Читать онлайн Обольстительница, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольстительница - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольстительница - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольстительница - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Обольстительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Неделю Джерома держали в камере в крепости Форт-Марион. Кто-то из офицеров старшего поколения припомнил времена, когда захватили в плен Оцеолу, вождя семинолов, и его людей. Тогда многим удалось бежать, и одним из беглецов был отец Джерома Маккензи. Янки совсем не хотели, чтобы история повторилась.
Существовал еще один довод против тюрьмы Форт-Марион.
С августа в борьбу с северянами вступил человек, известный под кличкой Дикси. Джон Джексон Диксон. Имя Джексон ему дали в честь старого друга его отца, Эндрю Джексона. В начале войны он сформировал свой собственный кавалерийский полк, который затем превратили в артиллерийское подразделение, после чего Диксон вышел в отставку, а затем создал новый отряд, начавший действовать с двадцать первого августа тысяча восемьсот шестьдесят второго года. Этого человека называли Серой Лисой и Боевым Орлом. Он представлял собой грозную силу. За один день его люди могли преодолеть расстояние в сотню миль, опустошали обширные территории, с молниеносной быстротой они налетали на военные формирования янки, громили их и так же молниеносно исчезали. О них ходила слава, что каждый сражается по меньшей мере за двоих. После захвата Джексонвилла федеральными войсками мятежники дрались еще отчаяннее, чем прежде, поэтому северяне опасались, что южане могут попытаться спасти своего героя – Джерома Маккензи. Его поспешно переправили на Север.
Райзе не позволили с ним увидеться. Хотя… что бы это дало, если бы даже и разрешили, с горечью думала она, вспоминая ненависть в его глазах, в его голосе, в его словах. Он уверен, что она его предала, и никогда ей этого не простит.
Райза не сомневалась, что к захвату Джерома причастен отец, но Энгус это настойчиво отрицал.
Едва рассвело, она ворвалась к нему с обвинениями.
– Дочка, клянусь тебе, я ничего не знал. Мне только сейчас все рассказали.
– Ты хотел его убить! Ты столько раз это повторял и в прессе, и в разговорах со мной, и с другими!
– Да, конечно, вначале я очень разозлился, что какой-то мятежный капитан захватил в плен мою дочь. Но теперь ты стала его женой. У тебя будет от него ребенок. Нет, дитя мое, я больше не желаю ему смерти. Знаешь, Райза, ему сейчас лучше оставаться в плену, чем продолжать то, что он делал. Кольцо блокады сжимается. Прорывать ее становится все опаснее. Подумай об этом, дочка. В плену он может дожить до конца войны.
Отцу не понять, что Джером ни за что не смирится с уделом пленника. Он обязательно попытается бежать… с риском для жизни. А тюрьмы, как южные, так и северные, во многих отношениях не лучше, чем поле боя. Заключенные там мрут как мухи.
– Он может умереть от голода или от болезни. Ты его не знаешь. Если кто-то рядом будет голодать или заболеет, он отдаст ему свою еду. Джером всегда защищает других.
– Райза! – Энгус обнял дочь. – Клянусь тебе, я не виновен в том, что он попал в западню. Готов признать, может, я бы и предпринял что-то, если бы узнал о его появлении в Сент-Августине. В конце концов, я генерал-янки. Но мне и в голову не пришло, что ты развлекаешься с мужем прямо у меня под носом. Знаешь, кое-что я все-таки могу для него сделать. Я могу довести до всеобщего сведения, что он мой зять, отец моего будущего внука или внучки и что я бы хотел сохранить ему жизнь.
– О папа! Пообещай, что он останется жив. Генерал покачал головой:
