Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

«Черт возьми, – с раздражением подумал Джереми Макгоули, переводя взгляд с поверженного солдата на Кристу. – Какая мерзкая сцена!»
В ту же секунду его стало одолевать неукротимое чувство гнева. И дело здесь вовсе не в Кристе, а в самом факте. Это какой-то кошмар! Война уже закончилась, но ее последствия ужасны, они умножают и без того огромное число ее жертв. За последнее время он видел немало случаев, когда победившие вели себя в этих краях как завоеватели, не считаясь с давними традициями обхождения с пленными и побежденными людьми. Его так и подмывало крикнуть этому бородатому солдату, что они выиграли войну и должны проявлять великодушие по отношению к побежденным. А это означает, что победители не имеют никакого морального права насиловать, убивать и грабить ни в чем не повинных людей. Да и вообще, как он посмел прикасаться к Кристе Камерон?
Он даже вздрогнул от мысли, что готов оторвать голову этому негодяю из-за того, что он попытался изнасиловать ее.
Конечно, они долгое время были врагами и принадлежали к разным воюющим лагерям, но сейчас война уже позади, а Криста не просто знакомая женщина, а золовка Келли и именно поэтому заслуживала всяческого уважения и тем более защиты от разного рода мерзавцев.
Криста с трудом приподнялась, удивленно тараща на него глаза. Первый раз он видел ее в такой неприглядной ситуации: на коленях, в изорванном и грязном платье, с перекошенным от страха и возмущения лицом. Но даже сейчас она казалась ему красивой, гордой.
Криста все еще с недоумением сверлила его глазами, а он почему-то вдруг испытал легкое чувство раздражения за то, что явился свидетелем этой гнусной сцены и в то же время не может избавиться от ощущения, что она все-таки чертовски красива. Ее волосы были: просто прекрасны. Они спадали на ее плечи, густыми иссиня-черными каскадами волн, грациозно обрамляя изможденное и оттого еще более прекрасное лицо, не испорченное даже этим палящим южным солнцем. А о глазах, в которых может утонуть даже самый отчаянный женоненавистник, и говорить не приходится. Они ярко сияли на ее лице, имеющем совершенные классические черты, и почти полностью сливались своей неземной голубизной с чистым летним небом.
В какой-то момент ему показалось, что в этих глазах промелькнуло какое-то странное и пока еще не вполне понятное для него чувство. Скорее всего, она по-прежнему ненавидит его и не исключено, что продолжает считать таких, как он, виновниками развязывания этой жуткой войны?
Джереми вспомнил, при каких обстоятельствах познакомился с этой не совсем обычной женщиной. Он стоял на крыльце этого дома примерно на том же самом месте, что и сейчас. К нему навстречу выбежала сияющая от радости Келли и крепко обняла его, а он вдруг увидел Кристу через ее плечо и замер от неожиданности. Она была высокой, статной, с прекрасным лицом и аристократичной манерой держать голову.
Тогда он испытал легкое чувство предательства по отношению к своей подруге и очень разозлился на себя. А Криста тем временем скорчила красноречивую гримасу презрения и недовольно проворчала, что эти проклятые янки заполонили все на свете. А тут еще появился Дэниел и тоже набросился на него. Правда, ему на помощь пришел Джесс, но спор продолжался до тех пор, пока Дэниел не увел его в свою комнату, где они со временем решили все проблемы.
И вот сейчас она лежит на земле у его ног и все еще не может прийти в себя после случившегося.
– Ну-ка поднимайся, сержант! – скомандовал Джереми со всей строгостью, на которую только был способен. У него руки чесались схватить этого мерзавца за шиворот и швырнуть через весь двор, но он этого не сделал.
– Подождите минутку, полковник! Послушайте, сэр, – затараторил тот, пытаясь встать на ноги. – Полковник, мне кажется, вы не совсем хорошо представляете ситуацию, которая…
– У тебя не больше двух секунд, сержант, чтобы убраться отсюда, – грозно предупредил Джереми и сделал шаг вперед. – В противном случае я разорву тебя на мелкие кусочки и разбросаю их по всему двору!
Тот не стал дожидаться повторного предупреждения и мгновенно вскочил на ноги, отряхивая с себя пыль. При этом он старался держаться подальше как от Кристы, так и от грозного полковника.
Джереми снова посмотрел на Кристу и протянул ей руку.
