Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Джереми стоял у широкого окна в комнате Кристы и рассеянно смотрел на запущенный сад. Сад был небольшим, а за ним виднелось огромное зеленое пространство, обрамляющее пологий склон и как бы нехотя спускающееся к низким берегам реки и к пристани. Это действительно была прекрасная и необыкновенно богатая земля, владельцами которой на протяжении нескольких веков были представители знатного рода Камеронов. И все это могло бы быть законным наследством Кристы.
Посмотрев в последний раз на живописную пристань, он перевел взгляд на жену, которая вышла из дома вместе с Джессом, оставив Джереми наедине с его сумбурными мыслями. Правда, она не просила его остаться в доме, но в то же время, как ему показалось, обрадовалась, когда он заявил, что хочет остаться здесь и заняться своими делами. Конечно, никаких срочных дел у него не было, и его желание побыть наедине объяснялось, скорее всего, потребностью собраться с мыслями и окончательно развеять все сомнения, касающиеся предстоящей поездки на Запад. И дело здесь даже не в том, что он хотел сорвать жену с насиженного места и потащить с собой в неведомые и к тому же опасные края. Нет, у нее было достаточно много времени, чтобы обдумать его предложение и сделать свой выбор. Некоторое время назад Джереми имел по этому поводу довольно продолжительный разговор с Джессом, который, не смотря на возникшую дискуссию, в конце концов, привел их к взаимному пониманию. Они договорились, что Джереми немедленно отправится в Ричмонд, а оттуда без особого труда доберется до Вашингтона, где сядет на поезд и через некоторое время прибудет в Иллинойс. А уж оттуда ему придется добираться на пароходе до Литл-Рока. Что же касается его солдат, то часть из них будет сопровождать его из Вашингтона, а другая часть присоединится к нему в Литл-Роке. Джереми был рад, что наконец-то уедет на Запад и прибудет в Литл-Рок раньше намеченного срока, чтобы как следует изучить окрестности этого городка до того, как туда прибудут остальные офицеры с женами и детьми. Всегда полезно знать особенности той земли, на которой предстоит жить и работать. Сейчас для него уже не было секретом, что бескрайние просторы Дикого Запада могут быть очень опасными для новых поселенцев.
Что же касается Кристы, то она должна присоединиться к нему в Литл-Роке. При этом Джесс всячески убеждал Джереми, что ему удастся продлить свой отпуск и составить компанию своей сестре, препроводив ее до самого Литл-Рока. Конечно, Криста заметно расстроилась по этому поводу и попыталась убедить брата, что ему не следует оставлять одних жену и детей, но из этого ничего не вышло.
Внизу под окном послышались постепенно удаляющиеся голоса Джесса и Кристы. Вскоре он увидел, что они оба медленно идут рука об руку по направлению к семейному кладбищу, которое располагалось на полпути между домом и рекой. Голоса постепенно затихли, но он продолжал наблюдать за двумя фигурами. Все-таки Камероны очень красивые люди. Джесс был высоким, статным, с темными волосами, которые на висках уже изредка пробивала седина. Впрочем, во время войны вообще очень быстро седеют…
Снизу донесся звонкий как колокольчик, мелодичный смех. Криста уже была далеко от дома, но ее смех донесся до него и разбудил в его мятущейся душе острое чувство ностальгии по прошлому. Для него не было секретом, что они счастливы здесь, на этой земле, и совершенно не понимают, зачем нужно ехать в какие-то далекие и незнакомые края.
Джереми закрыл глаза и живо представил себе, как сюда съезжаются почти все знатные семьи из всех уголков Виргинии, как этот двор наполняется звонким хором голосов, веселым женским смехом и мерным постукиванием колес экипажей. Не исключено, что сюда приезжали аристократы даже из Вашингтона, что было вполне естественно и объяснимо. Женщины порхали здесь, как редкой красоты цветы, в своих шелковых и парчовых нарядных платьях, а мужчины торжественно шествовали в черных фраках и с огромными сигарами в зубах.
