Читать онлайн На всю жизнь, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На всю жизнь - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На всю жизнь - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На всю жизнь - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

На всю жизнь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Кэти вышла из комнаты и прислонилась к перилам лестницы. Она увидела, как радостно возбужденная Тара Хьюз, повиснув на крепкой шее Джордана, одарила его пылким, влажным поцелуем, в ответ на который Джордан лишь ласково потрепал ее по голове. И Кэти показалось, что он не испытывает особого восторга от неожиданного приезда любовницы. Впрочем, как знать, может быть, это была их обыкновенная манера отношений и Кэти лишь принимает желаемое за действительное.
— Представляешь, — рассказывала Тара, — мне не пришлось работать до воскресенья. И я освободилась раньше. А один фотограф любезно согласился подбросить меня до Стар-Айленда на своем гидросамолете. И вот я здесь. Я так рада тебя видеть! Теперь я смогу тебе по-настоящему помочь. Ведь предстоит такая трудная неделя. А как твоя мегера, бывшая жена? Она уже здесь? Уже досаждает тебе своим присутствием? Она…
И тут Тара осеклась, заметив стоящую у лестницы Кэти. А Кэти была готова удавить Джордана. Что за нелепый купальник он ей подсунул? Сам обрядился в спортивные трусы, довольно консервативное традиционное мужское облачение, а ей подбросил этот хитроумный последний крик моды. Спина полностью открыта, верха, можно сказать, вовсе нет — так, один намек, живот почти обнажен. Кэти ощущала себя чуть ли не голой. Хотя Кэти потратила столько сил на тренажере под неусыпным надзором Джереми, приводя фигуру в порядок, она и теперь чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом божественно сложенной красотки Тары. Но похоже, молодая красавица тоже пребывала в замешательстве. Вдобавок она только что обозвала Кэти мегерой.
— О, извините, — бормотала растерянная Тара.
Ситуация становилась напряженной. И Кэти, неловко улыбнувшись, шагнула навстречу сопернице. Джордан стал их знакомить.
— Кэти, это Тара Хьюз. Тара, это мегера.
— О, извините! — вновь повторила Тара. — Я… Я… Я знаю… — она запнулась, подбирая нужные слова, — вы — Кэти Треверьян. Не обращайте внимания на мою болтовню. Джордан показывал мне ваши фотографии. Вы ничуть не изменились. Еще раз извините меня. Я не хотела…
— Ничего страшного. Джордан называл меня и хуже.
— При мне он говорил о вас только самое хорошее. Но вы правда не сердитесь на меня?
— Я же сказала, что все в порядке. И давайте забудем об этом. А я снова ношу фамилию Конно-ли — мы с Джорданом в разводе. Кстати, ваши фотографии я тоже видела. И надо признаться, в жизни вы еще лучше, чем на них.
— Спасибо, — благодарно откликнулась Тара, переводя взгляд с Кэти на Джордана. — Но вы, похоже, куда-то собирались? Я бы не хотела мешать вам.
— Вы нам ничуть не помешали, — ответила ей Кэти, подумав про себя, что Тара явно лжет и на самом деле рада прервать их уединение. — Мы всего лишь собирались искупаться. А перед этим решили выпить по чашечке кофе. И Джордан любезно согласился сам приготовить его. Но теперь в этом, конечно, нет необходимости. Думаю, Пегги уже приготовила завтрак, и мы можем выпить кофе в большом доме.
Кэти повернулась и хотела уйти, но Джордан задержал ее. Причем его рука неловко соскользнула с ее плеча, и кольцо на среднем пальце запуталось в волосах, так что пришлось довольно долго освобождать плененную таким образом Кэти. И когда эта сложная операция была завершена, Джордан, повернувшись к Таре, торжественно произнес:
— Итак, я приглашаю всех присутствующих на чашечку кофе в свой родовой замок.
— Но ты же знаешь, я не пью кофе, — возразила Тара.
— Ничего. У Пегги найдется для тебя стакан чая.
А Кэти думала о том, как бы ей скорее улизнуть из этой довольно нелепой компании. Она была даже готова пожертвовать своими волосами, лишь бы обрести свободу на это утро. Но в планы Джордана, похоже, не входило ее немедленное освобождение, и он, обхватив одной рукой талию Кэти, а другой — талию Тары, силой повлек обеих женщин в направлении большого дома.
— Мы только посмотрим, что там творится, — обратился он к Таре.
— Но, Джордан, — запротестовала она. — Мы это всегда успеем сделать.
— Не спорь. Посмотри, какой чудесный сегодня день! Непременно нужно сходить к рифам на яхте. К тому же девочкам уже обещан целый день подводного плавания.
— Но я не люблю нырять.