Криста, казалось, не замечала его протянутой руки или делала вид, что не замечает. Впрочем, он был абсолютно уверен в последнем и сразу же сообразил, что ее ненависть к нему еще настолько сильна, что она даже представить себе не может, как можно опереться на руку янки. И хотя генерал Ли уже давно решил сложить оружие и сдаться на милость победителей, Криста все еще продолжала оказывать отчаянное сопротивление противнику и сдаваться, судя по всему, не намерена. «Боже мой, Криста, моя дорогая мисс Камерон, – подумал он со смешанным чувством раздражения и восхищения, – ты самая настоящая злая ведьма. Похоже, что нужно было спасать не тебя от этого мерзавца, а именно его – от твоих злых чар».
Он приподнял бровь и посмотрел на Кристу, которая в этот момент поднималась с земли и явно не нуждалась в его помощи. Потом он снова перевел взгляд на перепуганного до смерти сержанта. Как он устал от всего этого, устал от упрямого Севера и столь же упрямого Юга, которые никак не могут поладить друг с другом! Ему очень не хотелось совать нос во все эти передряги, но если понадобится, он, конечно же, встанет на защиту этой женщины.
– Кто ты такой, черт бы тебя побрал, и почему ошиваешься возле этого дома? – строго потребовал он ответа у бородача в униформе.
– У меня есть постановление суда о конфискации имущества, – быстро ответил тот, оправдываясь. По всему было видно, что он пришел в себя раньше, чем Криста. – Все живущие здесь люди должны немедленно убраться восвояси. Что же касается самого дома, то сегодня вечером он будет сожжен дотла.
– Сожжен?! – гневно вскрикнула Криста. – Они решили сжечь наш дом, а нас пустить по миру? – Она была так разъярена, что готова была выцарапать глаза своему обидчику и, очевидно, именно с этой целью стала угрожающе приближаться к нему.
– Этот дом принадлежит полковнику медицинского корпуса армии Соединенных Штатов Джессу Камерону, – торжественно объявил Джереми через плечо, даже не посмотрев на сержанта.
– А в документах говорится совсем другое, – осторожно возразил сержант. – Там указано, что этот дом специально переписали на имя Дэниела Камерона, таким образом, сохранив его. Он так сделал, чтобы его не сожгла армия конфедератов.
– Черт возьми, сэр, порой совершенно невозможно разобраться, кто здесь враг, а кто друг. Впрочем, вполне допускаю, что эти люди сделали то, что было для них наиболее удобным в тот момент. Но как бы там ни было, сэр, в документах этот дом значится за Дэниелом Камероном, полковником мятежной армии, которую официально принято называть армией Конфедерации.
– Наиболее удобным?! – гневно выдохнула Криста и снова рванулась к сержанту, но Джереми все же удержал ее. Как смеет этот вонючий сержант высказывать всякого рода грязные намеки в адрес ее семьи? Той самой семьи, которая раскололась на два враждебных лагеря, примирить которые, кажется, совершенно невозможно.
– Дом сожгут из-за Дэниела Камерона, – упрямо повторил сержант, с опаской поглядывая на полковника. При этом он позволил себе растянуть губы в самодовольной ухмылке, однако, увидев грозное выражение лица старшего по званию, счел за благо не высказывать своего удовлетворения произведенным впечатлением.
– Послушай, сержант, – сказал Джереми подчеркнуто мягким и бесстрастным голосом, – либо ты немедленно объяснишь, что здесь происходит, либо предстанешь перед судом за попытку изнасиловать эту женщину. Конечно, война уже закончилась, но даже в военное время насиловать женщин было строжайше запрещено и тебе…
– Дело в том, сэр, что она сама напросилась на это, клянусь!
– Напросилась! – взорвалась Криста от возмущения и снова рванулась к нему.
– Я знаю мисс Камерон с давних пор и готов допустить, что она повинна в каких угодно прегрешениях, но только не в том, в чем ты пытаешься меня убедить. Она ни за что на свете не станет флиртовать с солдатом.
– Весьма галантно с вашей стороны, – пробормотала Криста с нескрываемым раздражением. – Никогда бы не подумала, что вы способны на такой благородный поступок.
Джереми сделал вид, что не расслышал ее слов, и продолжал неотрывно смотреть на сержанта.
А тот даже съежился под его взглядом, так как наконец-то осознал, что влип в очень неприятную историю. За эту вертихвостку ему никто и слова бы не сказал, но мнение полковника не останется без внимания, а это грозит очень крупными неприятностями.
– Я сделаю все возможное, сержант, чтобы ты предстал перед военно-полевым судом, – продолжал наступать Джереми, почувствовав, что тот готов пойти сейчас на любые уступки.
– Вы хотите сказать, что выступите против янки и станете защищать наших бывших врагов?
– Совершенно верно! – спокойно отреагировал полковник. – А теперь побыстрее выкладывай, что здесь произошло.
Сержант Бобби немного помолчал, собираясь с мыслями и ковыряя каблуком сырую землю.
