Читать онлайн Непокорная и обольстительная, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Непокорная и обольстительная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Противники бросились друг на друга почти одновременно. При столкновении их обильно смазанные медвежьим жиром тела издали странный звук, и в то же мгновение оба соперника покатились по земле, нанося друг другу удары. Поначалу Криста вообще не могла понять, где ее муж, а где грозный индеец, но потом вдруг заметила кровь на руке одного из них. Внимательно присмотревшись, она вычислила, что ранен Джереми и громко вскрикнула.
– Не надо так громко кричать! – строго предупредила ее подошедшая младшая жена Бегущего Бизона. – Неужели ты не понимаешь, что можешь отвлечь его внимание, и это даст его противнику возможность нанести точный удар?
Криста прикусила губу и решила впредь быть более сдержанной. Вообще говоря, ей хотелось в эту минуту уйти куда-нибудь в вигвам и не видеть всего этого ужаса, но она не могла этого сделать. Слишком многое было поставлено на карту в этом поединке.
А оба соперника тем, временем вскочили на ноги, разбежались в разные стороны и стали готовиться к очередной схватке. Криста с ужасом подумала, что Джереми был кавалерийским офицером и привык сражаться в седле, используя для этого «кольт» и саблю. Но он никогда не сражался с ножом в руке, да еще когда его тело покрыто медвежьим жиром.
Достаточно было беглого взгляда, чтобы убедиться в примерном равенстве сил обоих соперников. Оба они были мускулистыми и сильными, с превосходной реакцией на любое движение противника. Правда, Джереми был немного выше, но зато Парящий Орел отличался более плотной и коренастой фигурой. Дай Бог, чтобы этот дополнительный вес индейца не сказался на исходе поединка.
Парящий Орел улучил момент и сделал глубокий выпад вперед. Джереми удалось отразить удар, и они оба вновь сцепились и упали на землю. Поединок приобретал все более угрожающий характер. Все индейцы столпились вокруг места боя, и Криста уже не могла видеть, что там происходит. Повторяя тихо слова молитвы, она стала пробираться поближе.
– Господи, спаси и помилуй! Пожалуйста, помоги ему в этой борьбе! Я сделаю все для Тебя, буду ухаживать за больными, помогать бедным, буду терпимо относиться ко всем янки! Боже милостивый, я не буду просить у Тебя ничего, только пощади моего мужа! Пожалуйста, защити его…
Пробираясь сквозь плотную толпу зевак, она неожиданно потеряла равновесие и упала в красноватую пыль. Перед ней вдруг открылась площадка, на которой происходило кровавое столкновение. Из горла вырвался сдавленный крик, а на глазах появились слезы. Джереми лежал на земле, а на его груди ярко выделялась кровавая полоса. Еще одна рана зияла на левом плече. Он лежал неподвижно с закрытыми глазами и истекал кровью, не находя в себе сил подняться и продолжать борьбу.
– Боже мой! Нет! – что есть мочи заорала Криста, закрыв лицо руками. – Джереми…
Сквозь мгновенно сгустившийся в голове туман Джереми вдруг услышал пронзительный голос жены, которая выкрикивала его имя. Все тело ныло от боли, а перед глазами плыли темные круги. Промелькнула мысль, что он потерял слишком много крови и вообще вряд ли сможет подняться. Превозмогая боль, он повернул голову и посмотрел на противника. Парящий Орел тоже получил несколько серьезных ударов в бедро и правую ногу, но еще был в состоянии перемещаться по кругу.
Джереми снова закрыл глаза и подумал, что это, вероятно, конец. Хорошо, что напоследок он услышал ее голос.
А Криста тем временем судорожно царапала пальцами сырую землю и не сводила глаз с бездыханного тела мужа. Увидев, что он зашевелился, она облегченно вздохнула. Значит, он еще жив. В этот момент губы Джереми скривились от боли и усталости.
– Я не подведу тебя, моя милая мятежница! – едва слышно прошептал он и стал медленно подниматься на колени.
Кристу тоже кто-то подхватил под руки и стал поднимать на ноги. Она повернулась и увидела перед собой незнакомого индейского воина, который жестом показывал, что ей не следует так близко приближаться к месту боя.
– Пожалуйста, отпустите меня, – взмолилась Криста, но тот твердо стоял на своем, пытаясь увести ее подальше от круга.
Боковым зрением она видела, что оба соперника снова стали приближаться друг к другу, готовясь к последней стычке. В этот момент воздух разрезал громкий боевой клич, и все присутствующие ахнули. Судя по всему, развязка уже не за горами.
Джереми пытался ухватить соперника за шею, но тот был настолько скользким от жира, что все время вырывался из рук. Правда, это помогало не только Парящему Орлу, но и Джереми. Они оба истекали кровью и готовились к последнему удару. Джереми стиснул зубы и посмотрел в сверкающие от ненависти и злобы черные глаза соперника. Он должен, во что бы то ни стало победить. Индеец был полон злобы и готов был сражаться до конца, так как в результате победы именно он становился наиболее сильным воином и одновременно превращался в вождя племени. А главным призом для победителя, естественно, становилась Криста.
Парящий Орел не случайно выбрал именно это оружие, так как прекрасно владел им и понимал, что кавалерийский офицер вряд ли имеет опыт сражения с ножом в руке. Кроме того, он был приземистей и обладал большим весом, что тоже, безусловно, давало ему существенные преимущества в схватке. А еще он был гордым воином, привыкшим к рукопашному бою и давно стремившимся к громкой славе и героическим подвигам.
