Читать онлайн Ничто не разлучит нас, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Ничто не разлучит нас

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19
ПЕРСИ

Усадьба в сельской местности штата Виргиния и долина Фордж
Зима 1777 года


Усталый, грязный, измученный, он остановился, и внезапно холодок волнения пробежал по всему телу. Он был дома.
Вот перед ним длинная, слегка извилистая аллея, которая ведет к усадьбе. Он видит рабов в поле и бесконечные акры табачных плантаций. Над коптильнями вьется ароматный дымок – это заготавливаются знаменитые виргинские окорока на предстоящую долгую зиму.
Кто-то успел предупредить о его приезде. Должно быть, один из рабов заметил приближение хозяина и сообщил о нем. Как ни спешил Перси, пустив Голиафа в галоп, жена успела выйти ему навстречу.
Сначала она постояла на веранде, напряженно всматриваясь в приближающегося всадника. На ней было муслиновое белое платьице с синими цветочками, и выглядела она очень красивой в этом наряде… Узнав мужа, она поднесла ладонь ко рту, точно хотела подавить невольное восклицание. Перси понял, что слезы уже навернулись ей на глаза – они как-то слишком ярко заблестели на солнце.
Она побежала навстречу ему по аллее. Перси остановил Голиафа и, соскочив с седла, успел поймать в объятия жену, крепко обняв и закружив. Касаясь исхудавших, загорелых, щетинистых щек, она трепетала от радости и неожиданного волнения. Он еще крепче прижал ее и страстно, неистово поцеловал, вложив в этот поцелуй всю тоску по ней. Разлука получилась очень долгой, и он давно не обнимал ее. Перси целовал жену, вспоминая ее вкус, обнимал, узнавая мягкие формы ее тела, наслаждаясь неповторимой радостью долгожданной встречи…
– Ты вернулся… – взволнованно вскрикнула Катрина.
– У меня одна неделя, – ответил Перси.
– Неделя!
Он пожал плечами:
– Лучше это, чем ничего. Ну, идем, пойдем в дом. По дороге к дому рабы приветствовали хозяина, а он махал им рукой. Остановившись, чтобы поздороваться с управляющим. Перси отложил деловые разговоры на завтрашнее утро. Ступив через порог, он попросил Рамсея поскорее приготовить ванну, непременно наверху, в спальне. С этой минуты он уже не сводил глаз с Катрины.
Подхватив ее на руки, Перси рассмеялся и побежал наверх, перепрыгивая через несколько ступеней. Она смеялась и шутила, что он сейчас упадет и на этом их веселье кончится, но не пыталась освободиться, крепко прижимаясь к мужу. В спальне находились старик Рамсей, уже успевший подбросить дров в очаг, и два мальчика, которые наполняли огромный ушат горячей водой. Катрина держалась со слугами подчеркнуто величаво, поскольку на их лицах появились многозначительные лукавые улыбки.
– Перси! Мы не можем при слугах так себя вести! – шепнула она.
– Чепуха! Господи, дорогая моя, я долго был в отъезде! Чего только со мной не приключалось, но я дома и, клянусь как на духу, безумно истосковался по жене.
Несмотря на пламенную страсть признаний, она удержалась от немедленных ласк, продолжая отдавать приказания мальчишкам относительно количества воды, хлопотать, собирая белье, чистые простыни и полотенца. Перси сел на кровать и с наслаждением наблюдал за ее движениями. Она была прекрасна. Словно весна среди бесконечной зимы. Его взору предстала не только жена и любовница, но заботливый друг. Во время его длительного отсутствия она преданно заботилась об имении и снискала уважение рабов, наемных крестьян, а также придирчивых управляющего и фермеров-арендаторов. Что правда, то правда – Катрина оказалась отличной хозяйкой их дома.
Когда Рамсей и мальчишки ушли, она встала возле ушата, этакая застенчивая и чопорная леди… Но вдруг всплеснула руками:
– О, твои сапоги! – Подскочив к мужу, она ловко опустилась на колени, чтобы помочь снять пыльную обувь.
– Не надо. Я такой грязнющий.
– Будь ты хоть по уши в грязи, не все ли мне равно, – ответила Катрина, внезапно смолкла, и глаза ее выдали смущение. – О Перси! – воскликнула она и поднялась, чтобы обнять мужа. Он уложил ее на кровать и снова поцеловал, ощущая, как вскипает кровь и растет желание.
Но Перси со вздохом оторвался от нее, потому что на камзоле были пятна крови. С этим не приходят в супружескую постель. Катрина молча поднялась вместе с мужем, прочитав его мысли, помогла снять форму и проворчала:
