Читать онлайн Ничто не разлучит нас, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Ничто не разлучит нас

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Дядюшку Хика похоронили в фамильном склепе на Голливудском кладбище. Отпевание проходило в соборе Святого Стефана, и Гейли никак не могла отделаться от мысли, что полгода назад под этими сводами звучала совсем иная музыка – торжественный свадебный марш в честь ее и Брента.
День был пасмурный. Склеп Эйнсвортов находился неподалеку от могил семейства Джеффа Дейвиса. Во время церемонии погребения над головами присутствующих заклубились черные грозовые тучи, Гейли с грустью ощутила мрачную торжественность и особую красоту этого места. Ей пришла в голову мысль о том, как коротка земная жизнь.
Дядя Хик успел приготовиться к смерти, хотя это вполне естественно для старца, прожившего на земле больше века. По его заказу каменотесы заблаговременно приготовили мраморную плиту с надписью: «Эндрю Хиксон Эйнсворт. Мая 2,1885 —…». Скоро они придут и заполнят пропущенное место. Отныне Хик будет жить только в памяти родных, а на земле от него останется эта надпись на могильном камне.
Предполагалось, что после похорон в усадьбу Эйнсвортов вернутся лишь ближайшие родственники. Церемония окончилась, но Гейли долго стояла рядом с мужем, который провожал пришедших на похороны людей. Их было очень много – Хиксона Эйнсворта уважали, любили, им восхищались. Гейли понимала, что Бренту приятно видеть многочисленность людей, которых взволновала смерть дяди Хика, и потому ей тоже было приятно.
Когда черный лимузин увез родителей, Брент взял жену за руку и не спеша зашагал с нею в сторону мемориала Дейвиса. Он вслух прочел надпись на надгробии и тихо вздохнул: здесь было и детское имя. Гейли прислонилась к изваянию ангела.
– Ты же знаешь, что Джефф Дейвис потерял своего ребенка. Его маленький сын упал с балкона.
– Знаю, – ответила Гейли и улыбнулась. – Я теперь тоже здешняя.
Брент не отрываясь смотрел на нее.
– Как ты себя чувствуешь?
– Все нормально.
Он снова отвернулся к памятникам:
– Гейли, из-за всего, что стряслось в семье, я почти не разговаривал с тобой в последние несколько дней, но мне бы хотелось, чтобы ты сходила к врачу по поводу ночных кошмаров.
Она упрямо опустила голову и собиралась возражать, но его тон был непреклонен.
– Хорошо.
– Хорошо? Ты соглашаешься? – Брент был поражен.
Гейли поглядела ему в лицо, улыбнулась и пожала плечами:
– Конечно. Почему нет? Я пойду, чтобы потратить уйму времени у какого-нибудь закоренелого фрейдиста. Ты, дорогой, пойдешь со мной. Я не собираюсь одна слушать занудные объяснения типа: «У вас, милочка, наблюдаются некие ментальные провалы, потому что ваша мать каждое утро заставляла вас вставать непременно с правого края постели».
– Гейли…
– Нет-нет, дорогой мой, ты этого хочешь, и ты это получишь. Будь по-твоему. – Она улыбнулась.
Брент рассмеялся, и вдруг, на какой-то миг, показалось, что небеса над старинными надгробиями просветлели и из-за кромки туч пробились солнечные лучи.
– Смеешься надо мной?
– Смеюсь, мистер Мак-Келли. Он снова стал серьезным:
– А что ты скажешь о доме?
– О твоем поместье? – удивленно переспросила Гейли. Брент кивнул. Она развела руками. – Оно восхитительно. Его обязательно когда-нибудь объявят памятником истории и национальным сокровищем.
– Ты знаешь, что оно принадлежит мне.
– Да… – осторожно протянула Гейли.
– Я хочу, чтобы мы жили в нем.
Она ничего не ответила. Всего неделю назад эти слова пробудили бы в ней целую бурю восторгов. В этом доме было все, что надо: красота, стройность, характер, история. Но теперь… Теперь она не знала, что сказать. Конечно, она делала скидку на возраст дяди Хика. Однако его нельзя было назвать старым маразматиком, и Гейли не могла поверить свекрови, настойчиво убеждавшей ее, что старик сказал эти слова в предсмертном бреду.
С другой стороны, она была уверена, что понравилась дяде Хику. На свадьбе он явно был очарован ею.
– Я бы хотел перебраться туда, – прервал молчание Брент, пристально вглядываясь в лицо жены. Он понимал ее чувства и терпеливо ждал, что она сама поймет, насколько нелепы ее страхи.
