Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Для Кристы это была самая странная свадьба, какую только можно было себе представить. Узнав суть дела и выяснив причину столь поспешного заключения брака, епископальный священник в конце концов согласился освятить этот довольно странный союз. Они, как это и положено по церковному обряду, произнесли слова клятвы и пообещали, что будут верно хранить этот союз перед лицом Бога. Затем были произнесены все приличествующие слова, а в качестве свидетелей выступили два паренька из церковного хора.
Она вздрогнула, а потом взяла себя в руки и посмотрела на стоявшего рядом Джереми. Смирившись с неожиданно обрушившимся на него ударом судьбы, он вел себя спокойно и с достоинством переносил всю рутину церковного обряда. Более того, он по собственной инициативе взял на себя труд объяснить священнику неординарную срочность этого брака. Интересно, что он сейчас думает? Как относится ко всему этому ритуалу? Если судить по внешним проявлениям, то никакой радости он от этого не испытывает. Может быть, его душат какие-то воспоминания? В одном она была абсолютно уверена: он не воспринимает их брак серьезно, и это, несомненно, облегчит ей задачу будущего развода. Значит, она все-таки убедила его в том, что все это делается ради спасения дома, и как только все закончится, они пойдут каждый своим путем.
Криста медленно огляделась вокруг. Обряд бракосочетания проходил в совершенно пустой церкви на окраине Уильямсбурга, стены которой хранили память об артиллерийском обстреле.
В этот момент она практически не слышала слов священника, а он все что-то говорил и говорил, бесконечно заглядывая в толстую книгу. До нее доходили лишь отдельные фрагменты брачной церемонии, из которых она уловила, что нужно любить друг друга, почитать мужа и повиноваться ему. И вот настал момент, когда она должна была присягнуть на верность мужу и выразить согласие с тем, что было только что сказано. И она это сделала без малейших колебаний. Под конец церемонии она вдруг подняла голову и посмотрела на висевшее над головой распятие. «Прости меня, Господи», – произнесла она про себя и быстро отвернулась, чтобы не терзать себя мучительными сомнениями. Бог поймет ее и простит за все эти прегрешения. Он вынужден будет сделать это, так как сам позволил свершиться этому нечестивому обряду. Ведь именно Он позволил этим грязным и вонючим янки выиграть войну!
До нее донеслись слова клятвы, произносимые ее скоро приобретенным мужем. В его голосе было что-то странное.
Удивительно, но он произносил все эти слова сильным и строгим голосом, как будто искренне верил в серьезность происходящего.
Священник напряженно покашлял, намекая на то, что брачная церемония подошла к концу.
– А сейчас, полковник Макгоули, вы можете поцеловать свою невесту.
Губы Джереми нежно прикоснулись к ее челу. Поцелуй был более чем скромным, но от него ее тело точно охватило пламя, сердце неистово заколотилось.
Вскоре они получили свидетельство о заключении брака и могли, наконец, покинуть церковь. Криста почему-то была так сильно взволнована, что у нее дрожали пальцы, и она с большим трудом смогла поставить в этом чрезвычайно важном документе подпись.
Жена священника тем временем поднесла им по стаканчику сладкого и терпкого хереса.
Джереми быстро опрокинул стакан с вином, заплатил священнику за труды его, слегка притронулся кончиками пальцев к своей широкополой шляпе и, крепко взяв Кристу за руку, направился к выходу. Во дворе они вскочили на застоявшихся лошадей и быстрее ветра помчались к зданию окружного суда.
Там Джереми предъявил судебному исполнителю свидетельство о заключении брака, на котором еще чернила не успели просохнуть. Затем он выложил на стол полторы сотни долларов и поставил свою подпись под каким-то, документом. Суетливый и покрасневший от волнения клерк поспешил заверить его, что теперь их собственность никто не сможет оспорить.
Все кончилось, слава Богу. Криста резко повернулась и вышла из кабинета, быстро шагая по направлению ко двору, где были привязаны их лошади. Джереми молча проследовал за ней. Там они остановились и облегченно вздохнули.
Джереми пристально посмотрел на нее и снисходительно хмыкнул:
– Надеюсь, теперь ты вполне счастлива?
– Разумеется.
– А тебя не смущает тот факт, что ты соврала перед алтарем?
Она поправила волосы и отвернулась в сторону. Ну почему он до сих пор так едко упрекает ее? Почему в его глазах сверкает этот чертовски неприятный огонек осуждения?