Но он не учел нечто очень важное для исхода подобного боя. Его борьба была отвлеченной, а противник готов был сражаться из последних сил, защищая свою жену и своего будущего ребенка. При таком раскладе тип оружия уже не имел решающего значения. Все теперь зависело от желания выжить и спасти свою честь. Словом, любовь вполне могла быть более сильным стимулом к победе и более мощным оружием из всех известных.
– Макгоули! – злобно выкрикнул Парящий Орел. – Хочешь попробовать на вкус лезвие моего ножа? Ну, давай же, смелее! Сейчас ты почувствуешь его на своей глотке!
Джереми покачал головой:
– Нет, Парящий Орел, так не пойдет! Ты выбрал это оружие и поэтому должен сам испытать на себе его прочность.
Они бросились друг на друга, прекрасно понимая, что это, вероятно, будет последняя схватка. В воздухе прозвучал громкий звон стальных ножей, и в тот же миг один из участников поединка тихо охнул и замертво рухнул на покрасневшую от крови землю. Победитель попятился назад, оставляя после себя кровавые следы. Криста уже ничего не видела, так как настырный индеец оттащил ее далеко от места боя. Но она чувствовала, что поединок уже закончился. Толпа зевак громко закричала и вскинула вверх руки, подтверждая ее догадку. Теперь уже не было никаких сомнений, что один из бойцов мертв или умирает, истекая кровью. Но кто именно?
– Пустите меня! – дернулась она из последних сил, но индеец крепко держал ее за руку, не отпуская ни на секунду.
Толпа неожиданно расступилась, и Криста увидела на земле окровавленное тело. Человек лежал лицом вниз, а в спине торчал нож с костяной рукояткой. Она тупо уставилась на его бронзовую спину, покрытую смесью жира, пыли и крови, и в душе у нее что-то оборвалось.
– Нет! – тихо прошептала она и начала медленно сползать на землю.
Она уже не сомневалась в том, что это ее муж и что он мертв. Все померкло у нее перед глазами, а жизнь мгновенно стала пустой и бессмысленной. Индеец успел подхватить ее под руки и удержать на ногах, но она фактически висела у него на руках и уже ничего не соображала.
– Высокое Перо! – донесся откуда-то издалека до боли знакомый голос. – Бегущий Бизон!
Криста встрепенулась и изумленно посмотрела на то место, где только что закончился поединок. Неужели это голос Джереми? А кто же лежит на земле? Внимательно приглядевшись, она вдруг поняла, что ошиблась. На земле лежал Парящий Орел! Стало быть, ее муж жив! И это он звал вождей команчей.
Криста рванулась вперед и увидела перед собой едва стоявшего на ногах мужа. Он слегка покачивался, а земля вокруг него была обильно полита его кровью. Жуткое месиво желтоватого жира, красноватой пыли и ярко-красной крови покрывало его тело, делая его практически неузнаваемым.
– Я очень сожалею о случившемся, – продолжал Джереми, – и искренне сочувствую, что вы потеряли прекрасного воина. Надеюсь, что больше не пролью ни капли крови вашего племени. Нас часто предавали люди, которых мы долгое время считали своими друзьями. И вот сейчас, Высокое Перо и мой брат Бегущий Бизон, мы все видим, что даже враги могут быть честными. Я сразился с Парящим Орлом в честном и справедливом бою, лицом к лицу. Что же касается нашего общего врага Тэйера, то он уже мертв. Мертв также и тот человек, который предал меня и пытался разорить семью моей жены. Я хочу забрать свою, жену и вернуться в свой полк. Мы с вами не можем остановить ту вражду, которая, к сожалению, возникла в последнее время между нашими народами, но мы можем доверять друг другу и хранить заветы чести и достоинства. Позвольте мне забрать жену и покинуть вас.
Оба вождя переглянулись, затем Высокое Перо пристально посмотрел на Джереми, поднял руку и молча кивнул.
Криста громко вскрикнула и бросилась к мужу, не обращая внимания на кровь и грязь, которые покрывали его тело. Когда она повисла на его шее, он вдруг покачнулся, и чуть было не упал. Она тут же осознала свою оплошность и стала с ужасом рассматривать кровоточащие раны на его теле. Она даже попыталась поддержать его, но тот гордо отказался от такой услуги и продолжал выжидательно смотреть на вождей.
– Макгоули, – обратился к нему Бегущий Бизон, – ты абсолютно прав. Между врагами действительно могут существовать такие понятия, как честь и достоинство. Можешь забрать свою женщину и отправляться домой.
Криста захлопала в ладоши и счастливо посмотрела на мужа. Тот ответил ей мягкой улыбкой, а потом сделал шаг вперед и рухнул как подкошенный на истерзанную землю. Разумеется, ни о каком возвращении сейчас и речи быть не могло. Криста быстро опустилась на колени перед мужем и попыталась привести его в чувство.
– Немедленно унесите его в вигвам, – решительно скомандовала подбежавшая к ним младшая жена Бегущего Бизона. – Быстрее! Нужно во что бы то ни стало остановить кровотечение!
Когда Джереми открыл глаза, Криста сидела рядом с ним и аккуратно промывала его раны. Он это понял по тихому плеску воды, которую она брала из выдолбленной из дерева чаши. Он заморгал глазами, пытаясь как следует рассмотреть ее, и даже попытался улыбнуться, увидев ее озабоченное и побледневшее от выпавших на ее долю переживаний лицо. Немного успокоившись, Джереми попытался подняться, но из этого ничего не вышло. Почти вся его израненная грудь была покрыта каким-то белым порошком. Недовольно насупившись, он попытался стряхнуть его, но Криста резко воспротивилась этому.
