Читать онлайн Любовь в огне, автора - Грэм Хизер, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь в огне - Грэм Хизер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь в огне - Грэм Хизер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь в огне - Грэм Хизер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Грэм Хизер

Любовь в огне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Битва была страшная. Рианнон никогда прежде не видела такого средоточия смерти и крови. Поэтому не приходилось удивляться тому, что ночью у нее вновь возникли видения…
Раненые стали поступать спустя полчаса после начала сражения. В дальнейшем их поток только увеличивался. Полевой госпиталь располагался восточнее передовой, и Рианнон жадно ловила все известия с поля боя. Силы северян были окружены мятежниками в районе Дэвилз-Дэн. На другом участке битвы полковник Джошуа Чемберлен предпринял смелую контратаку против превосходящих сил противника, там мятежники дрогнули и откатились.
Сражение закончилось очень поздно. Атака конфедератов в районе Семетери-Хилл началась уже под вечер, а закончилась около десяти часов. Но и после этого еще долго слышались ружейная пальба и взрывы. Наконец все смолкло. Враги остались на прежних позициях.
В операционную между тем продолжали доставлять раненых, которые, захлебываясь, рассказывали о перипетиях великой битвы. Именно там Рианнон и услышала рассказ об одном враче-мятежнике, который под пулями собирал раненых с какого-то холма, причем грузил в повозки как своих, так и чужих.
А ночью ей приснился сон.
Сон…
Она знала, что всего этого нет на самом деле, знала, что спит. И все же ей было страшно. Сражение стояло у нее перед глазами как наяву, она вдыхала тяжелый от пороховой гари воздух, до ушей доносились истошные крики, то и дело вырывавшиеся из общей какофонии звуков. Ей все виделось настолько отчетливо, словно она стояла на возвышающемся над полем холме. Ветер разметал волосы, а перед глазами разворачивалась жуткая человеческая бойня.
Когда-то здесь шуршала кукуруза без конца и края. Налитые початки мерно колыхались под легким ветерком, весело кланяясь летнему солнцу. Сейчас это место стало неузнаваемым. Кукурузу вырубили, содрали по живому до голой земли, как до мяса. Вместо золотистых раскачивающихся волн повсюду зияли черные дыры, между которыми по небу плыли почти столь же черные низкие облака, пропитанные вонючим пороховым дымом. Воздух вокруг вспыхивал от пушечных взрывов и ружейных выстрелов, все кровоточило и надрывалось от боли и страданий. Братья, отцы и дети, близкие друзья и добрые соседи, поклонявшиеся одному Богу и говорившие на одном языке, без всякой жалости рвали друг друга на части, убивали, уничтожали. Синие и серые мундиры стали одного цвета — грязи и смерти. Погибшие и раненые валялись вперемешку, и уже нельзя было понять, кто из них кто.
От негодования в груди у нее клокотало. Ей хотелось топнуть ногой и крикнуть так, чтобы все услышали и обернулись, чтобы перестали сеять смерть вокруг себя. Но она не могла произнести ни звука. Ей дано было только смотреть на весь этот ужас и переживать его вновь и вновь.
В стороне пролегала неровная сельская дорога, по которой двигалась цепочка солдат. Дорога вела к пологой возвышенности с венчающей ее маленькой церковкой. Солдаты бежали туда, чтобы превратить ее в опорный пункт своей обороны. Вел их молодой капитан, его светлые волосы пропитались дымом и гарью. Он что-то крикнул, и до нее донесся его зычный голос. Махнув подчиненным рукой, чтобы не отставали, он первым вступил на открытый холм. Вокруг свистели пули, но это не могло его остановить. Его люди долго прятались за каменной оградой фермы, но наконец откликнулись на призыв командира и присоединились к нему. Капитан стоял, повернувшись к ней спиной, его силуэт то и дело закрывали клубы дыма, и она никак не могла разглядеть его лицо. Но ей и не нужно было. Она и так знала каждую его черточку…
Капитан обернулся. Один из его солдат корчился на земле, сраженный пулей или взрывом. Она знала, что будет дальше. Ей не хотелось этого видеть, но она ничего не могла поделать. Капитан что-то крикнул остальным, укрывшимся за церковью, а сам бросился назад к раненому. Опять под пули…
Она вновь прокляла себя за немоту. Ей отчаянно хотелось остановить его, предостеречь. И опять она не смогла выдавить из себя ни звука, но ей показалось, что на какое-то мгновение он заколебался, словно натолкнулся на невидимую преграду, словно услышал ее зов своим сердцем. Но нет. Даже если бы случилось чудо и он действительно ее услышал, она все равно не смогла бы удержать его. Он не мог бросить раненого солдата одного на поле боя, ибо после этого ему не было бы места на земле.
Низко пригибаясь, зигзагами он стал возвращаться по открытому пространству к тому месту, где лежал его подчиненный. Тот уже затих и не подавал признаков жизни, но капитан не сбавлял шага. Он был все ближе и ближе к своему солдату… И тут она увидела, как его настигла пуля. Точнее, поняла это по тому, как внезапно он остановился. Стреляли в спину, и пуля попала в шею у самого основания черепа. Ранение было смертельным.