— Прокатишься на яхте. К тому же совсем не обязательно погружаться в воду так уж глубоко, можно поплавать на поверхности с трубкой и маской.
— Ненавижу маску. Она портит лицо.
— На тебя не угодишь. Хорошо, если ты такая упрямая, то можешь остаться дома.
— Но я не хочу оставлять тебя одного, — прошептала она ему на ухо, оглянувшись на Кэти. — Сейчас тебе как никогда нужна моральная поддержка.
— Сегодня, наверное, будет слишком жарко для прогулок под парусом, — произнесла Кэти. Она услышала последнюю фразу Тары, как ни старалась та говорить потише. — Может быть, лучше нам всем остаться дома.
— Но я обещал девочкам, — возразил Джордан нахмурившись.
— Не надо их расстраивать, — вмешалась Тара. — Если решили идти на яхте, значит, так тому и быть.
— Хорошо, — согласилась Кэти, выскользнув из рук Джордана. — Тогда я быстро позавтракаю и соберу кое-что из вещей.
Она поспешила в дом, досадуя на себя за то, что так мало занималась на лестничном тренажере и теперь беспокойство о своей фигуре не дает ей сосредоточиться на более важных и насущных проблемах. Входная дверь в большом доме была открыта, и Кэти без труда проникла в гостиную. И тут густой аромат кофе заставил ее остановиться в нерешительности. Так хотелось отпить хотя бы глоток этого горячего бодрящего напитка. Ничего, решила она, можно быстро, ни с кем не разговаривая, пробраться на кухню, взять чашечку кофе и так же скоро уйти оттуда.
Но не тут-то было. Она не учла разговорчивости Пегги. Та как раз ставила на плиту новый никелированный чайник и широко улыбнулась Кэти, радуясь, что есть с кем поболтать в этот ранний час.
— О, какой чудесный купальник! — воскликнула она, радостно всплеснув руками. — Просто прелесть! Ты в нем выглядишь на миллион баксов! Просто настоящая красавица! Где ты достала такое чудо? Это что — новая мода в Нью-Йорке?
— Возможно, — невпопад ответила Кэти, слегка растерявшись. — Я купила его по дороге.
— Чудесно, чудесно! Ты выглядишь значительно лучше нее, — кивнула Пегги в сторону окна, откуда доносился звонкий голос Тары, беседующей с Джорданом.
— Ну что ты, — Кэти еще не совсем пришла в себя от этой неожиданной встречи, — ведь она такая хорошенькая.
— Слишком хорошенькая. Сладкая, как сахарин.
— Ты к ней несправедлива, Пегги. Она действительно красива. Это надо признать.
— Ну да, а бегает за Джорданом как собачонка.
— Джордан волен выбрать того, кто ему больше нравится. И если она всерьез желает ему счастья, то он, возможно, и прав.
— Не пойму я тебя, Кэти. Зачем ты наговариваешь на себя. Уж кто-кто, а я-то знаю, что не было у него счастья, с тех пор как ты сбежала из этого дома.
— Правда? Но ведь Тара так молода, так прекрасна — само совершенство.
— Ты, похоже, плохо знаешь Джордана.
— Ты хочешь сказать, что такая женщина, как Тара, не способна вскружить ему голову? Да она любого мужчину очарует!
— Кэти…
— О Пегги! Милая Пегги, — поставив чашечку на стол, с печалью в голосе произнесла Кэти, — между мной и Джорданом уже давно все кончено. И твои переживания, и переживания моих дочек ничего не могут поправить. Прошлое не вернешь, как ни старайся. А у Джордана с Тарой, видимо, прочные интимные отношения. Так что мои шансы в этой ситуации равны нулю.
— Прочные интимные отношения, — передразнила ее недовольная Пегги. — Так, от случая к случаю. Мало ли случайных девиц бывает у мужчин.
— Моя новая жизнь уже сложилась. И менять что-либо сейчас было бы неразумно.
— Это ты о том молодом человеке, что приехал с тобой вчера? Видела я его. Уж больно он молод. У женщины твоего возраста с ним вряд ли получится что-нибудь серьезное.
— Женщины живут дольше, и им надо выбирать себе в спутники жизни мужчин моложе себя. Это мнение моей мамы.
— Сэлли? Кстати, она звонила недавно, сказала, что приедет пораньше.
— Как пораньше? — Кэти чуть не расплескала наполненную до краев чашку. — Ведь она обещала приехать в воскресенье или в понедельник.
— Вот уж не знаю, что она обещала. — Пегги лукаво посмотрела на нее. — А только мне она сказала, что ее уже ничто не задерживает дома и она вполне в состоянии прилететь к нам. Я, конечно, ей говорю: «Джордан будет страшно рад видеть тебя в этом доме, и мы все с нетерпением ждем твоего приезда». А потом, милая Кэти, поднялась я к тебе в комнату, чтобы сообщить эту приятную новость. Но почему-то тебя там не застала.
