Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Там огромные пространства земли, – услышала Криста голос Джесса, когда после долгого отсутствия наконец-то подошла к дому. Она не знала, где в этот момент находятся ее невестки, но отчетливо слышала мужские голоса, доносившиеся из гостиной.
Криста подошла поближе и заглянула в приоткрытую дверь. Мужчины стояли посреди гостиной, склонившись над столом, где была развернута большая армейская карта.
– Я слышал, что в окрестностях городка Литл-Рока все индейские племена вполне цивилизованны и добродушно настроены по отношению к чужакам, – задумчиво произнес Джереми и ткнул пальцем в какое-то место на карте.
– Да, причем некоторые из них даже в большей степени, чем отдельные белые люди, которых мне доводилось встречать, – едко заметил Дэниел и грустно ухмыльнулся.
– Если ты имеешь в виду янки, то не следует забывать, что среди вас таких намного больше, – не преминул съязвить Джесс.
– Разумеется, я имею в виду не всех янки, а только некоторых, – уточнил тот, не обращая внимания на едкий тон брата.
В гостиной снова послышался голос Джереми.
Судя по его словам, он опять что-то показывал на карте:
– Как только пересекаешь границу Великой равнины, сразу же оказываешься в зоне весьма интенсивной охоты индейских племен, благополучно миновать которую не так просто.
– Послушай, Джереми, – решительно вмешался в разговор Дэниел, – ты уверен, что Криста будет там в безопасности? Одна мысль об этом наводит на меня ужас. Лично я до сих пор сомневаюсь в том, что ее нужно брать с собой и подвергать такому риску.
Услышав эти слова, Криста довольно улыбнулась. Дэниел всегда отличался неукротимой прямолинейностью в суждениях. В этом смысле Джесс был более спокойным и дипломатичным.
– Жёны военных довольно часто сопровождают своих мужей, – рассудительно заметил Джесс. – Но Дэниел, конечно, прав. Черт возьми, даже представить себе трудно, что вас там ожидает. А если Криста действительно беременна, это еще больше все осложняет.
– Интересно, а вас будет сопровождать полковой хирург? – с нескрываемой заботой спросил Дэниел.
В этот момент кто-то из них чиркнул спичкой, по всей видимости, зажигая сигару. Криста затаила дыхание, дожидаясь ответной реакции мужа.
– Да, майор Джон Уиланд, – уверенно ответил Джереми.
– Джон? – переспросил Джесс.
При этом Кристе показалось, что в его голосе прозвучало заметное облегчение.
– Ты служил с ним?
– Да, он был рядом со мной практически до последнего дня войны, – пояснил тот. – Должен признаться, что это прекрасный врач и превосходный хирург.
– И все же должен напомнить вам, что речь идет о чрезвычайно опасной территории, – продолжал настаивать Дэниел. – Ты не можешь не согласиться с этим, Джереми, так как только что сам читал нам отрывки из письма полковника Крэлтона. – Из гостиной донеслось шуршание разворачиваемого листа бумаги, за которым последовал встревоженный голос брата: – «Двенадцать человек были внезапно атакованы несколькими сотнями индейцев сиу. Каждый из них был пронзен, по меньшей мере, пятьюдесятью стрелами, а их уши и гениталии были отрезаны тупыми ножами, причем гениталии им засунули в рот». – Наступила пауза, тишину которой прервало шуршание бумаги. – Боже мой! – с неподдельным ужасом воскликнул Дэниел.
– А ведь это были люди, которые занимались всего лишь исследованием территории, не более того, – грустно заметил Джереми. Криста услышала тихий звон стекла. Очевидно, все они тоже представили себе ужасную картину дикой расправы над несчастными двенадцатью солдатами, единственная вина которых заключалась в том, что они оказались на индейской территории. – Их послал какой-то идиот, чтобы они нашли другого идиота, – прокомментировал Джереми. – Полагаю, что мне придется всегда держать своих солдат в пределах лагеря.
– Я где-то слышал, что у тебя установились неплохие отношения с индейцами команчи, – с надеждой в голосе заметил Джесс.
– Увы, никто по-настоящему не знает этих людей, – ответил Джереми и снова посмотрел на карту. – Но есть и вполне приличные люди. К примеру, Бегущий Бизон. Я очень хорошо знаю этого человека, и он имеет значительный вес среди индейцев этого племени.
– Вполне достаточный для обеспечения безопасности Кристы?
– Послушайте, я не намерен подвергать ее опасности и ни за что на свете не позволю себе потерять ее. – Джереми тяжело вздохнул. – Конечно, жизнь в тех краях вряд ли можно назвать безоблачной и спокойной, но не забывайте, что я буду командовать Форт-Джекобсоном, который находится чуть севернее Техаса, и у нас там будет около тысячи акров земли. Разумеется, мое решение двинуться на Запад было нелегким, но я его принял, как когда-то принял аналогичное решение отправиться на западный фронт в самом начале войны. И сделал это только потому, чтобы, не дай Бог, не столкнуться здесь со своими старыми друзьями из числа мятежников Мэриленда и Виргинии. И вот мы выиграли эту войну, черт бы ее побрал! И что из этого? Мне уже пришлось оценить результаты нашей победы и познакомиться с реализацией идеи Джонсона в ходе так называемой Великой реконструкции! Повсюду мошенничество, грабежи, обман и вопиющая несправедливость со стороны политиков. Они разорили этот край и привнесли в него безумный хаос, и именно с этим, прежде всего, придется столкнуться Кристе, если она останется здесь. Словом, я выбрал Запад еще в самом начале войны и теперь намерен отправиться еще дальше в том же направлении. Черт возьми, если хотите откровенно, то я действительно предпочитаю иметь дело с индейцами!