На одно неуловимое мгновение время для него остановилось, и перед глазами пролетела вся жизнь. На лице отразилось сожаление. Губы его шевельнулись, он беззвучно произнес ее имя. Прежде чем глаза затуманились, он успел увидеть темное небо и малиновое заходящее солнце. Горизонт стал пропадать, тела павших слились с черной землей, яркие краски в последний раз сверкнули перед ним и погасли. Он упал лицом вперед, и вокруг него сомкнулась мгла…
Она зажмурилась, пытаясь проснуться. Этот сон отнимал слишком много сил, доставлял слишком много страданий. Хуже всего то, что он не отпускал ее, а являлся вновь и вновь. Она переживала его настолько остро, словно все это было взаправду. Почему? Почему кошмар не исчезает, ведь это все прошлое, прошлое, прошлое… Всего этого нет, как нет и его, Ричарда…
Перед глазами вспыхнула новая картина. Начался другой сон.
Она снова стояла на холме, но вокруг раскинулась другая местность, все изменилось, в том числе и люди, их было больше, они накатывались живыми волнами. Но суть осталась та же. Тот же тяжелый, пропитанный порохом и пылью воздух. Такое же поле, на котором кипело сражение. Те же страшные звуки взрывов и ружейных залпов, от которых закладывало уши. Те же истошные крики. Многоголосый вопль, разносившийся по всей округе. Только в нем уже не было боли, отчаяния и страха смерти, в нем слышались бездумная отвага, охотничий азарт, горделивое и агрессивное упрямство. Мятежники шли в атаку. Их дело умирало, но они не желали в это поверить.
Она увидела всадника. Взрывной волной его сбросило с лошади и отшвырнуло далеко в сторону. Приподнявшись на локтях, он ошалело огляделся по сторонам, помотал головой, затем поднялся на ноги, весь покрытый пылью. Покачиваясь из стороны в сторону, он побрел назад, призывая к себе своих людей. Вокруг было много раненых и убитых, и он лично проверял каждого. Этот офицер, так же как и Ричард, пытался уклоняться от сыпавшейся на него отовсюду земли, поднятой взрывами, пригибался и находился в постоянном движении. Не обращая внимания на непрерывный свист пуль, он быстро перемещался от одного раненого к другому и умело руководил действиями своих подчиненных. Одному солдату он наложил на руку жгут, другого приказал немедленно унести с поля боя, третьему закрыл глаза… Господи, вокруг было столько растерзанных человеческих тел!
Атака ушла вперед, но работы по-прежнему хватало. Врач и санитары работали под пулями. До их слуха доносились страшные звуки рукопашной схватки — те из мятежников, кто сумел выйти живым из-под лавины огня, добежали до вражеских позиций, и теперь оттуда слышались крики, одиночные выстрелы и металлический звон сталкивающихся в воздухе сабель.
А тем временем врача постигла та же участь, что и Ричарда.
И она снова увидела это. Все произошло почти так же. Пуля попала сзади в голову, человек дернулся и замер как вкопанный. Она встретила его взгляд. Он был врачом и сразу понял, что ранение смертельно. А потом стал падать на землю лицом вперед…
Очнувшись от кошмара, она резко села в постели. Солнце только-только вставало, показываясь из-за далеких пологих холмов и окрашивая все вокруг рассветным заревом. Первые его лучи робко скользили по холщовому тенту палатки, заглядывали в маленькое окошко, играли на одеяле походной кровати, на ее ночной рубашке и тонких руках, придавая коже бледно-розовый оттенок.
Впервые она увидела сон про Ричарда, когда тот был еще жив. И все вышло именно так, как ей явилось во сне. Теперь она увидела другой сон. И знала — смерть придет вновь. Если ее не остановить…
Но как? Разве ей дано прекратить весь этот ужас? Это массовое избиение людей людьми? Разве способна она докричаться до сердца каждого обезумевшего человека, которых вокруг тысячи и тысячи? Нет, но она может предотвратить по крайней мере одну смерть. Смерть этого человека. Не Ричарда, другого. Она должна сделать все, чтобы с ним не случилось то, что случилось с ее мужем. Ей нужно предупредить его, остановить… Господи, остановить Джулиана? Этого ослепленного своими принципами и воинственным упрямством гордеца? Скорее небо упадет на землю, чем ей удастся убедить его хоть в чем-то. Но если она ничего не предпримет, он погибнет. А она не могла этого допустить. Она не сможет пережить горечь утраты снова, у нее не хватит на это сил…
Она быстро поднялась, умылась, оделась и вышла из палатки, расположенной в госпитальном секторе военного лагеря северян. Капрал Уоткинс, санитар и вестовой в одном лице, как раз заваривал кофе.
— Рано поднялись сегодня, Рианнон. До новой бойни еще несколько часов, так что вы пока без работы. — Он передал ей дымящуюся чашку и покачал головой. — Вам-то тяжелее, я понимаю. Для янки эти южане все на одно лицо. А для вас и для тех, кто родился и вырос на Юге, ведь все по-другому? Наверняка вы знаете среди мятежников немало хороших людей. Но пушечные ядра не разбирают, кто хороший, кто плохой. Правильно я говорю, а?