— Я, должно быть, вышла прогуляться к бассейну. Сегодня такая чудесная погода.
— Может быть, может быть. Но вот только почему-то я тебя и во дворе не нашла.
— Наверное, в этот момент я уже причесывалась у себя в ванной. — Кэти смутилась. Разговор явно приобретал нежелательное направление. К тому же пора было вернуться к себе в комнату, чтобы принять душ и как-то подготовиться к приезду мамы.
— Кэти, завтрак готов, — обратилась к ней Пегги.
— Я позавтракаю позже, — ответила она. — Мне нужно некоторое время, чтобы привести себя в порядок. А ты задержи, пожалуйста, маму, если она появится раньше, чем я выйду из комнаты. Ведь она так любит выпить с утра чашечку кофе.
— Конечно. Но только сейчас уже далеко не утро. На часах половина одиннадцатого.
— После дороги она не откажется от кофе.
Кэти залпом выпила кофе и поднялась в свою комнату. Направившись в ванную, она остановилась возле большого зеркала около кровати и принялась с любопытством разглядывать свое отражение. Интересно, какой ее увидела Тара, появившись сегодня с утра в гостевом домике?
Из зеркала на Кэти смотрела вполне еще молодая, красивая женщина. Густые каштановые волосы мягкими потоками спадали на плечи, в широких блестящих глазах мерцали янтарные огоньки. Испуг придал какое-то живое очарование ее тонким, изящным чертам. И купальник, несмотря на все мрачные подозрения Кэти, не портил, а, наоборот, подчеркивал достоинства ее фигуры.
Да, она, конечно, не тридцатилетняя фотомодель, но выглядит еще совсем неплохо. Не с испугу ли она так похорошела? А может быть, в этом виноват Джордан? Говорят, женщины хорошеют от любви. Вот и сейчас ее неодолимо тянет к нему. Но Тара… Что делать с Тарой? Впрочем, лучше о ней не думать. Ах, Боже мой, как хочется кинуться на постель, свернуться калачиком и еще раз в своей фантазии пережить все страстные подробности этой ночи!
Стоп! Кэти решительно одернула себя. Не расслабляться. Она хотела любви, и она ее получила. А теперь пора браться за дело. Нужно принять душ и приготовиться к приезду матери.
Кэти разделась, прошла в ванную, встала под душ и резко повернула голубой кран. Ледяная вода обожгла ее. Она вскрикнула, но осталась на месте. Вот так, хорошо. Это то, что ей нужно. И зачем она вернулась в этот дом? Глупо, безрассудно! Словно маленькая девочка, поддалась ласковым уговорам. Вот и расплачивайся теперь за свою глупость.
Холодная вода тугими струями текла по раскрасневшимся щекам Кэти, смывая струящиеся из глаз слезы, взбадривая и пробуждая для нового дня ее ослабевшее от сегодняшних волнений тело.
И больно, и радостно было теперь у нее на душе. Нет, не напрасно она вернулась сюда. Пусть она не в состоянии возвратить безнадежно потерянное прошлое — в ее силах вернуть Джордану самого себя, помочь ему вновь обрести душевное равновесие, радость жизни. И это так важно для нее. Ведь он — часть ее самой, часть ее души, неотделимая часть ее внутреннего мира. И она справится с этим. Она изгонит темных призраков прошлого, освободит его жизнь от мучительных сомнений и загадок.
— Мама! — раздался в комнате девичий голос.
Это была Алекс. Кэти выключила воду и, завернувшись в полотенце, вышла из ванной. Дочь стояла рядом, одетая лишь в купальник-бикини, босая, и подбоченившись смотрела на мать. Изумительная стройная фигурка, уже достаточно загорелая, пышные золотые волосы, зеленые русалочьи глаза. Кэти невольно улыбнулась, с одобрением подумав о том, что у них с Джорданом получилась очень симпатичная дочь.
— Она приехала, — торжественно объявила Алекс.
— Кто? — не поняла Кэти, но тут же догадалась, о ком идет речь.
— Тара.
— Я знаю, я ее уже видела.
— Она же вроде как все еще должна была сниматься на этом своем острове.
— Дай-ка я оденусь, тогда и поговорим.
Закрыв за собой дверь ванной комнаты, Кэти натянула все тот же купальник, который, как выяснилось, начинает ей нравиться. Через минуту Кэти уже была в своей комнате. Присев на кровать рядом с дочерью, она обняла Алекс за плечи.
— Я уже жалею, что вернулась в этот дом, — невольно вздохнула Кэти.
— Что ты, мамочка, это же просто замечательно, — перебила ее Алекс.
