Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Вне всяких сомнений, это было редкое зрелище. Джесс, все еще состоявший на военной службе, приехал домой в военной форме с огромной кокардой на шляпе. Стоявшая рядом с ним Кирнан выглядела предельно элегантной даже в своем каждодневном платье желто-горчичного цвета, которое прекрасно гармонировало с ее белокурыми волосами. Дэниел уже давно сбросил свою серую форму конфедерата и был одет в темные бриджи, темный пиджак, белую рубашку и широкий галстук красноватого оттенка. За ним оцепенело стояла Келли в голубом платье с оборочками и кружевами и с бархатным турнюром. Ее серые глаза выражали, пожалуй, наибольшее удивление и готовы были почти в буквальном смысле вылезти из орбит. При этом у нее было такое смешное выражение лица, что при других обстоятельствах это могло бы весьма позабавить Джереми, но сейчас ему было, естественно, не до смеха.
После долгой и мучительно напряженной паузы за спиной Джереми послышался глухой стон Кристы. Не долго думая он повернулся к ней и нежно обнял за плечи, надеясь, что она не станет брыкаться и усугублять свое положение совершенно излишней при данных обстоятельствах борьбой. И он не ошибся.
– Боже мой, как вы здесь оказались? – поинтересовалась Криста, уставившись на них с таким же примерно недоумением, с каким те таращили глаза на нее и Джереми. – Я… – пыталась продолжить она свою мысль, но ее внезапно прервали.
– Господи Иисусе, это же Макгоули! – наконец-то опомнился Дэниел, у которого даже челюсть отвисла от возмущения.
В спальне снова повисла гнетущая тишина, которую, похоже, никто не собирался нарушать.
– Макгоули, – снова вмешался Дэниел, слегка смущенный тем обстоятельством, что его возглас не возымел на остальных нужного действия, – если ты что-то…
В этот момент на выручку Джереми самоотверженно бросилась Келли:
– Дэниел! Не забывай, что это мой брат!
– А она – моя сестра! – злобно парировал тот и недовольно поморщился.
– Ну ладно, ладно! – примирительно заворчал Джесс и поднял руку, как бы пытаясь остановить назревающий скандал.
При этом он решительно вышел вперед, преграждая путь более вспыльчивому брату. – Давайте попробуем разобраться в том, что здесь происходит…
Криста открыла рот, пытаясь отыскать объяснение происходящему, но Джереми крепко прижал ее к себе, давая понять, что ей пока не стоит вмешиваться в мужской разговор.
– Знаешь, Дэниел, – невозмутимо начал он, – ты, конечно, имеешь все основания изрыгать проклятия и брызгать слюной, стараясь защитить честь сестры, но не кажется ли тебе, что нечто подобное происходило в тот самый день, когда я вернулся домой и застал свою сестру беременной, которая ждала именно от тебя ребенка? Я тоже был тогда возмущен до глубины души и грозил тебе самыми страшными карами, какие только мог придумать.
– Да, но я женился на твоей сестре… – горячо возразил было Дэниел, – ко так и не закончил фразу.
– Стоп, друзья мои! – прервал его Джесс, снова выходя вперед. Ситуация, как показалось Джереми, становилась все более и более угрожающей. – Дэниел, Джереми, – продолжал Джесс, – послушайте меня. Все проблемы, касающиеся Келли, вы уже давным-давно решили. Дэниел, не забывай, что Джереми встал на нашу сторону, когда речь шла о спасении нашего дома. Давайте немного успокоимся и обсудим все наши проблемы. – Он сделал многозначительную паузу, а затем снова уставился на Джереми и Кристу. – Так вот, Макгоули, скажи мне, пожалуйста, какого черта ты делаешь в постели моей сестры?
– Объяснение здесь только одно и к тому же достаточно простое, – с прежней невозмутимостью ответил Джереми, обращаясь к Джессу, но безотрывно глядя на Дэниела, – Все дело в том, что Криста – моя жена.
– Жена?! – первой не выдержала Кирнан.
– Криста, это правда? – выпалил Дэниел так быстро, что остальные даже опомниться не успели.
– Да, я действительно…
– Ты вышла за него замуж? – потребовал Дэниел с выпученными от удивления глазами.
Келли нервно закашлялась, а потом смело шагнула вперед:
– Дэниел, а почему тебя, собственно говоря, удивляет тот факт, что у моего брата может быть жена? Он что, недостоин ее руки? – Последняя фраза Келли содержала в себе изрядную долю справедливого возмущения.
– Келли! – раздраженно воскликнул Дэниел.
Джесс сделал шаг вперед, пытаясь предотвратить скандал.
– Если чему и стоит удивляться, Келли, то только тому, что мы даже представить себе не могли, что Криста может выйти замуж за человека, с которым раньше даже разговаривать не желала. Вы же все прекрасно знаете, какие между ними были отношения. Насколько я понимаю, это все правда, не так ли? Вы не шутите?
– Чистая правда, – охотно подтвердил Джереми, прижимая к груди супругу. – И я готов объяснить вам все подробности столь поспешного шага, если вы, конечно, сочтете возможным оставить нас в покое на несколько минут, чтобы мы могли одеться и привести себя в порядок.
– О да, разумеется, – мгновенно согласилась Кирнан и тут же направилась к двери, подавая пример всем остальным.