– Я уже говорила тебе, что готова выйти замуж за самого, дьявола, чтобы только спасти Камерон-холл, – холодно проронила она и снова посмотрела на него. – И я хорошо знаю, что окажусь в аду после смерти. Ты сам мне об этом сказал.
Он неожиданно покачал головой, а его губы скривились в неком подобии насмешливой ухмылки:
– Нет, Криста, я ни единым словом не упомянул о смерти. Боюсь, что все прелести ада тебе придется испытать еще при жизни. Ведь ты сама сказала, что готова обручиться не только с дьяволом, но даже с тем мерзким заросшим сержантом по имени Бобби, – ехидно напомнил он ей. – Смею тебя заверить, что этот грязный и вонючий бородатый сержант может очень скоро показаться тебе более предпочтительным, чем твой нынешний законный муж. Насколько я понимаю, мадам, вы изволили выйти замуж за самого настоящего дьявола, разве не так? Ведь ты действительно считаешь меня дьявольским отродьем!
– Да, ты самый настоящий янки-дьявол, – согласилась она и удивилась, что он так настойчиво продолжает распекать ее. Зачем это нужно сейчас? Ведь все уже сделано, все позади.
– Боже мой, – ехидно заметил он, – ты сожалеешь о том, что обозвала меня дьяволом, или о том, что вышла за меня замуж?
Криста настороженно взглянула, на него и, к ужасу своему, увидела, что он насмехается над ней. Ей вдруг захотелось сказать ему что-то обидное, унизительное, но она не успела этого сделать.
– Ну ладно, не обращай внимания, – неуклюже попытался успокоить ее Джереми. – И вообще можешь не отвечать на мой вопрос. Так что же нам теперь делать? Мы уже поженились и можем забыть об этом печальном событии. А твой Камерон-холл в целости и сохранности дожидается приезда хозяйки. Теперь его уже никто не сможет конфисковать или отобрать. Что же нам теперь делать? Полагаю, нужно поужинать.
– Я… знаешь, мне что-то не хочется есть, – тихо промямлила Криста, боясь посмотреть ему в глаза. Сейчас ей хотелось только одного: побыстрее добраться до своего дома и как можно скорее позабыть о своем новоиспеченном муже.
– А я просто умираю от голода. В самом буквальном смысле.
Она потупила взор и стала рассматривать землю под ногами. Ничего не поделаешь. Он весь день возился с ней, помогал решить такой важный вопрос, сделал все возможное, чтобы уладить проблемы, и поэтому, вполне естественно, проголодался. Вероятно, ей все же придется отужинать с ним.
– Ну ладно, согласна, – кивнула она и подняла голову.
В конце улицы они отыскали небольшой ресторан и быстро уселись за свободный столик. Джереми не преминул воспользоваться первой же возможностью, чтобы расстроить ее. Он с самого начала торжественно объявил официанту, что они молодожены и по такому случаю хотели бы выпить шампанского и закусить ростбифом.
– Ну что ж, миссис Макгоули, – шутливо произнес он, высоко поднимая вверх бокал с шампанским, – за вас, моя дорогая! – Он тщательно выговаривал каждое слово, как будто хлестал ее кнутом по самому чувствительному месту. При этом с его губ не сходила едкая насмешливая ухмылка.
Она взяла себя в руки и тоже подняла бокал.
– За Камерон-холл! – не менее торжественно провозгласила она и выдавила из себя некое подобие улыбки.
– А также за все то, что мы совершили во имя его святейшего величества! – насмешливо добавил Джереми и залпом опрокинул в рот содержимое бокала.
– Ну что ж, пусть будет так! – злорадно прошептала она сквозь плотно стиснутые зубы. – Мне наплевать на твои едкие насмешки!
– Но только до того момента, когда я вступлю в свои законные права, согласна? – невозмутимо спросил он и снова налил себе шампанского.
Она удивленно вытаращила на него глаза. Впервые за весь сегодняшний день она вдруг подумала о том, а как он, собственно говоря, оказался здесь в нужное время и в нужном месте.
– Интересно, что ты делал в Виргинии? – полюбопытствовала она, стараясь казаться как можно более спокойной и вежливой.
Джереми поставил на столик бокал и пристально посмотрел на супругу:
– Ничего особенного. Просто решил навестить сестру и попрощаться с ней.
– Попрощаться?! – удивленно воскликнула Криста. – А куда же ты отправляешься, если не секрет?
