Читать онлайн Мятежница, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежница - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежница - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежница - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Мятежница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Йен понимал, что должен взять себя в руки и успокоиться. В спальне, рядом с Элайной, это было невозможно. Ночевать в комнате брата ему не хотелось: кроме Джулиана, там спали и оба кузена. Все они стали бы выпытывать у него, что произошло между новобрачными. Разговоров на эту тему Йен предпочел бы избежать…
Решив провести ночь в конюшне, он взял на кухне бутылку виски, одеяло и направился к своей верной Пайе. Та стояла у кормушки и неторопливо жевала овес. Йен выбрал на сеновале место поудобнее, постелил одеяло, улегся, но, вспомнив про виски, тут же опорожнил полбутылки. После чего заснул как убитый…
Открыв глаза, он увидел склонившихся над ним Дживса, управляющего отца, и служанку Лили. Они удивленно переглядывались.
— Вот он где, наш новобрачный! — воскликнула Лили.
— Счастливчик, — добавил Дживс.
— Сколько раз я предупреждала его, чтобы не играл с этой златокудрой бестией! — вздохнула Лили. — Он не послушался меня, и вот чем все кончилось!
— Ошибаешься, Лили, все это произошло именно потому, что я не играл с той златокудрой бестией. А теперь если вы не возражаете, то…
— Конечно, майор Маккензи, мы не возражаем и готовы оставаться вашими преданными слугами, — сказал Дживс. — И первым делом я хотел бы сообщить вам, что ваш батюшка сейчас завтракает в столовой и очень хотел бы видеть вас. Думаю, ваш тесть — тоже.
Йен тихо застонал. У него болела голова. Он прижался лбом к прохладной деревянной дверце стойла Пайи. Та недружелюбно покосилась на Дживса и Лили, которых почему-то недолюбливала.
Дживс служил у Джаррета очень давно. Чернокожий, он был свободным человеком. В рабстве он провел немного времени: победа северян разбила эти позорные цепи. Но он остался служить у Маккензи, очень привязавшись к этой семье.
— Уверен, отец вне себя от ярости, — заметил Иен. — Но еще больше я боюсь встречи с Тедди.
— Но вы ведь уже говорили с обоими. Думаю, сейчас их интересуют ваши планы на будущее. Но перед тем, как идти в столовую, советую вам принять ванну. Я уже приготовил ее.
— Прекрасно, Дживс, — кивнул Йен. — Великолепная мысль!
— А я принесла вам чистое белье, — улыбнулась Лили.
Йен вышел из конюшни и быстрым шагом направился к дому, стряхивая по дороге прилипшее к одежде сено.
Элайна, стоя на балконе, с любопытством наблюдала за ним. Остановившись, Йен посмотрел на молодую супругу. Она подернула плечиком и скрылась в комнате. Он вздохнул и отправился в кухню, где его ждала горячая ванна.
Вымывшись и одевшись, Йен поспешил в столовую и нашел там только Тедди Макманна.
— Доброе утро, Тедди.
— Доброе утро, Йен.
Они впервые встретились, когда Йену было десять лет. Тогда Тедди только что купил участок земли на южном побережье Флориды у небольшой уютной бухты. Здесь он с увлечением занимался своей ботаникой. Йена же очень ценил, несмотря на его детский возраст. В первую очередь — за то, что тот знал местность. Йен научился у него распознавать самые редкие субтропические растения, травы, деревья, цветы — словом, стал почти специалистом по части тамошней флоры. Он часто гостил в доме Тедди, но почему-то не заметил, как дочка ботаника, похожая на маленькую нимфу, превратилась в прекрасную юную женщину.
— Тедди… — начал Йен и тут же умолк, не зная, что сказать. Он постоял, переминаясь с ноги на ногу, потом вздохнул и взял Макманна за руку. — Простите меня. Я поступил так не потому, что мало люблю и уважаю вас. Мне очень неловко и стыдно перед вами. Я хотел бы все объяснить, если только…
Тедди, посмотрев на Йена своими печальными голубыми глазами, похлопал его по плечу.