– Ни один человек не мог бы такое пообещать. А тем более сдержать обещание. Идет война. Однако я буду следить за тем, куда его отправят. Это я обещаю. Теперь о тебе. Я должен вернуться в Вашингтон. А потом на фронт. Ты, конечно, поедешь со мной.
– Нет, папа.
– Райза…
– Сначала мы должны разобраться с твоей ногой. Потом, когда ты поправишься, можешь возвращаться в Вашингтон. Я тоже туда приеду, очень скоро. Обещаю тебе.
Он возражал, протестовал, настаивал. Тем временем Райза ухитрилась незаметно для него посвятить офицеров в состояние дел с его ногой. Те тотчас распорядились, чтобы через реку послали гонца с белым флагом. После ночного происшествия Райза не решилась разыскивать Джулиана самостоятельно.
Джулиан благополучно прибыл в город, получив обещание, что его потом переправят через реку обратно.
Лежа на операционном столе, в то время как Джулиан осматривал его ногу, Энгус не выдержал и обратился к нему:
– Сынок, тебе следовало бы носить синюю форму федерала.
Джулиан ответил улыбкой. У солдат Флориды не осталось форменной одежды, поэтому Джулиан ходил в домотканых хлопковых брюках и мягкой рубашке горчичного цвета.
– Люди часто думают, что мы с Йеном близнецы. Но не давайте ему вводить вас в заблуждение, сэр. На самом деле я на полдюйма выше. Это всегда приводило Йена в бешенство. А теперь он это отрицает.
Генерал Мэджи не сводил глаз с молодого человека, внимательно исследовавшего его ногу.
– Скажи, сынок, с какой стати ты возишься со старым генералом-янки?
Не поднимая головы, Джулиан улыбнулся:
– Я врач, генерал Мэджи. Я дал клятву, что буду лечить людей.
– Ты сможешь спасти мою ногу?
– Думаю, да.
Энгус подозвал доктора Крипта, присутствовавшего при осмотре:
– Вы видите, сэр! Этот молодой мятежник берется спасти мою ногу.
Тэйер Крипт перевел взгляд на Райзу. Та пожала плечами:
– Боюсь, генеральское звание отец получил отнюдь не за свою тактичность. Но Джулиан действительно прекрасный хирург.
Тэйер кивнул и обратился к Энгусу:
– Сэр, я с радостью готов поучиться у мятежника, чему только можно.
Невзирая на возражения отца, Райза помогла Крипту провести анестезию в соответствии с указаниями Джулиана. На небольшую губку накапали хлороформа, потом губку вложили в конусообразный сосуд и поднесли к лицу пациента. Генерал вдыхал хлороформ, пока не заснул. Джулиан принялся за дело, все время давая пояснения Тэйеру. Он рассказывал ему о том, что сам узнал за годы учебы и практики, о том, что оказалось наиболее эффективным в лечении ран и болезней.
– Анестезия используется лишь в последние двадцать лет. В этой войне мы впервые по-настоящему ее испытываем. Жаль, что часто нам нечего дать своим пациентам, кроме виски. И еще кое-что, сэр. Промывая раны, выделяйте отдельную губку для каждого солдата. Я обнаружил, что соблюдение этого правила может творить чудеса.
– Это не всегда имеет решающее значение…
– …но невероятно снижает число случаев заражения. Думаю, именно моя настойчивость – я требовал использовать только чистые губки и бинты – позволили мне спасти немало рук и ног и сохранить людям жизнь. Кроме того, мы пришли к выводу, что свежий воздух тоже играет важную роль при выздоровлении. Конечно, я слышал от своего кузена о тех условиях, в которых работают врачи на полях сражений. Там они только режут. Ни на что другое времени не остается. И все же я убежден: там, где это возможно, мы должны работать с величайшей тщательностью.
Тэйер, слушавший его как завороженный, молча кивнул.
Когда операция закончилась, ногой Энгуса занялся Крипт. Джулиан на минутку зашел к Райзе. Они сидели в ее маленькой гостиной, наслаждаясь свежесваренным кофе и французским коньяком.
– Все южане тебя осуждают, Райза. Ты правда послала за Джеромом, чтобы его схватили?
Райза залилась краской. Наверное, у нее и в самом деле виноватый вид.