– Боже мой, какой кошмар! – громко выдохнула Криста, обхватив голову руками. – Кто мог подумать, что они приедут сегодня утром? Да еще все вместе! Какой ужас! Что теперь делать? Как нам выпутаться из этого кошмара? – Она неожиданно вскочила с постели и заметалась по спальне, совершенно забыв о том, что на ней нет одежды.
Джереми смотрел на нее, вытаращив от восторга глаза, и чувствовал новый прилив энергии. Она была прекрасна в этот момент, дикая, необузданно страстная и чрезвычайно чувственная.
Криста подбежала к платяному шкафу и распахнула его Дверцу.
– Нам придется как-то объяснить им, почему мы оказались в одной постели, – растерянно пробормотала она, даже не удостоив его взглядом.
Джереми медленно сполз с широкой кровати, подошел к ней сзади и остановился, откровенно любуясь ее великолепной фигурой. Криста долго рылась в шкафу, пока наконец-то не отыскала там дамские панталоны.
– Я, кажется, знаю, как можно объяснить…
Джереми обхватил ее плечи обеими руками и, повернув к себе лицом, пристально посмотрел ей в глаза:
– Нет.
– Что значит «нет?» – удивилась она и решительно покачала головой. – Что ты хочешь этим сказать? Не забывай, что наш так называемый брак был заключен по моей инициативе, и сейчас я буду решать его дальнейшую судьбу.
Ее дыхание стало более частым и даже прерывистым, и Джереми смотрел ей прямо в глаза, но на самом деле боковым зрением следил за тем, как высоко поднимаются и опускаются ее полные груди. Боже милостивый, как она восхитительна! Он почувствовал, что в нижней части живота что-то заныло, а потом его мужская плоть стала быстро набухать, откровенно демонстрируя свою готовность к любви и совокуплению. Криста как будто почувствовала это напряжение и смущенно опустила голову, но тут ее взгляд невольно упал на его вздыбленное мужское достоинство, и она громко вскрикнула, быстро поднимая голову:
– Джереми, в доме полно людей! Если ты попытаешься прикоснуться ко мне, я заору так, что сюда сразу же прибегут мои братья! А уж они-то не дадут меня в обиду!
Он так яростно скрипнул зубами, что даже в глазах потемнело, а потом решительно притянул ее к себе.
– Послушай, Криста, это уже не похоже на какую-то обычную вечеринку в твоем саду. Неужели ты до сих пор так и не поняла всю серьезность положения, в котором мы оба оказались по твоей милости? Хочешь заорать? – ехидно просипел он. – Ну что ж, пожалуйста. Можешь начинать прямо сейчас, так как я не намерен обращать внимания на твои многочисленные капризы. Смею надеяться, что и твои братья не станут помогать тебе в этом. Они очень хорошие парни и все прекрасно поймут.
Лицо Кристы внезапно стало мертвенно-бледным, а губы мелко задрожали. Она уже не оказывала ему практически никакого сопротивления и только глубоко дышала, то опуская, то поднимая свои длинные ресницы.
– Отпусти меня, пожалуйста, – взмолилась она, наконец.
Джереми неохотно выполнил ее просьбу, повернулся и пошел одеваться, а она тем временем лихорадочно натягивала на себя панталоны.
– Ты можешь спуститься вниз без меня, – объявила она и тяжело вздохнула.
Черт возьми, как было бы хорошо, если бы он действительно согласился взять на себя труд объяснить всем ее родственникам суть дела.
– Ты хочешь, чтобы я один расхлебывал кашу, которую ты заварила по собственной глупости? Чтобы я встретился один на один с этими львами? – ехидно протянул он, поворачиваясь к жене.
Криста как раз надевала платье и выглядела еще более соблазнительной, чем прежде. Только сейчас он заметил, что у нее очень много самых разнообразных нарядов. На этот раз она предпочла облачиться в новое платье голубовато-серого цвета с замысловатыми кружевами и симпатичными оборочками. Оно было весьма элегантным и прекрасно подчеркивало все достоинства ее несравненной фигуры. Криста, несомненно, умела хорошо одеваться.
– Во-первых, моих братьев трудно назвать львами, – примирительным тоном сказала она, – а во-вторых, как мне показалось, ты их совсем не боишься.
– Разумеется, не боюсь, – согласился Джереми. – Но это вовсе не означает, что мне наплевать на их мнение. Страх и уважение – это совершенно разные вещи, – пояснил он и провел ладонью по небритой щеке. Конечно, сейчас неплохо было бы побриться, но времени уже нет.
– Ну что, миссис Макгоули, пошли?
Он торжественно вскинул голову и протянул ей руку. Криста демонстративно проигнорировала ее, резко повернулась и направилась к двери. Джереми деликатно промолчал и молча последовал за женой.
Криста гордо шагала по коридору, прекрасно понимая, что Джереми не отстает от нее ни на шаг. Вообще говоря, все может пройти очень гладко. Главное, чтобы ее так называемый муж вел себя по-джентльменски и во всем соблюдал приличествующую дистанцию. Вдруг она ощутила, что ее щеки заливаются густой краской. Как он оказался в ее постели? Ведь она засыпала одна и даже представить себе не могла, что проснется рядом с мужем. Конечно, это было очень приятно, ничего не скажешь. Это было похоже на сказочный сон. Она даже сейчас помнила ту непривычную теплоту, которая исходила от его большого и сильного тела. А его упругие мышцы! Она вдруг вспомнила ту часть его тела, которая вызвала у нее неописуемое смущение, и еще больше зарделась.