Он небрежно махнул рукой куда-то в сторону:
– На Запад.
Криста неожиданно нахмурилась.
– Зачем? Ведь война уже закончилась…
– Да, война закончилась, – прервал он ее и резко наклонился вперед. – Но все мои соседи разбежались, а мои поля завалены трупами. Сейчас я не могу вернуться в родные края.
Криста даже вздрогнула, почувствовав в душе легкий всплеск симпатии к этому человеку. Ей вдруг показалось, что она не очень хорошо знает его, что какие-то его черты остались для нее непостижимыми. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Уж слишком долго продолжалась эта проклятая война. А он прошел ее с самого начала и до последнего сражения, как и ее родные братья. Конечно, он тоже устал от всей этой бессмысленной бойни, и она прекрасно понимала его в этот момент.
– Ты намерен остаться в армии? – поинтересовалась она.
– Я всегда служил в действующей армии и намерен продолжать свою службу. Знаешь, на Западе сейчас огромное количество совершенно неосвоенных земель, которые требуется защищать.
– Ты имеешь в виду земли индейских племен?
Джереми подтвердил ее догадку кивком головы.
– Значит, ты снова отправляешься на войну.
– Надеюсь, что до этого дело не дойдет.
– Но они же самые настоящие дикари.
– Не все. Некоторые из них вполне цивилизованные люди. Они более цивилизованные, чем некоторые белые люди, причем не важно, откуда они пришли – с Севера или с Юга.
Криста опустила голову и рассеянно уставилась на свою тарелку.
– Тебе нужно хоть немного поесть, – подсказал он, наливая ей шампанское и глядя на ее хмурое лицо.
Почему-то это вполне безобидное замечание покоробило ее.
Джереми, тотчас разгадав перемену ее настроения, медленно поставил бутылку на стол и холодно блеснул глазами, мгновенно изгнав только что появившуюся теплоту.
– Боже мой, я опять попал впросак! – заявил он со злорадной ухмылкой. – Готов исправиться. Голодай, дорогая!
Криста еще ниже опустила голову и часто заморгала глазами.
Джереми немного помолчал, пристально наблюдая за ней. Она ощущала на себе его сверлящий взгляд и терялась в догадках относительно его дальнейших намерений. После кратковременного перемирия между ними снова возникла тягостная напряженность. Нет, надо все-таки найти приемлемый способ не нагнетать обстановку и не создавать ненужных проблем. Сколько можно терзать себя разрушающей враждой? Ведь он все-таки пошел на уступки и оказал ей неоценимую помощь, хотя и противился этому всеми силами.
Ее мысли были неожиданно прерваны. Его пальцы легли на ее руку и крепко сжали ее. Она даже вздрогнула, как будто ее молнией поразило.
– Эта война оказалась чертовски долгой, не правда ли? – спросил он мягким голосом, в котором она без труда уловила нечто похожее на робкую нежность и сочувствие. Нет, только этого еще недоставало. Ей ни к чему его жалость, и она резко выдернула руку из его ладони.
– Думаю, что нам следует остаться здесь и переночевать в гостинице.
– Нет! – поспешно выкрикнула Криста. – Ты, конечно, можешь остаться, если хочешь, а я поеду домой. Я должна быть там, чтобы… хотя бы для того, чтобы убедиться, что он все еще стоит на старом месте.
Она встала со стула, и устало выпрямила плечи.
– Знаешь, Джереми, если ты хочешь остаться здесь на ночь, я не буду возражать.
– Нет.
– Ты не волнуйся, я прекрасно доберусь до дома сама…
– Криста, черт возьми, я бы проводил тебя домой, даже если бы ты была моей самой обыкновенной знакомой. А ты, между прочим, не просто знакомая, а моя законная жена, и я никак не могу позволить, чтобы ты болталась ночью совершенно одна.
А ей вдруг подумалось, что она была бы в большей безопасности, если бы поехала домой одна. Она не знала, почему это произошло, но после брачной церемонии его настроение стало более угрожающим, чем прежде. Только сейчас она поняла, что немного боится его.
– Как тебе будет угодно, – неохотно согласилась она и вышла из ресторана.