– Нет-нет, оставь это! – сказала она мягко, убирая его руки. – Все в порядке, мой дорогой. Я немного разбираюсь в таких вещах. Еще до войны я часто помогала Джессу, и он неоднократно упоминал, что у индейцев есть целебные травы, которые способствуют быстрому заживлению ран. К счастью, у них нашелся бальзам тысячелистника, который хорошо помогает при открытых ранах и ссадинах.
Джереми молча кивнул и закрыл глаза. Ему очень хотелось поговорить с ней, но сил для этого пока еще не было.
А когда он снова проснулся, то сразу же понял, что чувствует себя намного лучше. Одним боком он ощутил что-то теплое и приподнял голову. Рядом с ним, свернувшись калачиком, умиротворенно спала Криста. Но они здесь были не одни. В тот же миг к нему подбежала встревоженная младшая жена Бегущего Бизона. Она принесла кувшин с каким-то напитком и, приветливо улыбаясь, протянула его гостю.
– Это придаст вам сил, – пообещала она.
Джереми сделал несколько глотков и с удивлением обнаружил, что напиток, как ему показалось, был приготовлен из крови бизона. Осушив его до дна, он уже нисколько не сомневался в том, что это действительно поможет ему преодолеть усталость.
– Спасибо, Макгоули, – неожиданно промолвила Маленький Цветок, принимая из его рук пустой кувшин.
– За что?
– За Утреннюю Звезду, – пояснила она и ласково улыбнулась.
Джереми кивнул и задумался.
– Наши боги справедливо отнеслись к вам, помогая победить в поединке и в том, чтобы вернуть вашу жену.
– Правда?
– Да, Макгоули, вы можете отправиться в обратный путь утром. Не думаю, что вам следует оставаться здесь слишком долго.
– Значит, я уже не желанный гость?
– Нет, мы всегда будем рады видеть вас в нашей деревне, но вы же знаете, что мы принадлежим к разным мирам, и не исключено, что здесь скоро снова прольется кровь. А вам нужно отправить жену домой, чтобы она смогла спокойно рожать.
– Да, ты права, – задумчиво ответил Джереми. – Я действительно отправлю ее домой.
Маленький Цветок радостно улыбнулась:
– Она с таким нетерпением ждала вас. Поверьте, она очень любит вас.
Вскоре она покинула вигвам, а Джереми снова откинулся на мягкие шкуры, надеясь, что сможет немного поспать. Так приятно было осознавать, что они снова вместе и скоро отправятся домой. Она лежала рядом и была такой теплой, что хотелось обнять ее, прижать к себе и позабыть обо всех неприятностях последнего времени. Он положил руку на ее плечо и спокойно уснул.
Проснулся он, когда уже было утро. Криста сидела рядом и нежно смотрела на него, то и дело, прикладывая ко лбу прохладный компресс.
– Нам нужно ехать, – сказал он, поднимая голову.
В ее глазах тотчас промелькнула тревога.
– Думаю, что нам придется немного подождать, – грустно сказала она. – Ты еще слишком слаб, чтобы ехать верхом на лошади.
Джереми провел рукой по лбу, ощупал грудь, а потом живот. Все раны были туго перевязаны тонкой хлопковой тканью, происхождение которой не вызывало у него никаких сомнений. Он уже давно научился узнавать нижнее белье жены.
– Нет, мы все равно должны ехать, – упрямо повторил он, осторожно вставая на ноги.
Криста бросилась к нему на помощь и помогла выйти из вигвама. У выхода его уже поджидали Бегущий Бизон и Высокое Перо.
– Спасибо тебе за гостеприимство, мой брат, – тихо промолвил Джереми и низко поклонился Бегущему Бизону. – Мы уже готовы отправиться в обратный путь если, конечно, вы позволите нам взять тех лошадей, которых я привел с собой.
Бегущий Бизон грустно кивнул и сделал знак Танцующей Деве, которая тотчас же привела им лошадей. При этом она что-то сказала ему на своем языке, на что тот согласно кивнул.
– К седлу привязана сумка с едой и фляга с чистой водой, – пояснил он. – Надеюсь, этого вам будет вполне достаточно, чтобы добраться домой. Насколько я понимаю, твои люди уже находятся в Форт-Джекобсоне?
Джереми кивнул головой:
– Да, мы будем находиться там, в течение всей зимы.
Бегущий Бизон понуро опустил голову.
– Надеюсь, что будет мирная зима, – грустно заметил он и протянул руку.
Джереми крепко пожал ее и снова поклонился. Вождь подошел к Кристе, пожал ей руку, а потом помог ей взобраться на ту самую лошадь, на которой сюда приехала Утренняя Звезда.
Вскоре они уже выехали за пределы индейской деревни. Криста не выдержала и посмотрела назад. Маленький Цветок стояла на окраине и смотрела вслед.
– Спасибо тебе, – крикнула Криста.
Женщина улыбнулась и помахала рукой.
Больше они не оглядывались и несколько часов ехали рысью, стараясь не утомлять лошадей. Криста все время с тревогой поглядывала на мужа.
– Тебе нужно немного отдохнуть.
– Нет, сейчас для меня самое главное – отъехать на приличное расстояние от деревни команчей, – резонно заметил Джереми.
– Но ведь мы уже свободны…
– Все равно нам нужно отъехать как можно дальше, – упрямо твердил он.
Через некоторое время она снова предприняла попытку заговорить с мужем:
– Я очень благодарна тебе, Джереми.
Тот ничего не ответил, продолжая смотреть вдаль.
– Благодарна за то, что ты пришел мне на помощь и рисковал своей жизнью.