О чем же они сейчас, интересно, говорят, эти два представителя древнего рода Камеронов, уединившись неподалеку от дома? У него было превосходное зрение, и он мог без труда видеть ее повернутое к брату лицо. Вот они остановились перед входом на семейное кладбище, о чем-то беззаботно болтая. Криста мило улыбалась брату, а ее пышные волосы развевались на ветру. Они были чем-то похожи на темно-синие крылья таинственной и прекрасной в своей загадочности птицы, отражающие лучезарные блики яркого солнечного света. Их темные волны спадали на спину и рассыпались на свету мелким бисером, создавая неописуемую простыми словами паутину сверкающих нитей. Вдруг она весело рассмеялась каким-то словам брата и, обхватив его плечи обеими руками, крепко прижалась к нему. В этот момент из дальнего угла двора послышался чей-то голос.
Это был Дэниел. Судя по всему, он уже вернулся домой и сейчас вышел во двор, чтобы составить компанию сестре и брату. Он быстро подошел к ним, нежно обнял Кристу, и они застыли втроем, как неразрушимый символ. Эти трое высоких, красивых и необыкновенно грациозных молодых людей были скреплены нерасторжимыми узами братства, любви и слегка раздражающей посторонних чисто камероновской родовой честью?
Джереми тяжело вздохнул, поймав себя на том, что в душе нарастает легкое чувство досады и даже зависти. Конечно, по большому счету он не ревновал ее к братьям и тем более не осуждал за то, что между ними установились столь близкие родственные отношения. В конце концов, она имеет право на любовь близких ей людей, как, впрочем, и он сам. Нечто подобное произошло и в его семье, то есть между теми ее членами, которым посчастливилось пережить эти смутные времена. Его отец погиб в самом начале войны, оставив о себе добрую память, а старший брат Джоз безвестно сгинул на полях сражений в шестьдесят четвертом году. И только много позже они разузнали, что он сложил голову во время битвы на территории штата Теннеси. Что же касается его второго брата, Джошуа, то он благополучно отвоевал свой срок и вернулся домой с явным намерением заняться фермерским хозяйством. Не долго думая он женился на своей подружке, в которой души не чаял еще с детских времен и которая ждала его все эти годы, не расставаясь с надеждой когда-нибудь увидеть своего возлюбленного живым и здоровым. Сейчас они вполне счастливы и не нуждаются в чьей-либо опеке. Конечно, их старший брат погиб, но они с Джошуа безумно любят свою сестру Келли и могли бы предъявить свой счет Камеронам, если бы относились к участи своей сестры так же болезненно, как это делают Джесс и Дэниел.
Его глаза неожиданно сузились, когда он снова вперился в Кристу. Она была такой подвижной, такой восхитительной, грациозной и величественной! И это касалось не только ее изумительной внешности. Духовный мир этой замечательной женщины был столь же богат и разнообразен, как и ее внешняя красота.
Но, к сожалению, все это не для него.
Джереми прислонился к стене и на мгновение закрыл глаза. Может быть, он слишком строго судит ее и пытается добиться невозможного? Может быть, он все еще скорбит по той единственной нежной и хрупкой женщине с пышной копной светлых волос, которой претила сама мысль спорить с ним?
В эту минуту ему в голову пришла очень забавная мысль. Каждый раз, когда он встречался с Кристой, ему так или иначе приходилось делать то, чего он делать не собирался. Так, например, у него и в мыслях не было жениться на ней, но она все же вынудила его к этому. А потом он вдруг решил заставить ее поехать с ним на Запад, хотя до последнего момента подобных намерений у него не было и в помине. Он просто приехал сюда, чтобы попрощаться и заодно обсудить вероятность и возможность ее поездки. Но как только он увидел ее, тут же из его уст последовал по-военному строгий, не подлежащий обсуждению приказ.
В конце концов, он теперь женатый человек и не намерен коротать жизнь в одиночестве и корчиться от холода в пустой армейской палатке. Конечно, она вряд ли окажется щедрой на ласки любовницей, но ее необыкновенная красота и дразнящее воображение изящество компенсируют недостаток любви.