– Отдам-ка твои вещи Анне, пусть почистит и заштопает. Погоди, сейчас вернусь.
Она ушла, а Перси сел в ушат с водой и откинул голову, вдыхая пар и наслаждаясь забытой роскошью. Он закрыл глаза. Благослови, Господь, их дом! Как далеко отсюда остались страшные сражения, вся грязь, кровь и копоть. Он очень изменился за последние месяцы, это Перси отлично понимал. Прошедший год, который для сторонников независимости Америки стал годом создания и принятия Декларации независимости, он жил высокими помыслами. Они были теперь не просто патриотами, борющимися за достижение великой цели. Янки-деревенщины стали победителями высокомерных британских тори. Однако ради этого он вместе с соратниками многие месяцы не вылезал из битв!..
Столько раз он пересекал оборонительные линии британцев возле Нью-Йорка и неизменно возвращался обратно. Но вот юноша по имени Натан Хейл попытался проделать то же самое… И не вернулся. Британцы повесили его. Перед казнью храбрец сказал: «Я сожалею лишь о том, что у меня только одна жизнь, которую можно отдать за родину». Славная жизнь, славная смерть… Но молодой человек убит, и кости юного Хейла гниют в земле на радость червям. Этого-то хоть казнили и похоронили. Быстрая смерть, «чистая» смерть. Перси не мог забыть тех, кому «чистой» смерти не досталось. Он почти неотлучно находился подле Вашингтона. Был разведчиком и шпионил в тылу врага, но частенько мысли возвращались к тому ужасному сражению… Тогда он собственноручно проткнул байонетом животы многих молодых ребят. Перси видел, как стекленеют их глаза, как из них вытекает теплая кровь. Он объезжал поле после боя и слышал стоны умирающих, которым оставалось лишь дожидаться смерти. Видел он решающую победу при Делавэре, сокрушительное поражение в битве у Брэндивайна. Свобода, безусловно, – это благо, но война – настоящий ад. Перси ни на секунду не забывал, что борется за права человека, дарованные самим Богом, но теперь он стал старым солдатом, не только закаленным в боях, но и утомленным этими сражениями.
Внезапно он открыл глаза, ощутив ее прикосновение. Катрина опустилась возле ушата на колени, ее голубые глаза рассматривали мужа с тревогой и нежностью. Она взяла кусок жесткого сукна и принялась тереть и массировать плечи. Перси блаженно улыбнулся, слегка прикрыл глаза и очень тихо рассмеялся, чтобы жена не могла легко прочесть его мысли. Она поцеловала его щетинистую щеку и намылила ее. Катрина терла грудь, описывая круги, а потом немного смутилась, но Перси быстро поймал под водой ее руку и настойчиво шепнул: – Потрогай!
Катрина повиновалась, и он в восторге запрокинул голову, а через мгновение открыл глаза и протянул руки к жене.
– Перси! – вскрикнула она и рассмеялась. – Перси!
Он поднялся и понес ее на постель.
Они отдались сладостной любви, а он удивлялся, как удалось выдержать столь долгую разлуку. Он очень любил Катрину, а она была ласкова и нежна… Как бальзам на раны, сладчайший нектар, залечивающий и воскрешающий душу. Ее пальцы были волшебны, а шепот звучал словно песнь игривого ручейка, смывающего боль и тяжесть.
Он не знал, сколько времени они провели в постели, страстно и томно любя друг друга, достигая блаженства, отдыхая, начиная вновь любовные игры… Настала ночь, Катрина поднялась с постели, чтобы зажечь свечу. Перси не сводил с нее глаз. В мягком свете язычка пламени он с наслаждением узнавал грациозные движения ее тела, словно впитывая мельчайшие черточки, каждое углубление или выступ: и округлость груди, и ложбинку на спине, и пару соблазнительных ямочек на заманчивом изгибе поясницы. Она вернулась и, положив голову мужа к себе на колени, убрала темные волосы с его лба. Неожиданно Катрина вспомнила, что должна позаботиться об ужине. Перси попросил ее не уходить. Она рассмеялась и пообещала скоро возвратиться.
Он заснул, а когда проснулся, жена снова была в спальне. Она принесла его дорожную сумку и сидела на полу, освещенная пламенем одинокой свечи. Перси понял, что Катрина собралась разобрать и почистить вещи, но забыла об этом, обнаружив там нечто иное. Содержимое котомки лежало на полу, а жена удивленно и немного растерянно разглядывала рисунки. Когда она подняла глаза на мужа, то в них отразился тот ужас, который был ему знаком слишком хорошо.
– Перси! – прошептала она. – Какой кошмар! Это очень, очень страшно…