— Может быть, это хорошо для тебя и твоего отца. И я рада, что вы стали большими друзьями. Но мне в этом доме совсем нелегко. И дело здесь далеко не в Таре. Так что несущественно, приехала она днем раньше или днем позже.
— Но мы ведь хотели провести этот день в своей старой семейной компании.
— А как же Джереми? Он явно не входит в состав нашей семьи.
— Не беда. Он бы принял участие в забавах на правах нашего друга. Ведь между вами ничего нет.
— Но, я надеюсь, отец об этом не знает?
— Не знает, — согласилась Алекс. — Мам, не будь такой наивной. Мы с Брен прекрасно понимаем, чего ты добиваешься. Ведь мужчина всегда хочет иметь то, что имеет другой. Это очевидно. Такова жизнь.
— Неужели? — улыбнулась Кэти. — А что, по твоей теории, случится, когда этот мужчина обретет то, что раньше принадлежало другому?
— Не знаю.
— Вот именно. А Тара такая симпатичная женщина.
— Да, она — то, что нужно. Не то чтобы полный блеск, но и не просто красивая кукла, не тупица. Но так или иначе, Тара не сможет долго удерживать отца при себе, она это знает и, похоже, не собирается за него цепляться — во всяком случае, изо всех сил.
— Почему ты так думаешь?
— Она, как бы это сказать, зависла. Отец дорожит своей свободой. И Тара тоже весьма самостоятельна. У нее с самого начала своя, отдельная комната в нашем доме. И я не думаю, что отец ночами только и делает, что занимается с ней любовью. Они порой отдыхают друг от друга. А на этой неделе отец вообще как-то не желал Тару.
— Отец сам рассказал тебе об этом?
— Нет, но я слишком хорошо его знаю. Что-то тяготит его последнее время. И на этой неделе он хотел разрешить какие-то свои сомнения. Поэтому и занимался все время исключительно проблемами «Блу Хэрон». Он сказал Таре, что вполне поймет ее, если на этот срок у нее найдутся какие-нибудь свои неотложные дела.
— Он произнес это в твоем присутствии?
— Нет, — замялась Алекс, — честно говоря, я просто подслушивала. Это было в среду, когда мы с Брен прилетели сюда после экзаменов.
— Значит, ты уже тогда знала о планах Джордана и тем не менее не сказала мне ни слова! Хороша, нечего сказать! Ты, конечно, была очень занята. Бегала по делам, давала интервью столичным репортерам.
— Но отец просил ничего не рассказывать тебе. Он хотел сам поговорить с тобой. И настаивал на том, чтобы мы не вмешивались в ваши отношения. Но я все же подслушала то, что он говорил Таре.
— Нехорошо шпионить за собственным отцом. Ты не должна никогда этого больше делать.
— Но я только хотела, чтобы Тара не появлялась здесь как можно дольше.
— Видишь ли, поскольку она здесь, мы должны быть с ней очень вежливы. Ты понимаешь меня?
— Слава Богу, здесь с нами Джереми. Чертовски симпатичный ловелас!
— Алекс!..
— Да он просто заставит папу чуть-чуть поревновать. Это пойдет отцу только на пользу.
— С чего ты взяла, что он будет ревновать? Мужчина, позволь тебе заметить, вопреки твоей теории далеко не всегда желает то, чем обладает другой. Для хороших же дружеских отношений ревность и вовсе ни к чему. Да и в любви лучше всего обходиться без ревности. Нужно просто верить любимому человеку. И это самое главное.
— А в твоих отношениях с отцом это главное есть?
— Было когда-то, да мы растеряли его. Запомни, дочка: самое последнее дело — мучить любимого человека подозрениями.
— Зачем же тогда ты пригласила Джереми?
— Это совсем другое, — растерялась Кэти и замолчала, пытаясь подобрать слова, чтобы объяснить Алекс свое теперешнее положение. Но вдруг громкий голос из гостиной прервал ее размышления:
— Кэти? Ты наверху?
— Это твоя бабушка, — вздохнула Кэти и поморщилась от досады.
— Бабушка? Это просто класс! — захлопала в ладоши Алекс. — Я так люблю бабулю!
— Я тоже рада ее приезду. Но я не могу принять ее в этой комнате.
— Бедная мамуля! Тогда пойдем вниз. Тем более что и завтрак уже готов, а я еще ничего не ела с утра.
— Кэти! Алекс! — звала из гостиной Сэлли.
— Мы уже идем! — крикнула Алекс, подбежав к двери, а затем обернулась к Кэти. — Ты готова?
— Сейчас. Найду только халат и шлепанцы.
— На «Песчаной акуле» подобного добра навалом!
— А здесь нет ни одного халата.
— Ничего. Этот купальник тебе к лицу. Великолепный декадентский стиль! Ты навеки покоришь отца.
— Я не собираюсь его покорять.