Его раздумья были неожиданно прерваны каким-то движением снаружи. Выглянув в окно, Джереми увидел, что Джесс и Дэниел оставили Кристу на семейном кладбище и направились к дому, а она глядела им вслед и грустно улыбалась. Она следила за братьями до тех пор, пока они не скрылись за деревьями, а потом повернулась к могилам и опустила голову. Джереми видел, что ее плечи стали заметно подрагивать, и в ту же секунду понял, что она плачет. Он сцепил зубы и ощутил прилив непереносимой жалости и сострадания к этой женщине.
– Вообще говоря, я не думаю, что все это исключительно из-за тебя! – услышал он позади себя чей-то голос.
Резко повернувшись, он увидел на пороге свою сестру.
– Премного благодарен за столь высокое доверие, – напыщенно и с легким упреком произнес он, мягко улыбаясь. – Да еще со стороны родной сестры! – Конечно, они с Кристой могли легко одурачить кого угодно, но только не Келли, которая всегда отличалась редкой проницательностью и неплохо разбиралась в людях. Джереми скрестил на груди руки и прислонился спиной к стене. – Что же привело тебя к такому заключению?
– Нет, она ни словом не обмолвилась о ваших взаимоотношениях. Даже когда я спросила ее напрямик. Она просто посмотрела мне в глаза и ответила, что ты – мой брат и, стало быть, я сама должна знать все твои достоинства и недостатки. – Келли немного подумала, а потом добавила: – Кроме того, она очень мягко и глубокомысленно заметила, что, вообще говоря, вода и масло никогда не смешиваются и не растворяются друг в друге, но бывают совершенно уникальные случаи, когда эти две субстанции могут сосуществовать, не нарушая внутренней структуры каждой из них.
– Она это понимает? – удрученно пробормотал он, хотя и не был удивлен реакцией жены. Он-то хорошо знал, что Криста никогда и ни при каких обстоятельствах не выдаст своих сокровенных мыслей. И не только Келли, но и любому другому человеку.
– Не забывай, что я неплохо знаю и Кристу, и ее братьев, – продолжала убеждать его Келли. – Когда я впервые оказалась в этом доме, они отнеслись ко мне очень великодушно, а Криста даже одарила меня одеждой со своего плеча…
– Разумеется, я не спорю, что в некотором отношении она может быть очень щедрой натурой, – неохотно согласился с ней Джереми.
– То есть не во всех, ты хочешь сказать?
– Келли, есть вещи, которые тебя не касаются непосредственным образом.
Она не обратила внимания на столь грубое замечание, понимающе улыбнулась, подошла к брату и, обняв его за плечи, выглянула из окна.
– Я знаю, о чем она думает.
– Правда?
Ему показалось, что она едва заметно кивнула.
– Ее мысли занимают все те близкие люди, которых они потеряли за последнее время. И это не только ее родители. Она постоянно думает об Энтони Миллере, например, первом муже Кирнан. Часто вспоминает Лейма, а также Джеффа Дэвиса, Джеба Стюарта и всех остальных друзей и знакомых. Они все были молодыми, гордыми и прекрасно воспитанными людьми, настоящими аристократами и утонченными кавалерами. Знаешь, Джереми, смерть всегда выбирает самых лучших.
– Келли, Боже мой! – раздраженно воскликнул он, – Мы тоже потеряли отца и брата!
– Да, я знаю, но мы выиграли войну, а они проиграли!
Пока они спорили, Криста пришла в себя, поднялась с земли, обошла вокруг небольшого семейного кладбища и исчезла за деревьями.
– Куда же она пошла? – недовольно спросил он.
Келли глубоко вздохнула:
– Судя по всему, в летний домик. Его отсюда почти не видно, но если присмотреться, то можно заметить между деревьями его угол. Видишь вон то строение, выкрашенное в белый цвет? Думаю, что до войны это было роскошное и прекрасно меблированное место, где можно было укрыться от изнуряющей летней жары. Его огромные окна выходят на реку, и если открыть их настежь, то все помещение быстро наполняется приятной речной прохладой. Она рассказывала мне, что много лет назад, когда она была еще маленькой, они часто забирались в этот домик, чтобы успокоиться и обдумать все свои проблемы. Думаю, что эта привычка сохранилась у них до сего дня, и если кто-нибудь из них заходит туда, то это означает, что у человека есть серьезные проблемы. Не волнуйся, Джереми, она скоро вернется домой.