Криста закрыла глаза и прислонилась к стене. На какое-то время в гостиной воцарилась гробовая тишина, затем ее прервал тихий голос одного из ее братьев.
– Ну что ж, может быть, ты и прав, – проворчал тот. – И все же мне важно знать, что думает по этому поводу сама Криста. Я имею в виду, не испугается ли она индейцев?
«Да, ужасно испугаюсь!» – хотелось закричать ей во весь голос, но она, естественно, не сделала этого.
– Если я хорошо знаю Кристу, – вкрадчиво произнес Джереми, – то она непременно справится со всеми трудностями. Полагаю, у нас больше оснований беспокоиться об индейцах команчи, нежели о ней.
– Что?! – начал было Джесс, но в этот момент Криста вихрем ворвалась в гостиную, широким веером распустив вокруг себя пышную юбку.
Она быстро направилась к шкафчику с бутылками виски, решив не обращать никакого внимания на мужа даже в том случае, если он станет изображать удивление и таращить на нее глаза. Он умеет корчить из себя благовоспитанного джентльмена, но она не намерена потакать ему. Подойдя к бару, Криста налила себе немного виски, а затем медленно повернулась и вперила свой взгляд в Джереми.
– Ну, так что ты решила, Криста? – обратился к ней Дэниел. – Ты все-таки поедешь с Джереми?
– Тебе следует хорошенько подумать над этим, – заботливо добавил Джесс, не спуская с нее глаз.
Какая прекрасная возможность урезонить этого зарвавшегося ковбоя и сказать ему, чтобы он играл во все эти игры на свой страх и риск и не рассчитывал на ее понимание. Пусть сам воюет со своими индейцами, а она останется дома, где всегда сможет рассчитывать на помощь и поддержку со стороны братьев. Да, ни в коем случае нельзя упускать такую возможность. Но с другой стороны, ее братья по горло заняты своими собственными делами, своими семьями и вряд ли будут нянчиться с ней. Нет-нет, конечно же, она может остаться дома и вести привычный образ жизни. Ведь они любят ее и не дадут в обиду. Должна же она, в конце концов, иметь свой угол в этом родительском доме…
Свой угол после стольких потерь!..
Джереми пристально посмотрел на нее, крепко сжал пальцами стакан и, обойдя стол с картой, направился к ней. Там он налил себе еще немного виски, а потом уставился на нее своими серебристыми глазами.
– Знаешь, Криста, они действительно очень забавные и интересные люди. Мы, белые жители восточного побережья, почему-то привыкли сваливать всех в одну кучу, но они на самом деле очень разные, непохожие друг на друга. Племя арикара, которое проживает на берегах Миссури, как правило, живет в глубоких пещерах. Они не знают частной собственности и делят поровну свое имущество. Кроме того, племя до сих пор не отказалось от кровосмесительных браков и всю зиму проводит в погоне за чужими женами. Некоторые племена добились в этом деле потрясающего мастерства. Их жены принадлежат всем взрослым мужчинам племени и искренне бахвалятся исполнением своих женских обязанностей, даже больше, чем любой охотник, подстреливший оленя.
– А кроме них, есть еще племена сиу, апачей и команчей, – со знанием дела вставил Джесс.
Только сейчас Криста сообразила, что Джереми хочет поразить ее своими познаниями в той области, в которой она сама практически ничего не смыслила. Интересно, он подозревает о том, что она подслушала выдержки из недавно прочитанного письма?
– Расскажи мне поподробнее об индейцах команчи, – попросила она нарочито приторным голосом.
– Криста, может быть, не стоит сейчас… – начал было Дэниел.
– Нет-нет, отчего же! Мне очень интересно! Я просто умираю от нетерпения услышать что-нибудь забавное от своего мужа!
– Они очень подвижны и восприимчивы к внешней опасности, – издалека начал Джереми. – Кроме того, они прекрасно держатся в седле и вообще, насколько я могу судить, являются самыми лучшими наездниками из всех, каких мне доводилось видеть. А еще они очень гордятся тайной своего происхождения и никому не раскрывают ее. – Джереми сделал небольшую паузу и медленно обошел вокруг Кристы, не отрывая от нее глаз. – Существует легенда, что индеец по имени Идущий Медведь выкрал техасскую женщину, в то время как ее муж мирно дремал рядом с ней, и именно от них пошло племя команчей. Кроме того, они очень любят похищать пленных и часто подвергают их ужасным пыткам. А по ночам, когда пленные кричат особенно громко, они просто-напросто отрезают им языки.
– А ты не боишься, что твоя новая жизнь может начаться с ненужных страхов и ощущения безысходности? – предупредил ее Дэниел. – Тебе не кажется, что лучше остаться дома? По крайней мере, до тех пор, пока ты не родишь ребенка, а Джереми не устроится, как следует на новом месте?
– Но Кристу не так уж легко испугать, не правда ли, любовь моя? – не переставал дразнить ее Джереми.
Ничего ему не ответив, Криста повернулась к братьям:
– Боже мой, раз уж меня угораздило выйти замуж за янки, то как я могу испугаться каких-то несчастных коротышек команчей?