— Ну, тогда с достоинством представишь лицо нашей семьи. И вообще — о чем ты беспокоишься? Держись смелее, естественнее. Ты выглядишь прекрасно. Раньше ты никогда не стеснялась ходить в купальнике. К тому же на яхте мы все наденем гидрокостюмы. И тебе недолго осталось красоваться в этом чудесном наряде.
— Но шлепанцы мне все равно нужны, — упрямо возразила Кэти и продолжила поиски в старом бельевом шкафу.
Наконец, надев легкие соломенные тапочки и накинув на плечи тонкую хлопчатобумажную рубашку, она под руку с дочерью вышла из спальни. Не найдя Сэлли в гостиной, они прошли в просторную, залитую солнечным светом столовую, где та, сидя возле низенького столика и с наслаждением потягивая из голубой фарфоровой чашки горячий кофе, о чем-то оживленно болтала с Джорданом. Брен с аппетитом уничтожала мягкую теплую булочку. А Тара и Джереми увлеченно беседовали в дальнем конце комнаты. Все были так поглощены своим делом, что никто не заметил, как Кэти и Алекс вошли в столовую.
— А-а, вот и вы! — вдруг радостно воскликнула Сэлли. — Дайте-ка я посмотрю на вас. Ах, какие вы обе хорошенькие! Я так рада позавтракать с вами вместе, пока вы не ушли кататься на яхте.
— А ты, мама, разве не пойдешь с нами? — спросила Кэти. — Мы подождем тебя, пока ты переоденешься.
— Это было бы прекрасно. Но мне надо еще разобрать свои вещи, и хорошо бы немного отдохнуть. Так что я лучше посижу вечером с книгой у бассейна. К тому же я давно не болтала с Пегги. Думаю, мы с ней чудесно проведем время наедине. Ведь Анхел и Джо, насколько я понимаю, отправляются на яхте вместе с вами. И это замечательно! Джо — настоящий мастер подводного спорта.
— Но, бабушка, — вмешалась Алекс, — никто ведь не заставляет тебя нырять вместе с нами. Ты можешь тихо посидеть на яхте, пока мы будем под водой. С нами сегодня будут даже Джереми и Тара.
— Я и здесь найду, чем себя занять, — возразила Сэлли. — Тем более что, как мне сказал Джордан, скоро приедет Райан. А я его не видела целую вечность. Мы погуляем с ним по саду и вспомним очаровательные мелодии нашей молодости.
Кэти удивленно посмотрела на Джордана. Он ничего не говорил ей о приезде отца. А ведь он знает, как она была бы рада повидаться с ним. Райан был очень хорошим, добрым человеком, внимательным свекром, заботливым дедом. Он никогда не отказывался, если это было нужно, присмотреть за внучками. Помогал ей, когда Джордан был в армии. И у Кэти остались о нем самые хорошие воспоминания.
— Хорошо, что твой отец приезжает, — с искренней радостью заметила она.
— Отец не мог пропустить день рождения Алекс, — ответил ей Джордан.
И Кэти еще раз с грустью подумала, что ее дочери уже давне ведут нелепую двойную жизнь. Большую часть времени они, конечно, проводят в доме матери. Но и дом отца остается для них не менее родным.
— Мама, хочешь немного перекусить? — прервала ее мысли Алекс. — У нас есть оладушки.
— Оладушки?! — возмутилась Сэлли. — Все диетическое — на потом! У Пегги уже давно готов самый роскошный завтрак! Чудесный горячий омлет, ее фирменная картошка — масса всего самого экзотического и вкусного! И вы хотите бросить все это, не попробовав? Я никогда не допущу подобного варварства. Марш за мной к столу!
И она решительно поднялась со стула, поманив за собой всю компанию.
— Между прочим, Пегги всегда готовит нежирные блюда, — сказал Джордан, передавая Кэти тарелку. — И у тебя нет никаких оснований отказываться от завтрака.
— Я и не собираюсь, — покачала головой Кэти. — Такого прекрасного омлета я не ела уже много лет.
Кто-то сзади дотронулся до ее руки, и она от неожиданности чуть не уронила на пол тарелку с омлетом. Это был Джереми, любезно подошедший к ней, чтобы поприветствовать свою мнимую любовницу. И Кэти невольно улыбнулась, отметив, как легко и естественно разыгрывает он свою непростую роль.
— Доброе утро, — поприветствовал тренер. — Надеюсь, ты хорошо спала сегодня?
— Доброе утро, — откликнулась она. — Спасибо. Ночь прошла замечательно.
— Хочешь кофе?
— Да, спасибо.
Джереми проявлял необходимую заботу и внимание. И сидя между ним и Джорданом, Кэти лукаво посмеивалась про себя, с любопытством наблюдая за тем невольным соперничеством, которое возникло между ее бывшим супругом и нынешним мнимым любовником.