Он вдруг вспомнил, что им пришлось пережить очень нелегкий денек. Но сейчас он завершился, а впереди была беспокойная ночь. У него есть еще два дня, чтобы попрощаться с родными и прибыть в Вашингтон для продолжения службы. Собственно говоря, здесь его удерживало только желание повидаться с сестрой и попрощаться с ней перед долгой разлукой. Причем он ни минуты не сомневался, что Криста сделает все возможное, чтобы за это время оформить развод или вообще аннулировать этот безумный брак. Правда, на эту формальность может уйти больше времени, чем он предполагал, но, в конце концов, это не имеет никакого значения. Все равно он скоро окажется на далеком и совершенно Диком Западе. Где, как совершенно верно подметила она, идет самая настоящая война. Стало быть, у нее будет более чем достаточно времени для того, чтобы окончательно разобраться с их удивительным браком.
Они подъехали к дому глубокой ночью. Луна ярко освещала окружающее пространство, придавая этому старому поместью какой-то особенно загадочный и таинственный вид. Камерон-холл действительно был красивым в этом лунном свете. Его красные кирпичи и белые колонны создавали причудливое сочетание седой древности и величественного классицизма, отчего он был похож на сказочный средневековый замок старинного рыцаря.
Возможно, что до войны он и был таким замком знаменитого местного аристократа, но сейчас времена изменились, и от былого величия остались лишь отдельные воспоминания.
– Слава Богу, он все еще стоит! – радостно воскликнула Криста, когда они подъехали к дому. Облегченно вздохнув, она пришпорила лошадь и мгновенно обогнала Джереми, помчавшись галопом по узкой дороге. Ее лошадь промчалась мимо него как ветер, и ему ничего не оставалось делать, как стиснуть зубы и последовать ее примеру.
Когда он подъехал к веранде, она уже спешилась и привычно привязывала лошадь к стойке. Дом действительно был цел и невредим. Криста бегала перед ним, как кошка перед пойманной птичкой, и все время повторяла одни и те же слова:
– Слава Богу! Слава Богу!
– Да уж действительно, слава Богу, – иронично заметил он, соскакивая с лошади.
Она, казалось, не обратила на его тон никакого внимания.
– Джереми, позаботься, пожалуйста, о лошадях! – произнесла она скорее тоном приказа, чем просьбы.
– Да, мадам, – невнятно пробормотал Джереми таким злым голосом, что она не могла не обратить на это внимания.
Подобрав подол юбки, она вдруг резко повернулась к нему.
– Комната для гостей всегда готова к приему посетителей, – торопливо объяснила она. – Надеюсь, ты знаешь, где она находится? Третья дверь в конце холла с левой стороны.
– Да, я знаю Эту комнату, так как неоднократно останавливался в ней, – недовольно поморщившись, произнес Джереми, соскакивая с лошади.
Джереми плотно сжал зубы и задумался. Что же теперь делать? Он чертовски устал от всех ее упреков и, в особенности от ее язвительного прозвища янки, которое она произносила с глубочайший презрением не только к нему лично, но также и ко всем остальным выходцам из северной части страны. А ее манера откровенно использовать его в своих целях выводила из себя.
Впрочем, почему бы не устроить маленькую потасовку сегодня ночью? Разумеется, ему от нее абсолютно ничего не нужно, но она должна хорошо запомнить одну простую вещь: если заключаешь с кем-либо договор, то надо быть готовым сполна платить по счетам. Надо полагать, для нее это будет не слишком высокая цена.
– Криста! – окликнул ее Джереми, подавив в себе последние сомнения. – Думаю, что было бы весьма неплохо, если бы ты подождала меня. Нам нужно поговорить.
– Джереми, я очень устала, – процедила она сквозь зубы тоном, который не оставлял никаких сомнений в том, кто здесь является настоящей хозяйкой.
Вот так! Он выполнил свои обязанности перед ней, и теперь может убираться ко всем чертям. «Нет, мисс Камерон, все не так просто, как вам кажется». Его пальцы невольно сжались в кулаки, а на загорелых щеках отчетливо проступили желваки. Впрочем, пусть считает, что легко отделалась. Конечно, он не станет сейчас скандалить и спорить с ней. Нужно пожелать ей спокойной ночи и пусть катится ко всем чертям.
А Криста тем временем стояла на пороге дома, окутанная мягким лунным светом, и пристально смотрела на темную фигуру Джереми, застывшую в нескольких шагах от нее.
В этот момент Джереми подскочил к ней, схватил за руку и так крутанул к себе, что она завертелась юлой, а потом уткнулась в его широкую грудь, уперевшись в нее ладонями. Ее глаза стали огромными от неожиданного рывка, но в ту же секунду в них блеснул огонек отчаянного протеста. Не успела она открыть рот, чтобы хлестко отчитать его за такую наглость, как он опередил ее.
