред, который любил ученье, почитал семью и домашний очаг, спой дом и своего Бога. Альфред был король-воин. И все же он был добросердечным человеком.
Она отвела глаза.
— Я люблю свой народ, Эрик Дублинский.
— Да, но ведь люди тоже связаны с землей, не так ли? И очевидно, что ты хорошо управляешь тем, что досталось тебе в наследство. Город процветал, пока меня здесь не было.
Их взгляды снова пересеклись.
— Но ведь это больше уже не мое наследство, не так ли?
Он улыбнулся, откинувшись расслабленно назад, и, когда он закрыл глаза, улыбка все еще не сходила с его губ.
— Ты — моя, и земля — моя. Я люблю вас обеих.
— Так же, как ты любишь Александра.
— Он удивительный конь.
Она подняла мочалку и, не думая о последствиях, хотела намылить ему лицо. Но его расслабленный вид был обманчив. Не успела она и пошевелиться, как он открыл глаза и обхватил руками ее талию. Он крепко держал ее, говоря глубоким хриплым голосом, который пригвоздил ее к месту крепче, чем сила его рук:
— Жена моя, я действительно думал о тебе ночь за ночью. Я думал о сладких словах твоего обещания. Ты просила меня не убивать твоего любовника, и он жив. Дай-ка я вспомню, что ты говорила. Увы, никак не могу, но все равно я помню, как ты говорила, что дашь мне все, чего бы я ни попросил, все-все.
— Ты меня обманул. Он пожал плечами.
— Я получу, что хочу, — сказал он ей. — И я не думаю, что ты настолько пренебрегаешь своими супружескими обязанностями, как ты хочешь показать. Я вспоминаю нашу первую брачную ночь с величайшим удовлетворением. Эти мягкие, сладостные, а порой и не такие уж мягкие и сладостные. звуки, которые срывались с твоих губ, преследовали меня в моих снах, когда я лежал один в темноте.
И снова волны румянца залили ее лицо.
— Угроза викинга… — начала она со всем своим достоинством, какое только могла собрать.
Но потом с ее губ сорвался крик удивления, когда его рука неожиданно обвилась вокруг ее талии и потащила прямо в одежде к нему в бадью. Вода выплеснулась на деревянный пол, и она была крепко прижала к его груди, а он смеялся, не обращая на ее протесты никакого внимания. Его пальцы запутались в ее волосах, и он держал ее так, что она не могла пошевелиться, когда его рот жадно прильнул к ее рту, а язык стал вторгаться в глубину рта, требовательно и сладостно. Ее сердце сильно забилось, ее окружали тепло его мускулистого тела и потоки воды. Потом его губы наконец оторвались от нее, а пальцы стали искать завязки на ее платье.
— Ты обещала прийти ко мне так же соблазняюще и чарующе, как ты делала это в тот день в лесу со своим любовником.
Она поймала его сильные пальцы, лежавшие на ее груди.
— Ты хочешь того, чего получить не можешь, потому что не заслужил этого. И никогда не получишь от меня! Я любила Рауена.
— Любила! — Он иронически хмыкнул. — Ты играла с мальчишкой. Тебе нужен мужчина.
— А ты, сэр, ты — слишком стар! Увы! Дай мне молодость! Какой девушке нужен такой дряхлый старик в любовники!
— Ну, я еще не такой ветхий, я думаю! — Он засмеялся, а потом схватил ее руку и провел ею вдоль всего своего тела, прижимая ее к себе. Она судорожно хватала ртом воздух, когда он опустил ее пальцы под воду, прижимая их к крепким мышцам своего живота, к своему члену. Под ее пальцами она почувствовала жар и пульсацию, и он еще сильнее напрягся от возрастающего желания. Она хотела вырвать руку, но его рука не дала ей этого сделать. Она хотела отвернуться, закричать, сопротивляться. Но он не сводил с нее взгляда, и она не смогла убрать руку, а продолжала касаться его.
Он нетерпеливо развязал завязки ее платья, обнажая ее грудь. Он притянул ее ближе и коснулся губами этих женственных возвышенностей. Его язык облизал ее напрягшиеся соски, и он стал жадно сосать их, вызывая в ней удивительную волну нарастающего удовольствия.