А всего через полчаса стройная, изящная «Песчаная акула» уже гордо скользила по спокойной голубой воде залива. Высокая и красивая, пятидесяти футов длиной, с широкой деревянной палубой и поручнями, сияющими яркой охряной краской, она производила величественное и праздничное впечатление. Обычно над ее горделиво приподнятым корпусом шумным белым облаком клубились три паруса, но сегодня ее легкое скольжение сопровождало мерное гудение мотора, поскольку Джордан не желал терять лишнего времени и решил не разворачивать парусов.
Он стоял у руля и внимательно смотрел в сторону раскрывавшегося перед ним моря. Тара в открытом купальнике непринужденно расположилась на баке и время от времени, ленивым жестом поднося к глазам левую руку, посматривала на свои маленькие позолоченные часики. Брен, стоящая на корме яхты, объяснила недоумевающей Кэти, что Тара хочет получить равномерный золотистый загар и потому так тщательно следит за временем.
— Ведь загар — это не шутки. Можно заработать серьезный солнечный ожог. Впрочем, загар старит. Знаешь?
— Возможно, — легко улыбнувшись, согласилась Кэти. — Значит, вам с Алекс уже не по возрасту загорать.
— Ну уж нет. Я не боюсь таких пустяков.
— Не такие уж это пустяки. Тара права. И если ты не последуешь ее примеру, то заработаешь рак кожи.
— Я буду осторожна, — пообещала Брен и спустилась в каюту, оставив Кэти наедине с Джереми.
Солнце ласково пригревало. Маленькое кудрявое облачко торопливо бежало вослед скользящей по волнам яхте. На душе было светло и радостно. Кэти легла на спину и блаженно зажмурила глаза.
Подошла Тара в накинутом на плечи белом пушистом халате. В руке у нее была небольшая банка холодного немецкого пива. Проскользнув к румпелю, она протянула пиво Джордану:
— Хочешь?
— Нет, попозже, — качнул тот головой. — Я не пью перед погружением.
— Ну и ладно, — согласилась Тара, положив руку ему на плечо. Сама она все-таки откупорила банку и сделала глоток. — Позже так позже.
Кэти недовольно поморщилась и посмотрела на Джереми. А тот, казалось, был на седьмом небе от счастья и не замечал ничего вокруг. Лежа на спине, он беспечно наслаждался ласковым солнечным теплом и блаженно улыбался. Но почувствовав на себе взгляд Кэти, он обернулся и взглянул на нее:
— Все в порядке?
— Великолепно, — ответила она. — Ты очень заботлив сегодня. Я тебе благодарна.
— А ты сегодня очень красива.
— Спасибо. Но нам, кажется, пора прятаться от солнца. Мы загораем уже тридцать минут.
— Ну что ж. На камбузе есть бутылка прекрасного вина. И нам стоит отметить этот день. Здорово! Солнышко сияет, небо голубое, море спокойное, у меня отпуск, ты красива и даже интересуешься, как я себя чувствую. Ну что, обмоем, а?
Кэти рассмеялась и потрепала его по щеке.
— Да, спасибо, — ответила она и вдруг заметила стоящего рядом Джордана.
— Пора собираться, — сказал он. — Мы подошли к Малазским рифам.
Джо и Анхел уже стояли у левого борта и помогали девочкам надевать водолазные костюмы. А те, возбужденные и счастливые, с радостными улыбками на лицах проверяли детали своего снаряжения. Джордан требовал от них внимания и осторожности при погружении в воду, и они послушно выполняли распоряжения отца.
— Ты не будешь возражать, старина, если я возьму Кэти себе в напарники? — спросил он Джереми.
— Нет, конечно, — ответил тот.
— Кэти, ты-то сама не против?
— Я согласна, — сказала Кэти, подходя к сваленному на палубе снаряжению.
Джордан помог ей выбрать наилучший для нее гидрокостюм. Они проверили друг у друга регуляторы воздуха и тщательно осмотрели свою экипировку. Движения их были точны и уверенны. Ведь уже, вероятно, в сотый раз проделывали они все эти операции. И через минуту все было готово к погружению.
— Идем? — спросил Джордан у Кэти.
И она, улыбнувшись, согласно кивнула головой. Вид у них у всех был довольно забавный. Словно группа инопланетян спустилась на борт яхты в скафандрах, с масками, шлангами и прочими мудреными деталями.
— Вот это да, — удивленно протянула Тара. — Вам действительно нужны все эти приспособления? Ведь с ними, наверное, довольно неудобно.
— Это тебе только кажется, — ответила ей Кэти. — Надо бы мне как-нибудь собраться и научить тебя подводному плаванию. Ты не возражаешь?
— Но у меня совсем нет времени учиться. Я и так смогу нырять.