Господи, она уже замужем! Даже представить трудно. Но если верить Джереми, то это действительно так. А почему, собственно, она должна сомневаться в этом? Эта мысль показалась ей настолько простой и доходчивой, что она внезапно остановилась перед самой лестницей. Вся ее родня уже собралась внизу и с нетерпением взирала на торжественный выход.
– Что мы им скажем? – растерянно шепнула Криста мужу.
– Посмотрим, жизнь покажет, – уклончиво ответил тот и взял ее под руку. – Скажем, что я проезжал мимо, увидел тебя, мы влюбились с первого взгляда и тут же помчались оформлять брак.
– Как романтично! – съязвила Криста и улыбнулась. Ей самой понравилась его шутка.
– Не только романтично, но еще и патетично! – добавил Джереми со знанием дела и придирчиво оглядел себя с ног до головы. Он был одет в свою привычную униформу и даже напялил на голову широкополую шляпу, в чем не было абсолютно никакой необходимости. Впрочем, на шляпе была кокарда полковника кавалерии, как и у Джесса, что наверняка поможет им найти общий язык.
Немного подумав, Джереми надвинул шляпу на глаза и сделал вид, что ему все это надоело и вообще он очень недоволен тем, что Криста вовлекла его в эту авантюру. Именно с таким видом он спустился вниз, поддерживая супругу под руку.
А Криста тем временем сыграла роль невинной грешницы, самоотверженно спасающей честь и достоинство своего рода. Она понимала, что очень сложно будет объяснить ее мгновенный и весьма необычный порыв, но, тем не менее, рассчитывала на понимание и сочувствие со стороны своих близких. Джереми был очень высоким, что доставляло ей массу неприятностей. Создавалось впечатление, что она смотрит на него как-то заискивающе, снизу вверх, а она к этому не привыкла.
В этот момент Джереми облокотился на перила и с удивлением посмотрел на нее:
– В чем дело, Криста? Ведь это же твои братья! Думаю, что именно ты должна все им вразумительно объяснить. Скажи всю правду, и они поймут.
– Я просто не хочу, чтобы они подумали… – вяло пролепетала она и неожиданно запнулась на полуслове.
– Что? – немедленно потребовал Джереми суровым тоном, но так и не получил ответа. И вовсе не потому, что она не хотела отвечать ему, а прежде всего потому, что сама не знала ответа.
– Если хочешь, я могу сам ответить на твой вопрос, – не преминул съязвить Джереми. – Ты просто-напросто не хочешь, чтобы они узнали правду. Конечно, не очень приятно, когда они узнают, что ты вынудила к женитьбе практически незнакомого мужчину, которого к тому же презираешь. И все это ради спасения своего дома. Фактически, ты продала себя за груду потемневших от времени кирпичей.
Кристе так захотелось влепить ему пощечину, что даже рука зачесалась. Она даже дернулась, чтобы осуществить свой замысел, но он крепко держал ее за руку и контролировал каждое движение.
– Нет, дорогая моя, не стоит этого делать, – своевременно предупредил он. – Во всяком случае, не сейчас.
– В таком случае, – вспылила она, – веди себя нормально!
– Хорошо, согласен, – спокойно отреагировал он и еще ближе притянул ее к себе. Причем так близко, что она почувствовала на губах его горячее дыхание. – Знаешь, дорогая, мы скажем им, что обстоятельства потребовали от нас обоих незамедлительных действий. Но потом так получилось, что мы приглянулись друг другу и теперь жить не можем друг без друга. Мы скажем, что уже перестали ощущать себя непримиримыми врагами, так как война позади, и вообще все уже закончилось. Короче говоря, дело здесь вовсе не в спасении этого дряхлого дома, а в наших искренних чувствах, которые проявились в столь неожиданных обстоятельствах. Словом, у нас все хорошо, мы любим друг друга, и ты, как верная и преданная жена, уезжаешь со мной на запад.
Она молча уставилась на него, не зная, что делать – оттолкнуть его от себя или заорать, что она ни за что на свете не бросит дом и не поедет черт знает куда и черт знает зачем. Но в одном он, конечно, прав. Сейчас совершенно не важно, что сказать. Главное, чтобы это выглядело вполне пристойно и правдоподобно.
– Ну что, ты готова? – нетерпеливо прервал он ее грустные мысли.
Криста нахмурилась и провела языком по нижней губе. Нет, она не чувствовала себя полностью готовой к такому испытанию, но времени на раздумья уже практически не осталось. Не дожидаясь от нее ответа, Джереми подхватил ее под руку и повел вниз по лестнице.
Вся семья Камерон собралась внизу и нетерпеливо дожидалась их справа от входа. Когда они стали спускаться вниз, Криста отчетливо слышала приглушенный шепот и чувствовала на себе их пронзительные взгляды. Она прикусила нижнюю губу и попыталась придать себе вид невозмутимой и абсолютно уверенной в своей правоте женщины. В какой-то момент ей показалось, что Келли защищает Джереми, в то время как все остальные предпочли хранить гнетущее и оттого еще более красноречивое молчание. Затем до нее донесся хриплый голос Дэниела. Он показался ей немного обеспокоенным, но без каких бы то ни было признаков откровенной угрозы или ненависти.
И только после этого к невнятному шуму голосов добавился мощный бас Джесса. Конечно, она не смогла разобрать почти ничего из его слов, но общий тон был для нее понятен. Он во всем винил исключительно самого себя и постоянно чертыхался из-за того, что вынужден был оставить сестру дома и тем самым свалить на ее хрупкие плечи все тяжкие заботы по поддержанию хозяйства.