– А твоя мастерская?
– Я устрою студию на втором этаже, над кухней. Мало ли там места и помимо дома: старая поварня, прядильня, мельница…
– Нет, наверное, мастерскую надо делать в доме…
– Так, значит, ты согласна?
– С чем? – Гейли почему-то не могла избавиться от какого-то чувства неловкости.
– Я имею в виду, ты не возражаешь, чтобы мы переехали? Надеюсь, ты не суеверна? Во всяком случае, не побоялась ночевать в апартаментах Аль Капоне! – Брент улыбнулся. Он дразнил ее. Ему до смерти хотелось поскорее перебраться в дядино поместье.
– Не многовато ли: психиатр и родовое гнездо Эйнсвортов в один день, да еще сразу после похорон? – сухо заметила Гейли.
Брент приблизился к ней, прижав телом к фигуре бронзового ангела. Сегодня на нем был темно-серый костюм-тройка, из-под которого слегка выглядывал краешек голубой рубашки. Щеки все еще пахли кремом для бритья, а волосы взъерошил ветер. Гейли подумала, что он поразительно красив, сердце ее сжалось: нечто среднее между настоящим демоном-искусителем и мальчишкой-шалуном. Ему так хотелось переехать в старый дом! Гейли не находила сил винить его. Усадьба была поистине уникальна. Ему посчастливилось унаследовать едва ли не национальное сокровище.
– Я люблю тебя, – сказал Брент.
– Ты вьешь из меня веревки.
– Совсем нет, – улыбаясь, возразил он. – Во всяком случае, не на людях.
– Будь посерьезнее. Мы все-таки на кладбище.
– Я серьезен.
Солнце снова скрылось за тучами. Казалось, что серое небо легло на кроны деревьев. Внезапно на Гейли нахлынул страх. Это было очень странно, потому что она всегда доверяла Бренту и чувствовала себя с ним в полной безопасности. Однако сейчас что-то неосязаемое вдруг напугало ее.
Она положила ладони ему на грудь и погладила лацканы темного пиджака:
– Пойдем, Брент.
– Что-то случилось? – нахмурился он. Гейли покачала головой:
– Ничего. Просто я хочу уйти отсюда.
– Но ты мне не ответила. Она пожала плечами:
– Конечно. Мы переедем. Мне тоже понравилась усадьба.
Брент взял жену за руку и повел к машине. Теперь, когда все остальные уехали, их автомобиль одиноко стоял в самом низу холма.
– В конце концов, если тебе там будет плохо, мы в любой момент сможем уехать оттуда.
Гейли кивнула и повторила:
– Мне понравился этот дом.
– Спасибо. – Он поцеловал ей руку.
Они добрались до старенького «мустанга». Брент усадил Гейли и занял место за рулем. Когда они выезжали с кладбища, солнце снова выглянуло из-за туч и осветило им путь, а когда час спустя супруги подъезжали к главным воротам усадьбы Эйнсвортов, оно ярко сияло в очистившемся небе.
В его лучах Гейли могла разглядеть дом в полном блеске. Он был очень красивый. Красные кирпичные стены и побеленные высокие греческие колонны, широченная веранда, окружавшая строение, – все это выглядело впечатляюще.
– Ну, как дела? – спросил Брент.
Она хотела ответить, но промолчала, поняв, что с того момента, как автомобиль въехал на длинную аллею, ведущую к дому, муж следил за ее поведением. Брент зарулил на стоянку, продолжая изредка поглядывать на жену. Но, не дождавшись ответа, вылез из-за руля и помог выйти ей.
Плечи Гейли внезапно вздрогнули, и… удивительно, но она поймала себя на мысли, что строение казалось ей поистине родным. Она сгорала от нетерпения перешагнуть порог дома. Это будет просто замечательно!
– Гейли?
Она взглянула еще раз на дом и ослепительно улыбнулась Бренту:
– Давай переночуем здесь сегодня?
– Но у нас же ничего с собой нет…
– Неужели в доме не найдется пары запасных зубных щеток? Ну так как?
Брент обнял жену:
– Отлично. Мы остаемся.