– Они только на первый взгляд кажутся коротышками, – неожиданно поправил ее Джереми. Криста сверкнула глазами на мужа и заметила, что тот до белизны костяшек на пальцах сжал свой бокал с виски, а его глаза сверлили ее насквозь. – Среди них встречаются довольно высокие экземпляры и к тому же достаточно смышленые. А уж силы им не занимать. Они могут быть страстными, безумно отчаянными и вообще жестокими, так что, моя дорогая, может быть, тебе и впрямь следует остаться дома?
– В конце концов, рядом со мной будет бесстрашный полковник Макгоули. Ни минуты не сомневаюсь, что он защитит меня от всяческих невзгод и ни один смельчак не посмеет выкрасть его жену.
– Будем надеяться, что это так, – тихо проворчал Джесс и озабоченно посмотрел на сестру.
Криста почувствовала, что и Дэниел готов броситься на ее защиту, и если это случится, то о мире в их семье можно будет только мечтать.
– Да, я знаю, что все будет нормально, – воодушевленно вмешалась она, поднимая глаза на мужа.
А Джереми тем временем грустно вздохнул и потянулся к ней. Она вдруг вспомнила то мгновение, когда он в последний раз прикасался к ней, и густо покраснела, ощущая легкое головокружение. Ее бросило в жар, а перед глазами пошли темные круги. К счастью, все закончилось хорошо.
Он лишь слегка обнял ее за плечи и подтолкнул к лежащей на столе карте:
– Давай проследим по карте тот путь, по которому тебе придется добираться до места встречи со мной. Местный поезд довезет тебя из Ричмонда до Вашингтона, оттуда ты направишься в Иллинойс, а после этого сядешь на пароход и поплывешь снова на юг по реке Миссисипи…
– Ты хочешь сказать, что мне придется ехать на север, чтобы, в конце концов, оказаться на юго-западе?
– Криста, неужели ты не знаешь, что почти половина всех железных дорог в южной части страны полностью разрушена? – счел уместным вмешаться Дэниел. В его голосе, как ей показалось, была какая-то необъяснимая горечь. – И даже если бы с ними было все в полном порядке, поверь мне, это все равно самый лучший путь на Запад.
Криста согласно кивнула и уставилась на карту. Да, ей предстоит долгий, почти бесконечный путь в далекие и совершенно дикие места. Тяжело вздохнув, она подняла голову и посмотрела на Джереми, который стоял рядом и не спускал с нее глаз. Встретившись с его насмешливым взглядом, она поспешила вернуться к карте. Она была старая, изрядно потрепанная, ее Джесс приобрел еще в свою бытность в Канзасе до начала войны. Правда, сейчас на ней уже не было той ужасной жирной линии, которая раньше отделяла южные штаты от северных. Сейчас на ней не было ни Севера, ни Юга, а все это пространство представляло собой одну единственную огромную страну. И только на дальнем Западе виднелись белые пятна, помеченные аккуратно выведенными словами «ничейная земля». Должно быть, совершенно дикая и никем еще не покоренная территория.
– Это будет весьма впечатляющее путешествие, – с наигранной беззаботностью сказала Криста, но в душе у нее было тревожно.
На карте были еще кое-какие слова, разделяющие все это бескрайнее пространство на более мелкие части, и каждая из них была обозначена названием населяющих ее местных племен.
Криста тупо смотрела на эти неизвестные ей названия, а они, в свою очередь, рябили в глазах, вызывая смутное чувство тревоги и панического страха.
Интересно, о чем думает сейчас Джереми? Неужели он действительно пришел к выводу, что не стоит подвергать ее опасности и вынуждать к столь длительному путешествию? Может быть, он решил, что она вообще не стоит того, чтобы отягощать себе и без того нелегкую жизнь в этих диких краях?
К ее вящему разочарованию, в глазах появилась предательская слеза, и защемило сердце. Нет, только не это! Похоже, всему виной ее беременность, которая последнее время истощала ее и часто вызывала слабость во всем теле.
Что же до мужа, то она испытывала по отношению к нему самые противоречивые чувства. Ей страшно хотелось показать ему, что она ничего не боится, что готова пойти на самый рискованный шаг, о котором какая-нибудь девушка с Севера и думать не смеет.
Кроме того, ей очень нравятся серебристо-стального цвета глаза, отчаянно сверкающие в минуту опасности. Ее волновало его мускулистое, прекрасно сложенное тело, его горделивая осанка и весьма своеобразные манеры поведения. Конечно, она была абсолютно уверена в том, что всегда будет отвергать его, но в то же время ни минуты не сомневалась, что он с таким же упрямством будет домогаться близости с ней.
– В чем дело, любовь моя? – растерянно пробормотал Джереми, не сводя с нее глаз.
– Как ни крути, а все равно нужно ехать на Запад. – Криста провела пальцем по карте. – Я никогда не удалялась от дома на такое большое расстояние, – ровным голосом проворковала она. – Это будет совершенно необычное для меня путешествие. Джереми, сколько пройдет времени, пока я доберусь до Литл-Рока, где мы с тобой должны встретиться?
Тот молча ухмыльнулся, снова демонстрируя свое превосходство. Иногда его дразнящая и снисходительная ухмылка просто выводила ее из себя. И вместе с тем в его серебристых глазах она безошибочно обнаружила нечто вроде скрытого восхищения. Это уже хороший признак.
– Это отнимет у тебя не так уж много времени, моя дорогая. Если предположить, что ты отправишься в путь недели через две, то на все это у тебя уйдет не более двух недель. Должен напомнить, что наше расставание не должно быть больше месяца. Надеюсь, это не очень огорчит тебя?
