Читать онлайн Ничто не разлучит нас, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Ничто не разлучит нас

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Он услышал хлопки и проснулся. Однако сеанс гипноза отнюдь его не взбодрил, а боль стиснула голову, и Брент едва сдержал стон. Раздраженно буркнув, он крепко сдавил виски пальцами и опустил ноги на пол.
– Брент! – В голосе Гейли звучал страх, какого ему еще не приходилось слышать. Она подбежала к мужу, опустилась на колени и взяла его руки.
– Черт побери! – рявкнул он, чуть не корчась от боли. – Неужели нельзя оставить меня в покое?
Изумленная Гейли отскочила. Брент видел ее обиду, и ему стало стыдно, но он был не в состоянии просить прощения – так раскалывалась голова.
– Вы помните, что с вами было? – спросила доктор Кларк.
Он наградил ее убийственным взглядом:
– Нет. Я заснул, а теперь проснулся с такой мигренью, от которой, кажется, вот-вот умру. Поэтому прошу меня простить.
Мак-Келли зашагал к выходу так быстро, как только позволяло его состояние, желая лишь одного: остаться в одиночестве, проглотить целую пачку аспирина и засунуть голову под холодную воду.
– Брент! – окликнула его Гейли.
– Ну?!
– Ты правда ничего не помнишь? Ты рассказал, что был этим человеком, тем самым Перси, ты…
– Ради Бога, Гейли, нельзя ли повременить с этим! Неужели ты не видишь, в каком я состоянии?
Он вышел, громыхнув дверью. Гейли, готовая разрыдаться, беспомощно протянула руки к доктору Кларк:
– И что? Какой толк в этом? Ни я, ни он ничегошеньки не помним, ничего! Он никогда не поверит. Он не хочет верить.
Марша Кларк расправила юбку и грустно промолвила:
– Но Рим построили не за один день, дорогая моя миссис Мак-Келли.
– О Господи! – вдруг ахнула Гейли и бросилась в холл, оттуда – через новую кухню, вдоль колоннады – в старую кухню. Здесь она присела перед дверцами буфета и достала старинные свитки. Вбежав с ними в гостиную, Гейли развернула рисунки:
– Смотрите! Смотрите сюда! Я купила их потому, что они очень похожи на работы Брента. Ведь это же его работы, верно?
Доктор Кларк с минуту колебалась.
– Похоже на то, – пробормотала она и улыбнулась пациентке. – Так же как и последние его картины, я полагаю, являются портретами Катрины.
Гейли вдруг с размаху села на диван, словно ноги ее подкосились:
– Но это же… Это же я. Я же ему позировала, сидела перед ним…
– Но женщина на его полотнах не похожа на вас. Вернее, не совсем на вас похожа.
Гейли бессильно откинулась на спинку дивана. Вдруг ей стало нестерпимо страшно и больно. Как жутко было смотреть на Брента! Как ужасно! Она до сих пор не могла прийти в себя от его стонов и судорожных движений, будто сама ощущала боль пулевого ранения.
– Не понимаю, – всхлипнула она. – Перси остановился, потому что умер? Или не мог больше говорить? Но если все, что мы рассказываем, – правда, то отчего же он так ненавидит меня? То есть Катрину? Должно быть, она безумно любила его, если последовала за ним даже на войну? Но почему тогда?..
Марша тихо вздохнула:
– Не думаю, чтобы наш Перси на этом умер. Напротив, мне кажется, что как раз в этот момент начинается самое главное и самое загадочное. Но и вы, и Брент отказываетесь продолжать. Катрина добровольно и откровенно повествовала об их жизни до свадьбы. Она утверждала, что потом была необычайно счастлива, однако так же, как и ее супруг, наотрез отказалась поведать о дальнейшем. А Брент… Похоже, с ним происходит то же. Должно быть, случившееся несчастье – ибо это не что иное, как несчастье – непомерной тяжестью легло на ваши души. Даже под гипнозом вы не соглашаетесь раскрываться. – Марша свернула кальку. – Можно взять рисунок? Обещаю вскоре вернуть. – И, поставив свитки на пол возле стула, доктор Кларк взяла один из них в руки.