– Нет. Я за ним даже не посылала. Я не знала, что он здесь, за рекой. Ты-то должен понять, что это правда. Я пыталась разыскать тебя по поводу ноги отца.
– Это очень странно. К нам явился какой-то парень. Сказал, что миссис Маккензи разыскивает капитана. Мы с Джеромом оба в звании капитана. Он как раз привез нам лекарства. Вот мы и решили, что ты каким-то образом узнала о его появлении и хочешь его видеть.
– Клянусь тебе, я тут ни при чем. Вероятно, янки проведали о том, что он за рекой. Наверное, кто-то за ним следил. Но он мне не верит. И боюсь, теперь уже никогда не поверит.
– Да, зная своего двоюродного брата, я тоже этого боюсь. Схватить Джерома – все равно что загнать в клетку дикую пантеру. Теперь он, наверное, пытается перегрызть тюремные решетки. Ты знаешь, где он сейчас?
– Нет, мне не говорят. И не позволяют с ним увидеться. Все мятежники уверены, что я его предала. Янки же считают, что я попытаюсь помочь ему бежать.
Джулиан пробормотал что-то нечленораздельное.
– Что это за тон? Ты мне тоже не веришь? Я говорю правду. Если не веришь, можешь убираться к черту! Но все-таки я тебе очень благодарна за то, что ты спас отцу ногу. А может, и жизнь.
Джулиан улыбнулся:
– Ты такая же обидчивая, как и мой кузен. Никакого такого особого тона. И благодарить меня не за что. Я говорил правду: я врач. На этой войне я не убиваю, а лечу.
Райза молча кивнула.
Он вздохнул. Поставил чашку на стол.
– Жаль, что я не могу задержаться подольше. Я всегда любил этот город. И кофе здесь стал намного лучше с тех пор, как город оказался в руках у янки. Но… для меня это вражеская территория. Надо возвращаться к себе.
– Джулиан, я хотела попросить тебя еще кое о чем. Мне нужна твоя помощь.
– Да? – Он насторожился.
– Как я уже сказала, боюсь, Джером никогда мне не поверит и не простит. Я тоже не могу простить ему того, что он так поспешно меня осудил. И все же я хочу, чтобы мой ребенок родился в фамильном гнезде Джерома. Не важно, какие чувства каждый из нас испытывает сейчас, мой сын унаследует эти земли, и я хочу быть там.
Джулиан колебался.
– А что скажет твой отец?
– Он об этом не узнает. Джулиан наклонился к ней:
– Райза, насколько мне известно, твой отец угрожал Финну тюрьмой за то, что тот доставил тебя на Юг, когда ты решила разыскать Элайну.
– С Финном все в порядке. Он свободен как птица. Но я не могу снова обратиться к нему. Как я понимаю, корабль Джерома сейчас у его людей?
– Да, наверное.
– Ты не знаешь, они собираются на Юг? Джулиан, прошу тебя. Клянусь, ты можешь мне доверять.
Он встал.
– Если я смогу тебе помочь, дам знать.
– Спасибо!
Райза поцеловала его в щеку и еще раз поблагодарила за отца. Джулиан вышел.
Райза осталась ждать. Отец продолжал уверять ее, что ничего не знает о том, как выследили Джерома. И Финн, и Остин Сэйдж выражали ей сочувствие, каждый по-своему, но и они не могли объяснить, что произошло.
– Тебе не следовало выходить за него замуж, – заявил Финн. – И заманивать сюда тоже не следовало.
– Я его не заманивала! А если ты действительно мне друг, то должен выяснить, как это произошло.
Он порывисто обнял ее.
– О, Райза! Если бы ты обратила внимание на меня, вместо того чтобы уплыть с этим мятежником, то не попала бы в такую переделку.
Неделю спустя отец, который еще прихрамывал, но чувствовал себя почти нормально, отправился в Вашингтон, строго-настрого наказав Райзе немедленно следовать за ним. Она пообещала, правда, не назвала точную дату приезда.
Через три дня к ней в дверь постучал незнакомый молодой человек, сообщивший, что «Леди Варина» отходит следующей ночью и будет держать курс на Бискайский залив. Райза поблагодарила его, и посыльный исчез. Райза смотрела ему вслед, чувствуя дрожь во всем теле. Может, у этой ночи тоже есть глаза… Однако все было тихо. Никого вокруг.