– Ну, хорошо, – наконец-то согласился он и взмахнул рукой. – Откровенно говоря, я сам не очень хорошо понимаю, что случилось с этим домом. Похоже, что здесь не все так законно, как показалось мне на первый взгляд. Короче говоря… – Он слегка призадумался, а потом продолжил: – На этот дом положил глаз кто-то из высшего командования. А в качестве предлога был использован тот факт, что последние налоги на недвижимость были выплачены деньгами конфедератов и под налоговой ведомостью стоят подписи Дэниела Камерона и его сестры Кристы. Поэтому если истинным владельцем этого дома является Джесс Камерон, как вы утверждаете, то ему следует немедленно представить в суд соответствующие бумаги и заплатить налоги американскими долларами, а не какими-то обесценившимися конфедератками. Причем выплатить нужно всю причитающуюся сумму, и как можно быстрее, то есть до наступления ночи. В противном случае он будет конфискован, как это и указано в постановлении суда. Кстати сказать, новый хозяин поместья уже есть и с нетерпением дожидается того момента, когда на законном основании вступит во владение. Он очень надеется, что вся эта процедура не отнимет слишком много времени.
– Новый владелец?
– Да, тот самый человек, который намеревается захватить это прекрасное место с наступлением рассвета.
– Так кто же, собственно говоря, намерен купить этот дом? – продолжал настаивать полковник.
– Бог свидетель, господин полковник, понятия не имею! – взмолился сержант. – Лейтенант Трейси из Уильямсбурга вызвал меня сегодня утром и приказал прибить к двери дома исполнительный судебный лист. При этом он долго убеждал меня в том, что здесь находилось самое настоящее гнездо мятежников и что здесь живут такие же мерзавцы, как те, кто убил президента Линкольна.
Криста немного успокоилась и стояла молча, скрестив руки па груди, поглядывая то на Джереми, то на сержанта. Затем она решительно покачала головой и посмотрела на полковника:
– Этого не может быть! Это противозаконно! Вы, грязные и отвратительные янки, снова затеяли здесь свою мерзкую игру! Чего вы добиваетесь?
– Видите, полковник? – злорадно заметил сержант. – Вы слышали, что она обозвала нас грязными и отвратительными янки? А вы говорите, что она не напрашивалась на неприятности!
Джереми сделал шаг вперед и угрожающе поднял руку, заставив того попятиться назад.
– Она, возможно, напрашивается на неприятности, – медленно произнес он, блеснув стальными глазами, – но только не от тебя и не в той форме, на которую ты рассчитывал.
Тот побледнел, судорожно сглотнул, торопливо кивнул головой и, неуклюже повернувшись, заспешил к своей лошади.
Она почувствовала, что прохладный ветерок обдал ее пылающее от волнения и недавно пережитого страха лицо. Какой ужас! Она осталась наедине с Джереми, своим давним врагом.
Правда, с Келли у нее всегда были хорошие отношения, несмотря на некоторые расхождения во взглядах, но ее упрямого и заносчивого брата она на дух не выносила и никогда не испытывала желания видеть его в своем доме. Правда, ее брат Джесс тоже из их числа, но он все-таки брат, к которому она привыкла с раннего детства. А Джереми… Она возненавидела его с первого взгляда, а когда он все же появлялся в их доме, она ощущала, что может взорваться в любой момент.
Впрочем, она допускала мысль, что он просто не хочет понять ее. Как бы там ни было, она была категорически против, когда Дэниел и Джесс решили впустить в дом Джереми на том единственном основании, что он был братом Келли. Правда, было еще одно обстоятельство, которое позволило ему втереться в доверие обитателей дома. Однажды к ним нагрянул какой-то отряд вооруженных людей, рыскавших повсюду в поисках легкой добычи. Джереми с оружием в руках отстаивал их дом и не позволил, чтобы его разорили и разграбили.
Криста вынуждена была признать его храбрость и мужество, но при этом наотрез отказывалась выказывать какие бы то ни было знаки благодарности за оказанную помощь.
Но сейчас ситуация была совершенно иной. Фактически у нее не было ни малейшего выбора. Так как он пришел к ней на помощь, то она должна хотя бы признать ее своевременность и согласиться с тем, что он спас ее от позора и унижения. Матерь Божья, она приняла помощь от самого дьявола и сделала это ради своего родного дома!
А Джереми все еще смотрел на исчезающий шлейф пыли, поднятой лошадью сержанта, и испытывал такую же неловкость, понимая, что ему предстоит не очень приятное объяснение. Когда всадник скрылся за поворотом, он медленно повернулся к Кристе.
– Где сейчас находится Джесс? – поинтересовался он с напускной строгостью.