– Да, да, конечно, – рассеянно отозвалась Гейли и поглядела на Маршу. – Но что же мы будем делать? – в отчаянии прошептала она.
– Я скажу тебе, что мы будем делать, – внезапно раздался из дверного проема голос Брента, – мы уедем из этого проклятого дома.
– Что? – Гейли в изумлении обернулась к мужу. Он стоял, прислонясь к дверному косяку, с бокалом в руке. Вид у него был изможденный и осунувшийся. – Не желаете выпить, доктор Кларк? – приподняв бокал, спросил Брент.
– Нет, благодарю, – ответила Марша.
– Брент…
– Гейли, с меня довольно. Довольно с меня всего этого.
– Ты даже не хочешь выслушать меня? – спросила она.
– Нет! – Брент прошел в комнату. Казалось, он с трудом сдерживает гнев. – Нет! Я хочу покончить с этой чепухой. Может, этот дом проклят, может, место нечисто. Да черт его знает! Лучше давай-ка поскорее уберемся отсюда.
– Брент! Послушай, ты тоже жил прежде и теперь вернулся, клянусь тебе! Мы поженились в прошлой жизни и были счастливы…
– Допустим. Но в таком случае, объясните же, черт возьми, отчего теперь мы так несчастны?
Марша Кларк улыбнулась и терпеливо повторила:
– Вы не пускаете меня дальше. Вы оба. Что бы за всем этим ни скрывалось, оно слишком тяжело для вас. Я не могу заставить вас преодолеть боль и вспомнить это. Если б только можно было…
– Если б можно было, тогда что? Марша пожала плечами:
– Понимание того, что случилось двести лет назад с Перси и Катриной, могло бы серьезно облегчить вам жизнь. Однако это может оказаться опасным. Знаете ли, страшно играть с прошлым. Можно и не выйти победителем.
Брент презрительно хмыкнул, и Гейли захотелось его ударить.
Доктор Кларк снова заговорила:
– Должно быть, лучше все-таки остановиться. Наверное, вам и в самом деле не помешает уехать куда-нибудь, устроить небольшие каникулы.
– Вы очень добры, док, – язвительно отозвался Брент. – Огромное вам спасибо. Наверное, мы так и поступим.
– Брент! – одернула его жена, – Не мог бы ты говорить повежливее?!
Доктор Кларк встала, улыбаясь Гейли неизменно безмятежной и спокойной улыбкой:
– Ничего, ничего. Ему нездоровится. Пожалуйста, звоните мне в любое время, как только понадобится.
– Доктор Кларк… – смутилась пациентка.
– Звоните, – повторила Марша, и Гейли проводила ее.
– Простите, мне так жаль. Он прекрасный человек. Я никогда еще не видела его в таком настроении…
– Не стоит извиняться. Я же понимаю, что наш опыт причинил ему немало страданий. – Она постучала по ладони свитком, который увозила с собой. – Будьте умницей и держите меня в курсе. Или я позвоню, как только найду что-нибудь интересное.
Гейли кивнула и помахала рукой вслед Марше. Ее машина покатила по аллее прочь от дома. Увидев вдалеке садовника Дэвида Гарета, Гейли с улыбкой помахала и ему, а потом устало поплелась в дом.
Брент по-прежнему сидел в гостиной с бокалом в руке, положив ноги на кофейный столик. Прежде жена никогда не видела его в таком мрачном расположении духа. Он закрыл, почти зажмурил глаза и потер виски. Гейли прикусила губу: явно, кроме угрызений совести, ему не давала покоя дикая боль.
– Брент? – прошептала она.
Муж приоткрыл глаза и протянул руку:
– Иди сюда.
– Нам надо поговорить.
– Посиди подле меня несколько минуток, пожалуйста.
Гейли не могла отказать ему. Забравшись за спину Брента, она стала гладить его затылок и массировать мышцы плеч. Потом устроилась у него на груди, и так они сидели молча, не шевелясь, под тиканье часов, отсчитывавших последние минуты этого утра. Несмотря на начало дня, Гейли чувствовала сильную усталость.
Пересилив себя, она поднялась, молча подошла к окну и стала смотреть на живописную веранду, на луг, на темневший вдали лес…
– Ты обещал мне, – наконец раздался ее тихий голос, – Брент… Ты же хотел попытаться.