С наступлением зимних холодов бои стали более редкими и беспорядочными. Все готовились к весенней боевой кампании. На западном фронте генерал Грант, одержавший во всех прошедших сражениях больше побед, чем другие северяне, планировал поход на Виксбург на Миссисипи. На востоке армия Потомака начала продвижение к Фредериксбергу, довольно крупному процветающему городу в Виргинии, между Вашингтоном и Ричмондом.
Джерома доставили в старую капитолийскую тюрьму, в самом центре Вашингтона. Информация там легко просачивалась сквозь стены, даже в первые недели, когда Джерома содержали в одиночке.
Само тюремное заключение ему перенести было несравнимо легче, чем неотступные мысли о том, каким он оказался глупцом. Гнев его против Райзы не утих, но как будто ушел внутрь, в глубь его существа, и кипел там, словно дьявольский напиток, бурлящий в котле. Да и старую капитолийскую тюрьму – полуразвалившуюся, кишевшую крысами – приятным местом никак нельзя было назвать. К счастью, она находилась в самом центре Вашингтона, населенном не только политиками, но и многочисленными добрыми христианами, мужчинами и женщинами, которые ни за что не допустили бы жестокого обращения с пленными. Кроме всего прочего, в числе узников нередко оказывались их родственники или близкие друзья.
В конце концов слухи о том, что Джером Маккензи находится в этой тюрьме, просочились наружу. Янки больше не заботились о том, чтобы хранить это в тайне. Обращались с ним не так уж плохо. Его содержали в одиночной камере размерами десять футов на десять, в которой имелись койка и старый разваливающийся умывальник. Он без конца мерил шагами эти десять футов и почувствовал облегчение, когда ему позволили общаться с другими заключенными. Общение проходило ежедневно в общей комнате в определенные часы. Ел он теперь тоже в компании. Им давали обычную тюремную еду, однако многие пленные конфедераты отмечали, что она намного лучше их армейского рациона. Существовали гораздо худшие тюрьмы, Джером об этом знал. Здесь нередко упоминали одно место, на севере штата Нью-Йорк, где каждый четвертый заключенный умирал от голода или болезней. Разумеется, это были лишь ничем не подтвержденные слухи. Охранники знали еще меньше заключенных.
В тюрьме Джером пользовался уважением. При обсуждении различных проблем ему всегда предоставлялось решающее слово, хотя здесь находилось немало офицеров старше его по званию. К его удивлению, янки не испытывали к нему ненависти. Жена одного охранника однажды даже прислала ему котелок с ароматным тушеным мясом – за то, что он, как она пояснила, всегда по справедливости обходился с моряками захваченных им кораблей. В самом начале войны Джером, оказывается, высадил жену младшего брата одного из его охранников на Багамских островах, где ее вскоре подобрал корабль северян. Женщина до сих пор испытывала к нему благодарность. Такое отношение его немного удивляло: он-то сам никогда не считал, что война дает человеку право стать убийцей. Хотя, с другой стороны… кто же они все, если не убийцы?
Большинство охранников оказались порядочными людьми, просто пытавшимися как-то пережить войну. Многие из них до смерти от нее устали и мечтали лишь о том, чтобы Север признал независимость южных штатов.
Однако среди надзирателей попадались и садисты, получавшие удовольствие, например, от того, что опрокидывали ногой миску заключенного с драгоценной едой или сообщали ему плохие новости о родных и близких.
В первые недели в тюрьме Джером почти не спал. Писк и чавканье крыс, их беготня по камере сводили его с ума. По большей части они разбегались от одного его резкого движения. Но попадались и такие, которые не пугались даже тогда, когда он запускал в них ботинком или миской. Одна крыса настолько осмелела, что забралась к нему на грудь, когда он ненадолго заснул. Джерому пришлось отдать ей остатки еды. Он даже дал ей имя – Боргард.
В голове билась одна мысль – только бы пережить это время… только бы выжить…
Дни складывались в недели. Джером слышал новости о продвижении войск по стране. Обследовал тюремные стены и решетки, дворик, куда их выводили на прогулку. Искал возможность бежать.