– В Вашингтоне, – коротко ответила она и опустила глаза. – Насколько я понимаю, он никак не сможет добраться сюда до полуночи. Даже если железная дорога работает нормально, я не успею предупредить его об этом. Это отнимет слишком много времени. Ну почему эти проклятые янки набросились на нас как омерзительная банда завоевателей?
– А мы и есть самые настоящие завоеватели, – напомнил он ей и грустно улыбнулся. На какое-то мгновение ей показалось, что в его глазах блеснуло что-то вроде сочувствия и даже сожаления, если не сказать раскаяние. – Криста, ты все еще сгораешь от желания сразиться со мной? Неужели для тебя война еще не закончилась? Скажи мне откровенно, ты хочешь воевать со мной или как можно скорее решить только что возникшую проблему?
Она опустила ресницы и глубоко вздохнула, понимая, что ссориться с ним сейчас было бы непростительной глупостью. Ей нужна его помощь, без нее спасти Камерон-холл будет практически невозможно.
– Как мы можем решить эту проблему?! – неистово воскликнула она и в отчаянии закрыла лицо руками.
Джереми задумчиво смотрел на нее, не зная, что сказать и как утешить эту бедную женщину. Он понимал, что она никак не может решиться попросить его о помощи, а без этого ей ни за что на свете не сохранить свой любимый дом. А самое главное – ему самому вдруг очень захотелось помочь ей.
– Да, это практически невозможно. – Он тяжело вздохнул и помолчал. – Тебе никто не поможет, кроме…
– Кроме кого?
Джереми пожал плечами:
– Кроме какого-нибудь высокопоставленного человека. Только так можно спасти положение и сохранить Камерон-холл.
– И все это из-за того, что северяне хотят окончательно поставить южан на колени? Им мало военной победы, так они хотят еще и унизить нас!
– Криста, северяне тоже разные. Среди них есть немало хороших людей, но есть, конечно, и мерзавцы. А у власти, как правило, находятся, прежде всего, мерзавцы.
Она понуро опустила голову. Ей не хотелось сейчас спорить с ним. Ведь только он мог дать ей надежду на спасение.
Не дождавшись от нее ответа, он медленно повернулся и направился к своей красивой лошади, привязанной к перилам веранды. Легко вскочив на нее, он снова повернулся к Кристе:
– Насколько я понимаю, моей сестры здесь нет, не говоря уже о Дэниеле?
– Да, Келли поехала с ним в Ричмонд. А как ты догадался, что Дэниела нет?
– Потому что если бы Дэниел был дома, то этот сержант был бы уже трупом. Он бы не допустил такого оскорбления. – Джереми немного подумал, а потом добавил: – Ну ладно, я попытаюсь выяснить, в чем там дело.
– Я поеду с тобой…
– Нет!
– Но это же мой дом, черт возьми! Мой родной…
– И ты делаешь все возможное, чтобы его сожгли до полуночи? Ничего другого ты не добьешься, если будешь называть нас завоевателями!
Криста крепко сжала руки, подавляя внезапно вспыхнувшее желание влепить ему пощечину. Не стоит забывать, что он сейчас является для нее единственной спасительной нитью.
– Ну, хорошо, но только не мешкай. И немедленно возвращайся.
Джереми легко прикоснулся пальцами к шляпе:
– Да, мисс Камерон. Я уже спас вас от позора, а теперь постараюсь спасти от полного разорения. Думаю, что ваша собственность дорога вам не меньше вашей чести. Сделаю все, на что только способен грязный и мерзкий янки.
Криста почувствовала, что ее лицо заливает густая краска стыда.
– Поезжай быстрее, – прошипела она.
Уже целый час Криста в нетерпении вышагивала, когда вдруг услышала приглушенный топот копыт, доносившийся из-за угла дома. Прижав в волнении руки к груди, она бросилась на веранду и с замиранием сердца посмотрела за угол. К счастью, надежды ее оправдались. Это Джереми гнал лошадь что есть силы, очевидно, спеша сообщить ей хорошую новость. Криста сбежала вниз по ступенькам и остановилась, готовая к всякого рода неожиданностям.
– Тебе удалось что-нибудь сделать? – нетерпеливо спросила она. – Удалось остановить этот произвол?
И тут она поняла по его хмурому выражению лица, что ничего хорошего он ей сообщить не может:
– Тебе совершенно наплевать на…
– Замолчи, Криста! – резко оборвал ее Джереми и, перехватив свободной рукой ее кулак, сильно прижал к себе. Ее голова откинулась назад, глаза растерянно заморгали, а волосы рассыпались по плечам волнистым каскадом. – Как ты могла подумать, что мне наплевать на ваш дом! Черт возьми, я же воевал вместе с твоим братом Джессом, а моя сестра, моя Келли, вышла замуж за Дэниела! Это ведь не только твой дом, но и ее тоже!