Она тихонько вскрикнула, и ее пальцы против ее воли запутались в его волосах. Его рука забралась под длинный подол ее платья, скользя вдоль обнаженного тела по внутренней стороне ее бедра, все выше и выше. Он добрался до того места, откуда разливалось по ней блаженное тепло, и проникал все глубже и глубже подводя ее к краю сладостной бездны. Она яростно содрогнулась, страстно желая сопротивляться, но понимая, что проиграла. Такие мягкие ласкающие прикосновения… так глубоко… слова застряли у нее в горле она задыхалась, а потом его губы накрыли ее, заглушая ее протестующие выкрики.
Он вылез из ванны, взяв ее на руки. Потоки воды стекали с его обнаженного тела и с ее промокшей насквозь одежды. Не сводя с нее глаз, он поставил ее на ноги и дернул лиф ее платья с такой силой, что сразу сорвал все, что было на ней надето, включая белую красивую сорочку. Она почувствовала, что краска снова заливает ее лицо, но не отвернулась от него; она встретила его взгляд смело и с вызовом, на какой только была способна. Она, пожалуй, даже обрадовалась восхищенной улыбке, с какой он разглядывал ее. Да, они были врагами, но ей было приятно, что он восхищается ею, и ей, против воли, тоже доставляла удовольствие его мужская красота, его мощь и сила, и та дикая возбуждающая страсть, которая была в нем. Да, пожалуй, даже его высокомерие, потому что, возможно, именно оно разжигало внутри нее огонь.
— Ты окончательно испортил мою одежду, — сказала она ему сухо.
— У тебя есть другая.
— Да, сэр, но я — твоя жена, твоя собственность, твое имущество! Все мое — это твое, и, следовательно, если оно испорчено, это приносит тебе убытки. Не всегда же ты будешь громить врага. Не всегда же сможешь завоевывать богатства!
— Увы, нет, потому что моя дорогая жена теперь знает, кому молиться, чтобы я был поскорее уничтожен!
— Не всегда же тебе побеждать! — настаивала она.
Он поймал ее, снова подняв на руки. И снова их взгляды встретились, и его глаза были кристально-голубыми, а на губах играла улыбка.
— Но, любовь моя, я осмелюсь возразить. Я всегда буду побеждать, обещаю тебе.
Она хотела оттолкнуть его, но он уже направлялся к постели. На этот раз он осторожно опустил ее на кровать, склонившись над ней. Она хотела что-то сказать, но он снова прильнул к ее губам. Оторвавшись от них, он начал горячими поцелуями прокладывать дорогу мочке ее уха и прошептал, что она мокрая и вкусная. Его руки ласкали ее, а глаза смотрели прямо ей в глаза, я он продолжал целовать ее и слизывать капли воды с ее тела. Его ладонь коснулась ее груди, а язык облизал набухший сладкий бутон, он забрал его в рот, снова ласкал языком и облизал еще раз, заставив ее вздыхать, изгибаться ему навстречу, вцепляться пальцами в его волосы и плечи.
Он слизал последнюю каплю из ее пупка и стал спускаться по ее животу. Он разрешил ей протестовать, когда его сильная рука заскользила вдоль ее бедер, с силой раздвигая ей ноги, а потом добралась до розовых лепестков ее глубокого желания. Его прикосновение было легким, но таким возбуждающим, что она вместо сопротивления всем существом подалась ему навстречу. И он ответил на сладостное требование ее тела, пронзая ее, увлекая и соблазняя прикосновением своих пальцев и языка.
Темные глубины желания, о которых она раньше и не подозревала, разверзлись перед ней. У нее вырвался гортанный тихий стон, и она начала извиваться, не сдерживая себя больше, когда он придвинулся к ней еще ближе. Огромные, потрясающие волны экстаза начали омывать ее. Она неистово содрогалась, когда начала приближаться к пику наслаждения, нараставшему внутри нее, как мириады звездных вспышек на бархатном небе. И в тот момент, когда ей показалось, что наслаждение стало ослабевать, он, не переставая ласкать ее, глубоко погрузился нее всей своей пульсирующей мужественностью. Приподнявшись и пройдя до конца путь внутри нее, он начал неистовое движение, и она снова закачалась на волнах экстаза.
Она вцепилась в его плечо, ее пальцы гладили его спину. Отбросив всякую стыдливость, она прильнул ближе к нему, обвив ногами его талию, двигаясь в ритме который он ей задавал. Она ведь совсем не хотела этого, пронеслось у нее в голове. Она не хотела допускать его до себя, хотя и пообещала, но ведь он обманул и предал ее…