Одним из самых жестоких был охранник Тэнди Ларсон. Ему никто не приказывал бить заключенных, но он всегда находил для этого повод. Если пленные недостаточно быстро двигались или оказывались не на той стороне двора, он бил их прикладом. Джером с самого начала вызвал ненависть Тэнди Ларсона тем, что схватил того за ворот, вырвал из рук ружье и разбил, после того как он начал избивать прикладом лейтенанта Энтони Хокинса с Миссисипи.
Отовсюду сбежались другие охранники. Оказалось, что Джером лишь оттащил Ларсона от Хокинса, не причинив охраннику никакого вреда. Он не такой дурак и вовсе не хотел, чтобы его пристрелили в застенке. Отсюда должен быть выход, и он его найдет.
С тех пор Тэнди Ларсон всячески вымещал на Джероме злобу. Однажды, вернувшись в камеру с прогулки, капитан Маккензи обнаружил на койке своего друга Боргарда мертвым. Крысе прокололи сердце шляпной булавкой. Конечно, скорбеть о крысе в то время, когда вокруг ежедневно гибли люди, было просто неприлично. К тому же обитатели тюрьмы сами пытались уничтожать крыс. Но Джером успел привязаться к зверьку, который порой казался храбрее многих мужчин. Он никому и словом не обмолвился об этом происшествии. В конце концов, он опозорил Ларсона перед всеми, и тот, конечно, хочет отомстить.
Спустя примерно месяц Ларсон подошел к нему во время мессы. Джером сидел среди других заключенных.
– Что-нибудь слышали о миссис Маккензи, капитан? Вы, может, и вправду герой Юга, но ваша женушка, скажу вам, воюет намного лучше. Сначала она провела вас, а теперь похитила ваш корабль. – И Ларсон отвернулся с издевательским смехом.
В следующий миг Джером налетел на него как вихрь, повалил на пол, вырвал из рук ружье, придавил коленом горло.
– Говори быстро! Если тебе в самом деле есть что сказать, выкладывай!
Ларсон, задыхающийся, с выпученными глазами, издавал какие-то квакающие звуки. Джером чуть отпустил его горло.
Хокинс подошел ближе.
– Сюда идут другие охранники, с винтовками наготове.
– Говори! – приказал Джером Ларсону. Тот побагровел как свекла.
– Ваш корабль захватили у берегов Флориды, с вашей женой на борту.
– Где сейчас моя жена?
– Этого я не знаю. Думаю, офицеры-янки воздали ей должное за помощь в захвате корабля.
– Где сейчас мой корабль? Где моя команда?
– Кое-кого отпустили, других переправляют в тюрьму «Эльмира». Корабль будет переоснащен. Не знаю, куда его собираются перебросить.
– Капитан! – воскликнул Хокинс.
Поздно. Подбежали с полдюжины охранников. Даже у тех, кто хорошо относился к Джерому, сейчас не было выбора. Приклад винтовки с размаху опустился на его голову. Перед глазами сверкнули искры. Потом наступила темнота.
Очнулся он в камере. Неделю его продержали в полном одиночестве. Голова потом еще долго болела. Вместе с болью вновь вспыхнула ярость. Вначале он представлял себе Райзу на средневековой дыбе, потом на грот-мачте, а рядом – себя самого с девятихвостой плеткой. Однако все эти картины почему-то вызвали у него слабость и тошноту. Он осознал, что хочет лишь одного – встряхнуть ее как следует, а потом наглухо запереть в высокой башне, чтобы она больше никому не смогла причинить вреда. Но как все-таки ей удалось осуществить такой дерзкий план? Одно дело – провести его, мужчину, охваченного страстью, и совсем другое – перехитрить целую команду… Вероятно, она сумела пробраться на корабль – все-таки Райза его жена, ждет от него ребенка, – а потом сообщила командованию янки, куда направляется шхуна. Его люди всегда хорошо к ней относились. Матросы так просто обожали. А теперь половина из них гниют в тюрьме «Эльмира».
Незадолго до Рождества он получил письма от родных. Сидни надеется обменять его на своего кавалериста-янки. Он окончательно поправился. Дядя Джаррет пытается апеллировать к старым друзьям в Вашингтоне, а Брент осаждает начальство в Ричмонде. Йен попытался добиться свидания с ним и получил ответ, что, возможно, свидания будут разрешены в феврале.
И ни слова от предательницы-жены…
В январе замерзающие пленники много разговаривали и вели свою войну – с холодом. Самой большой новостью стал Манифест об освобождении рабов Линкольна, разработанный им еще до Антитама, однако удерживаемый в тайне до какой-нибудь значительной победы северян. К январю слухи о Манифесте об освобождении распространились повсюду. В нем якобы провозглашалась свобода всех рабов в штатах, оппозиционных официальному правительству.