– В таком случае…
– Я отыскал в здании суда своего давнего приятеля, и он сделал для меня все что мог. Но даже лейтенант Трейси точно не знает, кто польстился на это поместье. Что же касается самого приказа о конфискации, то его отдал некий генерал Грейсон, причем сделал все в соответствии с действующим законодательством. Во всяком случае, на бумаге все выглядит вполне законно. Меня смущает только тот факт, что исполнительный лист должны были доставить еще тридцать дней назад.
– Должны были… – с горькой иронией передразнила его Криста и тут же попыталась вырваться из его цепких рук. Но не тут-то было. Он крепко держал ее и не собирался отпускать. А на его волевом подбородке появилась едва заметная ямочка, которая всегда свидетельствовала о раздражении.
– Ну, хорошо, если тебе так угодно, я могу признать, что генерал Грейсон ведет грязную игру, погряз в коррупции. Но что я могу сейчас сделать? Вызвать из кабинета, назвать его в глаза лжецом и взяточником, а потом застрелить? Но ведь меня тогда отдадут под суд и повесят, а ты останешься ни с чем и навсегда потеряешь свой дом.
Он продолжал удерживать ее в своих руках, а она чуть было не разревелась от обиды и досады.
– А если его убить, это поможет сохранить дом? – неожиданно спросила она, уже плохо соображая, о чем говорит.
Он покачал головой:
– Нет.
– В таком случае оставь меня в покое! – шепнула она хрипло, вырвалась, наконец, от него и побежала вверх по ступенькам, вздрагивая от едва сдерживаемых рыданий.
– Есть только один-единственный выход из положения! – крикнул ей вдогонку Джереми. – Им до полуночи нужна подпись.
Криста резко обернулась к нему.
– Я готова подписать что угодно! – бессвязно пролепетала она, чувствуя, что слезы вот-вот прорвутся наружу и это поставит ее в унизительное положение.
– Нет-нет, Криста, твоя подпись никому не нужна. Твой дом может спасти только подпись янки. Они заявили об этом ясно и недвусмысленно. Если бы здесь был Джесс…
– Если бы он был здесь, ничего подобного не случилось! – со злостью выпалила она и повернулась, чтобы уйти в дом.
– Да, ты, конечно, права, – невозмутимо согласился с ней Джереми. – Но его здесь, к сожалению, нет. А я просто ума не приложу, как можно помочь тебе. Я вообще не понимаю, почему все так произошло. Конечно, ты можешь приказать, чтобы я убил всех янки в этом маленьком городке, но это делу не поможет. Я даже не знаю, кто заварил всю эту кашу и с кем можно решить это вопрос.
– Какие-то грязные и лживые стервятники, кто же еще!
– Да, грязные и лживые стервятники, прилетевшие сюда с севера, – закончил он ее мысль. – Но мне неизвестно, Криста, кто именно повинен в твоем несчастье. И к тому же я не собираюсь убивать, кого бы то ни было ради спасения твоего дома, даже если ты считаешь это своим высшим долгом.
– Это наш общий долг! – напыщенно ответила она, незаметно для себя переходя на крик. – Должен же быть хоть какой-то выход из этого тупика! – в отчаянии воскликнула она, заламывая руки.
– Они даже готовы согласиться на подпись Келли, – участливо намекнул ей Джереми, а потом немного подумал и пожал плечами, – Разумеется, если она внесет требуемую сумму. Но я не уверен, что она когда-либо присягала на верность Соединенным Штатам. Подумай, Криста, может быть, у тебя есть хоть какие-то родственники, лояльно относящиеся к федералам. Сгодится любой представитель рода Камеронов или даже супруг, но только при том непременном условии, что он или она могут доказать преданность Соединенным Штатам.
– Что?
– Тебе потребуется, примерно сто пятьдесят долларов, но я готов выписать тебе чек на эту сумму. Единственное, что тебе сейчас нужно, так это отыскать любого верноподданного янки, имеющего хоть малейшее отношение к этому дому.
– Я ничего не понимаю, – откровенно призналась она после небольшой паузы. – Это же незаконно. Они не имеют права конфисковать дом без предупреждения…
– Криста, ты действительно ничего не поняла. В суде мне сказали, что развесили огромное количество объявлений, а ты их просто-напросто сорвала, чтобы иметь повод для жалоб.