– Нет-нет, дорогая женушка! – сказал он как можно мягче и деликатнее. – Так не пойдет. Куда это ты собралась?
– Джереми, я… я очень устала и хочу спать.
– Ты хочешь так вот просто расстаться и все?
Она смотрела на него с недоумением, а потом сокрушенно покачала головой:
– Да, именно так. Наша игра в свадьбу благополучно закончилась.
– Закончилась? – с наигранным недоумением переспросил он. – Но сейчас ты не можешь сказать, что я не твой муж! – ехидно обронил он и широко улыбнулся, наслаждаясь произведенным впечатлением. – Черт побери, неужели ты так быстро забыла о том, что произошло сегодня вечером? Осмелюсь напомнить, что ты вышла за меня замуж!
Криста напряглась и даже покраснела от ярости. Она снова была готова к сражению и ринулась в него без оглядки.
– Если я сказала, что иду спать, сэр, значит, так оно и будет!
– Вот как! Ты снова решила играть роль принцессы?
– Я всегда делаю то, что мне нравится!
– Ну что ж, прекрасно. Не буду тебе мешать! – неожиданно согласился Джереми, хитро поглядывая на нее. Она с тревогой заметила, что его глаза блеснули каким-то темно-стальным цветом, что не предвещало ничего хорошего. Они резанули ее, как отточенные клинки. – Ты пойдешь спать, Криста, но только не одна…
– Что? – взбеленилась она и застыла как вкопанная.
– Дорогая леди, – издевательским тоном продолжал Джереми, – вы сами заставили меня вляпаться в эту брачную историю. Так что не ерепеньтесь. Мы оба продали души дьяволу за старый дом.
Ее и без того огромные глаза округлились до такой степени, что стали напоминать крупные монеты.
– Ты что, спятил? – шипела она сквозь зубы. – Какая наглость! Уж не хочешь ли ты сказать…
– Совершенно верно, дорогая, – бесцеремонно прервал он ее, продолжая ухмыляться, – именно это я и хотел сказать.
Желая доказать серьезность своих намерений, он запустил руку в ее волосы, схватив их как гриву коня, и откинул ее голову назад, чтобы она смотрела ему прямо в глаза. То, что она увидела, привело ее в ужас. Его красивое смуглое лицо выражало такую несгибаемую решимость довести дело до конца, что она даже вздрогнула.
– Ты вышла за меня замуж, Криста! – снова напомнил он, не отпуская ее волосы. – Это был весьма серьезный шаг с твоей стороны, как, впрочем, и с моей. А я ведь предупреждал тебя, что за все придется платить, причем по самому большому счету. Как говорится в народе: «Мадам, раз уж вы постелили постель, значит, вам в ней и спать».
Конечно, она знала, что он имеет в виду и к чему стремится. Еще бы ей не знать этого! Сдаться на милость этого проклятого янки? Ни за что на свете! Конечно, ему плевать на то, что она спасала свой дом, и вот сейчас он хочет получить определенную компенсацию за свою уступчивость, но у него ничего не выйдет. А может быть, он вдруг захотел превратить их отношения в настоящую супружескую связь? Нет, это невозможно! Невозможно по многим причинам, не говоря уже о том, что они вообще не могут находиться вместе в одной комнате.
Криста судорожно сглотнула и крепко стиснула зубы.
– Полагаю, тебе не стоит утруждать себя слишком буквальным толкованием понятия «муж», – злобно прошипела она, отворачиваясь в сторону. – Хотя эти никчемные янки всегда все понимают буквально.
– Ты права, моя дорогая женушка, – едко заметил Джереми, продолжая удерживать ее. – Я действительно все воспринимаю слишком буквально! К сожалению, мне скоро придется уехать на Запад. Так что, дорогая, наше супружеское ложе мы будем делить с тобой и в тех далеких краях. – С этими словами он наклонился к ней и игриво притянул к себе.
Криста продолжала с негодованием смотреть в его стальные глаза и вдруг ощутила какое-то странное щемящее чувство, постепенно перерождающееся в огненный клубок нестерпимого жара. Он вспыхнул глубоко внутри, а потом стал медленно подниматься вверх, захватывая все большее и большее пространство в ее, измотанной за последнее время душе. Во рту мгновенно пересохло, а ноги подкосились от неожиданно нахлынувшей на нее слабости. Значит, он окончательно решил овладеть ею и вообще намерен делать с ней все то, что обычно делают мужья со своими бесправными женами.