– Ну что? – вопросительно вскинул вверх брови Джереми, когда они уже почти спустились вниз.
– Входи первый, – простодушно предложила Криста.
– Нет, мадам, только после вас! – ехидно заметил он и гостеприимно взмахнул рукой.
Криста окинула его испепеляющим взглядом и резко толкнула двойную дверь гостиной.
Джереми остановился у порога, закрыл за собой дверь и выжидающе посмотрел на Кристу. Только сейчас он понял, что она оказалась прекрасной актрисой и великолепно сыграла роль невинной грешницы. Она вошла в комнату с очаровательной улыбкой на устах и сразу же направилась к сгрудившимся в углу родственникам.
– Как это прекрасно! Не могу поверить, что вы все вернулись домой! А где же дети? – С этими словами она поцеловала своих невесток, а потом обняла каждого из братьев. При этом Джесс охотно откликнулся на ее объятия, а Дэниел проявил некоторую сдержанность, намекая на то, что ждет от нее вразумительных объяснений.
– Почему вы так неожиданно вернулись, черт возьми? – незатейливо полюбопытствовала она, обращаясь ко всем сразу.
Джесс, стоявший чуть поодаль, облокотившись на каминную полку, удивленно приподнял бровь.
– Просто хотели проявить самую элементарную заботу о нашем доме, – спокойно ответил он. – Один мой давний друг в Вашингтоне сообщил, что здесь творятся какие-то странные вещи. Насколько я понял, кто-то пытается завладеть нашим поместьем и предпринимает для этого немалые усилия. И все якобы из-за того, что мы не уплатили налоги на недвижимость.
Джереми подумал, что, может быть, именно сейчас он должен вмешаться и прояснить суть дела, но потом сдержал себя и решил немного подождать.
Джереми решил, что дальше тянуть нельзя и пора прийти на выручку своей дражайшей супруге.
– Знаешь, Джесс, здесь произошла довольно странная вещь, – начал он, внимательно окинув взглядом все семейство Камерон. – Я получил новое назначение и решил проведать Келли до своего отъезда. Но когда подъехал к дому, то увидел на дверях постановление местного суда о конфискации имущества. Времени оставалось очень мало, и нужно было предпринимать самые решительные действия, чтобы спасти дом. – Он сделал небольшую паузу, в течение которой неторопливо подошел к Кристе, обнял ее за талию и привлек к себе. – И вот в этот трудный момент к нам пришло самое лучшее из всех возможных решений. Мы поженились.
– Но вы же ненавидели друг друга! – изумленно воскликнула Келли.
Джереми улыбнулся, с удовлетворением отметив про себя, что оказался столь же неплохим актером, как и Криста. Никогда не обнаруживал в себе раньше подобного таланта.
– Да, сейчас, вероятно, так оно и выглядит, но я клянусь вам, что Криста сделала это по своей доброй воле. Она хотела выйти за меня замуж!
– Правда, – выдохнула она и недовольно поморщилась.
Но Камеронов подобные объяснения еще не убедили окончательно.
– Черт возьми! – неожиданно выругался Джесс. – Это я во всем виноват. Не нужно было ехать в Вашингтон.
– Что за ерунда, Джесс? – поторопился успокоить его Дэниел. – При чем тут ты? Здесь нет твоей вины. Если кто здесь и виноват, так это, прежде всего я. Не забывай, что я был мятежником и воевал на стороне южан. И вот теперь настал час расплаты.
– Нет, Дэниел, – настойчиво продолжал спорить с ним Джесс, – я старший из всех вас и именно поэтому считаю себя виновным за происшедшее…
– Постойте, – неожиданно вмешалась Криста, – прекратите этот дурацкий спор! – При этом она склонила голову на плечо Джереми и нежно провела рукой по его руке. – Никто из вас в этом не виноват. Боже мой, мы с Джереми так счастливы, что наконец-то обвенчались! Я вообще не понимаю, что с вами произошло. Вместо того чтобы поздравить нас и поднять тост за наше счастье…
Снова наступила гнетущая тишина.
Джесс прокашлялся и кивнул:
– Джереми, я могу поговорить с тобой с глазу на глаз в моем кабинете?
Тот отпустил Кристу и деликатно поклонился, открывая дверь.
Келли тут же увязалась за ним, но Джесс остановил ее решительным жестом руки:
– Я хочу поговорить с ним наедине.
Келли недовольно поморщилась, но на всякий случай промолчала. Однако не успели они войти в кабинет, как за ними последовал Дэниел.
– Она не только твоя сестра, но и моя тоже, – напомнил он брату.
Тот не стал спорить с ним и молча пригласил в кабинет.
Джесс подошел к огромному шкафу, открыл дверцу бара, внимательно посмотрел на бутылки и достал оттуда не бренди, а виски, хотя было еще утро.
– Джереми, – сказал он, не поворачиваясь к нему, – я чертовски благодарен тебе за помощь и буду твоим должником до гробовой доски. – С этими словами Джесс повернулся и протянул Джереми почти полный бокал. Какое-то время он молчал, по всей видимости, подыскивая нужные слова. – Я твой должник еще с тех самых пор, когда ты помог нам отстоять наш дом во время набега этого негодяя Эрика Дабни.
– Дело в том, что Дабни угрожал не только вам всем, но и моей сестре тоже, – напомнил ему Джереми. – Нет, Джесс, ты мне ничего не должен. И Дэниел тоже. Во всяком случае, в той мере, в которой об этом можно было бы говорить всерьез. Тем более сейчас.