– Да уж, хочется надеяться на это, – глухо проворчал он и быстро направился к двери, оставив сестру у раскрытого окна.
Она догнала его только тогда, когда он уже спускался вниз по лестнице.
– Джереми! – позвала она брата, но тот сделал вид, что не слышит ее, и продолжал энергично шагать по ступенькам.
Откуда-то вынырнул Дэниел и схватил ее за руку.
– Оставь их в покое, – предупредил он жену.
– Он в дурном настроении, Дэниел.
– Они сами будут решать все свои проблемы, – продолжал настаивать тот.
Вскоре их голоса совсем затихли, а Джереми продолжал быстро шагать по направлению к летнему домику. Вот он приблизился к тому самому месту, где совсем недавно стояла Криста, опершись на ограду кладбища. Он уже когда-то был здесь и до сих пор помнил то восхищение, которое вызвал у него этот семейный некрополь рода Камеронов.
Он остановился у невысокой чугунной ограды и долго смотрел на могильные плиты. Вон там, в дальнем углу, находились могилы первых Камеронов, покоившихся здесь с конца шестнадцатого века. Конечно, надгробные плиты были очень старыми и потемневшими от времени, но несколько поколений этой семьи тщательно ухаживали за кладбищем недодержали в идеальном порядке все надгробия. Это печальное место было по-своему красивым и живописным.
Осмотрев могилы, он медленно обошел вокруг кладбища и наконец-то увидел светлые стены летнего домика. Подойдя поближе, он обнаружил, что это здание тоже требует тщательного и дорогостоящего ремонта. Джереми подошел к двери, осторожно потянул ее на себя и, шагнув вперед, оказался в комнате с огромным камином у стены напротив двери. Джереми улыбнулся, подумав, что этот домик часто посещали и в зимнее время. Здесь, вероятно, было так приятно посидеть у камина, любуясь ярким огнем, в то время как снаружи гулял холодный ветер, а все пространство вокруг было засыпано белой пеленой снега.
Увидев Кристу, он твердой походкой направился к ней, ничуть не заботясь о том, чтобы она не слышала, как он вошел.
Внутреннее чутье или какой-то слабый шорох подсказал ей, что она не одна в этом помещении. Когда Джереми увидел ее лицо, то почему-то подумал, что слезы отнюдь не украшают женщину, даже такую красивую, как Криста. В ее покрасневших от слез глазах явно промелькнула тревога, а лицо скривилось от красноречивого неудовольствия.
– Что ты здесь делаешь? – тихо прошептала она, глядя на него снизу вверх.
Джереми предупредительно поднял вверх руки.
– Неужели я вторгся в какое-то святилище?
Она отвернулась и молча уставилась на темную воду реки.
– Разумеется, нет, – нехотя проронила она после мучительно долгой паузы.
Он стоял позади нее, не зная, стоит ли продолжать разговор. Ясно было, что он нарушил ее покой, отвлек от очень важных воспоминаний и вообще прервал ее гордое одиночество. Криста живо поднялась на ноги и быстро повернулась к нему, как будто опасаясь, что он может нанести ей удар в спину. Видимо, на его лице обнаружилось нечто вроде удивления, так как она мгновенно покраснела и медленно подошла к камину. Ее шаги были размеренными и тихими, а покрытый облупившейся краской пол скрадывал даже негромкие звуки. Перед камином на полу лежал небольшой ковер из звериной шкуры, даже сейчас украшавший это старое и давно уже требующее обновления помещение. Некоторое время они вдвоем молча смотрели на этот коврик, а потом Криста резко отвернулась.
– Мне кажется, теперь я понимаю, зачем ты все это делаешь, – тихо сказала она, поворачиваясь к нему.
Джереми машинально принял армейскую стойку «вольно», слегка расставил ноги, а руки, которые вдруг стали лишними, завел за спину.
– Неужели? – шутливо переспросил он и тут же добавил: – Ну и что же я делаю, интересно знать?
– Пытаешься заставить меня уехать с тобой.
– Почему ты так думаешь?
Она неопределенно взмахнула рукой и отвернулась, не находя в себе сил, чтобы смотреть ему в глаза.