— Без предварительной подготовки у тебя ничего не получится, — возразил Джордан. — Нырять с аквалангом не только приятно, но и опасно. И я не советую тебе браться за это, не научившись. Идем, Кэт. Нам пора.
— Приятно вам провести время, — иронически напутствовала их Тара.
— Мы скоро вернемся. — Джордан повернулся к дочерям: — Вы готовы?
— Они всегда готовы, — ответил за них Анхел, тоже приготовившийся к погружению.
— Интересно, — вновь вмешалась Тара, — а в этой компании кто чей партнер?
— Когда общее число ныряльщиков нечетное, — стала сухо объяснять Алекс, — то одну из групп образуют не два, а три человека.
Джордан подошел к правому борту и помог Кэти спуститься в воду. Светлая прохладная волна легко подхватила ее тело. Прохлада была особенно приятна после обжигающих лучей уже высоко поднявшегося солнца. И Кэти быстро скользнула в зеленоватую прозрачную глубину.
Джордан плыл рядом. Словно большие черные рыбы, упруго изгибаясь всем телом, двигались они в пронизанной солнечным светом золотисто-зеленой толще воды, все ближе подплывая к видневшимся невдалеке угловатым рифам.
Кэти испытывала неизъяснимое блаженство. Как давно она не плавала под водой! Уже почти и забыла это особое светлое состояние, забыла, как любила в прежние годы легко и радостно скользить в глубине мимо кивающих ей вслед гибких морских водорослей.
Джордан остановился, залюбовавшись грациозными движениями большого морского окуня, и махнул рукой Кэти, приглашая ее разделить свой восторг. Но она уже нашла другую морскую диковинку и тоже, счастливо улыбаясь, звала его посмотреть на это чудо. Казалось, весь мир заполнила какая-то фантастическая красота, и они не успевали делиться друг с другом ее щедрыми, роскошными дарами.
А вокруг них простерло свои необъятные владения таинственное морское безмолвие. Загадочное молчание моря притягивало Кэти, манило в свои необозримые сказочные дали. И ей казалось, что она движется в высоких чертогах могучего подводного царя и вот-вот из-за темного каменного угла рифа вылетит ей навстречу его стремительная золотая колесница.
Но вдруг резкий глухой всплеск прервал ее фантастические видения. Кто-то в темном гидрокостюме, опутанный ремнями акваланга, судорожно бился в воде недалеко от них. Кэти повернулась в ту сторону и поплыла на помощь. Подоспел и Джордан. В силуэте беспомощно барахтавшегося человека они узнали Тару.
Она так энергично работала руками и ногами, что всего через одно мгновение оглушенный ею Джордан уже отлетел в сторону, перевернувшись вверх тормашками. А Кэти вдруг поняла, что мешает Таре сориентироваться под водой. У нее был закрыт регулятор воздуха, и она не могла дышать. Нащупав свой запасной баллон, Кэти прислонила его шланг к губам Тары, а пришедший в себя после удара Джордан, придержав ее руки, помог им всплыть на поверхность.
Девочки и Анхел ждали их на яхте. Джо поддержал поднимавшуюся на борт взволнованную Тару, и через минуту все уже были на корме.
— Вы, монстры! Твари! — пронзительно завизжала Тара. — Это вам даром не пройдет, злобные маленькие чудовища!
— Что случилось? — спросил, нахмурившись, Джордан.
— Извини, но я до сих пор в ужасе, — сквозь рыдания стала объяснять Тара. — Я думала, что утону.
Она бросилась на шею Джордану и, всхлипывая, принялась рассказывать:
— Мне так хотелось понырять. Самой научиться. Чтобы ты мог гордиться мной и я могла составить тебе компанию.
— Так что же все-таки случилось? — мягко спросила Кэти, наблюдая за тем, как Джордан помогает Таре снять мокрый гидрокостюм.
— Тара стала расспрашивать нас о подводном плавании, — невинно улыбнувшись, начала отвечать Алекс.
— Ну, мы и рассказали ей кое-что, — продолжила, пожав плечами, Брен.
— А мисс Хьюз решила попробовать, как это будет выглядеть на деле, — поддержал их Анхел. — Она так быстро собралась и прыгнула в воду, что мы не успели удержать ее.
— Неправда, — возмутилась Тара. — Вы видели, как я одеваюсь, и ничего не сказали мне.
— Но мы никак не могли подумать, что вы, такая рассудительная женщина, решитесь на подобный отчаянный поступок, — с недоумением развела руками Алекс.
— Ладно, — решительно вмешался в разговор Джордан. — Что бы ни случилось, мы об этом больше говорить не будем. Все вели себя недостаточно разумно. Но впредь чтобы ничего подобного больше не было. Вы слышите меня?