– Нет-нет, я буду думать о тебе каждый день, – в таком же шутливом тоне проворчала она и внезапно отвернулась в другую сторону, чтобы он не видел ее минутной слабости. Не хватало еще, чтобы он заподозрил ее в трусости. – Джентльмены, почему бы вам всем не вернуться к виски и не продолжить ваш весьма занимательный разговор, – обратилась она ко всем присутствующим. – А я, с вашего позволения…
Когда на следующий вечер Криста отправилась вместе с Джессом в Ричмонд, Джереми почувствовал искреннее сожаление, что предложил ей эту идею и тем самым вынудил ее расстаться с ним на какое-то время. Может быть, они все – он сам, Джесс, Дэниел и все остальные – стали слишком грубыми, черствыми в результате недавней войны и даже не почувствовали, что совершают жестокий поступок.
На улицах Ричмонда было полно искалеченных мужчин. Ампутация конечностей спасла многих от верной смерти, но смотреть на них сейчас просто не было сил. Они были везде, на каждой улочке, в каждом переулке. Одни медленно передвигались по мощеным тротуарам, другие просто сидели под деревьями и коротали время, выставив свои безобразные культи. Многие были одеты в серую потрепанную униформу, а точнее сказать, в те лохмотья, которые от нее остались. Общую невеселую картину завершали небритые и немытые лица солдат и грустные глаза, угрюмо поглядывающие на окружающих.
Помимо этих несчастных, на улицах было множество других проявлений жестокости и последствий войны. Мимо искалеченных солдат то и дело сновали местные проститутки, свободно разгуливающие по тротуарам в попытке заработать на жизнь. Когда-то нравы здесь были совершенно иными. А сейчас тут правили бал развязные, густо накрашенные женщины легкого поведения, облаченные в кричащие, вызывающие туалеты. При этом они приставали почти к каждому более или менее жизнеспособному солдату в надежде найти соответствующий отклик не столько в его сердце, сколько в его кармане.
На этом неприглядном фоне резко выделялись местные бизнесмены и ростовщики. Они, упитанные, одетые в яркие рубашки и полосатые брюки, часто взбирались на большие ящики из-под мыла, призывая бывших солдат и чернокожих, бывших рабов, заключать с ними контракт по трудоустройству. Конечно, это была работа с раннего утра и до позднего вечера и к тому же за незначительную плату, на которую практически невозможно было прокормить семью, но все же это была работа для свободных людей; имеющих право покинуть хозяина в любой момент.
Наблюдая все это, Криста неоднократно приходила к выводу, что Джереми был прав вчера, когда говорил, что ему осточертела вся эта Реконструкция. Она долго ездила по городу верхом на лошади, с состраданием смотрела на искалеченных людей и неожиданно для себя наткнулась на большое серое здание, которое, как ей подсказали, когда-то было Белым домом Конфедерации.
Она подъехала поближе и внимательно рассмотрела его высокие колонны и величественный портик. В течение всех долгих лет войны здесь располагалась резиденция Джефферсона Дэвиса, а в его огромном холле часто принимала гостей жена президента, грациозная и прекрасно одетая Варина, предпринимавшая отчаянные усилия, чтобы хоть как-то развлечь людей, уставших от беспредельной жестокости. Конечно, в военных лагерях далеко на севере солдаты часто у костра посмеивались над ней, но, несмотря на это, ей все же удалось заслужить репутацию честной и преданной мужу жены, чему мог позавидовать любой мужчина. Бедняжка Мэри Тодд Линкольн, как тогда поговаривали, была не совсем в своем уме, а после убийства мужа и вовсе превратилась в старую развалину.
Криста молча наблюдала за военными в форме, которые шныряли рядом, входили и выходили из огромных дверей Белого дома.
– Криста! – негромко окликнул ее Джереми, но она, казалось, не слышала его. – Криста! – настойчиво повторил он. – Проезжай, хватит таращить глаза на это убожество!
Она пришпорила лошадь и помчалась, куда глаза глядят. Джереми с тревогой посмотрел на Джесса, как будто желая сказать, что его жена не отвечает за себя. Не сговариваясь, они пришпорили лошадей и помчались вслед за ней, не выпуская из поля зрения шлейф прекрасного платья. Богато одетая женщина в этом дурном городе могла привлечь к себе внимание грабителей, которые не станут церемониться с ней.
Вскоре они свернули за угол и оказались на узкой улочке, заполненной мелкими торговцами и праздными прохожими. Все товары здесь продавались исключительно за деньги северян. Южане по-прежнему гордились своим происхождением, но при этом никто из них не желал брать в качестве оплаты обесценившиеся деньги Конфедерации. Из всех продуктов наиболее доступными были помидоры, а молоко и мясо могли купить только достаточно богатые люди.
Когда они уже подъезжали к концу длинных торговых рядов, откуда-то из-за торговой палатки донесся громкий возглас:
– Продавшаяся янки шлюха!
В ту же секунду из торговых рядов в Кристу полетел какой-то предмет. Джереми инстинктивно бросился вперед, вытянул руку и перехватил его. Во все стороны полетели брызги красного сока, окрашивая пятнами его самого, лошадь и все вокруг. Слава Богу, что это был всего лишь помидор, брошенный в Кристу каким-то сумасшедшим патриотом. Остановив лошадь, Джереми снял перчатку, стряхнул с себя остатки помидора и посмотрел на жену. Та с ужасом уставилась на него, не понимая, что, собственно, произошло.