– Но что же тогда, черт возьми, здесь произошло вчера? – угрюмо вспылил Дэниел.
– Все случилось именно так, как я уже вам сказал, – повторил Джереми и наклонился вперед, поставив на стол бокал с недопитым виски. – Послушайте меня внимательно, я клянусь, что совершенно законно женился на вашей сестре. Если угодно, могу показать вам брачное свидетельство. Оно хранится в моей сумке. Разумеется, она очень хотела, чтобы вы тоже при этом присутствовали, но обстоятельства не позволили нам сидеть сложа руки и дожидаться, когда вы соизволите явиться в свой родной дом. Надеюсь, вы помните, что речь шла о конфискации вашего родового поместья!
Джесс и Дэниел быстро переглянулись, а потом снова уставились на Джереми.
– Значит, Джесс был прав, – спокойным тоном заявил Дэниел. – Мы действительно в неоплатном долгу перед тобой.
– Джереми, черт возьми, ты должен понять, что Криста – наша единственная сестра! – тоном оправдания произнес Дэниел, а потом решительно взмахнул рукой. – И если ты намерен рано или поздно развестись с ней…
– У меня нет подобных намерений, – успокоил его Джереми.
– У тебя действительно нет таких планов? – осторожно поинтересовался Джесс.
Джереми решительно покачал головой:
– Конечно, я готов вас понять и признаю, что все произошло слишком быстро. Тем более что мне нужно скоро вернуться в Вашингтон, чтобы оттуда отбыть к месту прохождения службы. Я получил приказ отправиться на Запад и организовать там защиту наших новых территорий. Не знаю, как отнесется к этому Криста. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы она поехала со мной, но при этом я оставляю за ней право остаться здесь. И вообще нам предстоит обсудить множество вопросов, непосредственно касающихся нашего будущего. Но как бы там ни было, я не допускаю мысли о разводе. Могу сказать вам откровенно: Криста – самая очаровательная женщина из всех, которых мне доводилось встречать. Так какого же черта мне разводиться с ней?!
Братья снова переглянулись и облегченно вздохнули. Первым не выдержал более экспансивный Дэниел. Радостно улыбнувшись, он сделал шаг вперед и дружелюбно протянул руку.
– Ну что ж, в таком случае – добро пожаловать в нашу семью!
– А что касается семьи Макгоули, – с нарочитой небрежностью проворчал Джереми, – то вы соединились с ней задолго до этого. – При этом он охотно пожал руку Дэниела.
А Джесс тем временем дружески похлопал его по плечу:
– Ну и прекрасно! Наконец-то вы оба нашли общий язык. Что же до меня, то я от чистого сердца поздравляю тебя, дружище, с законным браком.
– Не волнуйтесь, – продолжал утешать их Джереми, – я готов поклясться, что жизни не пожалею ради вашей сестры и своей жены.
– Ну ладно, – подытожил Джесс. – Не кажется ли вам, что пора вернуться к женам, которые, вероятно, уже истосковались без нас, обгрызая от волнения ногти?
Все дружно согласились и вернулись в гостиную, где на них безмолвно уставились изнывающие от любопытства глаза. Женщины нервно ерзали на стульях в ожидании объяснений.
– Я настолько отвык от этого дома, – шутливо произнес Джесс, – что даже не знаю, найдется ли у нас хоть немного шампанского? Криста, у нас осталось шампанское?
Криста сидела рядом с Кирнан и тревожно наблюдала за происходящим. Услышав вопрошающий голос брата, она резко вскочила и показала рукой куда-то в сторону:
– Думаю, что надо посмотреть в подвале. Я сейчас…
– Нет-нет, не беспокойся, – остановил ее Джесс и позвал слугу. – Пусть это сделает Джиггер.
Тот расплылся в улыбке и кинулся в подвал, откуда принес несколько покрытых пылью бутылок. Все наполнили бокалы и дружно осушили их после первого тоста.
Вскоре в доме зазвучали веселые голоса детей. Криста соскучилась по ним и весело играла с племянниками, в то время как Джереми пристально следил за детьми Келли. Вероятно, у них с Кристой тоже будут такие же примерно дети. Если, конечно, все будет нормально. Ведь Криста такая упрямая и капризная. Нет-нет, рано или поздно их отношения обязательно закончатся именно этим. Это же не просто его прихоть. Это, можно сказать, часть их совместного договора. Она получает свой родной дом, да благословит его вовеки Господь, а он должен получить от нее сына. Или дочь. Может быть, девочка будет такой же красавицей, как и мама.
В этот момент племянник подбежал к нему и радостно уцепился ручонками за его брюки. Джереми подхватил мальчика и усадил себе на колени. Вскоре на пороге появилась нянечка Джейни с легким ужином на огромном подносе. Это была пока только закуска перед шикарным ужином, который, как она обещала, будет готов через, несколько часов.
Вечер прошел в обстановке оживленной беседы и шумного веселья. Джереми вволю наговорился с Келли, а Криста шумно обменивалась новостями со своими братьями. Она была веселой и даже решилась обсудить с ними предложение мужа насчет поездки на Запад. Но больше всего, естественно, этот вопрос волновал Джереми. Он еще никогда не был в тех краях и поэтому все время выспрашивал у Джесса и Дэниела их впечатления о поездке в Канзас.
Когда ужин закончился, они все направились в гостиную, где их ждали кофе и бренди. На пути к гостиной Криста перехватила Джереми и потащила его в сторону.