— Йен Маккензи! Что бы ни случилось, о лучшем супруге для моей дочери я и не мечтал.
Потрясенный этими словами, Йен удивленно уставился на тестя.
— Сэр, уверяю вас, что, несмотря на очень странные обстоятельства…
— При чем здесь обстоятельства, Йен? Я говорю о вашем будущем.
— Будущем?
— Не разыгрывайте удивления, майор Маккензи. Вы, умный и проницательный человек, наверняка видите, что творится вокруг в последнее время. Более того, я уверен, что вы лично знакомы со многими участниками развертывающейся перед нами драмы.
— Тедди, но…
— Дело пахнет войной, Иен. И вам это отлично известно.
Йен глубоко вздохнул.
— До этого момента мне казалось, что только я считаю войну неизбежной. Большинство южан полагают, что в подобных обстоятельствах каждый штат должен подумать об объединении с соседями и все образуется.
— О да! Образование конфедерации штатов — производителей хлопка вполне реально. Тихая победоносная революция, предусмотренная Конституцией, вроде той, которую совершили наши отцы, сбросившие иго самого ужасного тирана — Англии. Весьма многие так думают и надеются, что постепенно к этому идет. Ранее был достигнут компромисс. Государственные мужи работали над ним денно и нощно. Но, Йен, вы уже многое повидали!
— Во время последней поездки в столицу меня пригласили на барбекю в одно из предместий Вашингтона. Там я встретил полковника Роберта Ли, моего бывшего учителя математики. Мы много с ним говорили. Он считает, что у многих политиков на так называемом крайнем Юге чересчур горячие головы. Роберт Ли полагает, что наше усиление делает обстановку еще более угрожающей. В те дни, когда мы здесь праздновали победу, он находился в Мексике и воевал против Уинфилда Скотта. Но после нашей победы проблема рабства стала еще более взрывоопасной. Посмотрите, что сейчас творится в штатах Миссури и Канзас. По ночам мужчины, отстаивая идеалы, убивают друг друга на глазах своих семей! Я не понимаю этого. И не только я. Многие молят Господа не допустить гражданской войны!
— И за кого же они молятся? На чьей стороне Бог? Впрочем, для нас куда важнее, какую сторону займете вы, Йен Маккензи!
— Я один из тех, кто молится за предотвращение всякой войны, за то, чтобы не существовало никаких сторон.
— И все же на чьей вы стороне?
— Как ответить на этот вопрос? Ведь никто не знает, куда пойдет Флорида. А потому…
— Флорида выращивает и продает хлопок. Поэтому пойдет тем же путем, что и другие штаты, живущие за счет этой культуры. Лидеры нашего штата постоянно высказывались по таким проблемам, как экономика, рабовладение и права местного правительства.
— Признаться, я еще толком не знаю, как поступлю, если придется занять определенную позицию.
— Но вы служите в армии!
— Как и очень многие южане, сэр, — улыбнулся Йен. — И большинство из них знают, что очень скоро придется сделать выбор. Поверьте, это будет весьма нелегко. Ведь сейчас мы говорим о тех, кто вместе учился, о друзьях, студентах, преподавателях, о солдатах, не раз спасавших друг друга на полях сражений. У меня, например, есть много близких друзей среди северян. Я знаком с филадельфийцами; они очень симпатизируют тем, кто живет на крайнем юге страны. Я также знаю южан, называющих предателем каждого, кто призывает к выходу из Федерации. Тедди, вспомните хотя бы Ричарда Колла, бывшего одно время нашим губернатором…
— А в тридцатых годах он возглавил военные действия против индейцев.
При этих словах Йен усмехнулся. Тедди явно хотел напомнить ему о том, что Ричард Колл никогда не был другом семьи Маккензи.