– Боже мой! – воскликнула она, прикрывая рот рукой. – Какой же идиот решился швырнуть в меня таким дорогим продуктом?
– Прекрати сейчас же! – заорала что есть мочи какая-то женщина за прилавком, обращаясь, очевидно, к виновнице этого оскорбительного акта. – Ты же сама с удовольствием бы переспала с янки, старая корова, если бы на тебя хоть кто-нибудь польстился!
– Поехали отсюда, – предложил Джесс с гримасой отвращения.
Но Джереми уже слезал с лошади, демонстрируя готовность отыскать и наказать виновную.
– Нет! – попыталась остановить его Криста. – Пожалуйста, не надо, – взмолилась она, когда тот на мгновение замер и посмотрел на нее. – Джесс прав, давай поскорее уедем отсюда! – С этими словами она сильно ударила вожжами лошадь и поскакала прочь.
Ему ничего не оставалось, как вскочить на лошадь и последовать за ней вместе с Джессом.
– Думаю, что будет лучше, если ты отвезешь ее в гостиницу, – предложил Джереми, догоняя ее. – Если, конечно, не возражаешь, – добавил он скорее из деликатности, чем по существу дела. – Не думаю, что ей будет приятно видеть всю эту толпу вокруг правительственного здания.
– Да, ты прав, – согласился Джесс и рванул вперед. – Я сейчас догоню ее.
Джереми помчался вслед за ним, стараясь не терять из виду жену. Только сейчас ему пришло в голову, что нужно было попрощаться с ней еще в Камерон-холле. Здесь она попала во враждебное окружение, хотя, с другой стороны, может быть, все к лучшему. Ведь должна же она когда-нибудь понять этот ужасный и неприветливый мир.
Через некоторое время он явился с докладом к полковнику Бэбкоку и с радостью узнал от него, что его будет сопровождать небольшой отряд надежных людей, среди которых оказалось немало его старых и преданных товарищей по военной службе.
Едва успел он покинуть кабинет старого полковника, как его кто-то тронул за плечо. Джереми резко повернулся и увидел перед собой старого доброго друга, с которым прошел практически всю войну. Это был высокий, стройный негр по имени Натаниель Хэйс, который отличался от всех своих соплеменников прежде всего тем, что никогда не был рабом. Он родился и вырос в Нью-Йорке в семье свободных родителей и еще со времен индейской эпопеи Джереми всегда был рядом с ним. Когда он впервые взял в руки оружие и стал защищать интересы северян на Диком Западе, многие белые американцы были искренне возмущены тем, что рядом с ними находится вооруженный негр, но он все же доказал свое право воевать против мятежников. Правда, они еще долго поглядывали на него с опаской, ожидая от него всяких пакостей. Именно поэтому Натаниель всегда старался быть рядом с Джереми и служить только ему одному, выполняя обязанности не только помощника, но и доверенного лица. Так, например, он часто отправлялся с донесениями и выполнял самые деликатные поручения.
– Натаниель! Ты проделал такой дальний путь только для того, чтобы отправиться со мной из Ричмонда?
Тот широко улыбнулся и радостно протянул руку.
– Да, сэр, но сделал это с огромным удовольствием. Здесь я встретил немало наших старых боевых друзей, с которыми мы служили еще на Миссисипи. То есть до того момента, когда вас отправили на восток с генералом Грантом.
– И ты все это время жил в этом городе?
– Совершенно верно, господин полковник. Ждал того момента, когда смогу присоединиться к вам. Мы отправляемся сегодня вечером?
Джереми покачал головой:
– Дело в том, что со мной находится моя жена.
– Она тоже едет с нами, сэр?
– Нет, Натаниель, – снова покачал головой Джереми. – Ей предстоит упаковать вещи и собрать все необходимое для жизни в дикой пустыне. Думаю, что это отнимет у нее не очень много времени, после чего она присоединится к нам в Литл-Роке. Надеюсь, она понравится тебе, дружище, – сказал Джереми, крепко пожимая тому руку.
Натаниель с готовностью подтвердил его мысль:
– Конечно, сэр. Еще бы она не понравилась мне. Я слышал, что она южанка.
Джереми кивнул головой и замолчал. Да, южанка, причем до такой степени, что даже расстроилась из-за того, что в нее швырнули помидором, в то время как большинству простых людей этот продукт не по карману.
– Вы приведете ее с собой сегодня вечером, сэр? – вежливо поинтересовался Натаниель. – Говорят, здесь будет что-то вроде прощального бала. У нас тут собралось небольшое количество новобранцев, которые вполне могут привлечь внимание отдельных молодых особ. Если, конечно, вы ничего не имеете против, сэр.
– Не имею! – подбодрил его Джереми и добродушно ухмыльнулся. – Конечно же, не откажу себе в удовольствии познакомиться со своими новыми солдатами, а заодно представить вам свою супругу.
Однако впоследствии оказалось, что Криста вовсе не горит желанием познакомиться с его новыми сослуживцами. Когда он, в конце концов, добрался до гостиницы, обнаружилось, что она коротала время в гордом одиночестве. Джереми стал распаковывать свои вещи, поминутно бросая на жену косые взгляды.
– А где Джесс?
– Принимает душ, – равнодушно пожала она плечами, продолжая смотреть в окно.