Она взяла из его рук чашку и увидела, что пальцы дрожат.
— Мне нужно увидеться с генералом Маги, капрал, — вместо ответа сказала она.
— Право, не знаю. Они там в штабе над своей стратегией колдуют, вряд ли примут…
— Передайте ему, что я очень прошу. Уверена, он мне не откажет.
Да, генерал относился к ней с уважением, доверял, он захочет увидеться с ней, даже если занят. И что она ему скажет? Неужели она решилась? Джулиан… Джулиан Маккензи… Однажды она уже обманула его, а теперь… Он ее возненавидит, она знала. Но хотя бы он будет жив. И однажды — не сейчас и совсем еще не скоро — у ребенка, возможно, появится отец…
Джулиан лежал неподвижно, но сон не шел. Он вообще забыл, когда в последний раз спал по-человечески. Работа военного доктора требовала от него почти постоянного бодрствования. Лишь изредка удавалось сомкнуть веки или хотя бы просто привалиться к какому-нибудь дереву, как сейчас. Вчерашний день принес очень много раненых, и всю ночь ему пришлось простоять на ногах. Он поднял глаза к небу. Рассвет только-только занимался. Он перевел взгляд на операционную палатку. Входить туда совершенно не хотелось, но он понимал, что рано или поздно все равно придется это сделать. Хорошо, что есть еще немного времени, которое можно потратить на жалкое подобие отдыха. Лицо обдувал легкий предутренний ветерок. Кожи ласково касалась прохлада, воздух был свеж и совершенно не похож на тот тяжелый и спертый, который всегда обволакивал его в палатке, где лежали раненые.
Джулиан глубоко вздохнул. Свежесть и прохлада бодрили. Именно это ему сейчас нужно. Все равно скоро придется подняться и возобновить работу. Если, конечно, можно назвать работой то, чем он занимался в своей импровизированной операционной. Война омерзительна… Из-за ее лишений, недостатка времени и препаратов он не имел возможности исцелять, а лишь рубил, пилил и кромсал живые тела, как мясник, чтобы не допустить смертельного заражения… В такой обстановке мозг отказывался воспринимать окружающую действительность. Джулиан делал свое дело, стараясь не подпускать к сердцу ни жалость, ни сострадание. Он вообще старался ни о чем не думать, ибо это было слишком тяжело и к тому же бессмысленно.
Лишь сейчас, лежа в тени дерева, он временно стряхнул с себя это давящее бремя и… сразу же вспомнил о Рианнон. Проклятие, что мешало ему насладиться редкими минутами покоя? Что заставило его опять думать об этой женщине? Джулиан злился на себя, но поделать ничего не мог. С той самой минуты, когда он увидел ее впервые, ее образ запал ему в сердце и мысли о ней не отпускали ни на мгновение. Что бы он ни делал, как бы о ней ни думал… Ведь она враг и служит врагу. Кроме того, она ведьма. Надменная, упрямая, горделивая, издевательски красивая ведьма. И все же…
И все же, Господи, как бы он хотел, чтобы она была рядом с ним!
Другой такой женщины нет на всем белом свете. Сущая волшебница, целительница, неотступный образ ее притягивал к себе с невероятной силой. Сейчас она находилась в стане янки, куда, собственно, и стремилась с самого начала. Вовсе не в той относительной безопасности, которую он ей предлагал, а именно там, где он меньше всего хотел ее видеть. Возможно, даже по ту сторону ничейной земли, всего в нескольких сотнях ярдов от него.
Она там, и она спасает жизни тех, кто убивает южан, жизни которых, в свою очередь, спасает он…
— Капитан Маккензи! Капитан Маккензи!
Джулиан вздрогнул от неожиданности и быстро поднялся на ноги. К нему приближался какой-то всадник, вот он резко остановил коня и соскочил на землю. Это был вольнонаемный Дабни Крейн.
— В чем дело, Дабни?
— Вам записка с той стороны. Мне передал ее один из янки.
В дневное время здесь кипели сражения, но после захода солнца начиналась совсем другая жизнь. Южане и северяне часто обменивались записками, которые пересекали линию фронта в ту и другую стороны чуть не каждую ночь. Этому никто из офицеров не препятствовал. У них самих за ничейной землей оставались родственники, отцы или братья. Гражданская война отличается от войны обычной в том числе и этим.
— От брата?.. — нерешительно спросил Джулиан, сглотнув внезапно подступивший к горлу комок. Неужели там Йен? Черт возьми, Джулиан до сих пор не знал, где его носит. — Что с ним?
— Нет, сэр. Насколько я понимаю, это не похоронка. Письмо от женщины.