– Я попытался, Гейли, – вздохнул он.
– Но ты же не слышал себя и до сих пор не понимаешь… Ты не представляешь себе…
– Зато я прекрасно представляю, как мне хотелось умереть, когда я очнулся после гипноза или других ее проделок… У меня не хватит сил повторить этот кошмар. И тебе не позволю.
– Брент…
Он шумно опустил ноги на пол и поднялся с дивана, нависая над Гейли. Потом взял ее руки в свои:
– С этим шутки плохи. Особенно теперь. Мы не можем быть безответственны, помни – мы ждем ребенка.
– Но именно поэтому…
– Даже Марша Кларк сказала, что нельзя играть с прошлым.
– Брент! Но нам придется этим заниматься, чтобы навсегда покончить с бедой.
Он упрямо помотал головой и привлек жену к себе:
– Надо уехать подальше отсюда. Я уверен, что достаточно покинуть эти стены. Сейчас мы отправимся в аэропорт и сядем на первый же самолет, лишь бы он унес нас от всех этих огорчений.
– Ты действительно веришь, будто мы сумеем убежать? – шепнула Гейли.
– Да. – И Брент крепче обнял ее. – Помнишь день, когда умер дядя Хик? Он ведь по тебе с ума сходил, Гейли. И не потому запретил приводить тебя в этот дом, что хотел тебя обидеть. Он боялся. Он знал, что нам нельзя здесь жить.
– Брент, думаешь, все дело в этом доме?
– Я не знаю… Единственное, чего я на самом деле очень хочу, – это уехать отсюда на некоторое время.
– Тогда я иду собираться, – кивнула Гейли, ловя его взгляд. – А ты?
Брент рассеянно качнул головой, потер затылок, снова взял бокал и вернулся на диван.
– Брент…
– Дай мне минутку, – улыбнулся он. – Попытаюсь все-таки избавиться от этой боли. Ступай, я скоро приду. Может, полетим на Парадиз-Айленд. На этом острове нет абсолютно никакой истории.
Гейли улыбнулась и, оставив мужа в прохладном полумраке гостиной, двинулась наверх. В мыслях о предстоящей поездке она начинала понемногу приходить в себя. Скоро все ужасы и загадки можно будет выбросить из головы. Их надо забыть и провести время вдвоем с мужем. А вдруг дело всего лишь в доме? Может, и она, и Марша, и Брент одержимы нечистым духом?
Однако, придя в спальню, Гейли снова задумалась и устало опустилась на кровать. Нет. Она, конечно, не помнила, что происходило с ней под гипнозом, зато теперь понимала, отчего в глазах Тины и Джеффа тогда читался благоговейный страх. Ведь сегодня ей довелось услышать рассказ загипнотизированного Брента. Возможно, это выглядело неправдоподобно, противоречило здравому смыслу и логике, но все же Гейли верила: они с Брентом жили на этой земле много-много лет назад, она была молодой женщиной родом из Англии, из графства Кент, по имени Катрина и влюбилась в виргинца, которого звали Перси.
Гейли печально улыбнулась. Теперь-то ей становилось понятным странное ощущение, возникшее при первой же встрече с Мак-Келли: словно они были когда-то знакомы. Она ждала его всю жизнь. Неудивительно столь быстрое развитие их романа и вполне понятно полное ее подчинение Бренту. Эта любовь пришла из прошлого. Гейли обречена была полюбить его, причем так сильно, отчаянно и беззаветно полюбить, потому что это – предначертание судьбы.
С едва слышным вздохом Гейли поднялась, достала чемодан из гардероба и начала собираться.
Примерно через час, когда она уже заканчивала сборы, побросав в сумки необходимые вещи, зазвонил телефон, Гейли подождала немного, не возьмет ли Брент трубку. Затем про себя отругала его за лень и наконец подошла к аппарату, стоявшему возле кровати.
– Алло, – запыхавшимся голосом сказала она.
– Гейли? Это Марша. Доктор Кларк.
– О, я слушаю вас, – отозвалась Гейли на явно взволнованный голос.
– У меня для вас очень интересные новости.
– Правда?