И все же именно его она хотела больше всего на свете. Она покрывала поцелуями его грудь, вкус его губ наполнял ее всепоглощающей страстью. Она восхищалась его мускулами под своими пальцами, и она упивалась силой с которой он двигался, толчками заполняя собой пространство меж ее бедер. Огромные, потрясающие волны наслаждения начали расти и достигли внутри нее новых высот. Казалось, что она не перенесет наполнявшего ее сладостного чувства. Яркая вспышка озарила ее, он проникал в нее все глубже и глубже…
Экстаз достиг пика и разлился в ней. Мерцающий свет превратился в темноту, и она услышала хриплый крик своего мужа-викинга, он нашел неистовую разрядку в глубинах ее тела.
Медленно начал возвращаться свет. Она все еще тяжело и прерывисто дышала, а ее тело продолжало легко подрагивать.
Он лежал рядом с ней, опираясь на локоть и наблюдая за ней. Дикий беспорядок ее волос, все еще влажных, напоминал клубок золотых и огненных нитей.
Он нежно коснулся ее щеки. Она знала, что он изучает ее, но не открывала глаз и не двигалась. Она все еще не могла сдержать внутренний трепет, ей хотелось положить голову ему на грудь в изнеможении, ища покоя.
— Я мечтал о тебе, любовь моя.
В первый момент она не узнала его шепот, но поняла, что это на самом деле он, потому что он ласково прижал ее к себе, так что голова ее оказалась на его широкой груди. Он откинул назад ее волосы, приглаживая их беспорядочную массу.
— Я мечтал об этом месте, об оттенках скал и гор. О розовато-лиловых и пурпурных цветах и о зелени весны.
— Я слышала, что Ирландия вся зеленая, — прошептала она, прижавшись к нему. Она не могла видеть его лицо, но почувствовала, что он улыбается.
— Да, она зеленая. Великолепная, щедро зеленая. Но и у нее есть свои оттенки. Ее скалы и горные хребты. Ее красота и покой.
— Здесь совсем не спокойно, — проговорила Рианон медленно. — Чаще всего дуют порывистые ветры. А море — переменчиво. Часто бывают штормы.
— Да, это так, — согласился он.
— Рада, что тебе это нравится, это, вероятно, в твоем характере.
Он мягко засмеялся.
— И в твоем тоже, я уверен. Да, может статься, мы хорошо подходим друг другу.
В его голосе было что-то напоминающее нежность, но это почему-то напугало ее, также как и покой, который она нашла, лежа рядом с ним. Он не любит ее, он с ней играет. Она ему нужна наравне с ее землями… и Александром! Она не должна допускать больше подобной близости с ним. Она не должна зависеть от него.
Или нуждаться в нем.
Его рука блуждала теперь по ее спине. Лениво. Его пальцы нежны, но даже в нежных прикосновениях чувственны. Он ласкал ее плечи и руки. Он ласкал ее плоть, прикасаясь к груди. И это теперь казалось ей таким естественным…
Она закусила губу и подняла голову, желая освободить свои волосы. Его смех, низкий и хриплый, прозвучал насмешливо. Он приподнялся над ней, перенеся свой вес на мускулистые руки.
— Увы, моя сладкая, вдруг ты обнаружишь, что влюбилась в меня, такого дряхлого старика.
Сладость страсти и нежные слова, сказанные им, улетучились. Осталось сильное, красивое и торжествующее лицо викинга и память о бесконтрольном желании, которое он так легко возбуждал в ней.
— Я никогда не полюблю тебя! — хрипло пообещала она. — Я только выполняла свой супружеский долг. Ты лишил меня выбора!
Его глаза уже не казались такими светлыми, словно стеклянная завеса закрыла их, но все же он не отводил взгляда. Его улыбка не изменилась.
— Да, дорогая, у тебя не было выбора! Тебе и не нужно меня любить. Все, что требуется — это служить мне. Может, мы и поладим. Любовь — это такое болезненное чувство.
— Ты ведь меня тоже не любишь! — напомнила она ему.
— Господи, конечно же нет! — грубо ответил он. И все же она не двигалась. Он провел костяшками пальцев по ее щеке и добавил почти нежно:
— Пусть поможет Бог тому, кто любит тебя! Небеса, Вальхалла и все боги, христианские и языческие!
Он резко отодвинулся и соскочил с кровати легко и грациозно, несмотря на свою мощь. Она было отвернулась, пытаясь прикрыться одеялом. Она все еще боролась с навалившейся на нее сонливостью, когда его сталь-Ной голос обрушился на нее как ведро холодной воды:
— Вставай, любовь моя, ты должна занять гостей в зале.
— Я должна развлекать гостей? — сказала она холодно.
Он дотянулся до нее, стащив с нее одеяло. И, помоги ей Бог, одно его прикосновение снова заставило ее гореть, даже когда она встретилась с ним взглядом, ненавидя его.
— Как я уже сказал, — проговорил он насмешливо, — любить меня не обязательно. Но ты — моя жена и обязана мне служить.
— Я не твоя раба!
— Нет, Рианон, ты здесь хозяйка. И ты будешь хозяйкой в зале, в доме, где ты родилась. И ты будешь ложиться со мной в эту постель, когда я как хозяин потребую этого!
— Посмотрим!
— Конечно, — сказал он, смеясь, — посмотрим.
Он снова подхватил ее на руки и поцеловал. Поцелуй был страстный и глубокий, и она не могла противиться ему. Теперь в порыве страсти, казалось, появился проблеск нежности, и, когда его губы оторвались наконец от нее, его глаза были пронзительно синими, такими завораживающими, что она не могла отвести от них свои.
— Конечно, — прошептал он. — Помоги, Господи, дураку, который осмелиться полюбить тебя, Рианон!
Отпустив ее, он отвернулся и подошел к одному из сундуков.
— Одевайся быстро, мы и так задержались надолго.
— Мы задержались? Только не я! Он снова посмотрел на нее, взглядом заставив ее замолчать.
— Именно ты, — сказал он ей насмешливо. — И еще задержишься. И еще. А теперь пошли.
Кипя от возмущения, Рианон повернулась, ища новую одежду. Она стояла спиной к нему, надевая рубашку, а потом слегка повернулась.
Он уже был в штанах и надевал рубашку, и она закусила губу, вновь почувствовав трепет. Его талия была такой тонкой по сравнению с широкими плечами. Его руки были покрыты горой мускулов, а ноги стояли твердо, как стволы деревьев. Даже теперь ей хотелось провести рукой по его твердой, гладкой загорелой коже и наслаждаться этим прикосновением.
Он не любит ее…
Он был ее мужем, а судьба свела их вместе.
Она не будет служить ему! Не будет!
И все-таки…
Он будет заботиться об этом месте. О земле. О людях. О детях.
Он повернулся, какое-то седьмое чувство подсказало ему, что она наблюдает за ним. Она поспешно залезла в сундук и вытащила платье и верхнюю тунику — свой новый серо-голубой туалет. Она поняла, что и он наблюдает за ней. Когда она повернулась к нему, он был одет как ирландский принц: в рубашке и коротком камзоле, отороченном горностаем, в голубых штанах и малиновом плаще, застегнутом на плече пряжкой. Он пристегнул ножны, вложил в них кинжал, с которым не расставался, и предложил ей руку.
— Мы идем, миледи?
— Ты притащил меня сюда. А теперь бросаешь!
— Увы, если ты предпочтешь остаться, я с радостью нарушу законы гостеприимства и задержусь здесь с тобой на некоторое время. Ты так быстро всему учишься, жена моя и хозяйка, но у меня есть что показать тебе еще Конечно, моя поспешность была несколько неприлична но удивительные наслаждения нашей первой ночи разожгли мой пыл… — Он замолк с хриплым смешком.
Рианон и сама не собиралась задерживаться. Когда он кончил говорить, она уже причесала волосы, надела туфли и отхлебнула глоток вина, которое было оставлено для них. Она стояла у двери, гордо вздернув подбородок в ответ на его смех.
— Я вижу, ты наконец готова, — сказал он. Он подал ей руку и повел вниз.
На лестнице он остановился, поцеловав ей руку, и оценивающе взглянул на нее синими глазами.
— Ты, любовь моя, необыкновенно хороша. — Злорадная ухмылка скривила его чувственный рот. — День только начинает клониться к вечеру, а я уже с нетерпением жду ночи.
Она пристально смотрела на него, давая себе клятвы, что сердце ее больше никогда не станет так колотиться, и тем не менее одни его слова зажигали в ней маленькие, трепещущие огоньки.
— Наши гости ждут, — сказала она.
— Конечно.
Он снова взял ее за руку, и они направились в зал.
Пока они шли вместе, она вдруг затрепетала. Боже милостивый, помоги женщине, которая будет так глупа, что полюбит его! — подумала она.
Конечно же, Бог ей поможет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покоренная викингом - Грэм Хизер