— От сестры? Но она же…
— Нет-нет, сэр, не от сестры. От другой женщины. От миссис Тремейн. Она у янки доктор. Человек, который передал мне конверт, строжайше наказал, чтобы я отдал его только вам лично в руки. Он сказал, что такова ее воля, и велел держать язык за зубами. Пожалуйста, возьмите. Она просит, чтобы вы с ней встретились в старой церкви на холме. Только если вы согласитесь. Лучше с этим поторопиться, мой вам совет, сэр. Уже светает. Вот-вот вы вновь понадобитесь здесь.
— Она просит, чтобы я с ней встретился?.. — несколько растерянно переспросил Джулиан. Что ей нужно? Почему в церкви? Она хочет его о чем-то предупредить? Или снова обмануть? Он повертел конверт в руках и протянул обратно Дабни. — Передай ей, что я не смогу прийти.
— Но тот человек сказал, что дело неотложное. Я думаю, вам лучше пойти туда, сэр.
— Разве я могу отлучаться ради встречи с этой женщиной, если сейчас тут опять польется кровь и я буду нужен нашим людям?
— Не могу знать, сэр. Вскройте письмо.
Ему не хотелось. Лучше разорвать этот конверт, выбросить и тут же забыть о нем. Как жаль, что он не мог этого сделать… Джулиан торопливо развернул письмо.
Капитан Маккензи! Я абсолютно точно знаю, что вы будете не рады этому посланию, как бываете не рады всему, что исходит от меня. Но я полагаюсь на ваше благородство. Сейчас идет война, повсюду льется кровь, и это обязывает меня обратиться к вам с просьбой о встрече. Как джентльмен, вы не бросите на произвол судьбы невинных и не позволите другим жить в бесчестье и позоре. Умоляю вас, сэр, не отказывайтесь от встречи со мной. Я жду вас в епископальной церкви на ничейной полосе. Обещаю, это не отнимет у вас много времени.
Дабни Крейн по-прежнему мялся неподалеку и хранил вежливое молчание. Но от взора Джулиана не могло укрыться, что молодой волонтер с любопытством поглядывает на него и на раскрытое письмо. Наконец Джулиан поднял глаза на паренька, изо всех сил пытаясь сохранить маску безразличия. Задача была не из легких, ибо сердце колотилось в груди с такой бешеной силой, что казалось, это даже заметно со стороны. В церкви… Вот оно что! Выходит, она наконец нашла в себе силы признаться в том, что раньше с такой яростью отрицала?..
— Капитан? — Дабни осторожно кашлянул в кулак.
— Что ж, я пойду, но не намерен задерживаться там надолго. Меня ждут раненые.
Дабни покачал головой:
— Вот именно, сэр. Как представлю, что сейчас начнется, так душа в пятки. Сколько народу не доживет до завтрашнего дня… эх! И правда, сэр, поторопитесь.
Не стоит откладывать эту встречу, если она так важна. Сами знаете, в какое время живем. Война…
Легкий холодок пробежал по спине Джулиана. Что, если он откажется от встречи? Откажется, и его убьют? Что, если она и правда ждет его ребенка? И его будет воспитывать другой человек? Ему не достанется его, Джулиана, фамилия? А будет чужая?.. Этого нельзя допустить!
— Сэр, вы идете?
— Да, Дабни, я иду! — спохватился Джулиан. — Приведи мне мою лошадь.
— Возьмите Бена, сэр. Добрый скакун, летит что ветер. Он в беде не подведет. Торопитесь, сэр. Скоро уже будут играть подъем, а потом, сами знаете…
Да уж… Не хватало еще, чтобы его объявили дезертиром…
Джулиан все стоял около того дерева, под сенью которого провел последние пару часов. Он никак не мог решиться начать действовать. Она вызвала его на встречу. Идти он не хотел, а не идти не мог.
— Сэр, прошу вас, время не ждет! — вновь подал робкий голос Дабни.
— Да-да, иду… — Джулиан все колебался. Он не доверял Рианнон. С другой стороны, если это очередной ее трюк… Он стиснул зубы и нахмурился. Так тому и быть. Она все равно получит то, о чем просит. — Разыщи отца Виксри и пошли его вслед за мной. И побыстрее.
— Так точно, сэр! — Дабни ухмыльнулся. Ему показалось, он понял, зачем Джулиану понадобился местный священник.
…Проезжая мимо постов южан, Джулиан не слезал с лошади, его узнавали в лицо. Вскоре лагерь остался позади и началась ничейная земля. Здесь уже можно было встретить кого угодно.
Впереди показалась церковь. Джулиан остановил коня и внимательно осмотрелся. Вокруг старенького здания простиралась лысая луговина. Небольшой лесок, росший тут когда-то, начисто выкосило огнем артиллерии. Джулиан не торопился вперед.
Если бы поблизости находились янки, он бы их обязательно заметил. Им негде было укрыться от его взора, их орудия позаботились об этом. Соскочив на землю, он привязал коня к чахлому деревцу и направился к церкви пешком. Потом напряжение взяло верх, и он побежал пригибаясь. Перед самым крыльцом вновь замедлил шаг и огляделся по сторонам. Никого как будто. Он тронул тяжелую дверь, она оказалась незапертой и легко подалась.