– Да. Я попыталась разобраться с этими рисунками и заодно с вашим имением. И не напрасно потратила время. Я выяснила все об эскизе. Знаете, чей он? Эйнсворта.
Гейли задумалась:
– Эйнсворта?
– Ну да! Я сейчас в библиотеке! Понимаете, Эйнсворт?! Перси и Катрина носили эту фамилию, Гейли. Именно Перси построил ваш дом. И был он не просто революционером, но и очень неплохим художником.
Пальцы Гейли крепко сжали витки телефонного шнура.
– Тогда… получается, что Перси и Катрина существовали на самом деле, влюбились друг в друга и поженились?
– Конечно! Я срочно возвращаюсь к вам с копиями документов, которые мне удалось обнаружить. Правда, полной картины по ним не воссоздать, но в основном я уже понимаю, как все случилось.
– Он погиб в Пенсильвании?
– Нет. Они оба умерли в один и тот же день. – Марша на секунду замялась, но потом все-таки добавила: – В вашем доме.
Гейли ахнула:
– Но тогда почему же… Почему он так возненавидел ее?
– Просто кое-что долгое время оставалось для него тайной. Но если коротко, то Перси решил, что Катрина предала его.
– Это правда?
– Полагаю, нет. Однако теперь важнее как раз его заблуждения, а не то, что было на самом деле, верно?
– Да… пожалуй.
– Слушайте, я возвращаюсь к вам. Надеюсь, ваш муж не будет слишком против и все-таки выслушает меня. Сейчас особенно важно, чтобы он понял нас с вами.
– Он… он выслушает. Я его заставлю, – пообещала Гейли. – Приезжайте скорее!
– Еду.
Гейли повесила трубку и обессиленно рухнула на постель. Известие напугало ее. Ужаснуло. Она не просто жила раньше, не просто любила в прошлой жизни, она еще и умерла здесь, в этом самом доме.
Она вскочила в нетерпении, торопясь сообщить об этом Бренту. Слетев вниз по лестнице, Гейли побежала в гостиную.
Но лишь распахнув двери, она подумала, что мужу давно следовало бы подняться к ней.
Брент сидел на полу и разглядывал два неосторожно оставленных ею наброска. Темноволосая голова склонилась – он пристально вглядывался в изображение, и пальцы Мак-Келли дрожали, скользя над рисунком.
«Ох, надо было давно ему сказать, – подумала Гейли с глубоким сожалением, – следовало признаться в их существовании».
Она судорожно соображала, как все объяснить. Брент, конечно, услышал ее шаги и, встав с пола, вдруг выронил рисунок.
– Где ты это взяла?
– Я… Нашла на распродаже.
Почему-то ей совсем не хотелось оставаться в гостиной. Она испугалась его сильнее, чем когда-либо прежде, и попятилась из комнаты, сбивчиво говоря о предстоящем возвращении Марши и о ее открытии. Она не была уверена, понимает ли Брент ее.
– Какого черта?! Снова собираешься улизнуть? – Он в два прыжка пересек гостиную и, схватив Гейли за руку, рывком втянул внутрь. Она не удержалась на ногах, упала и, с ужасом глядя в глаза нависшего над ней мужа, попыталась сесть.
– Что я тебе сделала? – в отчаянии спросила Гейли.
– Что ты сделала? – прошипел Брент и, присев на корточки, тронул ее щеку. – Я не хотел в это верить. Но все эти годы… вокруг меня непрерывно мололи языками сплетники. Разве я их слушал? О нет, драгоценная моя жена! Ведь любовь не только слепа, но и глуха. А ты все время бегала к нему. Ты искала свиданий с ним! И не только в Филадельфии, но и потом, когда англичане пришли сюда на корабле. И теперь. И даже сейчас… – Он поднялся во весь рост и потянул жену за волосы, увлекая к окну. – Вот они, они уже на нашем дворе, видишь?
– Да кто, Брент? Кто? – Но ответа не последовало. Он смотрел на улицу встревоженным, подозрительным взглядом. – Перси! – прошептала она, и он обратил к ней сверкающие глаза. – Кого ты там видишь, Перси, скажи мне, кого?