— Самое поразительное, Тедди, заключается в том, что Ричард Колл — южанин до мозга костей, но при этом твердо выступает за Федерацию. Большинство южан протестуют против того, чтобы федеральное правительство принимало решения по проблемам рабовладения за те штаты, где используется подневольный труд. При этом мужчины стараются убедить себя, что подневольный труд благословил сам Бог. Так, утверждают, что в Сент-Августине разрешалась продажа жен и детей. А потому те, кто сейчас громче всех обвиняет Авраама Линкольна в том, что он содержит рабов, первыми поддержат создание союза штатов в Северной Америке.
— Сторонники аболиционизма твердо убеждены в том, что рабство противозаконно и противоречит гуманным человеческим отношениям.
— Это так.
— Все Маккензи придерживаются такой точки зрения.
— И я тоже.
— Это правда?
— Вы же знаете, что это так.
— Знаю. А теперь послушайте, что я вам скажу.
— Слушаю. — В голосе Йена прозвучала тревога. Он выжидающе смотрел на тестя. — Говорите, Тедди.
— Боюсь, как бы в недалеком будущем вы не лишились прекрасного Симаррона. Грядут выборы. Возможно, случится чудо и здравый смысл восторжествует. Но я в этом сильно сомневаюсь. Однако, что бы ни случилось, вы женились на моей дочери. Поэтому я хотел бы точно знать ваши планы. Ведь вы — военный человек. Какие предписания дало вам начальство на будущее? Куда вас пошлют после отъезда отсюда? Надеюсь, вы понимаете, что это — не праздные вопросы. Я вынужден задать их вам.
— Я должен зарегистрироваться в столице, а потому отправлюсь в Вашингтон.
— А ваша жена? Перед тем как жениться, вы подумали о том, что у нее, в сущности, нет собственного дома?
— Сэр, Симаррон — прекрасное убежище!
— Но вы можете лишиться его. Что тогда? Кроме того, вы же сами не знаете, надолго ли уедете.
— Надеюсь, правительство быстро решит проблему Флориды. Через несколько месяцев я вернусь. В этом у меня нет никаких сомнений.
— Йен, в подобных обстоятельствах мне придется взять дочь с собой.
— Тедди, еще раз уверяю вас: наш брак вполне законен.
— Не об этом речь. Вы женились на моей дочери. Я не возражаю. Не выдвигаю никаких требований. Я просто прошу разрешить ей уехать вместе со мной и обосноваться в моем доме. Она будет жить там, пока все не уляжется или вы не получите постоянного назначения.
Йену стало не по себе. Он колебался, не совсем понимая, почему Тедди считает, что Симаррону грозит опасность. Да, во время последней войны белых с аборигенами здесь было неспокойно. Но затем индейцы ушли далеко в глубь полуострова. Те же, кто остался, никогда не причиняли никакого вреда его семье. Не в последнюю очередь потому, что Маккензи относились к ним уважительно и заботливо. К тому же в их жилах текла индейская кровь. А вот кое-кому из живших здесь «бледнолицых» пришлось хуже;..
Заметив нерешительность Йена, Тедди нетерпеливо спросил:
— Так что же, Йен?
Тот неуверенно пожал плечами:
— Видите ли, Тедди, в то время я был почти ребенком. Но отлично помню, что случилось с доктором Перрайном как раз в тех местах, куда вы сейчас намерены увезти свою дочь.
Доктор Генри Перрайн был медиком, ботаником и, кроме того, дипломатом. Так же, как Тедди Макманн. Утром 7 августа 1840 года его убили индейцы.
Губы Тедди сложились в усмешку.
— Йен, это произошло в последние годы Второй семинольской войны, и она давно закончилась. Там, где я живу, сейчас совершенно безопасно. А здесь вот-вот вспыхнет другая война — гражданская. Индейцы к ней не имеют никакого отношения. Белый будет воевать против белого. Элайна же всю жизнь прожила на берегу нашей маленькой бухты. Поверьте, Йен, я не такой идиот, чтобы подвергать опасности свое дитя, а теперь — вашу жену.