– Господи Иисусе! Но это же наглая ложь! Я ничего не срывала. Это жуткая и наглая ложь, на которую способны только вонючие янки…
– Криста, черт тебя побери, не имеет абсолютно никакого значения, ложь это или нет. Я передаю тебе их слова. – Он умолк и напряженно уставился на нее серыми глазами. – И потом, нравится тебе это или нет, но южане потерпели поражение в этой войне! И все твои слова сейчас не имеют никакого смысла. Тебе все равно никто не поверит.
Она до боли прикусила губу и замолчала. Ей хотелось спуститься вниз, подбежать к нему и врезать по его смазливой роже, но потом она передумала, решив, что этим ничего не докажет ни себе, ни ему.
– Мне нужно выпить немного бренди, – неожиданно заскулила она жалостливым голосом, а потом медленно повернулась и направилась в дом.
Джереми безмолвно следовал за ней, погруженный в свои мысли. Криста пересекла холл, подошла к столу Джесса и вынула из буфета бутылку бренди. Не успела она налить полный стакан, как Джереми подскочил к ней и вырвал из рук бутылку. Криста сверкнула полными ненависти глазами и хотела оттолкнуть его от себя.
– Как ты смеешь! Ты мне не брат, не отец и тем более не муж…
– Совершенно верно, Криста, – быстро согласился с ней Джереми. – Я тебе – никто, и вообще я грязный и вонючий янки, как ты всегда любишь повторять. А ты скоро станешь самой обыкновенной попрошайкой и пьяницей, если не научишься вести себя более благоразумно и осмотрительно.
Криста чуть было не задохнулась от возмущения.
Да, она не может выиграть этот поединок. Конечно, она никогда не считала себя слабой и безвольной женщиной, но он был военным, привык отдавать приказы и добиваться их выполнения, а уж касательно характера, то ничего тверже Криста в жизни не видела. Он то и дело приказывал ей, но она сопротивлялась, как могла и даже поклялась когда-то, что ни при каких условиях не станет подчиняться ему. В конце концов, он ей не брат, не отец и даже не…
Муж…
В глубине души что-то заныло, заболело, а потом по всему телу пробежал мерзкий холодок, а ноги ослабели до такой степени, что едва удерживали ее. Опершись на стол Джесса, она устало присела и вдруг увидела, что он пристально наблюдает за ней своими проницательными стальными глазами. Не долго думая Джереми отыскал пустой стакан и налил себе бренди.
– Ну, так что? – спросил он так, как будто уже задавал ей этот проклятый вопрос.
Нет, она ни за что на свете не пойдет на такую жертву. Даже ради спасения Камерон-холла. Она что-нибудь придумает, как-нибудь выкрутится из этого затруднительного положения, но не пойдет ни на какие уступки.
– Ты хочешь убедить меня в том, что все это законно? По крайней мере, в том смысле, который вы, янки, вкладываете в понятие закон? Погоди, если я правильно тебя поняла, мне нужно срочно уплатить сто пятьдесят долларов и заполучить подпись любого человека, который имеет отношение к этому дому, и в свое время присягнул на верность Соединенным Штатам. И этот человек должен знать, что Джесса сейчас здесь нет, что он в Вашингтоне. Конечно, они прекрасно понимают, что если бы он был дома, то непременно положил бы конец всем этим грязным махинациям, поэтому они очень точно все рассчитали. Он не может вернуться домой до полуночи и решить все проблемы.
– В том-то все и дело, – согласился с ней Джереми и залпом осушил почти полный стакан бренди, после чего снова уставился на нее в ожидании дальнейших рассуждений. Но Криста молчала, и он снова продолжил свою мысль: – Знаешь что? Я останусь с тобой и попытаюсь хоть как-то повлиять на ход событий. Но вся беда в том, что один из твоих братьев действительно кому-то крепко насолил.
– Ты сам можешь подписать эту чертову бумагу, – вдруг выпалила она и сама испугалась своих слов.
– Криста, я не имею к этому дому абсолютно никакого отношения. Келли – да, а я – нет.
– Но ты имел бы отношение, если бы…
– Если бы что?
Ну почему он так уставился на нее? Почему безотрывно таращит глаза и делает вид, что ничего не понимает?
Криста вдруг вскочила на ноги, стараясь всеми силами скрыть охватившее ее волнение. Он не должен видеть, как у нее дрожат руки и подкашиваются ноги.
– Боюсь, что нам придется вступить в брак. Разумеется, чем быстрее, тем лучше. Другого выхода я просто не вижу.
Может быть, он все-таки поймет ее правильно и не станет артачиться. Ведь, в конце концов, речь идет всего лишь о какой-то закорючке под документом. А потом, когда вопрос с домом будет решен в их пользу, брак можно расторгнуть.
– Что?! – взорвался он и вскочил на ноги, возвысившись над ней, как огромная гора.
– Джереми, ты должен понять, что другого выхода у нас нет. Это необходимо сделать, во что бы то ни стало.