– Кого?! Британцев, Катрина. – С этими словами он привлек ее к себе и прижался губами к ее лбу, но тут же рассмеялся. – Все эти годы я любил тебя. А ты все эти годы раз за разом меня предавала.
Он схватил ее за плечи и начал трясти. Гейли пыталась высвободиться, кричала и вырывалась из его цепких рук. Но тяжелая ладонь вдруг очутилась на ее шее, и она застыла как мертвая, опасаясь, что любое движение приведет к окончательной развязке. На глаза навернулись жгучие слезы. Перси гладил ее шею и смотрел прямо в лицо. Однако он видел перед собой Катрину, а не Гейли.
– Они повесят меня, ты знаешь. Ты ведь всегда говорила об этом. Они отпустили-то меня в прошлый раз только для того, чтобы с твоей помощью шпионить за нашими передвижениями. Я всегда готов умереть за тебя. Теперь мне предстоит это. Умереть, но не за тебя, а из-за тебя. Они уже здесь, видишь? Как только я попытаюсь бежать, меня поймают и повесят.
– Нет! – трясясь от страха и напряжения, прошептала Гейли.
– Боже! – воскликнул Перси. – Я бы умер, и умер с радостью, если бы это было на войне. – Он в ярости отодвинул жену и влепил ей пощечину, от которой она оказалась на полу. – Шлюха! Боже мой, как ты могла?!
– Остановись! Прекрати! – Слезы ручьями потекли по щекам Гейли. Отбросив со лба волосы, она прижала колени к груди. Ее колотила безудержная дрожь. – Здесь нет никого. Клянусь тебе, здесь никого нет…
Он снова подошел к ней, поднял. Затем вдруг улыбнулся с невообразимой горечью и болью, одновременно вплетая пальцы в ее волосы:
– Любовь моя, сегодня ночью я не позволю тебе убежать. Если она станет последней, да будет так. Мы проведем ее вместе, а ты до утра будешь замаливать свой грех. Идем!
Перси поволок ее за собой, переходя от окна к окну и внимательно вглядываясь в окрестности.
– Погоди! – молила Гейли, успокаивая себя мыслью, что он ни разу на самом деле не причинил ей вреда, по крайней мере серьезного вреда… – Ты же никогда не пытался убить меня и, конечно, о Господи, не убьешь теперь!
Но Перси был до жестокости груб. Продолжая волочить ее за собой по комнате, он придирчиво проверял каждое окно. В танцевальном зале он заставил ее лечь на пол, а потом, прижимая запястья жены к полу, насторожился, прислушиваясь.
– Мне больно! – сказала Гейли. Мускулы его были тяжелыми и твердыми, словно каменные, и Перси придавил ее всей тяжестью. – Прошу тебя, Брент, наш малыш…
Он приподнялся и поглядел ей в лицо. Казалось, он шокирован:
– Где мальчик?
– Какой… какой мальчик?
– Мой сын! Где он?
– С ним все хорошо, – не задумываясь соврала она. – Он здоров. Я отправила его в Ричмонд, подальше от опасности.
Муж коснулся ее щеки:
– Так ты и его нарядила в красный мундирчик, любимая?
Гейли замотала головой, пытаясь высвободиться из-под его тела. Марша должна была вернуться с минуты на минуту. Но как он себя поведет? Что он станет делать в ее присутствии? Не опасен ли он и для доктора Кларк?
«Нет! – кричало сердце Гейли. – Ведь это Брент!»
«Ты не права, – возражала она сама себе. – Это Перси. Именно с ним ты сейчас пытаешься разговаривать. Это мужчина из другого века. И он на войне, на которой его предали».
– Перси! – шепнула Гейли, быстро подняла руки и, обняв его за шею, поцеловала. – Я клянусь тебе, – сказала она ему в губы. – Я клянусь, что не предавала тебя. Обними же меня. Я люблю. Люблю тебя и буду любить всегда. Поверь мне, обними…
Он заглянул ей в глаза и нежно возвратил поцелуй. Обнявшись, они перевернулись, так что Гейли очутилась поверх мужа. Она должна была выиграть время, выждать…
– Любимый, дай мне только одну минутку, – попросила она и, лукаво подмигивая, приподнялась. – Подожди меня. Я скоро…
Гейли поднесла пальчик к губам и с загадочной улыбкой медленно встала. Перси приподнялся на локте, не спуская с жены восхищенного взгляда. Продолжая улыбаться, она не спеша направилась к выходу из гостиной.