Спустя месяц Гейли напрочь забыла о былых сомнениях относительно переезда в этот дом. Ей нравилось в нем решительно все. Из бывшего кабинета, где в последние годы была устроена кухня, во флигель, в котором раньше готовили еду, вела колоннада. В старину такое расположение построек позволяло обезопасить дом на случай пожара. Гейли провела три уик-энда кряду, объезжая окрестности в поисках медных постельных грелок, чайников, котлов и прочей устаревшей утвари, чтобы украсить старую кухню, годами стоявшую в полном запустении. На окна она повесила клетчатые льняные занавески, а по стенным полочкам расположила приобретенную медную посуду, чугунные сковородки и деревянную утварь. Окна старой кухни были обращены на восток, и по утрам сюда весело заглядывало солнце, так что Гейли здесь предпочитала пить утренний кофе. Брент, польщенный ее хлопотами по убранству дома и довольный видом преобразившейся старой пристройки, неизменно присоединялся к жене за завтраком. Всего за неделю пребывания в доме утренняя трапеза в окружении собранного стараниями Гейли антиквариата вошла в привычку у обоих.
Комнаты в главном доме размещались по обеим сторонам большого и просторного коридора, или холла. Налево находилась новая кухня, дальше шла небольшая гостиная, широкой аркой отделенная от музыкального салона со старинным клавесином. Справа располагался большой танцевальный зал с украшенным лепниной высоким потолком. Хотя комната была огромной и прекрасной, но отчего-то она меньше всего нравилась новой хозяйке. Причину Гейли затруднилась бы объяснить. Больше всего ей понравилась библиотека, маленькая и уютная, со стеллажами во всю стену и неповторимым запахом старых книг. Брент заказал стенку под стерео-установку, видеомагнитофон и телевизор с большим экраном. Гейли предупредила его, что эти предметы будут грубо нарушать исторический облик библиотеки. Но он ответил, что очень долго разыскивал телевизор времен войны за независимость, но не нашел.
Мери с мужем тоже переехали в Тайдуотер. Поселились они не в главном доме, несмотря на то что он был достаточно велик, чтобы вместить всех. Мери облюбовала маленький флигелек, спрятанный за колоннадой, аккуратный и ладный, как игрушка. В прежние времена он использовался в качестве домика для гостей. Гейли с увлечением помогала Мери устраиваться и обживаться во флигеле. Она очень привязалась к экономке Брента и ни за что не пожелала бы даже на короткое время расстаться с нею. Она никак не могла привыкнуть к присутствию в их доме других людей. Дело в том, что они с Брентом вели себя слишком непосредственно и непредсказуемо, потому им было проще вдвоем, но одновременно в пределах досягаемости заботы своей экономки.
Все шло прекрасно. Супруги не стали жить в комнате дядюшки Хика, а объединили две спальни, располагавшиеся напротив, устроив настоящие покои. Ванная комната появилась в доме в середине тридцатых годов, а в пятидесятых ее переоборудовали по последнему слову тогдашней техники. Поэтому пришлось еще раз привести ее в современный вид. Гейли отыскала ванну устрашающих размеров на гнутых лапах, но Брент настаивал на джакузи. Супруги договорились устроить и то, и другое. Вечерами, когда обе емкости наполнялись водой, а Брент принимался перетаскивать жену к себе в джакузи, чтобы сравнить ощущения, в ванной раздавался заразительный смех и визг Гейли. Впрочем, она неизменно соглашалась, что муж прав, и время совместного купания проходило весело.
От Ричмонда усадьбу отделяло расстояние, которое можно было преодолеть на машине примерно за час. Гейли по-прежнему три раза в неделю появлялась в галерее Джеффа. А по средам в половине пятого вечера она приходила на очередной сеанс к психоаналитику – доктору Полу Шафферу.
Нельзя сказать, что этот маленький старичок с седыми волосами и легкой улыбкой на губах был ей неприятен. Гейли не стала бы отрицать, что час пребывания в его кабинете доставлял определенное удовольствие – она по-настоящему расслаблялась и отдыхала. Она никак не могла понять, чем это может помочь. Она уже поведала доктору о детстве: да, оно было счастливым, да, ее родители были замечательными людьми, да, она пережила глубокое горе, потеряв их. Пришлось рассказать о Тейне: да, она чувствовала себя виновной в его смерти. Доктор Шаффер внимательно и сочувственно слушал ее, расспрашивал о подробностях, давал советы, но Гейли не услышала ничего, чего не знала или не понимала бы до визита к нему.
Поэтому все это казалось ей пустой тратой времени, особенно если учесть, что с того дня, как умер дядя Хик, кошмары ни разу не посещали ее. К тому же после переезда в усадьбу Эйнсвортов она чувствовала себя чрезвычайно счастливой и спокойной, впрочем, как и Брент. Он снова попросил Гейли позировать ему. Ей нравилось работать вместе с ним. Если порой Брент слишком увлекался, то стоило намекнуть на усталость, как он просил прощения и принимался разминать ее окаменевшие от напряжения мускулы. А за массажем неизбежно следовали любовные утехи.