Она показалась ему такой несчастной и растерянной, что ему вдруг захотелось приголубить ее и хоть как-то утешить, хотя в то же самое время он понимал, что она не нуждается в его утешениях. Собственно говоря, именно из-за него в нее швырнули помидором и обозвали продажной шлюхой, выполняющей роль подстилки для янки.
– Криста, сегодня вечером мои солдаты и офицеры собираются устроить нечто вроде прощального ужина с танцами. Мы тоже должны принять в нем участие.
Она решительно покачала головой:
– Нет, я не хочу. Ты, конечно, можешь делать все, что тебе вздумается, но я не пойду.
– Нет, Криста, ты моя жена и поэтому должна быть рядом со мной.
– Я плохо себя чувствую…
– Ты лжешь.
– В конце концов, я беременна, не забывай об этом! – вспылила она.
– И, тем не менее, ты чувствуешь себя превосходно!
Криста поднялась на ноги, крепко сжала пальцы в кулаки и с угрожающим видом приблизилась к нему:
– Если бы ты хоть немного был джентльменом…
– Ты хочешь сказать, что если бы я был джентльменом-виргинцем, то непременно позволил бы тебе лгать напропалую, но я таковым не являюсь и, надеюсь, никогда не буду. Короче говоря, мои люди жаждут увидеть тебя и оценить твои достоинства. Тем более что они уже знают, что я женился на южной красавице, которая до сих пор симпатизирует мятежникам. Так что, моя дорогая, нам все равно придется предстать перед ними, хочешь ты того или нет. И позаботься, пожалуйста, о своем наряде. Они любят, когда красивые женщины облачаются в красивые наряды.
С этими словами он быстро вышел из комнаты и громко хлопнул дверью, удивляясь тому обстоятельству, что всегда ругается с ней, хотя на самом деле хотел бы просто подойти и крепко обнять. Почему так все получается? Конечно, объяснение здесь очень простое. Она сама заставила его жениться на ней, а он, в свою очередь, заставил ее почувствовать, что этот брак вполне законный и самый что ни на есть настоящий. А почему же тогда он вынудил ее поехать с ним на Запад? Да, прежде всего потому, что безмерно любит ее и хочет, чтобы она всегда была рядом. В противном случае он ни за что на свете не согласился бы жениться на ней, даже если бы сгорел этот чертов Камерон-холл, даже ради Джесса или Келли. Да и вообще никто не смог бы заставить его обзавестись такой строптивой женой, если бы за этим не стояло более глубокое чувство.
Джереми тяжело вздохнул, прикусил нижнюю губу и медленно направился в холл. Гостиница представляла собою типичную постройку южан – здание, в котором Джесс бывал задолго до начала войны. Хозяин этого заведения очень хорошо относился к нему и вообще старался не отставать от времени. Войдя в холл, Джереми обнаружил, что там никого нет. Хозяин налил ему немного виски и оставил его одного. Джереми медленно потягивал жгучий напиток, решив дать жене, побольше времени для размышления.
А что бы он, интересно, сделал, если бы она вдруг заупрямилась и отказалась подчиниться его требованию? Смог бы он, например, схватить ее за руку и потащить на вечеринку? А как бы поступил в этом случае Джесс? Он бы на его месте, несомненно, встал на защиту сестры, как сделал бы это сам Джереми тогда, когда Дэниел впервые повстречался с Келли. Жаль, что в то время он находился на войне и не смог поддержать ее.
Покончив с виски, Джереми решительно поднялся, и направился в комнату. К его удивлению, Криста уже была полностью одета, причем в свое самое лучшее платье изумрудно-зеленого цвета с обнаженными плечами, которые выступали из довольно глубокого декольте. Оно прекрасно подчеркивало все достоинства ее фигуры, а уж что касается груди, то ее пленительность мог оценить даже слепой. Густые черные волосы были аккуратно причесаны и собраны в пучок на макушке, позволяя спадать на шею лишь нескольким локонам. Она сидела у окна и рассеянно смотрела куда-то вдаль, хотя уже стемнело, и наблюдать было практически не за чем.
Джереми остановился на пороге и смотрел на жену до тех пор, пока она наконец-то не повернулась к нему.
– Не слишком ли я крикливо вырядилась? – спокойным тоном спросила Криста, удостоив его коротким взглядом.
Он судорожно сглотнул, как робкий школьник, которого застали врасплох.
– Все просто замечательно, – оценил по достоинству ее усилия Джереми и прокашлялся. – Ты выглядишь в высшей степени безукоризненно.
Криста помолчала, а потом стыдливо опустила голову.
– Безукоризненно для продавшейся янки шлюхи? – тихо прошептала она, не поднимая глаз.
– Нет, для его жены, – хладнокровно поправил ее Джереми.
В этот момент послышался стук в дверь. Джереми резко повернулся на каблуках и увидел перед собой Джесса.
– Вы что, собираетесь на званый ужин? – поинтересовался тот, удивленно оглядывая сестру и зятя. – Если вы предпочитаете ужинать в…
– Нет-нет, Джесс, это совсем не то, что ты думаешь, – поспешил уточнить Джереми. – Нам предстоит нечто вроде прощального бала, где я должен познакомить своих подчиненных с женой. Думаю, что и тебе было бы интересно повидаться со старыми боевыми друзьями.