Неожиданно проснулся дверной колокольчик, и сразу же кто-то забарабанил в дверь кулаком. Муж немедленно вскочил на ноги.
– Сука! Шлюха! – рявкнул он. Гейли взвизгнула и помчалась прочь, но он поймал ее и отшвырнул в сторону. – Ага, они уже явились! Ты не уйдешь к нему! – И он прижал жену к стене, впиваясь взглядом в ее лицо. – Не уйдешь!
– Перси, пожалуйста…
Он кинулся открывать, а когда Гейли попыталась удержать его за рукав, отмахнулся от нее, как от надоедливого насекомого.
– Перси! – прокричала она, устремляясь за ним. Он уже был в холле и приближался к порогу. – Брент, Перси, прошу!
Как раз в тот миг, когда она настигла мужа и принялась лупить его по спине кулаками, он распахнул входную дверь. За нею оказалась Марша, но не одна. Рядом был Джеффри, который в изумлении молча смотрел на Мак-Келли.
– Ты! – Брент протянул руку, сгреб Джеффа за грудки и втащил в дом.
Тот попытался освободиться:
– Да кой черт тебя укусил, ты, псих?
– Тори, сукин сын! – выругался Брент и врезал в челюсть бедняге Джеффу. Услышав звук удара, Гейли закричала. Джеффри ошалело поглядел на обоих и медленно опустился на пол.
– Джефф! – заплакала Гейли, падая на колени подле друга, но сразу завизжала от боли, потому что Брент, внезапно рванув ее за волосы, с силой прижал к груди. Сейчас его глаза были почти совершенно черными, а брови угрожающе соединились.
– И теперь! Даже при мне ты смеешь валяться на коленях перед любовником! Шлюха! Шлюха! – Он замахнулся, явно собираясь ударить жену, но так и не сумел. Внезапно слезы затмили его взор, и одна из них крупной каплей покатилась по щеке. – Шлюха, – повторил он шепотом. – Любимая, любимая…
Потом глаза его закрылись, и Брент повалился на Гейли. Она ахнула, пытаясь поддержать мужа, чтобы он не расшибся. Но сил не хватило, и они упали вместе, Гейли очутилась под ним.
– Ой, ой, давайте я помогу вам, – засуетилась Марша, попав наконец в дом. Перевернув Брента на спину, чтобы Гейли могла выбраться, доктор Кларк приподняла его веко.
– Глубокий обморок, – отметила она и кивнула в сторону Джеффа. – Ну а как его дела, посмотрим?
Гейли тяжело вздохнула и пошлепала друга по щеке, только при этом заметив его распухшую челюсть.
– Принесу немного льда, – сказала она и помчалась в кухню. Большая часть ледяных кубиков рассыпалась по полу – Гейли спешила, и руки у нее дрожали. Все же ухитрившись завернуть несколько ледышек в полотенце, она поискала в шкафу бутылку бренди и бегом вернулась в холл.
Слава Богу, Джеффри постепенно приходил в себя. Она окликнула его, протянув бокал с бренди и полотенце со льдом. Джефф осторожно приложил холодное полотенце к распухшей челюсти:
– Чем, черт побери, он занимался, пока не начал писать картины? Боксом, что ли?
Гейли покачала головой и вместо улыбки разрыдалась. Марша забрала бренди у Джеффа и отдала пациентке, велев сделать большой глоток. Гейли послушалась и с кривой улыбкой пошутила:
– Да, неплохо бы нам всем пропустить по паре бокалов, не так ли?
– Лучше давайте сначала перенесем куда-нибудь Брента, – предложил Джеффри.
Взяв его за руки и за ноги, они перетащили тяжелое бесчувственное тело в гостиную и уложили на диван.
– Он такой холодный! – испугалась Гейли. – Как вы думаете, он не болен? – Марша не сразу отозвалась, и это насторожило Гейли. – Доктор Кларк, как вы считаете, это не опасно?
– Нет. Нет, не опасно.