– Но это же нелепость! – восклицал Норман Джей, артиллерийский капитан из Теннесси. – Как Линкольн может дать свободу рабам Юга! И почему тогда не освобождает рабов северных штатов тоже? Как может он провозглашать освобождение рабов во время военных действий!
Джером, внимательно слушавший, пока читали Манифест, горько улыбнулся:
– Мне неприятно это говорить, джентльмены, но, по-моему, этот документ – самое мощное оружие мистера Линкольна.
Эти слова вызвали целую бурю возражений. Заключенные сидели или стояли облокотившись на стол в небольшом дворике. Все дрожали от холода, но прогулка для них была единственной возможностью собраться и поговорить, не опасаясь посторонних ушей. Охранники оставляли их во дворике одних.
– Объясните, капитан, – обратился к нему Хокинс. – Что вы имеете в виду?
– Линкольн – человек очень умный. Всем известно, что он не выносит никакого насилия, никакого принуждения. Не терпит, когда одних людей привязывают к другим. Многие северные штаты уже отменили у себя рабство. Но Линкольн не хочет рисковать, не хочет вызвать недовольство федеральным правительством в пограничных штатах. Мы все знаем, что в таких штатах, как Мэриленд, немало людей, сочувствующих конфедератам. Он считает, что на Антитаме федералы одержали серьезную победу, хотя мы с этим и не согласны. Я не обвиняю Линкольна в лицемерии. Он просто хочет сохранить страну и одновременно избавить ее от рабства. Согласен, в настоящее время он не может дать свободу всем рабам на Юге. Однако он только что одержал колоссальную моральную победу на Севере, убедив в своей правоте людей, уставших от войны. Возможно, он также сумел переубедить и европейцев.
– Да черт побери, сэр! – воскликнул Грэнжер Оук, солдат из Джорджии. – У меня рабов нет. Мой отец не мог себе этого позволить. Но я все-таки считаю, что Бог дал нам право самим решать, что нам подходит, а что нет.
– Грэнжер, мы прекрасно знаем, что рабов могут иметь только очень богатые люди. Да и те не всегда их держат. Мой дед выступил против рабства, и с тех пор никто из рода Маккензи никогда не владел рабами. Но мы бы слукавили, если бы взялись утверждать, что нас волнует не только проблема рабства, а еще и экономика. Ведь хлопок мы получаем благодаря труду рабов. Возможно, наш моральный долг и состоит в том, чтобы положить конец рабству. А если так, нам необходимо позаботиться об образовании и благополучии людей, которых мы так долго держали рабами.
– Да будет вам, капитан! Вы что, забыли, о ком говорите? О черных!
– Вот что я вам скажу, джентльмены, – нетерпеливо перебил Энтони Хокинс. – Я в своей жизни встречал немало умных и способных людей и среди краснокожих, и среди белых, и среди черных. А тот, кто этого не видит, просто осел.
Джером удивленно вскинул брови. Его это заявление позабавило. Может, это реверанс в его сторону?
– Прольется еще немало крови, прежде чем подобные проблемы разрешатся, – негромко проговорил он. – Но попомните мои слова, джентльмены: Югу нанесен сокрушительный удар.
Снова раздался дружный хор возражений. Джером молча слушал их.
В конце февраля Ларсон нашел еще один повод поиздеваться над Джеромом. На этот раз он вел себя осторожнее. Разговаривал с капитаном через зарешеченное окошечко в двери камеры.
– Эй, ты, краснокожий мятежник! У меня для тебя хорошая новость. Ты знаешь такого – Джейми Мэджи Маккензи?
Джером с трудом сдерживался, повторяя про себя, что его время придет.
– Моего отца зовут Джеймс Маккензи.
– Да нет же, я не об отце. Знаешь ты такого – Джейми Мэджи Маккензи?
– Нет.
– Странно. Это ведь твой сын, капитан. Родился здесь, в столице наших добрых Соединенных Штатов Америки. Он теперь янки, слышишь, ты, краснокожий мятежник? Твой сын родился янки.
Громко хохоча, Ларсон отошел.
Джером в ярости стукнул ладонью по стене. Потом еще и еще, пока не пошла кровь.
Его сын. У него сын. Джейми… В честь отца? Что это значит? Что пытается доказать Райза? И как она там?
Он стиснул зубы, вспомнив, как плохо было матери после родов. К счастью, его жена гораздо моложе и крепче. Но ведь роды могут быть опасны в любом возрасте. Нет, с Райзой должно быть все в порядке. Если бы с ней произошло что-то неладное, Ларсон с удовольствием сообщил бы ему эту новость.
Он снова оглядел стены. Проклятие! Пора выбираться отсюда. И поскорее. Надо двигаться на Юг. Сына он возьмет с собой. Что же касается жены…
В отношении нее у него тоже были кое-какие планы.