– Криста, черт возьми, – не выдержал Джереми, – ты же моя жена! Мать моего будущего ребенка!
– И все равно я благодарна тебе за это…
– Мне не нужна твоя благодарность! – выпалил он и отвернулся.
Криста замолчала и повесила голову. Он, конечно, очень упрямый человек и, видимо, все еще не забыл о последних событиях. Дальше они ехали молча, пока над прерией не стали сгущаться сумерки. Джереми спешился и посмотрел на жену. Не успела она спрыгнуть с лошади, как он подскочил к ней и протянул руку.
Криста позволила ему помочь ей спешиться с лошади, но потом быстро отстранилась от него, с трудом подавляя душившие ее слезы. Как можно за столь короткое время перейти от небывалой любовной страсти до такой черствости?
Они остановились возле небольшого, удивительно чистого и живописного ручья, берега которого были укрыты тенью высоких деревьев.
Криста расстелила на траве одеяло и бросила ему через плечо:
– Садись. Я сейчас принесу немного воды и достану еду.
Джереми немного постоял, а потом послушно присел на одеяло. Криста принесла ему кружку воды, а потом вернулась к лошади и вынула из сумки снедь – кусочки сушеного мяса. Джереми жадно вгрызался в куски мяса, запивая их прохладной водой и исподлобья наблюдая за женой. Криста отошла к дальнему дереву и стояла, погруженная в раздумье. Джереми поморщился от боли и выпрямил спину. Собственно говоря, раны его болели не так сильно, как ноющее от тоски и безысходности сердце. Конечно, она хотела поговорить с ним, но что он мог сказать ей в данный момент? Камероны всегда отличались неуемной гордостью и привыкли расплачиваться с долгами. Но ведь он уже неоднократно говорил ей, что она ничего ему не должна.
– Джереми, – тихо проронила Криста, слегка повернувшись к нему, – я не знаю, сможешь ли ты когда-нибудь простить меня, но я все равно хочу сказать, что ужасно сожалею о случившемся.
– Сейчас это не имеет никакого значения, – сухо отрезал он.
– Нет, имеет! – закричала она так громко, что даже птицы сорвались с верхушек деревьев. – Ну, хорошо, если ты считаешь, что это не имеет никакого значения, то я возвращаюсь домой! Я имею в виду свой дом в Виргинии, а не твой полк. И сделаю это при первом же удобном случае! На этот раз я уже не позволю тебе остановить меня!
Джереми почувствовал, что перед глазами поплыли темные круги, а кровь гулко стучала в жилах, вызывая нестерпимую боль.
– Нет, никуда ты не поедешь.
– Поеду, потому что все, что здесь произошло… – начала было она, но он гневно оборвал ее:
– Черт возьми, Криста, это действительно не имеет никакого значения!
Джереми поморщился от боли и опустил голову. Ему бы сейчас немного поспать, чтобы забыть боль, а вместо этого приходится снова сражаться с собственной женой. Какого черта ей еще надо от него, подумал он, глядя на свои дрожащие руки. Раньше ему казалось, что он полностью раскусил ее и неплохо знает, чего она добивается. Но сейчас команчи, по-видимому, так напугали ее, что, она решила никогда больше не иметь дела с индейцами и их землями. Впрочем, возможно, что она права и ей действительно следует вернуться домой. В таком случае он сам должен позаботиться о том, чтобы как можно скорее вернуть ее в родные места.
– Ну, хорошо! – наконец-то согласился он. – Я все прекрасно понимаю. Команчи испугали тебя до смерти, и если ненависть в твоем сердце так сильна…
– Ненависть! – возмущенно воскликнула Криста, даже не повернувшись к нему.
Она стояла на берегу и смотрела на темную воду, а ее длинные волосы свободно лежали на плечах, что делало ее похожей на самую обыкновенную индианку. Немного подумав, она резко повернула к нему голову и сверкнула налитыми злостью глазами.
– Ты глупец! Самый глупый янки из всех, которых мне доводилось встречать! – В ее глазах заблестели слезы, чего Джереми сейчас никак не мог вынести.
– Криста, я сейчас не в том состоянии, чтобы терпеть оскорбления со стороны южанки.
– Оскорбления! Я хочу уехать вовсе не потому, что ненавижу тебя! Неужели ты никак не можешь понять этого! Я хочу уехать, потому что люблю тебя и не желаю, чтобы ты страдал здесь из-за меня! Я не хочу…
– Что? – оторопело воскликнул Джереми, не смея верить своим ушам.
С трудом преодолев жуткую боль, он встал на ноги и поплелся к ней. Его крик прозвучал так громко, что она испуганно заморгала глазами и даже слегка попятилась к воде.
– Маленький Цветок говорила мне об этом, – неуверенно промямлил Джереми, уставившись на жену. – Она на самом деле сказала, что ты ждала меня и изнывала от любви, но я, разумеется, не поверил ей тогда. Повтори, что ты сказала!
– Я… – Криста осеклась и потупила глаза.
Он сделал еще один шаг к жене, пытаясь удержаться на ногах. Его пальцы вцепились в ее руку и сжали ее так сильно, что он сам удивился, откуда у него столько сил.
– Повтори! – снова потребовал он.
– Тебе не нужно было ехать за мной к индейцам, и тогда все было бы в порядке. Ты весь изранен. Тебе не следовало…
– Не это! – прогремел Джереми, резко тряхнув ее за плечи. – Повтори свои последние слова!
Она уставилась на него широко открытыми глазами и нервно облизала кончиком языка пересохшие от волнения губы.