– Что случилось? – обеспокоено отреагировал он.
Она опустила голову и прикусила нижнюю губу:
– Я… Я хотела поблагодарить тебя за все. Не знаю, что ты там сказал моим братьям, но все получилось просто великолепно. Благодарю.
– Ничего особенного. Я убедил их в том, что не намерен разводиться с тобой, вот и все.
Криста тихо ахнула и даже ресницами захлопала от возмущения.
– Да, именно так, моя дорогая, – ехидно подтвердил он.
Она смотрела на него так, словно хотела вцепиться ему в глотку и разорвать его на куски.
Джереми самодовольно ухмыльнулся и подмигнул ей:
– Ты поняла, что я сказал, или нет?
– Поняла, черт бы тебя побрал! – сердито выпалила Криста, сжав кулаки. – Еще бы мне не понять этого!
– Камероны всегда выплачивали свои долги! – злобно прошептала она, и ее лицо исказила гримаса несчастья. Затем она резко повернулась и исчезла за дверью гостиной.
Детей отправили спать, а взрослые сидели вокруг огромного стола и беседовали. Джесс достал из шкафа старую карту, которую сохранил еще с тех времен, когда был на Западе, и развернул ее на столе.
Кирнан устало потянулась, зевнула, а потом извинилась; заявив, что слишком устала за этот день, и пошла к себе. Вскоре за ней последовала и Криста, предварительно обняв братьев и подчеркнуто-формально поцеловав Джереми. При этом она не преминула гневно сверкнуть глазами и плотно сжать губы. Потом наступил черед Джесса. Он тоже сослался на усталость и отправился спать. После этого Джереми еще долго болтал с Дэниелом, но, в конце концов, и тот сдался, намекнув Келли, что пора уже и им немного отдохнуть.
– Я сейчас поднимусь, – пообещала ему Келли, а потом повернулась к брату. – Ты можешь дурачить кого угодно, но только не меня, – сказала она, когда Дэниел скрылся за дверью гостиной. – Я не верю ни единому твоему слову.
Слегка опешив от неожиданности, Джереми поднял вверх руки, провел ладонями по волосам, а потом устало опустил их и облокотился на каминную полку.
– Келли, чего ты от меня хочешь? Я же сказал, что если бы не наш брак, то дом был бы конфискован по решению суда.
Она медленно встала, подошла к нему и стала быстро говорить, чеканя каждое слово:
– Все дело в том, Джереми, что я знаю Кристу лучше, чем ты. Да, она гордая и весьма независимая женщина, отличающаяся необыкновенным упрямством. Она может отстаивать свои интересы так, как это делает, например, дикая кошка. Но ты не знаешь, что значит находиться в этом доме все это время, когда шла война, вести хозяйство и ломать голову над тем, когда и как начнется штурм этой южной крепости… – Она умолкла, увидев на его губах снисходительную ухмылку.
– Келли, не забывай, что ты моя сестра. Я не собираюсь сделать Кристе ничего плохого. Она сама изъявила желание стать моей женой, и это единственное, чего я буду от нее требовать.
Келли поднялась на цыпочках и поцеловала брата в щеку.
– Я буду молиться за вас, – тихо сказала она. – Джереми, ты мой брат, и я очень люблю тебя. Но и Кристу не предам.
Келли исчезла за дверью, а Джереми вдруг подумал, что Криста ждет его. Камероны всегда погашают свои долги. Ну что ж, прекрасно, долг платежом красен. Он взял со стола бутылку и хотел было налить себе немного бренди, но потом передумал и поставил ее на прежнее место.
Криста лежала на кровати в длинной ночной рубашке, повернувшись к нему спиной. Джереми был абсолютно уверен, что она не спит, а лишь притворяется, и это его немного позабавило. Он прикрыл за собой дверь спальни и постоял у порога, чтобы подразнить ее.
Выждав приличествующую моменту паузу, он подошел к кровати, аккуратно разделся, сложил вещи на стул, отвернул край простыни и нырнул в постель. Хватит ждать. Он и так слишком долго ждал этого момента. Не долго думая Джереми прижался к ней всем телом и, положив одну руку на плечо, повернул на спину. Ее глаза были закрыты, но он точно знал, что она не спит.
– Криста, хватит притворяться! Я знаю, что ты не спишь. У тебя красивая рубашка, но сейчас она тебе ни к чему, – тихо прошептал он ей на ухо.
– Ты самый настоящий сукин сын! – со злостью прошипела она.
Джереми согласно кивнул головой:
– И не просто сукин сын, а с примесью янки. Тот самый, которого ты будешь долго помнить после того, как он уедет.
– Ты уезжаешь? – быстро спросила она, заметно оживившись.
Тот молча кивнул и задумался. Эта мысль только сейчас пришла ему в голову и сразу же показалась очень своевременной. Это будет лучшим выходом из положения не только для них двоих, но и для всех остальных.
– Криста, сними эту чертову рубашку, в конце концов!
– Но…
– Либо ты это сделаешь сама, либо я просто сорву ее с тебя, как сделал это прошлой ночью. Выбирай, но только поскорее.
Криста слегка приподнялась на кровати, прошипела что-то вроде того, что он негодяй, мерзавец и вонючий янки, но все же стала неохотно стаскивать с себя рубашку через голову. При этом она ни на минуту не переставала чертыхаться и осыпать его самыми жуткими проклятиями. Швырнув ее на пол, она уселась рядом с ним и, мелко задрожав – то ли от холода, то ли от стыда, то ли от ярости, – опустила голову. Не выдержав напряжения, она подняла на него глаза, в которых стояли слезы, а потом вдруг откинулась на подушку.