Эти мысли так захватили ее воображение, что даже дыхание сперло в горле. Сердце колотилось как сумасшедшее, а огненный шар в груди распирал ее естество, сжигая все на своем пути. Она перехватила его взгляд и тут же поняла, что сходные чувства не обошли стороной и его. Значит, он тоже способен на неудержимое чувство ненависти, с которым может сравниться лишь праведное чувство гнева?!
– Хочу еще раз напомнить тебе, моя дорогая, что ты сама умоляла меня пойти на это, слезно упрашивала и в конце концов заставила сделать то, что претит моему характеру и противоречит нравственным убеждениям. Я выполнил свое обещание, а ты теперь должна выполнить свое. Ведь ты убеждала меня в том, что готова заплатить любую цену за спасение дома. Разве не так?
После долгих колебаний Криста вновь обрела силы для сопротивления и мужество, без которого все ее попытки сохранить независимость будут обречены на провал.
– Ты сошел с ума! – неистово воскликнула она, вырываясь из его рук. – Я ни за что на свете не буду жить с янки!
– Даже с тем паразитом и негодяем, который помог тебе спасти свой любимый дом?
Не успела она опомниться, как он подхватил ее на руки и вошел в дом, распахнув дверь ногой. Он пересек большой холл и стал медленно подниматься по ступенькам на второй этаж, где находилась ее спальня.
– Отпусти меня! – гневно выпалила она, всеми силами вырываясь из его сильных рук. – Будь ты проклят, чертов янки! Совсем обезумели вы все, мерзавцы несчастные!
Джереми все еще не решил, что будет делать дальше. Ну, отнесет он ее в спальню, швырнет на постель, а дальше-то что? Вероятно, ничего. Вдруг он почувствовал, что вся та злость на нее и на себя, которая накапливалась весь день, стала прорываться наружу, отягощенная ее отчаянным сопротивлением и всевозможными оскорблениями в его адрес.
Поднявшись на второй этаж, он смутно заметил, что на стенах висят многочисленные портреты ее предков-аристократов. Все эти представители семьи Камерон смотрели на него со старых полотен, и, казалось, гневно осуждали за неслыханную наглость. Если бы у него под рукой было какое-нибудь старое одеяло, он без колебаний набросил бы его на все эти породистые лица.
Дверь спальни Кристы была по левую руку от лестницы. Когда он толкнул ногой дверь, она впилась острыми ногтями в его руку и расцарапала ее до крови. Она дергалась и извивалась так неистово, что в какой-то момент ему показалось, будто он несет на руках не женщину, а какого-то визжащего и невообразимо агрессивного поросенка. И самым жутким ругательством в ее устах по-прежнему оставалось слово «янки».
– Господи Иисусе! Кто мог подумать, что этот грязный янки осмелится на такую подлость! Все вы стервятники и грабители! Ненавижу янки! Вы недостойны даже презрения!
В спальне было темно, но Джереми решил, что не стоит зажигать свет. В окно заглядывал яркий диск луны, а это значит, что скоро глаза привыкнут к темноте.
Джереми пересек спальню, подошел к кровати и бросил ее на белоснежное покрывало. Только сейчас он почувствовал, что его руки исцарапаны до крови и нестерпимо зудят. Не давая ей опомниться и вскочить с постели, он быстро наклонился над ней и прижал своим телом. Ее глаза сверкнули яростной молнией.
– Ты ничем не лучше того мерзкого бородатого сержанта, который сегодня чуть было не…
– Того самого, за которого, как ты сама сказала, готова была выйти замуж? – насмешливо перебил он ее. Даже в этом слабом лунном свете он заметил, что она густо покраснела. – Я уже продал тебе свою душу и сейчас хочу посмотреть, что получил взамен. Мне интересно, как выглядит эта маленькая и совершенно неподражаемая южная мятежница. Может быть, я зря потратил на тебя свои силы и время?
Криста рванулась прочь от него и в ту же секунду поняла, что совершила непростительную ошибку. Изношенное платье затрещало по швам и осталось в его руках, и она предстала перед ним в своей единственной рубашке с узорчатыми кружевами. К сожалению, она сегодня утром решила не надевать никаких нижних юбок, включая, естественно, и корсет, так как в жаркую погоду в них было очень трудно работать в поле.