Джесса не пришлось долго уговаривать. Он, конечно, заметил, что его сестра выглядит какой-то уж слишком бледной и озабоченной, но отнес это на счет предстоящего расставания с мужем. «Господи, как это хорошо, что мы пойдем туда вместе!» – подумал Джереми, наблюдая за ними. Он и представить себе не мог, как поведет себя Криста, когда они прибудут в военный лагерь.
К счастью, все прошло на удивление благополучно. Криста познакомилась с Натаниелем, и, как ему показалось, они быстро нашли общий язык. Правда, когда тот заговорил с ней, она вытаращила от изумления глаза и долго не могла прийти в себя, но потом все пошло как по маслу. Джереми только потом сообразил, что его жена, вероятно, никогда еще не слышала речь чернокожего человека, лишенную каких бы то ни было признаков южного акцента. Через некоторое время Джесс уже увлеченно болтал с майором Уиландом, а Криста освоилась до такой степени, что даже взяла Джереми под руку, что поразило его больше всего. После короткого знакомства со всеми присутствующими они оба, примкнули к военным врачам, и разговор вскоре коснулся предстоящей поездки. Доктор Уиланд всячески убеждал Кристу, что ничего страшного ее не ожидает и что он позаботится о том, чтобы роды прошли нормально.
– Черт возьми! Какой сюрприз! – неожиданно воскликнул Джесс, глядя куда-то в сторону, где собралась группа мужчин. – Прошу прощения. Я отлучусь на минутку, – сказал он, а потом показал рукой на стоящих поодаль людей: – Это же Джулис Ларсон. Ему не больше двадцати лет, но мне казалось, что в самом конце войны он перешел на сторону конфедератов. Его семья живет на полуострове.
Майор Уиланд удивленно посмотрел на друга.
– Да, этот парень действительно воевал на стороне южан, – подтвердил он. – А потом снова присоединился к нам и стал прекрасным кавалеристом. И вообще я должен сказать, что очень многие бывшие мятежники рано или поздно перейдут на нашу сторону, вот увидите. Дело в том, что кавалерист всегда остается кавалеристом, независимо от обстоятельств. К тому же война уже закончилась, и нам предстоит покорять совершенно неизведанные земли. Словом, Запад – это наше будущее!
Вскоре Джереми узнал, что в его отряде действительно есть несколько бывших мятежников, в честь которых полковой оркестр сыграл прекрасную мелодию в самом конце вечеринки, когда уже все собирались расходиться.
Этой мелодией оказалась прекрасная песня «Дикси».
Как только прозвучали первые аккорды, Джереми украдкой посмотрел на жену. Та вытянулась в струнку, гордо вскинула голову и с торжественным благоговением слушала давно знакомую мелодию. Через некоторое время она опустила голову, из чего он сделал вывод, что она, вероятно, плачет. Но он ошибся. В ее глазах не было слез и даже намека на них. Судя по всему, она не намерена больше проливать их по своей утраченной родине. В этот же самый момент он понял еще одну интересную вещь: гордость не всегда является ужасным недостатком, как ему казалось раньше. Она известна с древнейших времен, покоряла многих мужчин и женщин и часто подвигала их на героические поступки. И если сейчас эта самая гордость вынуждает ее бросить отчий дом и отправиться черт знает куда, то пусть будет так.
Вечер прошел прекрасно, но когда они возвращались в гостиницу, Криста снова погрузилась в тягостное молчание. Джереми долго наблюдал за ней и даже пришел к выводу, что она снова впала в свое прежнее состояние неопределенности. Он также решил, что вряд ли стоит приставать к ней в эту последнюю ночь. Зачем насиловать ее и оставлять в ее памяти самые жуткие воспоминания об их расставании.
Но сдержать обещание, данное самому себе, было очень нелегко. Все началось с того, что она никак не могла расстегнуть свои многочисленные застежки, и вынуждена была обратиться за помощью к мужу. Джереми, конечно, не мог отказать ей и вместе с тем не мог спокойно смотреть на ее изящную фигуру, обтянутую тугим корсетом, на стройные ноги, видневшиеся из-под нижней рубашки. Расстегивая крючки дрожащими пальцами, он не мог не ощущать гулкое сердцебиение в ее груди и ту дрожь, которая периодически пробегала по ее телу. Ведь что ни говори, а это их последняя ночь перед ужасно долгой разлукой. В конце концов, он не сдержался и прильнул губами к ее обнаженному плечу. В этот момент он уже ничего не соображал и не мог понять, оказывает она ему сопротивление или нет. Потеряв контроль над собой, он развернул ее к себе лицом, подхватил на руки, понес на широкую кровать и все-таки совершил с ней прощальный любовный акт.
К сожалению, в ее поведении практически ничего не изменилось. Она по-прежнему не реагировала на его ласки, не отвечала взаимностью, но при этом и не сопротивлялась, как было прежде. Когда все закончилось, он тихо лежал рядом с ней и терзался мыслью о том, не совершил ли он непростительной ошибки. Поскольку ничего хорошего в голову не приходило, он, в конце концов, повернулся к ней, приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза. Они были закрыты, чего нельзя было сказать о губах, которые, казалось, призывали его к дальнейшим действиям. Джереми посмотрел на высоко вздымавшиеся груди и на ее прекрасное тело, самим Богом созданное для любви и восхищения.
Нет, ни о какой ошибке и речи быть не может. Она создана для любви, и он правильно сделал, что воспользовался последней возможностью доказать ей свою преданность. Похоже, что сама судьба благословила их на этот союз, почти насильно подтолкнув, друг к другу. Но что будет на тех диких бескрайних просторах, куда их бросает та же самая судьба? Имеет ли он право тащить ее в необжитые и весьма опасные края? Не случится ли там с ними непоправимой беды?