Он принял угрожающую позу и стал медленно приближаться к ней. Вскоре ей пришлось почти до хруста в шее задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза. Как неприятно было осознавать, что он выше ее в буквальном и переносном смысле. Впрочем, она предпочитала думать, что только в буквальном. Ее пальцы нервно сжимали стакан, а лицо оставалось внешне спокойным и невозмутимым. И только густая краска стыда выдавала ее внутреннее волнение.
– О, Джереми, не надо воспринимать все так близко к сердцу. В моем предложении нет ничего ужасного. Сейчас главное – спасти дом, а потом мы как-нибудь разберемся с этими формальностями. У меня нет никакой задней мысли, но сейчас нам действительно придется оформить брак.
Джереми застыл на какое-то мгновение, а потом обессилено опустился на стул. Его густые брови поползли вверх, а глаза расширились от изумления.
– Значит, ты все уже продумала, не так ли? – ехидно заметил он. – Какая же вы все-таки резвая, мисс, Камерон. Откуда у вас столько прыти?
– Да, я уже успела все обдумать и убедилась, что другого выхода нет.
Его брови поползли еще выше, а в глазах застыло чувство нереальности всего происходящего.
– Значит, все так просто? – подчеркнуто мягким тоном спросил он.
– Да, здесь нет ничего сложного. Подумаешь, какое дело!
Его глаза сузились и смотрели подозрительно. Она, как ему показалось в этот момент, подошла слишком близко. Он протянул руку, отобрал у нее стакан с бренди и поставил его на стол. Затем он схватил ее запястье и так сильно сжал его, что ей показалось, будто это не пальцы, а стальные обручи. Не успела она опомниться, как он насильно поставил ее на колени и хитро заглянул в глаза:
– Значит, это не такое уж сложное дело, мисс Камерон? Ну конечно, что для вас может быть сложным?
– Я люблю своих братьев…
– А еще больше ты любишь кучу кирпичей и кучу мебели из ценных пород дерева, ради которых готова, пожертвовать чем угодно! Собственно говоря, – тебя больше всего волнует недвижимость, а не конкретные люди!
Наконец-то ей удалось высвободить руку, но вместо того, чтобы отвесить ему звонкую пощечину, о которой она мечтала, Криста понуро опустила голову.
– Ты не хочешь понять меня! Это не просто куча кирпича и дерева! Это вся моя семья, это наша история, это… если хочешь знать, этот дом стоит здесь уже несколько столетий! Это не просто дом, это наша гордость и наша честь!
Какое-то мгновение Джереми стоял над ней молча, раздумывая над ее словами. Затем он снова насупился и грозно прорычал:
– Посмотри мне в глаза, Криста!
Она робко подняла голову и виновато заморгала глазами.
– Нет, Криста, так не пойдет.
– Да пошел ты ко всем чертям!
В этот момент ей снова захотелось ударить его, причинить ему боль, да и вообще уничтожить. Он ничем не отличался от всех тех, кто называет себя победителем. А она проиграла эту войну и вот сейчас может потерять нечто большее, чем честь и достоинство. «Ни в коем случае нельзя опускаться до уровня примитивного единоборства с этим негодяем, – приказала она себе. – Нужно играть мягко, ненавязчиво, но вместе с тем напористо».
– Джереми, пожалуйста! – почти подобострастно прошептала она, бросив на него умоляющий взгляд.
– Не надо хлопать своими прелестными глазками, Криста, – равнодушно подытожил он и отвернулся. – Я ведь знаю, что ты ненавидишь меня.
Она злобно блеснула глазами и упрямо поджала губы.
– В таком случае сделай это хотя бы ради своей сестры! Ради своих племянников! Неужели тебе безразлична их судьба?
– Ну конечно, как я могу отказать тебе, если наряду с заверениями о безмерной любви ты вспомнила о моей сестре? – ядовито заметил он и скривил губы в ехидной ухмылке.
– Значит, ты согласен с моим предложением?
– Я же сказал – нет!
– О-о-о! – простонала Криста и закрыла глаза.
Он снова попытался удержать ее руку, но она выдернула ее и оттолкнула его от себя.
Джереми снова схватил ее за руку и притянул к себе.
– Криста, перестань бороться со мной! Это же глупо, неужели ты этого не понимаешь? Тебе сейчас нужно подумать о…
– Мне плевать на все и на всех! – чуть не плача выкрикнула она. – Сейчас мне все равно! У меня нет ничего, что могло бы заставить меня жить!
– Криста, я знаю, что ты безмерно ненавидишь меня! К тому же я должен откровенно сказать, что ты не находишься в верхней строчке списка тех женщин Юга, которые ненавидят янки и вместе с тем привлекают мое внимание. Ну, как мы можем пожениться с тобой?