Какое-то время Джереми стоял неподвижно, уставившись на ее женские прелести. Она была очень красивой в этой рубашке в тусклом свете луны.
Его молчаливое восхищение было прервано звонкой пощечиной. Он даже попятился назад от неожиданности, потирая ладонью щеку. Все произошло так неожиданно, что сама Криста удивилась собственной смелости. Она тоже попятилась и наткнулась на лежавшее, на полу разорванное платье.
– Я… я… – пыталась она что-то сказать, потом опомнилась и громко выкрикнула: – Ты наглый и мерзкий янки! Даже настоящие супруги не обнажаются друг перед другом, а мужчины всегда отворачиваются, когда женщины хотят переодеться.
– Приличия! – нетерпеливо прервал ее Джереми со смешанным чувством негодования и любопытства. Щека все еще горела, как будто на нее вылили кипяток, в голове стоял туман от непреодолимого желания насладиться этой красивой женщиной. – Ты думаешь, что твой брат занимается любовью с моей сестрой и при этом соблюдает какие-то идиотские приличия? Надеюсь, что это не так, иначе мне остается только пожалеть ее!
Он наклонился к ней и страстно поцеловал в губы, вспомнив слова священника: «А сейчас вы можете поцеловать свою невесту».
Криста отчаянно сопротивлялась, издавая сдавленные звуки и пытаясь освободиться от его крепкого захвата.
За весь период недавней братоубийственной войны Джереми не ощущал себя более безжалостным, чем сейчас. С другой стороны, она сама напросилась на подобные неприятности, вышла за него замуж и пусть немного потерпит. Могла бы, в конце концов, ответить на его поцелуй и тем самым завершить их конфликт.
Ее губы были полными, чувственными и невероятно приятными, с легким сладковатым привкусом. Более того, он не мог не ощущать, что именно в них кроется загадочная и совершенно необузданная страсть. Она передавалась к ним из самого средоточия ее женского естества, наполняла их трепетной дрожью и могла сравниться лишь с такой же всепоглощающей ненавистью. Впрочем, это вполне могла быть не страсть, а самая что ни на есть неизбывная ненависть. Но какая, собственно говоря, разница?
Разумеется, его привлекли не только эти пухлые и чрезвычайно страстные губы. Еще когда он увидел ее в первый раз, то сразу же отметил про себя, что это необыкновенно красивая женщина. Это было потрясающим открытием, хотя он долго не мог признаться себе в том, что по-настоящему восхищен ею.
Под легкой и прозрачной рубашкой он ощущал ее трепетное молодое тело с выпуклыми формами и возбуждающими воображение линиями фигуры. Ее плоский живот и небольшой бугорок, выпиравший в самой нижней его части, ее сладковатый привкус, запах женского тела, налившиеся силой груди и трепетная пульсация всего женского естества – все это ослепляло его, поражало воображение и затуманивало и без того неясное сознание. Он уже не мог нормально думать, оценивать свои поступки и адекватно реагировать на ее протесты. От нее исходил испепеляющий жар, и справиться с ним он уже был не в состоянии.
Постепенно ее приглушенные стоны стали затихать, а резкие движения медленно превращались в более мягкие, более покладистые. Он продолжал упиваться ее губами, которые невольно открывались ему навстречу, как бы поощряя к дальнейшим действиям.
В тот самый момент, когда она, казалось, уже полностью подчинилась его воле и фактически прекратила сопротивление, он вдруг понял, что зашел слишком далеко.
– Ты не имеешь права! – негодующе выдохнула и она, отводя глаза в сторону.
Джереми решительно покачал головой:
– Нет, Криста, это ты не имеешь права лупить меня по щекам. Я имею все основания находиться в этом доме рядом с тобой. Еще раз напоминаю, что ты теперь моя жена и произошло это по твоему настоянию.
– Да как ты смеешь…
– Смею, дорогая миссис Макгоули! Теперь я имею право не только на скромный поцелуй, но и на нечто большее. А тебе придется поближе и получше узнать своего недавнего врага. Ну ладно, пошли. Мне нужна какая-нибудь ночная рубашка.
– Почему я должна подчиняться тебе?
– Потому что ты моя жена. И если ты будешь вести себя так, как и подобает хорошей жене, я покину твою комнату.
– А если нет?
– Ну, тогда мне придется предпринять решительные меры. Платье твое уже разорвано в клочья, и такая же судьба ждет твою рубашку.