— Она не спрашивала нас, как открыть воздушную заслонку, — шепотом пояснила Брен матери.
— Ох, Джордан. — Вся в слезах, Тара была в состоянии лишь повторять его имя.
— Успокойся. Все уже в порядке, — сказал Джордан и повернулся к остальным. — Я думаю, вряд ли кому-нибудь захочется еще сегодня нырять. А потому нам пора домой.
Он успокаивающе похлопал по плечу Тару и посмотрел на Джо, который, согласно кивнув, принялся укладывать разбросанное по палубе снаряжение для подводного плавания. Когда с этим было покончено, Джордан стал к рулю, и «Песчаная акула», совершив поворот, легла на обратный курс.
Дорога домой показалась томительной и длинной. Добравшись наконец до пристани, все, устав от утренних приключений, разбрелись кто куда. Тара и Джордан расположились на веранде в шезлонгах, а Кэти с дочерьми прошли на пустую в это время суток кухню.
— Послушайте, — сказала им Кэти, — не устраивайте Таре всякие пакости и мелкие злодейства. Ведь я знаю: вы нарочно разыграли эту историю с аквалангом.
— Нет, мама, что ты, — возразила Алекс. — Мы даже предупредили ее, что нырять одной очень опасно.
— Да, но вы не остановили ее, когда она стала надевать снаряжение.
— Мы не обратили на это внимания, — поддержала Брен сестру. — Мы думали, что она просто экспериментирует. Задает вопросы, осматривает гидрокостюм.
— Даже отвечать на ее вопросы и показывать ей акваланг и то не стоило. Она могла погибнуть из-за вашей неосмотрительности.
— Ну уж, — фыркнула Алекс, — там всего было тридцать футов глубины.
— Утонуть можно и в ванне, — сердито одернула ее Кэти. — И прошу вас: не старайтесь изменить наши отношения с отцом. К добру это не приведет.
В дверях появилась Сэлли. Тихо мурлыча про себя какую-то незамысловатую мелодию из старого кинофильма, она при всеобщем молчании неторопливо прошествовала к холодильнику и, некоторое время покопавшись в нем, нашла большую бутылку содовой и тарелочку с мелко накрошенным льдом. Наполнив всем этим высокий стакан, она недоуменно посмотрела на стоящих перед ней внучек.
— Как вы могли так поступить с Тарой? — покачала она головой. — Зачем вы надоумили ее нырять одну?
— Но все было совсем не так, — начала оправдываться Брен.
— Она же могла утонуть, — перебила ее Сэлли. — Ох уж эти ваши уловки, лишь бы помочь матери. Вам не следует вмешиваться в эту историю. Пусть Кэти разбирается в ней сама. Только она одна и может всерьез соревноваться с Тарой.
— С тридцатилетней королевой красоты?
— Зато у вашей матери выше коэффициент умственного развития.
— Но, бабушка, ты забываешь, какое значение имеет в таких делах размер бюста.
— О, у Кэти с этим тоже все в порядке, — лукаво посмотрела на дочь Сэлли. — Высокие, красивые груди — все как положено.
— Мама, что ты такое говоришь! — возмутилась Кэти.
— Правду, дорогая моя, и только правду. Впрочем, я что-то слишком заболталась с вами. Мне нужна была лишь содовая со льдом.
И Сэлли, весело подмигнув Кэти, вышла из кухни. Из коридора снова раздалось ее мелодичное мурлыканье.
— Да, мамина грудь ничуть не хуже, чем у Тары, — сказала Алекс, обернувшись к Брен. — А значит, ей есть чем бороться с соперницей.
— Девочки, — недовольно одернула их Кэти, — займитесь-ка лучше собственной анатомией и физиологией. А еще лучше — своим воспитанием. Я надеюсь, что сегодня утром все произошло случайно. Но если подобные случайности будут повторяться, то имейте в виду, мне придется принять самые суровые меры! Вы поняли меня?
Не дожидаясь ответа, она вышла из кухни и направилась к бассейну.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На всю жизнь - Грэм Хизер



Ошибка, это современный роман
На всю жизнь - Грэм ХизерЛале
25.03.2013, 15.30





Роман скорее детективный. Мне не очень понравился. ГГ метается между двух огней-от любовницы к бывшей жене и наоборот. Не люблю такого.
На всю жизнь - Грэм ХизерНатали
26.03.2013, 1.01





Я заглянула в роман. 46 лет, рок- группа, воссоединение ее через 10 лет. Я не люблю такие сюжеты. Я не верю, что в одну реку можно войти дважды. Не люблю читать про любовь в 40 лет. Точно знаю, что это совсем другое чувство, нет той пьянящей весны в отношениях. Особенно для женщины.
На всю жизнь - Грэм ХизерЭлис
26.03.2013, 4.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100