– Полагаю, это каким-то странным образом связано с Дэниелом и Келли. Если я не ошибаюсь, ты пытаешься подражать ему и повторить то, что в свое время сделал он.
Джереми напряженно молчал, уставившись на жену, а та поспешила продолжить свою мысль, опасаясь, что он прервет ее какой-нибудь отвлекающей фразой:
– Это очень похоже на то, как он поступил с ней в Мэриленде…
В этот момент она внезапно умолкла, так как увидела, что он быстро направляется к ней из глубины комнаты. Джереми подхватил ее за локти, приподнял от пола и повернул к себе лицом.
– Послушай, Криста, давай начистоту. Все, что касается твоего брата и Келли, я высказал еще тогда, когда они поженились, но если тебе угодно, любовь моя, я могу повторить еще раз. Когда я встретил его впервые, у меня не было к нему абсолютно никакой неприязни. Я был твёрдо уверен в том, что он искренне любит мою сестру, а она так же глубоко и искренне любит его. Если хочешь знать, мы, янки, воспитанные в сельской местности Мэриленда, тоже имеем некоторые представления об этике. К твоему сведению, я никогда не переносил на тебя то раздражение, которое, несомненно, испытывал по отношению к Дэниелу.
– В таком случае…
– Нет-нет, выслушай меня до конца. Ты уже все сказала, а теперь моя очередь. Все наши проблемы касаются только нас с тобой, Криста, и больше никого.
– Понятно, – холодно подытожила она и попыталась высвободить свои руки, которые он продолжал крепко удерживать. – Значит, вся твоя злоба направлена исключительно против меня?
– Ты сама в этом виновата! – грустно заключил он и понуро опустил голову.
Криста немного помолчала, а потом медленно повернулась, чтобы уйти, но в этот момент Джереми снова схватил ее за плечи и резко повернул к себе.
– И именно поэтому ты поедешь со мной на Запад! – почти закричал он, позабыв о своем прежнем намерении придерживаться хорошего тона.
Сейчас он сделает то, что очень хотел сделать с момента их первой встречи. Он погрузил пальцы в ее роскошные волосы, притянул ее голову к себе и жадно впился в ее пухлые губы. Он целовал ее страстно, грубо, ничуть не заботясь о том, нравится ей это или нет. Это был поцелуй сильного мужчины, вознамерившегося любой ценой получить все, что ему причитается по праву сильного. Странное заключалось в том, что она не протестовала. То ли он застиг ее врасплох, то ли он так сильно прижал ее к себе, что у нее просто не хватило сил для сопротивления.
Джереми продолжал осыпать ее поцелуями, а потом, поддавшись мощному инстинкту, он осторожно опустился на мех перед камином, увлекая ее за собой. Откровенно говоря, у него не было никаких намерений уложить на пол свою жену в этом летнем домике, но столь долгое воздержание подсказало правильный выбор.
Ее полные губы были слегка приоткрыты, и Джереми расценил это как готовность уступить его натиску. Возможно, она не так уж и хотела близости с ним, но в то же самое время не предпринимала никаких попыток оттолкнуть его от себя или вырваться из его цепких объятий. После длинной череды поцелуев, Криста обмякла, а ее дыхание заметно участилось.
Криста лежала смирно на ковре и лишь слегка покачивала головой, отчего ее густые волосы рассыпались вокруг, как черно-синий бисер. Джереми наклонился над ней и пристально посмотрел на ее черные и длинные ресницы, подрагивающие от неожиданности и бессилия. А когда он накрыл рукой ее полную грудь, выпирающую под тонкой тканью платья, она густо покраснела, еще быстрее захлопала ресницами, а потом и вовсе закрыла глаза. Джереми понял, что получил разрешение на более решительные действия и тут же запустил руку под платье. Черт бы их побрал, этих женщин! Почему они надевают на себя так много всяких тряпок? Его руки стали ласкать густые волосы в заветном треугольнике, и каждое движение доводило ее до исступления. Она тихо стонала, подрагивая всем телом. Когда напряжение достигло максимальной точки, он быстро стянул с себя брюки и все остальное. Какое-то внутреннее чутье подсказывало ему, что она еще не привыкла к подобным играм, хотя и не может уже сопротивляться призывам истосковавшейся плоти. Он продолжал ласкать ее чувственные участки тела и с огромным наслаждением следил за ее реакцией. Она глубоко вздохнула, когда он прикоснулся к ней своей возбужденной мужской плотью. Джереми уже с большим трудом сдерживал себя, стараясь довести жену до того предела, за которым уже не действуют доводы разума. Она отвечала ему взаимностью и, крепко вцепившись пальцами в его мускулистые плечи, подталкивала к дальнейшим действиям. Он ожидал, что она вздрогнет, закричит, начнет отталкивать его от себя, но ничего подобного не произошло. Напротив, она продолжала тихо подрагивать и слегка подыгрывать его движениям.