Энгус Мэджи никогда не предполагал, что приезд дочери в Вашингтон сможет его огорчить. И это при том, что у него совсем недавно появился первый внук. Правда, им с дочерью не часто приходилось видеться. Его войска находились к югу от города, и отлучки домой были сопряжены с большими трудностями.
Райзу доставили к нему под охраной одного из офицеров, проводивших операцию по захвату корабля Маккензи. Райза была в бешенстве. Генерал потребовал ответить, что она делала на судне, принадлежавшем военно-морскому флоту конфедератов, и она объяснила, что хотела родить ребенка в родном доме своего мужа.
– Успокойся, Райза. Сейчас ты у себя, на Севере. И я такой же дедушка, как и Маккензи. Ты должна остаться здесь. Ребенок родится совсем скоро. Путешествовать в таком положении… Ты подвергаешь опасности себя и ребенка.
Райза всегда отличалась благоразумием. Ну если не всегда, то по большей части. Пожалуй, в последний раз она лишилась своего обычного благоразумия, когда связалась с капитаном-конфедератом.
– Хорошо, папа, я остаюсь. У меня просто нет выбора. Но… ты только подумай! Ведь можно оставаться лояльной янки, не предавая своего мужа, и я никогда бы этого не сделала, папа! Я не имею никакого отношения к захвату корабля! А здесь, в Вашингтоне, все меня восхваляют за предательство. Это ужасно! Я не знаю, кто стоит за этим, и не понимаю, что происходит.
Несколько секунд Энгус молчал. Ему не хотелось подливать масла в огонь.
– Дочка, вокруг полно шпионов. Тебе ли этого не знать? Даже твоя близкая подруга Элайна передавала информацию южанам. Райза, вероятно, кто-то следил за тобой и знал обо всем, что ты собираешься делать. Но сейчас это не имеет значения. Сейчас важнее всего ребенок.
– Да, я знаю, папа.
Итак, на этот раз она повела себя благоразумно. Рождество они встретили вместе. А потом родился его внук. Энгус был счастлив.
О, этот драгоценный внук! Какое наслаждение! Здоровый, крепенький малыш с самых первых минут жизни начал требовать своего и громко оповещал всех, когда не получал желаемого. Он родился с густыми темно-каштановыми волосами и поразил всех большими голубыми глазами. Отцовскими, как решил Энгус. Кристально-чистая голубизна, не тронутая аквамарином, как у Райзы. Энгус знал, что цвет глаз младенцев впоследствии меняется, однако у него возникло ощущение, что у его внука глаза именно такими и останутся.
Для Райзы роды оказались на удивление легкими. Она ни разу не закричала, не потеряла контроля над собой. Пока длились роды, она стоически молчала, да и потом все чаще замыкалась в себе. С самого прибытия в Вашингтон, после захвата «Леди Варины» недалеко от берегов Флориды, она неутомимо писала петиции в Белый дом, моля о снисхождении к членам команды, которых отправили в печально известную нью-йоркскую тюрьму. Она написала Джулиану, Сидни, Элайне, всем своим родственникам по мужу. С Джеромом тем не менее она даже не попыталась увидеться, зная, что свидания ему строго запрещены. Знала она и о том, что муж, так же как и все остальные, не сомневается, что именно она виновна в его аресте и захвате корабля. Возможно, Райза не предпринимала более настойчивых попыток увидеться с ним, потому что боялась встречи.
Ну а потом родился ребенок.
Энгусу дочь в ореоле материнства казалась еще более прекрасной, чем всегда. Лицо ее немного осунулось и выглядело более утонченным. Все существо Райзы теперь дышало зрелостью, придававшей ее красоте особую неотразимость. Она всегда держалась с достоинством, но теперь в ее осанке появилось нечто королевское. Она моментально принимала решения и выполняла их с целеустремленностью, которой мог бы позавидовать любой генерал. Узнав, что Йен в Вашингтоне, ожидает нового назначения, она послала за ним и попросила стать ее ребенку крестным отцом, так же как она в свое время стала крестной матерью его первому младенцу. Вскоре после этого она выяснила, что Сидни Маккензи находится недалеко от Вашингтона, за линией фронта, с пленным, которого собираются обменять. Сидни не смогла отказать Райзе в ее настойчивой просьбе стать крестной матерью сыну Джерома. Райза проявила завидное упорство. Достала пропуска и все необходимые документы, чтобы окрестить Джеймса Мэджи Маккензи в небольшой церквушке на окраине Манассаса.
Энгусу хотелось дать пощечину этой мисс Сидни Маккензи, которая горячо обняла своего кузена Йена, несмотря на то что он был полковником федеральной армии, и в то же время на протяжении всей церемонии крещения оставалась холодна как лед по отношению к Райзе. Правда, новорожденный племянник, по-видимому, произвел на нее впечатление. Райза не сделала ни единой попытки оправдаться перед Сидни, но вела себя вежливо и дружелюбно. После окончания церемонии они разошлись в разные стороны. Райза, Энгус, Йен и Джейми отправились в Вашингтон, Сидни – обратно на линии мятежников.
Энгус не мог видеть мучений дочери, как бы она их ни скрывала за демонстративным спокойствием и любезными улыбками.
– Дочка, что ты собираешься делать дальше? – спросил он ее в один из очередных приездов домой на день рождения внука, которому исполнился месяц. – Я мог бы похлопотать, чтобы тебе разрешили увидеться с мужем.
– Спасибо, папа, не надо. Как я понимаю, он нашел возможность написать своим родным. Мне же – ни строчки.
– Ну и?..
– Я собираюсь продолжать просить о помиловании моряков с «Леди Варины» до тех пор, пока их не выпустят на свободу. Потом я буду заботиться о своем сыне и одновременно работать в госпитале. И может быть… раз уж меня постоянно в этом обвиняют, начну шпионить для Соединенных Штатов.
– Райза! Я тебе запрещаю! Это слишком опасно…
– Я шучу, папа.
Впрочем, угрожающий блеск ее аквамариновых глаз говорил о том, что это не совсем шутка. Его дочь глубоко оскорблена, понял Энгус. И вероятно, без памяти влюблена в своего мужа.
Ему нужно самому встретиться с этим человеком! Возможно, это позволит разрешить кое-какие проблемы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольстительница - Грэм Хизер