Он поднялся с постели и приблизился. Бросив взгляд на кальки, он забрал их и свернул в трубку:
– Я не хотел показывать их тебе.
– Но это так ужасно… Этот юный мальчик…
– Ему было лишь тринадцать. Служил барабанщиком в нашем полку.
– Любимый мой, – прошептала Катрина и обняла мужа. Они стояли молча обнявшись, пока она не вспомнила, что принесла ужин. Перси поблагодарил за заботу и вернулся в постель, на краю которой стоял поднос. Он ел и слушал рассказы обо всем, что произошло в имении и на окружающих фермах, пока его не было. Но вскоре, забыв о еде и сельских новостях, супруги снова занялись ласками.
Насладившись любовными утехами, Катрина вернула Перси к разговору о войне, и он огорченно заметил, что британцы овладели Филадельфией.
– Мой брат тоже там? – спросила она.
– Говорят, там, – ответил Перси и, заметив, как она опустила глаза и передернула плечами, добавил: – Тебе не стоит бояться. Если тори подойдут слишком близко и в наших краях станет опасно, я вышлю Джеймса, а он увезет тебя отсюда и спрячет на западе, в долине Огайо.
– Я не боюсь, – сказала Катрина, но Перси видел, что это ложь, хотя не вполне понимал причину ее жуткого страха.
– Я всегда буду тебя защищать. Я умру за тебя, любовь моя, ты это знаешь.
– Перси! Не надо так! Не говори, пожалуйста, о смерти!
Он поцеловал ее и пообещал выполнить ее желание.
– Наша армия отступила, – продолжал он. – Мы остановились передохнуть и набраться сил в маленькой деревеньке в долине Фордж.
С минуту Катрина молчала, а потом спросила:
– Должно быть, жена генерала Вашингтона приедет к нему?
– Да, наверное, – задумчиво нахмурился Перси.
– Тогда я поеду с тобой.
– Катрина, Катрина, но ты не представляешь, в каких мы живем условиях! Пища отвратительная, несвежая, и ее постоянно не хватает. В лагере холодно, морозы с каждым днем все крепчают. Среди людей ходят жуткие болезни, вокруг раненые и…
– Там ты. Все остальное – пустяки. Пепси, я поеду с тобой, я должна быть рядом.
Весь остаток ночи ему пришлось спорить с женой, но Катрина не уступала. Она почти ничего не говорила, а ласкала его, отвечая на увещевания поцелуями, на призывы повиноваться мужу – соблазнительными прикосновениями шелковистых волос к его голому животу. Перси не сумел понять, когда дал согласие на поездку с ним, но в конце концов было решено, что Катрина едет.
До отъезда оставалась неделя, и супруги ежедневно предавались радостному общению в собственной усадьбе. Во время конных прогулок они устраивали пикники на берегу речки. По утрам Перси занимался делами с управляющим, а оставшиеся часы проводил не отлучаясь от жены. Дома он отдыхал душой и телом в окружении мира и красоты.
Ничто не продолжается вечно, его отпуск близился к концу. Перси понимал, что ему скоро возвращаться в военный лагерь. Правда, зимой наступит временное затишье в войне, но неизбежны отдельные рейды и вылазки, в которых – он знал – предводитель рассчитывает на него.
В конце ноября супруги двинулись в Пенсильванию. Перси гордился женой, потому что она стойко переносила холод и лишения. На ночлег они останавливались там, где удавалось найти кров, и всегда Катрина умудрялась скрасить тяготы своими ласками. В каких бы условиях ни приходилось спать, они неизменно находили возможность доказать друг другу свою любовь.
Стоило ей при свете привального костра прикоснуться к щеке мужа и с удивлением промолвить: «Неужели так будет вечно?» – он снова ощущал всю глубину счастья. Это не было одним из его многочисленных любовных приключений, они стали законными супругами. Но волнующее возбуждение не покидало его, а при взгляде на Катрину у Перси по-прежнему вспыхивало неистовое желание.
Когда они добрались до приводящего в ужас печальным видом стана патриотов в долине Фордж, Перси еще раз приятно удивился способностям жены. Катрина умело и заботливо принялась помогать больным и раненым. Она спокойно и уверенно разбиралась в их состоянии, и ей удавалось облегчить страдания каждого из них, так что все смотрели на нее как на ангела милосердия. Перси страшно гордился этим.
Однажды, когда Перси пришлось вновь уехать из лагеря, они поссорились. Не успел он перешагнуть порог, как Катрина поймала его за рукав:
– Куда ты?
– Я уезжаю. В рейд. Дорогая, все будет хорошо.
– Нет! Ты не можешь уехать сегодня, пусть кто-нибудь другой…