Рианнон находилась внутри. Он сразу увидел ее. Она стояла спиной к нему у алтаря. Черное платье. Траур носят целый год, но разве от него не принято отказываться, когда принимаешь решение о новом замужестве?.. Джулиан знал, по ком она скорбит. Ричард… Погибший муж-янки… Она была искренна в своей печали. Траур поселился в ее сердце, и он ничего не мог с этим поделать.
Значит, Рианнон все-таки пришла одна. Джулиан не торопился, наблюдая за ней, ожидая, когда она сама обернется. Но она стояла все так же неподвижно. Внешне безразличный, он небрежно оперся о притолоку и сложил руки на груди.
— Вы звали меня? — вежливо спросил Джулиан.
Она вздрогнула и мгновенно обернулась. Ее узкая ладонь взлетела к горлу. На мгновение ему показалось, что в ее взгляде мелькнуло какое-то чувство. А может, это всего лишь отблеск церковных свечей в ее волшебных зеленых глазах? Как бы то ни было, невидимая тень вновь легла на ее лицо, она опустила ресницы.
— Вы пришли…
Он пожал плечами, не делая попытки приблизиться. Поразительно, ничто не могло ее испортить. Ни эта убогая обстановка, ни простое черное платье, пи изнуряющая работа по уходу за ранеными янки в походных условиях. Она выглядела усталой, изможденной и похудевшей. Но в то же время осанка оставалась все такой же царственной, а черты все такими же прелестными.
— Вы звали меня, и, да, я пришел.
Она еще ниже опустила голову и еле слышно проговорила, почти прошептала:
— Я не слышала, как вы вошли. Вы уже долго здесь?
— Достаточно долго. Вы общаетесь с Господом? Или, может быть, с Ричардом?
Она негодующе взмахнула ресницами, в глазах вспыхнули сердитые огоньки. Ее обидел его едкий тон. Потом тень гнева внезапно слетела с нее, и она сказала все так же тихо:
— Мне ужасно неловко…
— Могу себе вообразить. Еще бы! Вы упрямо говорите, что между нами ничего не произошло, но при этом отчего-то зазываете в церковь, напоминаете мне о моем благородстве…
— Мне казалось… это необходимо сделать! — прошептала она, обратив на него почти умоляющий взгляд.
— Значит, Ричард нам уже не помешает? Сегодня истек срок официального траура?
— При чем тут Ричард? Как вы смеете насмехаться над этим!
— Я просто пытаюсь уяснить себе мотив вашего приглашения, Рианнон. Только и всего.
— Вы жестоки.
— Оглянитесь вокруг. Идет война. Мне кажется, сейчас не время для светских любезностей. Вы позвали меня, вы чего-то хотите от меня, давайте не будем отвлекаться. Итак, я слушаю.
— А что вы хотите от меня? — Она вновь подняла на него просительный взгляд.
— М-м, для начала хотя бы признания имевших место фактов.
Она прикусила губу, и в ее глазах вновь отразилось возмущение.
— Неужели вы не понимаете!.. Я не хотела всего этого, у меня до сих пор не укладывается в голове, как…
— Вы спутали меня с почившим Ричардом?
Они по-прежнему стояли в разных концах прохода. А если бы она могла до него дотянуться, то пощечины, пожалуй. было бы не избежать. Что ж, возможно, он ее и заслужил. Но его тоже можно понять. Сначала его используют в качестве некоего суррогата, а потом говорят о том, что он джентльмен и должен что-то сделать в связи со случившимся. Ах, ах… «Вы не бросите на произвол судьбы невинных и не позволите другим жить в бесчестье и позоре…» «Невинные» — это ребенок, не иначе. Прелестно!
Он махнул рукой, предупреждая очередной ее негодующий возглас.
— Ладно, вернемся к вашему письму. Как вы совершенно справедливо в нем указали, сейчас идет война. А я действительно хочу, чтобы мой ребенок рос с моим именем. Речь идет о моем ребенке, не так ли? Надеюсь, вы больше никого не соблазняли под влиянием наркотического дурмана?
Она устремила на него взгляд, исполненный ненависти, затем торопливо направилась по проходу к дверям.
— Прошу прощения, что отняла ваше время. Будь что будет, мне все равно. Так или иначе, хуже вас…
Он поймал ее за руку, когда она попыталась пройти мимо, и властно развернул лицом к себе.
— Перестаньте, Рианнон. Ни к чему это, право. Где священник?
— Что?!
— Вы позвали меня сюда с тем, чтобы я на вас женился. Повторяю, где священник?
Ее лицо вспыхнуло.
— Он… наверное, сейчас придет. Я… Мне нужно было сначала просто поговорить.
— Ага, навести мосты? Или опять обмануть меня?
— Нет! Я… — Она запнулась, ресницы дрогнули и вновь опустились. — Да, мне нужно, чтобы вы на мне женились. Вы это сделаете?
Он ответил не сразу. Усмехнулся. Она подняла на него глаза и тут же вновь их опустила.
— Если вы намерены издеваться надо мной, я лучше…
— Постойте, постойте, Рианнон. Жениться? С наслаждением. Как я могу отказаться от столь заманчивого предложения?