Удивительно увлекательный.Страстный роман.Советую
Обольстительница - Грэм ХизерЭлина
14.09.2011, 7.21





Очень понравился роман,я и сама влюбилась в Джерома Маккензи.
Обольстительница - Грэм ХизерЯна
3.12.2011, 20.05





Это самый чувственный роман который я читала!Гл.герой такой дикий и необузданный..ахх...просто восхитительно притягателен.Мой идеал мужчины!!!Я в восторге от этой книги.
Обольстительница - Грэм ХизерАлёна
17.12.2011, 20.48





Восхитительный роман!)))
Обольстительница - Грэм ХизерЕкатерина
16.01.2012, 20.48





Книга интересная как и все романы Хизер Грем особенно серия книг про братьев Маккензи. Это 4-я из них, я прочитала все и очень довольна, еще есть продолжение роман"Любовь в огне" про Джулиана Маккензи буду читать.Всем советую не пожалеете.
Обольстительница - Грэм ХизерНаталья
22.02.2012, 19.48





В этом романе описывается о войне и любви, взаимопонимании между людьми,помощи друг-другу. Прочитайте, а начнёте не остановитесь, пока не почитаете всю книгу, очень интересно.
Обольстительница - Грэм ХизерМарина
27.03.2012, 22.21





В этом романе описывается о войне и любви, взаимопонимании между людьми,помощи друг-другу. Прочитайте, а начнёте не остановитесь, пока не почитаете всю книгу, очень интересно. rnrnrnrn 27.03.2012
Обольстительница - Грэм ХизерМарина
27.03.2012, 22.21





"Хороший роман! Понравился сюжет, а самое главное не все как обычно в плане: победили врагов и жили долго и счастливо...тут еще пришлось потерпеть."
Обольстительница - Грэм ХизерНИКА*
29.04.2012, 11.24





супер,читать и ещё раз читать
Обольстительница - Грэм Хизермилка
12.08.2012, 23.52





Дуже-дуже сподобалося. читати всім
Обольстительница - Грэм ХизерНадя
30.09.2012, 20.49





"Хороший роман!
Обольстительница - Грэм ХизерЛика
20.10.2012, 23.13





"Ее как будто пронзило ножом, разрезало надвое...". Так автор описывает первый секс главных героев. Что за чушь! Страшилка для малолеток. Или автор до сих пор непорочная девственница и так представляет себе первый раз. Сплошные сражения Севера и Юга. Главная героиня (ту, что пронзило ножом) уперта в своем патриотизме. Главный герой до дебилизма стоит за Юг. Рэт Батлер из "Унесененых ветром" гораздо умнее в своей позиции. Хотя эти две книги даже нельзя сравнивать.
Обольстительница - Грэм ХизерВ.З.,66л.
16.07.2014, 13.03





Прекрасный роман!
Обольстительница - Грэм ХизерНаталья 66
6.10.2014, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100