Ее глаза гневно сузились и ярко блеснули.
– Ты не посмеешь этого сделать!
– Хочешь попробовать? Я не возражаю! Я же янки, в конце концов, и мне плевать на ваши утонченные манеры. И вообще рекомендую не забывать об этом печальном для тебя обстоятельстве.
Криста гордо вскинула голову и высокомерно посмотрела ему в глаза:
– Сегодня ночью ты можешь говорить, что тебе заблагорассудится, но если здесь появится Джесс или Дэниел…
Она ничего больше не успела сказать, так как он молниеносно выбросил вперед руки и, схватив ее за запястья, плотно прижал к себе.
– Не пугай меня своими братьями, Криста! Никогда не делай этого, иначе это может стать причиной нового кровопролития. Ты вышла за меня замуж и сделала это вполне осознанно. Я предупреждал тебя, что мы оба продаем свои души дьяволу, так что нечего теперь вспоминать своих братьев. Они ничем не могут тебе помочь. Твоя фамилия теперь Макгоули, а я – твой законный муж.
С этими словами он дернул за ворот ее рубашки, и изрядно поношенная ткань мгновенно порвалась, обнажив ее полную грудь.
– Негодяй! – громко выкрикнула она, сверкнув испепеляющим взглядом. – Можешь забрать себе эти тряпки!
Какое-то время Джереми стоял неподвижно. А Криста грозно наступала на него, размахивая своими маленькими кулачками. Он успел ухватить ее за талию, повернуть к себе спиной и подтащить к кровати. Там он подхватил ее на руки и небрежно швырнул на постель. Криста и опомниться не успела, как оказалась среди белоснежных подушек и простыней – совершенно голая, разъяренная и безмерно униженная. В эту минуту она показалась ему истинным воплощением мятежного южного характера – с горящими от ненависти глазами, пылающими от ярости щеками, и неукротимой готовностью сражаться до последнего.
Немного успокоившись, Криста снова перешла в наступление и стала отчаянно брыкаться, безуспешно пытаясь вырваться из-под него.
– Прекрати! – рявкнул он так громко, что даже сам вздрогнул от неожиданности.
Впрочем, это предупреждение не возымело должного действия. Она продолжала сопротивляться, а он после недолгих колебаний снова впился губами в ее губы, пытаясь подавить ее волю к борьбе. При этом он ощущал ее горячие соски и трепет возбужденного тела, извивающегося как огромная змея.
– Ну и что ты теперь можешь сказать? – вспыхнула она от стыда и сама удивилась своей наглости.
Он еще сильнее прижался к ней и шепнул на ухо:
– Полагаю, моя дорогая, что ты сама прекрасно знаешь свои прелестные достоинства. Что же до меня, то я даже сейчас не могу понять, достаточно ли ценное ты вознаграждение за мою проданную дьяволу душу. – Джереми поднялся с кровати, а потом с достоинством поклонился ей: – Всего хорошего, моя дорогая.
– Ты уходишь? – спросила она, не веря своим ушам.
– Да, но не навсегда.
– Но как же… – Она внезапно запнулась и лихорадочно облизала губы.
В тот момент случилось то, чего он меньше всего ожидал. В его спину полетела подушка.
– Ах ты мерзавец! – гневно воскликнула она с надменным видом. – Ты все это проделал только лишь для того, чтобы подразнить меня! Унизить мое женское достоинство! Лишить меня чести! Как ты посмел…
Джереми не стал дожидаться окончания фразы и быстро вернулся к ней. Прижав ее к постели, он наклонился над ней и ядовито шепнул:
– Дорогая моя Криста, я не мог лишить тебя того, от чего ты отказалась по своей собственной воле. Ты же сама говорила, что готова выйти замуж даже за того бородатого сержанта, который еще сегодня утром хотел изнасиловать тебя. Поэтому не требуй от меня, чтобы я слишком высоко ценил твое целомудрие и твою честь. А уж о скромности здесь и говорить не приходится. Может быть, я действительно хотел немного помучить тебя. – «А еще больше измучил себя самого», – подумал он во время небольшой паузы. – Но дело, конечно, не только в этом, насколько я понимаю. Ты решила выйти за меня замуж и при этом совершенно не дала себе труда подумать о возможных последствиях. А теперь уже поздно, моя дорогая. И очень скоро ты в полной мере осознаешь, что допустила огромную ошибку. Но не сейчас. В данный момент я покидаю тебя и желаю спокойной ночи!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100