Доктор Шаффер несколько раз спрашивал Гейли о сексуальной жизни. На первых порах возникло желание послать его подальше, но она все же ответила, что с этим все великолепно. Для себя Гейли твердо решила не посвящать его в интимные подробности отношений с мужем. Она знала, что Брент изложил доктору взгляд на происходящее. Возможно, они пришли к общему выводу, что здесь кроется что-то фрейдистское.
Гейли настаивала, что давно не видела никаких снов, но даже когда они приходили, она немедленно забывала их, так что ей непонятна тревога Брента. Встречи с доктором Шаффером отнимали какой-нибудь час в неделю и успокаивали мужа, поэтому Гейли не протестовала.
В остальном жизнь ее текла спокойно и счастливо. Во всяком случае, она еще долго оставалась при этом мнении. Вплоть до того, как к ним наконец приехали долгожданные гости.
Гейли запомнила этот вечер навсегда. Начался он прекрасно. Она вернулась из Ричмонда около шести. Брент все еще находился в студии, а Мери колдовала в кухне над новым блюдом – кокосовым хворостом. Гостей ждали не раньше чем через два часа, поэтому Гейли решила прихватить бокал вина, наполнить любимую ванну на гнутых ножках теплой водой и немного расслабиться.
Она лежала в радужных облаках пены, блаженствовала и думала: «Нет, ни с чем на свете не сравнится моя ванна», – как вдруг в дверь постучали.
– Брент? – отозвалась она.
Дверной замок щелкнул, показался сначала огромный букет роз, а за ним – муж, весь потный и перемазанный красками. При виде этого сочетания Гейли рассмеялась и воскликнула:
– Какие прекрасные цветы!
Брент подошел и опустился на колени, целуя жену. Гейли протянула руки к розам и забрызгала его футболку. Он улыбнулся.
– Поздравляю тебя, милый.
– Спасибо. Правда, это уже не полугодовой юбилей, верно?
– Тогда поздравляю тебя не с юбилеем, а просто так. – Гейли высоко подняла руки над водой, спасая розы от мыльной пены. Брент ухмыльнулся, глянул на промокшую футболку, поднялся и перешагнул через край ванны в теннисных тапочках, джинсах и заляпанной рубашке. Увидев, что вода потекла через край, Гейли взвизгнула и начала возмущаться, но Брент ловко придвинул ее к себе, обнимая и располагая у себя между ног:
– Иди-ка сюда.
– Дурачок! – вскричала она. – Ты слишком большой… Да еще в одежде и в тапках и…
– А без одежды и тапок я стану заметно меньше? – Он невинно приподнял брови, положив ногу на борт ванны. – Тогда помоги мне.
– Сам развязывай свои мокрые тапки!
– Ну пожалуйста.
Недовольно ворча, Гейли развязала шнурки и, стянув один тапок, бросила его на пол, но предупредила, что Брент будет убирать лужи.
– Но это же ты виновата – выбрала слишком маленькую ванну для двоих. Я не зря говорил, что джакузи гораздо лучше.
В одном теннисном тапке, в мокрой одежде Брент встал и перенес жену в джакузи. Расслабившись под упругими струями воды, они сначала предавались веселью, а потом – любви. Когда устали и от того и от другого, то еще некоторое время лежали, блаженствуя и отдыхая, поверх покрывала в спальне. Гейли принялась было оплакивать судьбу роз, но Брент глянул с такой комичной гримасой, что она поспешила заверить его: проведенное вместе время, спору нет, стоило нескольких цветков.
Брент провел пальцем в одну и в другую сторону вдоль спины Гейли, на ощупь, но безошибочно обвел круги возле ямочек. Она с трудом заставила себя пробудиться от сладкой истомы.
– Надо вставать. Мы же пригласили гостей.
Но Брент не выказывал явного желания подниматься.
– А для чего, собственно, мы это сделали?
– Они – наши друзья. Мы их любим. – Гейли энергично вскочила. Глядя на Брента сверху вниз, она улыбнулась. Сейчас, лежа на боку, он был похож на разомлевшего льва, дремлющего в вальяжной позе с какой-то капризной полуулыбкой на губах. – К тому же… – Она резко хлопнула его по ягодицам, но Брент успел поймать ее руку и, повалив на себя, мигом перевернуть и прижать лопатками к кровати, так что Гейли ахнула от неожиданности. – К тому же мы ведь хотели показать им дом, помнишь? Они ни разу у нас не были.
– Неужели?