За спиной стукнула дверь. Джулиан мгновенно обернулся, машинально положив руку на пояс. Черт возьми! Эта женщина кого угодно заставит забыть об осторожности! Но к счастью, это был всего лишь отец Викери, которого прислал по его приказу Дабни. Молодой приходский священник епископальной церкви из Джорджии.
— Прошу прощения, что задержался. Это вам не людей убивать. Сначала нужно подготовиться… — извиняющимся голосом пробормотал он, входя в церковь.
Рианнон посмотрела на него, словно на диковинного зверя, и пролепетала:
— Вы пришли, чтобы… э-э… помочь нам, да?
Джулиан с любопытством взглянул на нее. Так она действительно ждала священника? Может, она думает, что Викери прислали ее друзья-янки?
Священник виновато кашлянул в кулак.
— Для такого дела, как вы понимаете, нужны свидетели. Я тут нашел кое-кого. Между прочим, это непросто в такой ранний час. — Он посторонился, и в дверях показались две молодые женщины. Обе глуповато улыбались и с интересом озирались по сторонам. — Прошу вас, заходите.
— Как романтично! — прощебетала полненькая. — Я Эмма Дарроу, а это моя сестра Люси.
— Ага, ужасно мило, — согласилась с ней вторая.
— Не будем терять времени. Скоро совсем рассветет. Боже, Боже, неужели сегодня все повторится! — прошептал отец Викери, поднимая озабоченный взор к потолку. Вздохнув, он решительно взял Рианнон под руку и повел по проходу. — Так, встаньте здесь. Я все сделаю, как нужно, не беспокойтесь. Это вы, выходит, невеста?
— Да, святой отец, она, — со смешком ответил Джулиан. Можно подумать, тут целый табун невест. М-да… все это действительно было бы очень смешно, если бы не было так грустно.
Отец Викери заметно волновался, долго прокашливался, виновато хмыкал, суетился. Наконец он начал обряд венчания. Знакомое дело успокоило его, и он провел службу весьма быстро. Правда, когда пришла очередь Рианнон дать супружескую клятву, она словно воды в рот набрала и только подняла на Джулиана умоляющие глаза.
Он сжал ее руку, и это привело ее в чувство. Поначалу запинаясь, Рианнон все-таки сделала то. чего от нее ждали. Затем клятву принес Джулиан, пообещав любить и беречь свою жену до тех пор, пока смерть не разлучит их. За обручальное кольцо сошла его фамильная печатка.
— Объявляю вас мужем и женой! Поцелуйте новобрачную, сэр, и возвращаемся в лагерь! — сказал отец Викери. Сам он не стал ждать Джулиана, а торопливо побежал к выходу. — Эмма, Люси, идите за мной, мы закончили. Джулиан, поспешите! — крикнул он уже от дверей. — Целуйтесь, и дело с концом!
Отец Викери и приведенные им хохотушки ушли, а Джулиан все так же стоял рядом с Рианнон у алтаря, крепко держа ее под руку.
— Вы этого хотели? — спросил он тихо. Она подняла на него несчастный, почти затравленный взгляд. — Ну как бы то ни было, а дело сделано. Теперь прошу меня извинить, но я не могу здесь более задерживаться. Я сейчас уйду, а вы выслушайте, пожалуйста, мое краткое напутствие. Берегите себя на вражеской территории. Вам-то, может, и все равно, а рисковать ребенком вы не имеете права. Запомните это. Спасите себя ради него.
Он отпустил ее и направился к выходу.
— Постойте же! Прошу вас, еще минуту!
Он обернулся, но покачал головой.
— Как ни приятно тут с вами находиться, но…
В следующую секунду произошло то, чего он никак не ожидал. Она попросту накинулась на него! Подбежала и притянула к себе. В голове у него закружилось от аромата роз, исходившего от ее кожи. Ее пальцы сплелись у него на шее, она поднялась на носочки и отыскала своими губами его губы. В рот вошел ее язычок. Джулиан был обезоружен. Невероятной силы желание захлестнуло его. Сказались долгие месяцы вынужденного воздержания — он изголодался по женщине. Джулиан ответил на ее поцелуй со всей мгновенно пробудившейся в нем страстью, на ее девичьи объятия — своими медвежьими. Они стояли, прижавшись друг к другу, в проходе от алтаря к дверям, Джулиан пил нектар ее губ, словно святую воду из животворного источника. Он окончательно потерял голову…
Из-за двери раздались какие-то звуки. Он услышал их лишь тогда, когда она внезапно отпрянула от него и прошептала еле слышно:
— Мне очень жаль, Джулиан. Я не могла поступить иначе, вы бы просто погибли…
Что? Измена? Опять?! Боже… Ведь он был прав с самого начала. Какой болван! Дубина! Она вновь его обманула! Заманила сюда на рассвете, предупредив янки, чтобы они не показывались раньше времени. А теперь пришел их час, и они тут как тут. Подобрались неслышно, как лисы, и ждут, когда можно ворваться и схватить его…
У него за поясом был «кольт». Впрочем, все равно. Он врач, и его дело — не лишать людей жизни, а спасать. Даже янки обращались к нему за помощью, когда истекали кровью и балансировали на грани вечности. Тогда они отчего-то мгновенно забывали, что он мятежник, и видели в нем своего спасителя, на которого уповали всем сердцем, как младенец уповает на мать.