– Ну ладно, черт с тобой! Давай! Делай свое грязное дело, но побыстрее!
Джереми стоило немалых усилий не рассмеяться на весь дом. Он наклонился над ней, упершись локтем в подушку, отбросил как можно дальше простыню и нежно погладил рукой ее обнаженное тело. Удивительно, что природа создает такие совершенные формы. Ее кожа была идеально гладкой, а тусклый лунный свет придавал ее телу еще больше загадочности и таинственности, подчеркивая все выпуклости и впадины. Особенно привлекательными казались ему углубления между упругими грудями и в темном треугольнике, где сходились в одной точке ее стройные ноги и плоская поверхность живота. Сначала он просто прикоснулся к ней кончиками пальцев, наслаждаясь каждым движением, каждым ее изгибом. Она лежала тихо, закрыв глаза, и, казалось, совершенно не реагировала на эти прикосновения. Но это было лишь кажущееся спокойствие. Когда он провел кончиками пальцев по ее соскам, она невольно вздрогнула и сделала глубокий вдох, как будто ей не хватало воздуха. Соски мгновенно набухли и бесстыдно устремились вверх, что было заметно даже при этом слабом лунном свете. Джереми не устоял перед искушением попробовать их губами.
Она не оказывала никакого сопротивления, не отталкивала его от себя, но в то же самое время не изъявляла никакого желания ответить на его ласки хотя бы самым легким поцелуем. Джереми решил не торопить события и не допускать грубого нажима, но удержать себя в руках было уже невозможно. Запустив пальцы в ее густые волосы, он прильнул к ее губам и почти силой разомкнул их, прикоснувшись языком к ее ровным и слегка увлажненным зубам. В этот момент она вздрогнула, как будто пораженная ударом молнии. В ней было столько страсти, столько неукротимой энергии, что даже голова кругом шла.
Оторвавшись от ее губ, он поднял голову и посмотрел ей в глаза. Она тоже смотрела на него и тяжело дышала. Почему она так испугана? Неужели боится его? Она, Криста Камерон, боится своего мужа?
– Ты не делала этого раньше? – осторожно поинтересовался Джереми, продолжая гладить ее волосы.
– Ах ты дубина неотесанная! – возмущенно ахнула Криста и попыталась вырваться из его объятий.
Джереми самодовольно ухмыльнулся, хотя и сам не понимал, почему его это так порадовало. Воспользовавшись ее оплошностью, он снова схватил ее и крепко поцеловал, лишая возможности продолжать сопротивление. Этот поцелуй показался ему еще более страстным и возбуждающим, Вероятно, из-за ее отчаянного сопротивления. Затем он немного успокоился и посмотрел ей в глаза.
– Ну ладно, я попробую быть более деликатным, – пообещал он, не выпуская ее из рук.
Криста не сочла нужным ответить и лежала молча, закрыв глаза и предоставив себя в его полное распоряжение. Он наклонился к ней, еще раз поцеловал в губы, а потом стал нежно теребить набухшие соски и, в конце концов, прижался губами к нежной плоти в самом низу живота. Она попыталась воспротивиться этому, но силы окончательно покинули ее, что дало ему возможность полностью окунуться в средоточие всех земных радостей. Криста тихо стонала и не сопротивлялась даже тогда, когда он решительно раздвинул ей ноги.
Джереми легонько провел рукой по густым волосам темного треугольника, а затем осторожно просунул палец внутрь. Криста вздрогнула и застонала, не открывая глаз. Он продолжал ласкать ее до тех пор, пока она не стала отвечать ему легкими, едва уловимыми движениями бедер. Он ощущал трепетную пульсацию ее плоти, уже готовой к любви. Его поглаживания становились все более ритмичными и настойчивыми, пока, наконец, она не выгнулась дугой. Тогда он прильнул к ее нежной плоти губами и стал возбуждать ее кончиком языка. Криста вцепилась обеими руками в его курчавые волосы и глухо стонала, умоляя о пощаде. Он слышал ее мольбы, но уже не мог остановиться, погружаясь в нее все глубже и глубже. Вскоре Криста забилась в судорогах и стала мотать головой из стороны в сторону, чем сильно напугала его. Никогда раньше он не видел такого безудержного взрыва страсти.
Сделав небольшую паузу, он поднял голову и посмотрел ей в глаза. Они тускло мерцали в лунном свете и безотрывно следили за ним с каким-то осуждающим укором. Джереми склонился над ней, поцеловал в губы, а потом медленно, чтобы, не дай Бог, не причинить ей боли, вошел в нее. Только сейчас он понял, что она не лгала ему, когда всячески препятствовала близости и изо всех сил оказывала сопротивление его настойчивым попыткам овладеть ею. Она действительно не была близка с Макглоски и до сих пор свято хранила свою девственность.
Его не остановило даже то, что она вскрикивала от боли и кусала губы. В конце концов, эта женщина создана для любви. Ее тело прекрасно чувствовало партнера и охотно реагировало на его позывы, в то время как она сама всячески противилась своему женскому инстинкту и тем самым лишь усугубляла свое положение. Ее движения становились все более глубокими и страстными и все чаще совпадали с его собственными в едином порыве. Джереми закрыл глаза и полностью отдался любви, стараясь не сдерживать себя и не контролировать свои поступки. В безудержном порыве страсти он подложил руки под ее спину и крепко притянул к себе, чтобы поглубже проникнуть в нее.