– Да. – Гейли чмокнула его и вырвалась на волю. – Мери, должно быть, корпит над хворостом. Наверное, ей нужна помощь. А тебе, мой милый, предстоит еще вычерпать и осушить озера в ванной.
– Слушаюсь, мэм! – отсалютовал Брент, но даже не приподнялся. Он лежал и не отрывая глаз смотрел на Гейли, пока она одевалась. Она думала, как было бы здорово, если бы это длилось всю жизнь, если бы даже восьмидесятилетний Брент так же любил наблюдать за тем, как она одевается или раздевается, а в его глазах, как и сейчас, светились бы нежность, желание, любовь.
– Вставай!
– Я встал. Я встал. Я настолько твердо встал, что жду лишь твоего внимания.
– Мы сейчас не обсуждаем твои части тела.
– Но ты о них думаешь, любимая.
– Если да, то благодаря вашим усилиям, мистер Мак-Келли.
– Отлично, мне это нравится.
Она запустила в него подушкой, провела щеткой по волосам, напомнила мужу о потопе в ванной комнате и выскользнула прочь.
Гейли успела спуститься вовремя – колокольчик нетерпеливо запрыгал над дверью – и помчалась отпирать. Тина, Лиз, Чед и Джеффри стояли на пороге.
– Гейли! Как красиво у вас! – Лиз поцеловала подругу и замерла, в восторге оглядываясь.
Гейли улыбнулась:
– Спасибо. Спасибо, входите же.
Взяв Лиз под локоть, она втянула ее в холл, чтобы освободить проход остальным. Наконец друзья вошли в дом и принялись разглядывать высокий потолок с лепниной и восхищаться красотой лестницы. Потом они разом заговорили, но их прервал новый звонок в дверь. На сей раз пришли Гари Мак-Келли и Триш. Гейли решила, что задаст хорошую трепку мужу за медлительность, как вдруг он появился на лестнице, приветливо улыбаясь гостям.
Снова посыпались приветствия и поздравления. Джефф настоял, чтобы особняк показали полностью. Брент начал экскурсию с кухни, где гости встретились с Мери, которая с гордостью нахваливала размеры этого царства кастрюль.
Потом Гейли отвела всех в старую кухню и похвасталась старинными горшками и сковородками, мраморной ступкой с пестиком, которая пополнила ее коллекцию совсем недавно. Затем вслед за Брентом гости вернулись в дом и прошли в гостиную. Хозяйка показала библиотеку, а хозяин – клавесин восемнадцатого века в музыкальном салоне.
Когда экскурсия поднималась на второй этаж, Гейли недоверчиво глянула на Брента. Вряд ли ему хватило времени на уборку ванной. Но стоило мужу распахнуть двери в апартаменты, как ее взору предстало тщательно убранное помещение, а Брент самодовольно и немного надменно ухмыльнулся, пропуская Гейли вперед. Тина восхищенно ахнула, удивляясь размерам ванны, а Лиз сразу же призналась в любви к джакузи. Джефф двусмысленно хмыкнул и вопросительно поглядел на молодоженов. Брент рассмеялся и подробно рассказал историю появления гигантских емкостей. Когда он заканчивал свой рассказ, Гейли в шутку поклялась, что жить ему осталось до отъезда гостей. Джефф спросил, нельзя ли взглянуть на последние работы Брента, и художник немного замялся. Он попросил жену проводить гостей вниз и предложить немного выпить, пообещав, что они с Джеффри скоро присоединятся к обществу.
Гейли слегка удивилась его поведению. Все это время Брент писал ее, и она не ожидала, что он не захочет показывать гостям новые работы.
Она бросила взгляд на Чеда – ведь это был агент Брента! – но тот, казалось, ничего не заметил, поглощенный беседой с Лиз. Он подтрунивал над нею, нарочито восхищаясь размерами ванны.
– Гейли, сооруди-ка и нам бурбон с содовой, мы скоро придем к вам, – настойчиво повторил Брент.
Гейли пожала плечами и повела гостей вниз. Вдруг она вспомнила, что не водила их в танцевальный зал. Лиз первая скользнула туда и замерла в восторге. Гейли улыбнулась, но улыбка вышла натянутая: сегодня эта комната смотрелась еще неприветливее, чем обычно.
– Эй, а ты не догадалась принимать гостей здесь?! – спросила Тина, недоумевающе глядя на подругу. – Ведь это потрясающе! Только представь стереосистему в этой комнате!
Гейли лишь передернула плечами.
– Тебе тут не нравится? – угадала Тина. Гейли поморщилась:
– Не знаю. Здесь то ли слишком холодно, то ли что-то еще. Мне здесь как-то не по себе.