У него стало горько и скверно на душе. Нет, он не выхватит оружие и не выпустит ни одной пули в сторону тех, кто пришел сейчас за его головой. Тем более что ему все равно не дадут занять оборону, а пристрелят сразу, в дверях. Нет, Джулиан не собирался умирать. Он будет жить, при первом же случае вернет себе свободу, и вот тогда…
В голове завертелись лихорадочные мысли, но тут он вновь наткнулся взглядом на нее… Вот кто это сделал. Она все хитро спланировала, ничего не скажешь. Даже задержала его поцелуем Иуды, чтобы он, чего доброго, не разминулся со своими врагами. А он-то в очередной раз поверил…
— То, что вы сделали… этому нет названия, — выдавил из себя Джулиан.
— Но я же сказала, что мне очень жаль!
— Жаль?.. — Он вновь поймал ее за талию и привлек к себе. Только сейчас в его прикосновениях уже не было ни тени нежности. О нежности он сейчас не думал. Он прижал, пригвоздил ее к себе, и она выгнула спину, чтобы увидеть его лицо. — Так вот, дорогая моя жена. Обещаю вам, я позабочусь о том, чтобы вы действительно горько об этом пожалели.
В глазах ее вновь вспыхнуло возмущение. Ее взбесили его грубость и собственная беспомощность.
— Немедленно отпустите меня! Вы мне отвратительны! Я не жена вам, и не смейте мне угрожать! Мятежник! Бандит! А тот человек, чтобы вы знали, такой же священник, как вы — папа римский! В этом обряде не больше правды, чем в моей записке!
Ага… так, значит, она солгала. Ребенка нет. Это только повод, чтобы заманить его сюда. Впрочем, впрочем… небольшая ошибочка. Он усмехнулся.
— Не стоит мешать одно с другим, мадам. В вашей записке, возможно, и не было ни слова правды. Пожалуй. Но вот отец Викери… Он из Атланты, штат Джорджия. Тамошний народ сочувствует соседям из Флориды и всегда готов помочь. Отец Викери подвернулся под руку, и это я его сюда послал, а вовсе не ваши друзья-янки, как вы, наверное, подумали. Он священник самый настоящий, хотите вы этого или нет. Так что… никакого ребенка, возможно, и не существует, но в том, что вы теперь являетесь моей женой, можете не сомневаться.
Она не верила своим ушам…
Дверь в церковь со стуком распахнулась.
— Капитан Маккензи! Джулиан!
Он узнал этот голос и, в общем, даже не удивился. Хотя, конечно, у генерала армии северян могли быть сегодня утром дела и поважнее, чем участие в облаве на врача-мятежника. Когда-то Джулиан спас генералу Ангусу Маги ногу. Тот настолько запустил рану, что впору было не только ампутировать конечность, но и заказывать панихиду. Однако Джулиан сумел спасти ему и жизнь, и ногу.
— Генерал Маги… — отозвался он с легкой усмешкой, не спуская глаз с Рианнон.
— Джулиан, немедленно отойдите от миссис Тремейн и бросайте ваше оружие!
Он отошел, но не отвел от нее взгляда. С улыбкой достал из-за пояса «кольт» и отшвырнул его от себя подальше. Он услышал, как в церковь вбежали несколько человек, но к нему никто из них не прикоснулся. Солдаты остановились в дверях, неловко поглядывая то на него, то на своего генерала. Наконец Джулиан отвел глаза от Рианнон.
— Добрый вечер, джентльмены! Хотя постойте… уже ведь утро! Как время летит, подумать только! Впрочем, на войне ведь часов не наблюдают. Здесь каждому из нас отмерены разные порции. Кому побольше, кому совсем чуть-чуть. Не так ли, господа?
Кто-то из солдат кашлянул, еще раз оглянулся на генерала и сделал решительный шаг навстречу Джулиану, но тот остановил его жестом.
— Не стоит, право. Обойдемся без принуждения, дружище. Просто покажите мне, куда я должен идти, и я туда пойду.
— Хорошо, Джулиан, — буркнул генерал.
Его мужественное лицо старого солдата выглядело усталым и изможденным. Он постарел, и только взгляд по-прежнему излучал несгибаемые волю и характер. Генерал кивнул на выход из церкви.
— Так точно, сэр, — вежливо проговорил Джулиан. — Кстати, раз уж мне посчастливилось увидеть вас сегодня. Не скажете ли, как поживает мой брат?
— Жив-здоров. Но уверяю тебя, он не имеет к этому никакого отношения. Он даже не знал…
— Охотно верю вам, сэр. Йен никогда не пошел бы на открытый акт предательства и обмана.
Маги насупился.
— Миссис Тремейн, вы идете? — спросил он, готовясь защитить ее от праведного гнева плененного врача.