– Я уже говорила, что, вероятно, испортила тебе карьеру своим дурацким спором с генералом Шерманом…
– К черту Шермана! Я прошу тебя повторить свои последние слова!
– Я…
– Произнеси их еще раз, Криста! Проклятие! Ты действительно сказала, что любишь меня, или мне это почудилось?
– Я… – Она снова запнулась, как будто эти слова застряли у нее в горле. – Я действительно сказала это, – едва слышно прошептала Криста и опустила глаза.
– И это вполне серьезно?
Она еще ниже опустила голову.
– Да, серьезно. – После некоторой паузы она снова посмотрела на него своими огромными глазами, слегка увлажненными от слез. – Но это вовсе не потому, что я хочу использовать тебя в своих целях. Джереми, мне от тебя ничего не нужно, я не хочу стоять на твоем пути и уж тем более огорчать тебя по каждому поводу. Я знаю, что ты никому не желаешь зла, но когда я лежала ночью в вигваме команчей, я часто думала о том, что ты постоянно вспоминаешь свою Дженни и сожалеешь, что я не похожа на нее.
– О Криста! – простонал Джереми, заключая ее в объятия. – Криста, какая ты глупая! Если хочешь знать правду, я действительно любил ее когда-то и ужасно сожалею, что она погибла. Это была замечательная женщина, добрая, нежная, ласковая, но при всем этом я ни за что на свете не променял бы тебя на кого-то другого. Криста, ты мне нужна такая, какая ты есть на самом деле, и когда я ехал сюда, я думал только о тебе и о нашем ребенке. Если ты до сих пор не научилась распознавать сигналы моего сердца, то могу сказать, что ты самая глупая-преглупая южанка из всех, которые попадались мне на жизненном пути.
Криста отодвинулась от него и с нескрываемым сомнением посмотрела ему в глаза.
Джереми улыбнулся и протянул ей руку.
– Ты не только глупая, но еще и жутко упрямая, своенравная и капризная дуреха, – обвинительным тоном произнес он, радуясь в душе, что в ее кристально чистых глазах промелькнули первые признаки приближающегося гнева. Именно такую Кристу он знал раньше и безумно любил. – Я был без ума от тебя с того самого момента, когда стал твоим законным мужем. Криста, ты даже представить не можешь, как я тосковал без тебя. Я так сильно хотел тебя, что даже не обращал внимания на то, что ты, как мне тогда казалось, лежала рядом со мной, а видела перед собой Лейма.
– Я никогда…
– Я никогда не испытывал желания оставить тебя, но дело даже не в этом. Больше всего на свете я хотел, чтобы ты откликнулась на мою любовь.
– Я боялась этого, – откровенно призналась Криста. – Боялась признаться себе, что влюбилась в тебя. Именно поэтому я всегда старалась сдерживать переполнявшие меня чувства. О, Джереми, если бы ты знал, как это было трудно! Я даже представить себе не могла, что когда-либо полюблю янки! – Она грустно улыбнулась и опустила глаза. – Одно дело видеть перед собой брата, который переметнулся к янки и совсем другое – влюбиться в чужого янки… – Ее голос постепенно затих, и она молча уставилась в землю. – Джереми, мне очень жаль, что так все получилось. Мне и в голову не приходило, что арестованные тобой мятежники могут оказаться отпетыми головорезами. Могу ли я надеяться, что ты когда-нибудь простишь меня?
Джереми взял ее за подбородок и посмотрел в глаза:
– Я простил тебя задолго до того, как решил отправиться к команчам. Более того, я проклинал себя за то, что не смог как следует разобраться в твоих чувствах, не смог понять твое состояние. Конечно, мне нужно было поговорить с тобой начистоту и все объяснить. Знаешь, если бы я чаще делился с тобой своими сокровенными мыслями, у тебя просто не было бы оснований не доверять мне. Мне не хотелось, чтобы ты знала, как я боялся за тебя и за ребенка. Я часто проклинал себя за то, что заставил тебя отправиться в такую даль, да еще беременную, но потом я так или иначе приходил к выводу, что все равно не смог бы жить здесь без тебя. Боже мой, какие же мы дураки, что ходили вокруг да около, вместо того чтобы разобраться в наших отношениях раз и навсегда. Порой мне казалось, что я сражаюсь с каким-то призраком, с ужасным прошлым, ненавистным настоящим, с войной и даже с миром!
– Господи, Джереми, – неожиданно пробормотала она, пристально вглядываясь в его глаза, – я не могла понять этого!
Все эти годы я видела перед собой Дэниела, Келли, Джесса и Кирнан и понимала, что это будет трагедией для них всех – любить врага…
– Я никогда не был твоим врагом, Криста!
– Как же не был! Боже мой, неужели ты не понимаешь, что в течение многих лет врагом для меня мог быть любой человек в другой униформе! Я ненавидела ее и страшно боялась облаченных в нее людей! Каждый раз, когда на моем пути встречался кто-нибудь в такой форме, я молила Бога, чтобы это был Джесс. Джереми, ты должен понять, что ваши солдаты пришли на нашу землю с целью грабить, убивать и разрушать все подряд.
– Им нужно было любой ценой добраться до Ричмонда, – попытался объяснить он как можно мягче, чувствуя, что силы окончательно покидают его.
Он был раздавлен ее словами, сокрушен горечью обиды и вместе с тем восхищен. Наблюдая за ней, за ее глазами, все еще мокрыми от слез, он ни минуты не сомневался в том, что она говорит правду. Криста действительно любит его. Он не мог сказать, что на него больше повлияло в этот момент – чудо искренних слов или значительная потеря крови, но он уже не мог больше стоять на ногах и начал медленно опускаться на землю.