– Но тогда… – настаивала Гейли, с трудом удерживаясь от настоящей паники. – Марша, вы что-то недоговариваете?
– Послушайте, нельзя ли и мне немного бренди? Джеффри отправился в кухню и вернулся с двумя бокалами. Доктор Кларк плеснула каждому по глотку и выпила свою порцию залпом.
– Марша, умоляю вас, говорите скорее, – снова обратилась к ней Гейли.
Доктор Кларк продолжила:
– Похоже, что эти внезапные провалы в прошлое становятся с каждым разом все тяжелее и глубже. Они достигают крещендо. Боюсь, однажды… он просто не вернется.
– Не вернется? Марша кивнула:
– Это как в гипнозе, Гейли. Надо быть весьма осторожным. – Она помолчала и снова принялась объяснять: – Это ведь в некотором смысле подобно выходу в астрал. А это опасно, ибо в эти минуты душа человека как бы находится одновременно в двух местах, в двух телах, в двух разных мирах.
– Но что предпринять?
Марша села в кресло и отбросила локон волос со лба:
– Оставить его. Некоторое время пожить раздельно.
– Нет, нет! Только не это! – Слезы брызнули из глаз Гейли. Она ни за что не бросит мужа. Она слишком сильно его любит, чтобы оставить в беде. Даже больше собственной жизни. – Марша, помогите! Я не могу уйти от него. Я люблю его. – Гейли переводила обезумевший от страха взгляд с Джеффри на доктора. – Ну пожалуйста! – И она добавила отчаянным, умоляющим шепотом: – Пожалуйста! Марша, мы ведь ждем ребенка. Помогите! Помогите нам дойти на этот раз… до конца!
Доктор неуверенно покачала головой:
– Не знаю, просто не знаю. Перси и Катрина погибли… здесь. Его повесили, а ее застрелили в спину, когда она бросилась к нему. Он явился домой в жуткой ярости как раз накануне битвы при Йорктауне, и здесь его взяли в плен. Он пришел домой не случайно, а потому, что узнал какую-то ужасную тайну. Эта тайна касалась Катрины. Но Катрина не могла предупредить британцев, ее саму убил один из них.
– Но тогда почему…
– Гейли, теперь уже не имеет значения, что там на самом деле случилось. Важно, что он поверил в ее предательство. Понимаете меня?
Гейли долгим взглядом посмотрела на доктора и кивнула головой:
– Она не предавала мужа, но он решил по-другому.
– Вот именно. Я тоже склоняюсь к этой мысли.
– Как я должна поступить?
– Возвращаться. Снова возвращаться туда и встать лицом к лицу с правдой. Какой бы эта правда ни оказалась, что бы ни совершила на самом деле Катрина и что бы ни открылось Перси. Убедить его в своей верности.
– Неужели я могу это сделать? – прошептала Гейли. – Разве можно изменить прошлое?
– Не знаю. Мы можем лишь попытаться.
– Может, не стоит рисковать, Гейли? – вмешался в разговор Джефф. – Это ведь опасно. Ты же слышала, что сказала доктор Кларк…
– Я должна! – горячо воскликнула Гейли. – У меня нет выбора! Прошу вас, Марша!
– Хорошо.
– Ой, у вас нет ни спирали, ни магнитофона…
– Пустяки. Сядьте поудобнее. Сядьте и слушайте меня. Вам надо расслабиться. Расслабьте ноги, спину, пальцы… Расслабляться… Думать о прохладных лугах и нежном ветерке. Расслабляться… Почувствуйте, как все тяготы и тревоги мира уходят, покидают тело. Почувствуйте, как наливаются тяжестью веки. Расслабляться, расслабляться…
«Возвращаться. Возвращаться туда, где ты была Катриной Эйнсворт. Возвращайся, возвращайся туда».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер



роман хороший......
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
21.03.2012, 22.46





очень захватывающий роман,любовь живущая целые века и пикантные приключения.
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизервонсович галина
23.08.2012, 8.15





одна из моих любимых книг!очень понравился,перечитывала несколько раз))
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеранастасия
9.03.2014, 13.06





оболденный....советую!!!!
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
9.03.2014, 21.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100