Внезапно Криста открыла глаза и уставилась на него, судорожно пытаясь прикрыться краем простыни. Джереми не выдержал и схватил ее за руку.
– Не надо укрывать от меня свои прелести, – тихо прошептал он. – Ведь впереди у нас очень долгая и почти невыносимая разлука.
Она ничего не ответила и только скромно опустила глаза, заливаясь густой краской стыда.
Джереми присел на кровати и тяжело вздохнул:
– Криста, я думаю, что тебе не стоит ехать туда. Оставайся в Виргинии. Не надо насиловать себя и подвергать тяжким испытаниям.
Она снова открыла глаза и удивленно уставилась на него.
– Я… Я не хочу оставаться здесь, – наконец-то выдавила она из себя.
– Но как же… – Он неожиданно замолчал и насупился.
– Я не хочу оставаться здесь, – более решительно повторила Криста. – Я не хочу… не хочу постоянно наталкиваться на всех этих искалеченных, безруких и безногих людей, у которых нет никакого будущего. Не хочу видеть всех этих грабителей и жуликов, которые наживаются на человеческом горе, не хочу слышать, как они издеваются над бывшими рабами, не хочу слышать стоны обездоленных и внезапно обнищавших белых людей. Я… – Она сделала небольшую паузу, а потом продолжила: – Я просто не могу жить на этой земле!
Джереми склонился над ней и пристально посмотрел в глаза:
– Значит, ты просто-напросто убегаешь от этой реальности и даже готова поменять все эти ужасы на неизвестность, на реальность возможных столкновений с дикими племенами индейцев? Хорошенькое дело! Означает ли это, что ты боишься нынешних трудностей?
Конечно, он прекрасно понимал, что даже если она и боится всего этого, то ни за что на свете не признается ему.
– Нет, я просто устала, – тихо шепнула она.
Джереми долго смотрел на нее, а затем обнял за плечи и притянул к себе. Она на мгновение напряглась всем телом, но он просто погладил ее по густым волосам, не предпринимая попыток снова заняться любовью.
– Ну хорошо, – наконец произнес он с нескрываемым раздражением. – Если ты устала, то тебе необходимо поспать.
Криста облегченно вздохнула и немного успокоилась, а Джереми нежно прижал ее к себе и подумал, что даже сейчас она прекрасна в своей искренности. Каким образом могут смешиваться в душе этой женщины самые противоречивые чувства: гордость и ранимость, напряженность и легкость, добродушие и злость. И, тем не менее, она прекрасна и в любви и в ненависти, причем эти чувства дополняют друг друга, постоянно смешиваясь и создавая невиданные ранее сочетания.
Он не спал в эту ночь.
А рано утром они вместе позавтракали и отправились на железнодорожную станцию, где ему предстояло возглавить свой отряд. С тех пор у них практически не было времени для задушевных разговоров, хотя он и понимал, что им еще очень многое нужно обсудить.
Когда они добрались до станции, Джереми поцеловал жену, крепко пожал руку Джессу и направился к отряду, который уже ждал его дальнейших указаний. Перед тем как вскочить на лошадь, он еще раз посмотрел на Кристу и поймал ее настороженный взгляд. У него создалось впечатление, что она никак не может решиться на последний шаг. После непродолжительных колебаний Криста все же пошла к нему навстречу, но потом вдруг остановилась, увидев, что он уже в седле. Не долго думая Джереми наклонился вниз, поманил ее рукой, а когда она подошла поближе, крепко обнял и поцеловал в губы.
Впервые за все это время она ответила на его поцелуй!
Он с глубоким трепетом ощутил вкус ее губ, почувствовал сладость языка, едва уловимую дрожь изящного женского тела, и ему вдруг стало необъяснимо грустно. Как было бы хорошо, если бы она уехала сейчас вместе с ним и навсегда оставалась рядом. Он мог бы держать ее в своих объятиях целую вечность, не обращая никакого внимания на все происходящее вокруг. Она ответила на его поцелуй! Такого он не мог представить себе даже в самых смелых мечтах. Неужели это означает, что она будет скучать по нему? Или это просто своеобразное проявление радости по поводу его отъезда?
Его сумбурные мысли были прерваны неожиданным взрывом аплодисментов. Его отряд громко аплодировал своему командиру и тем самым как бы подводил черту под их мучительно долгим расставанием. Нужно ехать, другого выхода нет. Остается надеяться лишь на благополучную встречу в незнакомых краях.
С чувством глубочайшего сожаления Джереми оторвался от жены и пристально посмотрел ей в глаза. Они были на удивление чистыми, без каких бы то ни было признаков горечи или сожаления. Он опустил голову, а потом резко выпрямился и приложил к шляпе правую руку, отдавая ей воинские почести.
– Береги себя, любимая! – тихо сказал он и помахал ей рукой.
Криста отошла назад и невольно прикрыла рукой рот.
Через несколько минут отряд уже скакал к станции, а у ворот лагеря остались две неясные фигуры, слабо помахивающие вслед.
Все кончено. Это был прекрасный спектакль для ее брата. Да, но почему же она так охотно ответила на его поцелуй?
Черт бы ее побрал!
Отныне этот Страстный угар, который он испытал в последние минуты прощания, будет преследовать его до тех пор, пока он не увидит ее снова на дикой земле Запада.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100