– А мне ничего, подходит, – весело заметил Чед.
– Когда я был маленьким, дядя Хик устроил настоящий бал, – сказал Гари. – Странно, но я тогда тоже ощутил, что он недолюбливает эту комнату. В тот вечер к нам понаехали корреспонденты. То ли это был благотворительный раут, то ли что-то в этом духе. Но вообще-то дяде Хику так же, как и тебе, Гейли, не очень-то нравилось это место.
– Глупо, не правда ли? – спросила она. – Оставим это. Давайте вернемся в кухню и окончательно замучим Мери – пусть подает ужин, а мы пока наполним бокалы.
Когда Брент с Джеффом вернулись из мастерской, стол в старой кухне уже был накрыт. Гейли, в безотчетном волнении, осторожно поглядела на мужчин, но, слава Богу, они улыбались и вели себя непринужденно. Тина рассказала Джеффу о танцевальном зале, и Брент повел его осматривать эту комнату.
– Эй, а как же насчет музыки? – спросила Лиз.
– Брент! Включи что-нибудь! – крикнула Гейли вслед удалявшимся мужчинам.
«Ми шел, ма белл», – внезапно взревели «Битлз», но невидимая рука уменьшила звук. Гейли пригласила рассаживаться вокруг старинного стола.
– Интересно, Гари, – спросила Лиз, – Брент – твой кузен, еще у вас около полудюжины двоюродных братьев и сестер. Почему же дядюшка Хик завещал дом Бренту, который особо не нуждался в наследстве?
Тина ахнула, пораженная бестактностью вопроса, но Гари усмехнулся:
– Знаешь, я не думал об этом. Брент всегда по-особому относился к дяде Хику. Не вам напоминать, как черствы бывают маленькие дети. Не хочу, конечно, сказать, что кто-нибудь из нас грубил старику или обижал его. Но малышей отпугивает глубокая старость. А Брент никогда не смущался этим. Он по-настоящему обожал дядюшку Хика, когда мы были совсем несмышленышами. Он мог бесконечно долго слушать его многочисленные истории и ужасно любил Тайдуотер. Может быть, поэтому дядя никогда не скрывал намерений – всем давно было известно, что поместье будет принадлежать Бренту.
– И оно мое.
Гейли вздрогнула и оглянулась на двери, ведущие из старой кухни в колоннаду. Там стоял Брент, а немного позади него – Джеффри. Брент в упор глядел на Гари, выражение его лица было более чем суровым. От его взгляда просто бросало в дрожь.
– Что случилось? – спросила Гейли.
Он не дрогнул ни единым мускулом. Казалось, что он перестал дышать. Это продолжалось довольно долго, Гейли готова поклясться – больше минуты. Она уже хотела повторить вопрос, когда Брент поглядел на нее и моргнул:
– Что такое?
– Нет, это я спрашиваю, что такое.
– Ничего. Гм. Да тут пахнет хворостом. – Он встал за спиной у Гейли и положил руки ей на плечи. – Интересно, что пахнет лучше, Гейли или печенье?
– Печенье, старик, печенье. Во всяком случае, сейчас, – рассмеялся Джефф. – Я страшно проголодался.
– Но я тоже, – шутливо возразил Брент.
– Ты не можешь проголодаться, потому что никогда не насыщаешься, – пошутил Джеффри.
– Господи, Гейли, что ты ему рассказываешь о семейной жизни в рабочее время?
– Ровным счетом ничего, Брент. Он все выдумывает.
– Конечно. У меня богатое воображение, – невинно промурлыкал Джефф. Все рассмеялись, а Мери принесла угощение. Ужин прошел весело. Диск «Битлз» сменился диском группы «Полис». Уже было съедено горячее, и на столе появилось долгожданное кокосовое печенье. Гейли перехватила взгляд мужа, сидевшего по другую сторону стола, они улыбнулись: вечеринка удалась на славу.
Вскоре Мери пришла пожелать доброй ночи. Гости попрощались и пообещали убрать за собой посуду. Гейли сказала, что нет нужды – она завтра утром все уберет, – но по окончании трапезы друзья перетащили грязные тарелки и бокалы в новую кухню, где за них принялась хозяйка. Джефф остановился возле Гейли, которая споласкивала столовое серебро, чтобы поместить его в посудомоечную машину.
– Ты видела новую вещь, над которой работает Брент? – как бы невзначай спросил он.
– Разумеется. Ведь я ему позировала.
– Я хотел спросить, ты видела, что получилось? Гейли смущенно покачала головой:
– Не понимаю, о чем ты?