– Сейчас я готова выйти замуж даже за того мерзкого бородатого сержанта, который совсем недавно пытался изнасиловать меня! Я готова пойти на самый отчаянный шаг, чтобы только спасти свой дом!
– Ты не можешь говорить об этом так серьезно! – остановил он ее жестом руки.
– Я сама не знаю, что я могу сейчас сделать, а что не могу! – парировала она. – Единственное я знаю наверняка: я не могу позволить свершиться этому беззаконию!
Джереми с силой оттолкнул ее от себя и нахмурился.
– Но это же всего лишь куча кирпичей, не более того! – Его голос пророкотал как гром среди ясного неба.
– Я сделаю все возможное, чтобы сохранить его, – одержимо повторила она и опустила увлажненные слезами ресницы.
В следующую секунду произошло нечто неожиданное. Он вскочил на ноги, притянул ее к себе, повернул ее лицо в свою сторону и пристально посмотрел в глаза.
– Ты действительно готова на все, Криста? – спросил он с таким выражением, которое слегка напугало ее. – На все? Лично я воспринимаю твое предложение как самое настоящее издевательство. Ты просто-напросто насмехаешься надо мной! Поэтому советую тебе хорошенько подумать о своих словах. Если ты готова на все ради спасения своего никчемного дома, то должна давать себе отчет о возможных последствиях. Если ты готова выйти замуж за какого-то грязного и вонючего мерзавца янки, то есть за меня, то должна при этом понимать, что очень многим рискуешь.
Она ошалело смотрела на него широко открытыми глазами и поначалу вообще не понимала, что он пытается ей сказать.
– Значит, ты хочешь сказать, что… ты сделаешь это? – Она не могла поверить собственным ушам. Неужели он действительно согласен с ее предложением? Но почему же тогда он такой злой? На кого он злится? На нее или на себя?
– Мисс Камерон, – начал он подчеркнуто официально, – вы, знаете ли, очень оригинальная женщина. Вы готовы выйти замуж за кого угодно, чтобы только спасти свой старый родительский дом, и при этом в грош не ставите сам факт священного брака. Для вас этот брак – всего лишь вынужденная мера, некая занятная игра, в которой вы, естественно, надеетесь стать победительницей. Собственно говоря, вы готовы продать душу дьяволу ради какого-то старого дома. Но почему я должен делать то же самое? Вам никогда не приходила в голову мысль, что у меня может быть любимая женщина, с которой я хотел бы связать свою судьбу?
Криста прикусила губу и почувствовала легкую дрожь во всем теле. Как это не пришло ей в голову раньше? Ведь он очень красивый молодой мужчина, и только слепой может не обратить внимания на его внешность. Высокий, статный, широкоплечий, да к тому же еще герой войны. Конечно, у него вполне может быть женщина, которая с нетерпением дожидается его возвращения.
– У тебя действительно есть любимая женщина? – сменив гнев на милость, спросила она.
– А тебя это волнует, Криста?
Она вдруг задумалась, испугавшись предполагаемого ответа.
– Нет! – выпалила она с какой-то необъяснимой злостью. – Меня волнует только то, что из-за тебя я могу потерять свой дом!
Он долго смотрел на нее из-под насупленных бровей. Этот взгляд был настолько пронзительным, что она вдруг почувствовала, как какая-то горячая струя стала медленно обволакивать ее, проникать глубоко в душу, во все поры ее измученного непосильным трудом тела. А потом он вдруг отвернулся от нее, как будто был больше разозлен, чем она сама. Это могло означать только одно – он окончательно решил отвергнуть ее предложение!
– Да, мисс Камерон, я это сделаю, но хочу сразу предупредить, что вы продали дьяволу не только свою собственную душу, но и мою тоже. Пусть это навсегда останется на вашей совести. А сейчас нам нужно поторопиться, а то весь ваш хитроумный план полетит ко всем чертям, где ему и следует быть. До полуночи осталось несколько часов, а до Ричмонда еще скакать и скакать.
– Я готова скакать сколько угодно, хоть к самому дьяволу! – тоном заклинания прошептала она и закрыла глаза.
Он насмешливо сдвинул брови и столь же насмешливо поклонился ей:
– Смею предположить, мисс Камерон, что именно там вы и окажетесь, в конце концов!
– Не угрожай мне, Джереми, – лукаво заметила она и гордо вскинула подбородок, не обращая внимания на зародившееся в самой глубине души необъяснимое тревожное чувство.
– Если ты хочешь обручиться с дьяволом, я гарантирую тебе такую перспективу и клянусь, что сдержу свое слово!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100