– Джереми! – вскрикнула Криста, подхватив его под руки и вместе с ним опускаясь на пожухлую траву. Джереми сидел с закрытыми глазами, прислонившись спиной к дереву. А когда ему стало немного легче, он вдруг увидел, что глаза жены снова увлажнились от слез.
– Камероны не плачут, – тихо произнес он, прикасаясь рукой к ее влажной щеке.
– Джереми, ради всего святого, не умирай! – взмолилась Криста. – Я не выдержу, если ты умрешь из-за меня!
Он снова закрыл глаза и слабо улыбнулся.
– Сейчас я не умру ни за какие коврижки! – последовало обещание.
Криста поймала его руку и нежно поцеловала ее.
– Тебе нужно отдохнуть.
Джереми кивнул, а затем сокрушенно покачал головой:
– Какое это чудо, Криста! Я до сих пор не могу поверить, что ты призналась мне в любви. Сейчас мы с тобой совершенно одни в этой самой прекрасной из всех благословенных Господом Богом земле, а я не могу даже на ногах стоять.
Криста издала приглушенный вздох, а ее пальцы мягко обвились вокруг его руки.
– Очень надеюсь, что ты будешь жить, – прошептала она, усаживаясь рядом с ним под деревом и кладя голову ему на плечо.
– Криста, – грустно произнес Джереми после непродолжительной паузы, – все не так просто, как кажется на первый взгляд. Нас ожидает еще немало трудностей. Ты же знаешь, что многие южане до сих пор люто ненавидят северян, а те, в свою очередь, отвечают им тем же. Да и в самих северных штатах достаточно проблем. Знаешь, иногда мне кажется, что однажды порожденная ненависть будет преследовать нас многие годы, если не многие поколения. Но самое главное, конечно, заключается в том, что…
– Самое главное сейчас заключается в том, что ты победил! – прервала его Криста.
– Верно, только не я победил, а мы победили, – уточнил он, глубокомысленно посмотрев на жену. – Ты сможешь пережить все это? – спросил он вкрадчивым голосом.
Криста улыбнулась, захлопала ресницами и снова опустила голову ему на плечо.
– Да.
– Ты уверена в этом?
– Я могу все пережить, если ты будешь рядом со мной.
– Но я еще долго буду находиться в окружении многочисленных янки.
– Сейчас это уже не так важно, – задумчиво проронила Криста.
– Означает ли это, что ты больше не испытываешь к ним ненависти?
Она резко повернула голову и посмотрела ему в глаза.
– Нет, я еще долго буду ненавидеть некоторых из них, – откровенно призналась Криста. – Но все дело в том, что моя любовь к тебе гораздо сильнее ненависти к ним.
– Никогда еще не встречал такой глубокой и страстной ненависти, – подытожил Джереми.
Ее улыбка стала еще шире.
– Совершенно верно. А теперь представь себе, насколько глубокой и страстной является моя любовь к тебе.
Джереми откинулся назад и погрузил пальцы в ее густые волосы. Над головой тихо шелестела листва, а чуть поодаль так же умиротворенно журчал ручей.
– Криста! – неожиданно пробормотал он.
– Что?
– Из тебя действительно получилась превосходная жена кавалерийского офицера. – Джереми собрал все свои силы, осторожно повернулся и, заключив ее в объятия, нежно поцеловал в губы. – Я восхищаюсь тобой! – едва слышно шепнул он, засыпая от усталости.
Вскоре он уже крепко спал, прислонившись спиной к дереву.
Криста стояла по колено в воде, предварительно сбросив с себя одежду, и с небывалым усердием терла покрытое пылью и потом тело. Она черпала горстью чистый песок со дна ручья, как это обычно делают команчи. Какой-то шум на берегу потревожил ее покой, и она быстро подняла голову. Ей казалось, что они ушли так далеко вглубь индейской территории, что встретить какого-нибудь незнакомца в этих краях будет просто невозможно.
К счастью, на берегу не оказалось посторонних. Это Джереми проснулся и сбросил с себя одежду, чтобы осмотреть раны.
Изрезанный ножом Парящего Орла, покрытый с ног до головы ссадинами, он, тем не менее, был красив и привлекателен.
Нет, не совсем так. Точнее сказать, сейчас он выглядел даже более привлекательным, чем прежде. А все эти раны скоро заживут и останутся только шрамы, что тоже неплохо. Глядя на них, она будет до конца жизни помнить, чем он жертвовал ради нее.
– Тебе не стоит вставать, – ласково пролепетала Криста, но тот уже поднялся на ноги и осторожно вошел в воду. Солнечный свет ярко отражался от гладкой поверхности ручья, чуть искривляя отражения двух обнаженных людей, чем-то похожих на Адама и Еву. Криста подумала в этот момент, что даже если бы сейчас сюда нагрянули команчи, то, скорее всего не посмели бы нарушить столь впечатляющую идиллию.
Перед ее глазами раскинулся Дикий Запад, чем-то напоминающий библейский Эдем.
Нет, не совсем Эдем. Они не ощущали себя столь же совершенными и безупречными, какими были Адам и Ева. Он весь был изранен и изможден, а она уже не могла скрыть свой с каждым днем увеличивающийся живот. Впрочем, может быть, именно это последнее обстоятельство делало их обоих сейчас особенно прекрасными.
Джереми подошел к жене и, взяв ее за руки, нежно и страстно поцеловал в губы.
– Ты же ранен, – томно шепнула она, закрыв от счастья глаза.