Джефф облокотился на столик и стащил кусочек сыра с подноса.
– Я сам не понимаю.
– Что это значит?
– На этом полотне ты странно одета. Этот немыслимый начес…
– Какой еще начес?
Джефф нетерпеливо тряхнул головой:
– Похоже, ты ничего не видела. Наверное, мимоходом взглянула на наброски, и все. Я полагаю, он пишет исторические полотна. А тебя изображает в облике леди из позапрошлого века.
Гейли тупо уставилась на Джеффа, а он пожал плечами:
– Как бы то ни было, его картины по-прежнему великолепны. Брент согласился в этом году устроить еще две выставки. На первой будет показана военная серия, а потом мы вернемся к сегодняшнему разговору.
Гейли не могла прийти в себя, и тогда Джефф тронул ее за подбородок:
– Эй, я сказал, что картина отличная. Что с тобой?
– Ох… Да ничего. – Она взяла себя в руки. Что на нее нашло? – Право, ничего. Идем, я все приготовила. Только прихвати тарелку с сыром и крекеры, хорошо? А я возьму кофейник.
Общество переместилось в гостиную и под звуки тихой музыки расположилось кому как удобнее. Гейли села на пол, облокотившись на колени Брента. Она смаковала кофе со сливками и смеялась рассказам Чеда. Муж гладил ее по волосам. Ей было не просто хорошо, она таяла от удовольствия.
Казалось, все полностью расслабились и не хотели ничего, кроме бездумного покоя. Первым поднялся Джеффри и поблагодарил хозяев за прекрасный вечер. Вслед за ним засобирались остальные. Брент помог жене встать, и хозяева проводили гостей к выходу.
Гари и Триш опередили всех, и остальные помахали им вслед. Оставшиеся гости собирались ехать вместе. Чед с Лиз забрались на заднее сиденье, а Тина села впереди. Глядя на подруг, Гейли улыбалась и думала: «Не могу дождаться, когда увидимся наедине! Как они только могли! Этот двойной роман, похоже, длится давно, а ни одна не обмолвилась о нем ни словом!»
Джефф что-то сказал Бренту и уже поравнялся с запасным колесом автомобиля, укрепленным на багажнике, когда Гейли окликнула его:
– Так, значит, прощай Бубс?
– Тише!
– А разве не так?
– Что это, миссис Мак-Келли, допрос третьей степени?
Гейли рассмеялась:
– Пока небольшая проверка, – и, неожиданно для себя, звонко поцеловала его в щеку и обняла. Гейли стало ясно, что в празднике любви участвовали не одни только Чед и Лиз. Замечательно! Тина всегда хорошо отзывалась о Джеффри, и наконец…
– Держи себя в руках, – шутливо пригрозил Джефф и сел за руль.
Брент встал за спиной у жены. Она не могла удержаться от широкой улыбки. Джеффри включил мотор, развернулся, и гости поехали по длинной аллее, ведущей к шоссе. Гейли смотрела вслед, пока задние огни автомобиля не скрылись за воротами усадьбы. Потом она от души рассмеялась приятным мыслям и повернулась к Бренту, сгорая от нетерпения поделиться радостным известием: два любовных романа вспыхнули у них на глазах.
– Брент! – Она взяла его за руки и не заметила поначалу, что он не улыбается, а глаза его, потемнев, стали чернее ночи. – Брент, ты видел? Это чудесно! Теперь все ясно. Подумать только, такие дела! Представляешь, Джефф и Тина…
Она осеклась и вскрикнула – скорее от ужаса, чем от боли, – когда тяжелая ладонь мужа ударила по щеке.
– Брент! – Гейли попятилась, когда увидела выражение его лица: темную ярость и злобу в жестких чертах и мрачный огонь, горевший на дне черных глаз. – Брент, ради Бога, что с тобой?
– Ступай в дом! – прохрипел он.
– Но, Брент…
– С меня довольно. Ты и он… Твое поведение… Ты не сделаешь, слышишь, ты больше не сделаешь этого! – Брент схватил ее под локоть. Гейли была настолько ошеломлена, что ее как бы парализовало. Но едва он стиснул ее руку, она ощутила дикий страх и попыталась освободиться.
– Брент, отпусти меня! Хватит… Это не смешно! Мне это не нравится! – Вырвавшись, она бросилась бежать. Гейли не понимала, что происходит: «Неужто он сошел с ума? Как он мог решить, что у меня интрижка с Джеффри? Но он ударил меня… О Боже, он меня ударил!»