Излив в нее всю свою страсть, он лежал на ней, не шелохнувшись, и не хотел выходить из нее, но она напомнила о своем существовании несколькими довольно резкими движениями. Джереми тут же сообразил, что с его стороны было самым настоящим свинством вдавливать в постель эту хрупкую женщину, и он быстро скатился на бок. Криста отреагировала на это недовольным ворчанием, после которого мгновенно повернулась к нему спиной и затихла, как раненый зверь, который наконец-то нашел надежное укрытие.
– Криста, я сожалею, что сделал тебе больно. Прости. Понимаешь, это настолько естественно, что я просто не нашел в себе силы, чтобы сдержать порыв. И потом, насколько мне известно, женщины всегда плачут, когда в первый раз испытывают…
– Я не плачу! – безвольно прошептала она.
Но Джереми был уверен, что на сей раз она обманывает его. Как ему хотелось утешить ее, приласкать, успокоить, прижать к себе. Он нежно провел рукой по ее спине.
– Криста…
Она вздрогнула, как от удара хлыстом, но не повернулась к нему.
– Ты получил все, к чему так долго стремился. А теперь оставь меня, пожалуйста, в покое!
Он отдернул руку, словно обжегся о горячую плиту, перевернулся на спину и тупо уставился в потолок. «Ты все равно будешь моей, Криста, – подумал он, не сводя глаз с потолка. – Непременно будешь моей. Всецело и безраздельно».
– Все кончено… – неожиданно громко всхлипнула она.
– Нет, любовь моя, – деликатно поправил Джереми, – все только начинается.
Он крепко обнял ее и прижал к себе, а его губы снова впились в ее нежные губы, не оказывавшие на сей раз никакого сопротивления. Он целовал ее до тех пор, пока она не стала подрагивать, а ее губы не увлажнились от его поцелуев. Потом он стал осыпать поцелуями ее шею, подбородок, ложбинку между грудями и наконец-то добрался до темных кружков вокруг сосков. Он дразнил ее до тех пор, пока она не стала вырываться и извиваться всем телом, пытаясь освободиться от его настойчивых рук. Он, продолжая целовать ее тело, перевернул на живот и накрыл ее своим горячим и жаждущим нового взрыва телом. На этот раз напряжение нарастало долго, но и разрядка была намного сильнее. Когда он громко вскрикнул и затих на ней, она не издала ни единого звука и только слегка трепетала.
Все было прекрасно, но как только он улегся рядом с ней, она тут же повернулась к нему спиной, что вызвало в нем новый приступ раздражения.
– Криста, ну почему? – решительно потребовал он ответа, вглядываясь в темноте в смутные очертания ее лица.
– Не знаю, о чем ты говоришь, – тихо ответила она, не поворачиваясь.
Джереми снова провел рукой по ее спине, давая понять, что все может повториться.
– Криста, ты моя жена. Почему ты не хочешь смириться с этим?
– Не понимаю, о чем ты говоришь, – снова повторила она.
Он привстал на постели и заглянул ей в глаза.
– Нет, дорогая моя, ты все прекрасно знаешь. Ты соткана из плоти и крови и обладаешь невиданным темпераментом. Скажу откровенно, что таких женщин я еще не встречал.
– Я не отвергаю тебя, – сухо проворчала она.
– Нет, отвергаешь, – продолжал настаивать он. – И не спорь со мной.
Криста немного помолчала, а потом взорвалась:
– Я тебе ничего не должна! Какого черта ты пристал ко мне? Ты взял от меня все, что хотел, и я не могу дать тебе больше того, что уже дала. Во мне уже нет ничего, что принадлежало бы тебе! И вообще ты не…
Она замолчала так же внезапно, как и закричала. Джереми обхватил ее плечи и резко повернул к себе лицом. Ее глаза были влажными от слез и гневно сверкали в лунном свете.
– Я не такой, как кто, Криста? – злобно процедил он сквозь зубы.
Она молча покачала головой.
– Нет, ты должна сказать мне всю правду, – настаивал он, – Не хочешь? Ну ладно, тогда я попробую ответить вместо тебя. Я не такой, как Лейм Макглоски. Ну, так вот, моя дорогая мисс Камерон, тебя тоже нельзя назвать женщиной моей мечты, но я стараюсь не думать об этом и именно поэтому дал согласие жениться на тебе. Твой Лейм уже давно мертв! Думаю, что тебе следует оставить его в покое и строить новую жизнь. Ты понимаешь меня?
Криста прикусила губу и с ужасом уставилась на него.
– Да здравствуют герои-победители! – не без ехидства прошептала она.
– Ну и черт с тобой! – неожиданно мягко сказал Джереми. – Прекрасно! Поступай, как знаешь! Ты принадлежишь к покоренному народу и можешь с полным основанием считать себя побежденной.
Вместо ответа Криста вырвалась из его рук и повернулась спиной, а он продолжал таращить глаза в потолок и думать о своем отношении к жене. Не все потеряно. Она полна жизни, и надо только разбудить в ней дремлющее желание. Она может ненавидеть его всю жизнь, но, в конце концов, все равно повернется к нему лицом. Конечно, ее истинная природа по-прежнему заперта на замок, но он непременно отыщет тот самый волшебный ключик, с помощью которого откроет ее сердце и душу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100