Джулиан махнул рукой и вышел из церкви. Вокруг здания выстроилось до взвода янки. Маккензи обернулся. Позади него, на крыльце, стояли генерал Маги и Рианнон. Усмешка вновь тронула его губы.
— Генерал, позвольте указать вам на одну неточность. Эта дама больше не является миссис Тремейн. Отныне она миссис Маккензи. Боюсь, вы и ваши люди немного опоздали.
Маги пораженно обернулся к Рианнон.
— Боже правый, это так?
— Нет! — вскрикнула она, но в голосе ее было больше отчаяния, чем уверенности.
— Генерал, верьте мне, прошу вас. А не верите, так спросите отца Викери. Он обвенчал нас перед именем Господа. Эта молодая дама является совершеннолетней. Я тоже. Обряд венчания провел священник. В присутствии свидетелей. И заметьте, в церкви. Так что все более чем законно. — Он понизил голос так, чтобы его могли слышать только генерал и Рианнон. — Между прочим, генерал, у меня есть к вам небольшая просьба. Раз уж вы у меня в долгу и раз уж я сдался добровольно, прошу вас не отказать. Приглядывайте за моей женой, пока она находится под вашим началом. Видите ли, у нее есть свои маленькие странности. Ей без конца снится ее прежний муж, Ричард, и сны эти столь сильно влияют на ее психику, что, очнувшись, она ищет первого же встречного мужчину, чтобы…
Рианнон сделала шаг вперед и отвесила ему звонкую пощечину. Джулиану ожгло лицо, как огнем. Он приложил ладонь к щеке и издевательски вежливо поклонился Рианнон, затем сошел с крыльца и направился к своему коню, которого со всех сторон обступили янки. Вскочил на него и похлопал по шее. Конь был молод и норовист, весь словно сжатая пружина, которая в любой момент готова распрямиться. Прекрасно. То, что нужно. Джулиан скользнул взглядом вокруг себя и увидел довольно широкий просвет между вражескими всадниками. Не долго думая, он всадил жеребцу в бока шпоры и с места рванул вперед.
— Черт возьми, держите его! — крикнул от крыльца генерал Маги. — Не делайте меня посмешищем! Не вздумайте упустить врача!
Янки сомкнули свои ряды, и просвет между ними исчез, но Джулиана это не смутило, ибо он уже нашел новый. Повернув копя, он поскакал обратно к церкви, но в следующее мгновение Рианнон вновь преподнесла ему сюрприз. Она просто сбежала с крыльца и встала у него на пути. Высокая, стройная, беззащитная, но с неподвижным, решительным взглядом, устремленным прямо на него.
Она знала, что он остановится. Джулиан остановился, к нему тут же со всех сторон бросились солдаты и стащили с коня на землю, а один сгоряча как следует саданул его по голове прикладом ружья. У Джулиана перед глазами поплыли круги. Неплохой удар. Дай Бог, обойдется без перелома… Он пошатнулся, и его отпустили. Джулиан сделал шаг в сторону Рианнон и стал заваливаться на нее. Перед его затуманенным взором проплыли ее красивые зеленые глаза. Она вскрикнула и попыталась вырваться, но он схватил ее за руку и, приблизив свое лицо, хрипло прошептал:
— Клянусь, моя милая жена, ты крепко обо всем этом пожалеешь! Клянусь…
Мир поплыл у него перед глазами, и он упал…
— Он лишился чувств, мэм. Пожалуйста, отойдите от него… — сказал один из янки.
Рианнон подняла на него непонимающие глаза и машинально кивнула, затем вновь склонилась к Джулиану. Глаза его были закрыты, дыхание едва угадывалось. На лоб упали темные пряди волос.
— Ты никогда не узнаешь, никогда не поверишь в то, что я это сделала… потому что люблю тебя, — прошептала Рианнон, зная, что ее все равно никто не услышит.
Вдали внезапно заухала канонада.
— Скорее! Берите его, тащите в лазарет и возвращаемся! — скомандовал Маги. — День начался! Да пребудет с нами Бог! Помните, что, может быть, именно сегодня и именно здесь решится судьба нации!
Судьба. Возможно ли, что именно она сказала свое слово тогда, когда они встретились впервые? Когда он отыскал в сельской глуши ее полузаброшенный дом и ворвался в ее жизнь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь в огне - Грэм Хизер



Ее романы интересные и правдоподобны.
Любовь в огне - Грэм ХизерЕлена
11.08.2011, 18.03





достойне пордовження попередніх романів
Любовь в огне - Грэм ХизерНадя
7.10.2012, 0.25





роман супер!!!!
Любовь в огне - Грэм Хизерnecto
10.06.2014, 18.59





Прекрасный роман!Просто супер!Очень интересная история любви.Читайте,не пожалеете!
Любовь в огне - Грэм ХизерНаталья 66
7.10.2014, 18.53





А мне как-то не очень.
Любовь в огне - Грэм ХизерКэт
28.10.2014, 15.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100