— Простите, Тедди, я и сам не совсем понимаю причину своей тревоги. Может, это из-за того, что связаться с Элайной, когда она поселится у вас, будет сложнее.
— Только не для вас, Йен! Вы найдете для этого возможность. Так что не раздумывайте и отпустите ее со мной.
— Что ж, сэр, видимо, мне придется согласиться. У меня пока нет дома, где я мог бы жить вместе с женой. Поэтому ваша просьба звучит вполне резонно.
Тедди с облегчением вздохнул:
— Я ничего ей не скажу. Это сделаете вы. И пожалуйста, не возражайте Элайне, если она вдруг примет какое-то другое решение. А там посмотрим. Но должен предупредить вас, сэр, еще вот о чем. Моя дочь — южанка. Она не привыкла к давлению, даже с моей стороны. Не вынесет его и от мужа. А в спорах каждый считает себя правым. С этого начинаются семейные раздоры и скандалы. В этот момент редко думают о том, кто прав, а кто виноват.
— У меня нет намерения обижать вашу дочь, сэр. А тем более бить ее.
— Она тоже не захочет причинять вам страданий, Йен. Что ж, мы все прояснили. А теперь я хотел бы рассказать вам о новых цитрусовых, которые мне удалось вывести в последние годы…
Они долго говорили об апельсинах, лимонах, грейпфрутах. Йен так заинтересовался, что не заметил, как прошло полтора часа. Только тогда он вдруг вспомнил, что собирался поговорить и с отцом. Извинившись перед тестем, Йен отправился к Джаррету.
Войдя в кабинет отца, он увидел стоявшего спиной к двери мужчину и, уверенный, что это Джаррет, бросился к нему. Однако, как только мужчина обернулся, Йен понял, что это Джеймс, брат отца.
— Йен? — удивился Джеймс.
— Да, это я, дядя. Вы не видели отца?
— Сам ищу его. Дживс сказал, что Джаррет поехал на верховую прогулку с твоей матерью. Странно, не так ли? Неужели не было другого времени для прогулки? Ведь мы все приехали сюда отпраздновать день рождения твоего отца. А он вместе со своей почтенной супругой носится по полям, как будто все это его не касается. Заметь, нечто подобное происходит каждый год. И заводилой всегда выступает твоя матушка. Сначала Джаррет протестовал, но вот уже два года, как совсем отчаялся и сдался.
Поняв, что дядюшка Джеймс огорчен, Йен поспешил оправдать поведение отца.
— Сэр, моя матушка свято чтит этот день, а потому скорее всего просто решила провести пару часов наедине с мужем.
— Я так и подумал. Но дело не в этом. Понимаешь, Йен, в последнее время меня преследует какой-то непонятный страх. Нет, я не боюсь сражений, перестрелок, всякого рода схваток. Слава Богу, за свою жизнь я много перевидал. То, что тревожит меня сейчас, гораздо серьезнее. Я думаю о мире, в котором мы живем и лишь недавно навели относительный порядок вопреки всем внешним силам, пытавшимся разодрать нас на части. Ведь этому миру грозит смертельная опасность.
— Думаете, дело идет к войне?
— Уверен в этом. И знаешь, Йен, я презираю военную форму, которую ты носишь.
Йен нахмурился. Он прекрасно знал историю своего штата, а также и то, что дядя во время Второй семинольской войны дрался против федеральной армии. Но вместе с тем Джеймс всегда поддерживал дружеские отношения и с офицерами противоборствующей стороны. Бабушка Йена была белой женщиной. А в жилах матери Джеймса текла кровь флоридских индейцев. Его жена была полукровкой, старшая дочь — квартеронкой, другие дети — тоже с примесью крови аборигенов. Иными словами, дядю Джеймса связывали с флоридскими индейцами кровные узы, конкретно — с племенем микасуки. Флоридских индейцев, попадавших в руки федератов, подвергали всяческим мучениям и издевательствам.