Увлекательный роман для тех, кто любит читать про сильных женщин и упрямых мужчин
Покоренная викингом - Грэм ХизерRctybz
14.06.2011, 17.30





Согласна с предыдущим комментарием! Добавлю от себя, что этот роман, что лично мне попадается не часто, затягивает. Ничего лишнего. Всего в меру. Единственный минус писательницы - это временами потерянные моменты. Иногда читаешь и теряешься. К примеру: Он стоял прислонившись к двери и тут он резко повалился на кровать, словно она прям у двери стоит, хотя это не так. Такие казусы встречаются, но общей картины не портят. Мой вердикт - надо читать.
Покоренная викингом - Грэм ХизерХэльга
2.07.2011, 2.01





прекрасное продолжение"золотого плена" и потом я например слежу за сюжетной канвой,а не затем выпадают ли какие то моменты,главное вылепливание сильных характеров,качеств присущих героям,а это как раз и удалось автору. и это хорошо!!!
Покоренная викингом - Грэм Хизернина
25.08.2011, 19.37





роман интересный, не затянутый, советую, затягивает
Покоренная викингом - Грэм Хизеряна
18.11.2011, 0.01





Роман интересный,рекомендую.
Покоренная викингом - Грэм ХизерАнна
26.02.2012, 20.41





Мне больше понравилсь первая книга. Но эта тоже хороша. Рионон слегка глуповата и все время провоцирует главного героя.
Покоренная викингом - Грэм ХизерВиктория
18.03.2012, 12.03





Сюжет интересный,даже в конце романа интриги есть.Советую прочитать,мне роман очень понравился.Только есть один минус,резкие переходи с одного сюжета на другой...а так читайте и наслаждайтесь романом =)
Покоренная викингом - Грэм ХизерАленк@
12.04.2012, 11.28





ОПЯТЬ БОРОДА у гг!!!!!!!! бесит . не могу читать. у этого автора . все романы интересные.НО все гг С БОРОДОЙ!! мне НЕ НРАВИТСЯ!! имхо
Покоренная викингом - Грэм Хизерненавижу бороду
18.04.2012, 13.52





Роман про глупую женщину и нормального мужчину. Вот кто ее просил - не зная причин появления кораблей - не спросив ничего начинать битву?! Столько народу полегло от ее глупости. А чего орать в лесу? Ну услышала что-то, так рот закрой и тебя не заметят. Нет глупость воссияла и надо орать, как потерпевшая. Дал мудрый человек хороший совет - слушай!! Нет гордыня говорит, не убегу, я хочу быть убийцей. И плевать, сколько народу погибнет - я за них все ... Тьфу. Ненавижу глупых баб. А у этого автора почти все такие.
Покоренная викингом - Грэм ХизерKotyana
9.06.2012, 18.37





Ну на початку головна героїня і справді повела себе по- дурному, але хто збнрнжений від помилок?словом, роман прекрасний, чудове продовження першої частини!
Покоренная викингом - Грэм ХизерНадя
28.07.2012, 18.18





Роман супер,впрочим как и Золотой плен,первая книга.Нет лишней воды,много любви,сильные гл.герои и конечно приключения.Очень советую прочитать роман,особенно тем,кто прочитал Золотой плен!!!!!!Очень интересно!!!!Не пожалеете,читайте!!!!!!!
Покоренная викингом - Грэм ХизерИнна
8.09.2012, 15.09





Da))) eta chast luchshe chem pervoya))) Erik! Kakoy mujchina!))
Покоренная викингом - Грэм ХизерAfa
30.09.2012, 1.39





эрик - просто прелесть!!
Покоренная викингом - Грэм ХизерЮля
27.04.2013, 22.23





Гл.героиня раздражает, настолько глупа, что портит весь роман,даже не хочется дочитывать,но ради гл.героя стоит,первая книга лучше,там гл.героиня поинтересней,хотя тоже истеричка, 7/10
Покоренная викингом - Грэм Хизермила
25.06.2013, 18.18