Гейли вскрикнула – Брент вцепился в волосы и грубо дернул назад. Она очутилась снова в его руках, он перекинул ее через плечо и зашагал в дом.
Гейли принялась ругаться и бороться. Она закричала, но никто не услышал ее. Должно быть, Мери с мужем спали в своем домике позади главной усадьбы. «У нас нет даже собаки, которую можно позвать на помощь, – в отчаянии подумала Гейли. – Но ведь это Брент! Брент Мак-Келли, мой муж, человек, которого я люблю больше жизни! Он обещал никогда не обижать меня!»
Но он обидел. Он тащил ее по дому, а она не знала, бояться или злиться.
– Брент, остановись! Брент, ты слышишь, что я сказала? Остановись сейчас же! Ты меня пугаешь.
– Тебя следует хорошенько напугать. – Он шагнул на лестницу и стал подниматься. Гейли ужаснулась страшному напряжению, которое исходило от мужа. Мускулы его словно окаменели. Она по-настоящему запаниковала.
– Брент! – Гейли принялась лупить кулаками по широкой спине и отчаянно извиваться на плече. Но куда ей против него! Правда, до сих пор она не пыталась… – Брент! – Она завизжала, но муж по-прежнему словно не слышал. Он вломился в спальню и швырнул Гейли на кровать.
Сперва она оцепенело смотрела, как Брент аккуратно снимает одежду. Потом приподнялась на локтях и, не веря глазам, взмолилась:
– Нет! Я не понимаю, что происходит, но только, пожалуйста, не надо сейчас! Брент! Что с тобой?! Если это из-за Джеффа…
Он замер, собираясь снять рубашку:
– Джефф? – В голосе его прозвучала глубокая горечь. – Значит, есть еще и Джефф? Скажи мне, любимая, а ему ты какие секреты нашептывала на ушко?
Гейли ахнула:
– Но, Брент…
– Не называй меня так!
«Понятно, он либо уже сошел с ума, либо сходит сейчас. Или играет в какую-то безумную игру».
– Остановись! – вскричала Гейли, зажмурясь и сжав виски. Она открыла глаза, когда рубашка Брента упала на пол, и изумленно посмотрела на мужа. Совершенно голый, он шагнул к постели, уверенно и бесшумно, как кошка перед броском на жертву. – Прошу, оставь меня в покое… – Она попыталась вскочить с кровати, но он успел поймать ее и швырнул на спину, так грубо, что у Гейли перехватило дух. Потом он навалился на нее, а когда она начала браниться и сопротивляться, только рассмеялся.
«Это невероятно! – подумалось ей. – Но похоже, я не сплю».
Смех замер на его губах. Он приподнялся, а когда взглянул на Гейли, лицо его не было веселым. В нем виделись жестокость и беспощадность.
– Брент, не надо! – прошептала она.
Но он словно не слышал. Похоже, что он ненавидит ее, глубоко, по-настоящему ненавидит. И презирает.
Он не стал церемониться с одеждой жены, а ухватился за воротник кофточки и разорвал ее. Улучив минуту, Гейли попыталась увернуться, но Брент взялся за подол юбки и, задрав ее, быстро овладел женой.
Она перестала сопротивляться, потому что была в шоке. Гейли ощущала его прикосновение, его движения, но не думала об этом. Брент… Это был Брент. Она любила его, обожала и была его супругой. Она не отказалась бы заниматься любовью в любое время и в любом месте, где можно уединиться… Но только не так.
Он был беспощаден. Почти жесток. Словно хотел наказать ее, словно ему дела не было до ее чувств. Словно это было актом не любви, а возмездия.
Гейли покрепче прикусила нижнюю губу и ждала окончания этого безумства.
Внезапно неистовый вопль прорезал тишину. Крик агонии и страдания, ужасный в своей болезненной откровенности. Гейли похолодела от ужаса, вцепившись ногтями в плечи мужа, – это кричал Брент.
В тот же миг он неподвижно замер, окостеневший, как мертвец.
Брент потерял сознание, а Гейли осталась лежать под неподъемной тяжестью его тела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ничто не разлучит нас - Грэм Хизер



роман хороший......
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
21.03.2012, 22.46





очень захватывающий роман,любовь живущая целые века и пикантные приключения.
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизервонсович галина
23.08.2012, 8.15





одна из моих любимых книг!очень понравился,перечитывала несколько раз))
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеранастасия
9.03.2014, 13.06





оболденный....советую!!!!
Ничто не разлучит нас - Грэм Хизеририна
9.03.2014, 21.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100