– Нет, нет, сейчас я чувствую себя намного лучше. И вообще наплевать на все эти царапины. Пусть даже все мое тело расползется на куски, но я все равно хочу немедленно заняться с тобой любовью. Причем сделать это по-новому.
– По-новому? – игриво переспросила она.
– Да. Ты будешь все время шептать мне на ухо, что безумно любишь меня, а я буду повторять то же самое, но только не шепотом, а громогласным криком.
– Правда? – недоверчиво заморгала Криста, не препятствуя его страстным поцелуям. – Джереми!
– Что?
– Я люблю тебя…


После беспокойной и чрезвычайно переменчивой осени зима показалась какой-то уж слишком вялой и по-домашнему привычной. Пятого октября им удалось подписать договор с отдельными индейскими племенами, включая команчей. Кристе показалось, что Джереми очень доволен этим обстоятельством, но потом выяснилось, что он не очень-то доверяет этому договору.
– Не думаю, что наша сторона действительно полна решимости выполнять все его условия, – откровенно признался он жене.
Однако в Форт-Джекобсоне, где они провели уже несколько месяцев, пока еще никто не потревожил их мирного существования, если не говорить о некоторых чудесных открытиях. Во-первых, резко изменилось отношение к Кристе всех обитателей форта. Когда она вернулась с мужем из индейского плена, ее встречали как самую настоящую героиню, причем возгласы восхищения раздавались даже из уст стервозной миссис Брукс.
Во-вторых, Роберт Черный Коготь, к счастью, выжил и быстро поправлялся благодаря неустанной помощи Кристы и их нового доктора Реми Монфорта. Доктор Монфорт был гражданским лицом, в течение всей войны находился на индейской территории и гордился тем, что никогда и ни при каких обстоятельствах не становился на ту или иную сторону. Криста не знала толком, так это или нет, но этот открытый голубоглазый парень понравился ей с самого начала.
Когда состояние Джереми и Роберта уже не внушало абсолютно никакой опасности, она решила поделиться с ним своими опасениями относительно будущего ребенка.
– Любая новая жизнь, – глубокомысленно изрек тот, – это неповторимое чудо! На самом деле мы все намного крепче, чем иногда кажемся себе. Сейчас вам остается только ждать, не забивая голову ненужными пустяками. Уверен, что все будет просто превосходно.
И он не ошибся. Однажды утром, как раз в день святого Патрика, Криста проснулась с жуткой болью в спине. Поначалу она никому ничего не сказала, так как Джереми был очень занят подготовкой к встрече с военнослужащими форта, расположенного на границе с Канадой, и ей очень не хотелось отвлекать его от срочных дел, тем более что тревога вполне могла оказаться ложной. Но потом обстоятельства вынудили ее обратиться за помощью. Не долго думая Криста отправилась к Селии, где всегда собирались почти все женщины полка, и все рассказала ей. К этому времени боль стала просто невыносимой.
– Криста Макгоули, – с привычной помпезностью обратилась к ней миссис Брукс, – похоже, у тебя начинаются предродовые схватки!
– Не знаю, что и думать, Мэри, – испуганно промямлила Криста, впервые назвав ее по имени.
Многие женщины стали обращаться к ней по имени с того момента, когда Джереми привез в форт молодого священника, а миссис Брукс научилась доброжелательно улыбаться. Впрочем, некоторые считали, что это произошло под непосредственным влиянием команчей.
– Я никогда еще не рожала, – пошутила Криста, хватаясь обеими руками за спину.
Услышав этот разговор, Клара Дженнингз подскочила как ужаленная, демонстрируя готовность оказать любую посильную помощь. Она тоже изменилась за последнее время и даже стала обучать Натаниеля французскому языку, чего от нее никто не ожидал. Вообще говоря, Натаниелю этот язык был нужен как корове седло, но он согласился на эксперимент исключительно в целях улучшения межрасовых отношений в полку.
– Я сейчас же позову доктора! – решительно объявила Клара, направляясь к двери.
– Нет, нет, не надо! – воспротивилась поначалу Криста. – Это отнимет у него слишком много времени.
– Ничего, Криста, успокойся. Откуда ты знаешь…
– У меня же брат доктор, – напомнила она присутствующим и от боли прикусила губу. – В годы войны он был лучшим хирургом во всей союзной армии. – Последние слова потонули в ее же тихом стоне. Боль в спине становилась все сильнее и сильнее, не давая возможности даже рот раскрыть.
– Боже мой! – воскликнула вслед за ней Селия и тоже вскочила с места, но миссис Брукс уже помчалась за доктором Монфортом.
– Так-так, миссис Макгоули, – с удовлетворением протянула она, – значит, ты уже созрела. Давай, подружка, сейчас как-нибудь доберемся до твоего дома и станем дожидаться доктора, лежа в постели. Кстати, когда ты впервые почувствовала приступ боли?
– Сегодня рано утром. Еще шести не было, но пока…
– Все ясно, – со знанием дела заявил доктор Монфорт после быстрого осмотра. – Роды могут начаться в любую минуту. Ты была очень активной все это время, Криста, много двигалась, а это часто стимулирует предродовые процессы.
– Чем я могу помочь вам? – предложила свои услуги Селия.
– Как чем? Прежде всего, нужно вскипятить немного воды! – приказал тот и подмигнул женщинам. – И еще, может быть, кто-то из вас сбегает за полковником? Это было бы весьма кстати.
Впоследствии доктор Монфорт сообщил ей, что роды прошли довольно быстро, с чем Криста не могла не согласиться, так как сама чувствовала это. Она уже знала, что иногда роды длятся часами, до предела истощая как мать, так и ребенка. И вообще она вела себя молодцом, крепко стиснула зубы и закричала только тогда, когда ребенок уже был на подходе, а боль стала просто нестерпимой.