— Дядюшка Джеймс, — начал Йен, — вы же знаете, что я…
— Знаю, что твой отец воспитал достойного сына, который никогда не даст в обиду никого из своих родственников. Я люблю тебя, как сына, Йен, но не могу без отвращения смотреть на твой мундир. Потому что боюсь за наше будущее.
Йен посмотрел в глаза Джеймсу.
— Есть возможность в корне изменить всю ситуацию, как уже и случалось раньше. Ведь всегда можно достигнуть компромисса…
— Конечно! Но не ты ли рассказывал мне о кровавом побоище в штате Канзас, ставшем результатом одного такого компромисса?
— Да.
Джеймс внимательно оглядел племянника.
— Ты что-то слишком мрачен для счастливого жениха. Прими мои извинения: в такой день нам не следовало бы выяснять отношения. Особенно по политическим вопросам. Ведь ты женился на дочери Тедди Макманна? На той самой очаровательной нимфе? Поздравляю вас обоих, желаю счастья и терпения.
— Кажется, вы не одобряете мой брак, дядюшка Джеймс?
— Я живу в довольно уединенном месте. Твоя жена, в сущности, выросла вместе с моими детьми. Ты это знаешь. Она следовала за тобой повсюду с самого детства.
— Помню.
— Я очень люблю Элайну и очень хорошо ее знаю. Поэтому считаю, что вы достойны друг друга.
— Это я уже слышал. Дядя Джеймс, это комплимент или вы хотите обидеть меня?
— Не ищи в моих словах того, чего в них нет. Йен. Лучше послушай меня. Брент собирается завтра утром в Южную Каролину. Сидни, тетушка Типа и я хотим поехать с ним и остаться там на месяц. А Джерома попросим пока присмотреть за нашим южным имением. Брента пригласили поработать в новом госпитале, что неподалеку от старого дома твоего двоюродного брата. Сам он тоже туда приедет и поселится насовсем.
— Я не знал об этом.
— Он, возможно, не успел сказать тебе. Тем более что после приезда в Симаррон тебя постоянно не было дома. — Джеймс снова взглянул на Йена и, потянувшись, сказал:
— А сейчас я хотел бы прокатиться верхом.
— Если не возражаете, я поеду с вами.
— Но ведь твоя юная супруга будет скучать! — удивился Джеймс.
— Не будет. А мне очень хочется объехать напоследок вокруг Симаррона.
Они спустились на лужайку и пошли к конюшне. Оглянувшись на дом, Йен снова почувствовал тот же странный страх. Не за себя, а за тех, кто жил в этом доме. В его родном штате. Они были довольны. Счастливы. И даже не подозревали, что очень скоро все может измениться…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мятежница - Грэм Хизер



книга классная рекомендую всем
Мятежница - Грэм Хизермира
11.02.2012, 10.21





цікавий роман. доказує те, що кохання підкрадається незамітно...
Мятежница - Грэм ХизерНадя
22.09.2012, 23.34





ни политики, ни любви. Муть! Все высосали из пальца
Мятежница - Грэм Хизерварвара
21.02.2013, 14.04





Читала и перечитывала очень давно (лет 10-12 назад). Вся серия о гражданской войне понравилась. Именно после этого романа влюбилась в имя "Йен". Рекомендую. Думаю еще раз перечитать, когда настроюсь на военные действия.
Мятежница - Грэм ХизерКукуцаполь
14.04.2013, 0.29





Бесподобно интересный роман.Как откроешь,так не закрыть.Прощай домашние дела!
Мятежница - Грэм ХизерНаталья 66
8.10.2014, 1.35





Очень интересный роман !
Мятежница - Грэм ХизерMarina
8.10.2014, 19.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100