Борьба,страсть,нежность...Любовь!Сильный страстный герой ,под стать ему героиня ... Мне понравилась сцена,когда он приносит малыша ей на кормление ,очень трогательно...Хороший роман !
Покоренная викингом - Грэм ХизерАйрис
2.07.2013, 22.33





Роман, правда, затягивает,но голова от него пухнет так, как будто не про любовь читала, а участвовала в военных действиях..Уф-ф. Тем не менее советую прочитать- уж очень он увлекательный!)
Покоренная викингом - Грэм ХизерЮлиана
3.07.2013, 22.21





Много войны и местами пропускала.
Покоренная викингом - Грэм ХизерКэт
18.07.2013, 10.22





Прекрасный роман.Эрик,конечно,класс!
Покоренная викингом - Грэм ХизерНаталья 66
5.11.2013, 20.00





Ой, ну какая муть! Так вкучно читать! Невероятно много лишнего!
Покоренная викингом - Грэм Хизерleka
6.11.2013, 14.20





все же луше Линдсей Джоанны никто про викингов не написал. Прочтите "Зимние костры"))))))но это мое сугубо личное мнение
Покоренная викингом - Грэм Хизеририна
13.01.2014, 20.27





Не могу понять почему пишут в комментах, что много войны?! По-моему как раз разбавляет любовные сцены, нет зверств, наверное, викинги действительно проводили время между сражениями и домом, поэтому ТАК любят землю, что готовы на многое. Немного путано. Отношения ГГя и ГГи сказка, но красивая. Почему двое сильных, красивых людей, высокородных людей не могут полюбить друг друга? Диалоги наполненны юмором и иронией (чего стоит возвращение Эрика из первого похода). Книга понравилась больше I части, но это на любителя.
Покоренная викингом - Грэм ХизерОльга
6.02.2014, 9.14





Главная героиня дура! Викинг красавчик!
Покоренная викингом - Грэм Хизерлюдмила
7.02.2014, 20.05





Не смогла дочитать до конца, т.к. очень раздражает ГГероиня - полная набитая дура. От такой нормальный мужик сбежит без оглядки или задушит после её огрызаний собственноручно! Я б на месте Ггероя давно нашла себе любовницу посговорчивей, да та же Юдифь бы отлично подошла)))) Спасибо автору, показала, как НЕ НУЖНО обращаться с любимыми мужчинами.
Покоренная викингом - Грэм ХизерЛилит
18.02.2014, 17.06





Роман фактически является калькой с первого. И глав. героиня на редкость эгоистичная и дурная барышня. Ну нормально вобще делать мозги мужу, пока умирает его дедушка? Потом еще я не поняла, чего она так долго "не могла" сказать ему, что у них будет ребенок.
Покоренная викингом - Грэм Хизерdeasiderea
9.07.2014, 21.10





Как же меня раздрожала главн. героиня. Строила из себя не пойми что весь роман. Герой супер. В реальном мире таких мужчин не существует. Столько терпения... И еще не пойму одного: почему в историч.романах почти все девушки рыжие. А так ничего. Но не супер. Читала намного лучше.
Покоренная викингом - Грэм ХизерАльби
15.11.2014, 21.02





Прекрасный вариант укрощения строптивой! Первая половина книги просто супер. А вот вторая половина подкачала - ни к чему тут ребёнок, родственники героя.. повторы в отношениях, стандартная развязка
Покоренная викингом - Грэм ХизерНолина
9.02.2015, 12.35





Роман супер. Отличное продолжение "Золотого плена". Советую всем читать. Интриги, всплеск характеров и конечно любовь! Супер!!!
Покоренная викингом - Грэм ХизерЕкатерина
1.04.2015, 16.29





Нупросто повторение Золотого плена.Как то не интересно
Покоренная викингом - Грэм ХизерЛилия
22.07.2015, 23.09





xoroshii roman. na 7 tyanet
Покоренная викингом - Грэм Хизерerika
25.10.2015, 18.22





Роман просто супеп так хорошо раскрыты характеры героев и интересно читать 10!!!
Покоренная викингом - Грэм ХизерЕлена
23.03.2016, 19.13





Вся трилогия просто супер!!!!!Читайте не пожалеете 10/10
Покоренная викингом - Грэм Хизеринна
20.05.2016, 0.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100