Сердце гулко стучало в его груди, а перед глазами поплыли темные круги, от которых мир затуманился и стал проваливаться в какую-то бездонную пропасть. Его тело наполнилось удивительной теплотой, и казалось, вот-вот потеряет свою физическую сущность. Звериная жажда близости с Кристой, которая преследовала его с того самого момента, когда он оставил ее после первой брачной ночи, неудержимо прорывалась наружу, подчиняя своей воле все его действия, все его помыслы. Он погружался в нее все глубже и глубже…
Криста часто дышала и поминутно вздрагивала, стыдливо прикрыв глаза. Несмотря на такое возбуждение, она все еще пыталась сдвинуть колени и поправить рукой задранный подол платья. Джереми прикусил губу. Вот она пытается прикрыть свои оголившиеся ноги, и даже подобная попытка возбуждает его больше, чем что бы то ни было.
Джереми подумал, что Дженни в таком случае просто посмотрела бы на себя и весело захихикала, что было вполне естественной реакцией для любой нормальной женщины. Но Криста Камерон была сделана из другого теста и всегда вела себя не так, как другие. Почему же она по-прежнему отвергает его?
Может быть, только потому, что когда-то уже была влюблена и испытывает некоторое чувство неловкости? Но ведь она не была женой своего возлюбленного и, судя по всему, понятия не имеет, что означает супружеская любовь.
Джереми медленно поднялся на ноги и натянул брюки. Затем он подошел к окну и посмотрел на темную воду реки.
– Я сожалею, – произнес он через некоторое время, не поворачиваясь к ней.
Эти слова дались ему с большим трудом, но он понимал, что должен был произнести их.
Криста привстала на коврике, поправила спадающие на глаза волосы и ничего не ответила. По всему было видно, что она пытается овладеть собой и сохранить столь болезненно дорогое для нее чувство собственного достоинства.
– Ну что ж, этого следовало ожидать, – осуждающе проронила она, расправляя плечи.
Не выдержав такого зрелища, он мгновенно оказался рядом с ней, но не стал обнимать жену и уж тем более приставать к ней.
Он просто распластался рядом с ней и пристально посмотрел в глаза:
– Ну ладно, пусть будет так! Я ни о чем не сожалею! Да и о чем, собственно, сожалеть? Ты – моя жена, и мы делали то, что всегда делают женатые люди.
– Честно говоря, – вдруг возразила она, – все женатые люди, прежде всего, уважают друг друга и свои собственные чувства. – При этом Криста гордо вскинула голову и поправила рукой волосы. – Они никогда не совокупляются, как какие-нибудь…
Джереми встал, положив руки на бедра и пристально глядя на нее.
– Я клянусь, что больше никогда не допущу ничего подобного. Обещаю тебе. – Он холодно улыбнулся, вспомнив, как она нечаянно пустила слезу, поняв, что все равно придется отправиться с ним в далекое странствие. Ему стало жаль ее. Сделав шаг вперед, он снова обнял ее, но на этот раз не так страстно, как прежде. – Криста, я обещаю, что никогда больше не стану приставать к тебе и применять силу. Тем более что нам предстоит очень далекий и сложный путь, весьма, кстати, обременительный для женщины, которая привыкла к столь изысканным бытовым условиям. Представь себе – грязь на земляном полу солдатской палатки, а вокруг бескрайние просторы, поросшие лишь колючим кустарником! Но и это еще не все. Самое страшное заключается в том, что в этих совершенно диких краях живут многочисленные индейские племена, многие из которых мало чем отличаются от диких животных.