– Катрина, я – офицер армии, а не капризный ребенок. Ты должна понимать, ведь я предупреждал тебя!
Но ее душу переполняла какая-то необъяснимая паника:
– Перси, я боюсь! Ну пожалуйста, только не сегодня! Скажись больным, придумай что-нибудь…
– Катрина! – Несмотря на жалость к обезумевшей от страха жене, он взял ее за плечи и строго заглянул в глаза. – Я должен ехать. Прошу тебя, любимая, возьми себя в руки! – Перси поцеловал жену, но она была безутешна.
Неприятные предчувствия нахлынули на нее, когда они садились на коней. Должно быть, ему передались переживания Катрины. К тому же день был мрачным, промозглым, и небо сплошь затянуто тучами. Небольшая группа разведчиков двинулась на восток, в сторону деревни, расположенной неподалеку от Филадельфии. Предполагалось, что в одном из фермерских домов британцы держат запасы оружия и медикаментов.
Через два часа янки были у цели. Перси велел людям спрятаться за деревьями, а сам пробрался к вражескому лагерю, чтобы определить, сколько в нем насчитывается врагов, одетых в красные мундиры. По его предположению, их оказалось около двадцати человек. Его летучий отряд насчитывал всего десять. Но они обучились у индейцев бесшумному передвижению в лесах и приемам неожиданной для врага стремительной атаки.
Командир приказал отряду окружать противника:
– Уэлш и Тремейн – зайти со стороны амбара, Серн и Худ – встать напротив подвод.
Через несколько секунд без шума были сняты все часовые, и патриоты оказались у цели.
Операция прошла блестяще. Больше никого не убивали: Перси велел лишь очистить хранилища, а оставшихся в живых красномундирников отпустить с миром.
Но когда янки собирались в обратный путь, вдруг откуда ни возьмись появился отряд британских войск. Это были не тыловые маркитанты, а настоящие солдаты. Перси выругался и отдал приказ готовить мушкеты к бою, но неожиданно амбар вспыхнул.
Подчиняясь приказу командира, Худ с четверкой молодцов помчались прочь из горящего помещения, чтобы поскорее угнать нагруженную подводу и спасти то, ради чего предпринималась вылазка. Перси с остальными бойцами стали прикрывать их отступление.
А сарай пылал, и дым от пороха, смешиваясь с дымом от пожара, поднимался к низким темно-серым небесам. Между залпами перестрелки Перси успел крикнуть несколько слов товарищам. Он решился на прорыв.
Они прорвались. Солдаты успели, выбежав из горящего амбара, вскочить на лошадей и помчаться по засыпанному порохом снегу. Не прорвался только Перси. Вдруг ему в плечо впилась мушкетная пуля. Показалось, что пожар начался в ране, быстро распространяясь по телу. Вторая пуля угодила под левое ребро. Этим выстрелом ослабевшего Перси вышибло из седла, он без чувств свалился на покрытую снегом землю.
А потом долго, казалось, очень долго, он ничего не ощущал. Но едва открыл глаза, как увидел ее.
Лицо Катрины склонилось над ним. Глаза были полны слез. Держа мужа за руку, она отирала грязь и кровь с его лба. Она была так красива… Меховой капюшон обрамлял ее лицо… Перси хотел дотронуться до лица.
Но вдруг она отвернулась, глядя куда-то вверх. С трудом подавляя дикую боль, Перси проследил за ее взором.
Они были окружены. Окружены группой британских солдат.
Перси хотел встать, защитить жену… Но густое, темное облако, похожее на дым пушечного выстрела, окутало его. Он почувствовал, что теряет сознание. Тьма сгущалась. Он хотел заговорить, он хотел встать, он хотел бороться…
– Ай-ай-ай, кого мы видим? – раздался чей-то бодрый голос. – Не может быть! Это же леди Сеймур!
Перси слышал только, что Катрина вскрикнула, словно от удара, и сказала, что она больше не Сеймур.
Она знала этого человека. Перси сразу понял, что знала.
Но тут полнейший мрак поглотил его.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер



роман хороший......
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
21.03.2012, 22.46





очень захватывающий роман,любовь живущая целые века и пикантные приключения.
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизервонсович галина
23.08.2012, 8.15





одна из моих любимых книг!очень понравился,перечитывала несколько раз))
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеранастасия
9.03.2014, 13.06





оболденный....советую!!!!
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
9.03.2014, 21.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100