В эту минуту она услышала над собой тихий ласковый голос мужа. Ему велели подождать перед дверью, но он не выдержал и ворвался в комнату, чтобы поддержать жену в трудную минуту.
– Все нормально, Криста, – тихо шептал он, гладя ее по голове. – Еще немного. Тужься как можно сильнее!
Она вцепилась в его руку и делала все, что ей говорили, но с первого раза, естественно, ничего не получилось. А Монфорт тем временем пристально следил за родами и удовлетворенно хмыкал:
– Все хорошо, Криста, вот уже и головка появилась. Еще немного усилий…
Криста поднатужилась, и вскоре послышался радостный голос Джереми:
– Мальчик!
Она закрыла глаза и попыталась осознать случившееся. Она родила ребенка, своего ребенка, ребенка Джереми! Как это прекрасно! А он в это время осыпал ее поцелуями, счастливо улыбался, вызывая у нее ответную улыбку.
Доктор поднял ребенка и показал его матери. Он был красный, сморщенный, с крохотными кулачками, которыми он отчаянно размахивал. Вся комната мгновенно заполнилась его пронзительным криком.
Джереми снова наклонился к жене и поцеловал ее в лоб, пораженный впечатлением от рождения новой жизни.
– Даже по этому крику можно без труда определить, что его мама является истовой южанкой и стойкой мятежницей, – пошутил он.
– Нонсенс, – без обиняков заявил доктор Монфорт. – Он просто слишком мал, чтобы объяснить нам, в какой неприветливый мир он попал, где мало тепла и пищи. – При этом он многозначительно посмотрел на стоявших неподалеку миссис Брукс и Селию. Те мгновенно покинули комнату, оставив молодых родителей наедине со своим счастьем.
С чувством некоторой неловкости Криста расстегнула рубашку и освободила грудь, чтобы тотчас же покормить ребенка. Малыш так крепко вцепился в нее ртом, что она даже вскрикнула от неожиданности:
– Джереми, он такой сильный! Я все боялась, что он будет слабеньким и истощенным. Я думаю, что большинство детей рождается на свет Божий с голубыми глазами, – заметила Криста.
– Ну что ж, время покажет, – самодовольно пробормотал Джереми. – Сейчас ему нужно придумать подходящее имя.
– Джошуа! Джози! – мгновенно отреагировала она, наклоняясь над красным личиком ребенка. – Да, мы назовем его в честь твоего брата!
– Криста, в этом нет никакой необходимости…
– Нет, Джереми, он твой брат и брат Келли, и я знаю, что вы очень любили его. А мои братья вернулись домой целыми и невредимыми.
– Но ведь он янки.
– Ну и что? – Она нежно погладила малыша по головке. – Его отец тоже янки, но это не мешает мне любить его больше всего на свете. Мы назовем его Джошуа в честь твоего брата, а вторым именем будет Джеймс – в честь полдюжины Камеронов.
– Джошуа Джеймс Макгоули, – торжественно произнес Джереми и поцеловал жену в лоб. – Спасибо тебе за сына. Он прекрасен, как, впрочем, и его мать.
Послышался тихий стук в дверь. На пороге появился слегка смущенный доктор Монфорт.
– Господин полковник, вашей жене нужно немного отдохнуть. Надеюсь, вы не станете возражать, если мы унесем отсюда ребенка?
Джереми молча кивнул.
– Знаете, полковник, – гордо заявил доктор, – ваша жена держалась превосходно и храбро вынесла все мучения.
Джереми снова улыбнулся и нежно погладил жену по голове.
– Да, я знаю, что она у меня молодец. Это же представительница рода Камеронов, в конце концов!
Ее рука прикоснулась к его руке, и Джереми вспомнил в этот момент знаменательные слова рядового Дарси: – «Это храбрейшая из всех женщин, которых мне доводилось встречать!» Да, она действительно храбрейшая, но не только. Она еще и прекраснейшая из всех живущих на земле. И только чудом природы можно объяснить тот факт, что в одном теле заключены необыкновенная сила и столь же необыкновенная красота.
Ее пальцы сжались, а глаза застыли на нем. Они были голубыми, удивительно сверкающими и в то же самое время усталыми.
– Я родилась в семье Камеронов, но сейчас считаю себя полноправной представительницей рода Макгоули.
Джереми ответил ей чудной улыбкой безмерно счастливого человека.
Поцеловав ее в губы, он посмотрел на жену и тихо промолвил:
– Миссис Макгоули, моя дорогая мятежница, я безумно люблю тебя! Этот тот самый случай, когда упрямый янки охотно опускает оружие перед южанкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорная и обольстительная - Грэм Хизер



хорошая книга
Непокорная и обольстительная - Грэм Хизерлооол
23.09.2010, 13.44





початок трохи нудний, але потім події розвиваються із феноменальною швидкістю.гарний роман.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНадя
27.06.2012, 11.42





Интересный роман! Читайте.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерМари
1.10.2012, 21.48





Это ведь роман из серии Кэмероны? Поделитесь пожалуйста названиями романов из этой же серии.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерЭля
15.01.2014, 8.15





ЭЛЕ!Мой враг,мой любимый-про Джесса,старшего брата Кристы.
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерНаталья 66
10.10.2014, 18.09





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57





Супер!!! Мне все понравилось 10 из 10
Непокорная и обольстительная - Грэм ХизерТурмалин
26.02.2016, 23.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100