Криста резко выдернула руку, гордо вскинула вверх подбородок и гневно блеснула глазами.
– Если ты пытаешься напугать меня, то из этого ничего не выйдет! – отчеканила она с надменной суровостью. – И вообще можешь катиться ко всем чертям со своими угрозами. Я, между прочим, пережила здесь войну и выжила, несмотря ни на что! Кроме того, я…
– Да, ты очень живучая, – нетерпеливо перебил ее Джереми. – Никто из женщин не может сражаться с таким отчаянием, как ты.
Криста величественно отбросила со лба угольно-черную прядь волос и встала в боевую стойку, не зная, как отразить выпад мужа. По всему было видно, что ее терпению приходит конец и что скоро она перейдет в нападение.
– Ты еще пожалеешь об этом! – грозно прошипела она, надвигаясь на него. – Или ты перестанешь насмехаться надо мной…
– Что? – насмешливо прервал ее Джереми. – Что ты со мной сделаешь? Позовешь своих братцев или сама разорвешь меня на мельчайшие кусочки?
Она бросилась на него с диким криком, размахивая кулаками и пытаясь выцарапать ему глаза.
– Криста…
– Пусти меня, мерзавец! – С этими словами она изловчилась и сильно двинула его коленкой в пах.
Джереми согнулся в три погибели и крепко сцепил зубы, чтобы не завыть от нестерпимой боли.
– Криста! – сдавленно прорычал он и сильно крутанул ее руками, после чего прижал спиной к себе, хотя бы на какое-то время обезопасив себя, таким образом, от ее дальнейших ударов.
– Никогда больше не смей поднимать на меня руку! – сурово предупредил ее муж.
Она молча повисла у него на руках и задрожала как осиновый лист.
– А то что? – воспрянула она через некоторое время и гордо посмотрела на него снизу вверх.
Джереми наклонился к ее уху и тихо прошептал, тщательно выговаривая каждое слово:
– А то пожалеешь об этом. Я могу доставить тебе массу неприятностей.
– Я тебе покажу, мерзкий янки! – взвилась она, отчаянно вырываясь и брыкаясь.
– Ну что ж, валяй, – спокойно отреагировал он и неожиданно оттолкнул ее от себя.
– Да как ты смеешь!..
– Как смею? Очень просто! У меня нет другого выбора! Ведь я женился на знатной представительнице святого семейства. – Приношу извинения за то, что грубо нарушил твой покой. Джесс сказал, что собирается сопроводить тебя до Ричмонда, чтобы там проститься со мной, но, думаю, это произойдет не ранее завтрашнего дня. А у меня еще есть много неотложных дел, моя дорогая. Мне нужно покопаться в книгах твоего брата, так что если захочешь порезвиться со мной, приходи в библиотеку. А между тем можешь вернуться на кладбище и окропить всю окрестную землю своими горькими слезами…
С этими словами он поклонился, демонстрируя скорее насмешку, чем уважение, и быстро вышел из комнаты.
Будучи рожденным на земле Мэриленда, он прекрасно понимал Кристу, понимал ее неизбывную душевную боль и сострадание ко всем тем, кто не вернулся домой. Он не хотел быть слишком грубым по отношению к ней и уж тем более жестоким, но это получилось как-то само собой. Ему вдруг захотелось крепко обнять жену, приласкать ее и успокоить.
Черт бы ее побрал! Не столько ее, сколько ее чрезмерную гордость, заносчивость, ее совершенно неженскую дерзость. А вместе с этими невыносимыми качествами и ее красоту, перед которой невозможно устоять. Откуда у нее столько огня, столько безудержной страсти?
Нужно быть максимально осторожным с этой чертовкой. Ее можно одолеть лишь умом, силой воли и незаурядным терпением. И ни в коем случае нельзя показывать ей, что он понимает ее чувства и с состраданием относится к ним. И особенно важно скрыть от нее свои истинные чувства, свою безграничную привязанность, иначе все его усилия пойдут прахом, и он влюбится до беспамятства.
Если, конечно, еще не поздно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100